Негосударственное общеобразовательное учреждение Средняя общеобразовательная школа

Как выглядит нимфоманка: Часть 1 – смотреть онлайн – КиноПоиск

Содержание

Часть 1 — отзывы и рецензии — КиноПоиск

  • /
  • Nymphomaniac: Vol. I, 2013

К описанию фильма »
сортировать:
по рейтингу
по дате
по имени пользователя

показывать:
10255075100200

1—10 из 179

PatrickBateeman

«Любовь слепа. Нет, это хуже. Она что-то искажает. Это что-то… Я никогда не просил. ‘

Первый плакат, выпущенный к фильму Ларса фон Триера «Нимфоманка», имел структуру Брейди-Банча, с изображениями всех основных действующих лиц, сложенных друг на друга, каждый из которых потерялся в точный момент сексуальной кульминации. Плакат привлекал внимание и Секс может быть «естественным» и «хорошим» (по словам Джорджа Майкла), но просмотр секса на экране (реальный или смоделированный) часто меняет правила игры. Лучшая часть Ларса фон Триера увлекательный, увлекательный и о Часто поучительный ‘Нимфоманка’ заключается в том, что, несмотря на иногда мрачный тон и мрачную цветовую гамму, это чрезвычайно забавный фильм, даже игривый. Он возмутительный и провокационный, интеллектуальный и иногда одновременно примитивный. В нем много всего чего выглядит как настоящий секс (хотя в финальных титрах нам говорят, что изображенный проникающий секс был осуществлен двойниками тела), и хотя он, очевидно, заинтересован в сексе, его больше интересует, как мы говорим о сексе, как мы включаем его в наша идентичность (или нет).

Шарлотта Генсбур играет гермафродита по имени Джо, которого в начале первого тома Селигман (Стеллан Скарсгард) обнаруживает лежащим в синяках и избиении в темном переулке. Селигман берет ее, укладывает в постель и дает ей чай. Она заранее предупреждает его, что это будет неприятная история, что она плохой человек. Он уверяет ее, что все, что она скажет ему, не шокирует его. Он думает, что она может быть слишком. В Джо есть что-то почти незаконченное, плоский аффект, поскольку она настаивает на том, что ее поведение было необычным. Пока идет дождь, она рассказывает ему свою историю.

Это вопиющий театральный прием, искусственное обрамление, и фон Триер использует его беззастенчиво. Фильм разбит на разделы, каждый со своим собственным сюжетом и тоном. Иногда мы возвращаемся в спальню с Селигманом и Джо. Его не пугает то, что говорит ему Джо. Напротив, он в восторге от этого, а Селигман — большой нахлыст, и многое из того, что описывает Джо, ее различные тактики с мужчинами, ее использование разных, кажется, восхищает возможность подробно рассказать обо всех этих важных вещах в виде «приманок» напоминает ему о его любимом хобби.

Часть удовольствия в «Нимфоманке» заключается в том, что она не заинтересована в том, чтобы быть чем-то другим, кроме самого себя. Это «я» может меняться от момента к моменту, что делает «Нимфоманку» головокружительным опытом. Иногда фильм стилизован, другой На экране появляются математические уравнения, отсчитывающие сексуальные насосы от первого любовника Джо. Есть замысловатые схемы параллельной парковки, показывающие парящие параболы, необходимые для того, чтобы поместить определенную машину в определенное место. На доске перечислены вопросы. о числах Эдгара Аллана По, Баха и Фибоначчи. «Нимфоманка» требует, чтобы аудитория подчинялась этим сегментам, плыла по течению, передавала контроль.

Каждый раз, когда Селигман прерывает его, Джо напоминает ему, что его чувства к ней изменятся, как только он услышит всю историю. Это крючок, дразня, собственная ‘приманка’ для ловли рыбы нахлыстом. В одном эпизоде Джо рассказывает о трудностях жонглирования семью Разные любовники. Часто влюбленные встречаются у ее двери, один парень уходит, когда приходит другой. Все становится беспорядочно. Джо может отделить секс от эмоций (на самом деле, это ее цель), но это не так. Один парень появляется у ее двери с парой костюмов в мешках для химчистки и объявляет, что наконец бросил жену и переезжает. Джо приходит в ужас, особенно когда презираемая жена, известная только как миссис Х. (Ума Турман, чья безумная злобная игра является одним из ярких моментов в фильме и подталкивает «Нимфоманку» к полной ерунде) появляется в дверях со своими тремя детьми. Она хочет, чтобы мальчики увидели, где папа проводит все свое время. «Пойдем, мальчики, пойдем посмотрим на постель для блудницы!» — восклицает миссис Х… ярко.

Американские актеры используют британский акцент, снова и снова, и снова, снова и снова, и снова, и снова говорят с британским акцентом, что добавляет к этому пресыщенному юмору. Неважно, где находятся эти люди. Неважно даже, кто они. подумайте о том, что они делают. «Нимфоманка» не ошибается, предполагая, что поведение Джо связано с плохим опытом в ее детстве. Это не рассказ об искуплении или травме, по крайней мере, пока. свое собственное; секс — это его собственная награда.

Селигман иногда упускает из виду суть повествования Джо, размышляя о том, как зависимость может притупить моральный аппарат человека. Джо хочет убедиться, что она совершенно ясна с ним: она приняла секс из-за ‘ощущения’, которое он ей доставлял. Власть, которую она имела над Мужчины были второстепенными. Она любит похоть, а ее похоть делает ее бессердечной. Что ж, это бессердечный мир. Джо считает себя преступником, берущим на себя ответственность за свой голод, и молодой женщиной, которую она и ее друзья-преступники создают. клуб, в котором сформулирована миссия Эрики Джонг: «У нас есть право быть возбужденными». Тот факт, что клуб избегает членов, которые дважды спят с одним и тем же парнем, является явным признанием объединяющей эмоциональной силы секса, что-то, что девушки все хотят избежать.

Том I заканчивается мучительной нотой, где Джо оказывается на болезненном перекрестке в своей собственной сексуальной философии, а сцены из второго тома разворачиваются вместе со списком титров. Галерея различных пенисов, мигающих на экране, превращается в какой-то чрезвычайно мрачный секс в ‘ Нимфоманка ‘, скучная, скучающая, глупая, неловкая. Вы смотрите на некоторые из них и думаете:« В чем дело? »Все это не эротично. пустота в центре человечества, надвигающееся присутствие смерти, обреченные возможности не только связи, но и самого ощущения.

Секс может быть многогранным, он может выражать любовь, ненависть, власть, месть. Он может быть связан с интеллектуальными соображениями или связан с такими понятиями, как согласие, объективация, женоненавистничество — вся история культурного багажа, который люди приносят с собой в постель. «Нимфоманка: Том I» обращается к этим тяжелым темам, но в такой манере, которая совсем не кажется тяжелой. Фильм представляет собой интеллектуальный высокотехнологичный акт, бросающий вызов смерти, опасный, развлекательный и восхищающий своей собственной факсимиле и смелость.

прямая ссылка

01 апреля 2021 | 18:22

Фабула фильма проста — нимфоманка Джо (Шарлотта Генсбур) рассказывает историю своих сексуальных нисхождений внимательному слушателю Селигману (Стеллан Скарсгард). Кстати, Селигман не только своим оптимистическим настроем и умением находить везде положительные моменты, но даже внешностью похож на известного американского психолога, основоположника позитивной психологии Мартина Селигмана. Жизнь молодой Джо (Стэйси Мартин) представляет собою непрерывный половой акт, меняющий только декорации и второстепенных актёров. Красной нитью через её историю проходят единственные серьёзные отношения с молодым человеком по имени Джером (Шайа Лабаф).

Нельзя отдельно не отметить характерные для фильмов Ларса фон Триера иронию и гротеск. Одним из самых впечатляющих и запоминающихся в фильме стал гиперироничный эпизод с мистер и миссис Н. Ума Турман (миссис Н) создала очень сильный трагикомичный образ, уже только ради одного этого эпизода стоило посмотреть весь фильм. Также забавна офисная история. Уже в ней помимо комического утрирования нелёгкой доли секретарши прослеживается и более серьёзный мотив, который будет полным образом раскрыт во второй части фильма – тема феминизма и эмансипации.

В нимфоманке сразу бросается в глаза принципиальная фрагментарность и неполнота её жизненного мира. Вместо имён в отношении большинства людей используются отдельные буквы: A, B, F, H, S. Половой акт распадается на отдельные фрикции: 3 + 5. При поездке в метро она умозрительно складывает пазл из отдельных частей тел разных пассажиров в попытке собрать свой идеальный образ. Поведение в отношении партнёров строится случайным образом на основании выпавшего числа на игральном кубике: от 1 – крайне благожелательного до 6 – полного игнорирования. В какой-то момент на экране просто мелькает слайд-шоу половых органов разных мужчин, что является очередной визуализацией случайности и фрагментарности её отношений. В какой-то момент Джо хочет стать вещью среди других вещей на столе своего возлюбленного. Уже сама по себе актриса Стэйси Мартин визуально выражает идею инфантильности и неполноценности – у неё субтильное телосложение с неразвитыми вторичными половыми признаками.

Освоение премудростей науки сексологии Джо начинает с изучения азов арифметики: 3+5 – именно столько фрикций потребовалось Джерому для её дефлорации. Как известно соревновательный дух способствует успешному обучению. Поэтому две подружки потаскушки – Джо и Б устраивают обучающее состязание на большее количество случайных половых партнёров в поезде. В результате Б остаётся несолоно хлебавши, а Джо и хлебанула и призовыми конфетами ещё потом заела. Впоследствии предприимчивые подруги организуют нечто вроде богохульственного культа для таких же оторв как они сами и даже издают свой собственный манифест. В общем юность Джо вовсе не прошла для неё даром.

Комплекс Электры, отсутствие эмпатии, нимфомания, асоциальность – вот, пожалуй, неполный список её психических отклонений, приводящих к девиантному поведению. Джо всегда шла против любви, воспринимая её как обузу: «любовь – это то, о чём ты никогда не просил». Она хотела быть не более чем эксплуатируемой вещью. Любовь была ей недоступна, а сексуальные отношения носили двоякий характер: компульсивный и прагматический. Компульсивность как навязчивое стремление утолить вагинальный зуд неотступно сопровождала Джо. А использование секса как способа забыться и уйти от проблем, заполнить внутреннюю пустоту временной затычкой, контролировать жизнь и обрести целостность носило исключительно прагматический характер. Таким образом, играя на трёх органах одновременно, Джо создавала полифонию своей любовной фуги.

Селигман исполняет роль идеального слушателя скандальной истории нимфоманки. Как искусный апологет он рационализирует, сглаживает, оправдывает действия Джо, стараясь преподнести всё в более благовидном свете. Для этого он использует отстранение от провокационного содержания историй через метафору с рыбалкой, через аллюзии с классической музыкой и художественным искусством, через переосмысление её истинных мотивов и последствий действий. Выступая в роли адвоката дьявола, Селигман отлично справляется со своей задачей – в соответствии с духом позитивной психологии увидеть всё в более радужном свете.

Так как Джо сама для себя впоследствии избирает метафору дерева, то уместно будет сказать, что у неё было половых партнёров столько, сколько бывает листьев у Ясеня. Но когда зимой опадают все листья, то остаётся один голый ствол. А закономерным итогом пресыщения и невоздержанности Джо становится потеря сексуальной чувствительности.

8 из 10

прямая ссылка

07 февраля 2021 | 11:58

Григорий Лугачев

Любовь все искажает или хуже любовь это то что ты никогда не просил.

Я люблю Триера за его бесконечные параллели.

Энди Маббетт говорил что у Роджера Уотерса (Pink Floyd) любимый способ сочинения стихов — составление списков. А завершающую альбом «The Dark Side of the Moon» песню «Eclipse» назвал «спискоманией». Песня Уотерса это действительно список который начинается как обобщение, жизненного пути, добра и зла в человеке, и заканчивается кульминационным «But the sun is eclipsed by the moon».

Появляется вопрос, к чему эта отсылка. Я говорю про почерк, то, почему мы отличаем и узнаём. Триер придерживается правила «Cognition comes through comparison». Сравнения в его фильмах — личные переживания, будто подмеченные в повседневной жизни детали становятся частью целого. Я бы назвал стиль Триера «Сравнениемания».

Его гений в том что под шокирующе «пестрой» оберткой, неизменно присутствует тонко подмеченная связь вещей из которой рождается мораль.

Фильм «Нимфоманка» это идеи одного человека, который глубоко одинок в своих изысканиях.

10 из 10

прямая ссылка

26 декабря 2020 | 23:59

С самого начала смотреть было скучно и тягомотно, а местами отвратительно, однако не хотелось выключать, потому что всё-таки была интересна концовка (хотя она и предсказуема отчасти) + я люблю сюжеты в форме истории. Хотелось узнать, что же в итоге произойдёт между Джо и Селигманом — закончится ли фильм раскаянием и обретением для Джо единственного слушателя и друга (чего хотелось бы больше) или всё-таки всё обрубится очередным трахом, по чему мы поймём, что надежды на катарсис у главной героини нет в принципе.

В итоге концовка оказывается трешовой и даже немного Тарантиновской (смотрите).

Смотреть стоит действительно ради этой концовки. Но… В таком случае, можно сказать, что основная часть фильма, не считая сцены с Умой Турман, просто откровенная тягомотина.

Если Шарлотта Генсбур (Джо взрослая) ещё вызывает какой-то едва отклик, как актриса, то Стейси Мартин (Джо молодая) не вызывает никаких чувств вообще. Плоскодонная девица без эмоций, вот и всё. Ни капли сочувствия, ни капли сопереживания, ни капли даже доверия к ней испытать невозможно — это просто однообразная серая моль, у которой даже к сексу отношение какое-то отстранённое. Ни за что нельзя поверить, что это нимфоманка, которая принимает за ночь множество мужчин, и что ей это нравится. Если сравнивать с Валери из «Дневника нимфоманки», то это просто полный фэйл.

Ни капли юмора, ни капли драмы, всё как будто как-то не к месту — и музыка, и всякие красивые операторские приёмы, и интересные факты в разговоре между Джо и Селигманом. То, что он пытается её оправдать в первой части — ну это вообще смешно. Или увидеть в её поведении протест женщины, как ущемлённой части общества — ну просто фемко-ржака в угоду распространённым тенденциям последних лет.

Ну и мы в основном смотрим на траханье, которое не несёт в себе никакого смысла, но при этом преподносится как нечто высокодуховное и поэтическое. Терпеть не могу, когда вещи не называют своими именами.

Для сравнения: фильм «Грязь», например, где-то на треть состоит из грязного секса. Но это не вызывает отторжения, т.к. фильм очень чётко построен на личной драме человека, сходящего с ума от горя, и бросающегося во все тяжкие. Даже в сексуальных сценах МакЭйвой играет мастерски, что отвал башки. А тут…

Ну, не знаю.

прямая ссылка

07 октября 2020 | 10:26

DarkPrince

Соитие с вашими мозгами

Режиссер данной ленты Ларс фон Триер известен публике своей эпатажностью и выходом за рамки привычного понимания мира. Вот и в этом фильме ждешь нечто похожее, помноженное на скрытый смысл, самокопание и сильную драму. На деле же получается так, что хвалить ‘Нимфоманку’ практически не за что.

Сюжет. Немолодой интеллигент Селигман случайно натыкается в переулке на избитую незнакомку. Он приводит ее в чувство и отводит к себе домой, где женщина рассказывает ему историю своей жизни…

Вот ведь какое дело: важно не только рассказать по-настоящему интересную историю, но и красиво завершить ее. Здесь же нет ни того, ни другого. Невероятно скучная сюжетная линия ведет нас через эпизоды с многочисленными любовниками похотливой девицы. Концовка превращается в слабую ‘затравочку’ к продолжению, в котором я уже знаю примерный финал. Сильно удивлюсь, если он будет отличаться от моих представлений. Кстати, советую вам не искать какой-то скрытый авторский посыл или смысл в происходящем на экране. Невозможно найти то, чего нет в принципе.

Атмосфера. Блестящая операторская работа — одна из немногих приятных вещей, которая с первых кадров бросается в глаза. А вот монтаж некоторых сцен иногда выглядит отвратительно. Практически все ситуации, происходящие на экране, можно охарактеризовать следующим образом: обнаженка ради обнаженки. Я смотрел расширенную версию картины и могу с уверенностью сказать, что это точно не эротическая драма. Перед нами обычное порно с попытками вбить себе драму. Бесконечные демонстрации половых актов уже к середине экранного времени начинают надоедать. Если какие-то сцены и запоминаются в положительном ключе, то только благодаря отличной актерской игре второстепенных героев. Кристиан Слэйтер (отец Джо) и Ума Турман (миссис H) затмевают своим талантом и Стэйси Мартин (молодая Джо), и Шарлотту Генсбур (Джо), и даже Стеллана Скарсгарда (Селигман). И я точно знаю, почему так странно все получилось. Персонажи у основного актерского состава либо плохо раскрываются, либо их как будто специально погружают в неинтересные события, а главная героиня вообще отличается дикостью и ненормальностью. В свою очередь Селигман старается оправдать поступки протагонистки. Вот как тут можно кого-нибудь понять? Как здесь можно сопереживать хоть кому-то? Зато образы брошенной жены и умирающего отца моментально въедаются в память. Но погодите… мы же смотрим историю женщины, страдающей гиперсексуальностью! Вместо того, чтобы попытаться ‘залезть’ к ней в голову, авторы используют сравнения с рыбалкой, отсылки к мировой культуре и литературе. И все это на фоне искаженной морали. Спасибо за демонстрацию эрудиции, но хотелось бы увидеть хоть какую-то взаимосвязь с происходящим. На ум сразу приходит слово ‘гротеск’, звучащее в ленте.

Музыка. Фильм демонстрирует весьма странный разброс в музыкальных жанрах: от песни группы Rammstein до произведений Баха. И если тяжелая музыка нужна только для того, чтобы настроить неподготовленного зрителя на столкновение с чернухой, то вот классика используется для проведения параллели с жизнью Джо. Странный симбиоз.

Итог. Никогда не считал себя ханжой, но после увиденного захотелось на какое-то время полностью очистить свою голову от любых мыслей. Мне сложно поверить в то, что такую мерзопакостную грязь снял Ларс фон Триер. Не понимаю людей, которым это может понравиться.

4 из 10

(37%), забудьте о любви и об адекватности…

прямая ссылка

24 июля 2020 | 03:02

ilbeatz96

Лебединая песня короля

Стоны от бесчисленных оргазмов сметали всё на своём пути, оставляя за собой трещины в сердцах и жизнях людей, которым посчастливилось вкушать её. ..

Пожалуй, самый скандальный и откровенный, но, в то же время, самый глубокий, приземлённый и трагичный фильм Ларса фон Триера. Фильм о любви и сексе, о ненависти и жестокости, о том, что все мы идём на поводу у наших демонов, которых не запереть в шкафу. О человеческих пороках и слабостях, перед которыми мы бессильны, о неконтролируемых желаниях и страстях, порой, весьма разрушительных, неподвластных логике и здравому смыслу.

В начале фильма мы видим уже отчаявшуюся, заблудшую и отчаявшуюся женщину, с давно уже высохшей душой, к которой не испытываешь поначалу никакого сочувствия, на которую ты смотришь с презрением и осуждением, весьма предвзято. Но чем глубже и дальше мы погружаемся в её историю, тем отчётливее виднеется отклик сострадания, понимания и сопереживания в наших сердцах.

Да, она временами жестока, черства, её действия порой несут весьма разрушительный и губительный характер для окружающих. Но мне кажется, она являет собой воплощение всех наших постыдных грехов, желаний и пороков. То, что каждый из нас порой хочет сделать, но не может – из-за стереотипов, боязни быть осуждённым, или просто из-за страха.

И если в первой части нам показывают, по большей части, достаточно “невинные” случайные связи и интрижки, которые главной героине особо никак не вредят, то во второй мы видим уже обратную сторону всего этого – её страдания, и как уже ей приходится идти на крайние меры и расплачиваться за всё.

Этот фильм — наглядная иллюстрация того, как один моральный компромисс делает проще следующий, как можно потерять себя и не вернуться. Пропустить свой поворот в “лучшую жизнь”, и безвозвратно застрять на “Меланхолия Drive”, в ожидании съезда на “Highway to Hell”.

9 из 10

прямая ссылка

02 мая 2020 | 22:57

Igor. an-19

Лучше многих фильмов режиссера.

Прежде всего, хочу сказать, что фильм мне понравился и наверное является одним из самых любимых мною фильмов этого режиссера. Из-за чего так, я не знаю, но заворожил он меня со второй минуты. В фильме есть все, за что любят творчество Триера фанаты (которым я, кстати, не являюсь). Тут и намеренно кривые монтажные моменты с микропланами, и музыка играющая не в тему, и прочие специальные косяки, которые частенько присутствуют в фильмах Ларса. Я, кстати, не знаю зачем он их вставляет и какая в этом заключается его очередная ‘гениальная’ мысль, но лично меня такие моменты раздражали, заставляя моего перфекциониста рыдать. Из раздражающего еще могу заметить явно намеренно вставленные провокационные сцены, такие как показ членов крупным планом, на протяжении минуты, еще минутный план на котором вытирают жопу испачканную говном. .. В общем, сцены, не несущие никакого смысла, добавленные только чтобы закрепить за Триером термин ‘провокатор’. Чтобы вы поняли, сцена если бы героине кончили на лицо, была бы более оправдана, нежели просто слайдшоу из мужских пенисов, которое показали чисто чтобы забить картинкой монолог главной героини.

Еще что мне не понравилось (последнее)-это актриса, которая играет молодую героиню. Мне на самом деле Шарлотта Генсбур тоже не нравиться, но только внешне. Актриса из нее еще не плохая, а вот Стэйси Мартин как по мне с работой абсолютно не справляется и выглядит не выразительно.

И так, если отринуть фиговую главную героиню (а точнее актрису) и намеренные попытки Ларса сделать ‘скандал и провокацию’, то фильм правда годный. По крайней мере, мне он правда очень понравился и я наблюдал за историей с интересом! Причем с таким, что после просмотра первой части, немедля стал смотреть вторую. Мне не показались скучными аллегории главных героев, их рассуждения о рыбалке, картинах и прочем. Меня прямо затянуло! И что самое прекрасное, в фильме есть мораль! На ошибках героини правда учишься. Ты ею хоть как-то, да проникаешься. Я не могу сказать, что я сидел как на иголках весь фильм, переживая за героиню, но какие-то эмоции своим поведением она у меня вызывала. А если фильм вызывает эмоции помимо раздражения, то это хороший фильм. И того, смотреть всем, кто не стеснительный, с высокими моральными ценностями или просто не евнух. Если же не затянет с первых 10 минут, выключайте. Все просто.

7/10 за обе части в тандеме т. к. рассматриваю я их как единый фильм.

прямая ссылка

03 февраля 2020 | 21:41

Olegich2337

Порно ради порно. .. И никакой любви

Смотреть этот фильм я решил так, как завещал сам режиссер — за один присест два фильма, ведь по сути изначально Нимфоманка была пятичасовой картиной, которую продюсеры и монтажеры порезали на два фильма и навырезали час хронометража, что сильно опечалило Триера. Так что я нашел режиссерскую версию первой части, и в сумме вышло четыре с половиной часа контента. И я рад что смотрел именно так, это единая картина и разделение на два фильма разрушает логику и цельность.

В очередной раз я ломаю свой устоявшийся стереотип, что Триера смотреть сложно и нудно — фильм динамичный, интересный, захватывающий, смотрелся без напряжения. Картина очень красивая — как в плане изображения, цвета и света, так и в плане того, что происходит на экране — красивый секс, красивые тела, красивые актёры, красивые голоса. Хочется остановиться на сексе, так как он несмотря ни на что является визитной карточкой фильма, а может даже его основным содержанием, эссенцией. Я крайне рад, что в фильме присутствует куча сцен откровенно порнографического характера, невозможно снять фильм про секс, не показывая сцены секса — это становится просто смешным и наивным. И то что Триер в солидном проекте демонстрирует настолько откровенное порно — дорогого стоит.

Если рассматривать содержание и смысловую нагрузку, то и тут у фильма все здорово. Весь фильм нас сопровождает диалог главных героев, который настолько же самостоятелен, насколько и фильм. По сути этот диалог содержит в себе фильм, а не фильм содержит диалог. На протяжении разговора персонажи узнают друг друга, а мы узнаем их, и процесс этот интересный и творческий, за счет сравнений, метафор, ‘лекций’ от мужчины, поведения главной героини. Отдельного упоминания достойна сцена с участием Умы Турман — теперь это очевидно одна из моих любимых сцен эвер. Также фильм содержит в себе интересное смысловое наполнение: Нимфомания здесь из болезни превращается в священную миссию героини, интеллектуальность мужчины разбивается об её иррациональную и всепоглощающую стихию сексуальности, любовь становится грехом, за который героиня болезненно расплачивается, а секс является благом и самоцелью. Не берусь судить насколько главная героиня и ее философия отражают самого Триера, но сказал бы, что он явно симпатизирует героине и разделяет ее идеи, о чем свидетельствует взрывная и великолепная концовка.

Несмотря на то, что фильм длился почти 5 часов, я хочу пересмотреть его заново, и вскоре осуществлю эту затею,

10 из 10

прямая ссылка

24 августа 2019 | 18:41

Честно говоря, у меня были сомнения, когда я решил посмотреть этот фильм. Я ожидал провокационный и претенциозный фильм, чего-то вроде ’50 оттенков серого’, где ‘Нимфоманка’ будет мелким художественным оправданием, чтобы показать как можно больше секса с целью шокировать аудиторию и создать резонанс вокруг фильма. Что же, я оказался не прав.

В некотором смысле фильм естественно провокационный. Я думаю, что выбор нимфомании как предмета для фильма — это уже своего рода провокация. Есть некоторые сцены, которые могут показаться слегка шокирующими или даже безвкусными. Но если бы мне пришлось описать фильм одним словом, я бы не назвал его «провокационным».

Я считаю, что этот фильм творческий. Это картина. Кинокартина. Это настолько полноидейный, полный творчества и киноизобилия фильм, что им трудно не восхититься. В какой-то степени даже жаль, что основная тема фильма — секс. Столько внимания уделяется числу показанных детородных органов, что это затмевает все остальное, в том числе творческое.

У ‘Нимфоманки’ классический сюжет. Женщина, одержимая сексом, по имени Джо, рассказывает о своей жизни мужчине по имени Селигман, который нашел ее, избитую, в заднем переулке. Селигман в свою очередь рассказывает ей о вещах из своей собственной жизни, таких как рыбалка, числа Фибоначчи или органная музыка. Их разговор — основа фильма — рассказы о сексуальных приключениях Джо и увлечениях Селигмана разделены на главы. Фон Триер использует множество разных стилей фильма: он использует анимацию, разделенные экраны, черно-белые кадры и в какой-то момент даже быструю последовательность снимков. Это делает фильм очень причудливым и продолжает удивлять.

Потрясающий пример этого творческого подхода — заключительная глава, где Джо видит сходство между ее сложной любовной жизнью и любимой частью полифонической органной музыки Селигмана. Она сравнивает своих любовников с тремя разными мелодичными мелодиями в музыке. То, как фон Триер визуализирует это с экраном, разделенным на три части, чтобы показать перекрестные черты органа и любовников, получается оригинальным и смешным одновременно.

Таким образом, ‘Нимфоманка’ не смотря на внешнюю оболочку далёк именно от порно. Этот фильм заслуживает того, чтобы его помнили не как фильм о сексе.

прямая ссылка

05 августа 2018 | 20:30

Esma88

Наполни все мои дырки

Итак, я все же сподвиглась на четыре часа нимфоманки залпом и ни капли не пожалела. Хоть в целом неискушенный зритель может смотреть киноленты ‘главами’, которыми ведет повествование главная героиня.

Впечатление сначала было в стиле… кхм, неплохо устроилась, имеет всех подряд, никаких венерических болезней, никаких трудностей общения подросткового возраста. Потом я начала задаваться вопросом, отчего бы на этом не зарабатывать. А когда стало ясно, что болезнь, наступила печаль.

Вообще снято невероятно хорошо. Вневременной такой фильм, без интерьеров, спецэфектов и красивых мордашек, несмотря на год выпуска. ‘Настоящее кино’, откровенное, чистое. Порочное, как невинный и при этом полностью бесстыжий взгляд молоденькой Джо. Я очень рада, что посмотрела этот фильм, потому что, глядя на постер, боязливо ожидала полное Коэльо.

А тут хорошо все, правильно. И художественно, да. Даже все типа грязные сцены типа половых органов крупным планом или с отцом в больнице… они не выглядят, как обычно бывает, когда тебя шокировать пытаются или лицом пнуть в реализм. Просто зеркало, ничего более, как и должно быть.

10 из 10

прямая ссылка

30 апреля 2018 | 23:51

показывать:
10255075100200

1—10 из 179

Афиша Воздух: «Нимфоманка»: послесловие – Архив

Сколько можно? Ждать этот фильм, смотреть
его, думать о нем, писать… Вопрос, достойный зануды Селигмана, сыгранного
Стелланом Скарсгордом еврея-антисиониста из триеровской «Нимфоманки», который
постоянно перебивает свою гостью — подобранную в соседнем дворе женщину трудной
судьбы по имени Джо — на самом интересном месте. Можно столько, сколько нужно,
и чем дольше, тем лучше. В этом кино, как в любой уважающей себя сексуальной
практике, продление процесса и оттягивание финального удовлетворения — особое
искусство. Если фильм длится пять с половиной часов, почему бы его премьере не
растянуться на год? Именно столько минуло с тех пор, когда мир авторского кино,
разогретый намеками, тизерами и дразнящими обещаниями от провокатора Ларса фон
Триера, ожидал первого показа «Нимфоманки» в Венеции, но не дождался. Премьера
сокращенной версии состоялась вне фестивалей в Копенгагене под Рождество.
Очевидно, в декабре 2014 года в кинотеатрах, наконец, покажут полную авторскую версию картины, удлинившуюся в общей сложности на полтора часа, — с порносценами и
без купюр. На этом закончится год «Нимфоманки».

Триера можно понять — он впервые в жизни
снимал фильм вне каких бы то ни было конъюнктур: с кем хотел и как хотел,
презрев условности и законы рынка, не жалея времени и сил, как чужих, так и
собственных. Поэтому порно (его давняя мечта, со времен «Идиотов»), поэтому
такая несуразная длительность. Но можно объяснить и действия продюсеров,
которые хотели как-то вернуть потраченные деньги. Отсюда стратегия
многократного выпуска: разорванный на две части и сокращенный в полтора раза
фильм, чтобы его смогли переварить кинотеатры, заинтригованный, но не
удовлетворенный до конца зритель и последовавшие за прокатом премьеры двух
частей картины в ее нецензурированной версии на крупнейших фестивалях — сперва
в Берлине, потом в Венеции, демонстративно минуя Канны, когда-то объявившие
Триера персоной нон грата. В общем, ясно, зачем с «Нимфоманкой» так обошлись ее
создатели. Осталось разобраться в том, что с этого получила публика.

Прежде всего, потрясающий фильм, выполняющий
заветную мечту любого синефила — чтобы он продолжался вечно, не заканчиваясь.
Если «короткая» четырехчасовая версия оставляла впечатление невероятно длинной,
но при этом демонстративно схематичной картины, то полный вариант — зрелище не
затянутое, а затягивающее. Его издевательски неторопливый ритм, скрупулезное
копание в подробностях, поэтические репризы и неожиданные скачки в хронологии
заставляют человека в зале полностью идентифицироваться с Селигманом, слушающим
Джо с полуночи до самого рассвета (выходит, действие разворачивается в реальном
времени, хотя и занимает целую жизнь). Ты входишь в транс и растворяешься в
фильме. Это ощущение гораздо важнее, чем перечисление фактических изменений. Ну
да, здесь стало гораздо больше диалогов. Эротические эпизоды обрели
порнографическую физиологичность и стали длиннее. Появилось с десяток новых
дигрессий, в которых фигурируют, в частности, Томас Манн и Гитлер, а еще
обсуждается право женщины на аборт. Есть и новая сцена, жестокая и
натуралистичная, вплоть до полной невыносимости, — нетрудно понять тех, кто
решил вырезать ее из прокатного варианта фильма. Но главное все-таки не это, а
превращение «Нимфоманки» в восхитительно единое целое.

Фотография: Venice Film Festival

Информационная перенасыщенность, обеспеченная
критическими ремарками, сносками и комментариями Селигмана к эпическому
рассказу Джо, превращает картину в своеобразную энциклопедию. Это возвращает
нас к просвещенческому роману XVIII века — жанру, уже успешно использованному полтора года назад
Абдельлатифом Кешишем в другой сексуальной одиссее одной женщины, «Жизни Адель».
Если там имелась в виду сентиментальная «Жизнь Марианны» Мариво, то здесь перед
нами нечто среднее между «Тристрамом Шенди» Стерна и «Жаком-фаталистом и его хозяином»
Дидро, в которых рассказчик никак не дает сам себе рассказать линейную историю
до конца, без конца углубляя и усложняя собственный рассказ побочными линиями и
избыточными деталями. Разумеется, с изрядной примесью «Жюстины» и «Жюльетты»
маркиза де Сада, экстремальность которых была оборотной стороной рационального
Просвещения.

Одним из наследников этой антинарративной
традиции в ХХ столетии стал Марсель Пруст, чей труд всей жизни «В поисках
утраченного времени» вдохновил Триера, по его признанию, на «Нимфоманку». В
полной версии к Прусту отсылает не только имя сына главной героини — Марсель,
но и важная ремарка Селигмана, уподобляющего вкус печенья «Мадлен» вкусу шоколада,
смешанного со спермой, который навсегда определил сексуальное поведение и
судьбу Джо. Есть в длинной версии и сны наяву маленького Марселя, коротающего
ночи в одиночестве, и это явно что-то очень личное для режиссера. Возможно, вся
«Нимфоманка» — не только рациональная конструкция, но и его детская греза,
смешанный с воспоминаниями сон. В любом случае, как и прустовский труд (или как
роман Руссо, верной ученицей которого можно считать стремящуюся к
естественности и единению с природой Джо), — в изрядной степени это исповедь
автора.

Недаром в «Нимфоманке» есть прямые цитаты
и реминисценции из подавляющего большинства предыдущих фильмов Триера, а
сюжет, например, со смертью отца Джо явственно отсылает к смерти матери
режиссера, о которой он многократно рассказывал в интервью. Сам Триер — не
только книжник и иронист Селигман, не только буйная и неполиткорректная Джо, но
и все остальные персонажи фильма — от анекдотически приверженного науке и
природе отца главной героини до сыгранного Джейми Беллом профессионального
садиста, вяжущего сложные узлы на самодельных плетках и подкладывающего под
живот добровольной жертвы для удобства толстые телефонные справочники. Другими
словами, «Нимфоманка» — бесконечно личный фильм, лирический сеанс самоанализа,
пронизанный чисто триеровским эксгибиционизмом. И в этом качестве она невероятно
ценна и интересна.

Хотя, конечно, не всем, а только тем, для
кого имя «Ларс фон Триер» — не пустой звук. Однако даже неофит вынесет из
«Нимфоманки» кое-что важное для себя. Все-таки при всей интимности этот фильм универсален — как любое произведение гения.  

Фотография: «Централ Партнершип»

«Нимфоманка» — завершение брошенной на
полпути диссертации, которую писала на чердаке своего летнего домика безымянная
героиня «Антихриста», сыгранная той же Шарлоттой Генсбур. Это впечатляюще
полный труд о природе человека и суд над ней (о чем Селигман заявляет напрямую:
«Я лучший судья, чтобы решить, порочны ли вы»). Поэтому в фильме так много
деревьев, рыб, птиц, земноводных и млекопитающих, поведение которых гораздо
лучше объясняет суть человека, чем все достижения построенной им цивилизации.
Триер, так удачно манипулировавший своими зрителями на протяжении тридцати лет,
демонстративно обнажает свою технику и отказывается от нее. Его главный враг —
и в этом он солидарен с Джо — сентиментальность. Если основа любого гуманизма,
как говорится в фильме, это эмпатия, то «Нимфоманка» в целом — крестовый поход
Триера против гуманизма, состоящего, по Триеру, наполовину из
прагматичного лицемерия, а наполовину из добровольного самообмана.

Стоит ли удивляться тому, что «Нимфоманка» —
нескончаемый фрагментарный каталог всех возможностей кинематографа, от
выразительности немого кино до изощренности компьютерной графики (без нее не
были бы осуществлены пресловутые порносцены), — настолько вызывающе
антикинематографична? Иллюзия непрерывности и идентификации со страдающей
героиней прерывается на каждом шагу, убивая эмпатию и включая аналитический
аппарат вместо эмоциональных зрительских инстинктов. Именно в этом, а не в
мифической приверженности нацизму, ересь Ларса фон Триера, его капитальный
грех. За это его боится, почитает, презирает, обожает, ненавидит современное
кино, для которого Триер — некто вроде Гитлера. Если и так, то этот Гитлер — не
победоносный диктатор, завоевавший мир и убивший миллионы невинных, а забившийся
в свой бункер безумец-визионер, который не испугался сказать вслух то, о чем
другие побоялись бы даже думать.

Поэтому никто не удивился, когда в Венецию
на премьеру ожидавшийся там Триер не приехал, сославшись на паническую атаку:
что с психа взять. С другой стороны, подобно одному своему соотечественнику,
датский режиссер безумен только при норд-норд-весте. В другую погоду он,
похоже, нормальнее большинства из нас.

Увечная женственность – Газета Коммерсантъ № 38 (5311) от 06.03.2014

Вторая часть «Нимфоманки» выходит в усеченном виде, и с ее полной версией можно будет ознакомиться только на одном из предстоящих фестивалей. Делая скидку на это обстоятельство, предварительный итог масштабного эксперимента Ларса фон Триера подводит АНДРЕЙ ПЛАХОВ.

Парадоксальным образом сокращенная версия кажется слишком длинной, ведь в ней нарушен естественный внутренний ритм. Некоторые части нимфоманской эпопеи как будто выпирают, не желая в нее вписываться: например, мафиозный персонаж Уиллема Дэфо как будто заимствован из какого-то другого фильма. Но эти сомнительные моменты не отменяют общего впечатления: Триер сумел сообщить нечто личное и важное.

Джо (Шарлотта Генсбур), сорока с лишним лет, страдающая нимфоманией, лежит, условно говоря, на кушетке и исповедуется еще более условному психоаналитику — пожилому интеллектуалу Селигману (Стеллан Скарсгорд). Это он поднял ее, избитую, на мокрой улице, привел домой, отпоил чаем с молоком и облегчил ей душу, правда, это ему дорого обошлось.

В первой части похождения героини начиная с потери девственности с юной бравадой и азартом изображает Стейси Мартин. Во второй части ее сменяет сама Шарлотта Генсбур во всеоружии взрослого опыта и рефлексии. Первая часть исполнена иронической символики. Сексуальная охота превращается в рыбную ловлю с наживкой, партнер-самец — в роскошного гепарда, а Селигман интерпретирует секс с помощью математических исчислений и законов полифонии Баха. Во второй части ирония становится еще более желчной, но странное дело: к финалу налет цинизма слетает и фильм оставляет совсем не то скандальное послевкусие, которого следовало ожидать.

По сути, перед нами сплошная мистификация. Крупные планы мужских и женских гениталий напоминают о давней угрозе Триера вплотную заняться порнокино. Если он и отдает ему дань, то подвергая полной деконструкции, лишая главной — возбуждающей — составляющей. Зритель оказывается в положении Джо, которая наняла двух негров-гастарбайтеров в надежде получить вожделенное удовлетворение, но вместо этого вынуждена слушать их перебранку на незнакомом языке, причем кажется, что диалог ведут их эрегированные, но совершенно равнодушные к ее плоти пенисы. Это вызывает остраняющий комедийный эффект, чисто интеллектуальный, без тени эротизма, а тут еще Селигман вступает в спор с Джо: можно ли называть негров неграми и является ли политкорректность неотъемлемым свойством демократии.

Подобные споры образуют важнейший нерв картины. Триер издевается и над обществом, которое ограждает себя от неприятных тем, и над самими этими темами, которые замусолились и стали самопародийными. Ну разве можно в наши дни сказать и снять что-то новое про мазохизм? Или про педофилию? (Помнится, один из недавних Каннских фестивалей был почти целиком посвящен этому предмету.) Триер, однако, тем и силен, что сдирает тонкий слой культурных конвенций и обнажает органическое нутро человека. Мы чувствуем, что боль Джо, чуть не угробившей своего ребенка ради ночных мазохистских сеансов, настоящая. И боль нереализованного педофила, которого в коротком, но мощном эпизоде играет Жан-Марк Барр, тоже подлинная: недаром Джо награждает его царским подарком, ведь они оба изгои и без лишних слов понимают друг друга.

Или возьмем феминизм: только ленивый над ним не посмеялся. Сначала кажется, что Триер присоединяется к этому хору, вкладывая в уста Селигмана хвалу смелости Джо, посвятившей жизнь женскому самоутверждению. И вдруг мы понимаем, что ведь так оно и есть: это героическая жизнь. Потому что она не спекулянтка, она все переживает по-настоящему: сама падает в бездну, сама набивает шишки, сама зализывает раны — эта вечно одинокая фемина, испытавшая оргазм в глубокой юности и вознесшаяся в тот момент в божественные небеса. Она может понять и простить любые перверсии, кроме одной — девственности Селигмана: тот, кто не любил и не страдал, недостоин этой жизни. Заключая свои сюжеты в иронические кавычки, завлекая в их хитроумный лабиринт, Триер в какой-то момент одним махом раскавычивает свою конструкцию — и оставляет нас наедине с голой эмоцией.

В свое время он сделал все, чтобы освободиться от клейма автора. Начав карьеру как последователь Тарковского, Бергмана, Висконти, Триер пытался сломать этот культурологический имидж. Он придумал примитивистскую «Догму», снял триллер, сериал, мюзикл, пародию, даже одну (неудачную) офисную комедию. Он посвятил Тарковскому китчевый «Антихрист», а «Меланхолию» (как будто бы идеал авторского высказывания) счел слишком гламурной и компромиссной, так что пришлось обострить ситуацию «профашистской» выходкой в Канне.

В «Нимфоманке» он опять взрыхляет культурный слой. Тут обсуждаются Вагнер, Томас Манн с «Волшебной горой», апория Зенона про Ахиллеса и черепаху (почему так трудно «догнать» оргазм!), различия западной и восточной христианских церквей (церковь страданий против церкви блаженства) и еще бог знает что. Если в титрах первой части не без труда разыскивали посвящение Тарковскому, во второй он прет из каждого второго кадра: и «Рублев», и «Зеркало», и остальное. И все оказывается в строку!

Несмотря на явные старания, победить в себе художника Триеру не удалось, и это поражение есть главная его победа. Как человек не может преодолеть свою дуалистическую природу, важная часть которой замешана на потребности в любви и сострадании, так же Триер не в состоянии отменить природу искусства: оно остается собой, даже притворяясь порнографией.

Хуже или лучше того — Триер оказался не просто художником, но художником-гуманистом. Сколь угодно потешаясь над своими героями, он все равно видит в них людей, страдающих от собственного несовершенства. А обвинить его после «Нимфоманки» в женоненавистничестве, как некоторые пытались, могут только идиоты. Впрочем, «идиотов» он тоже любит — иронически заключает в кавычки и даже посвящает им одноименный фильм.

Нимфомания: болезнь или распущенность? | Будь Здорова

Многим при слове «нимфомания» представляется сцена из порнофильма, в которой пышногрудая блондинка кувыркается в постели с несколькими мужчинами. К сожалению, в реальности дела обстоят не так радужно.

У каждого преподавателя, который читает лекции, как правило, вырабатывается стойкое отвращение к тем или иным темам. Я вот ненавижу все, что касается сексологии. На клинической психологии предпочитаю лишний час посвятить шизофрении или, на худой конец, посттравматическим нарушениям – да чему угодно, лишь бы избежать неловкой ситуации, когда студенты начинают краснеть, хихикать и отпускать сальные шутки. Однако от одной темы открутиться почти никогда не удается – это нимфомания. И ведь обязательно начнутся вопросы: в каждой деревне в каждом квартале находится своя «нимфоманка», о которой обязательно надо выяснить, откуда такая она взялась и можно ли ее сдать в психушку?

Безумные невесты

Слово нимфомания происходит от двух греческих: nуmрhe — невеста, mania — страсть, безумие. Тут же обязательно находится умник с вопросом: «Ну, а что тут такого? Страстная невеста это же клево!»

Никто не говорит, что страстная невеста – это плохо. Но в случае нимфомании речь идет не о страсти, а о безумии. Хорошо, когда девушка испытывает сексуальное влечение к своему парню, но, когда она испытывает его круглосуточно, и не только к своему парню, а ко всем представителям сильного пола – это уже совсем нехорошо.

Нимфомания – патологическая гиперсексуальность, тяжелая болезнь, сопровождающаяся навязчивыми состояниями и тенденциями к агрессивному поведению, при котором женщину одолевает постоянное сильное мучительное сексуальное желание. Оно может развиваться по двум направлениям – желание получать как можно больше оргазмов или желание иметь как можно больше партнеров.

Если предметом патологического желания является оргазм, нимфоманка доводит своего партнера до физического истощения. Кроме того, мужчина выматывается и психологически, потому что чувствует себя бессильным, неспособным удовлетворить свою женщину. Нередко дело кончается разводом. Оставшись одна, нимфоманка или впадает в тяжелейшую депрессию, или переключается на вторую патологическую стратегию – поиск как можно большего количества партнеров.

Если предметом страсти является постоянная смена партнеров, женщину не интересует ни внешность мужчины, ни его душевные качества, ни даже размер кошелька. Она ищет подходящего размера мужское достоинство и богатырскую потенцию. В нашей культуре все это принято ассоциировать с грубостью, низким социальным статусом и южным происхождением (что, конечно же, неверно, как любой миф).

Одна семья узнала о нимфомании дочери, когда к ним пришла делегация из продавцов киоска, располагавшегося поблизости от дома. С одной стороны, здоровенные парни с характерной восточной внешностью, мнущиеся и мямлящие: «Уймы свау Ларысу, а?! Сыл нэт, а?!» — это смешно. С другой – если учесть, что «Ларысе» 36 лет, она кандидат технических наук и имеет двоих детей, — то вроде уже и не очень смешно. Да и столь нравственно выдержанные гастарбайтеры большая редкость. Чаще такие истории заканчиваются проблемами: от заражения всеми возможными инфекциями, передающимися половым путем, до совсем уж уголовных историй, когда ослепленная нимфоманией девушка идет за незнакомым человеком, а оказывается, что он тоже не совсем здоров и секса, конечно, желает, но сначала желает отрезать красотке ручки-ножки.

Мечта или проклятье?

Многие мужчины мечтают встретить нимфоманку, однако в реальной жизни такая связь приносит больше проблем, чем радости.

Бытует миф о том, что нимфоманки все как одна – развратные красавицы-блондинки с бюстом пятого размера и чувственными губами. Понятно, что этот миф взялся из порнофильмов, но далек он от правды бесконечно – нимфоманки бывают столь же различной внешности, что и здоровые женщины, а потеря контроля над сексуальным поведением выглядит не слишком аппетитно.

Также неправда, что с нимфоманкой можно удовлетворить все свои потаенные эротические мечты – партнер и его удовлетворение нимфоманок не интересуют вообще.

Лечить или не лечить?

Отличительные признаки нимфомании — потеря критичности и контроля. Если женщина отдает себе отчет в том, что она делает, насколько это разумно и безопасно – все в порядке. Возможно, она часто меняет половых партнеров по соображениям финансовой выгоды или таким образом борется с ощущением собственной неполноценности. С болезнью это не имеет ничего общего. Впрочем, ставить диагнозы – дело врачей, без опыта и специального образования – не стоит и пытаться.

Патологическая гиперсексуальность причиняет страдания не только окружающим, но и самим нимфоманкам, и нуждается в серьезном лечении. В первую очередь, медикаментозном. Каким оно будет, зависит от генеза нимфомании. Нередко это заболевание возникает на фоне эндокринных нарушений (чаще всего болезненные состояния приходятся на пубертатный или климактерический период, хотя могут появиться и в среднем возрасте при нарушениях работы гипофиза и яичников) – тогда основным направлением лечения будет гормональная терапия. Также нимфомания может быть всего лишь симптомом другой психической болезни, чаще всего шизофрении. Иногда нимфомания развивается на почве сильного стресса – бывают случаи, когда она дебютирует после изнасилования. Многие больные в детстве подвергались сексуальному насилию или, наоборот, жестоким наказаниям за все хоть как-то связанное с сексуальностью.

В любом случае совместно с лекарственной терапией проводится коррекция поведения.

Есть ли жизнь после лечения?

После успешного завершения лечения всегда наступает тяжелый период реабилитации. Заново обретя критичность, женщина вспоминает все происходившее с ней и приходит в ужас. А тут еще окружающие подливают масла в огонь: считают ее обыкновенной развратницей и всячески подчеркивают свое презрение. Это самый трудный момент в лечении. Женщине необходимо справиться с чувством вины и стыда, которое может быть настолько сильным, что поддержки психолога недостаточно – приходиться пить антидепрессанты. Кроме того, бывшей нимфоманке нужно восстанавливать свою жизнь из руин. Часто за время болезни распадается семья: мужу довольно сложно понять, что его жена занималась сексом со всеми парнями в деревне вовсе не потому, что была гулящей, а просто она болела. Кстати, если все, действительно, происходило в деревне, то лучше сменить место жительства. Да и в городе часто приходиться менять круг знакомых. А самым близким людям – родителям и детям нередко приходится посещать психолога.

Наше общество пока не готово принять нимфоманию как болезнь. Все-таки мы не так далеко ушли от дофрейдовских времен, когда просто способность женщины испытывать оргазм считалась патологией, а уж о гиперсексуальности и говорить нечего. Это подтверждает вопрос, который я неизменно слышу в конце рассказа о нимфомании:

  • И что? Этих лохудр, которые вот так… со всеми… их еще и лечить надо?!

Ларс фон Триер представил оглавление «Нимфоманки» — Новости на Фильм Про

Порнодрама Ларса фон Триера «Нимфоманка» — один из самых ожидаемых проектов 2013 года. Картина, которая расскажет об эротических переживаниях женщины с детства и до 50 лет, состоит из двух «томов» и разделена на «главы» — эпизоды, каждый из которых имеет своё название.

Ларс фон Триер представил оглавление «Нимфоманки»

Ларс фон Триер не впервые прибегает к делению фильма на главы — такой же композиционный приём использован в картинах «Догвилль» и «Антихрист». По мере приближения премьеры, которая состоится 12 декабря в Копенгагене, к названию каждого эпизода на официальном сайте «Нимфоманки» будут добавляться кадры из фильма и краткое описание. Пока что оглавление выглядит так:

Глава 1. Отпетый мошенник / The Complete Angler

Глава 2 Жером / Jerome

Глава 3. Миссис Х. / Ms H.

Глава 4. Безумие / Delirium

Глава 5. Маленькая школа игры на органе / The Little Organ School

Глава 6. Восточная и западная церковь (Silent Duck) / The Eastern & Western Church (The Silent Duck)

Глава 7. Зеркало / The Mirror

Глава 8. Ружьё / The Gun

Главную роль в «Нимфоманке» исполнила одна из любимых актрис фон Триера — Шарлотта Генсбур («Антихрист», «Меланхолия». Вместе с ней снялись Стеллан Скарсгард, Шайа ЛаБаф, Уиллем Дефо, Кристиан Слэйтер и другие. Ещё до начала съёмок ЛаБаф сделал скандальное признание, заявив в интервью, что звёздам фильма придётся по-настоящему заниматься сексом перед камерой. Однако в эксклюзивном интервью «Фильм Про» продюсер проекта Марианна Слот уточнила, что во всех откровенных эпизодах их будут заменять порноактёры. Интересно, что зрители смогут посмотреть две версии фильма — «купированную» и без цензуры.

В 2011 году Ларс фон Триер, представлявший в Каннах картину «Меланхолия», был отстранён от участия в фестивале за провокационные высказывания на тему нацизма. Но месяц назад программный директор Каннского киносмотра Тьерри Фремо пояснил, что статус «персона нон грата» был присвоен фон Триеру не навсегда, и «Нимфоманка» вполне могла бы войти в программу этого года, если бы была готова к показу.

«Нимфоманка, часть 1» Ларса фон Триера. «Бумага»

После премьеры «Нимфоманки» Ларса фон Триера на Берлинском кинофестивале кинообозреватель «Бумаги» рассказывает, почему при просмотре одной из самых ожидаемых картин ничего не чувствуешь, отчего шутки в «Нимфоманке» были бы больше к лицу Вуди Аллену и на какое место метит теперь Триер.



Мы так долго к этому готовились, что уже как будто знаем все наперед: вот сырой краснокирпичный закоулок, женщина (Шарлотта Генсбур), лежащая на асфальте; вот пожилой мужчина по имени Зелигман с авоськой; вот тишину вдруг взрывает группа Rammstein. Пожилой мужчина провожает женщину — ее зовут Джо — к себе в квартиру и поит чаем с молоком; та вдруг начинает рассказывать ему историю своей жизни.

Начинать фильм с Rammstein — грубый прием, но мы ведь того и ждали, верно? «Нимфоманка» рекламировалась как грандиозная провокация, чуть ли не порно, но провокация, на самом деле, в том, что это совсем не порно, — нас обманули. Рассказы Джо полностью посвящены ее сексуальной жизни и при этом подробно визуализированы: с крупными планами пенетраций, куда без этого. Но смотреть «Нимфоманку» ради секса — все равно что читать маркиза де Сада ради того же. Собственно говоря, «Нимфоманка» и есть современное переложение маркиза де Сада. Фильм устроен как роман эпохи Просвещения: вместо того чтобы подстраиваться под стремительные ритмы современного кино, Джо и Зелигман ведут неспешные философские диалоги и рассказывают истории из жизни.



В этом как раз ничего страшного нет: если бы «Нимфоманка» в действительности оказалась нарезкой порносцен, вот это было бы печально. Другое дело, что все это почему-то не работает. Драматургия превосходна, диалоги не лишены остроумия: в какой-то момент, например, заядлый рыбак Зелигман начинает проводить параллели между ловлей на живца и техниками соблазнения, о которых ему рассказывает собеседница. Но уровень иронии — впервые у Триера — оказывается чересчур высок, и фильм превращается в сплошное подхихикиванье. «Он трахнул меня два раза, а потом перевернул и трахнул еще трижды, — рассказывает Джо. — 2+3, я навсегда запомнила эти цифры». На экране появляются огромные красные цифры 2+3; «Числа Фибоначчи!» — радостно восклицает Зелигман. Шутка для интеллектуалов — такого ждешь скорее от Вуди Аллена.

Когда Триер по старой привычке начинает говорить всерьез, это тоже выглядит переигрыванием. Моменты истерики в его прежних работах были органично вписаны в сюжеты о больших страстях. Почти всегда они были о вере в Бога: поэтому, когда героиня Эмили Уотсон из «Рассекая волны» приносила себя в жертву, мы видели трагедию. Теперь же, когда нам в физиологичных подробностях показывают, как умирает отец Джо, не чувствуешь ничего, кроме естественного отвращения. Как не чувствуешь ничего в сексуальных сценах; собственно, первая часть «Нимфоманки» и заканчивается репликой «Я ничего не чувствую».



Вообще, конечно, этот фильм не должен был выйти никогда. Как и в случае с «Трудно быть богом» Алексея Германа (о котором мы тоже скоро напишем), ожидание «Нимфоманки» уже превратилось в самостоятельную и самодостаточную историю. Кроме того, после наци-скандала на каннской пресс-конференции культ личности режиссера достиг необычайных масштабов. Для самого Триера это стало удачным поводом торжественно отказаться от любых интервью, и если вспомнить сюжет «молчания бога», которому режиссер посвятил не один фильм, то станет совершенно ясно, в какой именно статус метит датчанин. В конце концов, в своем предыдущем фильме он уничтожил Землю, так что к этому уже давно шло. Теперь в фильмах фон Триера нет бога, кроме самого фон Триера; и потому то, что раньше потрясало, превратилось в обычный троллинг — если, опять же, воспользоваться рыболовной терминологией.

Что остается? Хорошо прописанные диалоги, умные афоризмы, техничная режиссура с фиглярством — вроде уже упомянутых цифр во весь экран или маленьких документальных врезок разных форматов в каждой новой главе. Может быть, что-то изменится во второй части. Пока что «Нимфоманка» — нет, даже не плохой фильм. Гораздо хуже: он скучный.

«Нимфоманка, часть 2» Ларса фон Триера. «Бумага»

В прокат выходит вторая часть «Нимфоманки». «Бумага» рассказывает о том, чем плоха свобода для фон Триера, и почему «Нимфоманка» — фильм-катастрофа.

Ларс фон Триер. Постер к фильму «Нимфоманка»

Если первая часть «Нимфоманки» с ходу оглушала песней Rammstein, то вторая сразу же огорошивает тем, что это, как бы мы ни надеялись, совершенно тот же фильм. В кадре опять появляются нимфоманка Джо и умный старик Зелигман, который слушает ее исповедь, и режим сборника анекдотов автор не думает переключать на что-либо еще. Нам тут же предъявляют комичную цитату из Тарковского, в очередной раз напоминая о том, кто у позднего фон Триера любимый режиссер, и это не последняя отсылка к Андрею Арсеньевичу. Каждая из восьми (если считать первую половину) главок «Нимфоманки» отталкивается от какого-то предмета, который Джо видит в доме Зелигмана, и на этот раз таким триггером становится русская икона — «в манере Рублева», как замечает хозяин. Это значит, что наконец-то пришла пора поговорить о Господе нашем Иисусе Христе, чего нам не хватало в первой части картины.

Наконец-то пришла пора поговорить о Господе нашем Иисусе Христе, чего нам не хватало в первой части картины

Эта глава называется «Восточная и Западная церкви», и Зелигман заявляет метафору: православие, по его словам, — религия радости, поскольку русские иконы чаще изображают деву Марию с младенцем, чем распятие; католицизм, соответственно, — наоборот. Этим и различаются две половины «Нимфоманки». В первой молодая Джо получает от своих сексуальных приключений только удовольствие. Во второй она же, визуально вдруг постарев лет на двадцать (теперь и во флэшбеках играет Шарлотта Генсбур) теряет способность к оргазму и пытается ее вернуть, что и приводит героиню на путь страдания. В своем стремлении обратно к наслаждению Джо пробует нестандартные практики — межрасовую групповушку, садомазохизм, однополый секс, — и иногда ей даже удается достичь результата. Но смена Стейси Мартин (которая играла молодую героиню) на Генсбур означает еще и то, что в прежде пустых глазах Джо появляется печаль.

Рассказывая анекдоты, фон Триер не заметил, как и сам превратился в персонажа из анекдота — того, который про еврея в бане. Сложный выбор между «надеть трусы» и «снять крестик» раньше перед режиссером не стоял, потому что он всегда предпочитал не видеть здесь противоречия. Теперь он жертвует крестиком, и его метафора сразу снижается до фарса. В Рождество Джо получает сорок ударов плетью от своего партнера-садиста, причем тот заботливо напоминает, что это максимальное наказание в Римской империи; Зелигман педантично уточнит, что Христос получил 39. Аллюзия на страсти Христовы в БДСМ-сцене — серьезно? Вероятно, подразумевается грандиозный эпатаж, но на дворе все же не 60-е и новое слово в богохульстве сказать довольно сложно. Но еще хуже то, что этот эпатаж пуст — прием ради приема: религиозный образ сводится к земной проблематике, и, соответственно, снижается уровень разговора.

Аллюзия на страсти Христовы в БДСМ-сцене — серьезно?

Триер, по примеру своего кумира Бергмана, всегда чаще снимал о женщинах, и в «Нимфоманке» пол становится центральной темой. Основа основ классического, патриархального кино — то, что живой классик феминистской кинокритики Лора Малви назвала male gaze, «мужским взглядом»; и Триер предлагает его антитезу, female gaze. В противоположность мачизму старого (зачастую, увы, и нового тоже) Голливуда здесь единственный субъект — женщина, а мужчины — объекты ее желания и ничто больше. Джо демонстрирует поведение, которое принято считать мужским: в первой части даже был смешной эпизод, где она, посрамив своего бойфренда, идеально паркует машину в почти невозможной ситуации. Да и имя у нее мужское. Именно это несоответствие установленному порядку и доводит героиню до самоотвращения: в предпоследней главе, которая называется «Зеркало» (опять Тарковский), Джо закрашивает означенный предмет интерьера, чтобы не видеть себя — сосуд греха, как выразился бы христианин. В последней же главе она поднимает бунт против мужчин.

Кадр из фильма «Нимфоманка, часть 2»

В общем, как пел Джон Леннон, woman is the nigger of the world. К слову, политический пафос Триера несколько сбивается сценой, в которой как раз звучит однокоренное, тоже оскорбительное обозначение чернокожих людей. Режиссер, недавно пострадавший за неосторожные речи (он, напомним, устроил скандал своим заявлением о Гитлере), сочиняет для Джо монолог о политкорректности: она говорит, что это форма лицемерия, подмена сущностной проблемы на поверхностную и формальную. Возможно, она и права, но за этим рассуждением следует сцена, где героиня для знакомства с не говорящим по-английски африканцем нанимает переводчика. «Я слышала, вы разбираетесь в африканских языках», — говорит она специалисту; «Да, я знаю основы», — отвечает он. Этому диалогу невозможно найти иного объяснения, кроме желания режиссера укрепить свою репутацию нациста, ведь на фоне энциклопедических знаний, которыми нагружен фильм, идея того, что можно «знать основы африканских языков» выглядит особенно дико: на континенте их две тысячи, и они куда разнообразней европейских. Опять эпатаж? Скорее, опять троллинг.

Режиссер, недавно пострадавший за неосторожные речи (он, напомним, устроил скандал своим заявлением о Гитлере), сочиняет для Джо монолог о политкорректности: она говорит, что это форма лицемерия, подмена сущностной проблемы на поверхностную и формальную

Настоящая проблема «Нимфоманки» состоит в том, что режиссер, раньше рассуждавший об устройстве космоса, погрузился в проблемы нашего дерьмового мира. Дело не в том, будто эти проблемы неважны, — важны, конечно. Даже не в том, что Триер занимается чужим делом, отнимая работу у своих менее талантливых, но политически ангажированных коллег, и забивает гвозди — ну, не микроскопом, это не про него, — телескопом. Проблема просто в том, что у него не получается. Он же раньше обходился без вот этого всего: справок из «Википедии», анекдотов, иконки на стене (которая, прямо скажем, выглядит скорее цитатой из Никиты Михалкова, а не Тарковского). Без этой нелепой сцены, в которой Джо засовывает десертные ложки куда не следует, без самодовольных шуток для своих — типа автоцитаты первой сцены «Антихриста». Раньше ему не нужен был резонер, который бы объяснял шутки и проговаривал авторскую позицию.

Постер к фильму «Нимфоманка»

Атеист-интеллектуал Зелигман весь фильм доказывает Джо, что, по Достоевскому и Сартру, если Бога нет, то все дозволено. Позиция современного исповедника — психоаналитика; ну да, это Вуди Аллен, как уже было сказано. Зелигману сложно возразить, ведь мы видим, куда приводит Джо ее конфликт с шовинистской моралью: экзистенциализм — это гуманизм, известное дело. Но если для Джо смерть Бога — это выход, то для Триера это тупик. «Нимфоманка» сделана человеком, который находится в полной растерянности, не зная, что делать со вдруг обретенной свободой. Триер — не Годар, не зря же он раньше придумывал себе разные формы аскезы (в «Догме-95» или в «Догвилле»). Отсюда это мельтешение форматов, эти врезки, эти сто часов материала, которые режиссер наснимал для фильма и не смог лаконично смонтировать. Новая эстетика не найдена, старая не работает — когда все дозволено, то фирменные режиссерские провокации не имеют смысла, ведь и табу тоже больше нет.

«Нимфоманка» сделана человеком, который находится в полной растерянности, не зная, что делать со вдруг обретенной свободой

То же и с концовкой. Рассказывать ее — дурной тон, да о ней и не хочется говорить: катарсис не случается, вместо него — заурядный, предсказуемый сюжетный поворот. Режиссер не может найти ничего лучше, чем повторить шутку о числах Фибоначчи из первой части, продолжив последовательность пятеркой, а затем беспомощно уводит фильм в черный экран. В «Меланхолии», где смерть Бога переживалась как катастрофа, именно финал был мощнее всего; здесь это последний удар по надеждам. «Нимфоманка» — тоже фильм-катастрофа, но не в прямом смысле, а, к сожалению, в переносном.

Нимфоманка: реалистичный взгляд на женскую гиперсексуальность?

Этот фильм все правильно

Новый фильм Ларса фон Триера Нимфоманка: Том I — это исповедь Джо (Шарлотта Генсбур), травмированной, стыдливой и гиперсексуальной женщины. Сначала мы встречаем ее лежащей в переулке в луже собственной крови. Там ее обнаруживает Селигман (Стеллан Скарсгард), добрый человек, который принимает ее и кормит горячим чаем, теплой кроватью и чуткими ушками.Ему Джо рассказывает о ее жизненной истории сексуального разыгрывания. Что, вероятно, зададут многие люди, которые посмотрят этот фильм: Насколько реалистичен этот фильм? Действительно ли существуют такие женщины, как Джо?

Что ж, после более чем 20 лет, потраченных на то, чтобы лечить и писать о проблемах секса и близости, я могу заверить вас, что такие женщины, как Джо, определенно существуют, и фильм невероятно точен в своем изображении — не говоря уже об интересных, хорошо сыгранных и искусно построенный. (Безусловно, это одна из лучших работ фон Триера.Короче говоря, Нимфоманка: Том I дает точное описание типов сексуального поведения взрослых женщин, которые могут проявляться как отсроченная реакция на пренебрежение, эмоциональное насилие и другие формы травм, которые иногда случаются в детстве. Таким образом, этот фильм является прекрасным дополнением к столь же мощному и точному фильму 2011 года « Позор », в котором изображена гиперсексуальность взрослого мужчины как реакция на детскую дисфункцию.

И Нимфоманка: Том I , и Позор — мрачные, запоминающиеся, грубые и довольно сексуально графические, так что они, вероятно, не для слабонервных зрителей.Но если вы заинтересованы в опосредованном переживании несчастного, скрытного, наполненного стыда мира людей, которые неадекватно полагаются на сексуальную активность, чтобы избежать стресса и эмоционального / психологического дискомфорта (включая боль неразрешенной детской травмы) и отстраниться от него, вы выиграли ». я получу лучше, чем то, что дают эти два фильма.

Неприятный титул

Прежде чем продолжить, я должен заявить, что мне совершенно не нравится название «Нимфоманка: Том I ».В течение многих лет я выступал против использования термина нимфоманка. Откровенно говоря, это устаревшее и унизительное слово, используемое для очернения сексуальных женщин. Это не медицинский или психиатрический диагноз, и он никому не поможет. Откровенно говоря, называть гиперсексуальную женщину нимфоманкой примерно так же чутко и проницательно, как называть алкоголика дегенеративным бездельником (что, к сожалению, было относительно распространенной практикой всего несколько десятилетий назад). Тем не менее, использование этого позорного термина могло быть преднамеренным выбором фон Триера, связанным с сюжетом, а не просто привлекательным заголовком.Конечно, этот термин соответствует пронизанному стыдами самооценке Джо. Фактически, она почти сразу называет себя «плохим человеком» и ни разу не уклоняется от этого автопортрета.

Интересно, что всеобъемлющая негативная самооценка Джо согласуется с самооценкой почти всех гиперсексуальных людей, особенно женщин, и им приходится иметь дело не только со своим сексуальным поведением и его последствиями, но и с унизительными ярлыками — шлюха, шлюха , бродяга, нимфоманка и тому подобное — западное общество привязано к таким женщинам, независимо от того, много ли эти женщины занимаются сексом, потому что им это нравится, потому что им за это платят, или потому что это дает им временное чувство контроль над ранними травмами.Проще говоря, наше общество по какой-либо причине отговаривает женщин проявлять сексуальное напористость, и когда женщина выходит за рамки того, что является социально приемлемым, она становится честной добычей для любых злоупотреблений, которые другие хотят обрушить на нее — и это несмотря на то, что у мужчин гиперсексуальное поведение не только ожидается, но и приветствуется.

Изучение действий Джо

Многие читатели теперь могут задаться вопросом, собираюсь ли я, даже если я презираю ярлык нимфоманки, судить и навешивать ярлыки на поведение Джо, возможно, даже для того, чтобы обозначить его как патологию.Я не. На самом деле, насколько я понимаю, любой гиперсексуальный человек, полностью довольный этим фактом, удовлетворенный своим поведением, не причиняющий вреда другим и не испытывающий негативных последствий, должен чувствовать себя свободно и процветать без осуждения со стороны. я или кто-либо еще, независимо от пола. Серьезно, иди и хорошо проводи время. Я рад за тебя. Но это не то, что представлено в «Нимфоманка: Том I », и это не то, что я обычно вижу в своей терапевтической практике.

Конечно, тот факт, что я не встречаю много хорошо приспособленных гиперсексуальных мужчин или женщин в своей терапевтической работе, не должен вызывать особого удивления. Я имею в виду, зачем мне это? В конце концов, люди, которые живут счастливой и полноценной жизнью, обычно не обращаются за психотерапевтической помощью. Как и большинство терапевтов, мои клиенты — это люди, поведение которых беспокоит их, заставляя их стыдиться и испытывать негативные последствия. На самом деле, я обычно вижу мужчин и женщин в их абсолютном надире, когда они избиты, окровавлены и побеждены — точно так же, как Джо, когда Селигман замечает ее почти без сознания в заброшенном переулке.И как только они оказываются в моем офисе, эти люди делятся со мной своими изнурительными историями, точно так же, как Джо рассказывает ее Селигману (хотя большинство терапевтических клиентов не так быстро открываются, как Джо с Селигманом).

К сожалению, историю, которую рассказывает Джо, я мог бы написать сам как смесь моих клиентов-женщин. Ее сексуальное поведение началось очень рано. Хотя не похоже, что она подвергалась сексуальному насилию со стороны кого-либо из ее родителей, она определенно игнорировалась и, возможно, подвергалась эмоциональному насилию со стороны своей матери, что вызывало ее дисфункциональные связи с отцом.Со временем ее сексуальное поведение усилилось — больше партнеров (до десяти в день) и более интенсивная сексуальная активность. Она тратит почти все свое свободное время на сексуальные контакты до такой степени, что у нее нет других интересов. Ее ответ на любой эмоциональный дискомфорт — секс. (Когда ее отец умирает в больнице, она занимается сексом с обслуживающим персоналом. Позже, когда ее отец умирает, она испытывает сексуальное возбуждение у его смертного одра.) Она постоянно рассматривает мужчин как объекты, которые можно использовать для сексуального удовлетворения, и никогда не видит их как потенциальные партнеры по эмоциональной близости.Она обычно игнорирует последствия своего сексуального разыгрывания. (Когда она разрушает брак одного мужчины, она ничего не чувствует ни к нему, ни к его жене, ни к детям, и, конечно же, не меняет своего поведения. Наконец, что, пожалуй, наиболее показательно, Джо ищет чувства контроля и власти через секс. (Она «разрешает» или «запрещает» определенные действия, и в какой-то момент она рассказывает Селигману о «привилегиях», предоставленных одному из ее постоянных сексуальных партнеров.) Короче говоря, абсолютно все чувства, мысли и поведение, которые описывает Джо, являются часто встречается среди гиперсексуальных женщин в ответ на травму в раннем возрасте.

Я думаю, что моя любимая часть фильма происходит, когда Селигман описывает Джо разрозненное построение музыки Иоганна Себастьяна Баха. Он говорит ей, что Бах часто сплетал несколько независимых мелодий вместе, чтобы сформировать разрозненную, но в некотором роде связную композицию (техника, известная как полифония). Джо немедленно схватывает эту концепцию, переходя к описанию трех отдельных влюбленных (что соответствует трехчастной полифонической музыке, которую она и Селигман слушают).Ясно, что для Джо каждый из этих любовников — совершенно отдельная сущность, и что каждый отвечает определенному, но уникальному эмоциональному требованию: первый дает заботу, второй обеспечивает животный секс, третий подтверждает ее существование. Я постоянно вижу этот тип разделения среди гиперсексуальных людей обоих полов. Они просто «отгораживают» различные стороны своего существования. Таким образом, их обособленные чувства и поведение не подавляют их. К сожалению, поскольку эти люди не могут успешно интегрировать свое прошлое и настоящее, их самоидентификация в конечном итоге разрушается, что приводит к замешательству, страху и непреодолимой психологической боли.

Для меня неудивительно, что к концу фильма Джо описывает всю свою жизнь (не только ее сексуальную жизнь) как «однообразную и бессмысленную». Фактически, она сравнивает свою повседневную деятельность с перемещениями животного в клетке. Проще говоря, все, что она делает, кажется заурядным, повторяющимся и бессмысленным. В какой-то момент она говорит сексуальному партнеру во время коитуса: «Я ничего не чувствую», и становится ясно, что она говорит не только о физическом онемении, но и об эмоциональном. Я даже не могу сказать вам, сколько клиентов рассказали мне о подобных переживаниях во время сеансов терапии.По сути, эти люди использовали сексуальную активность как способ отстраниться от стресса, эмоционального дискомфорта и боли, связанной с психологическими проблемами, такими как депрессия, тревога и неразрешенных детских травм , и со временем они просто потеряли способность что-либо чувствовать. вообще, либо хорошо, либо плохо. Прямо как Джо.

Джо обречен?

Не существует «лекарства» от травматической истории жизни. Тем не менее, люди могут научиться, делясь своими травматическими историями с поддерживающими и сочувствующими другими (например, терапевтом и / или другими выжившими после травмы в процессе выздоровления), чтобы связываться более здоровыми и жизнеутверждающими способами.Короче говоря, с усилием и надлежащим руководством у переживших травму, таких как Джо, может развиться так называемая «заслуженная безопасность» привязанности. Однако обычно до того, как начнется эта психодинамическая работа (изучение того, как прошлое влияет на настоящее), эти люди должны прекратить эскапистское поведение, которое они использовали, чтобы избежать эмоционального дискомфорта. В конце концов, в основе выздоровления от травмы лежит обмен информацией о прошлых травмах, их переживание и обработка, и пока человек активно теряет сознание из-за навязчивой сексуальности (или любой другой эскапистской деятельности, такой как употребление наркотиков), эта работа не может быть эффективной.Таким образом, поведенческий контракт в сочетании с когнитивно-поведенческой терапией — обучение Джо использованию более здоровых механизмов совладания с сексуальными действиями — может быть уместным. Затем, когда ее сексуальное поведение больше не контролирует ее жизнь, может начаться более глубокая терапевтическая работа по исцелению от прошлых травм.

Роберт Вайс LCSW, CSAT-S, старший вице-президент по клиническим разработкам Elements Behavioral Health.

Нимфомания — симптомы, причины, лечение

Нимфомания — психическое расстройство, характеризующееся компульсивным сексуальным поведением.Принуждения — это нежелательные действия или ритуалы, которые человек совершает неоднократно, не получая от них удовольствия и не имея возможности их контролировать. В случае нимфомании люди реализуют свои побуждения, проявляя рискованное поведение, например, распущенность. В медицинском сообществе часто обсуждается вопрос о том, считается ли нимфомания истинным психическим заболеванием, но данные свидетельствуют о том, что компульсивное сексуальное поведение является настоящим и серьезным заболеванием.

Нимфомания может случиться с любым взрослым, хотя считается, что она чаще встречается у женщин и мужчин-гомосексуалистов.Технически термин «нимфоманка» относится к женщине, хотя это определение расширилось и теперь включает всех, кто участвует в рискованном компульсивном сексуальном поведении. Помимо компульсивного сексуального поведения, нимфомания может включать проблемы с мышлением, нежелательные повторяющиеся мысли (навязчивую идею) и чувство вины, стыда или неполноценности.

Основная причина нимфомании неизвестна. Нимфомания — это психическое и эмоциональное состояние, которое, как и другие подобные состояния, является сложным.Как и другие психические заболевания, нимфомания может возникнуть в результате окружающей среды, наследственности и жизненных событий. Это также может быть связано с химическим дисбалансом в мозге.

Лечение нимфомании может включать психотерапию и прием лекарств. Лекарства от нимфомании могут включать антидепрессанты, успокаивающие или антипсихотические препараты, аналогичные лекарствам, используемым при других компульсивных расстройствах. Поскольку компульсивное сексуальное поведение сопряжено с риском, люди с нимфоманией подвергаются повышенному риску развития таких осложнений, как заболевания, передающиеся половым путем.

Обратитесь за неотложной медицинской помощью
(позвоните 911) , если у вас есть компульсивное поведение наряду с другими симптомами серьезного неконтролируемого психического заболевания или повреждения мозга, включая странное поведение или поведение, которое подвергает опасности вас или других, включая угрожающее, иррациональное или суицидальное поведение.

Немедленно обратитесь за медицинской помощью , если вы лечитесь от нимфомании или других навязчивых состояний, но принуждение сохраняется или вызывает у вас беспокойство.

нимфоманка — Dictionary.com

Слово нимфоманка в конечном итоге происходит от греческих корней, которые дают нам нимф и мания . Древнегреческий источник нимфы означал «молодая женщина» или «невеста» и, возможно, наиболее известен в виде красивых, могущественных, сексуализированных мифологических девушек. Мания буквально означает «бешеное безумие», выраженное такими словами, как пиромания или эгомания .

Нимфомания встречается в начале 1700-х годов, его существительная форма нимфоманка — в 1820-х годах. В 18 и 19 веках некоторые врачи лечили нимфоманию как болезнь и отправляли женщин в больницы или приюты для ужасного хирургического лечения. В основном они были совершенно здоровы — просто в полной мере двойных стандартов, не соответствуя сексуальным нормам дня.

В своей классической Лолите 1955 года Владимир Набоков заставляет своего взрослого главного героя мужского пола называть свою 12-летнюю одержимость Лолитой нимфеткой .Как выяснила лингвист Кристен Хелпер, роман помог увеличить популярность как нимфеток , так и нимфоманок , сокращенных с 1930-х годов. По мере того, как женщины постепенно становились более открытыми в отношении своей сексуальности, их все чаще называли нимфоманками , подразумевая, что они ведут беспорядочную половую жизнь. Потому что… опять… двойные стандарты.

Нимфомания не является официальным названием болезни. Гиперсексуальность (сексуальная зависимость) — признанное заболевание, затрагивающее всех полов и сексуальных ориентаций, и тех, кто страдает им, в массовой культуре можно назвать нимфоманками .

Мемы Monkey Discovery Engine

В то время как нимфоманка иногда используется для мужчин, это в основном гендерный, если не откровенно сексистский, термин для обозначения «сексуальной наркоманки» или женщины, считающейся неразборчивой в сексуальных связях. Есть мужской эквивалент, но он встречается редко: сатириаз , после мифического сексуализированного сатира .

В 2013–2014 годах режиссер Ларс фон Триер выпустил эпический, эротический и мрачно смешной двухсерийный фильм под названием « Нимфоманка », в котором рассказывается о многочисленных сексуальных переживаниях женщины и самопровозглашенной нимфоманки .

Десять фактов о нимфоманках, которые нужно знать

Все любят нимфоманку, верно? Но что такое нимфомания? Известный исследователь секса доктор Альфред Кинси довольно небрежно описал нимфоманку как «человека, у которого секса больше, чем у вас».

И хотя сексуальная зависимость — серьезная проблема, вот десять интересных фактов о нимфоманках, которые, мы уверены, вас заинтригуют.

10. Термин «нимфомания» относится только к женщинам!

Верно! Ты не нимфоманка, братан! Мужской аналог называется сатириазисом.Оба слова вдохновлены греческой мифологией: нимфы — это «второстепенные божества, представленные прекрасными девушками», а сатиры — «лесные существа, изображенные с заостренными ушами, ногами и короткими рогами козла и любящими безудержное веселье».

9. Слишком много хорошего?

В книге «Нимфомания, история» рассказывается, как викторианские врачи опасались того, что «употребление обильной пищи, потребление слишком большого количества шоколада, размышления о нечистых мыслях, чтение романов или выполнение« тайных поллюций »(мастурбация)… чрезмерно стимулируют нежные нервные волокна женщин и привело к нимфомании.

8. Это все в ее голове!

Френологи считают, что размер и форма головы существенно влияют на половое влечение. Чем больше голова, тем больше она отдаст.

7. Вчерашние нимфоманки — сегодняшние сексуальные наркоманы!

Термины «нимфоманка» или «нимфоманка» больше не признаются в мире медицины. Вместо этого человека с одержимо высоким сексуальным влечением называют «гиперсексуалом».

6. Нимфы считаются больными!

В викторианскую эпоху нимфомания считалась симптомом какой-то болезни! Это утверждение до сих пор несколько спорно.

5. Из нимфоманок не получаются отличные подруги!

Вы, должно быть, думаете, что мы сумасшедшие, но правда в том, что вы действительно не хотите встречаться с нимфоманкой! «Получите все, что вы можете от своих отношений с нимфоманкой — и будьте готовы в спешке сократить свои потери и двигаться дальше… спать с ней быстро, а затем раствориться в воздухе, как будто вас никогда не было здесь с самого начала. ”

4. Нимфомания — это грех!

Мы никогда не узнаем, как JC относился к нимфомании, однако в Библии есть несколько намеков: «Тогда, когда похоть зародила, она рождает грех; а когда совершается грех, рождает смерть »(Иакова 1: 14-15).

3. Нимфомания — это не грех?

Погодите, это не грех! Уф! Альфред Кинси сказал: «Единственный неестественный половой акт — это то, что вы не можете совершить» — и некоторые религии рассматривают нимфоманию как путь к искуплению или празднованию брака.

2. Это еще не все развлечения и игры!

Сексуально компульсивное поведение влечет за собой некоторые негативные последствия, такие как: подверженность заболеваниям, передаваемым половым путем, долги, юридические проблемы, испорченные отношения, вмешательство в вашу работу и общественную жизнь, потеря репутации, уязвимость к тревоге и депрессии.

1. Нимфы даже не любят секс !?

Слишком много всего устаревает! «Для многих наркоманов [это] становится способом притупить болезненные чувства, убить время или перестать чувствовать себя одиноким», — говорит Келли МакДэниел, лицензированный профессиональный консультант из Сан-Антонио, штат Техас, и автор книги «Готовы к исцелению: женщины сталкиваются с любовью, сексом и Зависимость от отношений ».

Автор фото: Getty Images

8 признаков, на которые стоит обратить внимание

Что такое секс-наркоман?

Сексуальная зависимость определяется как отсутствие контроля над сексуальными мыслями, побуждениями и импульсами.В то время как сексуальные импульсы естественны, сексуальная зависимость относится только к чрезмерному поведению, которое оказывает негативное влияние на жизнь человека.

Хотя сексуальная зависимость не указана в качестве диагностируемого состояния в Диагностическом и статистическом руководстве по психическим расстройствам (DSM-5), исследования показывают, что может развиваться чрезмерное сексуальное поведение, как и химическая зависимость.

У человека с сексуальной зависимостью может быть компульсивная потребность в сексуальном стимулировании. Это желание часто мешает им жить повседневной жизнью.Сексуальные пристрастия могут проявляться во многих различных формах, включая зависимость от:

  • Сексуальные действия
  • Проституция
  • Просмотр или потребление порнографии
  • Мастурбация или сексуальная фантазия
  • Выставка или вуайеризм

Сексуальные наркоманы могут изменять свои действия, чтобы заниматься сексом действует настойчиво, не в силах контролировать свое поведение, несмотря на любые последствия.

Такое компульсивное сексуальное поведение может иметь серьезные личные последствия.Подобно наркотической или алкогольной зависимости, сексуальная зависимость может влиять на физическое и психическое здоровье, личные отношения и качество жизни.

Признаки сексуальной зависимости

Сексуальная зависимость может проявляться по-разному, как физически, так и эмоционально. Чтобы поставить точный диагноз, требуется медицинский работник, но вот некоторые признаки, которые могут указывать на потенциальную сексуальную зависимость:

Obsessive Sexual Thinkts

Кто-то, имеющий дело с сексуальной зависимостью, может постоянно думать о сексе.Эти хронические мысли о сексе или сексуальных фантазиях могут стать навязчивыми или мешать выполнению других обязанностей.

Тратить слишком много времени на секс

Хотя поиск сексуальных партнеров не обязательно является признаком сексуальной зависимости, если кто-то тратит на секс чрезмерное количество времени и энергии, это может быть красным флажком. Это может включать время, потраченное на попытки заняться сексом, заниматься сексом, заниматься сексом или восстанавливаться после сексуального опыта.

Чувство стыда или депрессии

Если потребность в сексе переходит в зависимость, чьи-то сексуальные чувства могут также перемежаться с чувствами тревоги, стыда, депрессии или сожаления.Человек может стыдиться своих сексуальных побуждений и того, что им трудно контролировать эти побуждения.

Продолжение

У них могут быть даже признаки клинической депрессии или суицидальных мыслей. Исследования показывают, что сексуально компульсивные люди нередко проявляют признаки депрессии, беспокойства и социальной тревожности. Одно исследование показало, что среди сексуально компульсивных мужчин 28% демонстрировали признаки депрессии по сравнению с 12% населения в целом.

Исключение других видов деятельности

Секс-наркоман может зацикливаться на сексе до такой степени, что ему становится трудно заниматься другими видами деятельности.Они могут отстать от обязанностей в школе, на работе или в личной жизни или стать социально замкнутыми. Они также могут отдавать предпочтение сексуальному поведению перед другими формами расслабления или хобби. Из-за этого могут пострадать отношения с друзьями, семьей и партнерами.

Чрезмерная мастурбация

Хотя мастурбация может быть здоровым способом исследования сексуальности и выражения сексуального влечения, чрезмерная мастурбация может быть признаком сексуальной зависимости. Это может выглядеть как компульсивная мастурбация, мастурбация в неподходящее время или даже мастурбация, вызывающая физический дискомфорт или боль.

Продолжение

Рискованное или неприемлемое поведение

В некоторых случаях сексуальная зависимость может привести к ненадлежащему и / или рискованному сексуальному поведению. Это может включать эксгибиционизм, публичный секс, секс без защиты и секс с проститутками.

В некоторых случаях это может привести к развитию заболеваний, передающихся половым путем. Исследования показали, что те, кто идентифицирует себя как сексуально навязчивые, с большей вероятностью заболеют венерическими заболеваниями, такими как ВИЧ.

Измены партнерам

Человек с сексуальной зависимостью может чувствовать себя вынужденным искать секса с новыми партнерами, даже если это означает измену партнеру или внебрачную связь. Они могут регулярно искать свидания на одну ночь или даже несколько раз обмануть разных партнеров.

Совершение уголовных преступлений на сексуальной почве

В некоторых крайних случаях люди могут участвовать в преступных действиях, таких как преследование, изнасилование или растление малолетних.Хотя некоторые сексуальные преступники также могут быть сексуальными наркоманами, нет никаких доказательств того, что сексуальная зависимость может подтолкнуть кого-либо к совершению сексуальных преступлений.

Лечение сексуальной зависимости

Может ли сексуальный наркоман измениться? Да, хотя может потребоваться лечение у профессионального медицинского работника, такого как психолог, психиатр или сексопатолог.

Лечение может варьироваться в зависимости от первопричины и того, как она проявляется в личной жизни. Если сексуальная зависимость проявляется наряду с другим основным тревожным расстройством или расстройством настроения, план лечения может также включать лекарства.

Формы лечения могут включать:

  • Индивидуальная терапия с психиатром
  • Когнитивно-поведенческая терапия (CBT)
  • Десенсибилизация движением глаз и повторная обработка (EMDR)
  • Психодинамическая терапия
  • 09 Групповая терапия Группы поддержки

  • Стационарное лечение
  • Консультирование пар или консультирование по вопросам брака

Шпаргалка «нимфоманка»: все, что вам нужно знать об эпическом исследовании сексуальной одержимости Ларсом фон Триером

Шпаргалка «нимфоманка»: все, что вам нужно Знать об эпическом исследовании сексуальной одержимости Ларсом фон Триером

Обзоры включены, и если есть одна вещь, в которой они, кажется, все согласны, так это то, что с «нимфоманкой» есть чертовски много того, что потенциально можно обсудить.Так что давайте копнем немного глубже, станем немного эзотеричнее и эксцентричнее и поговорим о некоторых влияниях, которые фон Триер использовал в своем последнем опусе, который открывается в Дании на Рождество перед его выпуском в США в 2014 году.

Преамбула

Эта статья содержит спойлеры. Но поскольку девственный опыт «Нимфоманки» практически невозможен для любого, кто видел плакаты, трейлеры или тизерные сцены (или действительно любую другую работу, ранее созданную или направленную фон Триером) — И поскольку это что-то из его грандиозного опуса — мы настоятельно рекомендуем вам читать дальше.Наш более ранний обзор в более классическом формате здесь.

Глава 1. Предки

Несмотря на то, что ему 57 лет, термин enfant ужасный как нельзя более подходит для датского автора и провокатора Ларса фон Триера, который, кажется, находит что-то вроде детского ликования, делая именно то, что он хочет, будь то черт возьми или высокий уровень воды.

«Нимфоманка» — его последняя и самая необычная работа, двухсерийный фильм, который сочетает в себе откровенно сексуальное содержание и интеллектуальные отступления в истории главного героя, настоящее имя которого Джо.Она одержима сексом и действительно очень боится, когда любовь может мешать наслаждаться чисто физическими удовольствиями от полового акта и всех его разнообразных вариаций.

Фон Триер был вдохновлен на создание «Нимфоманки» после прочтения монументального произведения Марселя Пруста «В поисках утраченного времени», не случайно состоящего из семи томов, ровно на одну меньше, чем восемь глав, на которые фон Триер разделил свою работу — просто чтобы сделать Ясно, что здесь он пытается превзойти Пруста.

Вопросы секса и сексуальности проходят через оба произведения, но не являются основным предметом их внимания.Оба они также необычно длинны для своей формы: версия фон Триера занимает, как сообщается, 330 минут, хотя версия, выпущенная первой, состоящая из двух частей, занимает в общей сложности 240 минут (или ровно четыре часа).

Это не совсем спойлер, чтобы отметить, что главная мужская роль в «Нимфоманке», человек, который представляет угрозу влюбиться в Джо или быть любимой ею, носит французское имя Жером — и что ребенок Джо и Жером будет вместе, доказательство их любви, которого зовут Марсель, также имя некоего французского писателя.

Тем не менее, произведение, которое впервые пришло в голову этому критику после просмотра четырехчасового «Нимфоманки», — это не Пруст, а гораздо более ранний образец французской литературы: «Эссе» писателя эпохи Возрождения Мишеля де Монтаня. «Очерки», охватывающие три книги и 107 глав, также не для слабонервных; Монтань так же любит отступления, как Пруст и фон Триер в «Нимфоманке».

Общим в работах де Монтань, Пруста и теперь фон Триера является то, что они отвергают то, что они считают искусственным разделением между наукой и объективной истиной, с одной стороны, и эмоциями и восприятием, с другой.Каждый опыт, объект и вещь фильтруются через личность каждого человека, переживающего их, и поэтому уникальны и различны даже для двух людей, которые по сути испытывают одно и то же. Я не думаю, что фон Триер обязательно придумал создать художественный фильм, который мог бы служить апологией кинокритики (или художественной критики в целом), но так, как он это сделал. Красота кинокритики, конечно, в том, что мнения могут (и должны) различаться; действительно, Питер Дебрюге из Variety, кажется, предлагает фильм против кинокритиков.

Глава 2: Смешанное отцовство

Джо, нимфоманка из этого названия, не столько играется, сколько воплощена последней музой режиссера, Шарлоттой Генсбур, также главной героиней «Антихриста» и одной из двух женщин-исполнителей, помимо Кирстин Данст, в «Меланхолии». Всегда бесстрашная исполнительница, 42-летняя дочь покойного французского певца и провокатора Сержа Генсбура и британской актрисы и певицы Джейн Биркин, кажется, идеально подходит фон Триеру, который, по крайней мере, так же настойчив, как отец Генсбура (хриплый хит «Je t’aime moi non plus» — вероятно, самая известная совместная работа Генсбурга и Биркина в США).

Однако для большей части первого из двух фильмов, в которых рассказывается о ранней жизни Джо, ее играли детские актрисы (Ронья Риссманн, Майя Арсович и Ананья Берг играют Джо в возрасте двух, семи и 10 лет соответственно) и Примерно за 15 лет до того, как она родит ребенка, ее играет новичок Стейси Мартин, яркая новичок, которая, как и Генсбур, имеет смешанное британо-французское происхождение.

Глава 3: Фунты

Не то чтобы Джо обязательно был от смешанных родителей, если только вы не хотите называть ребенка датской актрисы Конни Нильсен и ее U.Коллега С. Кристиан Слейтер, человек от смешанного происхождения.

Действительно, хотя есть ссылки на фунты (как в британских деньгах), действие фильма происходит в странном, с географической точки зрения, нейтральной зоне, где люди говорят по-английски с самыми разными акцентами — только представьте, насколько отличается Ума Турман, Удо Киер и Джейми Белл все звучат по-английски и знают, что Лабаф пытается использовать британский акцент в некоторых дублях — и там, где нет четких географических ориентиров, которые могли бы помочь закрепить действие в узнаваемой реальности (фильм был снят в основном в Бельгии и Германии, поскольку большие розетки в домах ясно показывают, и люди говорят о «средней школе», учреждении, неизвестном с таким названием в Британии).

Однако это не имеет значения, поскольку фон Триер работает не в какой-либо документальной реальности, а, скорее, в области чувств и переживаний; Истинный ландшафт фильма — это борьба Джо, ее постепенное взросление и накопленная мудрость, когда она справляется со всем, что жизнь бросает на нее. Она либо позволяет себе формироваться, либо подвергается принудительному, если бессознательно, своему опыту.

Глава 4: Номера

С таким названием, как «Нимфоманка», и с режиссером, раздвигающим границы, таким как фон Триер, конечно же, много обнаженной натуры и секса, даже если текущая четырехчасовая версия является «сокращенной и подвергнутой цензуре» версией, как следует из вступительного названия. карта, сделанная с «разрешения директора», а в противном случае без его участия.”

Фон Триер касается довольно невинных, почти протосексуальных переживаний Джо, когда он был молодой девушкой, и есть ранняя захватывающая сцена в выложенной плиткой ванной комнате, в которой семилетний Джо и ее лучшая подруга, которую просто зовут «Би» (Софи Кастен в девичестве, затем Софи Кеннеди Кларк в подростковом возрасте) дирижирует чем-то вроде фантастического водного балета. Сцена является винтажной от фон Триера в том смысле, что она помещена в тот момент повествования, где истинное (читай: эротическое) прочтение происходящего ясно, даже если сцена сама по себе совершенно невинна, а девушки понятия не имеют, что они » чем занимаются или почему им это так нравится.

Но ни Джо, ни Би не остаются такими невиновными. Примерно в 15 лет у Джо была очень тусклая первая попытка полового акта с мальчиком-байкером Джеромом (Шайа ЛаБаф), которого практически заставил Лолита Джо — одетый в клетчатую юбку, кардиган и рубиновые (!) Тапочки — заняться с ней сексом. Он удовлетворяет просьбу сделать в общей сложности восемь уколов — или «3 + 5», как фон Триер услужливо показывает на экране (он переворачивает ее после пары толчков, отсюда два разных числа). Это число важно по нескольким причинам: оно не только представляет собой общее количество глав в фильме (пять в первой части, три во второй), но также указывает на ценность восьми в каббалистической традиции, где семь — это совершенство, а восемь. представляет собой число «выше природы», за пределами совершенства.

(Похоже, я слишком много зачитываю фильм? Числа Фибоначчи подробно обсуждаются в сценарии, а также другие философские, религиозные, лингвистические, музыкальные и моральные вопросы. Сам фильм создал прецедент для такого рода интеллектуальной мастурбации с близкого расстояния.)

Глава 5: Mea Maxima Vulva

Хотя ее первый опыт «чертовски больно», и она обещает никогда больше этого не делать, Джо быстро ввел в жизнь сексуальных приключений Би, с которым она отправляется на поиски секса в поезде в детской игре, в которой тот с наибольшим количеством побед выиграет мешок конфет, в результате чего Джо придется соблазнить пассажира первого класса (Клейтона Немроу), чтобы выиграть.

Немного позже Джо, вслед за Би, становится участником клуба молодых женщин, которые восстают против любви, занимаясь сексом с как можно большим количеством людей, но только один раз с каждым. Их обряд посвящения включает пение «Mea maxima vulva», типичное прикосновение фон Триера, которое может быть одновременно забавным и (по крайней мере для католиков) потенциально оскорбительным, смоделированным как исповедание греха.

«Любовь — это секс с добавлением ревности», — это отговорка Джо за то, что он держался подальше от любви и просто наслаждался сексом, что — благодаря использованию порно-двойников и компьютерной графики, которая помещает головы актеров на порнозвезд — действительно откровенно. .Но четырехчасовая версия демонстрирует общее неприятие проникновения. В самом деле, это может оказаться ханжеской версией, когда последняя версия фон Триера увидит свет.

Глава 6: Отступления

Фильм, как и все предыдущие работы фон Триера, снят компанией Zentropa, совладельцем которой является фон Триер, и которая произвела значительную часть продукции всемирно известных датских фильмов со времен фон Триера и его коллег (включая Томаса Винтерберг и Сюзанна Бир) основали движение Dogme 95 с его революционным манифестом.

Немногие люди за пределами Скандинавии знают, что Zentropa, помимо производства фильмов, получивших Золотые пальмы, Серебряные медведи и Оскар, а также огромной популярности дома и в других странах, является единственной крупной производственной компанией в мире (по крайней мере, так это утверждал), который также является продюсером нескольких порнофильмов, начиная с «Констанс» режиссера Кнуда Вестерскова в 1998 году, а также включая гей-порнофильм «HotMen and CoolBoyz», также снятый Вестерсковым.

Название Puzzy Power, дочерней компании Zentropa, которая изначально отвечала за производство этих фильмов, является хорошим показателем причин, по которым фон Триер и его коллеги начали заниматься порно-производством: женщины не должны игнорироваться, а должны служить отправной точкой.(Это звучит немного странно, но тот факт, что фон Триер действительно создавал порно — такого типа — предполагает, что он, вероятно, не женоненавистник, как любят утверждать некоторые критики.)

Как и у движения Dogme, у Puzzy Power был манифест, в данном случае отредактированный группой женщин, который был «заявлением о женщинах и сексуальности», и содержал правила, включающие такие простые вещи, как «правдоподобный сценарий», «уважение за женское желание »,« отсутствие насилия »,« отсутствие лицевой эякуляции »и наличие юмора.

Манифест Puzzy Power может быть почти полностью применен к «нимфоманке»: фильм в значительной степени повествует о сексуальном опыте женщины и ее сексуальности (хотя, когда Джо позже решится заняться S&M, часть «без насилия» становится несколько проблематичной, хотя в некотором смысле это насилие по обоюдному согласию, и поэтому его труднее классифицировать).

Глава 7: Мучение

«Констанс», фильм 1998 года, сыгравший роль в легализации порнографии в Норвегии в 2006 году, использовал устройство ретроспективного кадра, как и в «Нимфоманке.«Без этого фильм потерял бы большую часть своего смысла. Жизнь Джо и то, как она видит свои прошлые поступки, рассказана самой Джо Селигману (шведский актер Стеллан Скарсгард из его шестого фильма с фон Триером), еврейскому интеллектуалу, который является бесполой девственницей и слушает историю Джо после того, как он буквально поднял ее с тротуара, где она и оказалась после избиения до полусмерти.

Диалог, который начинается между асексуальным интеллектуальным мужчиной и телесно раскованной женщиной — вот что делает «Нимфоманку» таким интересным фильмом, в котором Селигман / фон Триер проводят бесчисленные параллели между половыми актами и способами поведения по отношению к другим вещам в мире, в том числе: в первой главе фильма нахлыст.

Есть определенное ощущение, по крайней мере, в этом сокращении, что фон Триер мало заинтересован в создании откровенного порнофильма — поведение и постоянные истории Джо (все видно в графических воспоминаниях) служат только для того, чтобы дать пищу для интеллектуальных игр разума Селигмана, многие из которых забавны, и многие из них кажутся лишь косвенно связанными, за исключением тех случаев, когда мы рассматриваем ум персонажей — в точности как у Пруста. Действительно, режиссера, в чьих работах часто прослеживается сексуальность, можно в каком-то смысле сравнить с такими режиссерами, как Ингмар Бергман из соседней Швеции.В фильмах Бергмана секс может быть формой мучений или жестокости.

Однако это не означает, что фильм не полон юмора и типичных пасхальных яиц фон Триериана — например, сцена, которая является почти прямой цитатой из его собственного «Антихриста» (и нет, это совсем не сексуально … что является частью шутки, очевидно).

Но, несмотря на присутствие юмора, цитата, приписываемая фон Триеру во время пресс-конференции «Нимфоманка» в Копенгагене экспертом по его творчеству, в целом, кажется, проливает свет на причины его интереса к созданию такого фильма, как «Нимфоманка»: «Секс» слишком серьезно, чтобы оставлять его на усмотрение порноиндустрии.”

Зарегистрируйтесь: Будьте в курсе последних последних новостей кино и телевидения! Подпишитесь на нашу рассылку новостей по электронной почте здесь.

Признаний нимфоманки в период менопаузы | Семья

Я девушка с плаката менопаузы, несмотря на то, что нет абсолютно хороших новостей о менопаузе. Его путь лежит прямо в могилу, и такие женщины, как я, не могут надеяться ни на что, кроме истончения волос и кожи, потери плотности костей, увеличения веса, ночного потоотделения, странного запаха даже для нас самих и этой неизмеримой «атрофии влагалища».Но после четырех лет бесполой верности я обнаруживаю, что постменопаузальный холостяк в муках нимфомании. Я хочу секса больше, чем когда-либо, и этот факт уничтожает все, что я знаю об этом печальном пост-фертильном состоянии. Скажи мне, что моя вагина — пустыня, и я скажу тебе, что она похожа на румяный оазис.

При обсуждении этого всплеска с коллегами мне рекомендуется загрузить Tinder, Bumble и Happn. Я никогда не использовал цифровые технологии для секса, потому что в этом мне никогда не было необходимости.

Мне может быть около 60, а не 50, но целая жизнь заботы и хорошие гены означают, что я могу сойти за 42, и это так.

Из-за менопаузы я похудела, и я стала более стройной, чем в свои 20 лет. Когда друзья-геи и натуралы одобряют мой фото-профиль, я выхожу в Интернет, ожидая насмешек или молчания. Я поставил радиус приложений рядом со своим офисом. Выбираю самый широкий мужской возрастной диапазон — и жду.

Ответ невероятный. Фотографии привлекли мужчин 22 лет — и да, я почти могла бы быть их бабушкой — до 63 лет. Мои временные рамки заполнены великолепными мужчинами, существами настолько красивыми, что я задыхаюсь.Это коробка конфет, из которой я могу выбирать (особенно в случае с Bumble, где ничего не происходит, пока женщина не сделает первый ход). Аналоговая жизнь никогда не была такой. Я болтаю с ними и обнаруживаю, что каждый молодой человек любит целоваться, ездит на велосипеде и считает себя фотографом — увлекательный образ.

Сначала я нервничаю при встрече. Я устраиваю выпивки с мужчинами помоложе и с некоторыми постарше. Эти встречи укрепляют мою уверенность, но не успокаивают мои собственные опасения по поводу производительности. После стольких лет секса с самим собой, вспомнит ли старушка внизу, что делать?

«Вы можете почувствовать сухость влагалища», — предупреждает мой врач, сказав мне, что да, я действительно могу сойти за 42 и что я не должен забывать использовать средства защиты.Все больше и больше людей в моем возрасте заболевают ИППП и еще хуже. Одно это заставляет меня чувствовать себя частью авангарда сексуальных вампиров, которые отказываются умирать. Для меня сухость — новость. Итак, после нескольких осечек (один мужчина даже не вывел меня из паба, где мы договорились встретиться) особенно привлекательный 24-летний молодой человек, кажется, хочет пойти со мной домой. Я перехожу в режим хозяйки. Я готовлю закуски. Его не интересуют закуски. Одно ведет к другому, и как только я уверен, что летучие мыши вылетят из моего заброшенного влагалища, срабатывает мышечная память.Я помню, как делал это до Интернета!

Он чувствует себя потрясающе, кажется, достаточно довольным, и я почти выжимаю из него жизнь. После этого он засыпает в совершенно утомленной тишине и уходит на следующее утро, как джентльмен. Я сделал это. Я нарушил целомудрие. Но мои части пострадали.

В амбулатории мне сказали, что у меня обычное недомогание, БВ — мужчины могут дать женщинам, но женщины не могут дать мужчинам, вроде бриллиантов или норковой шубы только плохо. Пять невероятно сильных таблеток («Если вы употребляете алкоголь вместе с ними, у вас случится эпилептический припадок, я серьезно», — говорит доктор) и доза белой пасты, и я снова в пути.Я должен быть в порядке.

Я удивлен, что пожилые женщины не находят отпугивания. Каждый раз, когда мне говорят, что у меня отличное тело, мне приходится сдерживать смех

Вернуться в секс-игру после менопаузы немного сложнее, чем в первый раз, когда единственными предпосылками были надеть свое лучшее платье и напиться . На самом деле мне нужно быть готовым и осторожным. Впервые в жизни покупаю смазку для себя, а не для машины.

Да, я нахожу еще несколько мужчин, и каждый из них сексуален и великолепен.Я не помню такого количества красивых мужчин даже в каталоге. Я никогда не думал, что мне нравятся молодые мужчины, но я люблю — не только из-за их уровня работоспособности, хотя это и есть. Я люблю их надежду, доброту и интерес. Я смотрю, как они смотрят на меня, и думаю, не украли ли они мои водительские права. В основном они уверены в себе, счастливы и знают о сексе гораздо больше, чем следовало бы. Все ли у них есть подруги в 12 лет? Могу ли я поблагодарить меня за это онлайн-порно? Один 25-летний подросток делает то, о чем я даже не подозревал.Он такой хороший, я чувствую, что обнаружила в своем доме еще одну комнату.

Бывают моменты, когда я чувствую себя настолько комфортно (и, возможно, пьяно), что задаюсь вопросом, не стоит ли мне говорить о менопаузе. Но я останавливаюсь. Это мужчины, а не терапевты или подруги. Как бы им ни казалось, они здесь ради того же, чего я хочу. Это то, что у нас общего.

Меня постоянно удивляет, что они не находят пожилую женщину отталкивающей. Каждый раз, когда мне говорят, что у меня отличное тело, мне приходится сдерживать смех.Я задаю вопрос тому, кто меня раздражает: «Зачем тебе женщина постарше? Она не хочет от вас отношений, брака или детей. У нее есть свои деньги. Она эмоционально стабильна. Так что в этом для тебя? »

Мне постоянно задают вопрос: «Вы предпочитаете молодых людей?» на что я говорю: «Это мужчина, а не его возраст».

Я действительно имею в виду это, пока не выпью с парой мужчин примерно моего возраста. Встреча с ними — разочарование. Им нравятся Харлеи и рок-н-ролл. Они смотрят назад, а не вперед.Они смотрят на меня и, я думаю, хотят, чтобы я лишился своей личности. Может, я недостаточно поклоняюсь им?

Ни разу они не предлагают вернуться и даже не поцелуют меня на ночь. Они встревожены тем, что я плачу за напитки. Почему парни моей юности не успевают за временем? Я пробую еще несколько кликов на пожилых мужчинах, но молодые просто лучше себя представляют. Ребятам моего возраста нужно сделать правильные фотографии и, возможно, посетить дантиста.

Тем временем мой терапевт заботится о моем сексуальном здоровье.Я пытаюсь объяснить, что один парень был размером с пожарный гидрант, но, видимо, это не имело значения. Ее это не удивляет, поскольку она дает мне рецепт на тот же крем, который, по всей видимости, использует известная певица, чтобы сохранить свою внутреннюю рок-звезду счастливой и полезной.

С этим я начал свою игру. Я меняю прическу, ношу лучшую одежду и слушаю новую музыку, например, X Ambassadors. Я чувствую себя моложе. На самом деле я чувствую себя сексуальнее, чем в свои 30, и забываю, сколько мне на самом деле лет.

Чем больше времени я провожу в приложениях, тем смелее.Я думаю, что сейчас я, вероятно, зависим, проверяю их чаще, чем Instagram, Facebook, Snapchat и Twitter. Я шучу после нескольких напитков с друзьями, встречаюсь с незнакомцами и говорю: «Разве я не видел тебя в Tinder?»

Я здесь не ради извращений и озорства. Я здесь, чтобы вернуть свою жизнь — в частности, мою сексуальную уверенность.

И снова, к моему удивлению, два старых «друга» появляются из деревянных конструкций, чтобы пригласить меня на свидание. После трех бокалов пива они сказали мне, что им всегда было интересно.Мужчины на вечеринках начинают приглашать меня на свидания — настоящие, настоящие. Я должен чувствовать запах или что-то в этом роде

Но я волнуюсь. Меня беспокоят болезни. Я боюсь, что мое тазовое дно прогнется, как чилийская шахта. Я заказываю Kegel8, чудо-аппарат, который возвращает мое влагалище к жизни, как дефибриллятор. Мой гроулер настолько силен, что я почти могу лазить с ним по деревьям. Естественно, я в восторге.

Вернувшись в клинику, у меня есть анализы, и все в порядке. Так же, как доктор берет кровь, моя бывшая звонит, и мы ссоримся.Я начинаю плакать и понимаю, как сильно я его люблю и скучаю.

Итак, я снова пытаюсь встречаться с кем-нибудь своего возраста. Я встречаю мужчину, который хочет отношений. Это ужасная ошибка, потому что я действительно не хочу постоянного мужчину, даже если это сделало бы жизнь несколько менее похожей на отель: я должен быть единственным человеком, который меняет простыни каждый раз. К сожалению, я вынужден заблокировать его в WhatsApp и винить себя в том, что обидел его.

Как я мог подумать, что смогу вернуться в менее затруднительное положение — встречаться с мужчинами вдвое моложе и любить это?

В Happn, приложении для знакомств / секса, которое показывает, кто встречается на вашем пути, я обнаружил, что весь мой район полон уродов.Я не ожидал здесь опасности. Один мужчина присылает мне порно, которое при нормальных обстоятельствах меня не шокирует. Когда он приходит на мой телефон, я хочу заболеть, потому что я здесь не из-за извращений, переодеваний, фантазий или озорных острых ощущений. Я здесь, чтобы вернуть себе жизнь — и для меня это означает, в частности, мою сексуальную уверенность. Даже если мое влагалище не хочет играть в мяч, как раньше, я должен найти способ заниматься сексом до самой смерти.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.