Негосударственное общеобразовательное учреждение Средняя общеобразовательная школа

Чувство человеческого достоинства: Сочинение на тему что такое человеческое достоинство

Содержание

Сочинение на тему что такое человеческое достоинство

  1. Сочинения
  2. Итоговые сочинения
  3. Чувство собственного достоинства

Каждый уважающий себя человек должен иметь чувство собственного достоинства. Это очень важное качество, которое помогает находить выход из трудных ситуаций и оставаться при этом достойным человеком.

Человек с чувством собственного достоинства знает себе цену, не сравнивает себя с другими и не стремится быть лучше, чем он есть на самом деле. Он никогда не обманет, не предаст, не совершит подлых поступков и на него всегда можно положиться. Такой человек не даст в обиду себя и никому не позволит обидеть других. Он уважительно относится к себе и уважает окружающих, поэтому заслуживает такого же отношения к себе. Он не любит впутываться в конфликты, но защищая себя, будет отстаивать собственное мнение, не унижая при этом достоинства другого человека.

Достойный человек не стремится к тому, чтобы всем угодить. Он поступает по совести и опирается на собственные жизненные принципы и решителен в своих поступках. Он справедлив, рассудителен и в любой ситуации сохраняет спокойствие. Чувство собственного достоинства помогает человеку достигать успехов и двигаться только вперёд, к достижению своих целей, ведь он верит в себя и в свои силы. От других людей его отличает сила воли, дисциплина и умение справляться с неудачами, которые встречаются на жизненном пути.

Чувство собственного достоинства не дано человеку с рождения, оно формируется в процессе жизни и конечно зависит от воспитания. Никогда не поздно заняться развитием этого чувства в себе. Ведь несложно проявлять уважение и заботу по отношению к другим людям, помогать старшим, быть честным, ответственным и надёжным. Это обычное поведение достойного человека и на это способен каждый.

Человек с чувством собственного достоинства никогда не будет хвалиться своими заслугами, потому что для него, поступать достойно – это правило жизни.

Чувство собственного достоинства — это одно из важнейших душевных качеств человека и в обществе всегда будут уважать и ценить таких людей.

Вариант 2

Особенно часто мне говорят: у тебя должно быть чувство собственного достоинства, в каком бы возрасте ты ни был. А я всегда теряюсь в догадках, есть ли оно у меня или же его нужно приобретать.

Рассмотрим подробно это понятие, чтобы, наконец, определиться.

Я думаю, что чувство собственного достоинства – это такое чувство в душе и сознании человека, когда он себя уважает и ценит. При этом не стоит «перегибать палку» и думать, что ты лучше других. Ты просто немного выше их по своему уму, таланту и умеешь носить это звание, не кичась, то есть не крича на всех углах: я очень хорошо умею рисовать или я одаренный математик. Это чувство наоборот имеет скрытый характер.

Также чувство собственного достоинства можно рассмотреть и с другой стороны. Конечно, не все люди в обществе ведут себя соответственно. Порой могут и обидеть – невзначай или специально. Но человек с чувством собственного достоинства не позволит себя обижать, а выскажет свои возражения своим оппонентам или же тихо удалится, не ввязываясь в скандал. Примеров ситуаций, где человек может проявить себя подобным образом, очень много. В школе, на работе – это незаменимое чувство. Но и в быту ты тоже не должен терять себя. Надеюсь, что многих моих сверстников такого нет в семье, но бывает, что родители абсолютно подавляют личность ребенка и не дают ему выразить это чувство.

Поэтому человек с чувством собственного достоинства представляется мне умным, практичным, не способным конфликтовать и глубоко уважающим себя и других.

Однозначный вывод таков: человек с чувством собственного достоинства всегда уважаем в обществе. С ним легко общаться на разные темы, и он вряд ли когда предаст своих друзей. Также такой человек прежде всего хорошо себя ощущает. Ему нравится жить и приносить людям только добро.

ЕГЭ 11 класс.

Другие сочинения: ← Любовь это восхитительный обман↑ Итоговые сочиненияЧто есть истинная честь, и что есть мнимая →

Воспалённое состояние Поли… (Л. Леонов)

Назад к списку текстов для ЕГЭ
(1)Воспалённое состояние Поли, а главное, её сбивчивая, двусмысленная речь – всё подсказывало худшие догадки, много страшнее, чем даже плен Родиона или его смертельное ранение.

(2)– Да нет же, тут другое совсем, – содрогнулась Поля и, отвернувшись к стенке, вынула из-под подушки смятый, зачитанный треугольничек.

(3)Впоследствии Варя стыдилась своих начальных предположений. (4)Хотя редкие транзитные эшелоны не задерживались в Москве, но вокзалы находились поблизости, и Родиону был известен Полин адрес. (5)Конечно, командование могло и не разрешить солдату отлучки из эшелона в Благовещенский тупичок, тогда почему же хоть открытки не черкнул своей-то, любимой-то, проездом в действующую армию?..

(6)Итак, это была его первая фронтовая весточка с более чем двухнедельным запозданием. (7)Во всяком случае, сейчас выяснится, с какими мыслями он отправлялся на войну. (8)Варя нетерпеливо развернула листок, весь проткнутый карандашом, – видно, писалось на колене. (9)Пришлось к лампе подойти, чтобы разобрать тусклые, полузаконченные строки.

(10)Варя сразу наткнулась на главное место.

(11)»Пожалуй, единственная причина, дорогая моя, почему молчал всё это время, – негде было пристроиться, – кратко, с неожиданной полнотой и прямолинейно, как на исповеди, писал Родион. – (12) Мы всё отступаем пока, день и ночь отступаем, занимаем более выгодные оборонительные рубежи, как говорится в сводках. (13)Я очень болел к тому же, да и теперь не совсем ещё оправился: хуже любой контузии моя болезнь. (14)Самое горькое – то, что сам я вполне здоров, весь целый, нет пока на мне ни единой царапины. (15)Сожги это письмо, тебе одной на всём свете могу я рассказать про это, – Варя перевернула страничку.

(16)Происшествие случилось в одной русской деревне, которую наша часть проходила в отступлении. (17)Я шёл последним в роте… а может, и во всей армии последним. (18)Перед нами на дороге встала местная девочка лет девяти, совсем ребёнок, видимо, на школьной скамье приученная любить Красную Армию… (19)Конечно, она не очень разбиралась в стратегической обстановке. (20)Она подбежала к нам с полевыми цветами, и, так случилось, они достались мне. (21)У неё были такие пытливые, вопросительные глаза – на солнце полуденное в тысячу раз легче глядеть, но я заставил себя взять букетик, потому что я не трус, матерью моей клянусь тебе, Поленька, что я не трус. (22)Зажмурился, а принял его у неё, покидаемой на милость врага… (23)С тех пор держу тот засохший веничек постоянно при себе, на теле моём, словно огонь за пазухой ношу, велю его в могилу положить на себя, если что случится. (24)Я-то думал, семь раз кровью обольюсь, прежде чем мужчиной стану, а вот как оно происходит, всухую… и это купель зрелости! – (25)Дальше две строчки попались вовсе неразборчивые. – (26)И не знаю, Поленька, хватит ли всей моей жизни тот подарок оплатить…»

(27)– Да, он очень вырос, твой Родион, ты права… – складывая письмо, сказала Варя, потому что при подобном строе мыслей вряд ли этот солдат оказался бы способен на какой-либо предосудительный поступок.

(28)Обнявшись, подружки слушали шелест дождя и редкие, затухающие гудки автомашин. (29)Темой беседы служили события истекшего дня: открывшаяся на центральной площади выставка трофейных самолётов, незасыпанная воронка на улице Весёлых, как они уже привыкли её называть в обиходе между собой, Гастелло, чей самозабвенный подвиг прогремел в те дни на всю страну.
Сочинение по этому тексту Назад к списку текстов для ЕГЭ

Сочинения по русскому языку и литературе

Сочинение на тему «достоинство человека» 4.33/5 (86.67%) 6 votes

Достоинством человека являются его внутренние ценности в жизни. Каждому индивиду присущи какие-то свои ценности и взгляды на происходящее, но существуют и общие, утвержденные годами, приоритеты. Это честь семьи, доброта к детям, уважение к сединам пожилых людей, стремление к самосовершенствованию. И неважно какие трудности приходится пережить за всю свою долгую жизнь и сколько раз нужно будет сделать трудный выбор, главное, это не потерять своего достоинства и смысла внутреннего мира. Это очень тяжело, но чувство удовлетворенности и гордости за себя невозможно заменить ничем.

Довольно часто люди ради материальных благ принимают недостойные решения, тем самым ощущая внутреннюю пустоту и унижение, хотя поставленная цель была и выполнена. В таком случае, чтобы не страдать от угрызений совести, следует прислушиваться к своим личностным убеждениям и не поддаваться манипулированию со стороны других людей. Нужно воспитывать силу характера. Конечно, не всегда получается сохранить чувство личного достоинства. Это можно наблюдать на примерах войн, репрессий и других неординарных ситуациях. Но не все люди теряют свой внутренний стержень даже в плохие времена. И можно наблюдать таких героев как в истории, так и в современном мире. Ведь они взваливают на себя весь груз достоинства. Да, именно груз. Потому что в истории есть случаи и с летальным исходом людей, которые отстаивали свою жизненную позицию, не подчиняясь атакам со стороны агрессоров. Они являются примером для подражания.

Тяжелые жизненные ситуации имеют место в жизни каждого человека. Сломаться, плыть по течению или с гордостью выйти из сложившегося обстоятельства – выбор самого человека. Он будет непрост, но в моменты неуверенности необходимо подумать о том, что внутренний стержень и чувство личного достоинства не смогут сломать временные проблемы. Ведь их можно решить, пусть и путем огромных усилий, зато характер и духовная сила только от этого окрепнут. Всем нужно пытаться жить достойно. Воспитывать в себе своего личного героя.

Похожие сочинения

  • Сочинение на тему: Цель искусства — дарить людям счастье Цель искусства – дарить счастье людям Человека всегда окружало искусство. Это и гениальные музыкальные произведения, […]
  • Сочинение на тему: Евгений Онегин «Лишний человек» Евгений Онегин «Лишний человек» Евгения Онегина считают «лишним человеком» из-за его эгоизма и отсутствия в жизни […]
  • Сочинение на тему: Каким должен быть идеальный ученик Каким должен быть идеальный ученик? На этот вопрос не существует однозначного ответа. У каждого учителя свои […]
  • Сочинение на тему: родительский дом начало начал Родительский дом имеет особое значение для каждого. Именно в нем человек начинает познавать жизнь, получает […]
  • Сочинение на тему: тема свободы в поэме Мцыри Тема свободы в поэме М.Ю. Лермонтова «Мцыри». План сочинения: 1. История создания поэмы. 2. Свободолюбивый […]
  • Сочинение по картине Григорьева: Вратарь Футбол всегда был другом мальчишек. Ведь нет ничего интересней, чем забить мячик в ворота противника, преодолевая […]

Сочинение на тему что такое человеческое достоинство

Что же такое достоинство? В словаре С. И. Ожегова дается такое определение: 1. Положительные качества. 2. Совокупность свойств, характеризующих высокие моральные качества, а также сознание ценности этих свойств и уважения в себе. А что такое душа? Это внутренний, психический мир человека, его сознание. Достоинство человека – это прежде всего проявление его духовной силы. Великий философ Платон считал, что человеческая душа состоит из трёх составных частей: во-первых, это разум, являющийся средоточием мудрости, данной Богом, и вечно существующий; во-вторых, это две души, формируемые государством. Это душа алчущая и душа пылкая или эмоциональная. На мой взгляд, главная проблема нашей эпохи – это отсутствие человеческих достоинств, не осмысление общечеловеческих ценностей как честь, совесть, уважение, любовь, доброта, сочувствие, сострадание, над которыми в последнее время стали посмеиваться. Достоинство каждого человека зависит только от того, как он показывает себя в своих поступках. Честь и достоинство были святы для А. С. Пушкина, человеком чести он оставался в течение всей своей недолгой жизни, но своей кульминации верность чести достигла у поэта в ситуации его роковой дуэли. Герои Пушкина обладают такими же достоинствами. Эпиграфом романа “Капитанская дочка” является русская пословица “Береги платье снова, а честь смолоду”, и А. С. Пушкин выбрал эту пословицу не случайно. Эти слова сопровождали Петра Гринева в течение всей жизни. Его отец был человеком нравственным и хотел воспитать в сыне качества настоящего патриота, научить Петра жить по законам чести и совести. Молодой человек, попадая в различные жизненные ситуации, ведет себя достойно, как подобает русскому офицеру. Доброта и благородство Гринева проявились в выполнении долга, в его честности и преданности, в уважении к любимой девушке, в ответственности за нее, в чувстве собственного достоинства… В Маше открылись такие душевные глубины, что сама поездка в Петербург к императрице говорит о многом. Решив, что никогда в жизни не выйдет замуж за Швабрина, и когда ее любимому человеку угрожает опасность, она стоит перед самой императрицей и отстаивает свою любовь. Это ее принципы, которыми она не поступится. В “Повести о Петре и Февронии” тема любви оказывается чрезвычайно тесно соотнесенной с темой ума, человеческой мудрости, что является одним из человеческих достоинств. В силе своей любви, в мудрости Феврония оказывается выше своего идеального мужа – князя Петра. Но не только любви свойственна мудрость, но и мудрости присуща любовь. По смерти герои остаются неразлучными: Петр и Феврония похоронены в одном гробу, несмотря на попытки людей нарушить их волю. А. Платонов в своих произведениях создает особый мир, который поражает нас и заставляет задуматься. Писатель раскрывает перед нами многие качества простых людей, такие как красоту и величие, доброту и открытость. В рассказе “Юшка” знакомимся с человеком, который обладает редким даром любви. Всю жизнь Юшку бьют, оскорбляют и обижают. Но он никогда не проявлял злобы к людям, старик видел в издевательствах странную и непонятную форму любви к себе. Жил он любовью к природе, людям, а особенно любовью к Даше, к сироте, которую он вырастил, выучил в Москве, отказывая себе практически во всем. Став врачом, девушка приехала в городок к Юшке, чтобы вылечить его от чахотки, которая мучала его долгое время. Но, к сожалению, было уже поздно. Юшка умер. И только после смерти люди поняли, каким человеком был старик. А по отношению к людям, окружающим Юшку, могу сказать, что они бесчеловечны, нет с их стороны сочувствия и сострадания. Для автора было необходимо показать всем значимость любви и добра между людьми, которые способны переносить невыносимое, выживать в условиях, в которых выжить, кажется, невозможно. Писатель показал, что такие люди могут преобразить мир, и Юшка в этом рассказе предстает перед нами человеком, обладающим глубокими чувствами. Подытоживая вышесказанное, хочу сказать, что вся формула достоинства содержится в короткой строке из записки офицера атомохода “Курск” Дмитрия Колесникова, написанной накануне гибели: “Не надо отчаиваться”. Сохранение веры и мужества в безнадёжной ситуации означает духовную победу при наступлении смерти физической. “И присяга верней, и молитва навязчивей, когда бой безнадежен и чуда не жди”.

Честь и достоинство | Анализ

Честь и достоинство

«Чувство собственного достоинства, – писал русский философ и правовед И.А.Ильин, – есть необходимое и подлинное проявление духовной жизни; оно есть знак того духовного самоутверждения, без которого немыслимы ни борьба за право, ни политическое самоуправление, ни национальная независимость. Гражданин, лишенный этого чувства – политически недееспособен; народ, не движимый им – обречен на тяжкие исторические унижения».*

Белорусское общество испытывает явный дефицит самоуважения и личного достоинства. Причин тому множество. Одна из них заключается в традиционно низкой самооценке. Белорусы – крайне неуверенные в себе люди. Это проявляется как на уровне отдельной личности, так и нации в целом. Политическое руководство страны, словно страдая комплексом неполноценности, стремится любыми средствами что-либо «доказать-показать» миру в экономике, культуре, спорте. «Посмотрите – у нас тоже есть, мы тоже умеем, мы не хуже других!». Обыватель, имея крайне низкий уровень притязаний и самооценки, пуще огня боится открытой конкуренции, а все происходящее в стране воспринимает как подарок судьбы («как бы не было хуже»).

Честь и достоинство человека, подобно медали, имеют две стороны. Объективная сторона заключается в готовности власти признать эти качества за личностью и законодательно их защищать. Субъективная – выражается в осознании человеком себя в качестве личности, в его готовности отстаивать свою честь и достоинство вплоть до суда. И то и другое появляется не сразу, а лишь в результате долгого законодательного, образовательного и воспитательного процесса.

Понятия чести и достоинства личности, при всей их кажущейся абстрактности (расплывчатости), имеют достаточно конкретное содержание. Их предпосылкой (и одновременно слагаемыми) являются (1) законодательная защита, (2) личная свобода, (3) личная неприкосновенность, (4) нетерпимость к насилию, (4) достойная оплата за труд, (5) индивидуализация жизни, (6) чувство «мы», (7) высокий профессионализм и пр.

Законодательная защита . Защита чести и достоинства в странах развитой демократии имеет долгую предысторию. Прошло немало столетий, прежде чем государство признало за человеком право на жизнь. Вначале был запрет на людоедство. Пленников перестали убивать и стали обращать в рабство. Далее последовал отказ от человеческих жертвоприношений. Его заменили жертвенными животными. Следующим шагом стал отказ от смертной казни. Сегодня она законодательно запрещена в более чем 30 странах. Право на жизнь защищено многими международными законами, запрещающими или осуждающими агрессию, геноцид, терроризм, различные виды вооружений.

Право на честь и достоинство в различных формулировках закреплено в большинстве современных демократических конституций. Так, в Основном Законе ФРГ раздел номер один открывается словами: «Человеческое достоинство ненарушимо. Уважение и защита его – обязанность всякой государственной власти». Современные гарантии чести и достоинства включают в себя и право на определенный жизненный уровень, право на оплачиваемый труд и социальное обеспечение (даже если речь идет о лицах, отбывающих наказание в местах лишения свободы), доступ к культуре и всестороннее развитие личности.

На первый взгляд, в Беларуси нет проблем с законодательной защитой чести и достоинства граждан. Уже есть прецеденты, когда люди получали многомиллионные моральные компенсации за оскорбление своей чести и достоинства в СМИ. Законодатель, ориентируясь на европейские образцы, совершенствует процедуру защиты прав человека. Однако на поверку оказывается, что таким человеком является, как правило, лишь чиновник. Проблемы Беларуси, как и других республик бывшего СССР, не столько в законодательстве, сколько в том имидже, который имеет в массовом сознании законодательная и судебная власть в целом и их конкретные представители в частности. Не идет гражданин в суд по таким «пустякам» как защита чести и достоинства. Про честь забыл, да и суду не очень то доверяет.

Самосознание личности . Законодательное обеспечение (нигде и никогда) не гарантировало охрану чести и достоинства в полном объеме. Необходимо, чтобы сам человек был готов их защищать и отстаивать. Для этого, как минимум, он должен осознать себя как личность. Прошло не одно столетие, прежде чем человек научился думать и действовать самостоятельно, произошло его выделение из общей массы. Современная наука опровергает миф о первобытном равенстве и справедливости первобытного общества.

Первобытные племена, так же как и современное общество, строились на иерархической основе. В них имело место внутриплеменное (между мужчинами и женщинами, взрослыми и детьми, сильными и слабыми) и межплеменное неравенство. Однако, несмотря на различия, люди в первую очередь ощущали себя частицей целого. Древний человек не мыслил себя вне рода. Слаженность действий племени объяснялась не самоограничением каждого во имя всех, а отсутствием осознанности индивидуальных интересов. По мере того, как единство рода разрушалось, формировалась потребность личности в самовыражении, достижении индивидуальных целей и личном успехе.

В античном обществе тоже не было свободы личности в ее современном понимании. Однако человек уже подчиняется обществу вполне сознательно. Такая способность стала следствием развития гражданских добродетелей и приобреталась в процессе специального обучения и воспитания. Важнейшим фактором, способствовавшим растущему самосознанию личности, стала частная собственность. Ее правовое закрепление делало человека субъектом разнообразных гражданских правоотношений, приучало к самостоятельности и риску. Не случайно во многих европейских языках слова «личность» и «собственность» имеют общий корень. К примеру, собственность и особь в русском; Eigentum (собственность) и Eigenschaft (свойство, качество), Meinung (личное мнение) и mein (мой) в немецком; private (частный) и privacy (сфера личной жизни) в английском. Будучи порожденной самосознанием личности, собственность стала одним из важнейших условий личной свободы. Благополучие человека стало зависеть от его личных усилий. За допущенные ошибки он лично несет ответственность. Частная собственность сделала человека частным лицом – субъектом хозяйственной деятельности, подписывающим договоры и отвечающим за них по закону.

В Средние века взгляды на человека как существо, полностью подчиненное роду, племени, государству, начинают меняться. Утверждается достоинство личности безотносительно к ее социальному статусу. Это происходит благодаря христианским представлениям о духовной силе личности и ответственности человека непосредственно перед Богом. Принимая христианскую веру, человек усваивает и представление о себе как об «образе и подобии Божьем». Человеку дарована свобода воли, которую у него никто не вправе отнять. Завершение процесса самосознания личности происходит в период Ренессанса и в Новое время. Взгляды гуманистов на человека составляют каркас современного общественного и индивидуального сознания. Учение просветителей о естественном праве и общественном договоре служит обоснованием политической, экономической, социальной свободы. Формируется представление о свободе интеллектуальной.

Личная свобода . Человечество прошло долгий путь, прежде чем право на личную независимость стало общепризнанным. Философы античности, при всей прогрессивности их взглядов на государство и общество, не признавали права рабов на самостоятельность. Аристотель писал о справедливости и оправданности рабства. Он полагал, что рабы по природе своей предназначены к тяжелому физическому труду, не понимают смысла политической справедливости, не способны к сознательному подчинению и свободе. В их интересах жить под властью тех, кто возьмет на себя ответственность за их судьбу. Древние римляне считали раба «говорящим орудием». Крепостного крестьянина в России можно было продать вместе с семьей другому помещику. Уже в Новое время чернокожий раб в США был лишен правового статуса личности, т.е., по сути, не считался человеком. В Новейшее время после революции 1917 года бесправными оказались представители «эксплуататорских классов» и их наследники. Наиболее свежий пример дискриминации в отношении целых народов – геноцид евреев в гитлеровской Германии. Опыт мировой истории подвигнул страны к правовому закреплению прав человека на свободу. Во Всеобщей декларации прав человека, принятой в 1948 году, говорится о праве человека на жизнь, свободу и личную неприкосновенность. Такое сочетание трех прав в одной статье не случайно. Свобода является высшей ценностью человеческой жизни, а личная неприкосновенность – первой предпосылкой свободы.

Свобода ограждает человека от произвольного вмешательства в частную жизнь со стороны власти. В прошлом этот произвол проявлялся в незаконных арестах, непомерных налогах, преследовании инакомыслящих. Результатом борьбы человека за самостоятельность стало законодательное закрепление в конституциях демократических государств комплекса личных прав и свобод. Среди них такие, как свобода передвижения и места жительства, свобода мысли, слова, выражения мнения, свобода совести, право частной собственности, свобода определять свою национальную принадлежность, свобода распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию. Никто не может быть принужден к труду силой.

По мере прогресса человечества постоянно расширяется и представление о человеческой свободе. Растет число свободных людей, сфера их выбора и самоопределения. Среди современных тенденций общественного развития – растущая независимость гражданина от государства. Благодаря современным средствам массовой коммуникации он может иметь за рубежом широкий круг общения, получить образование и даже работу. За правовой защитой человек также вправе обратиться в международные инстанции (Международный суд по правам человека и др.).

Важным фактором, определяющим личную независимость, является положение человека в сфере экономики. В советский период нашей истории отсутствие частной собственности сделало человека полностью зависимым от государства. Не имея возможности основать свое дело, он вынужден был работать на государство. Материальная зависимость предопределяла поведение человека в политике, делала его конформным и послушным. Сфера проявления инициативы и предприимчивости практически отсутствовала. Миллионы крестьян оказались прикованными к своему месту проживания и работы, лишенными паспортов, а иногда и элементарных средств к существованию. Работники умственного труда, лишенные возможности выехать за рубеж даже для получения международных премий, не имели представления о том, что такое интеллектуальная собственность.

Классики марксизма-ленинизма обвиняли капитализм в эксплуатации и угнетении. Однако именно капитализм в свое время значительно расширил сферу личной свободы, покончив в крепостной зависимостью и утвердив гражданские права. Не имея ничего, кроме своей рабочей силы, наемный работник, тем не менее, имеет возможность ее свободно продавать. Он выбирает профессию, место работы, а вместе с ним и место проживания. С увеличением производительности общественного труда капитализм позволил значительно улучшить качество жизни трудящихся, сохранив и закрепив за ними свободу обладания своими способностями и талантами, предоставляя все более широкие возможности для их реализации.

Наиболее ярким свидетельством «несвободы» в современной Беларуси является сфера экономики. Граждане лишены одного из неотъемлемых прав личности – начинать, развивать, приумножать свой собственный бизнес, реализовать свои таланты и способности. О состоянии «свободы» в Беларуси убедительно говорит положение в сельском хозяйстве, банковской и производственной сфере, различные формы экономического и «внеэкономического принуждения».

В последние годы экономическая «несвобода» дополнилась «идеологической» и распространилась на сферу образования, науки и культуры. Завершает ее кампания по ограничению «утечки мозгов» за границу и самые разнообразные способы силового удержания в стране подрастающего поколения.

Самостоятельность . Самостоятельность, будучи тесно связанной со свободой, тем не менее, не тождественна ей. Граждане могут быть формально свободными и в то же время оставаться несамостоятельными, зависимыми от власти. Гарантированная человеку свобода может остаться нереализованной по причине нежелания быть свободным. В своей работе «О сущности правосознания» русский философ И.А.Ильин писал: «…режим, подавляющий автономию духа, воспитывает в гражданах безмолвие и пассивность. Подавленный гнетом власти и ее запретов, человек привыкает видеть нечто запретное во всякой духовной самодеятельности – в самостоятельном волении, мышлении и действовании. Для того, чтобы действовать, ему необходимо приказание или, по крайней мере, разрешение предержащей власти; и жизнь его проходит в том, что он все ждет приказа и все боится запрета. …Творческая инициатива не свойственна запуганной душе; благородная активность ее подавлена, и потому предприимчивость ее питается исключительно жадностью и злобою».

Стремление граждан жить без постоянной опеки со стороны государства – условие сохранения и развития демократии. Права человека, рыночная экономика, демократические выборы так и останутся пустым звуком, если не будет человека, который рискует и выбирает, принимает решения и ошибается. Правовое государство обеспечивает гражданину полную личностную автономию, освобождает от мелочной опеки со стороны власти. В сфере его самоопределения находятся выбор вероисповедания, политической идеологии, профессии, друзей, вопросы семьи и собственности. Суверенному гражданину гарантированы свобода предпринимательства и творчества, обеспечены широкие права по участию в политической, экономической, культурной жизни страны. В том числе и право на ошибку. Избирая депутата парламента или выбирая товар на рынке, он несет за это ответственность, пожинает плоды своих собственных просчетов.

Пассивный, подчиненный образ жизни был характерен для миллионов советских людей, лишенных права на самостоятельность. Отсутствовали целые сферы общественной жизни, где ее можно было проявлять: политика (как сфера выбора политических лидеров, партий, идеологий), экономика (как сфера экономического риска), культура (как сфера свободного творчества). После перестройки массы отученных от свободы (всю свою сознательную жизнь опекаемых государством) индивидов оказались в состоянии психологического шока. Жизнь в условиях рынка потребовала от них активности, предприимчивости, ответственности, т.е. всего того, на что они не были способны. Многие, выражаясь словами Э.Фромма, предпочли «бегство от свободы». По сути – бегство от необходимости быть личностью.

Обучение самостоятельности представляет собой процесс, в который так или иначе вовлекаются семья, школа, государство. Едва научившись самостоятельно одеваться, ребенок стоит перед выбором – делать это самостоятельно или просить помощи у родителей. У тех, в свою очередь, тоже есть выбор – постоянно помогать или терпеливо расширять область возможной самодеятельности. В современных обществах накоплен богатый опыт обучения и воспитания самостоятельности. Здесь и обсуждение общественных проблем, теоретические задачи на принятие решений, самостоятельное исследование общественного мнения, практическая вовлеченность в гражданские акции либо волонтерское движение.

Белорусское общество до сих пор препятствует самостоятельности. Склонные к излишней опеке родители всегда находят повод для «помощи» своим чадам. Она никогда не кончается и находит все новые формы выражения – в приготовлении уроков, выборе профессии, друга, супруга (супруги), работы. В качестве главного опекуна всех граждан выступает президент и возглавляемое им государство. Отказываться от этой роли, воспитывая в гражданах стремление к самостоятельности, оно не собирается. Свидетельством тому служит расширяющаяся борьба со всем «негосударственным» – медициной, образованием, СМИ.

Личная неприкосновенность . Неотъемлемым условием нормальной жизнедеятельности является осознание человеком и обеспечение государством его личной неприкосновенности. Первоначально она сводилась к гарантиям от произвольных арестов и судебного произвола. Сегодня ее все больше связывают с правовым регулированием сбора и использования различной информации о гражданах, собираемой и хранимой госучреждениями, кампаниями, полицией. В 1981 году в Европе была принята Конвенция, предусматривающая гарантии защиты личной жизни от вмешательства коммерческих, политических и иных организаций, пресечение действий любых должностных лиц, способных нанести ущерб чести и достоинству граждан. В широком смысле личная неприкосновенность предполагает свободу от всяческого вмешательства в личную жизнь граждан, гарантию личного privacy.

Пример успешной политики, нацеленной на защиту частного интереса, демонстрируют США. Один из американских политиков однажды сказал: «Мы должны построить новый, гораздо лучший мир, в котором всегда будет уважаться человеческое достоинство». Современные американцы верят в то, что построили государство, в котором личный успех человека определяется его личными амбициями и способностями, а не волей отдельного чиновника. Они гордятся тем, что им удалось создать общество равных возможностей, где каждый добивается успеха в меру своих талантов и трудолюбия.

В советском обществе личное достоинство подавлялось унизительным контролем со стороны государства. «Учет и контроль» пронизывал все поры общественного организма и сохранил свои традиции поныне. Значимость личности определялась ее способностью занять место в строю достойных «строителей коммунизма». Сила общества – в единстве, в коллективе. «Партия это миллионов плечи, друг к другу прижатые туго» (В.Маяковский). Политику власти характеризовало пренебрежительное отношение к «маленькому человеку». Миллионы жизней без сомнений были принесены в жертву социалистическому эксперименту. Массовые репрессии заставляли забыть о чести и достоинстве. Практика доносов, постоянный страх развращала человеческую личность.

Этот страх не прошел до сих пор. Среди просвещенной интеллигенции по-прежнему наблюдается преувеличенное внимание (своего рода демонизация) роли спецслужб в нашей жизни. Президент не доволен их работой – где-то просмотрели, где-то не постарались. Чтобы организовать тотальный контроль в государстве нет ни средств, ни прежнего рвения. На помощь приходит историческая память и страх. Обывателю по-прежнему кажется, что его прослушивают и следят за каждым шагом. Впрочем, опасения не всегда беспочвенны. Достаточно вспомнить об исчезнувших политиках.

Нетерпимость к насилию . Честь и достоинство не уживаются с покорностью и холуйством. Свободолюбие возникает вместе с нетерпимостью к насилию, в какой бы форме оно ни выражалось – деспотизме режима, расовых дискриминациях, бестактном поведении или вопросе. Западные ученые внимательно исследовали связь между вопросом и проявлением власти и насилия (см., напр., «Человек нашего столетия» Элиаса Канетти). Задающий вопрос заведомо оказывается в положении доминирующего. Причем с каждым ответом ощущение власти у него возрастает. Заданный без обиняков вопрос ставит человека в тупик либо вынуждает его лгать. Вежливый вопрос оставляет «лазейку» для отступления (возможность уйти от вопроса). В любом случае, вопросы вынуждают человека делать выбор «за» или «против», заставляют принимать какое-то решение.

Самые «сильные» вопросы, от которых нельзя отмахнуться, задают служители закона и представители власти. Например, тоталитарное государство задает гражданам очень много вопросов, потому что хочет знать о них как можно больше. Вопрос начальника к подчиненному также трудно проигнорировать. Многие семейные проблемы порождаются лишними вопросами. Бестактный вопрос на улице может привести к конфликту. Современные языки имеют разнообразные формы вежливого обращения, нацеленные на максимальное смягчение негативного эффекта вопрошания. Незнание этих форм либо неумение их использовать делает человека непреднамеренно грубым. Тем самым проявление насилия может быть результатом обыкновенного бескультурья (случай, очень распространенный в белорусском обществе).

Американские учащиеся буквально с первых же страниц учебников граждановедения узнают, чем демократия принципиально отличается от диктатуры. В условиях диктатуры ценность индивида, как правило, определяется его способностью что-либо сделать для власти. В условиях демократии индивид имеет ценность сам по себе (самоценность), т.е. его ценят уже за то, что он человеческое существо. Гражданам демократического государства с детства прививают отвращение к деспотизму и беззаконию, учат готовности бороться с любым проявлением произвола и насилия. Вот почему война в Ираке вызвала столь выраженную поддержку со стороны американского обывателя. Поколебать ее не смогли даже факт отсутствия там оружия массового уничтожения. Диктатура Саддама Хусейна сама по себе уже достаточный аргумент.

Именно интерпретация событий в Ираке может служить наиболее ярким показателем различий наших народов в отношении к насилию. Ни одна из «обличительных» передач о событиях в Ираке по национальному ТВ не акцентирует внимания на методах правления бывшего диктатора. Сочувствие иракскому народу, по сути, сводится к мысли о том, что тому было гораздо лучше в условиях диктатуры, поэтому он справедливо сопротивляется американским нововведениям. Логика очевидна: нет ценности свободы – нет и нетерпимости к насилию.

Общественное признание . Самооценка человека не в последнюю очередь зависит от признания другими его заслуг перед обществом. В советское время использовались разнообразные формы морального общественного поощрения – благодарности, грамоты, «письма на Родину», доска почета. Сегодня они незаслуженно забыты и легко заменяются материальным вознаграждением «в конверте». Однако материальное не может заменить духовное. Прагматичные американцы давно осознали эффективность разнообразных форм общественного признания и благодарности – за проявленную инициативу, добросовестное выполнение гражданского долга, проявление милосердия.

Человеку важно ощущать себя частицей чего-то значимого – производственного коллектива, религиозной общины, школы или клуба по интересам. Так формируется еще одно важное слагаемое личности – чувство «мы» . Благодаря ему человек не чувствует себя одиноким и сознает свою «нужность» для других. Особенно важно это под конец профессиональной карьеры. Для многих людей уход на пенсию становится личной трагедией. Человек вдруг впервые ощущает себя невостребованным, забытым, покинутым.

Можно только удивляться, как бездарно, а порой и откровенно жестоко обходятся в нашем государстве с теми, кто, будучи на руководящей работе, многие годы без остатка отдавал себя своему делу. Нередко человек узнает об отставке через третьих лиц или СМИ. Трудно сказать, чего больше в этом явлении – жестокости, страха перед сильной личностью или обыкновенного бескультурья. Появляющиеся в последние годы пыльные раритеты типа жалобной книги или доски почета несут на себе неизбежную печать своего времени. По-прежнему не известно, кто и как (по каким критериям и согласно чьей прихоти) попадает в число передовиков и отстающих.

Достойное вознаграждение . Одной из наиболее убедительных форм общественного признания является высокая оценка труда и, как следствие, – его высокая оплата. Пожалуй, ничто так не укрепляет чувство личного достоинства, как высокое вознаграждение за труд. Достойная оценка труда возвышает человека в глазах окружающих и, как следствие, – в своих собственных.

Нищенская зарплата, напротив, унижает, лишает инициативы и заинтересованности. В развитых странах высокий доход наемных рабочих стал результатом многолетней борьбы за повышение заработной платы, которую на протяжении двух столетий вели с работодателями профсоюзы и представители социал-демократических партий. В итоге на место угнетенных и обездоленных классов пролетариев и служащих пришел обеспеченный и уверенный в своем будущем «средний класс». Доля зарплаты в стоимости произведенного продукта в западных странах повысилась до 60%. В отличие от Запада, в СССР подобная борьба была невозможна. Профсоюзы изначально выполняли совершенно иные функции и стояли на стороне администрации. Доля заработной платы не превышала 20% и едва покрывала расходы на питание. Даже в сравнительно благополучные 70-е годы благосостояние советского человека было, по современным меркам, весьма скромным. И это притом, что страна получала большие дивиденды от продажи нефти и газа.

Зарплата в Беларуси утратила связь с результатами труда, а также с прибылью, конкурентоспособностью и прочими экономическими показателями. Она давно стала средством «большой политики» и должна расти по приказу, в ответственные для политического лидера моменты. Официальный доход ничего не говорит об уровне фактического благосостояния индивида, потому что значительная часть средств получается из дополнительных (честных и нечестных) источников. Никакая средняя и сверхвысокая зарплата не объяснит количество «крутых» авто на улицах Минска и шикарных квартир в элитарных домах. Зарплата учителя и рабочего стала надежным фактором сдерживания (удержания) народного свободомыслия и политического действия. Сегодня страх обывателя имеет вполне рациональные (т.е. экономические) основания. Выходя на акцию протеста, он рискует потерять работу, что при нынешних ценах и экономической ситуации в целом является вопросом физического выживания.

Уважительное обращение . Одним из достижений демократии стали утвердившиеся в современном обществе формы «всеобщей любезности». Трудно представить себе современных англичан или немцев без многочисленных «Excuse me…», «Entschuldigen Sie bitte…», «Would you like … ?», «Konnten Sie…» и пр. В европейской культуре в повсеместном использовании они утвердились лишь в Новое время. В Средние века формальное отношение – «дворцовые церемонии» – было характерно лишь для знати. Среди простых людей и общались «по-простому». Возникновение гражданского общества утвердило повсеместную вежливость. Английское слово «гражданский» (civil) является однокоренным со словом «цивилизация» (civilization) и имеет дополнительный смысл «вежливый, воспитанный».

«Гражданский», «гражданин» не случайно имеет общий корень со словом «горожанин», городской житель. Именно городской образ жизни принес цивилизованные (латинское слово «civilitas» означает культурность, обходительность в манерах) культурные формы общения.

Современное общество утвердило своего рода «презумпцию благородства». Этикет требует вести себя с незнакомым человеком подчеркнуто вежливо, как если бы он был выходцем из «благородного сословия». Демократическое общество состоит из господ, каждый из которых является господином самому себе. В советское время хамство базировалось на твердом убеждении в том, что «незаменимых нет» и, по большому счету, «единица – ноль» (В. Маяковский). В условиях дефицитной экономики люди постоянно друг другу мешают и конкурируют в сфере потребления («на всех не хватает»). Отсутствие конкуренции и безработицы позволяло продавцу не тратить попусту силы на «натянутые» улыбки. Покупатель заведомо неправ и постоянно унижаем. Условия жизни большинства населения не способствовали воспитанию хороших манер. «Подавляющий» коллективизм подавлял и чувство собственного достоинства. Трудно сохранить индивидуальность и неприкосновенность частной жизни в бараке или коммуналке. Развращающее влияние на личность оказывала практика взаимной слежки и доносительства. Повсеместная ложь и лицемерие власти и народа привели к тому, что такие слова, как честь и достоинство, были попросту забыты и вышли из употребления.

Продолжая советские традиции, президент обращается к подчиненным исключительно на «ты», не стесняясь в выражении своих эмоций на многочисленных совещаниях. Такое же (панибратское) отношение к ученику демонстрирует и школьный, а порой и университетский, преподаватель. Что уж говорить о рядовом гражданине, так и не определившемся между сакраментальным «товарищ» и новомодным «господин».

Индивидуальность . Новое время в корне изменило человека – его быт, нравы, характер поведения. В традиционном обществе он был лишь частью семьи, рода, где все друг друга знали лично, а отношения строились на началах коллективизма и взаимопомощи. В случае необходимости община помогала человеку, требуя в ответ подчинения и поддержки. Интересы общины, семьи довлели над интересами личности. Проявление самостоятельности и инициативы воспринималось односельчанами с неодобрением. Индивидуальность, стремление быть непохожим на других воспринимались как нарушения норм общественной морали, как попытка «выделиться». В традиционном обществе представления о мире складывались из жизненного опыта и религиозной веры. Поведение человека жестко регламентировалось обычаями, ритуалами, традициями, не оставляющими места для риска и самостоятельности – «делай как все», «живи с оглядкой на людей», «один за всех – все за одного».

Городская жизнь означает разрыв связей с общиной, а вместе с ним и утрату присущих ей регуляторов поведения. Человек становится автономным, самостоятельным в своих решениях, вынужденным во всем полагаться на себя. Он сам делает выбор и несет за него ответственность. Он хозяин своей судьбы, автор своих побед и поражений. Личная независимость и гражданская свобода способствуют воспитанию чувства чести и личного достоинства. Внуки крепостных крестьян «по капле выдавливали из себя раба». Человек получил право быть индивидуальностью, право быть непохожим на других. Это открывало простор для реализации его талантов и способностей.

Что касается талантов, то с этим у нас в Беларуси все в порядке. Их достаточно много и они успешно реализуют себя за пределами страны (в Москве, Питере, Киеве). Относительно проявления индивидуальности в «массовом» масштабе, то с этим у нас туго. Несмотря на сложившийся в массовом сознании стереотип, связывающий массовую культуру с Западом (прежде всего с Америкой), в гораздо больше степени она характерна именно для современной Беларуси. (Если где ее и нет, то лишь там, где нет вообще никакой культуры). Белорусы в гораздо меньшей степени готовы противопоставить себя общественному мнению («необходимо быть как все, не выделяться и пр.»), быть нонконформистами и зачинателями новых направлений в искусстве, науке и пр. Они в гораздо большей степени предрасположены к тому, чтобы доверять авторитету – общественного мнения, специалистов, политического лидера.

* * *

Социальную опору современной демократии составляет «средний класс». Присущее ему чувство личного достоинства обусловлено высоким образованием, высоким социальным статусом, высоким профессионализмом. Оно и понятно – чем выше оценка человека со стороны общества, тем выше его самооценка. Как следствие, у человека формируются более высокие притязания и жизненные стандарты. Для западного общества нормой жизни стала экономия личного времени за счет расширения сферы услуг, бытовой техники, изменение приоритетов в организации досуга. Все большую ценность приобретает качество жизни и возможности для самореализации. Все меньше желающих проводить свободное время на кухне и в ванной комнате. Обыватель стремиться вечером в клубы по интересам, реализует себя в учебе и общественной деятельности.

Как воспитать в белорусах чувство чести и достоинства? Что нужно сделать, чтобы они стали уважать себя? Ответ очевиден. Просто перестать унижать и развращать их пропагандой, прекратить процесс «антивоспитания», гарантировать свободу и собственность, обеспечить достойное вознаграждение за труд. К хорошему привыкают быстро. Опыт соседей показывает, как еще вчера «униженные и оскорбленные» выходят на площадь и требуют ответа на поставленные перед властью вопросы. Не стоит представлять белорусское общество каким-то исключением из правил, навсегда приговоренным к диктатуре. Просто усилия, предпринимаемые сегодня властью с целью не допустить свободы, пока что сильнее, чем гражданский потенциал стремления к ней.

————————————————————————————————

* Ильин И.А. Сочинения в 2 томах. Том 1. Философия права. Нравственная философия.

Виктор Бобров

05.08.05

 

Другие публикации автора

Перейти к списку статей

Открыть лист «Авторы : публикации»

Психологи рассказали, как воспитать чувство собственного достоинства

У каждого человека есть чувство собственного достоинства, разница только в том, что у всех оно разное, отметил психотерапевт Константин Ольховой. «Одним из основных определителей размера чувства достоинства может быть размер той грани, за который человек готов перейти или же не готов перейти и считает это не достойным себя. Одни считают недостойным унижать и обижать других людей, а другие полагают, что не должны считаться с мнением чужих людей», — отметил Ольховой.

По его словам, чувство достоинства определяется воспитанием человека. У дворника чувство собственного достоинства может быть гораздо выше, чем, например, у олигарха. «Я думаю, что материальная сторона здесь играет вторичную роль. Другое дело, если человека, например, с детства воспитывали так, что чувство собственного достоинства может иметь только богатый, тогда бедность для этого человека будет иметь определяющий фактор», — полагает эксперт.

Ольховой считает, чтобы воспитать правильное чувство собственного достоинство у человека, важно не просто любить ребенка, но и уважать его взгляды. «Слишком часто мы забываем, что ребенок — это самостоятельная личность, со своими проблемами и радостями. И чем больше мы уважаем собственных детей, тем больше у ребенка возникает чувство собственного достоинства. Если ребенок видит, что с уважением относятся к нему, к остальным людям, зачастую это формирует чувство собственного достоинства, не ущемляющее чувство других людей, а поддерживающее себя и других», — сказал Ольховой.

Достойное воспитание

Одной из главных жизненных линий в развитии ребенка является его взаимоотношение с матерью. В этих отношениях с самого раннего детства рождается либо базовое доверие к миру, либо недоверие, считает вице-президент Российского общества психологов, академик Российской академии образования, профессор Александр Асмолов. «Любое чувство достоинства основывается на доверии к миру и вере в себя», — сказал он.

Асмолов рекомендует всем родителям в качестве настольной книги по воспитанию детей труд Януша Корчака «Как любить ребенка».

Он также считает, что в ребенке нужно с самого раннего детства воспитывать ответственность за те поступки, которые он совершает. «Одна любовь без порождения ответственности не приведет к формированию установок чувства собственного достоинства», — добавил профессор.

Ребенок должен с детства учиться не только сострадать, но и учиться радоваться за окружающих людей, пояснил психолог.

«Нам известно, что дети в возрасте от 5 до 7 лет могут достаточно сопереживать другим детям, когда у них случается несчастье. Однако очень слабо дети умеют радоваться за других детей. Не случайно психологи говорят: сострадать могут люди, а порадоваться могут только ангелы», — добавил психолог.

Независимость и самостоятельность

По мнению менеджера проектов региональной общественной организации инвалидов «Перспектива» Михаила Новикова, чувство собственного достоинства человек обретает тогда, когда чувствует себя самостоятельным и независимым.

«Инвалид не может в России в полной мере чувствовать себя самостоятельным, а ведь именно независимость — основа чувства собственного достоинства. К сожалению, в нашем обществе для людей с инвалидностью существует очень много барьеров, с которыми они постоянно вынуждены сталкиваться. Всегда нужно искать того, кто поможет: подняться по ступенькам, спуститься с бордюра, попасть в здание. Постоянно приходится искать чьей-либо помощи. И это бьет по достоинству, по самолюбию», — считает Новиков.

С ним согласен и исполнительный директор региональной общественной организации «Центр лечебной педагогики» Николай Моржин.

«От состояния общества в целом зависит уровень собственного достоинства каждого конкретного человека. Тут уже не так важно, есть у него инвалидность или нет», — уверен он.

Новиков добавил, что зачастую инвалиды в России теряют веру в свои силы из-за отсутствия возможности найти работу, реализовать себя.

«Важно найти свое занятие в жизни. Ничто так не поднимает чувство собственного достоинства, как возможность заработка. Когда ты можешь пригласить маму в ресторан и оплатить ужин, ты поднимаешься не только в ее глазах, но и в своих тоже», — говорит Новиков.

Он также отметил, что развитие инклюзивного образования, когда дети-инвалиды смогут учиться вместе со своими здоровыми сверстниками, позволит детям с инвалидностью в полной мере реализовать свой потенциал. Специализированные коррекционные школы и школы-интернаты, по его словам, могут привести к подавлению чувства собственного достоинства у ребенка.

«Дети в интернате обязаны во всем слушать воспитателей, следовать распорядку, не прекословить. И что самое важное, их собственное мнение никем не воспринимается», — уверен он.

Немаловажную роль, по его словам, в формировании личности играет и воспитание.

«Недавно стал свидетелем неприятной сцены. Мама привела сына с ДЦП на восстанавливающие занятия, и меня поразил ее разговор с ребенком. Она ему говорила: «Привыкай, нам теперь так всю жизнь ползать»… Ребенок плачет, она с ним сурова и постоянно напоминает ему об инвалидности. Это, конечно, неправильно», — считает Новиков.

С христианской точки зрени

Анатолий Стреляный:

В течение всего радиочаса будет передача Якова Кротова «С христианской точки зрения» — о человеческом достоинстве и достойной жизни. Самой большой из потерь, которую понесла Россия в 20-м веке, нельзя, видимо, не назвать то, что миллионы людей утратили чувство собственного достоинства. Достоинство — собственное, но проявляется оно, прежде всего, в уважении достоинства другого. Считается, что тут есть и вина православия. Восточное христианство слишком настойчиво внушает человеку, что он — существо грешное и недостойное. К тому же в христианстве, в отличие от иудаизма и ислама, сложилась мощная церковная иерархия, что не поднимает человеческого достоинства. Трудно, конечно, поставить личность выше, чем это сделал западноевропейский гуманизм, безрелигиозное человеколюбие. Но это не значит, считают христиане, что их представление о достоинстве человека ничего не стоит, ничего не дало и ничего не даст.

Яков Кротов:

Этот выпуск нашей передачи будет посвящен человеческому достоинству.

Само происхождение понятия достоинства теряется в веках. И, надо заметить, что достоинство — ведь необязательно человеческое. И достоинство в человеке — это не всегда то, что отличает человека от животного. Произошел человек от обезьяны, или нет, но в любом случае, человек есть и природное биологическое существо, со своими физиологическими характеристиками. И в самой некультурной, нецивилизованной банде, в человеческой стае, у каждого все равно есть свое достоинство, только оно определяется физической силой — ростом или ловкостью, наглостью, способностью набить другому морду. Это, я думаю, самый изначальный, древний пласт человеческого достоинства.

Лев Гумилев назвал это явление пассионарностью. С точки зрения физики, пассионарность — это не научное понятие, нет такой особой какой-то энергии, но пассионарность как физическая сила, измеряемая в джоулях, в силе кулака, — она, конечно, есть. Только вот, чем дальше человеческое общество от животного стада, тем меньше в нем ценится физическое достоинство. Хотя в критических ситуациях постоянно происходит такой срыв в архаику. А в армии это — практически постоянно. А иногда в политике — вдруг косяком идет политик рослый, статный.

И все-таки по мере развития общества все большее значение приобретает не физическое достоинство, а социальные свойства человека. И тогда достоинство человека определяется действительно уже умом, способностью быть лидером. И это достоинство можно оценить в развитом человеческом обществе.

На протяжении тысячелетий человека могли продать. Полезно вспомнить, что и в России еще полтора века назад запросто могли оценить человеческое достоинство — каретник стоит столько-то, кормилица стоит столько-то. И сравнительно недавно, незадолго до Христа, появляется представление о том, что достоинство человека вообще не зависит от его положения в обществе. Это представление появляется в мировых — в будущем ставших мировыми — религиях. Как в иудаизме — отец веры Авраам, его предки определяли свое достоинство тем, что они принадлежат к жителям Ура халдейского, а он оставил город, оставил свой социум, в котором наверняка бы мог занять достойное место, и уходит в неизвестное, рискует стать никем, но он уходит, потому что услышал голос Бога. И тогда встает вопрос — откуда в религии появляется основа для человеческого достоинства, если именно религия ставит лицом к лицу с чем-то неизведанным, непознаваемым, великим. И многие люди отшатываются от церкви, потому что видят в вере — не в церковных лидерах, а в самой вере — унижение человеческого достоинства; человек подчинен сверхчеловеческому началу. Разве мы этого достойны? Говорит Евгений Сабуров, экономист, православный.

Евгений Сабуров:

Я думаю, что как раз именно в христианстве и есть основа, правильная основа для того, чтобы человек осознавал свое достоинство. Ведь мы не рабы, мы сыновья, мы друзья. Рабы не знают волю господина, а мы знаем волю господина и это подчеркивается, и подчеркивается наша свобода и ответственность наша. Достоинство ведь — страшная вещь, то же самое, как свобода. Ведь когда у нас началась, что называется, свобода, то для очень многих это оказалось «неудобоносимым» бременем. Потому что все думали, что свобода — это «делаю, что хочу», а оказалось, что это — ответственность, что за тебя никто ничего не сделает, придется делать самому. Достоинство — то же самое, достоинство это взятие на себя ответственности, это «самостояние» без подпорок. Достойно вести себя можно абсолютно в любых ситуациях. Другое дело, что, действительно, это разница при разных режимах, при разных общественных мнениях, окружающих тебя, проявлять свое достоинство.

В советское время Солженицын попробовал написать «Жить не по лжи», где он действительно говорил о человеческом достоинстве, призывал к достойному поведению. Мне там далеко не все кажется удачным, в некоторых вещах был просто призыв к подвигу, а это уже совсем другая вещь, чем просто достоинство, на это немногие способны. На достойное поведение, мне кажется, способны все, а вот на подвиг это уже другое дело. И простое достойное поведение типа того, какое принято в Голландии, в Советской России было бы просто подвигом и равносильно самосожжению, что от человека уже требовать нельзя. Поэтому, когда мы говорим о человеческом достоинстве, то мы должны понимать, что это — довольно относительное понятие. Но сознание своей ответственности и сознание того, что ты не должен бременем ложиться на руки окружающих, по-моему, это вполне христианское чувство, которое имеет основу в Евангелие. Я вот не очень понимаю, какую основу это чувство человеческого достоинства может иметь, допустим, у атеистов или в тех религиях, где подчеркивается именно рабское положение человека. А в христианстве, где говорится, что «вы знаете волю Отца, но вы свободны» — как раз и есть основа для реализации такого понятия, как человеческое достоинство.

Яков Кротов:

В современном европейском мире стало уже банальностью противопоставлять внешние и внутренние достоинства человека, что можно человека унизить, можно его лишить всего, внутреннее достоинство все равно есть. Откуда же берется это представление о внутреннем достоинстве?

Не от хорошей жизни, а потому что нас постоянно унижают. И часто человек чувствует, что он занимает в обществе не то место, которое должен занимать. Вообще достоинство напоминает о неравенстве мироздания, о неравенстве человеческого социума. Есть иерархия: у кого-то достоинства больше, у кого-то — меньше. Если бы у всех было равное, то не было бы и самого слова. Если бы все вещи стоили бы одинаково, не было бы этикеток, не было бы понятия цены, не было бы денег. Проблема-то в том, что иерархия, неравенство, — штук, может быть, полезная и необходимая, но ведь ее все время искажают. Этот мир — падший мир. Куда Бог со свечей, туда и черт с кочергой. И в результате в мире больше ложных иерархий, больше ложного неравенства. Ведь, кроме иерархии настоящей — ума, совести, таланта, — есть иерархия силы, агрессивности, богатства. Человек собрал больше марок, чем другой коллекционер, и уже чувствует себя лучше и выше. И это самый безобидный пример ложной иерархии. А сколько жизней растрачено в «отпихивании» другого, может быть, более достойного человека, чтобы утвердить себя. Первый помощник старшего палача, главный помощник наипервейшего доносчика, — ведь есть и такие иерархии, которых вообще быть не должно. И многие из них канули в никуда, никто сейчас не вспомнит. А ведь они были и тоже составляли предмет мечтаний для людей — достичь вот этого страшного достоинства. И сколько людей занимали посты патриархов, президентов, королей, когда не имели к этому никаких способностей, внутреннего достоинства не было — приобрели внешнее. И свое-то место упустили, и других измучили. И когда нас призывают примириться с неравенством в мире, потому что Бог всех сотворил неравными, это правильно вызывает возмущение. Потому что с неравенством примириться легко, трудно примириться с тем, что слишком многие люди не на своих местах. Как сказал Господь в Евангелии: «На троне Моисея сели книжники и фарисеи». Можно по Шекспиру — «ничтожество в роскошном одеянии». А можно по Галичу: «Собаки бывают дуры, и кошки бывают дуры, и им по этой причине нельзя без номенклатуры». И чем меньше человек соответствует достоинству того места, которое он занял, тем больше он маскируется знаками достоинства. Может разукрашивать лицо голубой глиной или красной охрой, или надевать золотую одежду, или засовывать кольцо в нос, или носить орден в петлице. Неважно, это — псевдодостоинство.

И не случайно, видимо, именно этот опыт ложного достоинства, сдвига в иерархии, приводит к тому, что акцент переносится с достоинства звания, с достоинства чина на достоинство человека, вне зависимости от его места в социальной иерархии. И вот это новое представление о достоинстве человека, возникшее всего лишь несколько веков назад, к сожалению, ассоциируется не с христианством, а скорее — с гуманизмом. Почему это так, как может быть, что что-то ценное и хорошее вышло не от Евангелия? Где исток этого представления о врожденном достоинстве человеческой личности — в церкви или в гуманизме? Говорит Светлана Коначева, философ, теолог, преподаватель православного университета имени Александра Меня.

Светлана Коначева:

Если смотреть исторически, то все-таки, скорее, это дело гуманистическое. Представление о внутреннем моральном законе, живущем в каждом человеке — это представление об уникальности каждого. Это, в конце концов, кантовский категорический императив, в котором призывается относиться к любому человеку, к себе и к человечеству — всегда как к цели, и никогда — как к средству. Для Канта никаких оснований вне этики, вне морального закона этот категорический императив не имеет.

Яков Кротов:

Евгений Сабуров сказал, что он не знает, на чем атеизм может основывать свое представление о достоинстве человека. Это ведь вопрос героев Достоевского — что я? Я вот такой, как я есть, необязательно сотворенный Богом. Я — это тварь дрожащая, или я право имею? Обязательно ли это ощущение образа Божьего, чтобы не чувствовать себя униженным? А ведь сколько людей не чувствуют себя созданиями Божьими, и от этого их достоинство только как бы нарастает. Почему так получается? И совместимо ли вот это гуманистическое представление о достоинстве человека — с христианским?

Светлана Коначева:

Конечно — тварь, но в то же время — и образ Божий. При всем том, что в принципе представления о достоинстве человека, о правах человека, в конце концов, сложилось скорее в светской гуманистической традиции, тем не менее, это совершенно не противоречит христианскому образу мира. Коль скоро в христианстве мы говорим о том, что отношение каждого уникально, что каждый человек, в конце концов, уникален, каждый человек важен для Бога, то, разумеется, здесь мы тоже говорим именно об этом достоинстве человека. Другое дело, что это достоинство вряд ли стоит рассматривать как в рамках христианства, как нечто мне принадлежащее по праву рождения, что это мне принадлежит. Это мне подарено.

Яков Кротов:

Это мне подарено. Вспоминается русская пословица: глянул, как рублем подарил. Господь сотворил — как рубль подарил. Часто обвиняют нас, верующих, в антропоморфизме, что мы представляем себе Бога по человеческому образу и подобию. А я скажу — если бы было так! К сожалению, мы себя, людей, слишком плохо знаем. И когда мы смотрим, как мы представляем себе Бога, да мы по звериному образу и подобию себе Бога представляем, по звериному! Бога мы представляем себе часто как торговца, который сделал набор солдатиков и предлагает на продажу. Человек создан Богом — словно на монетном дворе. Я боюсь, что часто в церкви — именно такое представление о человеке: «да, все дети Божьи, все равны в этом отношении, но некоторые — равнее других».

Как пишет апостол Павел: «Бог дает человеку тело, как хочет. Не всякая плоть одинакова, иная слава солнца, иная слава луны, иная — звезд. И звезда от звезды разницу во славе». И сколько раз вот эти слова апостола Павла вспоминали христианские проповедники, объясняя, почему одни — вверху, другие — внизу. У всех разные достоинства, у всех разные обязанности и права.

И насколько современное общество в этом отношении своеобразно. Современное нехристианское общество видно из того, что оно считает, например, нормальным доступ каждого члена общества к информации, к любой. В традиционных репрессивных культурах принято что-то засекречивать, потому что ниже своего достоинства начальнику делиться информацией о своих планах, о том, что он сделал с простыми людьми. Не твое холопье дело! Вот почему так часто молчат, когда простой человек кричит, просит объяснить. Ну, какие доходы у церковных лидеров, да и у светских, впрочем, тоже?.. Это не наше дело, не надо унижать начальника.

А в секулярном гуманистическом обществе открыто столько информации — читай, не хочу. В иерархическом обществе, которое все стоит на разном достоинстве вроде бы равных людей, все по-разному. Ты что — шпион, или ищешь материал для клеветы? Докажи, что ты достоин этих сведений, и ты их получишь. Но решать, достоин ты или нет, будем, конечно, мы, потому что мы достойны решать. И, между прочим, в христианстве этот иерархизм еще не самый сильный, в коммунизме — намного сильнее, и в атеизме — сильнее.

А сколько есть религий оккультных, гностических. Они стоят на идее, что религиозное откровение надо заслужить, надо быть его достойным, надо постепенно в поте лица зарабатывать хлеб духовный. А у нас в христианстве взял катехизис и узнал все до мельчайших деталей, что там, в алтаре, происходит. Нет вот этой иерархии, когда одному дано больше, чем другому. Но все-таки остается фактом, что гуманисты нас опережают. Откуда у гуманиста это чувство достоинства? Что за ним стоит? Говорит Игорь Виноградов, литературовед, православный.

Игорь Виноградов:

Человек есть некоторая такая организация, которая для того, чтобы существовать, должна каким-то образом самоутверждаться. Для этого она должна иметь представление о некоторой своей ценности, иначе просто невозможно бытие человека. И это самоутверждение, утверждение этой ценности, ь и воспитывает чувство достоинства, и лежит в основе этого чувства достоинства. Приходит христианский проповедник и говорит, что — ваше достоинство, дорогой мой, заключается не в том, что вы есть некоторый сгусток протоплазмы, наделенный определенной свободой воли и свободой поступков в пределах вашего земного существования. Потом из вас прах будет, а вы есть нечто высшее и большее. Вы — сын Божий, вы по образу Божьему и подобию сотворены. Вы, дорогой мой, имеете достоинство не конечное, не замкнутое, не песчинка, не искорка в постоянной тьме, а вы свет постоянный и вечный, вот это ваше достоинство. Так и надо быть достойным этого достоинства. И когда говорит иерей — я не достоин иереи как самое достойное существо на свете. Поскольку я самое достойное существо на свете, я должен к этому стремиться, я еще не достоин, может быть, этого, потому что во мне еще много греха.

Яков Кротов:

Слово «достоинство» часто употребляется в литургии, в самый торжественный момент православного богослужения верующие восклицают: «Достойно и праведно!» Достойно хвалить и благословлять и благодарить Бога. Значит, у Бога тоже есть свое достоинство. Здесь мы, конечно, вспоминаем, что достоинство всегда означало долг, какое-то призвание, и человек, занимающий ту или иную должность, достоен ее, или не достоин.

Вот мы говорим, что Бог достоин своего звания Господа и Повелителя, но ведь вся проблема в том, что многие люди считают иначе. Вот эта фраза из «Отче наш»: «Остави нам долги наши, как и мы оставляем должникам нашим». Она хороша в славянском переводе, потому что тут чувствуется как бы непроизнесенное — как и ты исполняешь свой долг. Но ведь такое представление о Боге сталкивается с нашим вопросом о зле. Почему есть зло? Потому что Бог не исполняет своего долга? Потому что Бог не достоин своего звания Повелителя мира? Или потому что мир не достоин? Здесь проходит главный раздел между верующими и неверующими. Достойный человек, правда, ведет себя прилично, даже если Бога нет, или если Бог не достоин своего звания Благого Создателя. Но все-таки недостойный Бог — это не совсем Бог. И так и живет современное большинство людей, в практическом атеизме, стараясь жить достойно не потому что Бог дал человеку какое-то поручение, а потому что человек может жить достойно. Как вера может помочь сохранить свое достоинство, обрести его? Откуда берется представление о том, что, кроме достоинства человека, есть еще особое понятие достойной жизни и как соотносятся эти два понятия?

Совместимо ли христианство и человеческое достоинство, не унижают ли человека в церкви тем, что поучают, заставляют его целовать руку священнику, заставляют его слушать чье-то мнение, вместо того, чтобы вырабатывать свое? Это главная проблема, которая стоит при контакте верующих и неверующих. Возможно ли быть христианином и при этом сохранять достоинство человека независимого и свободного? Говорит Ольга Ерохина, учительница, преподавательница московской школы «Ковчег», духовная дочь покойного отца Александра Меня.

Ольга Ерохина:

Собственно, что меня, можно сказать, задержало в нашей церкви…. Я захаживала в разные храмы, но вот когда я попала первый раз в Новую деревню, я увидела совершенно потрясающие три фигуры светящиеся, я об этом всегда рассказываю, когда меня спрашивают, как вот так случилось, что ты стала верующей. Это были три старушки, каждая из них просто светилась, это было видно. И потом я уже с ними познакомилась, и как-то даже мы успели подружиться. Вот сейчас они уже умерли. Одна из них была Елена Семеновна, мама отца Александра. Другая была ее подруга, Мария Витальевна, Маруся. И третья была деревенская женщина Мария Яковлевна. Они были невероятно красивы, и это была красота, если мы говорим о достоинстве, это сочеталось. Они просто стояли, ничего не говорили, не проповедовали, но они являли собой, своим обликом: как достойно и праведно быть человеком. Вот как это может быть красиво. Маруся, Мария Витальевна, провела 10 лет в заключении за веру. Вот маленький пример вообще поведения этого человека: когда были повальные голосования за смертную казнь, после убийства Кирова, она училась тогда в медицинском институте в Петербурге, в Ленинграде тогдашнем. Погнали всех на какое-то собрание, и выяснилось, что это то самое собрание — о смертной казни, «смерть врагам народа». Все поднимают руки, «единогласно» — пишет этот главный комсомолец. Маруся руки не поднимает, но все равно пишут «единогласно». И тогда она думает: как же так, он пишет «единогласно» — значит, мой голос тоже там. Она понимает руку в полнейшей тишине, у нее спрашивают: у вас вопрос? Она говорит: я — «против». Поплатилась она за это хорошо. Это были этапы, это была тюрьма, это был лагерь. Конечно, я думаю, там с достоинством было все не так просто.

И вот я бы хотела на всякий случай другой пример, тоже моя подружка, недавно умершая в 93 года, баба Вера, Вера Алексеевна Корнеева. Она 8 лет за веру тоже сидела. Я ее спросила: баба Вера, а как так, ведь это же очень тяжело, когда унижают ваше достоинство? Просто грубая интонация, там ведь все было…. Я не знаю, били ее, или нет, я этого не спрашивала. Для меня достаточно уже грубого взгляда или слова, очень это как-то больно становится. Она так усмехнулась, говорит: ну, съешь там чего-нибудь за его здоровье. Несоотнесенность такая.

Яков Кротов:

А этому можно научиться?

Ольга Ерохина:

Я не знаю, как этому научиться. Конечно, можно вспоминать Христа — тоже над ним издевались и словесно, и руками. Но вот мне это тяжело, у меня внутри все…. Я не знаю. Я не ставлю свои задачи, но когда ты произнесешь слово «достоинство» — для меня это трудный вопрос.

Да, кстати, баба Вера — я ей рассказывала о событиях, взрывы в Москве, еще что-то, — вдруг она меня спрашивает: «Ну а ты на допросе уже была?» Я говорю: на каком допросе? — «На своем». И тут-то я как-то задумалась, потому что действительно можно расценить это и как Страшный суд, и всегда ты можешь предстать перед ситуацией, которая, действительно — не то что следователь за столом, допрос, и тебе нужно как-то себя вести…. Но в общем-то человек от этого не застрахован, он — хрупкий. Меня не так давно случайно обхамили, я потом два дня не могла в себя прийти. То есть вот: «А ты на допросе была, на своем?»…. Для меня это просто вопрос.

Вот чему бы я хотела научиться, я этого все-таки не умею. Это как по слову поэта: «Как люблю я, что меня прогнали, и что завтра опять прогонят». Я этого не умею — любить, чтобы меня прогнали, что завтра опять прогонят. И для меня это — высший пилотаж, когда достойнейшие люди достойно проживали свои лагерные строки. Я не могу на себя это прикинуть. Я малейшее… меня тронь пальцем, я, конечно, сразу впадаю…. Есть чувство уникальности и избранности, и это не закрыто для каждого человека. Можно себя чувствовать абсолютно уникальным, единственным, которого Бог знает по имени. Я бы даже здесь не употребляла слово «достоинство», но вот чувствовать себя таким любимым.

Яков Кротов:

Что такое человеческое достоинство? И, кстати, как это понятие соотносится с понятием достойной жизни? Ведь понятие достойной жизни появилось сравнительно недавно.

Лет сто назад русский православный мыслитель Владимир Соловьев в своем капитальном сочинении «Оправдание добра» писал о том, что каждый человек должен иметь достойную жизнь, соответствующую его богосозданному достоинству. Современный западный цивилизованный мир сделал это учение Владимира Соловьева частью своих законодательных, даже — международных актов. Каждый человек имеет право на какой-то минимум света, тепла, здоровья, независимо от того, какой он, даже если он — преступник, убийца, все равно и в тюрьме вот этот минимум достойной жизни нужно обеспечивать. Как соотнести понятие человеческого достоинства с нашей верой и вот с этим современным представлением о достойной жизни, не зависящей от человеческого достоинства? Говорит Виталий Найшуль, экономист, директор института Национальной модели экономики, православный.

Виталий Найшуль:

Достойный человек — это человек, поведение которого достойно даже в трудных ситуациях. Мерилом качества человека, религиозным качеством как раз является способность человека с минимальным объемом ресурсов, с максимальными трудностями сохранять и, более того, демонстрировать свое человеческое, высшее человеческое существо. То есть — способность человека не воровать, даже если он беден, способность защищать страну, даже если он боится. То есть вот это вкладывается в достоинство. Ну а здесь мы имеем какой-то такой перевертыш, когда достоинство переносится с человека — на то, что его окружает. Нынешнее отношение, может быть не только в нашей стране, но отчасти и за рубежом, — по-моему, это все-таки специфично для такого посткоммунистического атеистического советского человека. Оно мне напоминает рассказ психологов о том, как они пришли в детский сад. И в детском саду они спрашивали детей, за что они уважают других детей. И там были разные оценки — храбрый, сильный, высокий. Но одна из оценок их страшно удивила — хорошо ест. Оказывается, воспитатели долго хвалили детей (по каким-то причинам это было удобно), которые хорошо едят. И дети усвоили, что хорошая еда является каким-то очень важным человеческим качеством. Вот, мне кажется, что нечто подобное произошло с советским человеком: его шкала достойных людей тоже строится по принципу «кто хорошо ест».

Яков Кротов:

Вот передо мной энциклика Второго Ватиканского Собора, принятая несколькими сотнями католических епископов в 1965-м году «О церкви в современном мире». И там прямо первая глава — «О достоинстве человека»: «Глубочайшее основание человеческого достоинства состоит в том, что человек призван к общению с Богом». Хорошо. И за этим: «Следовательно, нужно, чтобы человеку было предоставлено в распоряжение все то, в чем он нуждается, чтобы вести подлинно человеческую жизнь. Например: пища, одежда, жилище, право свободно выбирать свой жизненный статус и создавать семью, а так же право на воспитание, на труд, на доброе имя, на уважение, на получение надлежащих сведений. Право поступать согласно верным правилам своей совести. Право на защиту своей частной жизни и на справедливую свободу, в том числе — в религиозных вопросах».

Это же сколько всего входит в достойную жизнь! Совместимо ли вот все это с православным взглядом на достоинство человека, а кстати, и с экономическими, и с политическими возможностями общества? Достоинство человека и достойная жизнь — можно ли это соединить?

Виталий Найшуль:

Мне кажется, что идея минимума — это порочная идея. И на самом деле, с этой идеей носились в 80-е годы: о том, что надо обеспечить гарантированный минимум, а все остальное рыночное перераспределение… сделать рыночное перераспределение. Мне кажется, что это все — от лукавого, потому что этот минимум никто никогда не сможет указать, это как — в калориях его мерить, или в чем? На самом деле, на эту тему в русской культуре есть традиция. Может быть, есть не только эта традиция, но я хотел бы традицию, которую я знаю, озвучить. Она состоит в том, что в России от голода никто не умирал. Это такая пословица есть в Дале. И она состоит в том, что голода не должно быть. И вот эта социальная норма — она существует, я к ней полностью присоединяюсь. Когда происходит такое событие, все должны становиться на уши, все должны крутиться, вертеться, и так далее. Но она, вот фраза, эта концепция, совсем не говорит о том, обо всем остальном, о количестве лаптей на душу населения, о количестве еще чего-то, и так далее. Она исходит из того, что все остальное трудно, но выносимо. С голоду люди не должны умирать. Наверное, она предполагает некоторое представление не о достойной жизни, а то, что человечески надо приходить на помощь в каких-то ситуациях, когда люди не могут обогреться, или еще какие-то есть трудности жизни. Но это все остальное является трудностями жизни. С этими трудностями жизни надо каким-то образом…. При них надо выживать, с ними надо бороться, от них не надо отчаиваться.

Но достойная жизнь есть великий трансформационный процесс, когда сельское население двинулось в города. И при этом произошла потеря старых норм, на новом месте возникли причудливые идеи — марксизм, равенство, достойная жизнь. Никому эти идеи не принесли ничего хорошего. Идея достойной жизни, я могу сказать как экономист, ничего, кроме нищеты для тех, кто за нее ратует, принести не может.

Яков Кротов:

Совместимо ли господствующее в современном цивилизованном обществе учение о достойной жизни как о чем-то, что должно быть гарантировано каждому человеку вне зависимости от его достоинства, — с христианским взглядом на жизнь?

Светлана Коначева:

К сожалению, это стало общим местом за последние 5-10 лет для так называемых политиков и экономистов, считающих себя либералами, позиция — выживает сильнейший. Это нормально. И, как правило, это говорят те, кто считает, что сам-то он потенциально выживет, а кто не выжил, тот неудачник, и соответственно, туда ему и дорога.

Не знаю. По крайней мере, для Соловьева вот эта достойная жизнь означала, что на каком-то уровне нищеты и на каком-то уровне бедствий человек оказывается — человек обычный, простой человек, допустим, непризванный, — он оказывается почти на уровне животного, он оказывается просто озабоченным тем, чтобы найти средства к существованию, просто тем, чтобы выжить. И это уже не евангелистская бедность, а это — бедность недостойная. Если общество может с этим что-то сделать, то оно должно это сделать. Быть гордым и сильным, успешным, презирать того, кто оказался в других обстоятельствах, далеко не всегда потому что он менее талантлив, менее способен, — мне не кажется достойной позицией, тогда внутривидовая борьба.

Яков Кротов:

А не развращает ли такая помощь в достойной жизни?

Светлана Коначева:

Евангелиевская идея — это поделиться чем ты можешь, а остальное — уже не в твоей власти.

Яков Кротов:

Современные представления о достойной жизни похоже на православное апофатическое богословие. Это богословие называется апофатическим, то есть — отрицательным, потому что отказывается говорить что-либо положительное о Боге. Бог — не то, не тот. И вот учение о достойной жизни — оно очень деликатно, оно целомудренно, как такое богословие — я отказываюсь судить другого человека. И тогда оказывается, что при такой позиции исчезают нищие. Да, человек, может быть, неправильно распоряжается этим социальным пособием — это уже его проблема. А нищий — что, правильно распоряжается милостыней? Заставлять человека мерзнуть на 30-градусном морозе на паперти только для того, чтобы быть спокойным, что вот, мол, все достоинство соблюдено, сын Божий. Ведь это все-таки неверно. И этот перелом в понимании достоинства происходит медленно, но верно. Может быть, самое яркое свидетельство тому — это высказывание Николая Бердяева, русского мыслителя, который был по происхождению аристократом. Главное в достоинстве — не средневековое такое офицерское представление о чести и достоинстве, что достоинство — это достоинство полка. Если оскорбили меня, это оскорбили, прежде всего, полк, я должен вызвать человека на дуэль и убить, или, по крайней мере, поколотить. Нет, нет достоинства коллектива, первично достоинство личности! И тогда оказывается, что это достоинство не в том, чтобы дать сдачи, не в том, чтобы ударить, а, наоборот — в том, чтобы не ударить. Тебя ударили — это не оскорбляет твоего достоинства, вот если ты ударил — твое достоинство лопнуло. Как совместить такое представление о достоинстве с тем, что называется реальной жизнью? Говорит Михаил Рощин, историк, православный, старообрядец.

Михаил Рощин:

Я думаю, что вы действительно нащупали принципиальную больную точку, потому что, действительно, это принцип, что если тебя ударят по одной щеке, ты подставь другую, он, я думаю, был наиболее трудным испытанием христиан за всю историю двух тысяч лет христианства. И в этом смысле, мне кажется, остается внутренне противоречивым до сих пор. То есть, с одной стороны, действительно — мы имеем мирское понимание достоинства и духовное, религиозное понимание достоинства. И они очень часто входят между собой в противоречие. Мне кажется, поэтому так часто в молитве, в православной молитве подчеркивается личное смирение, что человек должен себя смирить. То есть в каком-то смысле предполагается где-то, что это такой недостижимый идеал, но, по крайней мере, к которому мы должны стремиться.

Яков Кротов:

Владимир Соловьев, определяя, что такое человеческое достоинство, формулировал это по отношению к трем этажам жизни — к Богу, к человеку и к материальному миру. Человек достоин Бога, когда он верует в него, когда он молится ему. Человек достоин ближнего, когда он не унижает его, а любит его. И в древнем мире, говорил Соловьев, главная беда была в том, что свое достоинство все умели хранить, умели поддерживать социальное достоинство, но достоинство чужака, иноверца, оно считалось вообще нулем.

И, наконец, достоинство по отношению к материальному миру, к моему собственному телу, прежде всего, я должен держать себя в руках: подстригать усы, мыться, не обжираться, не опиваться. Это и есть аскетизм, как это называется в церкви. Сегодня все это изменилось. Общество потребления не говорит о молитве Богу, помогает ближнему, но делает это механически, через чиновников, конвейером. И это общество потребления, оно не считает особым достоинством смирять свою плоть. Пожалуйста, пей, ешь и веселись — не проблема. Мне кажется, что не стоит осуждать это общество, это общество не запрещает аскетизма. Не хочешь — не ешь, не хочешь — не пей. Это твой свободный выбор: соблюдать пост или нет. Хочешь — молись Богу, ради Бога, пожалуйста. И в этом смысле современное общество может быть более достойно библейского представления о достоинстве человека, потому что это общество более свободно, пускай не совсем из библейских соображений. Честь и слава тем людям, которые, глядя в будущее, не видят там ничего, кроме крематория и, тем не менее, держат себя достойно. Мне, христианину, в этом отношении бесконечно легче. В прошлом я не вижу ничего такого, что бы поддерживало мое чувство собственного достоинства, я вижу свой грех, я вижу грех моих собратьев по вере. Мне нечем гордиться. Да, я сын Божий, но мы все — дети Божьи, мое достоинство равно любому другому. А вот в будущем, вот здесь на самом деле открывается источник чувства моего достоинства в будущем, в воскресении и в вечной жизни. Здесь христианство оказывается совершенно своеобразным, потому что, если есть эта вечная жизнь, если будущее не закрыто, не конечно, вот я должен быть достоин не того, что позади, не того, что сейчас, а — того, что впереди. И поэтому я снимаю свои претензии к Богу. Да, в мире есть зло, и было, но в будущем — это будущее одно у меня и у Бога. И наш долг — это не то, что в прошлом, это не то, что вокруг, это — в будущем. Что я должен, я знаю, но что я могу — это открывается постепенно, по мере того, как я сделаю одно, другое, и сделать это можно и легче с верой, с верой в Христа, в Бога воскресшего и тем самым открывшим будущее.

И вот это новое достоинство, достоинство будущего, оно требует не надуваться. Потому что, во-первых — откуда ты знаешь, что другому уготовано в этом будущем? А во-вторых — тут не предвидится никаких итогов, это вечная жизнь, она открыта. Там нет впереди пьедесталов. И этим она и хороша.

Чувство собственного достоинства — что это. Как его воспитать и сохранить

«У него ЧСД явно завышено», «Ты себя не ценишь, ты достойна гораздо большего» – можно услышать краем уха или напрямую в свой адрес. Что это за ЧСД? Чувство собственного достоинства, которое показывает, насколько человек сам себя уважает, ценит и любит. Оно же определяет уровень притязаний, да и вообще активность в жизни, само ее содержание и успешность. Чувство собственного достоинства бывает неадекватным (завышенным или заниженным) и адекватным, но его не может не быть.

Что такое человеческое достоинство

Чувство собственного достоинства (ЧСД) в значительной мере связано с самооценкой. Но это не единственный компонент и не его синоним. ЧСД – сложная система взаимообусловленных чувств и эмоций. Кроме самооценки свою лепту вносит самовосприятие и другие продукты самости: самоуважение, самоощущение. Грубо говоря, чувство собственного достоинства – результат оценивания человеком собственной значимости и ценности.

Соответственно, выходит это из самопознания, здоровой Я-концепции. Но что такое самопознание? Знакомство человека с самим собой, принятие себя (со всеми достоинствами и недостатками, врожденными особенностями) и выявление интересов, потребностей, формирование собственного мировоззрения. Однако исключительно ли на самооценке и самоанализе это основано? Нет. С рождения ребенок воспринимает себя таким, каким его видят взрослые,  что те охотно выражают через: «какой хороший мальчик», «ты плохой, неслух», «ничего не можешь сделать», «на тебя нельзя положиться», «ты моя опора в жизни». Как думаете, на примере этих фраз, какие из них сформируют адекватную самооценку и адекватное ЧСД, а какие заниженное?

Заниженное чувство собственного достоинства базируется на неадекватной критике и требованиях, унижениях, оскорблениях, принуждениях со стороны окружения, плавно переходящих в элементы внутреннего мира личности. Что касается завышенного ЧСВ, то его корни – эгоцентризм и комплекс бога, вседозволенность, воспитание по типу «кумир семьи».

Чувство личного достоинства складывается не только из ощущения своей ценности, но и ценности всего, что имеет непосредственное отношение к личности:

  • семья;
  • партнер в отношениях;
  • работа;
  • увлечения;
  • друзья;
  • хобби;
  • интересы.

Какие-то элементы зависят от нас, это непосредственно наш выбор, а какие-то нет. Например, унижая своего партнера, человек унижает себя, ведь состоять в отношениях с этим человеком – его выбор. А вот семью, в которой родиться, никто не выбирает. Потому неверно унижать себя из-за недостойного образа жизни родителей.

Риски при неадекватном ЧСД

В первую очередь среди рисков стоит поговорить об унижениях. При заниженном чувстве собственного достоинства человек позволяет унижать себя, а при завышенном унижает других людей. Естественно, от этого портятся отношения с окружающими. Кроме того, при завышенном ЧСД человек страдает от обид, разочарований, фрустраций. При заниженном – занимает роль жертвы, страдает от самобичевания, неуспеха и несчастья в жизни.

Наверняка вы знакомы с такой оценочной системой: «Это ниже моего достоинства»/ «Я этого не достоин». Однако оба эти высказывания могут быть как адекватными, так и неадекватными. Все зависит от контекста. Но еще больше ситуацию усугубляет разница в толкованиях того, кто такой «достойный человек». Нет единого мерила человеческого достоинства. Потому ориентироваться стоит на убеждения и ценности конкретного общества, референтной группы и собственные внутренние установки. Кто-то определяет достоинство социальным статусом, кто-то уровнем интеллекта, кто-то общественно полезными делами, а кто-то учитывает все три компонента или называет четвертый критерий.

Чувство собственного достоинства сопряжено еще и с ответственностью. А именно ответственностью за сохранение своего достоинства, избегание поступков, лишающих самоуважения. Граница пораженного ЧСД – стыд и вина. Удар по чувству собственного достоинства и стыд от произошедшего – частая причина умалчивания жертв об изнасилованиях, избиениях. Некоторые люди особенно ранимы, задеть их достоинство могут даже повседневные неурядицы. Итог тот же – стыд, унижение, замкнутость. И если ценности, обусловливающие чувство собственного достоинства, отличаются от человека к человеку, от культуры к культуре и от общества к обществу, то стыд от потери достоинства неизбежен для всех.

Как воспитать ЧСД

Развитость самооценки и самоощущения, а значит и чувства значимости, зависит от характера взаимоотношений ребенка с матерью. При хорошем взаимопонимании (понимание нужд ребенка, внимание и общение, предоставление самостоятельности в выборе действий и уединении) самооценка формируется здоровой. От уважения личного пространства ребенка (это необходимо всем с рождения, ребенок должен быть уединен на глазах матери, под ее контролем) зависит развитие самоощущения и чувства собственного достоинства.

Из-за тревоги матери потерять контроль над ребенком и потребности в регулярном получении любви от ребенка иногда малыш полностью лишается свободного времени и возможности осознать самого себя. У тревожных матерей и в семьях с гиперопекой дети вырастают пассивными, безынициативными, зависимыми.

Итак, чувство собственного достоинства вытекает из взаимоотношений ребенка и матери в раннем детстве. Популярны следующие варианты развития событий:

  1. При предоставлении ребенку личного пространства в присутствии матери (другого значимого взрослого) у него формируется установка: «У меня есть право заниматься собственными делами. Я могу быть самим собой даже в обществе других людей. Мне не обязательно постоянно взаимодействовать с кем-то и не нужно навязываться».
  2. При гиперопеке ребенок получает установку: «Все должно быть строго под контролем. Самостоятельность и спонтанность непозволительна. Я обязан постоянно демонстрировать свою заботу и любовь к другим».
  3. В ситуации выражения матерью своего недовольства и невозможности заниматься личными делами, вынужденного общения с ребенком у него формируется установка: «Нужно быть благодарным за то, что кто-то вообще хочет со мной общаться, проводить время. Когда-нибудь меня оставят в одиночестве. Я всегда досаждаю другим».
  4. При потакании матери ребенку, отношении как к кумиру формируется установка: «Мне все должны за то, чтобы я с ними проводил время. Я могу получить все, что захочу, за сам факт своего существования».

В первом случае чувство собственного достоинства воспитывается адекватно, во втором и третьем случае – заниженное чувство собственного достоинства. В четвертом случае – завышенное чувство собственного достоинства. Соответственно, и самооценка – адекватная, заниженная и завышенная (в том же порядке).

Отвержение ребенка к самому себе на раннем этапе развития обуславливает дефицит самоуважения в будущем. Соответственно, принятие себя формирует здоровое самоуважение.

Восстановление и сохранение ЧСД

Адекватное чувство собственного достоинства необходимо для выживания человека и развития личности. Однако даже корректная любовь к себе и самоуважение воспринимается некоторыми людьми как хвастовство, эгоизм, зазнайство.

Как мы выяснили, чувство собственного достоинства начинает формироваться еще с детства. При психотерапии, как правило, выясняется, что впервые человек услышал оценку собственной никчемности в детстве от значимого взрослого, а чуть позже подсознательно принял это за свое собственное мнение.

Идентификация с агрессором – защитный механизм, при котором жертва «обеляет» образ агрессора. В данном случае речь идет о первичном самостоятельном самоунижении и самоосуждении, неприятных высказываниях в свой адрес жертвой до того, как это сделает (или сделал бы в представлении жертвы) агрессор.

Как разобраться в собственном чувстве достоинства? Прежде всего, ответить на два вопроса:

  • Чем в себе я горжусь?
  • Какие аспекты своей личности, жизни я хотел бы скрыть?

Дополнительно можно отметить, какие ценности и ориентиры преобладают в обществе, определенной группе. Как они связаны с предыдущими ответами? Иногда получается так, что и повод для гордости, и предмет тайны – одно и то же. Как такое возможно? Когда ситуация развития не соответствует реальным потребностям и особенностям личности, ущемляет ее.

Работа по сохранению и восстановлению чувства собственного достоинства предполагает разбор «каши» в голове на сознательное и подсознательное, разграничение собственных суждений и чьих-то извне. Но провести такую работу под силу только профессиональному психоаналитику. Дело в том, что если имеются явные проблемы в самооценке и признаки комплекса неполноценности, то самостоятельные «вспышки» рациональности и ясного восприятия ситуации не будут стабильными.

Цель работы по восстановлению и сохранению чувства собственного достоинства – получение и принятие Я-реального, отделение его от всех навязанных и выдуманных образов:

  1. Ощущение, что я есть. Нужно осознать свою самость, сам факт существования уникального человека со своими действиями, реакциями, мыслями и чувствами.
  2. Осознание, кто я есть. Работа с самооценкой предполагает осознание и поиск того, какой это человек и как он живет. Из этого уже и вытекает значимость личности.
  3. Самооценка – ценность, которую я придаю своей личности. Если самооценка адекватна, то я положительно характеризую свой образ. При заниженной самооценке представления о самом себе носят негативный характер, вызывают самоуничижение и чувство неполноценности. Корни самооценки всегда закреплены в подсознательном.

Как самостоятельно корректировать ЧСД? Прежде всего, осознать, что вам это действительно нужно. Без мотивации и цели ничего не выйдет. Далее нужно развивать позитивное мышление, воспитывать в себе те черты, которые вернут самоуважение, избавляться от угнетающих факторов. Пересмотрите свою жизнь, окружение, работу.

Как сохранить чувство собственного достоинства:

  1. Развивать силу воли и саморегуляцию. Если вы установили свою персональную планку и линию пути, то нужно следовать ей несмотря ни на что. Только так можно сохранить самоуважение. Но будьте осторожны. Не переходите в крайность гордыни и высокомерия.
  2. Положительное влияние оказывает аутотренинг. Верните с его помощью любовь к себе и безусловное уважение, а потом найдите то, за что вы можете собой гордиться. Не пытайтесь угодить всем людям. Выберите свои критерии достойного человека и прислушайтесь к мнению значимых окружающих.
  3. Научитесь говорить «нет» и принимать решения исходя из собственных убеждений. Не нужно никому ничего доказывать, поступайте так, как считаете нужным.
  4. Избавьтесь от тяги к угодничеству и страхов (быть покинутым, непонятым, непринятым и так далее).
  5. Взаимодействуйте с людьми, когда сами этого желаете (или делайте так, чтобы вы сами желали), а не по принуждению и ради статуса «достойного человека».
  6. Признайте свои права и права других людей на отличные интересы и желания. Пользуйтесь своим правом и не мешайте в этом другим. Помните, что личные интересы совпадают далеко не всегда, но каждый человек имеет право на их удовлетворение.
  7. Устанавливайте личностные границы: то, чего вы не допустите в отношении себя и чего сами никогда не сделаете в отношении других людей. Непоколебимо сохраняйте эти границы.
  8. Научитесь искренне и уместно говорить о своих достижениях и достоинствах, не бойтесь комплиментов, не стыдитесь заслуг. Фиксируйте свои достижения, сравнивайте себя исключительно с самим собой. Полезно составить дома коллаж своей жизни со всеми планами и победами, средствами достижения цели.

Чувство собственного достоинства не дается с рождения. Это продукт социализации, воспитания, научения, внушения, копирования образцов, самовоспитания и так далее.

Таким образом, чтобы скорректировать и сохранить чувство собственного достоинства, нужно работать с самооценкой, самоуверенностью, самостоятельностью, успешностью, внутренним спокойствием и гармонией. Чувство собственного достоинства – это самоуважение личности, чувство ценности и значимости. При каких условиях вы будете ценны и значимы для самого себя? Что вы цените в людях?

«Откуда у человека появляется чувство собственного достоинства?»

Update Required
To play the media you will need to either update your browser to a recent version or update your Flash plugin.

 

Александр Борисович Гарин

Духовные основы государственности

Передача 9 (из 10)

АУДИО + ТЕКСТ

Все зависит от того, как мы смотрим на действительность. Мы можем посмотреть со стороны низких потребностей, а можем со стороны высоких потребностей, благородства, если оно есть. Мы должны сделать все, чтобы увидеть, не пропустить благородство, но если мы настроены цинично, то, конечно, никогда его не заметим. Я называю это презумпцией благородства. Капитализм капитализму рознь, но мне кажется, что в успешном обществе благородный корень.

В прошлый раз я упоминал, что буржуазные добродетели, иронически говоря, добродетели филистерства и мещанства, на самом деле имели в своем происхождении позицию духовной независимости скромного маленького человека. Эти добродетели не развились бы или остались сугубо субъективными и не получили значения среднего класса, если бы за этим не стояла правовая система, которая давала таким людям возможность проявить свои хорошие качества, защитив их против грубой силы. Мы уже говорили о противоположности мафии и здорового капитализма: мафия не заинтересована в конкуренции, она не дает возможность скромному человеку, накопив свой капитал с помощью честного труда, выйти наверх, победив конкурентов благодаря своим усилиям. У мафии нет долгосрочного взгляда, им нужна прибыль сразу.

Совершенно другая ситуация и другая динамика возникает тогда, когда государство защищает этого маленького человека от грубой силы, дает ему возможность планировать на долгое время вперед и, прежде всего, защищает от самого себя, от грубого проявления силы самого же государства. Именно такая ситуация сложилась в тех странах, где сегодня мы видим экономический успех. Мы приводили в пример Германию, как переменилось в ней то, что мы называем менталитетом. Из ленивых пьяниц, грязнуль, на которых нельзя положиться, получился народ с прямо противоположными качествами. Качества эти не гарантированы. Если исчезает зерно, сознание, совесть, на которой все это было построено, то постепенно инерция выхолащивает все эти добродетели. Люди, которые живут в Германии, в Америке, постоянно этим озабочены. Они наблюдают за противоположными тенденциями, и их благородная цель состоит в том, чтобы сохранить наилучшее и развить его, а не дать возможности того, подобно как в саду без культивации, что сорняки заглушат благородные растения, которые приносят нужные плоды или радуют глаз.

Когда мы говорим о ментальной эволюции общества, на Западе где-то с 1600 г. по 1800 г. многие теории интересовались процессами, протекающими параллельно. Социолог Норберт Элиас рассматривал возникновение западноевропейской вежливости. Интересно, что сам аспект развития вежливости тоже привязан к темам, о которых мы упоминали: что харизма грубой силы, богатства, которое следует за силой, уступает харизме совестливого отношения к жизни, уважения к достоинству человека. Постепенно вместо холуйства и раболепия, вместо роскоши и барского отношения сверху и холопского отношения снизу, мы приходим к тому, что нам бросается в глаза на Западе – к принципу вежливости, основанному на принципе королевского достоинства каждого человека. Ты – король, и я – король, у тебя есть своя сфера независимости, и у меня есть своя сфера независимости. Это приводит к тому, что даже физическое расстояние между людьми, когда они говорят друг с другом, увеличивается. Мысленно человек понимает, что не должен переходить границу. Возникает такое понятие, как личный вопрос. «Извините, можно Вам задать личный вопрос?» Нельзя спросить человека «прямо в лоб», сколько он зарабатывает, потому что королей так не спрашивают. Мало ли, сколько я зарабатываю, мое достоинство состоит не в деньгах. Не потому, что я хочу это прятать, а потому что я уважаю эту сферу личной независимости. Это опять доминирование духовного начала над грубым началом.

Откуда появляется чувство достоинства человека? Мы уже упоминали, что античности оно не присуще, там достоинство только «для наших», а чужой – это или раб, или варвар, чужестранец. Понятие достоинства всякого человека идет из Библии. Человек не от мира сего, в человеке есть искра Божия, и человеческая сыновность Богу не зависит от расы и всего остального. Эта тема постепенно входит сначала в церковное право, затем право вместе с этим принципом распространяется на внешнюю жизнь, подчиняет себе грубые мотивы, наконец, доходит до того, что маленький средний человек, не блестящий и не богатый, тем не менее, достоин в глазах власть имущих и считается опорой здорового общества.

 

Откуда появляется чувство достоинства человека? Понятие достоинства всякого человека идет из Библии.

 

Это постепенное распространение на всех достоинства, которое соответствует честному труду, независимости, приводит именно к той вежливости, которую мы наблюдаем в лучших ситуациях на Западе. Я не стремлюсь идеализировать Запад, я хочу с помощью презумпции благородства отдать должное тому лучшему, что можно заметить: люди улыбаются друг другу, дают возможность, уважая друг друга, не конкурировать жестко за брошенную кость и так далее. Все это присуще почти каждому народу. Это идеал добросовестной домашней хозяйки: быть чистой, опрятной, не занимать денег, уметь свести концы с концами, быть приветливой.

Речь идет о том, чтобы этот народный идеал оказался в такой государственной среде, в которой он мог бы расцвести и распространиться на все остальное. Даже этот «мачизм», приоритет грубой силы, который раньше был сам собой разумеющимся для мужской роли, начал уступать на Западе, и движение феминизма можно рассмотреть с наилучшей стороны, применяя презумпцию благородства. Это именно та ситуация, когда примат грубой силы, харизмы уходит на задний план, и на первый план выдвигается достоинство. Уже неважно, какого пола этот человек, более или менее слабый в физическом отношении, в достоинстве они равны. Это порождает новый тип вежливости. Существуют карикатурные сопутствующие движения, но зерно движения феминизма состоит в создании системы внешних отношений, которые соответствуют приоритету духовности.

Что такое благородство? Во времена Пушкина аристократ, человек, которому повезло родиться в определенных социальных отношениях, легитимацию, оправдание своего положения может найти только в духовном смысле: раз тебе повезло, ты должен взять на себя обязанность быть благородным, быть культурным не в смысле внешнего блеска, а благородного образа мышления. Раз ты аристократ и занимаешь прочные ведущие позиции в обществе, то ты должен распространять этот дух благородства на все остальное.

Со временем происходит демократизация. Как говорил Кайзерлинг, философ, прибалтийский немец, прекрасно знавший русскую культуру: «Демократизация может происходить вниз и наверх». Можно этот благородный аристократический образ мышления опустить вниз, как поется в одной песне: «Интеллигент, не бойся официанта, официант такой же человек, как ты». Это было написано в те времена, когда в ресторан заходили люди богатые, а интеллигент, когда туда попадал, не знал, как себя вести, потому что от него требовалось либо холуйство, либо барство. Нужно было либо бросать деньги, заставлять стол водкой и закусками на широкую ногу, либо он чувствовал себя со стороны официанта унижаемым, потому что мало тратится. Мы можем вспомнить сказочного миллионера, который заходит в ресторан, чтобы получить свое яйцо, сваренное ровно 2 минуты 20 секунд, но ресторан ресторану рознь. В западном ресторане еды берут мало.

Постепенно тот же самый принцип вежливости начнет доминировать и здесь. Я часто наблюдал, как мои соотечественники, попадая в западный ресторан, начинают вести себя по-барски, сверху вниз пренебрежительно разговаривать с официантом. Мне больно на это смотреть, потому что на Западе дружелюбное партнерское отношение к официанту – это часть удовольствия от еды. Вы с ним мило говорите, шутите. Сегодня ты обслуживаешь меня, а, может быть, завтра мы поменяемся ролями. Мы равны в  нашем достоинстве. Элемент благородства в такой материальной вещи, как ресторан.

Хорошо, когда культура сохраняет это, и не происходит демократизации вниз, когда интеллигент начинает ерничать и говорить разбитным языком для того, чтобы его понимала публика, а напротив, когда пирамида благородства сохраняется, и люди снизу стараются поднять себя вверх. Революция 1917 года строилась по прямо противоположному принципу. Ясно, что произошло падение всего. Я приведу такой пример: сегодня, когда вы садитесь в машину, водитель немедленно включает вашу любимую (он так думает) радиостанцию. Из этой «любимой» радиостанции раздается какой-то полукриминальный тон харизмы «крутого» человека, за которым, очевидно, стоит идеал мерседеса с тонированными стеклами. Это демократия вниз, к сожалению.

Кто должен постараться сохранить благородство? Прежде всего, журналисты, потому что они говорят по телевидению, это их интонация. От их отношения зависит модель речи, распространяемая для других. Радио, которое сохраняет направленность вверх, демократизацию наверх, доминирование благородного, духовного начала над грубым материальным – это то, что нужно сегодня. Речь идет не о том, чтобы запрещать плохое западное влияние, а о том, чтобы сохранить лучшее, что было в русской культуре. А это лучшее – литература, романсы, музыка – это, конечно, приоритет духовного начала, это демократизация вверх. Все это невозможно без людей.

Начало нашего интеллектуального приключения было в поисках корней, движения, которое привело в конечном итоге Западную Европу к успеху, к благоприятной для человека среде, к благоприятной для человека экономике. Все это состояло когда-то в «папской революции», в насаждении и отстаивании приоритета духовного начала над грубой силой. Это не системный процесс, который происходит анонимно. Нельзя, сменив внешние условия, перескочить от одной системы к другой, и получить этот хороший результат. Это авторский процесс, за которым стоят люди, за ним стоит политическая воля и, прежде всего, идеал и цель. Только люди и, прежде всего, политики, элита, интеллигенция могут сохранить этот примат духовного начала, приводящий в конечном итоге и к материальному преуспеянию, это благородство, в конечном итоге порождающее средний класс, буржуазные добродетели в хорошем смысле. Неискоренимость, неизбежность благородного человеческого начала, морального импульса – краеугольный камень социальных перемен в хорошую сторону. Никуда от этого не уйти. Это является прямой противоположностью тезису Маркса о том, что революция двигается анонимными силами материального, экономического порядка. Благородный человек стоит в основе всего. Благородный не по рождению, а по образу мышления, как говорил Аристотель, «аристократия духа», человек, который руководствуется высшими мотивами.

На первый взгляд все это кажется прекраснодушием. Знаменитый сэр Карл Поппер, которому королева дала рыцарское звание, философ, написавший знаменитую книгу «Открытое общество и его враги», был склонен к тезису о том, что либеральное общество, открытое западное современное демократическое общество индифферентно в моральном отношении. Он даже высказывал мнение о том, что, пожалуй, даже не надо воспитывать молодых людей в моральном духе, им надо предоставить свободу. Карл Поппер сам бежал от Гитлера, он видел, как Гитлер, взяв тот  капитал, который был у немцев, извратил хорошие немецкие добродетели в социал-дарвинистском смысле, подсунув нации биологическую теорию коллективного выживания, борьбы за место под солнцем. Карл Поппер сделал некий перехлест: по закону полемики, по закону маятника он перешел в другую крайность. Он высказал довольно популярный тезис о том, что общество должно быть либеральным, а либеральное общество не имеет философии, не имеет обязательных моральных ценностей.

Часто думают, что западное общество – это общество, которое дает экономические и другие свободы, а уж какая философия в головах у людей – это личное дело каждого. Совершенно неверно. Если мы возьмем современную американскую ситуацию накануне выборов, то мы увидим, как на страницах серьезных газет кандидаты на президентский пост полемизируют о том, какой они хотят создать в стране моральный климат. Многие отмечают падение нравов, компрометацию высшего государственного поста в глазах избирателей и обещают, что они эту моральную цельность восстановят. Совсем нет индифферентности в области морали. В Конституции Германии закреплены неизменяемые высшие ценности, например, достоинство человека, что из человеческой кожи нельзя делать абажуры, что нельзя сомневаться в достоинстве человека, поставить это под вопрос и делать какие-то политические выводы. Это результат того, что немцы извлекли из тоталитаризма Гитлера.

Невозможно рационально доказать существование вечного достоинства человека, оно практически взято из христианства, из Библии. Государство является светским, оно отделено формально от Церкви и не является мировоззренческим. Тем не менее, высшие ценности постулированы, закреплены Конституцией, и полиция просто смотрит за этим. Если вы начнете распространять в Интернете альтернативные воззрения, вас просто арестуют, и на этом все кончится. Более того, государство имеет право фиксировать высшие неизменяемые ценности, это зависит от культуры. Культура данного народа может вывести некоторые ценности за пределы полемики и фиксировать их правовым путем.

Следующий под этим слой – это ценности, которые являются важными, но относительно которых можно дискутировать, их можно менять. Под первыми двумя существует третий слой ценностей – эти ценности важны, но оставляются на усмотрение каждого человека. В связи с этим встает вопрос о воспитании молодежи: надо ли ее воспитывать? В противоположность тезису Поппера, смею утверждать, (на Западе идет об этом постоянная полемика), что маятник, качнувшийся от тоталитаризма к такому пермиссивному обществу, к вседозволенности, начинает двигаться назад. Не к тоталитарной системе, построенной на сплошных запрещениях, но к государству, которое хорошо осознает, что если молодежь не имеет иерархии ценностей, в которой духовное начало должно превышать материальное, то такое государство, даже если оно фиксирует некоторые вечные ценности, обречено. Не будет поколения с правильным отношением – не будет и системы, которая приводила к успеху, к правильной иерархии благородных ценностей.

Возвращаясь к России, надо сказать, что совсем не является антидемократическим, тоталитарным вопрос о правильной иерархии ценностей, о том, какие ценности мы можем постулировать и закрепить законом, какие ценности мы считаем важными, но изменяемыми, и какие ценности дозволяется иметь каждому. Принцип этого благородства должен пронизывать государственный строй, он невозможен без благородного мышления политика.

ДОСТОИНСТВО ЧЕЛОВЕКА — это… Что такое ДОСТОИНСТВО ЧЕЛОВЕКА?

ДОСТОИНСТВО ЧЕЛОВЕКА
ДОСТОИНСТВО ЧЕЛОВЕКА

по Шиллеру, выражение благородного образа мыслей: «Власть нравственной силы над влечениями составляет свободу духа, и в явлении она сказывается в том, что мы называем чувством достоинства» («О грации и достоинстве», 1793). В настоящее время достоинство человека является выражением его личностной ценности.


Философский энциклопедический словарь.
2010.

.

  • ДОСТОЕВСКИЙ
  • ДРЕВС

Смотреть что такое «ДОСТОИНСТВО ЧЕЛОВЕКА» в других словарях:

  • Достоинство человека — моральная категория, выражающая личностную ценность как отношение человека к самому себе. Достоинство человека – это прежде всего состояние его нравственности в единстве с чувством свободы духа. Это высокая требовательность к себе, осознание… …   Основы духовной культуры (энциклопедический словарь педагога)

  • ДОСТОИНСТВО — личности – осознание личностью своего обществ. значения, права на обществ. уважение, основанное на признании обществом социальной ценности человека. Содержание господствующих в том или ином обществе взглядов на человеч. Д. определяется в конечном …   Философская энциклопедия

  • достоинство — Вес, важность, значение, сила, авторитет, компетентность, престиж, величие, величавость, высота, благородство, заслуга, ценность, стоимость, добротность; превосходство, преобладание, преимущество, предпочтение, козырь, первенство, пальма… …   Словарь синонимов

  • Достоинство —  Достоинство  ♦ Dignité    Ценность того, что не имеет цены или количественно измеряемой стоимости; не объект желания или торговли, но объект уважения. «В царстве целей, – пишет Кант, – все имеет цену или достоинство. То, что имеет цену, может… …   Философский словарь Спонвиля

  • ДОСТОИНСТВО — ДОСТОИНСТВО, достоинства, ср. (книжн.). 1. Положительное качество. Главные его достоинства честность и правдивость. Его произведения отличаются большими достоинствами. 2. только ед. Необходимые моральные качества, моральная ценность человека.… …   Толковый словарь Ушакова

  • Достоинство — (лат. dignitas; англ. dignity; фр. dignite) 1) этическая и правовая категория, включающая осознание личностью и окружающими факта обладания совокупностью определенных моральных и интеллектуальных качеств, а также уважение этих качеств в самом… …   Энциклопедия права

  • ДОСТОИНСТВО — 1) морально нравственная категория, означающая уважение и самоуважение человеческой личности. Д. неотъемлемое свойство человека, принадлежащее ему независимо от того, как он сам и окружающие люди воспринимают и оценивают его личность. В… …   Юридический словарь

  • Достоинство — У этого термина существуют и другие значения, см. Достоинство (значения). Достоинство  уважение и самоуважение человеческой личности как морально нравственная категория. Из величайшей ценности человеческой жизни следует наличие достоинства у …   Википедия

  • достоинство — сущ., с., употр. часто Морфология: (нет) чего? достоинства, чему? достоинству, (вижу) что? достоинство, чем? достоинством, о чём? о достоинстве; мн. что? достоинства, (нет) чего? достоинств, чему? достоинствам, (вижу) что? достоинства, чем?… …   Толковый словарь Дмитриева

  • ДОСТОИНСТВО ЛИЧНОСТИ — категория, закрепленная в ст. 21 Конституции РФ, под которой обычно понимают обладание человеком определенными нравственными и интеллектуальными качествами, соответствующим общепринятым моральным ценностям. Человек априори исходит из того, что он …   Энциклопедический словарь конституционного права

Книги

  • Эволюция человека. В 2 книгах. Книга 1. Обезьяны, кости и гены, Александр Марков. Новая книга Александра Маркова — это увлекательный рассказ о происхождении и устройстве человека, основанный на последних исследованиях в антропологии, генетике иэволюционной психологии.… Подробнее  Купить за 1575 руб
  • Книга души. Учение о выживании. Остаться человеком или Достоинство жизни, Виилма Лууле. Лууле Виилма — врач-практик из Эстонии, которая, обладая даром ясновидения и опираясь на свой многолетний опыт в области медицины, разработала учение о стрессах. Благодаря ему человек,… Подробнее  Купить за 536 руб
  • Книга души Учение о выживании Остаться человеком или Достоинство жизни, Виилма Л.. Первопричиной каждой болезни является стресс, степень которого определяет характер болезни. Что это даёт нам? Надежду излечиться, научившись слышать своё тело и понимая те сигналы, которые… Подробнее  Купить за 429 руб

Другие книги по запросу «ДОСТОИНСТВО ЧЕЛОВЕКА» >>

Человеческое достоинство: основная руководящая ценность правозащитного подхода к рыболовству?

Основные моменты

Правозащитный подход к рыболовству в настоящее время сталкивается с несколькими концептуальными ловушками.

Человеческое достоинство — это дополнительная концепция, которая может помочь смягчить эти ловушки.

В этой статье подробно рассматривается связь между правами человека и человеческим достоинством.

Права человека в конечном итоге должны быть направлены на повышение достоинства рыбаков / сообществ.

Человеческое достоинство может служить основополагающей ценностью для реализации прав человека.

Реферат

В последнее время правозащитный подход стал центральным элементом управления рыболовством как ответ на ограничения прав частной собственности в снижении незащищенности и уязвимости рыбаков и рыболовных сообществ. Несмотря на его растущее признание в международных правовых рамках и среди организаций гражданского общества, концептуальные недостатки правозащитного подхода к рыболовству (т.е., его неолиберальные тенденции и пренебрежение коллективными правами и социальными обязанностями), порожденные критическими исследованиями, остаются в значительной степени нерешенными, что приводит к практическим опасениям относительно того, принесет ли такая структура в конечном итоге пользу рыбакам на суше. Чтобы внести свой вклад в дискуссию, эта статья представляет собой подробное обсуждение перспективы прав человека путем введения концепции человеческого достоинства. В частности, в нем утверждается, что человеческое достоинство с его более широким концептуальным охватом и глубиной могло бы выступать в качестве фундаментальной ценности, с помощью которой можно было бы смягчить некоторые недостатки правозащитного подхода.Цель здесь скорее наводящая, чем окончательная, и направлена ​​на то, чтобы подчеркнуть связь, которая не была четко установлена ​​между правами человека и человеческим достоинством. Я утверждаю, что повышенное внимание к человеческому достоинству может создать более широкую поддержку подхода, основанного на правах человека, и в конечном итоге помочь повысить его эффективность в рыболовстве.

Ключевые слова

Правозащитный подход

Человеческое достоинство

Управление рыболовством

Неолиберализм

Коллективные права

Социальные обязанности

Рекомендуемые статьиЦитирующие статьи (0)

Copyright © 2015 Автор.Опубликовано Elsevier Ltd.

Рекомендуемые статьи

Ссылки на статьи

Основное чувство человеческого достоинства

Исследователи Холокоста считают, что нацисты основали более 40 000 лагерей и гетто, где они заключили в тюрьмы миллионы людей. 1 Некоторые лагеря были созданы исключительно как центры убийств. Другие были трудовыми лагерями, где заключенных заставляли работать рабами. Третьи были транзитными лагерями, где заключенные временно содержались перед переводом в другие концентрационные лагеря или центры смерти.Хотя все заключенные в каждом лагере подвергались сильному голоду, лишениям, пыткам, жестокому обращению и часто смерти, их конкретные переживания сильно различались из-за большого количества лагерей и разнообразия целей, которым они служили.

Ханна Леви-Хасс, югославская учительница, была заключена в концлагерь Берген-Бельзен в Германии. Ее держали в части лагеря для «заключенных по обмену» — заключенных, которых, как думали нацисты, они могли бы обменять на немцев, удерживаемых в плену в других странах.Среди заключенных по обмену было много детей.

Леви-Хасс написала в своем дневнике как о потере человеческого достоинства, которое она и другие перенесли, так и о том, как они пытались восстановить его.

8 ноября 1944 г.

Хотелось бы ощутить что-то приятное, эстетичное, пробудившее более благородные, нежные чувства, достойные эмоции. Это тяжело. Я давлю на воображение, но ничего не выходит. В нашем существовании есть что-то жестокое, звериное. Все человеческое сведено к нулю. Узы дружбы остаются на месте только в силу привычки, но нетерпимость обычно побеждает.Стираются воспоминания о красоте; художественные радости прошлого немыслимы в нашем нынешнем состоянии. Мозг как бы парализован, дух нарушен.

Ушибы морали настолько глубоки, что кажется, что все наше существо атрофировано ими. У нас создается впечатление, что мы отделены от обычного мира прошлого массивной толстой стеной. Наши эмоциональные способности кажутся тупыми, блеклыми. Мы больше не помним даже свое прошлое. Как бы я ни старался восстановить малейший элемент моей прошлой жизни, ни одно человеческое воспоминание не возвращается ко мне.

Мы не умерли, но мы мертвы. Им удалось убить в нас не только наше право на жизнь в настоящем, но и право на будущую жизнь, конечно же, для многих из нас. . . но что наиболее трагично, так это то, что им удалось своими садистскими и развратными методами убить в нас все чувство человеческой жизни в нашем прошлом, все чувства нормальных людей, наделенных нормальным прошлым, вплоть до самого сознания. того, что когда-то существовали как человеческие существа, достойные этого имени.

Я мысленно переворачиваю, хочу. . . и я абсолютно ничего не помню. Как будто это был не я. Все вычеркнуто из моей памяти. В течение первых нескольких недель мы все еще были внутренне связаны с нашими прошлыми жизнями; у нас все еще был вкус к мечтам, к воспоминаниям. Но унизительная и унизительная жизнь в лагере настолько жестоко разорвала нашу сплоченность, что любое моральное усилие хоть в малейшей степени дистанцироваться от темной реальности вокруг нас заканчивается гротеском — бесполезным мучением.Наша душа как бы застряла в корке, которую ничто не может размягчить или сломать. . .

18 ноября 1944 г.

Несмотря ни на что, моя работа с детьми продолжается. . . . Я отчаянно цепляюсь за любую возможность, даже небольшую, собрать детей вместе, чтобы воспитать в них и во мне даже малейшую остроту ума, а также элементарное чувство человеческого достоинства.

В лагере решено, что субботы будут посвящены детским развлечениям, в основном религиозного характера.В наших бараках мы также пользуемся субботами, чтобы развлечь детей, но они адаптированы в основном к общему менталитету здешних людей: устные декламации, пение соло или хором, небольшие театральные постановки. Учитывая полное отсутствие книг, я собираю и записываю материал для этих спектаклей на основе детских воспоминаний и моих собственных, и чаще всего приходится прибегать к импровизационным текстам или стихотворным строкам. Целая масса известных мелодий была восстановлена ​​благодаря неустанным усилиям и концентрации всех моих учеников — но слова ускользают от нас, как будто их затосили в яму.Итак, мы начинаем придумывать строки, рифмовать, создавать тексты, которые глубоко затрагивают нас, призывая нашу далекую родину, славную и героическую. . .

Я выполняю эту задачу спонтанно, даже инстинктивно, я бы сказал, из-за непреодолимой потребности в моей душе — в те редкие моменты, когда мне удается ее разбудить, — и из-за непреодолимой потребности, которую я отчетливо чувствую, исходящей из детских душ. Потому что они берут на себя мою инициативу, они взволнованы, они хотят жить, они хотят радоваться, это сильнее их.Какое горе! 2

Ханна Леви-Хасс, югославская учительница, была заключена в концлагерь Берген-Бельзен в Германии. Ее держали в части лагеря для «заключенных по обмену» — заключенных, которых, как думали нацисты, они могли бы обменять на немцев, удерживаемых в плену в других странах. Среди заключенных по обмену было много детей.

Леви-Хасс написала в своем дневнике как о потере человеческого достоинства, которое она и другие перенесли, так и о том, как они пытались восстановить его.

8 ноября 1944 г.

Хотелось бы ощутить что-то приятное, эстетичное, пробудившее более благородные, нежные чувства, достойные эмоции. Это тяжело. Я давлю на воображение, но ничего не выходит. В нашем существовании есть что-то жестокое, звериное. Все человеческое сведено к нулю. Узы дружбы остаются на месте только в силу привычки, но нетерпимость обычно побеждает. Стираются воспоминания о красоте; художественные радости прошлого немыслимы в нашем нынешнем состоянии.Мозг как бы парализован, дух нарушен.

. . . Мы не умерли, но мы мертвы. Им удалось убить в нас не только наше право на жизнь в настоящем, но и, разумеется, для многих из нас право на будущую жизнь. . .

Я мысленно переворачиваю, хочу. . . и я абсолютно ничего не помню. Как будто это был не я. Все вычеркнуто из моей памяти. В течение первых нескольких недель мы все еще были внутренне связаны с нашими прошлыми жизнями; у нас все еще был вкус к мечтам, к воспоминаниям.. .

18 ноября 1944 г.

Несмотря ни на что, моя работа с детьми продолжается. . . . Я отчаянно цепляюсь за любую возможность, даже небольшую, собрать детей вместе, чтобы воспитать в них и во мне даже малейшую остроту ума, а также элементарное чувство человеческого достоинства.

В лагере решено, что субботы будут посвящены детским развлечениям, в основном религиозного характера. В наших бараках мы также пользуемся субботами, чтобы развлечь детей, но они адаптированы в основном к общему менталитету здешних людей: устные декламации, пение соло или хором, небольшие театральные постановки.Учитывая полное отсутствие книг, я собираю и записываю материал для этих спектаклей, основываясь на детских воспоминаниях и своих собственных, и чаще всего приходится прибегать к импровизационным текстам или стихотворным строкам. A Whole FaceHistory.orG 119 1 Ханна Леви-Хасс и Амира Хасс, Дневник Берген-Бельзена, пер. Софи Хэнд (Чикаго, Иллинойс: Haymarket Books, 2009), 85–88. Множество известных мелодий было восстановлено благодаря неустанным усилиям и концентрации всех моих учеников — но слова ускользают от нас, как будто их затосили в яму.Итак, мы начинаем придумывать строки, рифмовать, создавать тексты, которые глубоко затрагивают нас, призывая нашу далекую родину, славную и героическую. . .

Я выполняю эту задачу спонтанно, даже инстинктивно, я бы сказал, из-за непреодолимой потребности в моей душе — в те редкие моменты, когда мне удается ее разбудить, — и из-за непреодолимой потребности, которую я ясно ощущаю, исходящую из детских душ. Потому что они берут на себя мою инициативу, они взволнованы, они хотят жить, они хотят радоваться, это сильнее их.Какое горе! 1

Un Sentimiento Básico de Dignidad Humana

Ханна Леви-Хасс — это эра югославской маэстры-отшельника на кампо-де-концентрацион-де-Берген-Бельзен в Алемании. La mantenían en una parte del campo para «prisioneros de intercambio»: prisioneros que los nazis pensaban que podían intercambiar por alemanes retenidos como prisioneros por otros países. Entre los prisioneros de intercambio había muchos niños.

Lévy-Hass escribió en su diario sobre la pérdida de la dignidad humana que ella y otros habían sufrido y sobre cómo luchaban para recuperarla.

8 ноября 1944 г.

Me encantaría sentir algo placentero y estético, para despertar sentimientos más nobles y tiernos, emociones dignificantes. Es diffícil. Presiono a mi imaginación y no lo consigo. Nuestra existencia tiene algo жестокая, звериная. Todo lo humano se уменьшает нада. Los vínculos de amistad se mantienen solo por la fuerza de la costumbre, pero la intolerancia siempre sale victoriosa. Los recuerdos de la belleza se han borrado; los Deleites artísticos del pasado son inconcebibles en nuestra situación actual.El cerebro está paralizado, el espíritu ha sido transgredido.

. . . Нет hemos muerto, pero estamos muertos. Han logrado matar en nosotros no solo nuestro derecho a la vida en el presente y, para muchos de nosotros, sin duda alguna, el derecho a una vida futura…

En mi mente les doy vuelta a las cosas, eso quiero. . . y no recuerdo absolutamente nada. Es como si no fuera yo. Todo ha sido suprimido de mi mente. Durante las primeras semanas, aún estábamos conectados internamente de alguna manera con nuestras vidas pasadas; aún nos gustaban los sueños, los recuerdos.. .

18 ноября 1944 г.

A pesar de todo, mi trabajo con los niños continúa… Me aferro desesperadamente a cada oportunidad, por mínima que sea, de reunir a los niños para albergar en ellos y en mí aunque sea un minimo de agudeza mental y un sentimiento b. Humana.

En el campo se decidió que los sábados se dedicarían al entretenimiento de los niños, sobre todo, en aspectos de naturaleza Religiosa. En nuestras barracas también aprovechábamos los sábados para darles a los niños algo de diversión, pero adapada sobre todo a la mentalidad en general de las personas de aquí: recitaciones, canciones de solistas o en coro, pequeñas obras de teens.Dada la ausencia total de libros, recopilé y escribí el material para estas presentaciones con base en los recuerdos de los niños y míos y, la mayoría de las veces, recurríamos a impvisar textos o versos. Una multitud de tonadas han sido recuperadas gracias a los incansables esfuerzos y la convertcion de todos mis estudiantes, pero las palabras se nos escapan como si hubieran sido succionadas por un foso. Entonces, empezamos a inventory líneas, rimar, crear textos que nos afectan profundamente, invocar nuestra patria distante, gloriosa y heroica…

Realizo esta actividad espontáneamente, incluso instintivamente, diría yo, por una irresistible necesidad de mi alma, en los pocos momentos en que logro despertarla, y por una irresistible necesidad que puedo sentir en las almas de los almas de los almas.Como siguen mis pasos, ellos se emocionan, quieren vivir, quieren regocijarse, es algo más fuerte que ellos. ¡Se me rompe el corazón! 1

История, теория и избранные приложения)

Человеческое достоинство и биоэтика: эссе по заказу Президентского совета по биоэтике

Президентский совет по биоэтике
Вашингтон, округ Колумбия,
Март 2008 г.

Часть 5: Теории человеческого достоинства

Глава 18: Достоинство и биоэтика: история, теория и отдельные приложения

Слово «достоинство» стало чем-то вроде лозунга в биоэтике, часто используемым обеими сторонами в дебатах по различным научным и клиническим вопросам, поддерживая противоречивые выводы.Например, аргументируя суицид с помощью помощи, те, кто выступает за легализацию этой практики, основывают свой вывод на моральном императиве обеспечить «смерть с достоинством», в то время как противники легализации делают это, потому что они видят, как намеренно человек оказывается мертвым, даже из милосердия, как прямое посягательство на человеческое достоинство. 1 Безусловно, это говорит о том, что понятие достоинства требует уточнения.

Рут Маклин отметила отсутствие концептуальной ясности, связанной с использованием слова «достоинство» в литературе по биоэтике, и пришла к выводу, что достоинство — это «бесполезное понятие», сводимое к уважению к автономии, и ничего не добавляет к разговору. 2 Этот поспешный вывод, отбрасывающий тысячи лет философских писаний, игнорирующий современный биоэтический дискурс континентальных европейцев и отбрасывающий целый свод норм международного права, может быть оправдан только постановкой вопроса. Если кто-то полностью определяет слово в терминах другого понятия, которое ему больше нравится, из этого всегда следует, что рассматриваемое слово ничего не добавляет к концепции, которую он уже одобряет. Хотя это и окутано риторикой, это как раз и есть структура аргумента Маклина.Предпосылка: достоинство означает не что иное, как уважение к автономии. Вывод: следовательно, достоинство означает не что иное, как уважение к автономии и (следствие), следовательно, достоинство ничего не добавляет к биоэтическому дискурсу.

Требуется более внимательное отношение к теме. В этом эссе я сначала опишу три способа использования слова «достоинство» в моральном дискурсе как в истории западной мысли, так и в современной биоэтике. Я называю это приписываемым, внутренним и соцветием использования слова.

Во-вторых, я буду утверждать, что, хотя все три чувства имеют моральное значение, внутреннее чувство достоинства является наиболее фундаментальным с моральной точки зрения. Я буду продвигать этот аргумент двумя способами. Первый я назову аксиологическим аргументом, а второй — аргументом непротиворечивости.

В-третьих, я обрисую некоторые общие нормы, которые вытекают из признания морального превосходства внутреннего чувства человеческого достоинства.

Наконец, я покажу, как это энергичное понимание достоинства помогает придать форму аргументам в области биоэтики.В качестве примеров я покажу (вкратце), как это применимо к вопросам о справедливости и доступе к ресурсам здравоохранения, уходу за инвалидами, исследованиям эмбриональных стволовых клеток, клонированию, эвтаназии и уходу за пациентами в так называемой постоянной вегетативной среде. штат.

Я сделаю вывод, что понятие, достаточно надежное, чтобы дать ответы на все эти вопросы, не бесполезно.

Три чувства достоинства

На протяжении всей западной истории и в современных дискуссиях слово «достоинство» играло заметную роль в этических дискуссиях.Однако как для религиозных, так и для нерелигиозных людей может быть удивительно знать, что достоинство — это не то слово, которое вошло в западный моральный словарь через иудео-христианское наследие. Слово «достоинство» не является важным ни в еврейских, ни в христианских писаниях. Почти два тысячелетия это не было важным теологическим термином. До недавнего времени моральные богословы почти никогда не ссылались на достоинство, выдвигая аргументы об абортах, эвтаназии или экономической справедливости. 3

Также достоинство не было важным понятием для всех западных философов-моралистов.Например, достоинство не было важным словом для Платона или Аристотеля. Первыми западными философами, для которых достоинство было важным философским термином, были римские стоики. Цицерон и Сенека, в частности, использовали это слово для обозначения важных понятий в своей моральной философии.

Цицерон определил достоинство как «благородный авторитет человека, заслуживающий внимания, чести и достойного уважения» ( dignitas est alicuius honoura et cultu et honore et verecundia digna auctoritas ). 4 Он часто использовал слово dignitas в своих трудах. Как выразился один переводчик, значение dignitas в использовании Цицерона буквально означает «достоинство», но он часто использовал его (как и другие в свое время) для обозначения положения, репутации или даже должности человека в civitas. 5 Важно отметить, что, по мнению Цицерона, это dignitas не столько зависит от субъективной оценки других, сколько от способности каждого распознать пример истинного человеческого превосходства.Например, в De Officiis, пишет Цицерон,

Если мы захотим поразмышлять о совершенстве и достоинстве нашей натуры, мы поймем, насколько бесчестно погружаться в роскошь и вести изысканный и мягкий образ жизни, но как благородно жить бережливо, строго, с самоограничением и трезво.

Atque etiam, si considerare volumus, quae sit in natura excel lentia et dignitas, intellegemus, quam sit turpe diffluere luxuria et delicate ac molliter vivere, quamque fairum parce, conti nenter. 6

Другими словами, для Цицерона положение в обществе должно основываться на его истинном совершенстве. Для него достоинство означало заслуженную степень уважения со стороны других из-за своего превосходства как человеческого существа.

Однако использование этого термина стоиками — не единственная историческая концепция достоинства. Гоббс, например, совершенно иначе определял достоинство. Он устранил любую необходимую связь с истинным человеческим совершенством и полагал, что значение достоинства зависит исключительно от интерсубъективных суждений рынка.В Левиафан он пишет:

Стоимость или ценность человека — это, как и во всем остальном, его цена; то есть столько, сколько было бы отдано за использование его Силы; и поэтому он не абсолютен; но вещь, зависящая от нужды и суждения другого … Общественная ценность человека, которая является Ценностью, установленной для него Содружеством, — это то, что люди обычно называют достоинством. 7

Гоббс пишет четко и прямо.Достоинство — это ценность, которую человек имеет для Содружества, независимо от того, действительно ли он заслуживает этого, основываясь на своем истинном совершенстве как человеческое существо или на своей человеческой природе.

Кант никогда прямо не цитирует Гоббса, но, представляя третью точку зрения на достоинство, он, кажется, пишет прямую реакцию на Гоббса. Кантовский взгляд на достоинство ( Würde ) продолжает оказывать сильное влияние и по сей день. Кант писал:

Уважение, которое я испытываю к другим или которое другой может требовать от меня ( osservantia aliis praestanda ), является признанием достоинства ( dignitas ) другого человека, т.е.е., стоимость, не имеющая цены или эквивалента, на которую можно было бы обменять объект оценки ( aestimii ). 8

Кант связывал достоинство со своей идеей о том, что к людям нельзя относиться как к чистым орудиям чужой воли. В Grundlagen, он пишет: «То, что составляет условие, при котором что-то может быть самоцелью, имеет не только относительную ценность, то есть цену, но и внутреннюю ценность, т.е.е., достоинство ». 9 Проще говоря, он заявляет в другом месте:« Человечество само по себе достоинство ». 10

Таким образом, кантианский взгляд на достоинство не основан ни на ценности человека для других, ни на уважении, которое они должны проявлять, исходя из степени человеческого превосходства, а, скорее, на самой человечности. 11 Кантианский взгляд на достоинство мощный, влиятельный и существенно отличается от предшествовавших ему представлений. Кантианская концепция Würde может быть одним из его величайших вкладов в моральную философию.

Эти три исторических употребления слова «достоинство» иллюстрируют три значения этого слова, которые до сих пор используются в философском дискурсе и в обычном языке. Эти три основных чувства достоинства можно понять согласно следующим названиям и описаниям.

Под приписываемым достоинством я имею в виду ту ценность или ценность, которую люди наделяют другими актами приписывания. Акт присуждения этой ценности или ценности может осуществляться индивидуально или совместно, но всегда предполагает выбор.В некотором смысле создается приписываемое достоинство. Это обычная форма ценности. Таким образом, мы приписываем ценность или ценность тем, кого считаем высокопоставленными лицами, теми, кем мы восхищаемся, тем, кто ведет себя определенным образом, или тем, кто обладает определенными талантами, навыками или способностями. Мы даже можем приписать себе ценность или ценность, используя это слово. Приписывается гоббсовское понятие достоинства.

Под внутренним достоинством я подразумеваю ценность или ценность, которыми обладают люди просто потому, что они люди, а не в силу какого-либо социального положения, способности вызывать восхищение или какого-либо особого набора талантов, навыков или способностей.Внутреннее достоинство — это ценность, которой обладают люди просто в силу того, что они люди. Таким образом, мы говорим, что расизм является оскорблением человеческого достоинства. Таким образом, достоинство обозначает ценность, которая не присваивается и не создается человеческим выбором, индивидуальным или коллективным, но предшествующая человеческой атрибуции. Представление Канта о достоинстве является внутренним.

Под «цветущим достоинством» я имею в виду то, как люди используют это слово для описания ценности процесса, ведущего к человеческому совершенству, или ценности положения дел, посредством которого индивид выражает человеческое превосходство.Другими словами, соцветие достоинства используется для обозначения людей, которые преуспевают как человеческие существа и живут жизнью, согласующейся с присущим человеку достоинством и выражающим его. 12 Таким образом, достоинство иногда используется для обозначения состояния добродетели — состояния дел, в котором человек обычно действует таким образом, который выражает внутреннюю ценность человека. Мы говорим, например, что такой-то и такой-то достойно столкнулся с особенно тяжелой ситуацией. Это использование слова не является чисто приписываемым, поскольку оно зависит от некоторой объективной концепции человеческого превосходства.Тем не менее ценность, к которой относится это использование слова, не является внутренней, поскольку она зависит от предварительного понимания внутренней ценности человека. Использование этого слова стоиками, хотя иногда и граничит с приписываемым смыслом, обычно представляет собой соцветие чувства достоинства.

Эти концепции человеческого достоинства никоим образом не исключают друг друга. Приписываемые, внутренние и соцветия концепции достоинства часто играют роль в одной и той же ситуации. Тем не менее, каждый из них был взят как центральное основание для определенных моральных требований в биоэтике.

Имеет ли значение, какое из этих чувств достоинства задействуется в этическом дискурсе? Короткий ответ, казалось бы, был «да». По крайней мере, кажется важным сохранить эти чувства в чистоте. Например, те, кто утверждает, что смерть с достоинством требует, чтобы эвтаназия была допустимой, похоже, используют слово «достоинство» в приписываемом смысле, 13 , в то время как те, кто утверждает, что эвтаназия является прямым преступлением против человеческого достоинства, похоже, используя это слово во внутреннем смысле. 14 Третьи, выступающие против эвтаназии, по всей видимости, аргументируют это своим чувством собственного достоинства, предполагая, что эта практика представляет собой далеко не самый благородный и превосходный ответ, который человеческое существо может сделать перед лицом смерти. 15 Простое наблюдение за этими различиями может помочь нам прояснить аргументы и понять моменты разногласий.

Но что еще можно сказать о взаимосвязи между этими чувствами достоинства? Есть порядок или моральный приоритет? Если существует конфликт между моральными утверждениями, основанными на разных чувствах достоинства, имеет ли одно значение больше, чем другое?

Я буду утверждать, что внутреннее понятие достоинства является основополагающим с моральной точки зрения.Я приведу два аргумента в поддержку этого утверждения. Я называю их Аксиологическим Аргументом и Аргументом Последовательности.

Аксиологический аргумент

Аксиологический аргумент зависит от теории ценности или аксиологии. 16 Понимая, что такое ценности, как ценности попадают в мир, какие бывают ценности и как они связаны, можно утверждать, что можно прийти к выводу, что внутреннее чувство достоинства — это фундаментальный смысл.

Классически аксиология различает внутренние и инструментальные ценности. Однако инструментальные ценности лучше всего охарактеризовать как подкласс приписываемых ценностей. Я утверждал, что основное различие в аксиологии проводится между внутренними ценностями и атрибутированными ценностями. 17

Внутренняя ценность — это ценность, которую что-то имеет само по себе, то есть ценность, которую оно имеет в силу того, что оно является тем, чем оно является. Это ценно независимо от целей, убеждений, желаний, интересов или ожиданий какого-либо оценщика.По словам специалиста по экологической этике Холмса Ролстона III, истинно внутренние ценности «объективно открываются там, а не генерируются оценщиком». 18

Приписываемые ценности — это ценности, переданные оценщиком. Приписываемые ценности полностью зависят от целей, убеждений, желаний, интересов или ожиданий оценщика или группы оценщиков. Вот почему я утверждаю, что инструментальные ценности — это класс приписываемых ценностей. Инструментальная ценность — это ценность, которая приписывается какой-либо организации, потому что она служит оценщику определенной цели.Инструментальная ценность объекта состоит в том, что оно служит средством, с помощью которого оценщик достигает определенной цели. Но могут быть и неинструментальные приписываемые ценности. Например, ценность юмора не может служить явным инструментальным целям.

Приписываемые ценности играют важную роль в жизни человека. Например, приписывается власть правительства. Приписывается ценность денег. Приписывается ценность технологий. Важно отметить, что некоторые приписываемые ценности ошибочны с моральной точки зрения, например, приписывание ценности цвету кожи человека или слишком большое значение мнений других людей.

Внутренние ценности и атрибутированные ценности асимметрично связаны. Внутренние ценности, как внутренние и объективные, должны быть признаны умным оценщиком. Признание, конечно, требует атрибуции, и поэтому умный оценщик должен приписывать внутреннюю ценность тому, что действительно имеет внутреннюю ценность, чтобы быть верным в своей оценке. Было бы неправильно, если бы оценщик не приписывал никакой ценности тому, что имеет внутреннюю ценность. Это не означает, что акт оценки придает ценность, но что ценность должна быть приписана тому, что имеет внутреннюю ценность, чтобы акт оценки был правильным.Напротив, простой факт, что ценность была приписана объекту, не имеет логических последствий в отношении внутренней стоимости. Можно свободно приписывать ценность вещам на основе индивидуальных предпочтений, социальных обычаев или инструментальных потребностей. Можно также распознать (т.е. правильно присвоить значение) объект, имеющий внутреннюю ценность. Сам факт того, что стоимость была присвоена, не позволяет нам сделать вывод о том, является ли рассматриваемая стоимость атрибутивной или внутренней.

Я предположил, что есть еще третья категория ценностей, соцветия ценностей.Особо ценными считаются определенные процессы или положения дел во внутренне ценной сущности. Это так, потому что эти процессы или положения дел либо способствуют, либо инстанциируют расцвет внутренне ценной вещи как того рода вещи, которой она является. Процветание члена естественного вида — хорошее положение дел, но это добро зависит от чего-то в этом типе вещей, которые процветают. Таким образом, ценность такого положения дел в некотором смысле является производной.У кого-то может возникнуть соблазн сказать, что процветание по своей сути хорошо, но качество процветания всегда зависит от того, что считается процветающим, и, таким образом, такое положение дел, строго говоря, не является самоценным. Скорее, это то, что процветает, является внутренне ценным, и его процветание может быть понято только с точки зрения внутренней ценности этой вещи.

С этой точки зрения человеческие добродетели, такие как храбрость, в техническом смысле не являются ценными по своей сути.Мы стремимся к добродетели не ради нее самой, а ради нашей человечности. Например, поскольку добродетель храбрости — это состояние дел отдельного представителя человеческого естественного вида, ценность храбрости зависит от знания того, чем является человек, и от ценности того, чтобы быть человеком. Человеческие добродетели хороши, потому что они воплощают аспекты расцвета человеческого естественного вида в добродетельных людях.

Какое отношение имеет это обсуждение к достоинству? «Внутреннее достоинство» — это просто название, которое мы даем особому типу внутренней ценности, принадлежащей представителям естественных видов, которые обладают специфическими способностями к языку, рациональности, любви, свободе воли, моральной свободе воли, творчеству, эстетической восприимчивости и способность постигать конечное и бесконечное.Фаза «приписываемые достоинства» относится к нескольким неинструментальным ценностям, которые приписываются членам любого естественного вида, обладающим внутренним достоинством. Фраза «цветущее достоинство» относится к множеству состояний дел, в которых член естественного вида, обладающий внутренним достоинством, процветает в том виде, в каком он есть. Таким образом, по определению внутреннее достоинство является фундаментальным понятием достоинства. Один определяет приписываемое и соцветие достоинство с точки зрения внутреннего достоинства.

Следующий шаг в аргументации — отметить, что если в мире существуют внутренние ценности, признание внутренней ценности чего-либо зависит от способности человека различать, что это за вещь.Это подводит меня к понятию естественных видов, относительно новому понятию в аналитической философии. 19 Фундаментальная идея, лежащая в основе природных видов, состоит в том, что чтобы выделить что-то из остальной Вселенной, нужно выделить это как нечто. Это, в свою очередь, приводит к тому, что его сторонники называют «скромным эссенциализмом», — что сущность чего-либо — это то, с помощью чего человек выделяет его из остальной реальности как что-либо вообще, — его принадлежность к определенному виду. Альтернатива кажется немыслимой — что реальность на самом деле полностью недифференцирована и что люди просто вырезают аморфную, однородную вселенную для своих собственных целей.Реальность не однородна, а «комковатая». Он подразделяется на разные вещи. Кажется странным предполагать, что на самом деле в мире нет реальных вещей, не зависящих от человеческой классификации — нет таких вещей, de re, как звезды, слизни или люди.

Внутренняя ценность, повторюсь, — это ценность, которой что-то обладает в силу того, что оно является тем, чем оно является. Таким образом, внутренняя ценность естественной сущности — ценность, которую она имеет в силу того, что она является такой вещью, — зависит от способности человека выделить эту сущность как члена естественного вида.Таким образом, внутреннее достоинство — это внутренняя ценность сущностей, которые являются членами естественного вида, который как вид способен к языку, рациональности, любви, свободе воли, моральной свободе воли, творчеству, эстетической чувствительности и способности понимать конечное и бесконечное.

Следует отметить, что это определение явно антиспециалистическое. Если во вселенной есть другие виды сущностей, помимо людей, которые обладают такими способностями, они также обладали бы внутренним достоинством — будь то ангелы, инопланетяне или (возможно) другие известные виды животных.

Важно отметить, что логика естественных видов предполагает, что выделять индивидов в качестве членов этого вида следует не потому, что они выражают все необходимые и достаточные предикаты, чтобы их можно было классифицировать как член вида, а, скорее, в силу их включения в группу. расширение естественного вида, которое как вид обладает такими возможностями. Логика естественных видов экстенсиональна, а не интенсиональна. По словам Виггинса,

[] определение естественного вида стоит или падает с существованием законоподобных принципов, которые будут собирать воедино фактическое распространение вида вокруг произвольного хорошего его образца; и эти законоподобные принципы также будут определять характерное развитие и типичную историю членов этого расширения. 20

Например, очень немногие бананы в корзине в супермаркете соответствуют всем необходимым и достаточным условиям для классификации в качестве фруктов вида Musa sapientum. Мы определяем банан как желтый фрукт. Тем не менее, некоторые экземпляры в мусорном ведре желтые, некоторые зеленые, некоторые с пятнами, некоторые коричневые, а некоторые даже немного черные. Тем не менее, все они бананы. Они попадают под расширение, которое собирает их вокруг произвольно хороших образцов (или двух) банана.

Здравоохранение во многом зависит от этой логики. Не проявление рациональности делает нас людьми, а наша принадлежность к роду, способному на рациональность, делает нас людьми. Когда человек находится в коме или психическом заболевании, мы сначала выбираем человека как человека, а затем замечаем несоответствие между характеристиками больного человека и парадигматическими чертами и типичным развитием и историей представителей естественного человека. Вот как мы приходим к выводу, что человек болен, и ставим диагноз болезни.

Итак, если в мире существует такая вещь, как внутренняя ценность, тогда внутреннее достоинство — это имя, которое мы даем ценности всех отдельных членов любого и всех видов, которые, как виды, разделяют свойства, которые мы считаем существенными для особую ценность, которую мы признаем в человеке. Таким образом, поскольку больной человек является представителем человеческого естественного вида, мы признаем, что этот человек имеет внутреннюю ценность, которую мы называем достоинством. Признавая эту ценность, мы установили профессию врачевателя как моральный ответ людям нашего вида, страдающим от болезней и травм.Бедственное положение больных не имеет практического значения, редко служа целям, убеждениям, желаниям, интересам или ожиданиям любого из нас как отдельных лиц. Скорее, медицинские работники обслуживают их из-за внутренней ценности больных. Таким образом, я бы сказал, что внутреннее человеческое достоинство является основой здравоохранения.

Аргумент непротиворечивости

Аргумент последовательности — это альтернативный способ прийти к выводу, что внутреннее достоинство — это первичное моральное чувство достоинства.Аргумент прост по своей форме. Последовательность — это, по крайней мере, необходимое условие действительного морального аргумента, даже если сразу добавить, что последовательности недостаточно. 21 В дискуссиях о его фундаментальном моральном значении слово «достоинство» может быть определено как ценность или ценность человека: (а) с точки зрения некоторого свойства, которое некоторые сущности имеют, а некоторые нет, или (б) просто быть человеком. i Но я покажу, что определение фундаментального морального значения достоинства как ценности, которую определенные сущности имеют в силу того, что они владеют какой-либо конкретной кандидатурой собственности, приводит к грубым несоответствиям в наших общепризнанных устоявшихся моральных позициях, если их применить ко всем человеческим существа.Таким образом, можно прийти к альтернативе: это достоинство в его фундаментальном моральном смысле определяется просто как человек, то есть как внутренняя ценность. Такой аргумент зависит от полноты списка возможных свойств и не является решающим. Но, по крайней мере, это возлагает бремя доказательства на тех, кто выступает против присвоения морального приоритета внутреннему чувству достоинства, чтобы придумать альтернативное свойство (например, возраст, размер, сила, мозговые волны или цвет кожи), чтобы определить, что дает сущности. фундаментальная ценность или ценность, которую мы называем достоинством.

Какие типы потенциальных человеческих свойств могут быть предложены?

Во-первых, некоторые утверждали, что человеческое достоинство в его самом фундаментальном моральном смысле зависит от количества удовольствия и боли в человеческой жизни. У гедонизма, безусловно, есть приверженцы, будь то эгоисты или утилитаристы. Но даже гедонисты могут не захотеть продвигать расчет удовольствия / боли как теорию человеческого достоинства. Конечно, большинство из нас может рассказать истории о необычайных уроках человеческого достоинства, которые мы извлекли из людей, чья жизнь была измучена болью, и большинство из нас также знает недостойных людей, которые всю свою жизнь проводили в погоне за удовольствиями. .Со времен Аристотеля основание морали на балансе между удовольствием и болью казалось анемичным объяснением морали и человеческого достоинства, которое большинство людей отвергло бы. 22

Во-вторых, некоторые могут подумать, что Гоббс был прав — человеческое достоинство зависит от рыночной цены. Но есть проблемы с такой концепцией человеческого достоинства. Безработные, инвалиды, психически больные и все остальные, кто не может внести свой вклад в экономическое благополучие общества, не будут иметь достоинства.Тем не менее, наше общество пошло на многое, чтобы признать достоинство таких людей. Если бы мы не верили, что человеческое достоинство остается, даже если люди становятся инвалидами и теряют свою экономическую ценность для общества, мы бы не строили для них пандусы. Эта гоббсовская концепция достоинства кажется несовместимой с некоторыми из наших основных моральных и социальных взглядов.

В-третьих, некоторые могут подумать, что человеческое достоинство зависит от активного осуществления свободы. С этой точки зрения достоинство — это ценность, которую мы придаем сущностям, которые активно выражают способность к рациональному выбору.Но эту точку зрения также трудно поддерживать последовательно. Можно было бы считать, что те, кто потерял контроль над определенными человеческими функциями или потеряли или никогда не имели свободы делать выбор, потеряли или никогда не обладали достоинством. Это означало бы, что младенцы, умственно отсталые, тяжело психически больные, заключенные, находящиеся в коме и, возможно, даже спящие не будут иметь человеческого достоинства. Это кажется явно неправильным.

Кто-то может предположить, что это аргументы «соломенного человека». Они утверждают, что имеет значение возможность осуществления контроля и свободы, а не фактическое осуществление контроля и свободы.Можно было бы предположить, что некоторые люди без полного контроля и свободы, тем не менее, заслуживают достойного обращения либо потому, что у них есть потенциал для реализации такой способности (так что дети, например, стали рассматриваться как заменители реальных людей с достоинством), или у них есть история использования такой способности (так что сумасшедшие, например, стали рассматриваться как остатки людей с достоинством). 23 Но эти аргументы весьма незначительны.Кто будет чувствовать себя достойно и безопасно в качестве заполнителя или остатка? Более того, эти аргументы до сих пор не могут дать ответа на вопрос, почему те, кто никогда не мог и никогда не будет делать свободный, рациональный выбор (например, сильно умственно отсталые), достойны того, чтобы к ним относились в соответствии с человеческим достоинством.

Некоторые сторонники позиции, согласно которой достоинство означает способность осуществлять рациональный выбор (по крайней мере, выше определенного порогового уровня), не считают, что их аргумент таким образом опровергается. Они не понимают, как аргументы, которые привели бы к моральной легитимации таких практик, как детоубийство 24 и эксперименты над постоянно не отвечающими пациентами без их согласия 25 , должны рассматриваться как reductio ad absurdum опровержений их позиция.Скорее, эти философы воображают себя героями, храбро воспринимая эти суровые выводы как моральные последствия новой и просвещенной формы мышления, наконец освободившихся от предрассудков, которые тяготят всех нас.

Чтобы возразить против этой позиции, нужно переместить аргумент на один шаг логически раньше, чем аргумент о достоинстве. Необходимо исследовать основную теорию добра, которая заставляет некоторых философов так упорно цепляться за идею о том, что достоинство означает активное осуществление свободного выбора, что они готовы стать поборниками детоубийства, а не отказываться от идеи достоинства как свободы.Возникает вопрос: а хороши ли вещи только потому, что мы их выбираем? Хотя ограниченное пространство не позволяет провести более полное обсуждение, попросту говоря, не так ли, что мы выбираем то, что считаем хорошим, зная, что мы можем ошибаться в своем выборе? Смысл человеческого блага не исчерпывается свободным выбором. Выбрать биологических родителей метафизически невозможно. Метафизически невозможно сделать выбор в пользу существования. Невозможно выбрать, чтобы тебя любили.В тот момент, когда выбор остается за вами, а не за свободным выбором любовника, то, что человек получает, перестает быть любовью. И невозможно выбрать не умирать. Таким образом, определение самого фундаментального человеческого блага как осуществления свободного выбора приводит к моральной системе, которая просто не может объяснить великие человеческие вопросы, в том числе: существование, биологические отношения, любовь и смерть. Человеческое благо должно быть намного глубже свободы выбора. Самым фундаментальным значением человеческого достоинства является не человеческая свобода и контроль.

В-четвертых, и, наконец, некоторые могут подумать, что человеческое достоинство — это то, что люди могут определять по своему усмотрению в соответствии со своим внутренним светом. Но эта точка зрения также ведет к серьезным моральным противоречиям. Во-первых, концепция морального термина подразумевает, что он имеет универсальное значение, и эту позицию признал как Кант 26 , так и утилитаристы, такие как Р. М. Хейр. 27 Во-вторых, утверждать, что человеческое достоинство субъективно, значит утверждать, что один человек никогда не сможет достоверно признать достоинство другого человека, потому что никто не может точно знать, что, по мнению другого, достоинство означает в любой данный момент.Это объясняет, почему эмпирические проекты, разработанные для понимания достоинства, когда каждого из группы людей просят описать, «что для меня значит достоинство», хотя и являются благими намерениями, глубоко ошибочны. 28 Нравственность, кажется, зависит от нашего взаимного обязательства знать, что у каждого из нас есть достоинство, прежде чем мы откроем рот и объясним друг другу наши представления о достоинстве. Человеческое достоинство не может быть чисто субъективным понятием.

Таким образом, аргумент из последовательности утверждает, что фундаментальное человеческое достоинство должно быть чем-то, чем обладает каждый из нас просто потому, что мы люди.Именно представление о достоинстве движет движением США за гражданские права. Это мнение преподобный доктор Мартин Лютер Кинг-младший говорит, что он научился у своей бабушки, которая сказала ему: «Мартин, не позволяй никому и никогда говорить тебе, что ты не кто-то». 29 Неважно, какую ценность другие люди могут придавать людям из-за таких свойств, как цвет кожи, или насколько они свободны делать то, что им хочется, у них есть достоинство, потому что они некоторые тела-люди. Быть кем-то, быть человеком — это основа понятия человеческого достоинства.Аргумент последовательности гласит, что если это то, что означает достоинство в гражданских правах, то это то, что достоинство должно означать в биоэтике.

Нормы, проистекающие из внутреннего достоинства

Вывод о том, что внутреннее достоинство — это фундаментальное чувство достоинства, имеет важные моральные последствия. Понятие внутреннего достоинства влечет за собой моральные обязанности как в отношении себя, так и в отношении других для существ, обладающих внутренним достоинством. Одной из основных черт, отличающих внутреннюю ценность естественного вида, обладающего внутренним достоинством, от других природных видов, является типичная для рода способность к моральной волеизъявлению.Все члены естественного вида, обладающие внутренним достоинством (и индивидуально способные осуществлять моральную свободу действий, отличную от их естественного вида) имеют моральные обязательства перед собой, перед любыми другими сущностями, обладающими внутренним достоинством, и перед остальным существом. . В следующем списке описаны некоторые из этих обязанностей. Ограниченное пространство исключает полное обсуждение того, как эти принципы вытекают из теории достоинства, но многие из них покажутся вполне правдоподобными на первый взгляд. Этот список также не исчерпывает основополагающие принципы этики.Он ограничен теми основополагающими принципами, которые наиболее напрямую связаны с темой достоинства. Но эти обязанности следует рассматривать как достаточно фундаментальные и общие, чтобы считаться истинными принципами. Все представители естественного вида, обладающие внутренним достоинством и способные, как отдельные представители этого естественного вида, проявлять моральную свободу воли, отчасти составляющую их внутреннее достоинство, имеют следующие обязанности:

П-И. Совершенная обязанность уважать всех представителей естественного происхождения, обладающих внутренним достоинством.

П-II. Совершенная обязанность уважать способности, которые придают внутреннее достоинство естественному виду, как им самим, так и другим.

П-III. Обязанность вести себя так, чтобы соответствовать их собственному достоинству.

П-IV. Обязанность укреплять, насколько это возможно, соцветие достоинства представителей естественных видов, обладающих внутренним достоинством.

П-В. Обязанность уважать внутреннюю ценность всех других природных видов.

П-VI. Совершенная обязанность при выполнении PP-I-V никогда не действовать таким образом, чтобы напрямую подорвать внутреннее достоинство, которое придает другим обязанностям их обязательную силу.

Хотя язык этих принципов может показаться незнакомым специалистам по биоэтике, концепции вполне знакомы. Вторую формулировку категорического императива Канта можно рассматривать как следствие P-I. Вместе P-I, P-II, P-III и P-VI раскрывают значение Уважения к людям; P-III звучит так, как будто он исходит непосредственно из стоического дискурса о достоинстве; P-IV и P-VI относятся к благотворительности и непричинению вреда; P-V — это главный призыв экологической этики.Справедливость возникает из необходимости сбалансировать требования PP-I-V.

Также важно отметить, что обязанность укреплять достоинство любого человека логически зависит от достоинства, присущего людям. Основная обязанность — признать и уважать это внутреннее достоинство. Обязанность укреплять достоинство людей — это способ конкретизировать фундаментальный долг уважения внутреннего достоинства. Если кто-то должен проявить уважение к динамичному, развивающемуся, живому естественному виду как к действительно ценной вещи, то из этого следует, что это уважение следует проявлять конкретными действиями, которые помогают установить условия, при которых эта вещь может процветать как своего рода вещь, которая есть.Таким образом, можно полить куст розмарина и убедиться, что он имеет достаточное количество солнечного света. Человека кормят и учат читать.

Это внутренняя ценность человека, которая обосновывает наши моральные обязанности по отношению к другим людям и придает этим обязанностям особую моральную значимость. Уйти в отпуск и забыть попросить кого-нибудь полить куст розмарина — это мелкая неосмотрительность. Невыразимо аморальное зло — пренебрегать кормлением или воспитанием ребенка. Люди обладают особой внутренней ценностью, и именно эта ценность требует, чтобы мы действовали по отношению к другим людям особым образом.Наши обязанности по отношению к другим людям основываются не только на том, что у них есть интересы. У грызунов тоже есть интересы. Как утверждал Дэвид Веллеман, с этической точки зрения должно быть что-то более фундаментальное для этики, чем интересы, то есть причина уважать интересы других людей в первую очередь. Например, можно задать вопрос: почему я должен беспокоиться о том, что этот человек потерял степень независимости, которую я могу восстановить с помощью медицинских искусств? Веллеман отвечает, что мы стремимся защищать и продвигать интересы других людей, потому что мы в первую очередь уважаем человека, чьи интересы они представляют. 30 Это фундаментальное уважение к внутреннему достоинству — «независимой от интересов» ценности человека. Без этого главного уважения нет основы для межличностной морали.

Последствия такого взгляда на биоэтику

Эта концепция достоинства имеет важное значение для решения множества вопросов биоэтики.

Правосудие и доступ к здравоохранению

Доступ к медицинскому обслуживанию и справедливое распределение ресурсов здравоохранения — насущные вопросы как внутри отдельных стран, так и между странами, составляющими наше глобализированное мировое сообщество.В таких дискуссиях часто упоминается человеческое достоинство, но без особой ясности или строгости.

Внутреннее достоинство, раскрытое в этом эссе, можно понимать как основу всех прав человека. Мы уважаем права человека, потому что прежде всего признаем его или ее внутреннее достоинство. Мы не наделяем достоинством, потому что сначала даем права. У людей есть права, которые необходимо уважать, потому что они ценны в силу того, что они такие, какие они есть.

Внутреннее достоинство лежит в основе всех наших убеждений о моральных обязательствах.Особое значение для обсуждения доступа к ресурсам здравоохранения имеют принципы P-I и P-IV.

Абсолютные права (также называемые отрицательными правами или естественными правами) основаны на P-I, обязанности уважать всех представителей естественного происхождения, обладающих достоинством. К ним относятся, например, право не быть убитым, не подвергаться неуважительному обращению и не подвергаться экспериментам без чьего-либо согласия. Эти права могут и должны соблюдаться всеми людьми и всеми обществами независимо от их экологических, исторических, физических, социальных или экономических обстоятельств.В кантианской терминологии эти права влекут за собой обязанности совершенного обязательства.

Я утверждал, что здравоохранение не является абсолютным или естественным правом в этом смысле слова. 31 Утверждать право на охрану здоровья означает утверждать позитивное право — право на товары и услуги, которые по необходимости должны варьироваться в зависимости от экологических, исторических, физических, социальных и экономических обстоятельств отдельных лиц и общества. В терминологии Канта эти права влекут за собой обязанности несовершенного обязательства.Они применяются в той степени, в которой они могут быть введены в действие при различных обстоятельствах. Такие так называемые позитивные права основаны на P-IV, обязанности развивать благородное достоинство людей, принадлежащих к естественному роду, имеющему, как вид, внутреннее достоинство.

Здоровье имеет решающее значение для процветания любого представителя любого живого естественного вида. Это не менее верно для представителей человеческого естественного вида. Болезни ухудшают здоровье. Соответственно, понятие болезни обязательно включает ссылку на неблагоприятное воздействие состояния на благополучие больного человека.Как я определил в другом месте, «болезнь — это класс состояний дел отдельных представителей живого естественного вида X, который: (1) нарушает внутренние биологические отношения (законоподобные принципы), которые определяют характерное развитие и типичные история членов типа X,. (4) и, по крайней мере, некоторые индивидуумы, о которых (или которые) может быть предопределен этот класс состояний дел, в силу этого состояния не могут процветать как X ». 32 Таким образом, анатомическая вариация, такая как аномальная ветвь плечевой артерии, огибающая срединный нерв, может нарушать закономерные обобщения и характерное развитие человека, но такая вариация не оказывает неблагоприятного воздействия на процветание любой человек и не болезнь.Напротив, такое состояние, как ревматоидный артрит, подавляет способность ходить, ухаживать за собой, открывать банку или держать ложку. Это вызывает такую ​​боль, что человек может потерять способность концентрироваться на других аспектах жизни. Это настоящая болезнь. Ревматоидный артрит мешает тому, кто несет печать внутреннего достоинства, процветать как человеческое существо, прямо или в силу того факта, что здоровье необходимо для многих других форм процветания человека — семейной жизни, дружбы, работы, искусства, политики и т. Д. стипендия и многое другое.Уважение к пострадавшему требует, в знак признания этого достоинства, конкретного ответа. Медицина — одна из основных форм реакции человека на такое недуг, способная временами восстанавливать благополучие человека, а в других случаях ограничивать степень, в которой болезнь или травма мешают процветанию человека. С точки зрения конкретной медицинской практики это может означать либо лечение, либо помощь в повседневной деятельности, либо облегчение боли или других симптомов, если это возможно.Обязанность оказывать такую ​​помощь вытекает из P-IV. Общество, которое не может обеспечить медицинское обслуживание, нарушило P-IV.

Здоровье также является фундаментальным условием приписывания ценности, рефлексивно отдельным лицом или приписыванием другим. Чтобы увидеть это, нужно только поразмышлять о том, как болезни и травмы ущемляют приписываемое человеческое достоинство. Больных лишают жизненного положения. Они теряют ценимую независимость. Они часто становятся обезображенными.Они теряют свою социальную продуктивность. Они теряют уважение в глазах других и могут даже начать сомневаться в собственной ценности. Если есть какие-либо обязанности по укреплению достоинств, присущих людям, то, безусловно, здравоохранение является одним из основных средств для этого.

Однако, как указывалось выше, основная причина оказания медицинской помощи — уважение к собственному достоинству. И внутреннее достоинство присуще человеку с радикальным равенством. В своем внутреннем смысле достоинство неотчуждаемо и не допускает степеней.Таким образом, обязанность укреплять непревзойденное достоинство людей посредством здравоохранения, основанного на уважении человеческого достоинства, в равной степени распространяется на всех. Таким образом, хотя может и не быть естественного права на охрану здоровья, у справедливого общества есть моральное обязательство, основанное на человеческом достоинстве, обеспечивать равный доступ к медицинскому обслуживанию, насколько это возможно, в его конкретных экологических, исторических, физических, социальных и социальных аспектах. и экономические обстоятельства.

Таким образом, представленная здесь концепция достоинства обеспечивает нормативную основу для определения того, что значит для общества справедливое распределение ресурсов здравоохранения.Казалось бы, это делает достоинство полезным понятием.

Эвтаназия

Как я уже говорил ранее, понимание трех чувств достоинства, представленных в этом эссе, помогает объяснить три очень разных способа использования этого слова в дебатах об эвтаназии и самоубийстве с помощью врача. Это само по себе кажется значительным вкладом в биоэтику. Сторонники эвтаназии и помощи при самоубийстве утверждают, что такая практика должна быть разрешена, потому что нападения, которые болезнь и травма наносят на приписываемые достоинства людей, могут быть настолько ошеломляющими, что некоторые пациенты могут быть вынуждены перестать приписывать себе больше ценности или ценности, таким образом сделать эвтаназию разумным вариантом.Противники эвтаназии приводят два аргумента, основанных на достоинстве: один основан на непростом чувстве достоинства, а другой — на внутреннем чувстве достоинства. Ни один из аргументов не отрицает нападение, которое болезнь и травма могут привести к приписываемому человеческому достоинству. Однако аргумент, основанный на непреходящем достоинстве, предполагает, что ценность человека наиболее полно (т. Е. Процветает) выражается в способности противостоять таким нападкам с мужеством, смиренному принятию конечности человека, благородству и даже любви. .С этой точки зрения, убить себя перед лицом смерти или попросить, чтобы его убили, — это полная противоположность тому, что значит достойно встретить смерть.

Аргумент, основанный на внутреннем достоинстве, предполагает, что фундаментальная основа для обязанности создавать соцветие достоинства больных людей — корень любой мотивации приписывать им достоинство — это внутренняя ценность человека, ценность, которую люди имеют добродетель быть такими, какие они есть. Как указывалось выше, никакие обстоятельства не могут устранить это внутреннее достоинство.Как говорится в «Обязанности P-VI», при выполнении PP-I-V существует абсолютная обязанность никогда не действовать таким образом, чтобы напрямую подорвать внутреннее достоинство, которое придает другим обязанностям их обязательную силу. Таким образом, хотя из человеческого сочувствия можно было бы предположить, что обязанность укреплять приписываемое достоинство узаконивает эвтаназию, концепция достоинства, представленная в этом эссе, будет доказывать, что этого нельзя допустить, потому что она подрывает фундаментальную основу самой морали — уважение к людям. внутреннее достоинство.

Концепция достоинства с объяснительной силой для понимания основы аргументов обеих сторон в дебатах об эвтаназии, а также нормативная сила для урегулирования этого аргумента в пользу запрещения этой практики, кажется гораздо большим, чем «бесполезная» концепция.

Уход за инвалидами

Надлежащее обращение с людьми с ограниченными возможностями стало предметом серьезных споров в биоэтике, что имеет серьезные последствия для нашего общества.Известный философ даже поспорил с активистом за права инвалидов по этим вопросам на страницах воскресного журнала New York Times . 33 Может ли представленная здесь концепция достоинства пролить свет на эти дебаты?

Во-первых, очевидно, что инвалидность не превращает человека в другой естественный вид. Один классифицирует человека как инвалида, потому что он сначала выбрал этого человека как представителя человеческого естественного вида, отмечая типичные черты характера, которые этот человек не выражает.Следовательно, инвалиды обладают внутренним достоинством. Уважение внутреннего достоинства потребует, как уже говорилось выше, признать радикально равное внутреннее достоинство сильно умственно отсталого взрослого и профессора философии в университете Лиги плюща. Независимо от того, насколько серьезна инвалидность, нет никаких градаций внутреннего достоинства. Это ценность, которую человек имеет в силу того, что он является тем, кем он является, — членом естественного человеческого рода.

Во-вторых, уважение внутреннего достоинства запрещает, как описано выше, эвтаназию людей с ограниченными возможностями любого возраста на основании их инвалидности.Как уже говорилось, в нарушение P-VI такая практика подорвет самые фундаментальные основы любой человеческой морали.

В-третьих, как обсуждалось выше, обязанность укреплять непревзойденное достоинство людей — долг, основанный на уважении внутреннего достоинства — несет в себе понятие радикального равенства внутреннего достоинства всех людей. Подобно тому, как цвет кожи, доход, образование и социальная значимость не должны быть основанием для дифференцированного доступа к медицинскому обслуживанию, точно так же инвалидность не должна использоваться как основание для оправдания неравного доступа к медицинскому обслуживанию.

Тем не менее, как обязанность несовершенного обязательства, основанная на P-IV, обязанность оказывать медицинскую помощь инвалидам будет иметь пределы даже в самом богатом обществе. Инвалид не может быть подвергнут эвтаназии, но будут пределы того, как далеко можно зайти в поддержании жизни инвалида, так же как будут пределы того, как далеко нужно зайти в поддержании жизни любого человека. Эти ограничения включают физические, психологические, социальные, духовные и экономические ресурсы человека в его или ее конкретных обстоятельствах, а также пределы ресурсов общества.Однако критически важно добавить, что любой критерий для принятия решения об ограничениях не должен основываться на инвалидности как таковой, поскольку это будет представлять собой суждение о ценности человека и нарушит принцип равного уважения внутреннего достоинства. Скорее, такие суждения должны основываться на тех же критериях, которые использовались бы для определения пределов ухода за любым человеком, независимо от того, является ли он инвалидом или нет. То есть на основе неэффективности вмешательства, абсолютной редкости или собственных суждений человека о бремени и преимуществах.Ограничения, основанные на суждениях об общественной значимости, сделанных врачами или третьими лицами, несовместимы со значением уважения к внутреннему достоинству.

Таким образом, представленная здесь концепция достоинства полностью согласуется с традиционным различием между убийством и позволением умереть, сходясь на этом различии, отмечая различия в типах достоинства и моральных обязанностях, связанных с каждым из них. Представленная здесь концепция достоинства обеспечивает прочную основу для предотвращения дискриминации в отношении инвалидов и для поддержки требований о равенстве доступа к медицинскому обслуживанию для инвалидов.Такая концепция достоинства показалась бы весьма полезной для биоэтики.

Исследование эмбриональных стволовых клеток

В настоящее время серьезной проблемой, стоящей перед биомедицинской наукой, является мораль использования эмбриональных стволовых клеток человека для исследований. Аргументы против этой практики на основе уважения человеческого достоинства в литературе по биоэтике яростно критиковались как бессмысленные. Проливает ли какой-либо свет на эти аргументы концепция человеческого достоинства, представленная в этом эссе?

Если существует такая вещь, как внутренняя ценность, то, как я утверждал, это ценность чего-то в силу того, что она является такой вещью, какой она есть.Внутренняя ценность присуща естественным видам, поскольку артефакты имеют только атрибутивную, а не внутреннюю ценность. Я определил внутреннее достоинство как внутреннюю ценность естественных видов, которые в качестве естественных видов обладают способностью к языку, рациональностью, любовью, свободой воли, моральной свободой воли, творчеством, эстетической восприимчивостью и способностью постигать конечное и бесконечное. Это характерные черты человеческого естественного вида. Таким образом, человеческий естественный вид (по крайней мере) обладает внутренним достоинством.

Как я утверждал, эта ценность не основана на активном выражении человеком какой-либо одной (или даже нескольких) конкретных характеристик, которые придают внутреннее достоинство естественному виду в целом.Я привел этот аргумент двумя способами. Во-первых, я объяснил, что экстенсиональная логика естественных видов диктует, что сначала нужно выбрать индивида как члена определенного вида, включив его в расширение, предоставляемое одним или двумя репрезентативными образцами такого рода, при поддержке полного понимания типичных история, развитие и закономерные обобщения, характеризующие членов такого рода. Само понятие естественных видов влечет за собой принятие этого «скромного» эссенциализма. Наличие или отсутствие какой-либо единственной определяемой характеристики или набора характеристик является достаточным, чтобы определить эту «сущность» во всей ее скромности.Во-вторых, я показал, что каждая из характеристик кандидата, которую можно было бы предложить с помощью интенсиональной логики в качестве присваивающей достоинство характеристики, при универсальном применении приводит к грубым несоответствиям, противоречащим нашим наиболее глубоко укоренившимся моральным взглядам. Таким образом, процесс исключения приводит к признанию того, что достоинство — это ценность, которой обладают все люди, просто будучи людьми.

На основании всего, что я объяснил о достоинстве до сих пор, следует, что если человеческий эмбрион является представителем человеческого естественного вида, то он обладает всем внутренним достоинством человеческого естественного вида.И если это правда, то его нельзя убить, даже чтобы делать добро другим, без нарушения фундаментальных моральных обязательств, вытекающих из признания внутреннего достоинства. Таким образом, фундаментальный вопрос относительно того, обладает ли человеческий эмбрион внутренним достоинством, заключается в том, является ли этот эмбрион отдельным представителем человеческого естественного вида.

Но чем же еще является человеческий эмбрион, как не отдельным представителем человеческого естественного вида на самых ранних стадиях его развития? Вот что такое человеческий эмбрион биологически и онтологически.Это не что-то другое (скажем, слизняк или морская свинья). Это то, чем является (или был) каждый человек в период от 0 до 28 дней развития.

Джудит Томпсон утверждала, что «плод — не больше человек, чем желудь — дуб». 34 Томпсон совершенно права в своей аналогии, но совершенно неверна в биологических, онтологических и моральных выводах, которые она делает из нее. Несмотря на ее риторический пыл, у Томпсон все наоборот. Плод (или эмбрион) является членом естественного вида человека на самых ранних стадиях развития, так же как желудь является членом естественного вида дуба на самых ранних стадиях его развития.Историю каждого человека можно проследить как непрерывное существование до его собственной эмбриональной стадии. История каждого дуба как непрерывного существования может быть прослежена до его собственной стадии желудя. 35 На самом деле преемственность более очевидна в случае человеческого развития. Концепция естественных видов была введена в философию именно для этого: чтобы учесть преемственность и изменение индивидов с течением времени. Термины «зародыш» и «желудь» не используются для сортировки различных природных видов.Скорее, эти слова используются для различения фаз в развитии двух различных биологических природных видов. «Эмбрион» — это фазовый термин для животных, а «желудь» — фазовый термин для дубов. 36 Если внутренняя ценность присуща индивидам как членам определенного рода, то она присуща им на протяжении всей их естественной истории как членам этого вида, претерпевающим развитие, типичное для данного вида. Таким образом, внутреннее достоинство человека присуще эмбриональным членам человеческого естественного вида в такой же степени, как и взрослым представителям человеческого естественного вида.

Ограниченность места не позволяет всесторонне обсудить давние споры о различии между людьми и представителями человеческого естественного вида. Достаточно сказать, что «человек» — это не фазовая смерть, как «плод» или «подросток». Даже если бы «личность» была фазовой смертной, нельзя было бы сделать личность основой внутреннего достоинства, не разрушив полностью понятие внутренней ценности, которое, по определению, должно быть присуще каждому индивиду в силу того, что оно является тем, чем он является, и не в силу фазы, в которой он находится во время своего развития как члена такого рода.

Некоторые утверждали, что тот факт, что ранний человеческий эмбрион может разделиться на два, образуя близнецов, означает, что не существует индивидуума до 14 дней развития, так что любое развивающееся существо моложе 14 дней не является индивидуальным человеческим существом и, следовательно, не имеет достоинства. Однако, как указали Жермен Гризес 37 и Роберт П. Джордж 38 , этот аргумент полностью ложен. Тот факт, что одна амеба может разделиться на две амебы, не является аргументом в пользу того, что то, что было до разделения, не было амебой.Это одно из законоподобных обобщений, типичное для естественной истории и особенностей отдельных представителей человеческого естественного вида: они могут разделиться до 14 дней развития и образовать однояйцевых близнецов. Вряд ли это аргумент в пользу того, что человеческие эмбрионы моложе 14 дней не являются отдельными представителями человеческого естественного вида, которым присуще внутреннее достоинство.

Наконец, некоторые утверждали, что тот факт, что некоторые зиготы человека разовьются в опухоли, известные как пузырный занос, означает, что не нужно рассматривать развивающееся существо как человека, поскольку это может быть родинка. 39 Для простоты я буду рассматривать только случай полной пузырно-пузырчатой ​​формы. Неясно, задумано ли это «кроткое» возражение как онтологический или эпистемологический аргумент. Интерпретируемый как онтологический аргумент, он заражен генетическим редукционизмом, предполагающим (ошибочно), что все, что имеет набор хромосом 46 XX или XY, является человеком. Но пузырный занавес — это не человек и не человеческий эмбрион. Родинка — это даже не организм.Его хромосомы имеют только отцовское происхождение, и они отпечатаны ненормально, даже если последовательность ДНК полностью человеческая. Настоящий эмбрион никогда не развивается, только аномальная трофобластическая ткань. По своему происхождению крот — это нечто иное, даже несмотря на то, что у него есть человеческие гены. Как иная вещь, родинка не обладает внутренним достоинством. Следовательно, возможность образования родинок не является аргументом в пользу того, что человеческий эмбрион в чашке Петри не обладает внутренним достоинством. Если то, что находится в блюде, является человеческим эмбрионом, то ему присуще внутреннее достоинство.Если в блюде есть родинка, значит, ее нет.

Однако интерпретируемая как эпистемологический аргумент, эта линия рассуждений предполагает, что, поскольку до более поздних стадий развития невозможно определить, является ли то, что растет в матке или в чашке Петри родинкой, нельзя осмысленно говорить о родинке. внутреннее достоинство пятидневной бластоцисты. Это правда, что in vivo, с учетом современных технологий не позволяют отличить эмбрион от родинки в 5-дневном возрасте развития. In vitro, напротив, было продемонстрировано, что даже на 2-клеточной стадии можно обнаружить характерные аномалии пузырно-заносных родинок. 40 Однако, если отказаться от вопроса о том, есть ли у человека эпистемический доступ к истинной (пусть и скромной) сущности разрабатываемого предмета, с практической точки зрения такая возможность не кажется решающей с моральной точки зрения. Родинки встречаются редко. Если есть вероятность 99,9%, что я вижу шевелящегося в лесу товарища-охотника, и 0.Вероятность 1%, что это может быть олень, благоразумие советует не стрелять. И любых эпистемических сомнений, которые могут возникнуть у меня по поводу того, что шевелится — в лесу, в утробе или в чашке Петри, — недостаточно, чтобы изменить онтологический статус того, что шевелится. Есть правильный ответ на вопрос, это родинка или эмбрион? Если то, что находится в блюде, является индивидуальным представителем человеческого естественного вида на эмбриональной стадии развития, тогда оно имеет внутреннее достоинство. Моя неуверенность не меняет того, чем она является, и моя неуверенность не меняет ее внутренней ценности.

Теория достоинства, которая может дать такие объяснения и рекомендации при принятии моральных решений относительно обращения с человеческими эмбрионами, не кажется бесполезной.

Клонирование до рождения ребенка

Все приведенные выше аргументы о том, почему уничтожение уже существующих человеческих эмбрионов в исследовательских целях является нарушением человеческого достоинства, применимы a fortiori к созданию человеческих эмбрионов специально для их уничтожения в исследовательских целях.Однако при изучении морали клонирования для рождения детей возникает другой набор соображений.

Любопытно, что клонирование для рождения младенцев встретило широкое сопротивление со стороны людей самых разных философских и богословских взглядов. Большинство разделяет мнение о том, что такая практика глубоко оскорбляет человеческое достоинство. Однако до сих пор не существует полностью убедительного объяснения того, почему именно это может быть так. Может ли концепция достоинства, предложенная в этом эссе, пролить свет на эту биоэтическую проблему?

Интуиция многих наблюдателей может быть уловлена, если попытаться понять, как разница между артефактом и естественным видом связана с представленной мною концепцией достоинства.Артефакты не имеют внутренней ценности. Ценность артефакта полностью присваивается артефакту его создателем. Обычно эта приписываемая ценность является инструментальной. Я делаю нож, чтобы резать вещи, потому что резать их мне полезно. Я производю мобильные телефоны, потому что телефоны имеют для меня инструментальную ценность, которая усиливается за счет того, что они делают эту инструментальную ценность портативной. Само понятие внутренней ценности биологических сущностей, как я обсуждал, влечет за собой понятие естественных видов — ценности, которую вещи имеют в силу того, что они являются такими вещами.Внутреннее достоинство — это имя, которое мы даем внутренней ценности представителей человеческого естественного вида. Это значение обнаруживается, а не создается. Это определенно не инструментальное средство.

Внедрение различных репродуктивных технологий в клиническую медицину беспокоило многих наблюдателей в течение многих лет, но лишь немногие из них четко сформулировали эти опасения. Возможность клонирования в репродуктивных целях, похоже, заставила многих наблюдателей согласиться с тем, что эти давние опасения имели подлинное моральное обоснование.Президентский совет по биоэтике выразил это беспокойство как разницу между зачатием и производством. 41 Рождается ребенок, рожденный нормальным стилем жизни. Ребенок, рожденный после клонирования, кажется сфабрикованным. Представление о достоинстве, выраженное в этом эссе, возможно, дает более фундаментальную основу для объяснения беспокойства, выраженного в содержательном различии между рождением и производством. Клонирование стирает грань между ценностями, которые открываются в человеке как естественном (т.д., внутреннее достоинство) и ценность, которая просто присваивается артефактам в результате человеческой атрибуции.

В одном очень серьезном смысле клон человека был бы артефактом. Как таковая, она имела бы ценность только в той мере, в какой ценность была бы присвоена ей его создателями. Если бы клон был создан, а затем уничтожен для исследовательских целей, возможно, можно было бы убедить себя, что то, что он уничтожил, не принадлежало к естественному человеческому роду и, следовательно, не имело достоинства. Но если бы этот клон был рожден, нельзя было избежать столкновения артефакт vs.естественный добрый вопрос. Ученый смотрел клону в глаза и говорил: «Я создал тебя». Ценность клона была бы искусственной, а не уже полученной, вызывая признание и уважение. Ценность артефакта чисто инструментальная и атрибутивная. Таким образом, само понятие человеческого достоинства окажется под угрозой. А вместе с тем окажется под угрозой вся наша система морали, основанная на уважении внутреннего достоинства.

В другом смысле, конечно, рожденный клонированный человек имел бы внутреннее достоинство.Несмотря на то, что клон родился естественным путем, возможно, страдая от генетических нарушений, связанных с таким образом появления на свет, он все равно был бы представителем естественного человека. Клоны создаются не на пустом месте — из смеси нуклеотидов и ДНК-полимеразы. Перенос ядра соматической клетки зависит от предсуществования представителей человеческого естественного вида, от которых могут быть получены клоны. Человеческий клон, рожденный на свет, будет выбран как подпадающий под продолжение человеческого естественного вида.Хотя вполне вероятно, что такой человек будет генетически дефектным, он все равно будет иметь историю развития, восходящую к человеческому эмбриону. Такой человек по-прежнему будет подчиняться большинству законоподобных обобщений, которые характеризуют человеческий естественный вид. Таким образом, такой человек был бы представителем человеческого естественного вида и все же имел бы внутреннее достоинство.

Однако, учитывая способ, которым человек появился на свет, реальное и серьезное беспокойство будет заключаться в том, что внутреннее достоинство этого человека будет под вопросом, потому что индивид может считаться артефактом, а не представителем естественного вида, поэтому может считаться имеющим только приписываемую, а не внутреннюю ценность.И когда внутренняя ценность (внутреннее достоинство) любого представителя человеческого естественного вида находится под угрозой, моральная система, которая характеризует нас как вид, оказывается под угрозой.

Теория достоинства, которая объясняет общую интуицию, что рождение клонированного человека было бы нарушением достоинства, является надежной теорией достоинства. Это говорит о том, что понятие достоинства не имеет отношения к биоэтике, а, скорее, чрезвычайно важно.

Уход за людьми, страдающими от потери реакции после комы

Надлежащий уход за людьми, страдающими постоянным вегетативным состоянием и связанными с ним неврологическими заболеваниями, стал очень спорной биоэтической темой в западном мире.Даже название состояния стало предметом споров. Хотя хороший биолог или философ, изучавший Аристотеля, знает, что термин «вегетативный» является чисто описательным, а не уничижительным, многие люди, к сожалению, злоупотребляли этим термином и называли пациентов, страдающих этим заболеванием, «овощами». Из-за этого австралийский термин «невосприимчивость после комы» может быть наиболее описательным названием, которое можно использовать для этого состояния, а также может быть наименее подверженным неправильному толкованию. 42 Соответственно, «посткоматозная невосприимчивость» — это термин, который я буду использовать для описания состояния людей, которые сначала впадают в кому после аноксической или травматической черепно-мозговой травмы, но постепенно развиваются в состояние, в котором они могут открывать свои глаза, имеют неповрежденные функции ствола мозга, способны дышать и демонстрировать циклы сна-бодрствования, но никогда не восстанавливают признаки когнитивной осведомленности или сознательного взаимодействия с окружающей средой.

Один из аргументов в области биоэтики предполагает, что такие люди утратили всякое достоинство и поэтому должны быть либо подвергнуты эвтаназии, либо подвергнуты экспериментам, либо лишены доступа к терапии, продлевающей жизнь.Представленная в этом эссе концепция достоинства дает основу для понимания того, что такую ​​аргументацию нельзя поддерживать. Это потому, что такие аргументы основаны исключительно на приписываемом чувстве собственного достоинства.

Люди, страдающие посткоматозной невосприимчивостью (PCU), не претерпели онтологических изменений. Такие пациенты не стали кем-то другим. Мы выбираем их как представителей человеческого естественного вида в качестве предварительного условия для нашего суждения о том, что они серьезно больны.Даже аргумент, например, в пользу эвтаназии таких пациентов, основанный на их глубокой потере приписываемого им достоинства, предполагает, как я утверждал, что они являются представителями естественного человека и все же обладают внутренним достоинством. Все обязанности по развитию или созданию условий, способствующих возможности пациента обрести соцветие достоинства, зависят от уважения внутреннего достоинства. Точно так же любая предполагаемая обязанность по укреплению приписываемого достоинства также зависит от уважения к внутреннему достоинству. Уважение начинается с признания, а признание действительно требует акта атрибуции, но эта атрибуция не создает ценности.Скорее, признание лучше всего описать как акт правильного приписывания, признание внутреннего достоинства пациента, которое не может быть устранено, даже если оно остается нераспознанным. Признанное здесь достоинство — это объективная ценность, достойная уважения. Прежде чем мы сможем приписывать какие-либо дополнительные ценности людям, больным или здоровым, и называть эти ценности «достоинствами», мы должны сначала признать и уважать их как носителей внутреннего достоинства. Лица, страдающие PCU, могут представлять собой ограничивающий случай.У них сильно принижено приписываемое достоинство и чрезвычайно ограничены возможности для соцветия достоинства. Тем не менее, только в силу того, что мы сначала выбрали их как представителей человеческого естественного вида и признали их внутреннюю ценность, мы беспокоимся либо об их приписываемой, либо об их исходной ценности. Те, кто стремится укрепить приписываемое достоинство пациентов, страдающих PCU, уже признали, что существует такая вещь, как внутреннее достоинство, уже самим фактом, что они проявляют заботу об этих пациентах.Несмотря на то, что эти люди чрезвычайно ослаблены, они все же обладают внутренним достоинством в силу того, что они являются теми вещами, которыми они являются — членами человеческого естественного вида. Следовательно, в соответствии с моральными обязанностями, вытекающими из фундаментальной обязанности уважать внутреннее достоинство, человек, страдающий PCU, не может подвергаться эвтаназии или подвергаться экспериментам без согласия (P-VI).

Такие люди обладают внутренним достоинством, которое также требует равного обращения. Соответственно, таким лицам не может быть отказано в доступе к медицинской помощи, которую могли бы оказывать другие больные люди, только на основании их состояния здоровья.В лечении можно отказаться, но лечение должно быть предложено. Никогда нельзя отказываться от комфорта, заботы и уважения. Как обсуждалось выше, эта обязанность по оказанию помощи ограничена физическими, психологическими, социальными, духовными и экономическими ресурсами человека в его или ее конкретных обстоятельствах, а также доступностью ресурсов данного общества. Однако сам диагноз PCU никогда не должен быть основанием для одностороннего отказа или отказа от лечения, которое могло бы быть оказано другим.

Несомненно, что такие люди чрезвычайно ограничены в своей способности процветать, как и они сами.Они неспособны проявить храбрость, честь или даже понять свои затруднения. Таким образом, их способность к достоинству соцветий сильно ограничена. Никто не желает находиться в таком состоянии. Следовательно, уважение к равному внутреннему достоинству также должно гарантировать таким лицам те же права, что и другим, отказываться от поддерживающего жизнь лечения, которое является бесполезным или более обременительным, чем полезным.

Концепция достоинства, представленная в этом эссе, таким образом, также имеет конкретное значение для понимания того, как заботиться о людях, страдающих посткоматозной невосприимчивостью.Это еще раз свидетельствует о критической важности серьезного рассмотрения достоинства в дебатах по насущным вопросам биоэтики.

Заключение

В этом эссе я обрисовал три способа понимания слова «достоинство» в истории западной мысли и объяснил, как эти три смысла достоинства — приписываемое, внутреннее и соцветие — все еще играют роль в современных биоэтических дебатах. . Я предложил два аргумента о том, почему внутреннее чувство собственного достоинства является самым основополагающим: Аксиологический аргумент и аргумент, основанный на непротиворечивости.Поступая так, я подчеркнул важность концепции естественных видов для всех трех чувств достоинства. Затем я обозначил несколько общих моральных норм, определяющих, что значит уважать достоинство. Наконец, я применил эту теорию достоинства и связанные с ней моральные нормы к множеству актуальных этических вопросов современной биоэтики, показывая, насколько эта концепция достоинства чрезвычайно эффективна, помогая нам понять, как мы должны действовать, отвечая на эти вопросы. Космос помешал более полному объяснению этой теории или полному рассмотрению контраргументов.Однако кажется очевидным, что если это то, что означает достоинство, то достоинство — это совсем не бесполезное понятие.

_______________________

Сноски

i. Есть третья логическая возможность, которую я не буду обсуждать, хотя некоторые нигилисты ее принимают, а именно, что у людей нет достоинства.

_______________________

EndNOTES

1. Дэниэл П. Сулмэси, «Смерть, достоинство и теория ценности», Ethical Perspec
tives
9 (2002): 103-118, перепечатано в Euthanasia and Palliative Care in the Low
Страны
, изд.Пол Скоцманс и Том Мейленбергс (Лёвен, Бельгия: Peeters,
).
2005), стр. 95-119.

2. Рут Маклин, «Достоинство — бесполезное понятие», BMJ 327 (2003): 1419-1420.

3. Чарльз Тринкаус, «Идея Ренессанса о достоинстве человека», в словаре .
Истории идей
, т. 4, изд. Филип П. Вайнер (Нью-Йорк: Чарльз Скрибнер
Sons, 1973), стр. 136-147; Дэниел П. Сулмэси, «Смерть с достоинством: что это значит
Среднее? » Josephinum Journal of Theology 4 (1997): 13-24.

4. Cicero, De Inventione I.166.

5. Мириам Т. Гриффин и Э. Маргарет Аткинс, «Заметки о переводе», в Цицерон: О
Обязанности
(Нью-Йорк: издательство Кембриджского университета, 1991), стр. Xlvi-xlvii.

6. Цицерон, De Officiis I.106, пер. Уолтер Миллер (Нью-Йорк: Макмиллан, 1913), стр.
106-109.

7. Томас Гоббс, Левиафан , глава 10, изд. Ричард Так (Кембридж: издательство Кембриджского университета, 1991), стр.63-64.

8. Иммануил Кант, «Метафизика морали, часть II: метафизические принципы добродетели», Ak419-420, у Канта, Ethical Philosophy , пер. Джеймс У. Эллингтон (Индианаполис, Индиана: Hackett, 1983), стр. 80-81.

9. Иммануил Кант, Обоснование метафизики морали , Ак 434, пер. Джеймс У. Эллингтон (Индианаполис, Индиана: Hackett, 1981), стр. 40.

10. Там же.

11. Томас Э. Хилл младший, Достоинство и практический разум в моральной теории Канта (Итака,
Нью-Йорк: Издательство Корнельского университета, 1992), стр.43.

12. В моем эссе «Достоинство и человек как естественный вид» включен в Health
и процветание человека
, изд. Кэрол Р. Тейлор и Роберто Дель’Оро (Вашингтон,
D.C .: Georgetown University Press, 2006), стр. 71-87, я назвал это «производным» чувством достоинства. Однако некоторые комментаторы, особенно те, кто
считаться употребляющими это слово таким образом, были обеспокоены тем, что «производное» звучит менее «достойно», чем уместно.

13.Тимоти Э. Куилл, «Смерть и достоинство: случай индивидуального принятия решений», Медицинский журнал Новой Англии 324 (1991): 691-694.

14. Донал П. О’Матуна, «Человеческое достоинство в нацистскую эпоху: последствия для современной биоэтики», BMC Medical Ethics 7 (2006): E2.

15. Леон Р. Касс, Жизнь, свобода и защита достоинства: вызов биоэтике
(Сан-Франциско, Калифорния: Encounter Books, 2002), стр. 231-256.

16.См. Ноа М. Лемос, «Теория ценностей», в Кембриджский философский словарь ,
изд. Роберт Ауди (Нью-Йорк: издательство Кембриджского университета, 1995), стр. 830-831;
также Майкл Дж. Циммерман, «Внутренняя и внешняя стоимость», Стэнфордская философская энциклопедия (издание 2004 г.), изд. Эдвард Н. Залта, доступно на сайте http: //
plato.stanford.edu/entries/value-intrinsic-extrinsic/. Стандартные представления либо
отличать внутренние ценности от инструментальных или внутренние от внешних.Однако теория внутренней ценности, изложенная в этом эссе вслед за Холмсом,
Ролстон III, Экологическая этика (Филадельфия: Temple University Press, 1988),
согласуется с взглядами Канта, Брентано, Броуда, Росса и других, что все
внутренне добро достойно само по себе.

17. См. Сулмаси, «Смерть, достоинство и теория ценности».

18. Ролстон, Экологическая этика , стр. 116.

19.За начало обсуждения естественных родов обычно приписывают Саула.
Крипке в своих двух эссе «Идентичность и необходимость» в книге «Идентичность и индивидуация».
изд. Милтон К. Муниц (Нью-Йорк: издательство Нью-Йоркского университета, 1971), стр. 135-164,
и «Именование и необходимость», в Semantics of Natural Language , ed. Гилберт Харман и Дональд Дэвидсон (Дордрехт, Нидерланды: Reidel, 1972), стр. 253-355.
Хороший современный подход к концепции природных видов см. У Дэвида.
Wiggins, Sameness and Substance (Кембридж, Массачусетс: Гарвардский университет).
Press, 1980), стр.77-101, и его Sameness and Substance Renewed (Кембридж:
Издательство Кембриджского университета, 2001 г.).

20. Wiggins, Sameness and Substance , p. 169.

21. Tom L. Beauchamp, Philosophical Ethics (New York: McGraw-Hill, 1982), стр.
5-21.

22. Аристотель, Никомахова этика 1095b, пер. Теренс Ирвин (Индианаполис, Индиана: Hackett, 1985), стр. 7.

23. Х. Тристрам Энглехардт младший, Основы биоэтики (Нью-Йорк: Oxford University Press, 1986), с.213.

24. Майкл Тули, Аборт и детоубийство (Oxford: Oxford University Press,
1983).

25. Раймонд Г. Фрей, «Боль, вивисекция и ценность жизни», Journal of Medical
Этика
31 (2005): 202-204.

26. Кант, Обоснование метафизики морали , Ак 421, с. 30.

27. Ричард М. Хэйр, Моральное мышление: его уровни, методы и пункт (Нью-Йорк:
Oxford University Press, 1981), стр.107-116.

28. Томас Ф. Хак и др., «Определение достоинства неизлечимо больных раком: A
Факторно-аналитический подход », Психоонкология 13 (2004): 700-708.

29. Гарт Бейкер-Флетчер, Самосознание: Мартин Лютер Кинг младший и теория
Dignity
, Гарвардские диссертации по богословию, № 31 (Миннеаполис, Миннесота: Для
тресс Press, 1993), стр. 23.

30. Дж. Дэвид Веллеман, «Право на самоустранение?» Этика 109 (1999): 605-628.

31. Дэниел П. Сулмасы, «Достоинство, права, здоровье и процветание человека», в Права человека и здравоохранение , изд. Г. Диас Пинтос и Дэвид Н. Вайстуб (Дордрехт, Нидерланды: Springer, в печати 2007 г.).

32. Дэниел П. Сулмасы, «Болезни и естественные виды», Теоретическая медицина и биоэтика 26 (2005): 487-513.

33. Харриет МакБрайд Джонсон, «Невыразимые разговоры», New York Times Sunday Magazine , 16 февраля 2003 г., стр.50. Философом был Питер Сингер.

34. Джудит Джарвис Томпсон, «Защита абортов», Философия и связи с общественностью
1 (1971): 47-66.

35. Роберт П. Джордж и Патрик Ли, «Желуди и эмбрионы», Новая Атлантида 7
(Осень 2004 г. / зима 2005 г.): 90–100.

36. Альфонсо Гомес-Лобо, «Влечет ли уважение к эмбрионам уважение к гаметам?»
Теоретическая медицина и биоэтика 25 (2004): 199-208.

37.Жермен Г. Гризес, «Когда люди начинают?» Труды Американской католической философской ассоциации 63 (1990): 27-47.

38. Роберт П. Джордж, «Клонирование человека и исследования эмбрионов», Теоретическая медицина
и Биоэтика
25 (2004): 3-20.

39. Карлос А. Бедате и Роберт К. Чефало, «Зигота: быть или не быть пероном», журнал медицины и философии, 14 (1989): 641-645; Томас Дж. Боле, III, «Метафизические описания зиготы как личности и право вето на факты»,
Журнал медицины и философии 14 (1989): 647-653.

40. Никанор Аустриако, О.П., «Тератомы — эмбрионы или неэмбрионы?» Национальный
Ежеквартальный вестник католической биоэтики
5 (2005): 697-706.

41. Президентский совет по биоэтике, Клонирование человека и человеческое достоинство:
Этическое расследование
(Вашингтон, округ Колумбия: правительственная типография, 2002), стр.
104-107.

42. Национальный совет Австралии по здравоохранению и медицинским исследованиям, «Посткома-невосприимчивость (вегетативное состояние): клиническая основа для диагностики», декабрь.
18, 2003 г., доступно на сайте http: // www.nhmrc.gov.au/publications/synopses/_files/hpr23.pdf.

Следующая Глава

Human Dignity and Human Rights

Справочная работа, запись

Первый онлайн:

  • 8
    Цитаты

  • 3,5 км
    Загрузки

Abstract

Человеческое достоинство отражает представление о том, что каждый человек уникален и поэтому заслуживает высочайшего уважения и заботы.Хотя эта концепция имеет долгую историю в философском мышлении, она с огромной силой возникла после Второй мировой войны и с тех пор была признана международным сообществом в качестве основы, на которой основаны права человека. Действительно, с 1948 года международное право в области прав человека прямо основывается на предположении, что люди действительно имеют равные основные права (т.е. что они имеют равные права на основные блага), потому что последние проистекают из достоинства, присущего каждому человеку.

Человеческое достоинство также занимает видное место в межправительственных документах, касающихся биомедицины, которые были приняты с конца 1990-х годов такими организациями, как ЮНЕСКО, Организация Объединенных Наций и, на европейском уровне, Совет Европы. Глобальные биоэтические стандарты сочетают, с одной стороны, апелляцию к человеческому достоинству как всеобъемлющему принципу и, с другой стороны, обращение к правам человека, которые обеспечивают эффективный и практический путь для решения биоэтических проблем на транснациональном уровне.

Ключевые слова

Преимплантационная генетическая диагностика человеческого достоинства Человеческое лицо Всеобщая декларация калечащих операций на женских половых органах

Эти ключевые слова были добавлены машиной, а не авторами. Это экспериментальный процесс, и ключевые слова могут обновляться по мере улучшения алгоритма обучения.

Это предварительный просмотр содержимого подписки,

войдите в

, чтобы проверить доступ.

Ссылки

  1. Андорно, Р. (2009). Человеческое достоинство и права человека как общая основа глобальной биоэтики.

    Журнал медицины и философии, 34

    (3), 223–240.

    CrossRefGoogle Scholar

  2. Annas, G.J. (2005).

    Американская биоэтика. Преодоление границ закона о правах человека и здоровье

    . Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

    Google Scholar

  3. Эшкрофт Р. (2010). Могут ли права человека заменить биоэтику?

    Human Rights Law Review, 10

    (4), 639–660.

    CrossRefGoogle Scholar

  4. Бейкер Р.(2001). Биоэтика и права человека: историческая перспектива.

    Cambridge Quarterly of Healthcare Ethics, 10

    (3), 241–252.

    CrossRefGoogle Scholar

  5. Beyleveld, D., & Brownsword, R. (2002).

    Человеческое достоинство в биоэтике и биозаконах

    . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

    Google Scholar

  6. Faunce, T. (2005). Будут ли международные права человека включать в себя медицинскую этику? Пересечения во Всеобщей декларации ЮНЕСКО по биоэтике.

    Журнал медицинской этики, 31

    (3), 173–178.

    CrossRefGoogle Scholar

  7. Gewirth, A. (1982).

    Права человека: Очерки обоснования и применения

    . Чикаго: Издательство Чикагского университета.

    Google Scholar

  8. Хашим Камали, М. (2002).

    Достоинство человека. Исламская перспектива

    . Кембридж: Общество исламских текстов.

    Google Scholar

  9. Кант, И. (1996). Основы метафизики морали (М.Грегор, Пер.). В I. Kant (Ed.),

    Практическая философия

    (стр. 37–108). Кембридж: Издательство Кембриджского университета (оригинальная работа опубликована в 1785 г.).

    Google Scholar

  10. Кац, Дж. (1992). Принцип согласия Нюрнбергского кодекса: его значение тогда и сейчас. В книге Г. Дж. Аннаса и М. А. Гродина (ред.),

    Нацистские врачи и Нюрнбергский кодекс

    (стр. 227–239). Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

    Google Scholar

  11. Ленуар, Н., & Матье, Б. (2004).

    Les normes internationales de la bioéthique

    (2-е изд.). Париж: Press Universitaires de France.

    Google Scholar

  12. Манн Дж. (1996). Здоровье и права человека.

    Защита прав человека важна для укрепления здоровья. Британский медицинский журнал, 312

    (7036), 924–925.

    CrossRefGoogle Scholar

  13. McCrudden, C. (2008). Человеческое достоинство и судебное толкование прав человека.

    Европейский журнал международного права, 19

    (4), 655–724.

    CrossRefGoogle Scholar

  14. Nickel, J. (1987).

    Осмысление прав человека: философские размышления о всеобщей декларации прав человека

    . Беркли: Калифорнийский университет Press.

    Google Scholar

  15. Ролз, Дж. (1971).

    Теория справедливости

    . Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета.

    Google Scholar

  16. Сачедина А. (2009).

    Ислам и проблема прав человека

    .Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

    CrossRefGoogle Scholar

  17. Schachter, O. (1983). Достоинство человека как нормативное понятие.

    Американский журнал международного права, 77

    , 848–854.

    CrossRefGoogle Scholar

  18. Шпигельберг, Х. (1970). Человеческое достоинство: вызов современной философии. В Р. Готески и Э. Ласло (ред.),

    Человеческое достоинство. Этот век и следующий

    (стр. 39–62). Нью-Йорк: Гордон и Брич.

    Google Scholar

  19. Thomasma, D. (2001). Предлагаем новую повестку дня: биоэтика и международные права человека.

    Cambridge Quarterly of Healthcare Ethics, 10

    (3), 299–310.

    CrossRefGoogle Scholar

  20. Zhang, Q. (2000). Идея человеческого достоинства в классической китайской философии: реконструкция конфуцианства.

    Журнал китайской философии, 27

    (3), 299–330.

    CrossRefGoogle Scholar

Информация об авторских правах

© Springer Science + Business Media Dordrecht 2014

Авторы и аффилированные лица

  1. 1.Школа праваУниверситет ЦюрихаЦюрихШвейцария

Страница не найдена

Благодарим вас за посещение Университета Св. Томаса в Хьюстоне. Наша система не смогла найти запрошенную вами страницу или файл.

Мы будем признательны за вашу помощь в выявлении проблемной области, чтобы мы могли улучшить наш сайт.

Сообщение о плохой ссылке
Выберите сценарий, который лучше всего описывает ваш опыт, и следуйте инструкциям.

Я перешел по ссылке в портале St.Томас сайт
Пожалуйста, помогите нам, отправив нам информацию о проблеме, с которой вы столкнулись. Выполните эти 2 простых шага. Пожалуйста, внимательно прочтите инструкции.

  1. Вернитесь на страницу, на которой вы были до того, как получили эту страницу с ошибкой. Щелкните ссылку «Сообщить о проблеме», расположенную в ссылках внизу страницы (ПРИМЕЧАНИЕ. Не нажимайте ссылку внизу этой страницы, убедитесь, что Вернуться назад ).
  2. Отправьте отчет о проблеме со страницы, содержащей неверную ссылку или информацию.Мы получим по электронной почте копию страницы и ваши комментарии о возникших у вас проблемах.

    >> Вернуться назад сейчас или нажмите кнопку «Назад» в браузере, чтобы вернуться.

Я получил доступ к Сент-Томасу с другого сайта или источника
Если вы зашли на наш сайт по ссылке с другого сайта, из листовки или брошюры или из любого другого внешнего источника, пожалуйста, свяжитесь со стороной, ответственной за этот сайт или источник, и сообщите им, что у них есть неправильная ссылка на наш сайт.Мы не можем изменять ссылки или отсылки извне.

Я зашел на Сент-Томас по ссылке «Избранное» или другому ярлыку
В связи с обновлением сайта летом 2013 года структура сайта изменилась. Избранное или другие ярлыки, сохраненные до лета 2013 года, могут не работать. Вам нужно будет удалить старые избранные ссылки и найти информацию на новом сайте. Использование наших дополнительных вариантов полезного поиска, приведенных ниже, может быть полезным.

Дополнительные полезные параметры поиска
Вы можете использовать одну из наших полезных функций поиска, чтобы найти определенный раздел сайта, отдельное лицо или отдел, офис или нашу страницу контактов.

  1. Для поиска на нашем сайте по определенным ключевым словам используйте поле Search , расположенное в правой части главного баннера вверху страницы.
  2. Доступ к странице поиска в Справочнике.
  3. Доступ к нашей странице контактов.

Спасибо за помощь в обновлении нашего сайта.

Человеческое достоинство медсестер в образовании и практике: комплексный обзор литературы

Резюме

Справочная информация:

Человеческое достоинство как одно из основных прав человека и моральное обязательство подчеркивается в различных областях сестринского дела.Целью настоящего комплексного обзора было изучить природу человеческого достоинства медсестер в образовательных и клинических учреждениях.

Материалы и методы:

Был проведен обзор литературы по количественным и качественным исследовательским работам на английском и персидском языках с использованием баз данных PubMed, ProQuest, Cumulative Index of Nursing and Allied Health Literature (CINAHL), Google Scholar, SID и Irandoc из баз данных с 2000 по 2013 год. Ключевые слова для поиска включали достоинство, сестринское дело, преподавательский состав, медсестры-клиницисты, студенты-медсестры и гуманизм.Всего критериям включения в интегративный обзор соответствовали 12 научных работ.

Результатов:

Из этого обзора возникли четыре ключевые темы. Темы включали понятие человеческого достоинства (оно было выражением профессиональной ценности в медицинских учреждениях), факторы, влияющие на человеческое достоинство (включая уважение, общение, автономию и власть, компетентность и способности, структуру рабочего места и основанные на ценностях образование), измерения человеческого достоинства (включая внутреннюю и профессиональную области) и последствия человеческого достоинства [положительные (индивидуальный и профессиональный рост и заботливое профессиональное поведение) и отрицательные (потеря мотивации, намерение оставить профессию и непрофессиональный имидж сестринского дела в сознании людей)].

Выводы:

Небольшое количество исследований, найденных для обзора, указывает на необходимость дальнейших исследований в области достоинства медсестер. Признание достоинства медсестер может помочь улучшить сестринскую практику и предоставить им достойное рабочее место.

Ключевые слова: Достоинство, образование, профессорско-преподавательский состав, человеческое достоинство, гуманизм, комплексный обзор литературы, обзор литературы, медсестры-клиницисты, сестринское дело, студент сестринского дела, практика, рабочее место

ВВЕДЕНИЕ

Понятие человеческого достоинства как одно из важнейшие профессиональные ценности, стала частью этических вопросов в области образования и сестринской практики.[1] Из-за человеческой природы медсестры достоинство представляет интерес для всех стран мира. [2] Человеческое достоинство — это расплывчатое, сложное, многомерное [3,4,5] и фундаментальное понятие в профессии медсестры. Это означает уважение к человеческой индивидуальности и отношение к каждому человеку как к уникальному человеческому существу [6]. Уважение человеческого достоинства является основной необходимостью не только для пациентов, но и для всех людей [7]. Это также важный аспект сестринского ухода. [8] В моральных кодексах человеческое достоинство — это долг и право человека, а на рабочем месте медсестер — моральное обязательство.[5,9] Фактически, человеческое достоинство — это понимание уважения и компетентности, и позволяет человеку чувствовать себя ценным, доверять, расти, развиваться и ценить других. [10] Хэддок заявил в своем отчете, что человеческое достоинство признается в таких аспектах, как уважение, уверенность в себе, самоконтроль и контроль окружающей среды, конфиденциальность и идентичность, которые усиливаются через отношения [5]. В учебной среде уважение и вежливость — это требования к преподаванию и обучению. Профессора играют очень важную роль в создании уважительной среды обучения.[11] Создание образовательной среды, основанной на защите достоинства и взаимоуважения, является важным фактором эффективного обучения. [12] Процесс обучения — это уважительное взаимодействие между профессорами и студентами. [13] От всех учащихся требуется сохранять достоинство и уважение [14]. Поведение человека, достоинство которого было сохранено, вежливо, приемлемо и без жалоб [15]. Студенты называют оскорбления неудобным опытом взаимодействия с учебной средой и считают, что их следует преподавать в уважительной среде, основанной на взаимопонимании.[16] Поддержание достоинства приводит к формированию положительного образа самого себя, самооценки, контроля поведения и окружающей среды, получения информации, принятия решений, а также к тому, что человек чувствует себя комфортно в своем физическом и психическом состоянии [17]. , 18] Угроза достоинству приводит к потере контроля и невежеству. [19] Неуважительное поведение — одна из важнейших проблем медсестры [20]. Это очень актуальная проблема, которая может вызвать серьезное ухудшение учебного процесса, создать стрессовые отношения, вызвать конфликт между учителем и учеником [21] усилить тревогу у учащихся [22], создать небезопасные условия труда в клинической среде. , приводят к плохому уходу за пациентами и увеличивают медицинские расходы.[23] Сегодня исследования проводились в контексте уважения человеческого достоинства и его аспектов у пациентов и пожилых [15,24], а также достоинства медсестер [25]. Результаты этих исследований показали, что факторы окружающей среды, структура и организационная коммуникация играют эффективную роль в поощрении или подрыве достоинства [7,25,26]. Таким образом, международное внимание к этике в сфере образования и здравоохранения свидетельствует о развитии моральных проблем. . Это также показывает, что цель обучения — помочь студентам разработать этическую основу для принятия этических решений в клинической среде и обеспечить профессиональное заботливое поведение в сочетании с уважением.Следовательно, понимание природы человеческого достоинства в области сестринского образования и клинической практики и предоставление соответствующих знаний на широком международном уровне имеют важное значение. Признание достоинства медсестер и студентов в разных странах может помочь медсестрам не только достичь понимания и четкого описания концепции человеческого достоинства, но и попытаться повысить достоинство людей, клиентов и общества. Таким образом, целью данного исследования был обзор и интеграция научных данных, относящихся к природе человеческого достоинства медсестер в образовательной и клинической среде, с целью выявления пробелов в знаниях и предоставления рекомендаций по развитию совокупности медсестринских знаний в области человеческого достоинство для будущих исследований.

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ

Интегрированный обзор, как самый крупный и единственный метод обзора, позволяет одновременно использовать результаты экспериментальных и неэкспериментальных исследований для понимания желаемого явления. Более того, он связан с интеграцией широкого круга целей, таких как определение понятий, обзор теорий и свидетельств, а также анализ методологических последствий конкретной темы. [27] Таким образом, комплексный обзор был выбран в данном исследовании в качестве основы для изучения текста всех статей и обеспечения всестороннего понимания природы изучаемого предмета.

Стратегия поиска

Это исследование искало ответ на важный вопрос, касающийся природы человеческого достоинства, сестринского образования и практики, и его описания в медсестринских текстах. В этом систематическом обзоре был проведен обширный поиск статей с использованием персидских и английских баз данных Cumulative Index of Nursing and Allied Health Literature (CINAHL), SID, ProQuest, PubMed, Google Scholar и Irandoc. Поиск в базах данных проводился с использованием отдельных ключевых слов, таких как человеческое достоинство, медсестра, студент медсестры, клиническая медсестра и образование, а также их комбинации с использованием соответствующих операторов ИЛИ / И.Критерии включения включали все оригинальные статьи на английском и персидском языках, посвященные человеческому достоинству, педагогам, клиническим медсестрам и студентам-медсестрам, опубликованные в период 2000–2013 гг., С качественным и количественным подходами, теоретическими статьями и обзорами и с полным доступом к этим статьям. Критерии исключения включали анонимные статьи, обзоры книг, предложения, письма в редакцию, исторические статьи, ненаучные статьи, тезисы и статьи, написанные на языках, отличных от персидского и английского, или отсутствие полного текста статьи.Процесс выбора статьи был выполнен в несколько этапов на основе приведенной и полученной блок-схемы. Затем 12 статей были проанализированы по критериям исследования. Оценка качества статей была основана на основных объективных критериях, вопросе исследования и релевантности статей [27], то есть на том, объясняет ли статья человеческое достоинство медсестер (учителей, клинических медсестер и студентов медсестер) или нет. Другие критерии включали использование текстов и результатов статей, посвященных проблеме человеческого достоинства медсестер.После прочтения оценивалась вся статья. Наконец, контрольный список был разработан на основе типа и дизайна исследования, исследуемой популяции, инструмента сбора данных, анализа данных и этических соображений. Статьи оценивались с использованием этого контрольного списка. Для извлечения и синтеза данных статьи были тщательно прочитаны первым автором, а основные положения статей были обобщены и извлечены в соответствии с целью исследования. Кодовые листы использовались для записи информации о каждой статье.Затем на основе данных был проведен повествовательный синтез. Впоследствии повествовательное описание и организованные доказательства были предоставлены с интерпретацией. Данные, представленные в этой статье, были объединены посредством повествовательного синтеза и основаны на извлечении данных браузерами. Наконец, результаты были систематизированы и представлены на основе выявленных тем. Чтобы повысить достоверность исследования, во-первых, его материалы изучались исследователями отдельно; Затем три исследователя подтвердили результаты анализа.В случае возникновения проблемы или разногласий по какому-либо вопросу они будут обсуждать и повторно рассматривать этот вопрос, пока не придут к соглашению.

Блок-схема, показывающая процесс поиска и выбора статей для обзора

Общая характеристика рассмотренных исследований

Общие характеристики проанализированной литературы по сестринскому делу, основанные на природе человеческого достоинства медсестер в клиническом образовании и уходе, представлены в.

Таблица 1

Общие характеристики рассмотренных исследований

Этические соображения

Этическое одобрение было получено от этического комитета Университета медицинских наук Бакияталла, Тегеран, Иран.

РЕЗУЛЬТАТЫ

Понятие человеческого достоинства

На основании обзора литературы человеческое достоинство — это чисто интеллектуальное, абстрактное, расплывчатое, связанное с культурой и двустороннее понятие, которое не имеет четкого определения и его трудно измерить стандартными инструментами. и клиническая оценка. [1,25,29] Это право человека и основа здоровья в клинической среде, и это право должно быть признано. Это также синоним роста персонала, улучшения состояния здоровья, морального долга [30,31], умения слушать, проявлять уважение к другим и уверенность.[25] Более того, с точки зрения теории «человеческого развития», это также определяется как «безусловное принятие различий, а также уважение и подчеркивание внутренней человеческой ценности наряду с человеческим потенциалом, независимо от человеческой расы». [1] С точки зрения медсестер, достоинство означает профессионализм, процветание, личный и профессиональный успех, [25,30,33,34] равенство всех людей и воплощение гуманности с такими ценностями, как уважение, честность, мораль. , смирение, знание, сознание, социальная справедливость и доброта.[1,25,31] Кондон и Хегге заявили, что достоинство — это реальная связь между присутствием других, состраданием и симпатией. [1] Цитируя теорию Парса, они заявляют, что в образовательной среде для медсестер предоставление общих сознательных возможностей для открытых дискуссий и сосредоточения внимания на методах общения с другими, особенно в тех местах, где уважение и достоинство глубоко укоренились в повседневном общении, приводит к понимание человеческого достоинства. [1] Студенты по-разному понимают понятие человеческого достоинства.Большинство определили это как «уникальность людей». Тем не менее, другие определили его с помощью таких понятий, как «право собственности» (например, право на неприкосновенность частной жизни, независимость и самоопределение), «человечность» (люди, независимо от их внутренних характеристик или поведения), «различие» (человеческое существа различаются с точки зрения физических, умственных и эмоциональных характеристик, ценностей и культуры), «равенство» (отсутствие превосходства над другим), «наличие ценностей», «наличие потребностей» и «святость» (что означает, что человек также был упоминается как божественное творение).[29] Концепция человеческого достоинства в образовательной среде означает учет потребностей в обучении, сильных и слабых сторонах и образовательных целей каждого студента, уважительное поведение всех студентов, профессоров и сотрудников, а также рассмотрение культурных реалий и различий без предубеждений [7]. ] Одним из важных моментов, обнаруженных в обзоре литературы, было то, что понятия «человеческое достоинство» и «забота» обсуждаются вместе. Фаренвальд и др. . заявил, что сочетание профессиональных ценностей с заботой привело к получению ценных медицинских услуг.[28] Они также процитировали данные Американской ассоциации колледжей медсестер (1998), что уход определялся как «сочетание сочувствия медсестер к пациенту и способности передавать эмоциональные качества с добротой, состраданием, эмоциями и надлежащим уходом». [36] Таким образом, суть заботы — это уважение человеческого достоинства. [31] Кроме того, медсестры обязаны оказывать своим пациентам уважительный, приятный и беспристрастный уход [7].

Измерения человеческого достоинства

В обзоре исследований были выявлены два отдельных аспекта человеческого достоинства, включая внутреннее человеческое достоинство и профессиональное (социальное) достоинство.Внутреннее человеческое достоинство — это аспект человеческого достоинства, которым обладают все люди благодаря своей человечности и равенству. Уникальность всех людей — основа уважения и оценки всех людей. Более того, это выходит за рамки профессиональных медсестер. Профессиональное (социальное) достоинство — это достоинство, которое можно заработать с помощью социальных коммуникаций, либо его можно потерять, подвергнуть угрозе или повысить. [25]

Факторы, связанные с поощрением или подрывом человеческого достоинства медсестер

Уважение: Уважение как важный аспект [25,30,34] и моральный принцип человеческого достоинства с точки зрения теории человеческого становления Парса, [1 ] сочетается с профессией медсестры и является мотивацией для медсестер.[25] Человеческое достоинство связано с присущими людям чертами, и предпосылкой для уважения достоинства других является уважение собственного достоинства. [1,7,25,29,31] Уважение в образовательной среде представляет собой знания, права, выбор , развитие, рост и внимание к индивидуальным стилям обучения учащихся. [1] Учащиеся учатся уважению человеческого достоинства, наблюдая за моделями общения между поставщиками медицинских услуг и демонстрируя это, предлагая такие меры, как безопасность пациентов, личная неприкосновенность частной жизни, чувствительность, учет расовых и культурных различий и профессиональные реакции.[28] Результаты исследований показали, что неуважение было важным аспектом, угрожающим человеческому достоинству медсестер. Медсестры испытали неуважение в своих профессиональных отношениях с врачами, менеджерами, пациентами и семьями пациентов в форме разнообразного поведения, такого как явное и скрытое унижение, физические нападения и нарушение конфиденциальности [30].

Коммуникация и взаимодействие

Ялден и МакКормак считали, что медсестры описывают достоинство как возможность тесно взаимодействовать с другим персоналом, а также сотрудничать и взаимодействовать с другими членами медицинской бригады в отношении бизнес-процессов и проблем.[34] Они также упомянули, что требованием для взаимодействия между ними и менеджерами является признание ими усилий и достижений персонала, которые могут сыграть важную роль в поощрении достоинства медсестер. [34] Медсестры и студенты упоминали агрессивное вербальное общение, бесчеловечное и инструментальное общение, общение, основанное на ситуации человека, игнорирование индивидуальных и организационных потребностей и игнорирование как факторов, подрывающих достоинство.[1,25,30,32] Они также упомянули некоторые особенности организационной среды и поведения менеджеров, включая запугивание, дискриминацию, вмешательство в личные отношения между сотрудниками, отсутствие командной работы, [25,30] раздражительность учителя, неуважение к пациенту. и их семьи, предрассудки и суждения, обязанность выполнять неприятные дела и излишняя одержимость. [7,32]

Независимость и власть

Исследования описывают власть медсестер как индивидуальное понимание своей ценности, компетентности, надежности и считали, что способность принимать решения, свобода и действовать на основе профессиональных знаний медсестер являются факторами, способствующими развитию человеческого достоинства.[34] Медсестры заявили, что имеют право выбирать, считаются важным членом группы и придают значение рабочему месту как факторам, способствующим развитию человеческого достоинства. Они заявили, что не имеют права выбирать свой рабочий план, принуждение к соблюдению письменной программы, отсутствие контроля, отсутствие свободы, неспособность принимать решения и выполнять свою профессиональную роль, а также попытки руководителей контролировать отношения с сотрудниками как угрозу. к независимости и власти. Эти вопросы были связаны с чувством отчаяния и маргинализации.[30,34] Ханифи и др. . заявил, что бессилие медсестер в клинической среде приводит к негативному отношению студентов к профессии медсестры. Низкое достоинство медсестер снижает мотивацию студентов к обучению и создает у них неприятный образ медсестры, потому что студенты ищут свое будущее достоинство и уважение в нынешних медсестрах. [32,35]

Компетентность и способности

Результаты исследований подчеркнули важность знаний и осведомленности медсестер, поскольку знание привело к усилению чувства собственного достоинства, доверия, компетентности, профессиональной власти и поощрения достоинства.Эти медсестры могут быть образцом для подражания и мотивацией для студентов. [32] Они считали, что активное и непрерывное обучение имеет важное значение для получения квалификации, поскольку медсестры улучшают профессиональные отношения, приобретают опыт, приобретают больше самоуважения и способствуют развитию человеческого достоинства посредством непрерывного обучения и участия в программах расширения профессиональных возможностей [25]. Ханифи и др. . считал, что научные и практические навыки инструкторов создают чувство собственной эффективности и повышают доверие к инструкторам, и что эти качества могут быть переданы студентам и приводят к появлению у студентов чувства собственного достоинства.[35] Таким образом, преподаватели будут способствовать укреплению чувства человеческого достоинства учащимися, повышая их осведомленность и признание, предоставляя описание важности человеческого достоинства и развивая межличностное общение и эмоциональное сочувствие к учащимся. [7,28]

Структура рабочей среды

Обзор исследований показал, что медсестры по-разному понимали концепцию человеческого достоинства в среде, где осуществляется уход. Медсестры, работающие в больницах, не чувствовали удовлетворения, уважения и достоинства.Большинство людей в больницах признавали врачей тех, кто лечил их болезни. Напротив, в сфере здравоохранения медсестры были признаны компетентными, и медсестры были более удовлетворены своей работой и воспринимали человеческое достоинство как успех. [25] Структуры больниц были эффективны с точки зрения достоинства медсестер. Лоулесс и Мосс заявили, что медсестры чувствуют себя более удовлетворенными и более уважаемыми в магнитных больницах из-за таких характеристик рабочей среды медсестер, как профессиональная независимость, совместные организационные структуры, а также меж- и внутрипрофессиональное общение.[31] Однако плохой организационный климат в больницах, жесткие иерархические, авторитарные и бюрократические структуры, недостаток внимания к способностям и компетенциям медсестер, непонимание ценности сестринского дела как профессиональной дисциплины и традиционное восприятие медсестер профессия подрывает профессиональные ценности и человеческое достоинство. [25,30,31]

Обучение, основанное на профессиональных ценностях

Калб и О’Коннер-Фон заявили, что обучение медсестер должно привести студентов к полному пониманию уважения человеческого достоинства в клиническая среда, чтобы они могли взаимодействовать с другими людьми на основе поведения и практики, соответствующих человеческому достоинству.[29] Человеческое достоинство — это ценность, которая явно представлена. Тем не менее, большинство студентов не осознают диапазон уникальных взглядов людей из-за двусмысленности в предоставлении сложных услуг и предположений, а также стереотипов в отношении других. [7] Интегрированное обучение, основанное на ценностях, играет важную роль в практическом, концептуальном и этическом изучении профессиональных ценностей, таких как человеческое достоинство, и оказания соответствующей клинической помощи. [28] В исследованиях упоминается ключевая роль инструкторов в развитии процесса изучения ценных концепций, поскольку студенты учатся уважать других людей, несмотря на их различия в убеждениях и отношениях.[7,29] Исследования показали, что уход будет признан искусством только тогда, когда медсестры продемонстрируют свой опыт преподавания и обучения в клиниках на основе профессиональных стандартов и выразят уважение к достоинству каждого человека в своих действиях и поведении.

Последствия человеческого достоинства

Обзор результатов исследования показал, что если человеческое достоинство сохраняется, оно создает интерес, мотивацию и положительное отношение к профессии, улучшает профессиональные отношения, приводит к надлежащему принятию решений, власти и силе , процветание, профессионализм, личностный и профессиональный рост, уверенность в себе, укрепление профессиональной идентичности и поведение в сфере профессионального здравоохранения.Тем не менее, если достоинство не сохраняется, это приводит к чувству незащищенности, вины, стыда, никчемности, гнева, разочарования, отсутствия уверенности, неадекватности и снижения мотивации, потери профессиональной власти, унижения, деморализации, снижения качества ухода за пациентами, снижения удовлетворение, повышенная тенденция к уходу из профессии и создает непрофессиональный образ медсестры в сознании общества. [25,30,32,34,35]

ОБСУЖДЕНИЕ

Целью настоящего обзора является исследование природы человеческое достоинство медсестер в клинической и образовательной среде.Результаты показали, что человеческое достоинство, по мнению медсестер и студентов, было выражением профессиональных ценностей, таких как уважение, конфиденциальность и независимость. Кроме того, в образовательной и клинической среде это было признано как понимание и оценка медсестер, а также учет профессиональных потребностей медсестер и их успехов. Сравнение текстов показало, что понятие достоинства с точки зрения обеих групп медсестер и студентов рассматривается как рост и процветание.С другой стороны, результаты показали, что большинство исследований проводилось в отношении профессионального достоинства медсестер, в то время как уважение достоинства личности не оценивалось. Как заявил Галлахер, уважение достоинства личности было менее важным. [37] Более того, Лоулесс и Мосс заявили, что, поскольку пациенты находятся в центре внимания клинической среды, человеческое достоинство пациентов является приоритетом. Даже во многих исследованиях качества рабочей среды медсестер учитывались результаты, качество ухода и удовлетворенность пациентов.Следовательно, это привело к игнорированию человеческого достоинства медсестер в клинической среде. [31] Исследования показали, что человеческое достоинство имеет несколько измерений. [38] Однако при обзоре исследований были получены только два измерения собственного достоинства и профессионального достоинства медсестер. Медсестры и студенты упомянули несколько основных факторов, а также индивидуальные и организационные меры, эффективные в поощрении или угрозе достоинству. Эти результаты согласуются с исследованиями Griffin-Heslin, [17] Mains, [18] и Королевского колледжа медсестер.[39] Уважение было важным фактором во всех исследованиях, поскольку самоуважение, уважение к другим и уважение частной жизни людей были связаны с достоинством. Однако понимание людей, их потребностей и методов обучения было другими важными аспектами рассмотренных исследований. Результаты показали, что медсестры и студенты воспринимали разную степень ущерба достоинству, например, игнорирование, непонимание ценности своей работы и признание своих достижений, а также нанесение ущерба их частной жизни и оскорбления.Эти результаты согласуются с таксономией ущерба достоинству Манна [40]. Однако из-за интерактивного характера медсестры с пациентами и их семьями, а также организационной структуры, преобладающей на рабочем месте, медсестры часто плохо понимают свое достоинство; таким образом, нанесение ущерба достоинству повлияло на широкий спектр личных и профессиональных аспектов их жизни. [30] Лоулесс и Мосс утверждали, что человеческое достоинство медсестер в основном рассматривается с ценностями альтруизма и самопожертвования.Поэтому вопрос о человеческом достоинстве медсестер рассматривался меньше. [31] Большинство исследований в области сестринского дела проводилось по негативным аспектам профессии, таким как рабочее давление, ограничения независимости и отсутствие организационных отношений, а достоинство медсестер не рассматривалось как право человека. Результаты обзорного исследования показали, что толкование человеческого достоинства было понятным на основе понимания значения этого понятия для людей.Хотя понимание этой концепции связано с культурой, профессиональными, социальными и основополагающими ценностями, уважение достоинства и уникальности человека было общей чертой определения человеческого достоинства во всех культурах и рассматриваемых текстах. Это соответствовало определениям Американской ассоциации медсестер (ANA) [36] и Американской ассоциации колледжей медсестер (AACN) [41]. Обзор результатов показал, что все медсестры в исследуемых странах имели общее понимание концепции достоинства и его угрожающих и изнурительных факторов.Несмотря на важность уважения к медсестрам, достоинство большинства медсестер неразрывно связано с медсестринской практикой как ценность для обеспечения лучшего ухода за пациентами. Свидетельством тому является отсутствие исследований в этой области. С другой стороны, большинство исследований сосредоточено на профессиональном достоинстве медсестер и факторах, влияющих на него. Чтобы понять культурные различия, необходимы дополнительные исследования человеческого достоинства медсестер как явная ценность. Результаты этого исследования показали, что повышенное внимание к этике в учебной среде, глобальная моральная неразбериха, сочетание этических ценностей и профессиональных предметов в учебной программе, а также разработка программ обучения, основанных на этике, является неизбежной необходимостью для обучения менеджеров.Поскольку существует ограниченное количество исследований человеческого достоинства медсестер, это исследование могло бы помочь исследователям в проведении количественных и качественных исследований с феноменологической, обоснованной теорией и комбинированными исследовательскими подходами для определения концепции личного и профессионального достоинства, объяснения медсестер и опыта студентов в этой области, выявить связанные факторы и способствовать накоплению знаний в этой области. Результаты также показали, что недостатки в достоинстве медсестер оказывают глубокое влияние на индивидуальную и профессиональную жизнь медсестер.Таким образом, эти результаты являются руководством для руководителей и лиц, определяющих политику в области сестринского дела, по созданию здоровых и уважительных рабочих мест для медсестер. Такое внимание требуется не только для достоинства систем здравоохранения, продуктивности организации, удовлетворенности пациентов и предоставления качественной помощи, но также является требованием для того, чтобы быть человеком, иметь право на неотъемлемое достоинство и вести достойную жизнь. Признание человеческого достоинства в сестринском деле поможет медсестрам работать вместе для достижения общих целей. Это позволяет медсестрам понять ценность и важность сестринского ухода и осознать свою профессиональную роль.Когда эта ценность будет признана, многие факторы, угрожающие человеческому достоинству, будут устранены.

Достоинство работы

Согласно новому опросу Associated Press,

американцев все больше и больше беспокоятся о спаде экономики. Многие сообщили, что они уже потеряли работу или были частично заняты. Даже среди опрошенных, которые в настоящее время работают, почти половина ответила, что боится потерять работу — почти вдвое больше, чем в это время в прошлом году.И высокооплачиваемые, и низкооплачиваемые рабочие разделяют это беспокойство.

Каскадная потеря работы и растущее беспокойство среди тех, у кого еще есть работа, представляют собой фундаментальную угрозу основному человеческому достоинству. Сама работа является основой того, как люди осознают свою судьбу в этом мире. Быть лишенным работы, быть неспособным обеспечить семью и себя — значит стать не только экономически уязвимым, но и человечески отсталым. Даже угрозы потери работы достаточно, чтобы подорвать чувство собственного достоинства и самоуважения.Работа, будь то оплачиваемая работа или неоплачиваемая работа по дому, по уходу или в качестве волонтера, имеет фундаментальное значение для человеческой природы и ее выражения.

Эта связь между работой и человеческим достоинством лежит в основе прогрессивных ценностей. Прогрессивизм уходит корнями в стремление простых людей реализовать достойную жизнь для себя и своих детей. Хотя прогрессизм основан на идеалах свободы и равенства Просвещения, для него больше всего характерна ориентация на экономическую борьбу.1 Прогрессивные ценности диктуют, что людям нужны как средства для практического экономического развития, так и уважение их человеческого достоинства и равной ценности.

Эта основная моральная ценность прогрессивизма заключается в том, что люди обладают бесконечной ценностью, а экономическое благополучие — это способ признания их основной ценности в обществе. Немногие заявили об этом глубоком убеждении в центральной роли труда для человеческого достоинства более глубоко, чем Иоанн Павел II. В своей знаменитой энциклике «О человеческом труде» он пишет, что труд имеет фундаментальное значение для определения истинного состояния человека.Благодаря работе люди становятся теми, кем они должны быть. Работая, люди участвуют «в деятельности Творца » ( Laborem Exercens, V.25 ).

Следовательно, человеческое достоинство следует рассматривать не как пассивное, а как активное. Человеческий потенциал реализуется больше, когда у людей есть средства для выражения своего творчества, и важный способ, которым они это делают, — это работа. Когда людям отказывают в возможности работать, им отказывают в достоинстве, которое дает эта работа.Таким образом, у общества есть как практическое, так и моральное обязательство продвигать экономические системы, которые позволяют максимально широко выражать человеческий потенциал через труд2.

Прогрессисты признают фундаментальную связь между разумной экономической практикой и уважением человеческого достоинства. Поэтому у прогрессивных людей есть глубокая приверженность созданию и поддержанию экономических систем, которые опираются на человеческое творчество и стимулируют его.

Однако за последнее десятилетие наша экономическая система создавала все меньше и меньше рабочих мест, а создаваемых ею рабочих мест больше в низкооплачиваемом секторе услуг.Снижение налогов для богатых, тактика подавления заработной платы, сокращение профсоюзов и другие преднамеренные методы привели к почти десятилетию снижения или стагнации заработной платы и замедления или отсутствия реального роста рабочих мест. Эта тактика увеличивает прибыль за счет рабочих. Многим американцам приходилось работать на двух или даже трех работах, чтобы сводить концы с концами, жертвуя семейным временем и даже достаточным отдыхом, чтобы зарабатывать хотя бы на скромную жизнь. Такая работа не уважает человеческое достоинство; они разрушают чувство собственного достоинства и способствуют чувству беспомощности и отчаяния.Они представляют собой прямую атаку на фундаментальное достоинство и ценность человека, выраженные в их работе.

Эта экономическая политика была как моральным, так и практическим провалом. Как утверждает Майкл Эттлингер из CAP, «экономическая политика, в основе которой лежало снижение налогов для корпораций и богатых, просто не смогла привести к сильному экономическому росту с помощью ряда мер».

Экономическая политика снижения налогов для корпораций и богатых является результатом политических процессов, которые отдают предпочтение этим экономическим интересам над большинством американцев.В 1932 году Райнхольд Нибур, этик и теолог середины двадцатого века, писал из глубины другого экономического спада, что «экономическая власть в обществе стала безответственной». Нибур считал, что экономические интересы просто подавили политический процесс из-за превышения власти.3

Первое десятилетие 21 века начинает сильно напоминать третье десятилетие 20 века. В последние годы те, кто наделен экономической властью, диктовали политику, что привело не только к экономическому, но и к моральному кризису.

Безответственность, о которой говорит Нибур, особенно заметна в неспособности обеспечить регулирующую структуру 21 века для надзора за финансовыми рынками и осуществлять надлежащий надзор в рамках существующих регулирующих структур, как это произошло с неспособностью Комиссии по ценным бумагам и биржам остановить многократную деятельность Бернарда Мэдоффа. Мошенничество по схеме Понци на миллиард долларов.

Политика администрации Буша не соответствовала моральным стандартам уважения человеческого достоинства посредством создания рабочих мест и надлежащего надзора за финансовыми рынками.

В следующие годы нам понадобится не только экономический стимул, но и моральный стимул. Моральный стимул основан на возвращении к основной прогрессивной ценности уважения человеческого достоинства, когда большинство граждан имеют возможность принимать полноценное участие как в экономической, так и в политической жизни общества.

Преподобный Д-р Сьюзан Брукс Тистлтуэйт — старший научный сотрудник Инициативы веры и прогрессивной политики Центра американского прогресса и профессор богословия Чикагской теологической семинарии.

Примечания

1. Джон Подеста, Сила прогресса (Нью-Йорк: Random House, Inc., 2008), стр. 16-17.

2. Достоинство человека, конечно же, превосходит работу. Работа — это средство проявления достоинства.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.