Негосударственное общеобразовательное учреждение Средняя общеобразовательная школа

Понятие социального поведения: Виды и формы социального поведения

Содержание

Виды и формы социального поведения

Понятие социального поведения

Определение 1

Социальное поведение — это совокупность человеческих поведенческих процессов, связанных с удовлетворением физических и социальных потребностей и возникающих как реакция на окружающую социальную среду. Субъектом социального поведения является отдельный индивид или целая группа.

В социологию данное понятие пришло из психологии. Его содержание несколько отличается от содержания таких философских понятий, как «деятельность» и «действие». Под действием подразумевается целенаправленный и рационально обоснованный поступок, в то время как поведение является реакцией индивида на изменения среды или внутренние изменения.

Если обратиться к социологическому аспекту рассматриваемого понятия, то следует заметить, что поведение индивида обусловлено, в первую очередь, социализацией. Поведенческие различия зависят от качеств, которые были приобретены в ходе этого процесса. Также на социальное поведение индивидов определяется ролевой структурой общества.

С понятием социального поведения связно такое важное понятие, как «социальная норма поведения».

Определение 2

Социальная норма поведения — это такое поведение, в полной мере соответствующее статусным ожиданиям.

Таким образом, общество может с довольно высокой вероятностью предсказывать действия члена этого общества, а сам он имеет возможность соотносить свое поведение с принятыми образцами, правилами, моделями и идеалами.

Р. Линтон назвал социальной ролью поведение, которое соответствует всем статусным ожиданиям. Такая позиция близка к фунционалистскому направлению. Главным фактором, обусловливающим социальное поведение, здесь названа социальная структура. Р. Мертоном было введено понятие «ролевого комплекса», обозначающее совокупность ролевых ожиданий, обусловленных данным статусом. Связанной с ним является категория «ролевого конфликта» – конфликта, вызванного противоречиями между ролями или элементами ролей одного или нескольких индивидов.

Функционалистский подход был подвергнут критике со стороны представителей социального бихевиоризма. По их мнению, в ролевой интерпретации поведения упускаются из виду немаловажные психологические факторы. Бихевиористы считали, что изучение поведенческих процессов необходимо строить на базе современных достижений в области психологии. С их точки зрения, функционалистская парадигма была актуальна во времена Дюркгейма, но впоследствии, когда уровень развития психологии как науки, был незначителен. Впоследствии же, когда она достигла определенных успехов, такой подход себя изжил.

Формы социального поведения

Через социальное поведение его субъекты (индивиды и группы) проявляют свои установки и предпочтения, способности и возможности.

Существуют две основные формы социального поведения:

  • Естественное;
  • Ритуальное.

«Естественное» поведение направлено на достижение индивидуальных целей. Это эгоцентричное, индивидуально-значимое поведение. Оно носит природный характер. В чистом виде естественное поведение не соответствует общественным нормам, поэтому оно базируется на ряде социальных конвенций и уступок.

Что касается второй формы поведения, то следует заметить, что ритуал является неотъемлемой частью социальной жизни. Люди практически не замечают, что живут в поле ритуальных взаимодействий. Благодаря различным ритуалам обеспечивается стабильность и устойчивость социальных структур.

Ритуальный характер поведения имеет для общества серьезное значение, однако в ряде случаев естественное поведение для индивида может оказаться более выгодным. По этой причине, общество старается преобразовать формы естественного поведения в формы ритуального.

Виды социального поведения

Существует также множество других оснований для классификации видов социального поведения. Можно выделить следующие:

  • По субъекту социального поведения: общественное, массовое, классовое, групповое;
  • По системе отношений: производственное поведение, экономическое (потребительское, распределительное и т.д.), социально-политическое (политическая активность, электоральное и др.), правовое поведение (законопослушное, девиантное, делинквентное), нравственное (моральное, аморальное, безнравственное), религиозное;
  • По признаку активности — пассивности личности: пассивное, активное, конформное.
  • По времени осуществления: импульсивное, вариабельное, длительно осуществляемое.

Под массовым поведением подразумеваются это спонтанные и непродолжительные действия относительно большого количества людей, находящихся в неопределенной ситуации. Можно, в свою очередь, выделить несколько основных форм массового поведения: толпа, паника, бунт, сплетни, массовая истерия.

Замечание 1

Важной проблемой является феномен девиантного (отклоняющегося) поведения. Основанием отклонений являются особенности взаимосвязи индивида и среды, индивидов меду собой.

К основным формам девиантного поведения обычно относят правонарушения (в том числе, преступления), наркоманию, пьянство, проституцию, самоубийство. Если говорить более широко, то оно может проявляться в самых разных действиях и поступках, не соответствующих существующим в данном обществе нормам.

В социологии термин «девиантность» применяется в широком и узком значениях. В широком смысле это любое несоблюдение общественных правил и норм, начиная с мелких, несущественных проступков. В более узком значении девиантностью называются только незначительные нарушения каких-либо правил, не попадающие под уголовные статьи.

Можно выделить несколько разновидностей отклоняющегося поведения:

  • Культурные отклонения, т.е. отклонение некоей социальной группы от норм культуры;
  • Индивидуальные и групповые. Первые присущи отельному человеку, который отвергает определенные общественные нормы. Групповые отклонения становятся в том случае, когда от социальных норм уклоняется;
  • Первичные и вторичные. Первичные являются незначительным нарушением норм совершаются и совершаются, как правило, в первый раз или необдуманно. В случае со вторичными отклонениями нарушения более весомы;
  • Культурно одобряемые отклонения. К отклонениям данного типа можно отнести, к примеру, проявление незаурядных способностей в какой-либо сфере деятельности. Для такого случая существует термин «положительная девиация».

Понятие «Социальное поведение» в социологической науке Текст научной статьи по специальности «Психологические науки»

7. Молчанов С. В. Особенности ценностных ориентаций личности в подростковом и юношеском возрастах // Психологическая наука и образование. -2005.-№3.-С. 16-25.

8. Сергеева Т.Б. Ценности образования и воспитания в контексте теории социокультурной динамики. — Ставрополь: Ставропольсервисшко-ла, 2000.-287 с.

С.А. Митрюшин

ПОНЯТИЕ «СОЦИАЛЬНОЕ ПОВЕДЕНИЕ»

В СОЦИОЛОГИЧЕСКОЙ НАУКЕ

Преамбула. Статья посвящена проблеме социального поведения рассматривающейся в рамках социологической науки. В статье проанализированы различные подходы к изучению и определению понятия «социальное поведение».

Актуальность теоретического осмысления социального поведения определена возрастанием в научной литературе исследований согласно антропоцентристской парадигме социального познания и управления. Становится все более заметной в работах ученых тенденция рассматривать те или иные проблемы управления во взаимосвязи с уникальностью, неповторимостью человеческой личности, а также обращение к основаниям ее действий и поступков. Особое внимание привлекают вопросы, связанные с изучением процессов самоорганизации, самоопределения человека в сфере своей социальной практики согласно его жизненным смыслам. Эти исследования в области управления требуют дальнейшего более глубокого осмысления.

Исследование социального поведения необходимо и для оценки особенностей бытия современного человека, его личностного статуса, а также условий формирования активности каждого человека как реального субъекта социального взаимодействия, что является важным, так как жизнедеятельность общества в целом может, как сочетается, так и вступать в противоречие с пассивностью конкретных людей, инфантильностью их поведения. Этот аспект изучения социального поведения предполагает изучение вопроса гармонии и дисгармонии взаимоотношений индивида и общества.

Итак, необходимость изучения социального

поведения личности обусловлена потребностями развития, как социологического знания, так и управленческой науки, их интеграции, на основе которой возможно их взаимное обогащение и решение вопросов социального будущего человека и общества. Понимание социального поведения личности позволяет определить задачи и средства социального управления для решения актуальных проблем, как теории управления, так и развития общества в целом.

Следует отметить, что в научной литературе нет единой точки зрения на понятие социальное поведение. Исходным для понимания любого человеческого предприятия является понятие социального действия. Обратимся к его определению. Психологи под действием понимают локализованный в пространстве и времени конкретный акт деятельности общественного субъекта по преобразованию социальной ситуации соответственно его потребностям и целям и реализуемый посредством изменения поведения, установок, стремлений других индивидов или общностей [4, с. 94].

Социальные науки изучают поведение личности постольку, поскольку индивиды вкладывают в свои действия определенный смысл. Социальное действие — простейшая единица социальной деятельности, понятие, введенное в научный оборот М. Вебером для обозначения действия индивида, сознательно ориентированного на прошед-

©С. А. Митрюшин, 2008

21

шее, настоящее или будущее поведение других людей, причем под «другими» понимается как отдельные лица — знакомые или незнакомые, так и неопределенное множество совершенно незнакомых людей.

«Действием, — пишет М. Вебер — называется человеческое поведение в том случае и постольку, если и поскольку действующий индивид или действующие индивиды связывают с ним субъективный смысл» [1, с. 503].

В социологии советского периода проблеме социального поведения посвятили свои труды такие исследователи, как: И.О. Кон, Ю.А. Левада, В.Б. Ольшанский, М.И. Бобнева, В.А. Ядов, Е.М.-Пеньков, Н.Ф. Наумова, Л.А. Гордон, Э.В. Клопов, А.М. Кацва, Е.В. Шорохова и многие другие.

В последние годы социальное поведение отдельных социальных групп стало темой исследований молодых ученых. Среди них А.Г. Велып., В.Г. Вячеславов, Ю.В. Загорулько, Г.И. Зимирев,

Н.Ф. Кузьменко, В.И. Селянин, В .Я. Турьянский и другие.

Анализируя современную социологическую литературу в интересующей нас области, мы пришли к выводу, что концепция социального поведения, начавшаяся формироваться в двадцатые годы, к пятидесятым — шестидесятым годам прошлого столетия выделилась в эмпирическое направление социологии, рассматривающее социальное поведение как особый род общественного явления.

Ряд ученых, под социальным поведением подразумевают определенную сторону деятельности и взаимодействия индивидов и социальных групп. Каждый человек в силу своих индивидуальных свойств и особенностей становится самостоятельным субъектом деятельности, сфера активности которого социально обусловлена. Следовательно, поведение человека — лишь форма его деятельности, ее внешняя сторона [5, с. 10].

Существует несколько классов социальных теорий, объясняющих специфику действия: с помощью категории «система», потребностей социальной системы, потребностей индивидов. Действие рассматривается согласно традиции научной рациональности с точки зрения его техники, структуры и т.д.

Так, например Н.Ф. Наумова определяет социальное поведение как особую систему, обладающую уникальной потенциальностью и гибкостью, включающей качественно различные ме-

ханизмы и весьма разные по управляемости. Она дает следующее определение социальному поведению: «Это деятельность, предполагающая некоторые личностно значимые социальные результаты, социальное вознаграждение (в широком смысле этого слова). Этим вознаграждением может быть «благо» (знание, информация, комфорт, уважение, слава, власть, деньги), но обязательно социальное по своему результату, всегда есть социальное отношение, непосредственное или опосредованное социальное взаимодействие, поскольку индивид имеет дело не только с необходимыми ему социальными субъектами -другими людьми, группами, организациями, институтами- «производящими» и конституирующими эти блага» [3, с. 8].

На наш взгляд, системное определение поведения может быть использовано только в качестве инструментального при изучении взаимодействия людей. При этом следует иметь в виду, что действие имеет функциональное значение, и поэтому неправомерно определять элементы системы посредством их функций, тем более, когда речь идет об обществе. Для того чтобы понять социальные процессы, в центре внимания должны быть не действия сами по себе (или их системы), а человек, ведущий себя тем или иным образом.

Более точным считаем мнение Е.В. Шорохо-вой и М.И. Бобневой, утверждающих, что социальное поведение — это многомерный процесс, ибо протекает в сложной социальной среде, определяется действием многочисленных факторов [6, с. 3].

И полностью разделяем точку зрения Т. И. -Заславской, что «поведение есть совокупность поступков и действий, отражающих внутреннее отношение людей к условиям, содержанию и результатам деятельности. Поведение всегда регулируется более или менее осознанной целью и предполагает определенную свободу выбора поступков и действий из множества возможных…» [2, с. 45].

Ученые акцентируют свое внимание на изучении внешних и внутренних детерминантах поведения. Обобщенно схему детерминистического объяснения поведения человека можно представить следующим образом. Есть индивид, он обладает определенным набором психических и социальных качеств, которые определяют его отдельные действия и поступки. Объяснение пове-

22

Вестник КРУ им. Н.А. Некрасова ♦ 2008, том 14

дения идет от прошлого к настоящему, ибо сведения о человеке получают из его биографии, Это соответствует самой структуре причинно-след-ственных связей.

Правомерность такой схемы исследования не вызывает сомнений. Она применима для объяснения действия человека, типичных для той или иной социальной среды. Когда человек ведет себя например, асоциальным образом, мы можем попытаться объяснить это логическими и психологическими причинами и на основе наших знаний о причинно-следственных связей воздействовать на человека. Тем самым этот человек становится для нас объектом управления и мы «управляем» этой личностью благодаря нашему постижению причин его поведения. Но с такой логикой полностью нельзя соглашаться.

Для объяснения социального поведения необходима иная модель объяснения, рассматривающая человека не как объект, а как субъект, как уникальную личность в единстве ее биологических, социальных, духовных качеств, отвечающую за свое поведение. Это предполагает обнаружение личностных оснований, которые имеет человек для своего поведения в социальном мире.

М. Вебер указывал на то, что дополнением к методу причинного объяснения социальных явлений должен быть метод выявления субъективных намерений индивида. Он считал необходимым учитывать при изучении социального поведения конкретные исторические мотивы поведения человека. «Мотивом, — писал М. Вебер, -называет ся некое смысловое единство, представляющееся действующему лицу или наблюдателю достаточной причиной для определенного действия» [1, с. 611 ]. В таком контексте мотивация — это тот смысл, который человек придает своим действиям и который формируется как осознание целей, средств, тактики их достижения.

Подход к изучению социального поведения в аспекте субъективного смысла недостаточен для понимания сущности рассматриваемого феномена. Потому, что смысл как субъективное представление человека не всегда адекватен истинному, внутреннему смыслу самого действия. Сам М. Вебер указывал на то, что ясность самосознания, осмысленность, мотивированность поведения постоянно находятся под угрозой. Им угрожают сила привычки и вспышки ярости, обыденность, доведенная до автоматизма, и необы-

денное радикально нарушающее ход вещей.

При изучении поведения, следует учитывать тот факт, что иногда индивид «не желает» понимать истинный смысл своего поведения, скрывает его от себя, прибегает к защитному механизму рационализации. Например, отец, жестоко наказывающий ребенка, приписывает воспитательный смысл своим действиям и не признает насильственного. Другими словами, сознание человека имеет дело со смыслами, содержание которых не всегда прозрачно для действующего субъекта.

Неясностью смысловой сферы поведения можно объяснить и факт расхождения между намерением человека, и результатом его действия. На поведение человека влияют как осознанные, так и неосознанные мотивы, находящиеся нередко в противоречивой зависимости между собой.

Для понимания социального поведения важно выявить не субъективный смысл, а сущность самого социального поведения. Способствует решению этой задачи социально-философский анализ содержательно-смысловой сферы социального доведения личности, который предполагает осмысление оснований действий и поступков личности. Такой подход отличается от традиционного объяснения социального поведения согласно причинно следственной логики.

На основании собственного практического опыта и анализа работ западных и российских социологов, исследующих поведение отдельных профессиональных групп и индивидов, мы сформулировали самое общее понятие социального поведения, которое определили как активную форму преобразования социальной среды, как осознанное мотивированное действие индивидов или социальных групп, возникающее для удовлетворения определенных потребностей и достижения поставленной цели.

Библиографический список

1. Вебер М. Избранные произведения. — М., 1998.

2. Заславская Т. И. Социетальная трансформация российского общества: Деятельностноструктурная концепция. — М, 2002.

3. Наумова И. Ф. Социологические и психологические аспекты целенаправленного поведения.-М, 1988.

Педагогика. Психология. Социальная работа. Ювенология Социокинетика, № 1, 2008

23

4. Психология. Словарь / Под общ. ред. А.В.Петровского, М.Г. Ярошевского. — М., 1990.

5. Саморегуляция и прогнозирование социального поведения личности./ Под ред. В. А. Ядо-

ва.-Л, 1979.

6. Шорохова Е. В., Бобнева М И. Психологические механизмы регулирования социального поведения. — М., 1979.

Е.В. Боровская

ОБРАЗ ЖИЗНИ РЕБЕНКА ШКОЛЬНОГО ВОЗРАСТА КАК УСЛОВИЕ РАЗВИТИЯ И ФОРМИРОВАНИЯ ЕГО ЛИЧНОСТИ

Преамбула. Образ жизни ребенка является условием становления его личности. Чтобы управлять этим процессом, необходимо знать, что собой представляет данный феномен, какова его структура и функции.

Становление личности человека определяется не только деятельностью, но и всем образом его жизни. Чтобы управлять процессом развития и формирования личности ребенка, педагогу нужно грамотно корректировать его образ жизни. Для этого важно иметь представление о нем.

В контексте нашего понимания образа жизни одной из первых в педагогике второй половины XX века к осмыслению данного феномена обратилась академик Л .И. Новикова, которая рассматривала образ жизни коллектива как ядро воспитательной системы. Значительный вклад в изучение образа жизни внесли представители научной школы Л.И. Новиковой. А,В. Мудрик рассматривал образ жизни как жизнедеятельность подростков. Ю.С. Мануйлов показал образ жизни человека как «способ бытия в со-бытии». Важная технологическая роль условия становления личности придается образу жизни в диссертационных исследованиях В.Я. Барышникова, Р.А. Кассиной, Е.В. Орлова, Г.Г. Шека.

В концепции средового подхода в воспитании Ю.С. Мануйлова анализируемому понятию отведена роль связующего звена между личностью ребенка и средой его существования. Среда становится средством становления личности, если она посредствует определенному образу жизни ребенка, особенности которого учитываются педагогами.

Есть основания полагать, что образ жизни

выступает более емкой категорией, чем простая совокупность определенных форм существования людей, представленных в поведении, деятельности, общении и выражении отношений к чему-либо. В отличие от ситуативной активности человека, образ жизни устойчив и нелегко поддается изменению.

Для ребенка собственный образ жизни чаще всего воспринимается как сама жизнь, синкретично со средой, тогда как для эксперта жизнь более многогранна, чем представления о ней, она многообразна.

Традиционно образ жизни рассматривался через последовательную смену форм существования, которые изо дня в день повторяются в жизни человека. Именно по внешней видимой форме мы чаще всего судим о том, чем в то или иное время занят школьник. Формы бытия являют нашему взору разнообразные виды занятий ребенка. К видам занятий относится учеба, отдельные виды работ, игра, общение, чтение, коллекционирование, самообслуживание, а также занятия спортом, музыкой, и т. д. Форма, в которой представлены занятия ребенка, является лишь необходимой оболочкой, обрамлением для различных комбинаций способов бытия. Весьма часто ученик проживает видимую для стороннего человека жизнь достаточно однообразно. К примеру, школьник просыпается утром после ночного сна, умывается; позавтракав, отправляется в школу,

24

Вестник КГУ им. Н.А. Некрасова ♦ 2008, том 14

©Е.В. Боровская, 2008

Понятие социального поведения — Студопедия

Понятие «поведение» пришло в социологию из психологии. Смысл термина «поведение» иной, отличающийся от смысла таких традиционно философских понятий, как действие и деятельность. Если под действием понимается рационально обос­нованный поступок, имеющий ясную цель, стратегию, выпол­няющийся с привлечением конкретных осознанных методов и средств, то поведение — это всего лишь реакция живого существа на внешние и внутренние изменения. Такая реакция может быть и осознанной, и неосознанной. Так, чисто эмоциональные реак­ции — смех, плач — также являются поведением.

Социальное поведение — это совокупность человеческих пове­денческих процессов, связанных с удовлетворением физических и социальных потребностей и возникающих как реакция на окру­жающую социальную среду. Субъектом социального поведения может быть индивид или группа.

Если абстрагироваться от чисто психологических факторов и рассуждать на социальном уровне, то поведений индивида опре­деляется прежде всего социализацией. Тот минимум врожденных инстинктов, которым обладает человек как биологическое суще­ство, одинаков у всех людей. Поведенческие различия зависят от приобретенных в процессе социализации качеств и в какой-то степени — от врожденных и приобретенных психологических ин­дивидуальных особенностей.

Кроме того, социальное поведение индивидов регламентиру­ется социальной структурой, в частности ролевой структурой об­щества.

Социальная норма поведения — это такое поведение, которое полностью соответствует статусным ожиданиям. Благодаря суще­ствованию статусных ожиданий общество заранее с достаточной вероятностью может прогнозировать действия индивида, а сам индивид — координировать свое поведение с принятым общест­вом идеальным образцом, или моделью. Социальное поведение, соответствующее статусным ожиданиям, американский социолог Р. Линтон определяет как социальную роль. Такая интерпретация социального поведения ближе всего к функционализму, посколь­ку объясняет поведение как феномен, детерминированный со­циальной структурой. Р. Мертон ввел категорию «ролевого ком­плекса» — системы ролевых ожиданий, определяемых данным статусом, а также понятие ролевого конфликта, возникающего тогда, когда ролевые ожидания занимаемых субъектом статусов несовместимы и не могут реализоваться в каком-то едином соци­ально приемлемом поведении.



Функционалистское понимание социального поведения под­вергалось ожесточенной критике со стороны прежде всего пред­ставителей социального бихевиоризма, считавших, что надо стро­ить исследование поведенческих процессов на базе достижений современной психологии. Насколько психологические моменты действительно упускались из виду ролевой интерпретацией поведе­ния, следует из того факта, что Н. Камерон попытался обосновать идею ролевой детерминированности психических расстройств, полагая, что психическое заболевание — это неправильное испол­нение своих социальных ролей и результат неспособности боль­ного исполнять их так, как это нужно обществу. Бихевиористы ут­верждали, что во времена Э. Дюркгейма успехи психологии были незначительны и поэтому функционалистская парадигма отвеча­ла требованиям времени, но в XX в., когда психология достигла высокого уровня развития, нельзя игнорировать ее данных, рас­сматривая человеческое поведение.

13.1. Концепции человеческого поведения

Человеческое поведение исследуется многими направлениями психологии — в бихевиоризме, психоанализе, когнитивной психологии и др. Термин «поведение» выступает од­ним из ключевых в экзистенциальной философии и применяется при исследовании отношения человека к миру. Методологиче­ские возможности этого понятия обусловлены тем, что оно позво­ляет выявить несознаваемые устойчивые структуры личности или существования человека в мире. Среди психологических концеп­ций человеческого поведения, оказавших большое влияние на социологию и социальную психологию, следует назвать прежде всего психоаналитические направления, развитые 3. Фрейдом, К.Г. Юнгом, А. Адлером.

Представления Фрейда основываются на том, что поведение индивида формируется в результате сложного взаимодействия уровней его личности. Таких уровней Фрейд выделяет три: низ­ший уровень образуют бессознательные импульсы и побуждения, определяемые врожденными биологическими потребностями и комплексами, сформировавшимися под влиянием индивидуаль­ной истории субъекта. Этот уровень Фрейд называет Оно (Ид), чтобы показать его отдельность от сознательного Я индивида, об­разующего второй уровень его психики. Сознательное Я включает в себя рациональное целеполагание и ответственность за свои действия. Высший уровень составляет Сверх-Я — то, что мы на­звали бы результатом социализации. Это совокупность интерио- ризованных индивидом социальных норм и ценностей, оказы­вающая на него внутреннее давление с тем, чтобы вытеснить из сознания нежелательные для общества (запретные) импульсы и влечения и не дать им реализоваться. По мнению Фрейда, лич­ность любого человека — это непрекращающаяся борьба Оно и Сверх-Я, расшатывающая психику и приводящая к неврозам. Ин­дивидуальное поведение всецело обусловлено этой борьбой и полностью ею объясняется, поскольку представляет собой всего лишь ее символическое отражение. Такими символами могут быть образы сновидений, описки, оговорки, навязчивые состоя­ния и страхи.

Концепция КГ. Юнга расширяет и видоизменяет учение Фрей­да, включая в сферу бессознательного не только индивидуальные комплексы и влечения, но и коллективное бессознательное — уро­вень общих для всех людей и народов ключевых образов — архе­типов. В архетипах зафиксированы архаические страхи и цен­ностные представления, взаимодействие которых определяет поведение и мироощущение личности. Архетипические образы фигурируют в базисных повествованиях — народных сказках и преданиях, мифологии, эпосе — исторически конкретных об­ществ. Социально-регламентирующая роль таких повествований в традиционных обществах очень велика. Они содержат идеаль­ные модели поведения, формирующие ролевые ожидания. На­пример, мужчина-воин должен вести себя, как Ахилл или Гек­тор, жена — как Пенелопа и т.д. Регулярные рецитации (ритуаль­ные воспроизведения) архетипических повествований постоянно напоминают членам общества эти идеальные модели поведения.

Психоаналитическая концепция Адлера имеет в своей основе бессознательную волю к власти, которая, по его мнению, является врожденной структурой личности и определяет поведение. Осо­бенно сильна она у тех, кто в силу тех или иных причин страдает комплексом неполноценности. В стремлении компенсировать свою неполноценность они способны достигать больших успехов.

Дальнейшее расщепление психоаналитического направления привело к возникновению множества школ, в дисциплинарном отношении занимающих пограничное положение между психо­логией, социальной философией, социологией. Подробно оста­новимся на творчестве Э. Фромма.

Позиции Фромма — представителя неофрейдизма в психологии и Франкфуртской школы в социологии — точнее можно опреде­лить как фрейдомарксизм, поскольку наряду с влиянием Фрейда он испытывал не менее сильное влияние социальной философии Маркса. Своеобразие неофрейдизма по сравнению с ортодоксаль­ным фрейдизмом обусловлено тем, что, строго говоря, неофрей­дизм — это скорее социология, тогда как Фрейд, безусловно, явля­ется чистым психологом. Если Фрейд объясняет поведение инди­вида комплексами и импульсами, скрытыми в индивидуальном бессознательном, короче, внутренними биопсихическими факто­рами, то для Фромма и фрейдомарксизма в целом поведение ин­дивида детерминируется окружающей социальной средой. В этом его сходство с Марксом, объяснявшим социальное поведение ин­дивидов в конечном счете их классовым происхождением. Тем не менее Фромм стремится найти в социальных процессах место психологическому. По фрейдистской традиции обращаясь к бес­сознательному, он вводит термин «социальное бессознательное», подразумевая под ним психический опыт, общий для всех членов данного общества, но у большинства из них не попадающий на уровень сознания, потому что он вытесняется специальным со­циальным по своей природе механизмом, принадлежащим не ин­дивиду, а обществу. Благодаря такому механизму вытеснения об­щество сохраняет стабильное существование. Механизм социаль­ного вытеснения включает в себя язык, логику обыденного мышления, систему социальных запретов и табу. Структуры язы­ка и мышления формируются под влиянием общества и выступа­ют орудием социального давления на психику индивида. Напри­мер, огрубленные, антиэстетичные, нелепые сокращения и аббревиатуры «новояза» из оруэлловской антиутопии активно уро­дуют сознание употребляющих их людей. В той или иной степени достоянием всех в советском обществе стала чудовищная логика формул типа: «Диктатура пролетариата — самая демократическая форма власти».

Главная составляющая механизма социального вытеснения — социальные табу, действующие, как фрейдовская цензура. То в социальном опыте индивидов, что угрожает сохранению сущест­вующего общества, если будет осознано, не допускается в созна­ние с помощью «социального фильтра». Общество манипулирует сознанием своих членов, внедряя идеологические клише, кото­рые из-за частого употребления становятся недоступными крити­ческому анализу, утаивая определенную информацию, оказывая прямое давление и вызывая страх социальной изоляции. Поэтому из сознания исключается все то, что противоречит социально одобряемым идеологическим клише.

Такого рода табу, идеологемы, логические и языковые экспе­рименты формируют, по Фромму, «социальный характер» челове­ка. Люди, принадлежащие к одному и тому же обществу, помимо своей воли как бы отмечены печатью «общего инкубатора». На­пример, мы безошибочно узнаем на улице иностранцев, даже ес­ли не слышим их речи, — по поведению, внешнему облику, отно­шению друг к другу; это люди из другого общества, и, попадая в чуждую им массовую среду, они резко выделяются из нее благода­ря сходству между собой. Социальный характер — это воспитан­ный обществом и неосознаваемый индивидом стиль поведения — от социального до бытового. Например, советского и бывшего советского человека отличают коллективизм и отзывчивость, со­циальная пассивность и нетребовательность, покорность перед властью, персонифицированной в лице «вождя», развитый страх оказаться не таким, как все, доверчивость.

Свою критику Фромм направил против современного капита­листического общества, хотя много внимания уделял и описанию социального характера, порождаемого тоталитарными общества­ми. Как и Фрейд, он разработал программу восстановления неис­каженного социального поведения индивидов посредством осо­знания того, что было вытеснено. «Превращая бессознательное в сознание, мы тем самым превращаем простое понятие всеобщно­сти человека в жизненную реальность такой всеобщности. Это не что иное, как практическая реализация гуманизма». Процесс де­репрессии — освобождения социально угнетенного сознания за­ключается в устранении страха перед осознанием запретного, раз­витии способности к критическому мышлению, гуманизации со­циальной жизни в целом.

Иную трактовку предлагает бихевиоризм (Б. Скиннер, Дж. Хомане), рассматривающий поведение как систему реакций на различные стимулы.

Концепция Скиннера по сути является биологизаторской, так как в ней полностью сняты различия между поведением человека и животного. Скиннер выделяет три типа поведения: безуслов­но-рефлекторное, условно-рефлекторное и оперантное. Первые два вида реакций вызываются воздействием соответствующих стимулов, а оперантные реакции представляют собой форму адап­тации организма к окружающей среде. Они активны и произволь­ны. Организм как бы методом проб и ошибок отыскивает наибо­лее приемлемый способ адаптации, и в случае удачи находка за­крепляется в виде устойчивой реакции. Таким образом, главным фактором формирования поведения выступает подкрепление, а научение превращается в «наведение на нужную реакцию».

В концепции Скиннера человек предстает как существо, вся внутренняя жизнь которого сводится к реакциям на внешние об­стоятельства. Изменения подкреплений механически вызывают изменения поведения. Мышление, высшие психические функции человека, вся культура, мораль, искусство превращаются в слож­ную систему подкреплений, призванных вызывать определенные поведенческие реакции. Отсюда следует вывод о возможности ма­нипулирования поведением людей путем тщательно разработан­ной «технологии поведения». Этим термином Скиннер обозначает целенаправленный манипуляционный контроль одних групп лю­дей над другими, связанный с установлением оптимального для оп­ределенных социальных целей режима подкрепления.

Идеи бихевиоризма в социологии разрабатывали Дж. и Дж. Бол­дуин, Дж. Хомане.

Концепция Дж. и Дж. Болдуин базируется на понятии подкреп­ления, заимствованном из психологического бихевиоризма. Под­крепление в социальном смысле — это вознаграждение, ценность которого определяется субъективными потребностями. Напри­мер, для голодного человека пища выступает как подкрепление, но если человек сыт, она не является подкреплением.

Эффективность вознаграждения зависит от степени деприва­ции у данного индивида. Под депривацией понимается лишенность чего-то такого, в чем индивид испытывает постоянную потребность. Насколько субъект депривирован в каком-либо отношении, на­столько его поведение зависит от данного подкрепления. От де­привации не зависят так называемые генерализованные подкре- пители (например, деньги), действующие на всех без исключения индивидов в силу того, что концентрируют в себе доступ сразу ко многим видам подкреплений.

Подкрепители разделяются на позитивные и негативные. По­зитивные подкрепители — это все, что воспринимается субъектом как вознаграждение. Например, если определенный контакт с окружающей средой принес вознаграждение, велика вероятность того, что субъект будет стремиться повторить этот опыт. Негатив­ные подкрепители — это факторы, определяющие поведение через отказ от какого-то опыта. Например, если субъект отказывает себе в каком-то удовольствии и экономит на этом деньги, а впо­следствии извлекает выгоду из этой экономии, то данный опыт может послужить негативным подкрепителем и субъект станет по­ступать так всегда.

Действие наказания противоположно подкреплению. Наказа­ние есть опыт, вызывающий желание больше его не повторять. Наказание также может быть позитивным или негативным, но здесь по сравнению с подкреплением все перевернуто. Позитив­ное наказание — это наказание с помощью стимула подавления, например удара. Негативное наказание влияет на поведение через лишение чего-то ценного. Например, лишение ребенка сладко­го за обедом — типичное негативное наказание.

Формирование оперантных реакций имеет вероятностный характер. Однозначность характерна для реакций простейшего уровня, например ребенок плачет, требуя к себе внимания ро­дителей, потому что родители всегда подходят к нему в таких слу­чаях. Реакции взрослых гораздо сложнее. Например, человек, продающий газеты в вагонах электрички, далеко не в каждом ва­гоне находит покупателя, но из опыта знает, что покупатель в ко­нечном счете найдется, и это заставляет его настойчиво ходить из вагона в вагон. В последнее десятилетие такой же вероятностный характер приняло получение заработной платы на некоторых рос­сийских предприятиях, но тем не менее люди продолжают ходить на работу, надеясь на ее получение.

Бихевиористская концепция обмена Хоманса появилась в сере­дине XX в. Полемизируя с представителями многих направлений социологии, Хомане утверждал, что социологическое объяснение поведения должно обязательно базироваться на психологическом подходе. В основе интерпретации исторических фактов также должен лежать психологический подход. Хомане мотивирует это тем, что поведение всегда индивидуально, социология же опери­рует категориями, приложимыми к группам и обществам, поэто­му исследование поведения является прерогативой психологии, а социология в этом вопросе должна идти вслед за ней.

По мнению Хоманса, при изучении поведенческих реакций следует абстрагироваться от природы вызвавших эти реакции факторов: вызваны они воздействием окружающей физической среды или других людей. Социальное поведение — это всего лишь обмен имеющей какую-то социальную ценность деятельностью между людьми. Хомане считает, что социальное поведение можно интерпретировать с помощью поведенческой парадигмы Скинне­ра, если дополнить ее представлением о взаимном характере сти­мулирования в отношениях между людьми. Отношения инди­видов между собой всегда представляют собой взаимовыгодный обмен деятельностью, услугами, короче говоря, это взаимное ис­пользование подкреплений.

Теорию обмена Хомане кратко сформулировал в нескольких постулатах:

  • постулат успеха — с наибольшей вероятностью воспроизводятся те действия, которые чаще всего встречают социальное одобрение; постулат стимула — сходные стимулы, связанные с вознагражде­нием, с большой степенью вероятности вызывают сходное пове­дение;
  • постулат ценности — вероятность воспроизведения действия за­висит от того, насколько ценным представляется человеку резуль­тат этого действия;
  • постулат депривации — чем регулярнее вознаграждался поступок человека, тем меньше он ценит последующее вознаграждение; двойной постулат агрессии-одобрения — отсутствие ожидаемого вознаграждения или неожиданное наказание делает вероятным агрессивное поведение, а неожиданное вознаграждение или от­сутствие ожидаемого наказания приводит к повышению ценности вознаграждаемого поступка и способствует его более вероят­ному воспроизведению.

Важнейшими понятиями теории обмена являются: цена поведения — то, во что обходится индивиду тот или иной по­ступок, — негативные последствия, вызванные прошлыми поступ­ками. Говоря житейски, это расплата за прошлое; выгода — возникает тогда, когда качество и размер вознагражде­ния превышают цену, в которую обходится данный поступок.

Таким образом, теория обмена изображает социальное пове­дение человека как рациональный поиск выгоды. Данная концеп­ция выгладит упрощенной, и не удивительно, что она вызвала критику самых разных социологических направлений. Напри­мер, Парсонс, отстаивавший принципиальное различие между механизмами поведения людей и животных, критиковал Хоманса за неспособность его теории дать объяснение социальных фактов на основе психологических механизмов.

В своей теории обмена П. Блау предпринял попытку своеоб­разного синтеза социального бихевиоризма и социологизма. По­нимая ограниченность чисто бихевиористской интерпретации социального поведения, он поставил целью переход от уровня психологии к объяснению на этой основе существования со­циальных структур как особой реальности, несводимой к психо­логии. Концепция Блау представляет собой обогащенную теорию обмена, в которой вычленяются четыре последовательные стадии перехода от индивидуального обмена к социальным структурам: 1) ступень межличностного обмена; 2) ступень властно-статусной дифференциации; 3) ступень легитимации и организации; 4) сту­пень оппозиции и изменения.

Блау показывает, что начиная с уровня межличностного обмена обмен не всегда может быть равным. В тех случаях, когда индивиды не могут предложить друг другу достаточного вознаграждения, обра­зовавшиеся между ними социальные связи тяготеют к распаду. В та­ких ситуациях возникают попытки укрепить распадающиеся связи иными способами — через принуждение, через поиск другого источ­ника вознаграждения, через подчинение себя партнеру по обмену в порядке генерализованного кредита. Последний путь означает пере­ход на ступень статусной дифференциации, когда группа лиц, спо­собных дать требуемое вознаграждение, в статусном отношении ста­новится более привилегированной, чем другие группы. В дальней­шем происходят легитимация и закрепление ситуации и выделение оппозиционных групп. Анализируя сложные социальные структу­ры, Блау выходит далеко за пределы парадигмы бихевиоризма. Он утверждает, что сложные структуры общества организуются вокруг социальных ценностей и норм, которые служат как бы опосредую­щим звеном между индивидами в процессе социального обмена. Благодаря такому звену возможен обмен вознаграждениями не толь­ко между индивидами, но и между индивидом и группой. Напри­мер, рассматривая феномен организованной благотворительности, Блау определяет, что отличает благотворительность как социальный институт от простой помощи богатого индивида более бедному. От­личие в том, что организованная благотворительность — это социаль­но ориентированное поведение, в основе которого лежит стремление богатого индивида соответствовать нормам обеспеченного класса и разделять социальные ценности; через нормы и ценности устанавли­вается отношение обмена между жертвующим индивидом и социаль­ной группой, к которой он принадлежит.

Блау выделяет четыре категории социальных ценностей, на основе которых возможен обмен:

  • партикуляристские ценности, объединяющие индивидов на поч­ве межличностных отношений;
  • универсалистские ценности, выступающие как бы мерилом для оценки индивидуальных заслуг;
  • легитимный авторитет — система ценностей, обеспечивающая власть и привилегии какой-то категории людей по сравнению со всеми другими;
  • оппозиционные ценности — представления о необходимости со­циальных изменений, позволяющие оппозиции существовать на уровне социальных фактов, а не только на уровне межличностных отношений индивидуальных оппозиционеров.

Можно сказать, что теория обмена Блау представляет собой компромиссный вариант, сочетающий элементы теории Хоманса и социологизма в трактовке обмена вознаграждениями.

Ролевая концепция Дж. Мида представляет собой подход сим­волического интеракционизма к изучению социального поведе­ния. Ее название напоминает о функционалистском подходе: ее также называют ролевой. Мид рассматривает ролевое поведение как активность индивидов, взаимодействующих друг с другом в свободно принимаемых и проигрываемых ролях. Согласно Миду, ролевое взаимодействие индивидов требует от них способности ставить себя на место другого, оценивать себя с позиции другого.

Синтез теории обмена с символическим интеракционизмом так­же попытался осуществить П. Зингельман. Символический интер- акционизм имеет ряд точек пересечения с социальным бихевио­ризмом и теориями обмена. Обе эти концепции делают акцент на активном взаимодействии индивидов и рассматривают свой пред­мет в микросоциологическом ракурсе. Согласно Зингельману, от­ношения межличностного обмена требуют умения поставить себя в положение другого, чтобы лучше понять его запросы и желания. Поэтому он считает, что есть основания для слияния обоих на­правлений в одно. Однако социальные бихевиористы критически отнеслись к появлению новой теории.

ВОПРОСЫ И ЗАДАНИЯ

1. В чем различие между содержанием понятий «социальное действие» и «социальное поведение»?

2. Как вы считаете, правы или нет представители социального бихевио­ризма в том, что человеческим поведением в обществе можно управ­лять? Должно ли общество управлять поведением своих членов? Име­ет ли оно право на это? Обоснуйте свой ответ.

3. Что такое табу? Является ли табу, скажем, запрет для посторонних входить на территорию воинской части? Обоснуйте свой ответ.

4. Как вы относитесь к социальным запретам? Должны ли быть какие-то запреты в идеальном обществе или их лучше вовсе отменить?

5. Дайте свою оценку тому факту, что в некоторых западных странах ле­гализованы однополые брачные союзы. Является ли это прогрессив­ным шагом? Аргументируйте свой ответ.

6. Чем, по-вашему, обусловлено агрессивное социальное поведение, например экстремизм разных направлений?

ТЕМЫ РЕФЕРАТОВ

1. Психоаналитические направления в исследовании социального пове­дения.

2. 3. Фрейд и его учение о человеческом поведении.

3. Коллективное бессознательное и социальное поведение в учении К. Юнга.

4. Бихевиористские концепции в социологии.

5. Социальное поведение в рамках теории обмена.

6. Изучение социального поведения в рамках теории символического интеракцион изма.

СОЦИАЛЬНАЯ СТРУКТУРА

14.1. Понятие социальной структуры

В статьях социологов и учебной литературе по со­циологии, пожалуй, чаще всего используется поня­тие «социальная структура»[181]. Когда речь идет о со­циальной структуре, прежде всего имеется в виду то, что общество — это сложное целое, состоящее из ор­ганизованных элементов, между которыми посто­янно существует связь. Термин «структура» (от лат. structura — строение, расположение, порядок) ввел в социологию Г. Спенсер. Термин «структура» к это­му времени уже давно и широко использовался в ес­тественных науках, особенно в биологии и анато­мии, для обозначения постоянных отношений меж­ду отдельными частями организма и его целым. Органицистская направленность социологии Спен­сера требовала соответствующей терминологии.

Однако Спенсер не был изобретателем уже вполне сложившейся к тому времени парадигмы рассмотрения общества как целого, состоящего из взаимосвязанных элементов, каждый из которых приобретает значение и смысл исходя из целого. Такое понимание общества присутствует везде, где идет речь о классах, нациях, социальных слоях, ин­ститутах и других составных частях общества, свя­занных между собой стабильными отношениями. Поэтому определение социальной структуры мо­жет быть только таким: социальная структура — принявшее повторяющиеся и устойчивые формы переплетение взаимоотношений и взаимосвязей между элементами общества.

Социальная структура придает групповому опыту целенаправ­ленность и организованность. Благодаря социальной структуре человек в своем сознании связывает определенные факты опыта, называя их, например, «семья», «церковь», «квартал» (район про­живания) . Почти так же человек воспринимает физические аспек­ты своего опыта — части, сведенные в целое, как структуры, а не как изолированные элементы. Например, когда мы смотрим на какое-то здание, мы видим не просто кровлю, кирпичи, стекло и прочие строительные материалы — мы видим дом; когда мы смот­рим на бесхвостое земноводное, мы видим не просто выпученные глаза, гладкую пятнистую кожу и длинные задние лапы, а лягуш­ку. При этом мы соотносим полученный опыт с другим опытом в рамках более обширного контекста.

Именно социальная структура дает человеку ощущение того, что жизнь организованна и стабильна. Например, рассмотрим социальную структуру университета. Каждую осень проводится набор новых студентов, и каждое лето еще одна группа завершает учебу в университете. Деканаты определяют стипендии и управля­ют учебным процессом. Все новые студенты, преподаватели и де­каны проходят через эту систему и в положенное время выходят из нее. Несмотря на то что конкретные люди, из которых состоит университет, со временем меняются, университет продолжает су­ществовать. Точно так же семья, рок-группа, армия, коммерче­ская компания, религиозная община и нация — это социальные структуры. Следовательно, социальная структура предполагает наличие постоянных и упорядоченных взаимосвязей между чле­нами группы или общества.

Социологи рассматривают социальную структуру как социаль­ный факт из тех, которые описывал Э. Дюркгейм. Мы воспринима­ем социальный факт как нечто существующее вне нас, как незави­симую реальность, которая является частью нашего окружения. Можно сказать, социальные структуры ограничивают поведение индивида и направляют его действия в определенное русло. Посту­пив в университет, новичок чувствует себя как-то неловко, потому что еще не вписался в новое окружение. Традиции и обычаи уни­верситета — это социальная структура, форма, которую приняла данная организация за многие годы регулярного взаимодействия между студентами, преподавателями и руководством.

Хотя мы используем статичную структурную терминологию для описания и анализа социальной жизни, это не должно закры­вать динамичные и меняющиеся характеристики социальной структуры. Например, университет — не вечное единообразно и постоянно существующее социальное образование; для того что­бы он существовал как целое, его внутренние отношения и связи должны непрерывно воспроизводиться все новыми и новыми по­колениями студентов и преподавателей.

Социологи не пришли к единому мнению в том, что именно считать «элементами» общества, связи между которыми образуют социальную структуру. Одни полагают, что такими элементами яв­ляются просто люди, другие — что это не люди, а социальные роли, которые они выполняют, а третьи — что это социальные институты.

14.2. Концепции социальной структуры

В социологии понятие социальной структуры явля­ется одним из основных. Однако именно потому, что им пользуются все социологи, оно приобрело многозначность, и различные смы­словые оттенки определяют серьезные концептуальные различия.

В структурном функционализме А. Рэдклифф-Браун, англий­ский антрополог и социолог, связывает по смыслу понятие со­циальной структуры с понятием функции. Для него все компо­ненты социальной структуры выполняют свою необходимую функцию, и непрерывное существование каждого компонента связано функциональной зависимостью с существованием дру­гих. Ученый определяет социальную структуру как соответствую­щие моделям, или «нормальные», социальные отношения, как систему статусных позиций, занимая которые, индивид вступает в конкретные отношения с другими людьми. Т. Парсонс впоследст­вии развил идеи структурного функционализма применительно к крупным и сложным обществам, показав, что социальная струк­тура по своей природе нормативна и ее составляют «институцио­нализированные модели нормативной культуры». Иными слова­ми, структуру образуют именно модели (образцы) поведения, ко­торые, будучи относительно постоянными в данном обществе, обеспечивают единообразие и стабильность социальной жизни.

Структурализм в лице К. Леви-Строса и Ф. де Соссюра пред­лагает нечто аналогичное. Для них структура — тоже модель, пат­терн или тип, но локализованный в бессознательном. Эти неосо­знаваемые людьми и неявные закономерности, проявляющиеся в языке и поведении, объясняют многое в социальной жизни. Ле- ви-Строс считал, что его метод в равной мере применим к анализу мышления, речи и социального поведения. Структурализм пыта­ется объяснять все многообразие социальной действительности бессознательными структурами, или типами, которые обязатель­но проявляются во всех сферах жизни. Таким образом, здесь структура рассматривается в значении, синонимичном значению немецкого «гештальт» или английского «паттерн».

В другом понимании термин «структура» используется для то­го, чтобы отличить главное от второстепенного, существенное от несущественного, первичное от производного. Так, для К. Ман­гейма он имплицитно обозначает совокупность элементов со­циальной системы, которые являются базисными и оказывают определяющее влияние на все остальные. Мангейм определяет как базисные материальные элементы общества, на основе кото­рых должны объясняться его идеальные элементы. Такое деление напоминает схему строения общества, предложенную К. Мар­ксом, где фигурируют базис — экономические (материальные) от­ношения и надстройка — идеальные, духовные отношения. Влия­нием марксистской традиции объясняется тот факт, что социоло­ги до сих пор пользуются понятием социальной структуры как своего рода синонимом термина «социальная стратификация», причем какие-то элементы стратификации рассматривают как главные и определяющие, а какие-то — как производные.

Еще одно значение термина «структура» дает Ж. Гурвич, кото- рый различает группы структурированные и группы организован­ные. Например, социальные классы всегда структурированы, но не всегда организованы. Структура — нечто неизмеримо большее, чем организация, это вся тотальность общества на всех его уровнях.

Отсюда следует, что в любом случае понятие «социальная структу­ра» содержит идею о том, что некоторые комплексы социальных от­ношений являются базисными, необходимыми для существования и функционирования всех форм социальной жизни, пронизывают собой всю реальность общества и выступают для действующих в нем индивидов как неустранимая данность их социального бытия, про­являющаяся в них самих, их поведении, мышлении, понимании се­бя и общества. Эту данность индивиды не могут изменить по собст­венной воле, или по крайней мере изменить ее очень трудно. Соци­альная структура — как бы готовая, но постоянно обновляемая канва всей действительности жизни индивида в обществе.

Само понятие социальной структуры относится преимущест­венно к арсеналу функционализма и соответственно хранит некото­рый след социологического детерминизма: мы понимаем под струк­турой не зависящий от наших действий и воли социальный факт, об­ладающий надындивидуальной устойчивостью и стабильностью.

Рассмотрим, какую роль во всем этом играет индивид? На этот вопрос существуют два традиционных ответа. С точки зрения функ­ционализма (как, впрочем, и исторического материализма), социаль­ная структура является фактором, определяющим и действия, и даже мысли, и настроения людей. Вульгарное понимание этого тезиса зна­комо по событиям из отечественной и иной истории, когда многие были абсолютно уверены в том, что выходцы из пролетарской среды уже только в силу классового происхождения обладают верным зна­нием жизни и лучше ориентируются в социальной действительности, чем представители интеллигенции и других классов.

С точки зрения конфликтологии все в обществе определяют групповые интересы и отношения господства и подчинения; иначе говоря, здесь социальные отношения тоже стоят над индивидом.

Теории взаимодействия отвечают на данный вопрос иначе. Общество и социальные отношения не содержат ничего стабиль­ного; это динамические процессы, каждую минуту творимые ин­дивидами в их взаимодействии друг с другом. В такой парадигме можно говорить о наличии в обществе структуры, только если предварительно воскликнуть: «Остановись, мгновение!»

Попытку найти в этом вопросе «золотую середину» предпри­нял британский социолог Э. Гидденс, соединивший оба подхода в единой логической конструкции. Согласно Гидценсу, структуры не может быть вне действия, как и действия — вне структуры. Структуры творятся человеческими действиями и воспроизводят­ся ими в социальной действительности. Поэтому можно говорить о наличии непрерывного процесса становления структур в дейст­вии, которому Гидденс дает название «структурация». Сама струк­тура характеризуется двойственностью, будучи одновременно и результатом индивидуальных действий, и определяющим их усло­вием. По мнению Гидценса, социальная структура не является чем-то внешним по отношению к индивиду, а существует скорее «внутри» его субъективности — в виде нормативных моделей пове­дения, традиций, сценариев действия и т.д. То, что структура на­ходится вне субъекта, — это всего лишь иллюзия индивидуального восприятия, возникающая в результате наложения друг на друга представлений о стабилБноигогкружающей объективной реально­сти и социальном мире. В действительности, по Гидденсу, именно адекватные действия людей в процессе структурации обеспечива­ют воспроизводимость всего социально позитивного.

Аналогичные попытки интегративного подхода к понима­нию социальной структуры и действия предпринимались также Дж. Александером в теории многомерной социологии, Ю. Хабер­масом в теории коммуникативного действия и т.д.

Оригинальный подход к проблеме предлагает Дж. Хомане, считающий, что не существует независимых и автономных соци­альных структур: «Если вы достаточно долго ищете тайну общества, вы найдете ее… Тайна общества в том, что оно создано людьми, и в нем нет ничего, кроме того, что люди сами в него вложили»[182]. Хо­мане утверждает, что его анализ «элементарного социального по­ведения», непосредственного взаимодействия включает в себя «субинституциональный» уровень, являющийся основой всех со­циальных институтов. Сложность организации институциональ­ного уровня отражает более опосредованную природу многих от­ношений обмена. Например, служащий в системе бизнеса обме­нивает свое рабочее время на жалованье, которое получает не из рук директора или владельца фирмы, а из рук специального клер­ка в кассе. Вместо непосредственного обмена происходит непря­мой, требующий участия одного или более посредников. Такие формы организации социальной жизни условно называются «со­циальные структуры», а в действительности это всего лишь про­стые цепочки взаимообусловленных индивидуальных действий; это «модели», или «паттерны», возникающие в результате таких действий. Социальная действительность может казаться нам жи­вущей собственной жизнью только потому, что данные цепочки обычно очень длинны. Кук, О’Брайен и Коллок в рамках сетевой теории недавно разработали концепцию, согласно которой со­циальные структуры должны интерпретироваться как цепочки взаимодействий, образующие широкие сети социального об­мена.

Наиболее успешные попытки объяснения присутствия отчет­ливых структурных форм в социальной жизни сводятся к понима­нию таких структур как непланируемых последствий индиви­дуальных действий. Индивиды могут не вполне сознавать, к ка­ким социальным явлениям приводит их собственная практика. Классическим примером здесь могут служить рыночные отноше­ния, когда нужды и потребности населения удовлетворяются сти­хийно складывающимся рынком без централизованного плани­рования и координации. Таков непредвиденный и незапланиро­ванный результат сотен отдельных индивидуальных действий. Однако данный подход отказывает социальной структуре в какой бы то ни было автономии и способности принуждения. В этом смысле подобные теории сталкиваются с трудностями, аналогич­ными затруднениям всех других теорий, фокусирующихся на дей­ствии в ущерб исследованиям социальной структуры.

ВОПРОСЫ И ЗАДАНИЯ

1. В дореволюционной России в церковно-приходской сельской школе в одном классе сидели ученики разного возраста. Сегодня большинст­во школ делятся на классы по году рождения. Таким образом, на про­цессе обучения отражается возрастная структура школьников. Теперь учитель чаще всего имеет дело с учениками одинакового возраста. Он иначе структурирует учебный материал и ход школьных уроков, чем это делал учитель в сельской школе с одним классом.

Установите, где слова «структура» и «структурировать» относятся к «социальной структуре».

2. Структура персонала многих промышленных предприятий в послед­ние десятилетия изменилась. Чаще всего сегодня доля служащих в коллективе больше, чем раньше. Внутренняя структура трудового коллектива тоже претерпела изменения. На некоторых предприятиях выросло число квалифицированных работников, а на других оно снизилось. Иногда это зависит от структурных изменений в произ­водственном процессе. Например, если оказывается, что более целе­сообразно выполнять ремонтные работы силами рабочих, задейство­ванных в производстве, то это может означать, что сократились груп­пы ремонтников, вытесненные квалифицированными работниками, либо теперь все обученные работники также участвуют в производст­ве. Причем интересно, что тогда структура предприятия в меньшей степени отличается специализацией, а структура профессионального обучения не испытывает больше тенденции к поляризации. Разберитесь, где под словом «структура» подразумевается «социаль­ная структура», а где — нет.

3. Для капиталистического общества характерно подчинение относитель­но небольшому классу капиталистов многочисленного класса пролета­риев. Этот антагонизм составляет важную часть классовой структуры та­ких обществ. Возможно, в этом отношении двух классов заключена ди­намика, ведущая к уничтожению капиталистического общества. Так считали теоретики марксизма. Классовая структура такого общества об­ладает определенной стабильностью, несмотря на большие изменения, которые в нем непрерывно происходят. (Иначе обстоит дело с сослов­ной принадлежностью в сословном феодальном обществе.)

Обсудите, какие факторы влияют на поддержание относительной ста­бильности классовой структуры капиталистического общества.

4. Бесспорно, университеты можно рассматривать как «социальные системы». Во многих университетах численность студентов за послед­ние годы резко возросла. Одновременно увеличивается число универ­ситетов, создаются новые факультеты и специальности, например в технических вузах. Этот процесс часто вызывает критику, основным аргументом которой служит идея о том, что так «вся система образова­ния выйдет из равновесия».

Слово «равновесие», как известно, часто используется в социологии, если речь идет о функциональной взаимосвязи социальных систем. Обсудите, что здесь имеется в виду под нарушением равновесия и какими действиями можно было бы способствовать сохранению равновесия?

5. Дайте характеристику общества как системы. В чем специфика сис­темного подхода к обществу? Какими преимуществами он обладает?

6. Как вы полагаете, в чем отличие системного подхода к обществу от органицистского (Г. Спенсер)?

7. В чем смысловое различие между понятиями «система» и «структу­ра»? «Социальная система» и «социальная структура»?

8. Можете ли вы представить себе общество, полностью лишенное структуры? Как бы оно выглядело? Что дает социальная структура для организации нашего опыта жизни в обществе?

9. Как соотносятся, на ваш взгляд, жесткая социальная структура, кото­рую человек, рождаясь, находит уже как бы предзаданной, и индиви­дуальная свобода? Аргументируйте свой ответ.

10. Какие интерпретации понятия социальной структуры вам известны? Охарактеризуйте их. Какая из них кажется вам предпочтительнее? Обоснуйте свой ответ.

ТЕМЫ РЕФЕРАТОВ

СОЦИАЛЬНЫЕ ГРУППЫ

15.1. Понятие и типы социальных групп

Для индивида непосредственный контакт с со­циальной реальностью — это взаимодействие с окружающей его со­циальной группой. Именно группа для индивида является предста­вителем общества в целом, его требований и интересов, именно группа от лица всего общества предлагает индивиду социальные гарантии и блага. Иными словами, на уровне непосредственного опыталичности группа —это и есть общество, «другие люди». Мож­но сказать, «социальная группа — это совокупность индивидов, взаимодействующих определенным образом на основе разделяе­мых ожиданий каждого члена группы в отношении других»[183].

Группы — это своего рода «связки» людей, соединения индиви­дов в относительно стабильные взаимоотношения. Социальной взаимосвязью будем называть взаимоотношения между людьми, обусловленные наличием общей цели и существующие достаточ­но долго во времени.

Социальная взаимосвязь бывает двух типов: 1) экспрессив­ная — образующаяся на основе эмоционального соучастия в делах других людей. Связи такого рода существуют между теми, кто нахо­дится друг с другом в отношениях эмоциональной значимости, — родственниками, друзьями, товарищами; 2) инструментальная — лишенная эмоционального аспекта и образующаяся в процессе со­трудничества индивидов, направленного на достижение какой-то цели. Такие связи обычно называют чисто деловыми.

В соответствии с этими критериями социальные группы де­лятся на первичные и вторичные.

Первичная группа — это группа, члены которой объединены связью первого типа, т.е. эмоционально окрашенной экспрессив­ной связью. Первичная группа обладает безусловной значимостью

для индивида: в нее входят люди, которые играют неповторимую роль в его жизни.

Вторичные группы — это группы, в которые индивиды вступают для достижения конкретной практической цели, объединенные связью второго типа, т.е. находящиеся между собой в безличных отношениях.

Например, семья — это первичная группа, а школьный класс, студенческая группа — вторичные. Между первичной груп­пой и вторичной возможны взаимопереходы. Нередко люди, пер­воначально собравшиеся для достижения конкретной цели, тесно сближаются в процессе групповой деятельности и становятся не­обходимы друг для друга. Например, в студенческой группе воз­никают дружеские союзы и любовные пары.

Образование первичных групп более вероятно при выполне­нии следующих условий:

чем меньше численно вторичная группа, тем больше вероятность того, что между ее членами сложатся тесные доверительные отно­шения;

частые, регулярные и продолжительные контакты между индиви­дами способствуют углублению их взаимоотношений.

Первичные группы составляют основу социальных отношений.

Во-первых, они играют решающую роль в процессе социа­лизации индивида. Важнейшей из первичных групп является семья, где дети с ранних лет приобретают опыт социальных отно­шений, усваивают социальные нормы и ценности, культурные модели общества, постигают азы социальной солидарности.

Во-вторых, в рамках первичных групп удовлетворяется большая часть потребностей индивида, таких, как потребность в любви, взаимопонимании, безопасности. Поэтому более эффек­тивно функционируют вторичные группы, в рамках которых об­разовались прочные первичные связи. Например, чем крепче первичные групповые связи в воинских частях, тем большего ус­пеха они добиваются в бою.

В-третьих, первичные группы являются мощным инстру­ментом социального контроля. Они добиваются от индивидов по­ведения, соответствующего нормам и ценностям, принятым в группе. Для индивида порицание и санкции со стороны членов первичной группы зачастую более значимы и весомы, чем крити­ка «общества в целом».

Внутренняя группа — это группа, с которой индивид идентифи­цирует себя и к которой он принадлежит.

Внешняя группа — группа, с которой индивид не идентифици­рует себя и к которой он не принадлежит.

Различия между двумя типами групп подчеркиваются с по­мощью личных местоимений «мы» и «они». Поэтому внутренние группы можно определить как «наши группы», а внешние — как «их группы». Понятие внутренних и внешних групп говорит о на­личии границ — социальных демаркационных линий, указываю­щих, где начинается взаимодействие и где оно заканчивается. Гра­ницы групп не являются физическими барьерами, скорее это разрывы в потоке социального взаимодействия. Одни границы основываются на территориальных принципах (квартал, район, община, страна), другие связаны с социальными различиями (эт­нические, религиозные, политические, профессиональные, язы­ковые, кровнородственные группы, социально-экономический класс). Границы не дают «чужакам» проникать в сферу группы и одновременно удерживают членов группы в этой сфере, чтобы те не прельстились возможностями социального взаимодействия с группами-соперниками.

В ситуациях, в которых присутствует элемент соперничества, повышается осознание индивидом внутригрупповой причастно­сти и усиливается антагонизм в отношении внешних групп. Это показал эксперимент, проведенный Музафером Шерифом и его помощниками (1961).

Объектами исследования Шерифа были мальчики 11—12 лет, здоро­вые, хорошо адаптированные в социальном плане подростки из благо­получных семей среднего класса. Эксперимент проводился в условиях летнего лагеря.

Мальчиков разделили на две группы. В первую неделю жизни в лагере мальчики в обеих группах поближе познакомились друг с другом, вы­работали неписаные групповые законы и разделили внутригрупповые обязанности и ведущие роли. В течение второй недели эксперимента­торы сталкивали две группы ребят в разных мероприятиях и играх на соревновательной основе: турнир по бейсболу, по ручному мячу, во­енная игра, поиски клада. Состязания начинались с дружеского спор­тивного настроя, но добрые чувства друг к другу быстро улетучились. В течение третьей недели, так называемой фазы интеграции, Шериф постоянно сводил обе группы подростков в различных ситуациях, включая совместные трапезы, просмотр кинофильмов и запуск шу­тих. Однако эти ситуации не уменьшили напряженность между груп­пами, а только предоставили мальчикам из двух групп дополнитель­ный повод для соперничества, ссор и издевательств друг над другом.

Тогда экспериментаторы организовали ряд чрезвычайных и естест­венных ситуаций, в которых обе группы были вынуждены работать со­обща для достижения одной цели (аварийный ремонт лагерного водо­провода). Если соревнования только усиливали представления маль­чиков о групповых границах, работа для достижения общей цели уменьшила враждебность к представителям внешней группы и сгла­дила межгрупповые барьеры, сделав возможным сотрудничество.

Индивид оценивает себя и задает направление своему поведе­нию в соответствии со стандартами, заложенными в групповом контексте. Но поскольку все люди принадлежат к множеству раз­личных групп, каждая из которых представляет уникальную суб­культуру или контркультуру, стандарты, которыми они пользуются для оценки и организации своего поведения, также различаются.

Референтные группы — это социальные единицы, на которые индивид ориентируется при оценке и формировании своих взгля­дов, чувств и действий. При формировании своих установок и убеж­дений и осуществлении своих действий люди сравнивают или идентифицируют себя с другими людьми или группами, чьи уста­новки, убеждения и действия воспринимаются ими как достой­ные подражания. Именно такие группы называют референтными.

Индивид может не принадлежать к референтной группе, по­этому такую группу следует рассматривать как источник психоло­гической идентификации. Наличие референтных групп помогает объяснить кажущиеся противоречия в поведении, когда индиви­ды берут за образец людей, относящихся к другой социальной группе, отличной от той, членами которой являются сами, на­пример, революционер — выходец из аристократических кругов, католик-вероотступник, профсоюзный деятель — реакционер, потрепанный джентльмен, предатель, сотрудничающий с врага­ми; ассимилировавшийся иммигрант; горничная, стремящаяся достичь высших социальных кругов.

Референтные группы выполняют как нормативные функции, так и сравнительные. Поскольку индивиду хотелось бы видеть се­бя полноправным членом определенной группы (или он стремит­ся к членству в какой-то группе), он принимает групповые стан­дарты и принципы, «культивируя» соответствующие жизненные принципы, политические убеждения, музыкальные и гастроно­мические вкусы, сексуальные нормы и отношение к употребле­нию наркотиков. Поведение индивида задается принадлежностью к конкретной группе. Индивид также использует стандарты своей

референтной группы для оценки самого себя как эталонную отмет­ку, по которой он оценивает свою внешнюю привлекательность, интеллект, здоровье, положение в обществе и жизненный уровень.

Ощущение относительной депривации возникает, если группа, членом которой является данный индивид, не соответствует его референтной группе, и проявляется в неудовлетворенности, обу­словленной разрывом между тем, что он имеет (обстоятельства, сопутствующие его принадлежности к определенной группе), и тем, что, по его мнению, он должен бы иметь (положение, харак­терное для референтной группы). Например, чиновник в боль­шей степени ощущает свою депривированность, когда сравнивает себя с теми из своих коллег, которые получили повышение по службе, и в меньшей, когда сравнение проводится с теми из них, кто остался в прежней должности.

Нередко ощущение относительной депривации приводит к социальному отчуждению и подготавливает почву для коллектив­ных выступлений и революционных общественных настроений. Можно утверждать, что в понятии референтной группы содержит­ся ключ к пониманию социальных изменений. Заметим, что не все референтные группы являются положительными, и сравнени­ем с негативными референтными группами мы стремимся под­черкнуть различия между собой и другими.

15.2. Динамические характеристики социальных групп

Социальные группы обладают динамическими характеристиками, позволяющими рассматривать их в процессе живого социального взаимодействия. К таким характеристикам относят размер группы, ее внутреннюю структуру (лидеры, рядо­вые члены, аутсайдеры), стиль руководства внутри группы, специ­фические феномены социальной жизни, связанные с групповым поведением.

Размер группы сам по себе во многом определяет характер внутригрупповых взаимодействий. Наиболее тесные и значимые отношения возникают в группе, состоящей из двух человек (диа­да), например между мужем и женой, влюбленными, близкими друзьями. В диаде чувства и эмоции, как правило, играют более важную роль, чем в многочисленных группах. Однако отношения в диаде отличаются большей хрупкостью, чем в более многочис­ленных группах, и более подвержены разочарованиям.

Добавление к группе третьего члена — образование триады — в корне меняет социальную ситуацию. Группа приобретает новые возможности — образования внутренних «фракций», союзов двоих против третьего, бойкотов, выделения лидера и аутсайдера и т.д.

Согласно исследованиям психологов и социологов, оптималь­ная численность малой группы составляет пять человек. В такой группе никакая внутригрупповая ситуация не может оказаться ту­пиковой, поскольку всегда легко выделить мнение большинства. Кроме того, быть в меньшинстве в такой группе не означает ока­заться в изоляции. Такая группа достаточно велика для того, что­бы ее члены могли вполне «социально» в ней себя чувствовать — меняться ролями, свободно выражать свое мнение и убеждать в своей правоте остальных, но в то же время достаточно мала и ее члены считаются друг с другом и проявляют взаимное уважение.

Внутренняя структура группы. Без общего руководства люди начинают испытывать трудности с координированием своей дея­тельности, например футбольная команда без тренера, армия без офицеров, предприятие без директора, университет без декана, ор­кестр без дирижера, молодежная группа без вожака. Следователь­но, в групповом окружении некоторые члены группы имеют боль­шее влияние, чем прочие. Таких индивидов называют лидерами. Малые группы способны обходиться без лидера, однако в много­численных группах отсутствие руководства приводит к хаосу.

Для небольших групп, как правило, свойственны лидеры двух типов:

  • специалист-производственник — занимается оценкой текущих задач и организацией действий по их выполнению; этот тип руко­водства является инструментальным, направленным на достиже­ние групповых целей;
  • специалист-психолог — решает межличностные проблемы, сни­мает напряженность между членами группы и способствует повы­шению духа солидарности в группе; этот тип является экспрессив­ным, ориентированным на создание в группе атмосферы гармо­нии и солидарности.

В некоторых случаях один человек берет на себя обе эти роли, но обычно каждая из них выполняется отдельным руководителем. Ни одна из ролей не может представляться более важной, чем другая, относительную значимость каждой роли диктует конкретная ситуация.

Лидеры используют различные стили руководства для оказа­ния влияния на членов группы.

Классическое исследование стилей руководства провел К. Левин. В ходе этого исследования взрослые руководители, работавшие с группами 11-летних мальчиков, следовали одному из трех стилей ру­ководства — авторитарному, демократическому или стилю невмеша­тельства. Руководитель, реализующий авторитарный стиль, опреде­лял основное направление действий группы, давал поэтапные инст­рукции, так что мальчики имели четкое представление о будущих заданиях, назначал партнеров для работы, давал субъективные поло­жительные и критические оценки и оставался в стороне от участия в деятельности группы. Руководитель, реализующий демократический стиль, разрешал мальчикам участвовать в процессе принятия реше­ний, очерчивал только общие цели работы, предлагал варианты их достижения, позволял членам группы работать совместно с теми, с кем им хотелось, объективно оценивал достижения мальчиков и сам участвовал в деятельности группы. Руководитель, реализующий стиль невмешательства, вел себя пассивно: предоставлял материалы, давал советы и оказывал помощь только по просьбе членов группы, отказы­ваясь оценивать результаты работы.

Исследователи обнаружили, что авторитарный стиль руководства приводил членов группы к полному упадку сил и вызывал у них враж­дебные чувства к своему руководителю; производительность остава­лась высокой только в присутствии руководителя, но с его уходом она значительно понижалась. При демократическом стиле руководства члены группы ощущали большее удовлетворение, были ориентирова­ны на задачи группы и дружелюбны, проявляли самостоятельность (особенно в отсутствие руководителя) и низкие уровни межличност­ной агрессии. Стиль невмешательства привел к низкой производи­тельности и высоким уровням межличностной агрессии.

Подчеркнем, что эксперимент проводился с американскими подростками, воспитанными на демократических принципах. При иных условиях и в другой культурной среде может оказаться более предпочтительным авторитарный стиль руководства. Высо­кий процент авторитарных лидеров в развивающихся странах по­зволяет предположить, что в условиях высокой напряженности население страны может счесть предпочтительным директивное правление. Однако не менее логичным представляется объясне­ние, согласно которому в подобных обстоятельствах авторитар­ным правителям проще захватить и удерживать власть.

15.3. Феномены социальной жизни, связанные с групповым поведением

Согласно старинной пословице, «когда рук мно­го, работа идет легче». Однако, как выясняется, эта пословица не соответствует истине. Например, можно было бы ожидать, что три человека будут тянуть канат в 3 раза интенсивнее, чем один, а восемь человек — в 8 раз сильнее. На деле выходит противополож­ное. Исследования показывают, что если усилия одного человека, тянущего канат, равны 4 кг, то усилия каждого в группе из трех че­ловек составляют 3,6 кг, а в группе из восьми человек — 1,9 кг. В качестве одной из причин можно назвать неправильно скоорди­нированные усилия. Однако, когда участникам эксперимента за­вязывали глаза и убеждали в том, что они тянут канат не в одиноч­ку, а вместе с группой, они тоже не перетруждали себя. Очевидно, когда люди работают группами, они прилагают меньше усилий, чем в процессе самостоятельной работы. Этот феномен называет­ся социальным манкированием и позволяет предположить, что меж­ду размером группы и мотивацией индивидов существует обрат­ная зависимость.

Социальная дилемма — ситуация, в которой члены группы стал­киваются с противоречием между максимальным удовлетворени­ем своих личных интересов и максимальным повышением кол­лективного благополучия. Социальные дилеммы встречаются во многих жизненных ситуациях. Н апример, для каждого солдата, оказавшегося в окопе перед завершающим этапом сражения, представляется разумным оставаться в окопе, чтобы не быть уби­тым, но если такое решение примут все солдаты, сражение будет проиграно и гибель станет общим уделом. Во многих социальных дилеммах существует вероятность того, что какой-то другой член группы сможет и захочет действовать на общее благо и тогда ваш личный вклад не понадобится.

Социальные механизмы контроля способны побудить индиви­дов действовать в духе коллективизма, а не руководствуясь только эгоистичными соображениями. Они ограничивают те действия индивида, которые наносят ущерб общему благополучию. Часто эту функцию берет на себя государство, регулирующее доступ к различным ресурсам. Групповые нормы нередко достигают той же цели посредством неформальных санкций. Однако существу­ют и другие средства, побуждающие людей действовать согласо­ванно и выбирать прообщественные модели поведения. Среди них есть такие, которые подчеркивают групповые границы и спо­собствуют развитию необычайно сильной групповой идентифи­кации. Более того, если индивиды чувствуют, что их сотрудниче­ство с другими людьми вознаграждается (к примеру, равное уча­стие в прибылях или иных благах), они бывают менее склонны к эгоистическому, индивидуалистскому поведению.

Групповое мышление является еще одной стратегией и представ­ляет собой процесс принятия решений в группе с чрезвычайно тес­ными связями, членов которой настолько волнует вопрос сохране­ния консенсуса, что это отрицательно сказывается на их критиче­ских способностях. В случае группового мышления члены группы испытывают иллюзию добровольности принимаемых ими реше­ний, что приводит к гипертрофированной уверенности и большей готовности рисковать. Поэтому данная стратегия может иметь раз­рушительные последствия, что показано ниже на примерах.

В 1961 г. администрация президента США Дж. Кеннеди предприняла неудачное вторжение на Кубу. Большая часть из 1400 наемников ку­бинского происхождения, прошедших специальную подготовку в ЦРУ для вторжения на территорию Кубы, была убита или захвачена в плен войсками Кастро. Этот провал укрепил не только позиции Каст­ро, но и союз Кубы с СССР, и в результате его советское правительст­во предприняло попытку разместить на Кубе ядерные ракеты. Позже президент Кеннеди задавал себе вопрос: «Как мы могли совершить подобную глупость?» Президент и его советники не только недооце­нили размер и мощь армии Кастро, но во многих случаях даже не суме­ли получить необходимую информацию.

Социальный психолог Э. Янис выдвигает предположение о том, что президент и его советники оказались жертвами группового мышле­ния. Они безоговорочно верят в правоту своего дела — в нашем приме­ре в необходимость свержения коммунистического режима Кастро, который американская верхушка считала причиной всех зол. Члены группы требуют единодушия и оказывают давление на тех, кто выра­жает сомнения в предложенном плане действий; они не дают хода соб­ственным сомнениям и выполняют роль цензоров по отношению к самим себе. Действительно, позже выяснилось, что государственный секретарь Дин Раск и министр обороны Роберт Макнамара придержи.

6.Понятие соц.Поведения и его регуляторов.

Цель
социального поведения личности

состоит в конечном итоге в преобразовании
окружающей действительности (мира),
осуществлении социальных изменений и
обществе, социально-психологических
феноменов в группе, личностных
преобразований самого человека.

Результатом
социального поведения являются, в
широком смысле слова, формирование и
развитие взаимодействий и взаимоотношений
личности с другими людьми, с общностями
разного масштаба. В достижении этих
результатов исключительная роль
принадлежит общению. Недаром некоторые
авторы называют обше-ние атрибутом
поведения.

Виды
социального поведения личности

В
соответствии с социальной структурой
общества существуют следующие виды
социального поведения:

классовое, поведение социальных слоев
и страт; этническое поведение,
социально-профессиональное, полоролевое,
тендерное, семейное, репродуктивное и
др.

По
субъекту социального поведения
различаются:

общественное поведение, массовое,
классовое, групповое, коллективное,
кооперативное, корпоративное,
профессиональное, этническое, семейное,
индивидуальное и личное поведение.

По
способу выражения выделяются следующие
виды:

вербальное, невербальное, демонстрационное,
ролевое, коммуникативное, реальное,
ожидаемое поведение, ориентировочное,
инстинктивное, разумное, тактичное,
контактное.

По
времени осуществления видами поведения
являются:

импульсивное, вариабельное, длительно
осуществляемое.
Социальная регуляция поведения личности

Социальное
поведение личности

сложное социальное и социально-психологическое
явление. Его возникновение и развитие
детерминируется определенными факторами
и осуществляется по определенным
закономерностям. По отношению к
социальному поведению понятие
обусловленности, детерминации заменяется,
как правило, понятием регуляции. В
обыденном значении понятие «регуляция»
означает упорядочивание, налаживание
чего-ю в соответствии с определенными
правилами, развитие чего-то с целью
привести в систему, соразмерить,
установить порядок. Поведение личности
включается в широкую систему социальной
регуляции Функциями социальной регуляции
являются: формирование, оценивание,
поддержание, зашита и воспроизводство
необходимых субъектам регулирования
норм, правил, механизмов, средств,
обеспечивающих существование и
воспроизводство гипа взаимодействия,
взаимоотношений, общения, деятельности,
сознания и поведения личности как члена
общества. Субъектами регуляции социального
поведения личности в широком смысле
слова выступают общество, малые группы
и сама личность.

В
широком смысле слова регуляторами
поведения личности являются

«мир вещей», «мир людей» и «мир идей».
По принадлежности к субъектам регуляции
можно выделить общественные (в широком
смысле), социально-психологические и
личностные факторы регуляции. Кроме
того, разделение может идти и по параметру
объективного (внешнего) — субъективного
(внутреннего).

Внешние
факторы регуляции поведения.

Личность включена в сложную систему
общественных отношений Все виды
отношений: производственные, нравственные,
правовые, политические, религиозные,
идеологические определяют реальные,
объективные, должные и зависимые
отношения людей и групп в обществе, Для
осуществления этих отношении существуют
многообразные виды регуляторов.

Широкий
класс внешних регуляторов занимают все
социальные явления с определением
«социальный», «общественный». Сюда
относятся:

общественное
производство, общественные отношения
,социальные движения, общественное
мнение, социальные потребности,
общественные интересы, общественные
настроения, общественное сознание,
социальная напряженность,
социально-экономическая ситуация. К
общим факторам общечеловеческой
детерминации относятся образ жизни,
стиль жизни, уровень благосостояния,
социальный контекст.

В
сфере духовной жизни общества регуляторами
поведения личности выступают

мораль, этика, менталитет, культура,
субкультура, архетип, идеал, ценности,
образование, идеология, средства массовой
информации, мировоззрение, религия. В
сфере политики — власть, бюрократия,
социальные движения. В сфере правовых
отношений — право, закон.

Общечеловеческими
регуляторами выступают:
знак,
язык, символ, традиции, ритуалы, обычаи,
привычки, предрассудки, стереотипы,
средства массовой информации, стандарты,
труд, спорт, социальные ценности,
экологическая ситуация,этнос, социальные
установки, быт, семья

Более
узкий объем внешних регуляторов
составляют социально-психологические
явления.

Прежде всего такими регуляторами
выступают: большие социальные группы
; малые социальные группы; групповые
явления — социально-психологический
климат, коллективные представления,
групповое мнение, конфликт, настроение,
напряженность, межгрупповые и
внутригрупповые отношения, традиции,
групповое поведение, сплоченность
группы, референтность группы, уровень
развития коллектива.

К
общим социально-психологическим
феноменам, регулирующим социальное
поведение,

относятся, символы, традиции, предрассудки,
мола, вкусы, коммуникация, слухи, реклама,
стереотипы.

К
личностным составляющим
социально-психологических регуляторов
относятся; социальный престиж, позиция,
статус, авторитет, убеждение, установка,
социальная желательность.

Психология социального поведения — Понятие социального влияния

Оглавление:

Важную роль в современной социальной психологии, наряду с концепцией общения, играет концепция социального поведения. Такое поведение направлено на то, чтобы оказать психологическое влияние на людей и занять среди них определенное положение (в системе межличностных отношений, социальной группе или обществе в целом). Социальное поведение обычно выделяют в отличие от индивидуального. Под последним понимается поведение, не связанное с положением, которое человек занимает в обществе, с отношениями, которые он имеет с окружающими его людьми, и не предназначенное для оказания определенного влияния на общество или людей.

Существует множество типов так называемого социального поведения. Среди них можно назвать массовое, групповое, ролевое, биосоциальное, антисоциальное, помогающее, конкурентное, поведение типа А, поведение типа В, послушное, проблемное, противоправное, девиантное, материнское, поведение типа привязанности и другие варианты.

Массовое поведение — это плохо контролируемая социальная активность больших масс людей, не имеющих организации и конкретной цели. Поэтому такое поведение также называют спонтанным. Массовое поведение включает в себя такие вещи, как паника, слухи, мода, экономические, политические, религиозные движения и т.д.

Групповое поведение — это действия людей, объединенных в организованную, среднюю или малую социальную группу. Такое поведение является результатом процессов, происходящих внутри конкретной группы. Групповое поведение — это нечто большее, чем действия, которые отдельные члены группы выполняют, не взаимодействуя друг с другом, когда они находятся вне группы.

Ролевое (гендерно-ролевое) поведение — это социальное поведение, свойственное человеку определенного пола и связанное с теми типичными социальными ролями, которые люди этого пола выполняют в жизни (культуре) конкретного сообщества.

Все вышеперечисленные типы социального поведения характеризуют группы и индивидов в зависимости от их социальных функций и интересов.

Стремление к успеху — это социальное поведение, от которого зависит жизненный успех человека и, в какой-то степени, его судьба в современном обществе. Это стремление особенно усилилось среди людей в XX веке и характеризует многих успешных личностей, чья повышенная социальная активность, связанная с потребностью в успехе, обеспечивает не только их личные достижения, но и высокие темпы социально-экономического роста соответствующих стран.

Социальное поведение, связанное с потребностью в успехе, также имеет альтернативную форму. Противоположное поведение обычно связано с желанием избежать неудачи. Это стремление выражается в преобладающей заботе человека о том, чтобы не оказаться на последнем месте в конкуренции с другими людьми, не оказаться неудачником, то есть не оказаться хуже большинства других людей.

В реальной жизни часто можно наблюдать, как одни люди активно ищут общения и контактов с другими людьми, а другие старательно их избегают. Эти две противоположные формы социального поведения называются стремлением к людям и избеганием людей, соответственно, и связаны с потребностью принадлежать.

Стремление к власти или поведение людей, которые уже находятся у власти и пытаются ее удержать, также является одним из видов социального поведения. Противоположное этому поведение называется покорным поведением, то есть поведением, связанным с подчинением людям.

Понятие социального влияния

Социальное влияние — это: а) влияние общества, других людей; б) изменения, происходящие в сознании одних людей под влиянием других. «Конечно, мы свободны принимать собственные решения, — отмечают американские психологи Ф. Зимбардо и М. Лейппе, — но поскольку мы, как и все остальные, являемся частью социального мира, мы не можем избежать мягкого или жесткого влияния других людей, которые могут склонить чашу весов наших решений в ту или иную сторону. Более того, мы далеки от желания избежать влияния тех, кто мудр, справедлив и заботится о нашем благополучии» (Зимбардо Ф., 2010).

Общество в целом, его различные представители, радио, телевидение, реклама и т.д., всегда пытаются воздействовать на окружающих людей. Но сами люди не только выступают в качестве объектов социального влияния, но и пытаются влиять на других. Таким образом, социальное влияние, несомненно, является важной частью социального взаимодействия. «Она играет ключевую роль во многих формах социального взаимодействия, включая лидерство, агрессию, предубеждение и помощь» (Baron R., 2003).

В то же время социальное влияние является неотъемлемой частью многих форм социального поведения и поэтому давно стало предметом тщательных исследований социальных психологов, которые значительно обогатили научное понимание этого процесса.

Процесс социального влияния представляет собой такие действия и поведение человека или группы людей, которые имеют своей целью и следствием изменение взглядов, мнений, ценностных ориентаций, установок, мотивов, диспозиций, стереотипов поведения, а также групповых норм, массового чувства, общественного сознания в целом других людей.

Социальное влияние:

  • Характеризуется тем, что проявляется во многих сферах жизни и деятельности человека, а также в повседневном взаимодействии с другими людьми;
  • Имеет эффект или цель изменить поведение, чувства или мышление других людей;
  • Несмотря на то, что она не оказывает прямого влияния на поведение других людей, она может изменить их убеждения и установки, прокладывая путь к изменению их поведения в целом.

Существует множество техник социального влияния, но все они укладываются в определенный набор процессов воздействия на людей и зависят от того, как они думают, воспринимают и оценивают свое существование и социальное окружение, что они чувствуют и переживают, как принимают решения.

Можно также говорить о влиянии другой универсальной «среды», которой является либо конкретная социальная группа, либо все общество. В нем существуют и активно действуют явные или неявные правила действия или поведения, называемые социальными (групповыми) нормами действия и поведения.

В некоторых случаях социальные нормы детализированы и точны. Например, правительства в идеале действуют в соответствии с конституцией и принятыми законами, спортивные соревнования обычно подчиняются четким правилам, а знаки в общественных местах (например, вдоль дорог, в парках, в аэропортах) описывают ожидаемое поведение. Другие нормы, однако, являются негласными или неявными. Большинство из нас следуют таким неписаным правилам, как «Не стоять слишком близко к незнакомцам на эскалаторе» и «Не приходить на вечеринку вовремя». Точно так же на нас влияют существующие и быстро меняющиеся нормы одежды, речи и внешнего вида. Независимо от того, являются ли социальные нормы явными или неявными, один факт остается очевидным:» большинство людей следуют им большую часть времени» (Baron R. ).

Регуляторы социального поведения личности

Возникновение, формирование и развитие поведения личности определяется определенными факторами и протекает по определенным закономерностям. Понятие детерминации по отношению к социальному поведению заменяется понятием регуляции, что означает упорядочение, установление чего-либо в соответствии с определенными правилами, развитие чего-либо для приведения его в систему, соразмерность, установление порядка.
Поведение человека интегрировано в широкую систему социальных регуляторов: «мир вещей», «мир людей» и «мир идей». Общество, малые группы и сам человек являются субъектами регулирования социального поведения в целом.

Личность вовлечена в сложную систему общественных отношений (производственные, нравственные, правовые, политические, религиозные, идеологические отношения определяют реальные, объективные, собственные и зависимые отношения людей и групп в обществе), для реализации которых существуют различные виды регуляторов.

Следует отметить, что в системе объективно существующей внешней регуляции социального поведения личность выступает в качестве объекта социальной регуляции. Однако в исследованиях социального поведения личность рассматривается не только как субъект социального поведения, но и как субъект его внутренней (субъективной) регуляции. Е. В. Шорохова отмечает, что регулирующая функция психического в поведении и деятельности проявляется с разной степенью выраженности и интенсивности в таких блоках, как психические процессы, психические состояния, психологические качества.

Субъективное семантическое пространство обобщает в когнитивном блоке внутренние регуляторы социального поведения личности. В. Ф. Петренко выделил такие факторы реконструкции субъективных семантических пространств, как: Оценка (приятный — неприятный, светлый — темный, красивый — уродливый), Активность (активный — пассивный, возбужденный — расслабленный, быстрый — медленный), Порядок (упорядоченный — хаотичный, стабильный — изменчивый), Сложность (сложный — простой, неограниченный — ограниченный), Сила (большой — маленький, сильный — слабый), Комфорт (безопасный — опасный, мягкий — твердый, нежный — грубый). Процесс построения семантического пространства состоит из трех этапов: Выделение семантических связей анализируемых объектов и построение матрицы сходства анализируемых объектов или их близости; математическая обработка матрицы с помощью факторного анализа; интерпретация выделенных факторов.

Психические состояния как внутренние регуляторы поведения личности являются: аффективные состояния (эмоциональная реакция личности на действие кратковременных, сильных раздражителей), депрессия (состояние, характеризующееся отрицательным эмоциональным фоном и общей пассивностью поведения), настроение (эмоциональная реакция на значимость для личности событий, связанных с ее жизненными планами, интересами и ожиданиями), обсессивно-компульсивное состояния (непроизвольные, внезапно возникающие в голове болезненные мысли или побуждения к действию, переживается человеком как чужое и эмоционально неприятное) фрустрация (состояние, вызванное объективно или субъективно непреодолимыми трудностями, возникающими на пути к достижению цели или решению проблемы), отчуждение (характеристика межличностных отношений, в которых индивид сталкивается с другими людьми, группой, обществом в целом, испытывая определенную степень своей изоляции), релаксация (состояние спокойствия, расслабленности, возникающее у субъекта вследствие снятия напряжения, после сильных переживаний) и др.

Психология социального научения

На протяжении тысячелетий считалось, что люди многому учатся, наблюдая за другими. Это не только было принято как должное, но и нашлось вполне удовлетворительное объяснение: Люди имеют естественную склонность подражать действиям других и таким образом многому учатся. В теории воспитания, как все считали, утвердился метод примера, как один из основных «методов формирования сознания», он прописан во всех учебниках педагогики. На протяжении столетий никому не приходило в голову проверить, насколько это верно и как на самом деле работает механизм познания нового путем наблюдения за другими.

Исследования Э. Торндайка убедительно показали, что независимо от того, как долго неопытное животное наблюдает за действиями другого, оно ничему не учится. Продолжая сомневаться, Э. Торндайк в 1901 году провел серию аналогичных экспериментов на обезьянах и снова получил тот же результат.

И это тем более любопытно, что, согласно распространенному мнению, обезьяны склонны подражать людям. И термин «дурачиться» имеет очень четкое значение в разных культурах. Оказывается, это ложный стереотип мышления. Каково его происхождение? Гипотетически можно предположить, что внешнее сходство обезьяны с человеком заставило последнего поверить, что обезьяна повторяет человеческую мимику и жесты, то есть имитирует и подражает человеку. На самом деле, обезьяна не подражала нам!

В СМИ был описан забавный случай. Студенты-психологи, наблюдавшие за поведением обезьян, были раздражены их низкой активностью. Чтобы разбудить животных, они начали корчить рожи, прыгать вверх-вниз и размахивать руками, что, по их мнению, было похоже на поведение обезьян. Большинство обезьян не обращали на них никакого внимания, и только один спокойно сидящий самец, посмотрев на старания студентов, начал медленно аплодировать.

В данном случае результаты экспериментов Э. Торндайка неудивительны — ни обезьяны, ни тем более другие животные не способны обучаться путем наблюдения.

Интересный пример перенимания опыта из индивидуального исследовательского поведения описан биологами, изучавшими поведение ворон. Они неоднократно наблюдали, как вороны, живущие вблизи моря, специально бросают пойманные ими раковины на камни, чтобы разбить скорлупу. В этот момент другие, предположительно менее разумные (?) сородичи наблюдают за происходящим и учатся. Впоследствии такой образ действий с добычей, вызванный кормовой активностью некоторых особей данной популяции, автоматизируется и становится неотъемлемой частью стереотипного (автоматизированного) поведения каждого человека.

Специальное исследование поведения приматов выявило во многом схожую и, более того, еще более яркую картину. В ходе экспериментов даже проверялась гипотеза о том, что приматов можно обучать, имитируя общение на языке жестов (AMSLAN — American Sing Language). Эксперименты, проведенные различными исследователями с детенышами шимпанзе, широко известны. Один из самых известных экспериментов — обучение десятимесячного шимпанзе по имени Уошо. Попав в дом исследователей Б. Гарднера и А. Гарднера, Уошо к трем годам выучил более 130 знаков и мог правильно их использовать. Она научилась соединять слова в предложения, придумывать свои собственные и даже научилась шутить и ругаться. Подражание играло важную роль, но исследователи отмечают, что этого было недостаточно, и Уошо пришлось специально обучать языку жестов.

Внутренняя регуляция социального поведения субъекта

Проблема регуляции социального поведения личности относится к ряду социально-психологических проблем, отражающих кризисное состояние современного российского общества, изменение его функционального состояния, разрушение системы высших, надличностных ценностей, определяющих смысл социального и личностного существования. Проблема регуляции социального поведения связана с утратой прежних социальных идентификаций личности, социальных ролей, которые служили первичной основой для поведенческой ориентации. Несоответствие личностных ценностей, смена норм и идеалов приводит к нарушению регуляции отношений в обществе и повышению безответственности человека за свои социальные поступки.

В настоящее время в социальной психологии возрастает интерес к проблемам социального поведения личности, системе его регуляции в связи с уникальностью человеческой личности, его действий и поступков. Тенденция исследователей учитывать проблемы, связанные с изучением процессов самоорганизации, самоопределения личности в сфере ее социальной практики, становится все более очевидной.

Отказавшись от понимания линейной детерминации социального поведения, эту категорию наиболее подробно изучали Э. К. Толмен (переменная «Я» — «индивидуальность»), А. Бандура (имитация в социальном обучении), Д. Роттер (локус контроля), Р. Мартенс, Г. Тард, Г. Лисбон (принцип имитации и психического заражения), Д. Хоман (прямой контакт между индивидами) и т. д. Работы западных ученых раскрывают сложную систему детерминант социального поведения и конструируют активные методы поведенческого тренинга, которые дают возможность обучения, терапии и коррекции социального поведения.

Существует большое разнообразие определений термина «социальное поведение». В «теории поля» К. Левин рассматривает социальное поведение как функцию действий индивида по отношению к его социальному окружению, а в качестве мотивов поведения выделяет истинные или ложные потребности. В целевом подходе (М. А. Роберт, Ф. Тиллман) социальное поведение понимается как «реакция, направленная на изменение ситуации для удовлетворения собственных потребностей». Интеракционизм (Дж. Мид, Г. Блумер) показывает, что социальное поведение проявляется через участие в большом коллективном процессе, в который вовлечен человек, и основывается на интерпретации значимых символов, несущих социальную информацию. Личность и ее поведение в данном случае являются продуктом взаимодействия с обществом.

Психологический словарь определяет социальное поведение как поведение, выраженное в серии действий и поступков индивида или группы в обществе, которое зависит от социально-экономических факторов и преобладающих норм. Источником поведения являются потребности, которые выступают как форма связи человека с социальной средой его жизни. В этом взаимодействии человек предстает как личность, во всем многообразии своих социальных связей.

Характеристиками социального поведения являются его социальная обусловленность, сознательный, коллективный, активный, целенаправленный, произвольный и творческий характер. Общей родовой основой деятельности и поведения является активность.

Социальное поведение является неотъемлемой и доминирующей формой поведения и проявления личности. Все остальные виды деятельности в той или иной степени зависят от него и в той или иной степени обусловлены им. Социальное поведение включает в себя действия человека по отношению к обществу, другим людям и материальному миру, которые регулируются общественными нормами морали и права. Субъектом социального поведения является индивид и социальная группа.

Социальное поведение — это система социально обусловленных языком и другими смысловыми образованиями действий, посредством которых человек или социальная группа участвует в социальных отношениях и взаимодействует с социальной средой.

На странице курсовые работы по психологии вы найдете много готовых тем для курсовых по предмету «Психология».

  • Здесь темы рефератов по психологии

Читайте дополнительные лекции:

  1. Особенности эмоционального развития ребенка раннего возраста
  2. Жесты рук
  3. Понятие и характерные черты дружбы
  4. Как развить личность
  5. Перспективы развития педагогики
  6. Общественная природа сознания
  7. Мышление и ассоциативное течение интеллектуальных процессов
  8. Психические расстройства по мкб
  9. Виды поведения
  10. Диагностика страха и тревоги у спортсменов

НОУ ИНТУИТ | Лекция | Социальное поведение

Аннотация: Цель лекции: раскрыть ключевые факторы социального поведения и деятельности, противоречия в социальном поведении, категорию социальный характер и его патологии, типы и виды отклоняющегося поведения личности.

Ключевые слова: ядро, Личность, деятельность, единица, ПО, базис, значение, контроль, маска, здравый смысл, конфликт, нормативная модель, очередь, отношение, инновация, компромисс, товар, эволюция, компонент, анализ

Социальное взаимодействие (интеракция) складывается из отдельных актов, называемых социальными действиями и включает статусы, роли, социальные отношения, символы и значения. Не случайно именно действия, поведение в качестве наиболее объективного факта составляют ядро внимания современной социологии. Невозможно понять, что собой представляют общество, социальные группы, личность, социальные взаимодействия без анализа того, как ведут себя те или иные люди; целые социальные группы и даже общество в целом в той или иной ситуации.. Проблема социального поведения была сердцевиной теорий многих классиков социологии – М.Вебера, П.Сорокина, Э. Фромма, Т. Парсонса, P.Mepтонa и других.

Социальное действие – это элементарная единица социальной жизни общества. Из социальных действий складываются социальные взаимодействия, они составляют основу социальной деятельности и социального поведения субъектов общества. Данное понятие введено в социологию М.Вебером. При этом прилагательное «социальное» имеет глубокий смысл. Само по себе действие – это акт, совершаемый человеком в отношении чего-либо. Социальное же действие – это акт, совершаемый личностью, во-первых, в отношении другой личности, общностей людей, общества в целом, во-вторых, направленный на ответное действие других (т.е. нет социального действия без взаимодействия), в-третьих, осознанный, мотивированный самой личностью. По М.Веберу, действие, совершаемое в отношении несоциальных объектов (природы, знаний, идей, техники и т.д.), а также действие неосознанное, совершающееся в силу привычек или эмоций, не может быть названо социальным. М.Вебер предложил четыре идеальных типа социального действия – аффективное (совершаемое в силу эмоционального состояния личности и отличающееся минимальной осмысленностью), традиционное (совершаемое в силу привычки вести себя в рамках закрепленных форме традиции культурных образцов и практически не требующее рационального осмысления), ценностно-рациональное (совершаемое в силу придания какого-либо смысла самому действию в виде долга — религиозного, нравственного, эстетического, политического и т .д.), целерациональное (совершаемое в силу придания смысла не только самому действию, но и его результатам). В основе данной типологии М.Вебера лежит степень рациональности (разумности, осмысленности, расчетливости) социального действия. Наиболее полно рационален последний тип социального о действия. История Запада описывается М.Вебером как процесс развертывания степени рациональности социального действия. В реальных социальных действиях, отмечал М.Вебер, можно встретить компоненты всех четырех идеальных типов, но по степени преобладания того или иного типа можно судить и о характере социального поведения людей.

Идеи М.Вебера впоследствии нашли развитие в концепции социального действия американского социолога Т. Парсонса. Если по Веберу причина поведения кроется во внутренней мотивации , то есть в самой личности, то Парсонс обосновал наличие 4-х факторов. Это биологический организм, социальные системы, культура и сама личность. Организм – это источник биологической энергии, природные потребности. Социальная система – взаимодействующие индивиды, группы людей, предъявляющие личности систему социальных ожиданий. Социум через ожидания диктует, как должна действовать личность. Культура — система идеальных образцов, символов, традиций и ценностных стандартов. Личность – это сам деятель, имеющий внутренние потребности, желания и цели.

Социальное действие – это основа и социального поведения, и социальной деятельности. В чем же заключается различие между этими понятиями?

В отличие от социального поведения, социальная деятельность не включает в себя бездействие. Но главное отличие состоит в том, что социальная деятельность представляет собой систему социальных действий, направленную на приспосабливание личностью социальных систем и культуры к собственным потребностям, способностям, интересам. Иначе говоря, принципиальное различие между социальным поведением и социальной деятельностью состоит в том, что первое представляет процесс приспосабливания себя, а вторая – процесс приспосабливания к себе. Например, когда мы говорим о трудовом поведении личности, то подразумеваем, как она строит свои действия сообразно собственным представлениям о том, как надо трудиться, в соответствии с ожиданиями коллег и руководства, с трудовыми нормами и ценностями организации и общества. Трудовая деятельность представляет собой целенаправленное изменение предмета труда, при этом цель труда подчинена способностям, потребностям интересам работника. Так же можно различать политическое поведение и политическую деятельность, нравственное поведение и нравственную деятельность и т.д. Следует напомнить, что трудовое, политическое, нравственное, эстетическое и другие формы поведения, равно как и соответствующие формы деятельности, являются в строгом смысле социальным и лишь в том случае, если они ориентированы на другую личность или общности людей.

Итак, рассмотрим главные факторы механизма социального, поведения. Только на первый взгляд может показаться, что единственным автором социального поведения является сама личность («как хочу, так и веду себя» – это скopee демонстративная позиция подростков, стремящихся к самоутверждению).

У социального поведения личности четыре автора организм, сама личность, социальные системы (общество, макро- и микрогруппы, в которые входит личность или стремится войти), культура. Каким образом эти четыре фактора определяют социальное поведение?

Природно-физическое – базис для индивидуально-личностного. Биологическая составляющая (организм) обеспечивает энергетическую основу для поведения . Социальное поведение в соответствии с внутренней природой и законами биологии, в соответствии с физической и природной сущностью личности – это витальное поведение

Личность строит свое поведение, сообразуясь с определенным смыслом. Вкладываемый в поведение личностный смысл («зачем», «почему», «как») определяется системой социальных качеств личности, эмоциями, желаниями, способностями, потребностями, ценностными ориентациями, мотивацией и социальными установками. Итак, средством обеспечения социального поведения личности является личностный смысл, а саму модель социального поведения, определяемого личностным смыслом, можно назвать эмоциональным поведением

Подобные предписания – требования к поведению личности в соответствии с ее социальными статусами в социологии называют, социальными ожиданиями, а саму модель поведения, соответствующую социальным ожиданиям – социальной ролью.

Культура как система социальных норм и ценностей определяет социальное поведение личности, устанавливая определенные рамки запрещенного, дозволенного и поощряемого, придавая поступкам личности социальное значение. Средством обеспечения соответствия поведения личности принятым в том или ином обществе образцам и значениям действий, является социальный контроль. При помощи социального контроля происходит усвоение личностью культуры и передается от поколения к поколению культурная традиция. Модель социального поведения, соответствующую нормам и ценностям общества, можно назвать традиционным (ценностно-нормативным) поведением.

Итак, личности приходится строить собственное поведение, ориентируясь одновременно и на витальную, и эмоциональную, и традиционную, и ролевую модели поведения.

Фактическое поведение личности в той или иной степени может соответствовать и не соответствовать модельным формам. Та часть фактического поведения, которая совпадает с социальной ролью личности, называется ролевым поведением. Можно ли, цитируя У.Шекспира «Весь мир театр, и все люди в нем – и мужчины, и женщины, — актеры», все фактическое поведение личности назвать ролевым? Отметим, что и происхождение слова «личность» (от слова «личина», т.е. маска; латинское «персона» имеет аналогичное происхождение) как бы прибавляет аргументов в пользу данного суждения. В то же время здравый смысл не позволяет считать себя и других лицедеями, лишенными собственного «Я». В жизни приходиться встречаться с самыми различными вариантами ролевого поведения личности – от бессмысленного, лишенного личностного начала до полного отказа следовать в своем поведении социальным ожиданиям.

Внутри ролевого поведения личности может существовать как консенсус, так и диссонанс и даже конфликт. Дело в том, что социальные статусы личности многообразны (особенно в современных обществах), следовательно, от личностей требуются различные ролевые поведения, которые могут быть несовместимыми. В классической литературе XIX века (Бальзак, Л.Толстой, Чехов и другие) описываются так называемые ролевые конфликты противоборство в фактическом поведении личности несовместимых социальных ролей.

Фактическое поведение личности также может в той или иной степени соответствовать и не соответствовать личностному смыслу. Оно может быть совершенно бессмысленным (аффективным, т.е. зависит от эмоционального порыва) или мотивированным, наполненным смыслом, соответствующим идеалам, убеждениям, принципам личности. Выбор варианта поведения зависит от степени социальной зрелости личности, от уровня развития ее способностей и потребностей (прежде, всего, потребности в «Я» и способности к самостоятельности и самоактуализации), интересов, ценностных ориентаций, мотивов, социальных установок.

Фактическое поведение личности в той или иной степени может соответствовать и не соответствовать ценностно-нормативной модели поведения. То поведение, которое укладывается в пределы данной модели, называют нормативным. Если поведение личности выходит за пределы ценностно-нормативной модели, то оно называется отклоняющимся (девиантным) поведением. Нормативное поведение личности, в свою очередь, также может быть двояким. Культура определяет поведение личности как внешнее (внешний социальный контроль), при помощи различных санкций и стимулов заставляя индивида следовать образцам поведения, так и внутреннее (самоконтроль), действуя в виде ценностных ориентаций, мотивов и установок индивида. Соответственно, в нормативном поведении личности выделим адаптированную и интериоризованную формы. В адаптированной форме поведения существует расхождение со смыслом личности, В интериоризованной форме это расхождение преодолевается (иначе говоря, личность ведет себя так, как принято, не только потому что так принято, но и потому, что считает это имеющим личностный смысл).

Американский социолог Р. Мертон выделил пять типов поведения — адаптации личности. В основе данной типологии лежит отношение личности в своем поведении (принятым и одобряемым в обществе целям (к чему должна стремиться личность, что признавать в качестве ценности) и средствам (как, каким образом достигать эти цели, каких правил, норм должно придерживаться). Для удобства типологию представим в форме таблицы, обозначая знаком ( + ) принятие и знаком ( — ) неприятие личностью тех или иных элементов культуры.

№п/п Формы социальной адаптации Отношение к
Целям (ценностям) Средствам (нормам)
1. Конформизм + +
2. Инновация +
3. Ритуализм +
4. Ретретизм
5. Мятеж +- +-

Конформизм — тип ,поведения, характеризующийся полным принятием личностью культуры, т.е. норм и ценностей. В психологической литературе нередко встречается негативная трактовка конформизма как соглашательства, отсутствия собственного мнения и т. д. Вряд ли подобный подход продуктивен. Конформизм — это отсутствие рассогласованности в поведении личностного начала и культурной традиции. Данный тип поведения – это не адаптированный (приспособленный), а интериоризованный тип поведения личности, он представляет собой завершенный результат социализации личности. Инновационное поведение является формой рассогласования интериоризованного типа поведения: личность, разделяя ценности общества, выбирает иные образцы поведения, не укладывающиеся в рамки принятых социальных норм, следовательно, представляет собой форму девиантного поведения. Ритуализм — это нормативно-адаптированный тип социального поведения, оно соответствует социальным нормам, но не принимает социальные ценности. Ретретизм и мятеж представляют собой полный разрыв в поведении личности с культурой общества, мятеж к тому же характеризуется стремлением личности к утверждению новых норм и ценностей, т.е. новой культуры.

Таким образом, из выделенных Р. Мертоном форм социальной адаптации личности две (конформизм и ритуализм) являются нормативными, а три других (инновация, ретретизм, мятеж) – девиантными формами поведения. Следует подчеркнуть, что все формы поведения нельзя провозглашать как «хорошие» или «плохие». Все зависит от того, каковы сами эти нормы и ценности.

В современном сложном обществе неизбежны противоречия в социальном поведении личности.

В архаичном обществе подобных противоречий не существует. Во-первых, личность не выделяет себя как индивидуальность из своего социального окружения – рода, семьи. Поэтому социальные роли и личностный смысл в поведении слитны, неразделимы. Во-вторых, личность в своем поведении полностью следует принятым нормам и ценностям, культурная традиция замещает личностный смысл ее поведения. Тот, кто игнорирует социальные нормы и ценности, превращается в изгоя, т.е. оказывается вне социальной системы – рода и племени. В-третьих, не существует расхождений между социальными ожиданиями к поведению личности со стороны рода и нормами и ценностями данного общества. Поэтому в архаичном обществе социальное поведение личности полностью конформистское.

В доиндустриальном (традиционном) типе общества также не существует особой проблемы социального поведения личности. Хотя изменения в отличие от архаичного общества и происходят, но они носят столь медленный характер, что становится заметным в жизни не одного, а нескольких поколений: Определенные расхождения между личностным смыслом, социальными ожиданиями и социальным контролем столь незначительны, что личность без особых затруднений согласовывает их в рамках целостного социального поведения.

Индустриальное и проходящее период становления постиндустриальные общества по своей природе динамичны, существенные изменения происходят в жизни одного поколения. Это приводит к обострению целого ряда противоречий в социальном поведении личности.

Во-первых, в современных обществах социализация личности представляет непрерывный пожизненный процесс. Личность оказывается в результате социальных перемещений в самых различных культурных средах классовых, профессиональных, демографических, территориальных, организационных, что требует усвоения новых норм и ценностей. С массовизацией общества благодаря социальным коммуникациям социализация личности направлена на культурную традицию не только «своих», но и «чужих», референтных групп (к которым личность не принадлежит, но принимает их нормы и ценности). Отсюда возникают ситуации, когда личность не видит личностного смысла в поведении, которое предписывает культура через социальный контроль, рассматривает подобное поведение как архаичное, ритуалистское. Очень часто личности приходится не согласовывать расхождение между личностным смыслом и социальным контролем, а осуществлять нелегкий выбор варианта поведения – инновационного, ритуалистского, ретретистского или мятежного.

Во-вторых, в современных обществах социальные процессы протекают намного быстрее, чем модернизации культуры общества. Социальные группы (формальные и неформальные организации, новые поселения, профессиональные общности и т.д.) формируются гораздо быстрее, чем новые нормы и ценности. Образующаяся дистанция в темпах социальной и культурной модернизации общества обусловливает контраст между социальными ожиданиями и культурными рамками социального поведения. Иначе говоря, то, что требуют от поведения личности ее социальное окружение – семья, друзья, коллеги, руководители и т.д. — не всегда и не во всем укладывается в представления о дозволенном и значимом. В результате личности опять приходится очень часто делать трудный выбор — или играть социальные роли, чтобы оправдать социальное ожидания, или следовать культурной традиции, ведя себя в рамках понятий должного, приличий, этикета и т.д., или найти какой-либо компромисс.

В критических, экстремальных ситуациях указанные выборы личностью вариантов социального поведения служат источником социального и внутриличностного конфликтов. Личность может игнорировать свое социальное окружение, ведя себя демонстративно, отвергая социальные роли, вызывая тем самым противодействие других. Массовый характер могут приобрести в обществе и различные формы позитивного и негативного девиантного поведения. Причиной внутриличностного конфликта является противонаправленность личностного смысла и социальной роли, не нашедшая своего разрешения. Классическим примером подобного конфликта является образ Анны Карениной в романе Л.Толстого, которая разрывалась между требованием играть роль супруги, следовательно, оставаться матерью для своего сына, и бессмысленностью этой роли. Внешний и внутренний конфликты в данном случае привели: к трагическому исходу. Широко известны сегодня так называемые синдромы — вьетнамский, афганский, чеченский — личностные последствия этих войн. Но всякая война вызывает такие синдромы. Если личности приходится выполнять приказы (т.е. играть роль солдата, командира и т.п.), в которых она не видит смысла, которые выходят далеко за пределы общепринятых норм и ценностей («война все спишет»), то впоследствии это приводит к кризису личности, деперсонализации. Последствия подобных синдромов неоднозначны. Одни мучительно переживают этот конфликт, уходя в себя, замыкаясь и самоизолируясь от общества. Другие начинают играть и другие бессмысленные социальные роли, иногда достаточно агрессивные. Третьи пытаются заглушить внутриличностный конфликт различными «социальными препаратами» — алкоголем и наркотиками.

Внутриличностный кризис обусловлен не только экстремальными ситуациями, но и современными массовыми процессами. Не случайно сначала писатели, а затем и социологи отмечают рост чувств одиночества, бессмысленности и безысходности личности по мере увеличения ее социальных контактов и социальных статусов.

Формирование социального поведения личности в современном обществе — также внутренне противоречивый процесс, проходящий ряд кризисных этапов. У детей самых младших возрастов (до 5 лет) социальное поведение определяется социальными ожиданиями родителей, которые во многом совпадают с культурной традицией. Позже у детей появляется «правильное» поведение – «так можно и так нельзя», обнаруживая при этом несоответствие фактического поведения родителей и других принятым и часто декларируемым взрослыми нормам и ценностям. Подростковый возраст – это период одновременно и поиска личностного смысла социального поведения, и следования социальным ожиданиям тех групп, в которые интегрируется личность — друзей, компании, референтных групп. Отсюда и дисгармоничное поведение, обусловливаемое то стремлением к самоутверждению, то бессмысленным принятием различных социальных ролей.

Соционика открыла феномен интегрального типа общности, который можно диагностировать, фиксируя типичные факты социального поведения. . В социологии существует понятие социального характера. Бихевиористская трактовка характера сводится прямо к описанию типичных черт самого поведения, в других психологических школах (неофрейдистской, гуманистической и других) под характером понимаются свойства личности, проявляющиеся в поведении. «Человек может быть экономным, — пишет Э.Фромм, — потому что этого требует его материальное положение; или он может быть бережливым, потому что обладает скупым характером, который побуждает к экономии ради самой экономии безотносительно к реальной необходимости. За одним и тем же поведением могут скрываться разные характеры».

Понятие «характер» в социологической науке употребляется в некотором специфическом виде. Во-первых, речь идет о характере личности, обусловленном не индивидуальными свойствами — темпераментом, строением тела и т.д., а социокультурными условиями формирования человека. Во-вторых, речь идет о характере личности не как отдельного индивида, а как определенного социального типа, модальной (наиболее часто встречающейся в том или ином социуме) личности. «Тот факт, что большинство членов некоего социального класса или культуры обладают сходством значимых элементов характера, и что можно говорить о «социальном характере», репрезентирующем суть склада характера, общую для большинства членов данной культуры, указывает на степень участия в формировании характера социальных и культурных моделей» ( Э.Фромм ). В-третьих, речь идет о xapaктepе, свойственном целым социальным общностям, группам и слоям, а не только личностям, их представляющим. Так, можно говорить о национальном, классовом, профессиональном, городском, сельском, региональном, молодежном, женском и мужском и т.д. характере. Исследование социального характера составляет предмет социальной психологии и социологии.

Попытки типологии социального характера были предприняты Э.Фроммом и Д.Рисменом. Э.Фромм выделяет два вида социального характера — плодотворные и неплодотворные ориентации. Плодотворность он определяет как реализацию человеком присущих ему возможностей, использование своих способностей. Соответственно, плодотворная ориентация социального характера отличается созидательной направленностью личности. Неплодотворная ориентация характеризуется потребительской направленностью социального характера. У Э.Фромма такие типы неплодотворной ориентации: рецептивная ориентация (поведение направлено на потребление внешних благ — быть любимым, но не любить, воспринимать какие-то идеи, но не творить их и т.д.), эксплуататорская ориентация (в отличие от рецептивной ориентации, поведение направлено на потребление благ, получаемых не в виде дара, а при помощи силы или хитрости), стяжательская ориентация (поведение, направленное на то, чтобы как можно больше взять и как можно меньше отдать), рыночная ориентация, которая развивалась в качестве доминирующей только в современную эпоху.

Последний тип социального характера заслуживает более подробного рассмотрения. «Поскольку современный человек воспринимает себя и как продавца, и как товар для продажи на рынке, его самооценка зависит от условий, ему неподвластных. Если он «преуспевает» — он ценен, если нет — он лишен ценности… При рыночной ориентации человек сталкивается со своими собственными силами, как с товаром, отчужденным от него. В результате его чувство идентичности становится таким же неустойчивым, как и самооценка; заключительная реплика во всех возможных здесь ролях: «Я – то, чего изволите» .Типы неплодотворного социального характера постепенно сменяли друг друга (рецептивная ориентация – в докапиталистическом обществе, эксплуататорская и стяжательская ориентация – в современном обществе).

По мнению социолога Д. Рисмена, эволюция социального характера западноевропейского типа такова:

  • ориентация на традицию;
  • ориентация на себя;
  • ориентация на другого.

Ориентация на традицию – это тип социального поведения, детерминированный преимущественно культурой.

Ориентация на себя – ориентация на свою личность, внутренние мотивы, желания, цели (личностный смысл). Именно ориентация на себя породила предприимчивого и рационального индивида.

Ориентация на другого – тип социального поведения, детерминированный социумом, социальными системами, в которые входит личность. Здесь первична социальная среда и социальное окружение личности – совокупность ее коммуникаций, мода, функции в социальных организациях. Определяющим в современном западном характере становятся социальные роли, обусловленные социальными ожиданиями.

Как водится, Д. Рисмен упустил четвертую ориентацию – как социальный характер – ориентация на природу. Экологическая, витальная личность со временем в развитых странах выйдет на первый план. Живущая в гармонии с природой, ориентированная в первую очередь на органический, биофизический, витальный фактор личность придет на смену ориентации на социальные системы и социальные ожидания.

В работах М.Вебера, Э. Фромма, Д.Рисмена раскрывается эволюция социального xapaктеpa западноевропейского типа, что не означает, что данную типологию в готовом виде можно использовать при анализе социального поведения и социального характера других цивилизаций, в том числе и российской. Японский характер, например, совершенно иначе соединяет в себе ориентацию на- традицию и ориентацию на другого, эти два компонента не исключают, а, наоборот, предполагают друг друга

Специфика российского (русского) характера – смешанность всех трех ориентаций. Ориентация на традицию, на себя и на социум не исключают, а сосуществуют друг с другом. Смешанное общество закономерно порождает смешанную личность (речь идет о характере большой группы людей – нации).

Существуют различия в социальном характере не только между различными стадиями развития и цивилизационными типами общества, но. и между различными слоями и группами внутри общества. Маргинальные слои общества (сегодня их принято называть «новыми» — «новые русские», «новые бедные», «новый средний слой» и т.д., приобретшие новый социальный статус, но не выработавшие свою субкультуру и лишь переживающие процесс вторичной социализации) более всего ориентированы на себя и на других, тогда как «старые» слои больше, чем «новые», привержены культурной традиции.

Как уже говорилось выше, социальный кризис общества проявляется и в кризисе личности и ее социального поведения. Кризис социального поведения (синдромы, обезличивание) проявляется в том, что оно становится непредсказуемым, «шарахаясь» между поиском личностного смысла, культурными образцами и социальными ролями. В психологии есть понятие «акцентуация характера», обозначающее застревание характера между нормой и патологией. Так называемый трудный характер формируется чаще всего в подростковом возрасте. Подобное происходит не только с индивидуальным, но и с социальным характером. Акцентуация социального характера может проявляться по разному — в формах повышенной раздражительности и апатии, крайней изменчивости настроения, повышенной мнительности, замкнутости, неоправданной жестокости, бездумного подчинения любым авторитетам и т.п., характеризующих не отдельных личностей, а значительную часть населения. Не случайно в периоды глубоких потрясений, социальных конфликтов и кризисов типичными проявлениями в социальном поведении становятся вандализм, агрессивность, бесчеловечные поступки. «Старые» воровские авторитеты сами сегодня поражаются беспределу, немотивированной жестокости со стороны «новых» криминальных элементов.

Деформированный социальный характер не уходит вместе с кризисом, он превращается в стойкий компонент менталитета народа, передаваясь от поколения к поколению. Он становится одним из важнейших факторов, определяющих и особенности экономического строя, и форму политического режима, и духовный склад общества.

Итак, категория социальное поведение позволяет сделать анализ общества не только в статике, но и в динамике. Социальное действие, несомненно, является одним из первокирпичиков социальной жизни. Подвижность социальной структуре придают социальные роли, которые выполняются в процессе взаимодействия индивидов. Социальные роли можно усвоить только в процессе поведения и деятельности, следовательно, социальные действия – основа для становления и развития личности, прогрессивной трансформации социального характера.

Краткие итоги:

  1. Социальное действие – первокирпичик социальной жизни, основа социального взаимодействия.
  2. Социальное поведение – это система социальных действий и бездействий, направленная на адаптацию личности к социуму, культуре и природе.
  3. Р.Мертон выделил 5 типов поведения – адаптации личности. Два из них – конформизм и ритуализм – являются нормативными. Три других – инновация, ретретизм, мятеж – девиантными формами поведения.
  4. Т.Парсонс разработал теорию четырех факторов поведения: организм, личность, социальные системы, культура.
  5. В современном обществе процесс социальной модернизации опережает по скорости процесс культурной модернизации, что и выступает главной причиной противоречий в поведении личности.
  6. Д.Рисмен показал эволюцию западноевропейского характера — ориентация на традицию, ориентация на себя, ориентация на других. Социальный характер других обществ имеет свою специфику. Кроме того, задача выживания человечества приводит к формированию нового типа социального характера – ориентация на природу.

Набор для практики

Вопросы:

  1. Чем отличается взаимодействие людей от взаимодействия между другими живыми существами?
  2. Кто из основателей социологии обосновал, что социальное действие обладает двумя обязательными чертами: осознанная мотивация и ориентация на других ( ожидание)?
  3. Почему М.Вебер традиционное и аффективное действия не относил к социальным действиям?.
  4. Что понимается под ролевым поведением?
  5. Что понимается под витальным поведением?
  6. Что понимается под «культурным» (традиционным) поведением?
  7. Почему инновационное поведение в эпоху инновационных технологий и инновационной экономики квалифицируется как отклоняющееся поведение?
  8. Иметь или быть – как можно ответить на дилемму Э.Фромма? Можно ли эти две ориентации рассматривать как типы социального характера?

Темы для курсовых работ, рефератов ,эссе:

  1. Социальные действия и интеракция
  2. Социальное поведение и социализация личности
  3. Противоречия социальной идентификации
  4. Социально — ориентированное поведение и традиционная культура.
  5. Формы отклонений в социокультурном поведении
  6. Теория социального действия М.Вебера
  7. Теория социального действия Ю.Хабермаса
  8. Специфика российского социального характера
  9. Мода как проявление ориентации на социальные системы

Социальное поведение | Encyclopedia.com

буря

просмотров обновлено 23 мая 2018

Социальное поведение определяется как взаимодействие между индивидуумами, обычно внутри одного и того же вида, которое обычно приносит пользу одному или нескольким индивидуумам. Считается, что социальное поведение развилось, потому что оно было выгодно тем, кто им занимался, а это означает, что у этих людей было больше шансов выжить и размножаться. Социальное поведение служит многим целям и демонстрируется необычайно широким разнообразием животных, включая беспозвоночных, рыб, птиц и млекопитающих. Таким образом, социальное поведение проявляют не только животные, обладающие хорошо развитым мозгом и нервной системой.

Преимущества социального поведения

Социальное поведение, похоже, дает много преимуществ тем, кто его практикует. Исследования показали, что многие животные более успешно находят пищу, если они ищут ее в группе. Это особенно верно, если пищевые ресурсы сгруппированы только в определенных местах. Чем больше людей сотрудничает в поисках, тем больше шансов, что один из них найдет комок еды. В некоторых случаях поиск пищи в группе облегчает поимку добычи. Известно, что дельфины окружают стаю рыб и по очереди бросаются в центр, чтобы съесть рыбу, пойманную в середине. Многие хищники объединяются, когда пытаются поймать крупную добычу. Например, волки
будут охотиться вместе при охоте на лося, а львы будут охотиться вместе при охоте на крупную добычу, такую ​​как антилопы гну. Когда эти животные охотятся на гораздо более мелкую добычу, они часто охотятся поодиночке.

Многие животные живут в социальных группах частично для защиты. Хотя один павиан может быть не в состоянии отбиться от леопарда, отряд павианов часто может это сделать. Кроме того, когда больше людей сотрудничают вместе, некоторые из них могут служить часовыми в поисках опасности, пока другие члены группы едят или спят. Луговые собачки и большие стаи ворон обычно имеют несколько особей, действующих в качестве часовых, что делает почти невозможным подкрасться к городу луговых собачек или стае ворон.

Многие виды добычи, такие как косяки рыб и стаи куликов, путешествуют группами, в которых их движения четко скоординированы. Вся группа движется быстро, бросаясь в одну сторону, а затем в другую, как вся группа, как будто все они каким-то образом физически связаны друг с другом. Считается, что такое поведение сбивает хищника с толку. Хищникам обычно нужно выбрать одного человека в группе, на котором они сосредоточатся и попытаются поймать. Быстро движущаяся и кружащаяся стая рыб, стая птиц,
Считается, что стадо антилоп мешает хищнику сосредоточиться на одной особи. Однако, если один человек не может угнаться за группой, хищник сможет сосредоточиться на нем и, как правило, ему удается его поймать.

Некоторые животные образуют социальные группы, чтобы облегчить путешествие. Канадские гуси и другие виды птиц обычно летают в форме буквы V. Подобно велосипедистам, которые едут друг за другом, чтобы уменьшить сопротивление ветру, гуси летят строем, чтобы уменьшить силу ветра, с которым они должны столкнуться. В этой ситуации у ведущей птицы самая утомительная работа, поэтому несколько птиц обычно по очереди ведут V. Некоторые животные в холодную погоду собираются в непосредственной близости друг от друга, чтобы согреться. Иногда известно, что маленькие птицы сбиваются в кучу так тесно, что образуют один большой клуб птиц.

Поведение при размножении

Иногда в период размножения группы самцов или самок демонстрируют социальное поведение. В некоторых случаях самцы могут объединяться и пытаться прогнать доминирующего самца, чтобы иметь больше шансов на успех спаривания. В других случаях известно, что самцы сотрудничают в демонстрации ухаживания. Индейки часто демонстрируют свои ухаживания парами, хотя в конечном итоге только одна из индеек выполняет большую часть спаривания. Почему неудачник-мужчина согласился помочь? Два индюка-самца обычно являются братьями. Поскольку братья имеют около 50 процентов одних и тех же генов, даже если спаривается только один брат, многие гены неудавшегося брата также передаются.

У некоторых видов самки образуют социальные группы в период размножения. При определенных обстоятельствах самки будут присматривать за потомством друг друга, пока другая мать отправляется на поиски еды. У других видов, таких как лемуры, самки могут образовывать социальные группы в качестве своего рода защиты. Самцы некоторых видов лемуров будут пытаться убить потомство самок, спаривавшихся с другим самцом. Объединившись, самки иногда могут отразить нападающего самца.


Самец беседки из тропических лесов Австралии уже давно привлекает внимание ученых своим необычным поведением при ухаживании. Беседка строит на лесной подстилке своего рода холостяцкую берлогу, сложную структуру из веток, листьев и мха. Украшая его ягодами, ракушками и перьями, ученые считают, что он специально создан для привлечения партнеров.


Многие животные образуют социальные группы только в определенное время года. Зимой многие виды птиц сбиваются в группы за кормом. Однако те же самые птицы, которые искали друг друга зимой, обустраивают гнездовые территории весной и пойдут на все, чтобы не допустить тех же птиц на свою территорию. Таким образом, для многих видов социальное поведение представляет собой гибкую форму поведения животных, которую можно перенять или отказаться от нее в зависимости от условий среды и времени года.

Сообщества насекомых

Наиболее развитое социальное поведение демонстрируют насекомые, такие как муравьи, термиты, пчелы и осы. Многие из этих видов живут колониями с тысячами или даже миллионами особей. Одним из преимуществ социального поведения этих насекомых является то, что разные особи специализируются на определенных видах деятельности. Например, некоторые рабочие строят колонию и отправляются на поиски еды, которую они приносят обратно. Другие лица — солдаты колонии. Их работа заключается в постоянном патрулировании периметра колонии и защите колонии от возможных нападений со стороны других колоний. Во многих муравьиных и пчелиных колониях все рабочие и солдатские муравьи — самки. Самцы обычно присутствуют в колонии, но не вносят большого вклада. Наконец, есть королева муравьев
или пчела. Единственная работа королевы на протяжении всей ее жизни — откладывать яйца, о которых позаботятся рабочие.

Формирование социальных групп дает существенные преимущества, а тесное сосуществование с другими представителями того же вида сопряжено с определенными издержками. Во-первых, человек больше всего конкурирует с другими, которые больше всего похожи на него самого, и, таким образом, член социальной группы всегда должен делиться или конкурировать с другими за ресурсы. Во-вторых, из-за большого количества и близкого расположения людей во многих социальных группах болезнь может распространяться среди социальных групп относительно быстро.

см. также Поведение, генетическая основа; модели поведения; Полевые исследования поведения животных; Системы сопряжения; Естественный отбор; Социобиология; Симбиоз; Биолог дикой природы

Марк А. Дэвис

Библиография

Олкок, Джон. Поведение животных, 3-е изд. Сандерленд, Массачусетс: Sinauer Associates, 2001.

Wilson, EO Sociobiology, , сокращенное изд. Cambridge, MA: Belknap Press of Harvard University Press, 1980.

Социальное поведение: значение, основания и виды

РЕКЛАМА:

0040 2. Основы социального поведения 3. Генезис и развитие 4. Виды 5. Контроль и самопринятие социального поведения 6. Эффекты скученности.

Содержание:

  1. Определение и значение социального поведения
  2. Основы социального поведения
  3. Генезис и развитие социального поведения
  4. Виды социального поведения
  5. Контроль и самоадаптация социального поведения
  6. Влияние скученности на социальное поведение

1. Определение и значение социального поведения :

Социальное поведение – это деятельность человека, которая уточняет, модифицирует или иным образом изменяет действия другого человека. Социальное поведение стимулируется обществом, которое опять же стимулирует других членов группы или общества.

Любое действие, на которое повлияло общество и которое также влияет на общество, называется социальным действием. Любое поведение человека, на которое общество не повлияло или не модифицировало его и которое само по себе не квалифицирует, не модифицирует и не стимулирует членов общества, не является социальным поведением.

Например, опубликованное стихотворение, написанное поэтом и изменяющее или влияющее на поведение некоторых членов общества, является социальным актом. Но стихотворение поэта, которое нигде не опубликовано, не прочитано и не обсуждено, не может квалифицировать, изменять или влиять на поведение других людей в обществе.

Так что написание таких стихов нельзя назвать социальным актом. Только когда люди реагируют или реагируют на тот или иной поступок человека, речь идет о социальном поведении или социальном поступке. Социальное поведение также определяется как поведение, при котором реакции либо служат социальными стимулами, либо вызываются социальными стимулами.

Ребенок смеется, и другие реагируют на это. Опять же, когда смех вызывается лаской матери, это называется социальным поведением.


2. Основы социального поведения :

Культурные влияния, возникающие в результате существования организованных обществ, социальные влияния первичных групп, таких как семья в обществе, и влияния окружающей среды, опосредованные физическими свойствами социальной среды, и большие основы социального поведения. Вышеуказанные факторы делают индивида по существу человечным в его поведении и отличают его от животных.

Культура — самая важная черта любого общества. Как определяет это Линтон (1936), «культура — это совокупность поведенческих моделей, взглядов и ценностей, разделяемых и передаваемых членами данного общества». Антропологические исследования показывают, что поведение человека сильно различается в разных социальных условиях.

Таким образом, антропологи считают, что не существует такой вещи, как универсальная человеческая природа, основанная только на унаследованных чертах. Согласно Бенедикту (1934), модель культуры можно рассматривать как набор широко распространенных способов поведения в обществе с сопутствующими им убеждениями.

Хотя культурные различия по-разному влияют на мотивы, убеждения, ценности, интересы и отношения людей в разных группах, они также показывают, что, тем не менее, существуют некоторые общие характеристики людей, такие как основные первичные побуждения, потребность в тепле, стимуляции, помощи, приют и комфорт.

Потребность в безопасности, принадлежности, поддержании самоуважения, социального одобрения, власти, престижа и признания, хотя и переживаемая или выражающаяся по-разному в разных обществах и культурах, в основном свойственна всем людям. Однако способы удовлетворения этих общих базовых потребностей различаются в разных культурах, и, следовательно, соответственно различается и социальное поведение.


3. Генезис и развитие социального поведения:

(i) Социальная жизнь среди низших позвоночных :

Происхождение социального поведения начинается с низших животных. Некоторые низшие животные очень помогают другим животным, обеспечивая их пищей и т. д. Например, те, кто паразитирует на других низших животных, питаются такими животными и червями.

Определенные бактерии, которые укрываются на крышах некоторых растений и зависят от этих растений в своем существовании, помогают им расти, извлекая ценные вещества из почвы. Таким образом, такие взаимные услуги у очень низших видов являются признаками социального поведения. В случае с муравьями видно, что их работа разделена и за ней следуют разные группы, точно так же, как в доме или в социальной функции обязанности разделены.

Есть король и королева, несколько муравьев поставляют продукты питания, а другая группа отвечает за оборону. Точно так же и в случае с пчелами работа делится.

Согласно Скотту, основные корни социальной организации связаны с контактным поведением, которое в конечном итоге приводит к продвинутым типам сотрудничества и сексуальному поведению, которое, когда оно связано с более сложным типом воспроизводства и защиты молодняка, может привести к тому, что можно назвать альтруистическое поведение. Высшие позвоночные также умеют приспосабливаться к различным факторам внешней среды.

Далее, своим поведением они пытаются контролировать какое-то другое животное, подобно тому как в человеческом обществе более сильный индивидуум доминирует над другим видом. Физически превосходящий доминирует над тем, кто физически уступает.

Самые тяжелые самцы находятся на вершине иерархии власти, а самые легкие — внизу. У различных птиц, таких как голуби, голуби, петухи и куры, обнаружено социальное поведение. Некоторые из них играют доминирующую роль, в то время как другие играют подчиненные роли.

По мнению Купусвами, существует четыре основных корня социальной организации:

(a) Контактное поведение

(b) Размножение

(c) Защита молодежи

(d) Групповое проживание среди высшие позвоночные для питания, защиты и игр.

Реальный вид социальных отношений также зависит от способности животного к различным видам обучения.

У дочеловеческих видов животных, по-видимому, есть два биологических корня социального поведения:

(i) Органические потребности и

(ii) Нервно-мышечная структура, обеспечивающая процессы обучения. Вместе они определяют уровень социального поведения среди дочеловеческих видов животных.

(ii) Социальная жизнь обезьян и обезьян :

У человекообразных обезьян, мартышек и шимпанзе также обнаруживается социальное поведение. Они могут понимать знаки человека и реагировать. У обезьян есть язык, состоящий из 12 звуков, обозначающих разные вещи.

Обнадеживающие результаты получены при изучении социальной жизни мартышек и человекообразных обезьян. Общества обезьян и человекообразных обезьян состоят из ассоциации взрослых мужчин и женщин и некоторых детей. В основном их групповая жизнь состоит из сбора пищи, размножения, ухода за детенышами и защиты.

Взаимный уход — еще один аспект социального поведения. Новорожденный ребенок совершенно беспомощен и зависит от матери, как человеческий младенец. Отношения между матерью и ребенком развиваются так же, как и у любого человека.

В отношении сексуальности и питания, как и у всех других видов, существует определенная иерархия власти. Самцы и физически более сильные обезьяны обычно своим жестом и физической силой контролируют поведение более слабых и самок обезьян. Более сильные обезьяны обычно отбирают еду у слабых и едят.

Если слабый попытается вернуть еду, он будет строго наказан. Такими наказаниями они пытаются установить общественный контроль. Лидерство также наблюдается среди мартышек и человекообразных обезьян.

Маслоу считает, что более сильные и доминирующие обезьяны оставляют за собой все доступные пищевые материалы, проявляют агрессию и восходящее поведение по отношению ко всем другим членам группы и доминируют в сексуальном поведении. Подчиненные обезьяны вынуждены терпеть все эти агрессивные действия более сильных.

Подобно людям, обезьяны и шимпанзе также имеют разные личности. Некоторые из них чувствительны, ласковы, робки, верны и слабы, в то время как другие смелы, агрессивны, сильны и непопулярны.

Йеркс отмечает, что молодой шимпанзе живой, экстравертный, активный, энергичный, импульсивный, восторженный, сангвинический, очень общительный, обычно добродушный и довольно добродушный, несколько переменчивый, робкий перед незнакомым, чрезвычайно выразительный в своем непрерывном потоке чувств и быстро меняющееся настроение. Это указывает на то, насколько сильно социальные стимулы определяют поведение шимпанзе.

Сотрудничество также наблюдается между различными членами. Каждый выполняет часть отведенной ему работы. Когда пингвины отправляются за едой, они оставляют взрослому пингвину заботиться о маленьких пингвинах тех, кто отправляется на поиски еды.

Все это говорит о том, что низшие виды реагируют на действия друг друга и пытаются приспособиться к жизненным обстоятельствам.

Купусвами резюмирует развитие социального поведения у животных следующим образом. Развитие социального поведения у животных происходит от самых примитивных скоплений и контактов, обусловленных условиями среды, до образования семей и групп с иерархией доминирования.

Биологические и социальные элементы приводят к сложным социальным взаимодействиям между обезьянами и обезьянами. Хотя обучение и социализация играют очень важную роль, у человекообразных обезьян отсутствуют основные элементы культуры, поскольку они связаны с языком, существованием устойчивых моделей мышления, базовых ценностей, навыков и кодов.

(iii) Социальное развитие среди детей :

Эмпирические исследования детского развития, проведенные такими пионерами, как Гезелл, Ширли, Шарлоттс, Бухлер и др., указывают на множество обнадеживающих фактов о развитии социального поведения у детей. К концу первого месяца, когда жаждущий ребенок затихает, когда его берут на руки, или когда он смотрит в лица людей, это указывает на начало реакции на социальную стимуляцию.

К шестой неделе до конца второго месяца младенец учится использовать плач, чтобы требовать социальной стимуляции. К концу второго месяца он учится отвечать улыбкой на улыбку.

Постепенно он проявляет различные признаки социального поведения, например, следует за людьми в комнате и проявляет к ним интерес. Ему нравятся люди, когда они разговаривают с ним, и плачет, когда они оставляют его одного, что является определенным признаком социальной осведомленности и социальной теплоты.

К 7-8 месяцам он начинает играть большую роль в социальном взаимодействии. Он любит ходить к маме или бабушке, которая его кормит, заботится о нем и не любит, когда его берут на руки посторонние люди. Он отличает свою мать от других женщин и незнакомцев. Таким образом, по мере своего роста он учится демонстрировать социальное поведение по отношению к социальному контексту. Он развивает чувство социальной собственности.

Его интерес к другим детям растет по мере взросления. Также наблюдается агрессивное поведение. К 2 годам у него развивается склонность к самоутверждению, и у него появляется желание владеть своими вещами, такими как игрушки, книги, платья и т. д.

В этот период как положительные, так и отрицательные социальные реакции становятся достаточно сильными. Он также проявляет ревность, когда кто-то приближается к его близким, например, к его матери или бабушке.

Со второго по четвертый год возникает крайнее чувство зависимости от конкретных людей, которое, в конце концов, концентрируется в основном на двух людях, которые получают все положительные ответы, такие как любовь, привязанность. Обычно у родителей есть возможность получить это пособие.

В этом возрасте ребенок ладит и с детьми, и со взрослыми, а также играет с другими детьми. Купусвами говорит, что примерно в 3-летнем возрасте с развитием языка и процесса взаимодействия ребенок развивает растущее осознание себя, и его творческая жизнь растет.

Он может разговаривать с воображаемыми товарищами по играм и играть с ними. Это часто можно увидеть. Такое образное действие удовлетворяет различные внутренние потребности ребенка, в том числе и его эмоциональные потребности. Его творческая игра тесно связана с его общественной жизнью.

Социальное развитие человека представляет собой непрерывный процесс. Социальное обучение продолжается до конца. Развитие социального поведения приостанавливается, если ребенку не позволяют иметь близкие, теплые и продолжительные отношения с его родителями, особенно с матерью.


4. Виды социального поведения :

Социальное поведение бывает двух типов:

(i) Открытое символическое социальное поведение

03

03

(i) Открытое социальное поведение :

Когда два человека начинают громко разговаривать друг с другом и демонстрируют открытое или мускулистое поведение, это случай открытого социального поведения.

(ii) Символическое социальное поведение :

Язык представляет собой символическое социальное выражение. Конкретное стихотворение, опубликованное в журнале, на которое реагируют люди, представляет собой случай символического социального акта. Точно так же определенное выражение лица, на которое реагирует конкретный человек, называется символическим поведением, потому что другой человек, для которого оно предназначено, понимает его значение.

Социальное поведение также может быть классифицировано как:

(1) Линейное социальное поведение

(2) Круговое социальное поведение.

1. Линейное социальное поведение:

Социальное поведение является линейным, когда деятельность выполняется систематически и напрямую. Он движется по линии, не совершая круговых движений и не возвращаясь назад. Это похоже на одностороннее движение. A заказывает B, B заказывает C, C заказывает D и, наконец, D выполняет работу. В военной и военизированной службах приказы передаются исключительно линейным образом.

Социальные традиции и обычаи, которые передаются из поколения в поколение и соблюдаются членами, являются примерами линейного социального поведения.

2. Круговое социальное поведение:

Круговое социальное поведение движется по кругу, а не по одной прямой. Дискуссия в студенческой общей комнате, или в бане, или в учебном классе — пример замкнутого социального поведения. При замкнутом социальном поведении дискуссия или разговор идут по кругу.

A что-то говорит B, затем B что-то отвечает A. A что-то говорит C, затем C отвечает A и таким образом снова возвращается к тому, кто это начал.

Социальный стимул, стимулирующий социальное поведение, может быть прямым или сопутствующим. Если социальный стимул удерживает фокус внимания и сохраняет исключительный контроль над конечным общим путем реакции, то это прямой стимул, т. е. он следует непосредственно из стимулирующего объекта. Совет адвоката или врача, когда его не отсылают к какому-либо другому юристу или врачу, а принимают и соблюдают, работает как прямой стимул.


5. Контроль и самоадаптация социального поведения :

Каждый человек в обществе пытается приспособиться к социальной среде. Это называется самопринятием социального поведения. Возьмем пример учителя и учеников или отца и сына. Один контролирует, а другой подстраивается под него. Отец говорит «не курю» и сын бросает курить. Здесь отец контролирует, а сын усыновляет.

Человек, которого контролируют в одной ситуации, может проявлять контролирующее поведение в другой ситуации. В животном мире более крупные и сильные животные управляют слабыми. В Индии мужчины склонны к контролированию, а женщины склонны к самоутверждению, потому что их считают экономически и физически ниже мужчин.


6. Влияние скученности на социальное поведение:

В настоящее время тема скученности привлекла внимание многих социальных психологов ввиду ее важности в современном обществе, где рост населения стал реальной проблемой. Население растет угрожающими темпами, а доступное пространство уменьшается. Следовательно, слишком много людей должны разместиться в слишком маленьком пространстве в нынешнем веке.

Следовательно, перенаселенность оказывает неблагоприятное воздействие на процесс социализации и развитие личности.

Данные исследований также подтверждают это. Некоторые ранние эксперименты, проведенные на крысах два десятилетия назад, свидетельствовали о крайне негативных последствиях перенаселенности, начиная от агрессии и заканчивая физическими заболеваниями. Последующие исследования на животных показали аналогичные эффекты.

Чепмен, Мастер Паск и Лор (1976), Мэсси и Вандербарх (1980), Андерсон и др. (1977), Calhoun (1962) обнаружили у животных патологию поведения и физиологическую перенаселенность.

Также наблюдается положительная корреляция между плотностью населения и социальными проблемами. Конечно, переменные, такие как социальный статус и экономические условия, должны контролироваться, прежде чем делать такой вывод. Обычно наблюдается, что люди, принадлежащие к более низкому социально-экономическому статусу, могут позволить себе меньше жилой площади для своей семьи из-за их плохого экономического положения. Обладание большим пространством частично удовлетворяет потребность в безопасности.

Стимуляция усиливает чувство идентичности, так как предоставляет каждому человеку место, отличающее его от других членов группы. Результаты, полученные в отношении популяций животных, должны способствовать тщательному изучению взаимосвязи между плотностью популяции, скученностью и нарушением социального поведения. В Индии переполненность — обычное явление.

Психологические последствия перенаселенности для поведения человека в основном связаны со стрессом и беспокойством, а также различными другими поведенческими патологиями, вызванными плотностью населения.


Главная ››

От редакции: Что определяет социальное поведение? Исследование роли эмоций, эгоцентричных мотивов и социальных норм

В последнее десятилетие растущие усилия в области поведенческих наук, особенно психологии и нейронауки, были направлены на изучение когнитивных, биологических и эволюционных основ человеческого поведения. социальное поведение. В отличие от социологии, изучающей социальное поведение также на уровне групп с точки зрения организаций и структур, психология и неврология часто определяют «социальное» как характеристику групп.0044 индивидуальный мозг , который позволяет эффективно взаимодействовать с сородичами и, таким образом, представляет собой возможное эволюционное преимущество (Матусалл). С этой точки зрения чрезвычайно широкий спектр психических и нервных процессов может быть классифицирован как «социальный», от кодирования соответствующих сенсорных стимулов о сородичах (мимика, жесты, вокализация и т. д.) до выбора и планирования поведенческих реакций. в сложных межличностных ситуациях (экономические сделки, переговоры и т. д.). Несмотря на такую ​​неоднородность, в научном сообществе наблюдается совпадающий интерес к выявлению нейронных и психологических механизмов, лежащих в основе всех многочисленных аспектов социального поведения, и их сравнение между видами и культурами.

Эта тема исследования была инициирована исследователями из Швейцарского национального центра компетенций в области исследований «Аффективные науки — эмоции в индивидуальном поведении и социальных процессах», междисциплинарного учреждения, занимающегося изучением связанных с аффективными процессами процессов в различных дисциплинах (от психологии до от неврологии до истории, философии, искусства и экономики). В соответствии с этим духом эта тема исследования охватывает 38 вкладов междисциплинарного сообщества, каждый из которых касается конкретных психологических и нейронных явлений, которые можно определить как «социальные». В частности, мы собрали как теоретические, так и эмпирические материалы, касающиеся животных, людей (нейротипичных взрослых и детей, а также лиц с неврологическими, психическими расстройствами и нарушениями развития), а также групп людей, вовлеченных либо в лабораторные условия, либо в реальную жизнь. ситуации. Хотя теоретические модели и прикладные методы исследования (психофизические, физиологические, нейровизуализационные, генетические) очень разнообразны, они сходятся в общей структуре, предполагающей, что детерминанты социального поведения могут быть описаны в двух независимых измерениях: (1)0044 личностно-окружающее измерение и (2) переходное в стабильное измерение . Таким образом, эти вклады представляют собой важный краеугольный камень для построения междисциплинарной и всеобъемлющей модели того, как люди справляются со сложной социальной средой.

Личностно-средовое измерение

Для целей этой редакционной статьи мы можем схематически описать социальные взаимодействия как случаи, в которых индивид вовлечен в данную социальную среду. Важно отметить, что человек и окружающая среда оказывают взаимное влияние друг на друга, поскольку индивидуальные изменения могут вызывать и быть вызваны изменениями во внешнем мире. В этом контексте мы можем определить интересующее поведение как любое изменение состояния человека с течением времени (явная реакция, модуляция мозга и т. д.), что, в свою очередь, может быть связано с двумя основными объясняющими переменными: представлением текущего состояния индивидуальное (чтобы знать, как изменится человек, нужно знать, каков этот человек) и представление о текущем состоянии окружающей среды (чтобы знать, как изменится человек, нужно знать, что его окружает). Таким образом, личностно-средовое измерение проводит различие между теми детерминантами социального поведения, которые объясняются идиосинкразическими особенностями индивида, и теми, которые связаны со спецификой среды, с которой индивид взаимодействует. Такая упрощенная модель хорошо подходит для нашей темы исследования, так как различные вклады подчеркивают роль многих факторов, которые, несмотря на их разнообразие, могут быть легко классифицированы как личные или экологические.

Среди личностных факторов роль, которую играют генетические полиморфизмы, хорошо описана в настоящей теме исследования с использованием нокаутных мышей и эндофенотипических подходов у людей. Известно, что во всех этих случаях задействованные гены влияют на основные функции гормональной и нейротрансмиттерной систем в сетях мозга, важных для социального познания. Например, мыши, у которых отсутствует субъединица β2 нейрональных никотиновых рецепторов ацетилхолина, проявляют нарушенное поведение (по сравнению с мышами дикого типа), когда соревнуются с сородичами за вознаграждение (Chabout et al. ). влияет на социальное поведение человека (см. обзоры Ebner et al., Haas et al., Järvinen и Bellugi), в нескольких вкладах рассматривается роль, которую играет рецептор гена окситоцина (OXTR). С точки зрения развития, Ebner et al. показать, как полиморфизмы OXTR по-разному влияют на реакцию медиальной префронтальной коры (MPFC) молодых и пожилых людей на эмоциональные выражения лица. Хаас и др. предположить, как полиморфизмы OXTR могут объяснить различия в индивидуальном кооперативном поведении, влияя на структуру и функцию ключевых областей мозга для социального поведения, таких как миндалевидное тело, верхняя височная борозда и передняя поясная кора. Возможно, что области мозга с высокой плотностью рецепторов окситоцина (такие как миндалевидное тело) влияют на социальное поведение через свою регулирующую роль в вегетативной нервной системе, гипотеза, выдвинутая Ярвиненом и Беллуги для объяснения социального дисфункционального поведения при синдроме Вильямса, в дополнение к более классическим эффектам на познание или обучение. Наконец, Хрушка и Хенрих указывают, что генетический полиморфизм может даже объяснить некоторые культурные различия, о чем свидетельствуют спорные данные о том, что коллективистские (в отличие от индивидуалистических) общества могут чаще всего демонстрировать аллельную изменчивость полиморфной области, связанной с переносчиком серотонина (Chiao and Blizinsky). , 2010; Айзенберг и Хейс, 2011).

Несколько исследований также выявили роль, которую играют в социальном поведении индивидуальные черты : это привычные модели поведения, мыслей и эмоций, которые относительно стабильны во времени. Несмотря на неясную этиологию, межиндивидуальная изменчивость признаков часто используется в литературе как мощный фактор, объясняющий поведенческие различия в нейротипической популяции. Это относится к нескольким исследованиям из настоящей темы исследования, в которых сообщается, например, что индивидуальные эмпатические черты могут влиять на расшифровку эмоциональных выражений лица Huelle et al. или денежных решений от имени неизвестных людей (O’Connell et al.) . Кроме того, (Maresh et al.) обнаружили, что нервная реакция на электрический шок (и степень, в которой на нее влияет социальная близость) модулируется индивидуальной чертой тревожности, мерой идиосинкразической чувствительности к стрессорам. Наконец, эта тема исследования включает в себя многочисленные исследования лиц, проявляющих черты, диагностирующие психопатию, синдром развития, характеризующийся низким уровнем эмпатии, вины и раскаяния, но повышенным агрессивным и антиобщественным поведением (Марш). В частности, люди с высокими показателями психопатии демонстрируют измененные нервные и поведенческие реакции на многие экспериментальные манипуляции, связанные с обусловливанием страха (Veit et al.), эмпатией страха (Marsh) или моральным познанием (Tassy et al.). Случай психопатии подчеркивает тесную связь между индивидуальными чертами и наличием нарушений, которые в ряде случаев можно рассматривать как крайние варианты нормативных моделей поведения (Hare, Neumann, 2005; Walton et al. , 2008). Последовательно, в нескольких исследованиях сообщается об атипичном социальном поведении у людей с психиатрическими диагнозами или синдромами развития нервной системы. Например, у людей с шизофренией и биполярным расстройством обнаруживаются нарушения в задачах, связанных с выводом мыслей и эмоций других (Caletti et al.). В том же духе люди с расстройством аутистического спектра или синдромом Аспергера демонстрируют нетипичное поведение при выполнении нескольких задач (см. Zalla and Sperduti для обзора), начиная от визуальной обработки эмоциональных выражений лица (Corradi-Dell’Acqua et al.). к выводу о состояниях других, эмпатии и моральному познанию (Baez et al.).

Среди факторов окружающей среды несколько исследований по данной теме исследования подчеркивают роль, которую играют социальные нормы. Их можно понимать как представления желаний и ожиданий сообщества в отношении конечных состояний, которые определяют нашу оценку событий и выбор поведенческих реакций (подробнее о нормах и ценностях см. Брош и Сандер). В частности, Хрушка и Хенрих отмечают, что социально-экономические правила (связанные с религией или рынком) могут объяснить, в какой степени население склонно демонстрировать внутригрупповые предубеждения. Кроме того, Клеман и Дюкс обсуждают, как интерес к событиям в окружающей среде может быть предвзят из-за их нормативное значение , т. е. по степени их релевантности для социальных норм и для Я-концепции в сообществе. Дополнительные материалы показывают, как поведение людей в ситуациях, связанных с разделом имущества, можно понимать преимущественно с точки зрения норм справедливости или эвристики равенства, согласно которым люди стремятся санкционировать неравные разделы даже за свой счет (Civai). Например, Шоу и Олсон показывают, что дети в возрасте от 6 до 8 лет исправят (или, по крайней мере, попытаются свести к минимуму) неравное распределение жетонов между двумя неизвестными детьми. У взрослых в двух статьях говорится о важной роли эвристики справедливости в известной задаче «Ультиматум-игра» (Civai; Guney и Newell): в обоих случаях авторы утверждают, что люди (респонденты) отказываются от денег, которые им свободно предлагаются, когда они являются частью неравное разделение, независимо от их продолжающейся эмоциональной реакции (Civai) или предполагаемых намерений лица (предлагающего), делающего предложение (Guney и Newell).

Измерение от стабильного к переходному

Большинство исследований, рассмотренных в предыдущем разделе, описывают факторы, которые, несмотря на их различие, могут быть классифицированы как стабильные , т. поведение. Их можно понимать как общие поведенческие детерминанты, которые выходят за рамки конкретных ситуаций. Несмотря на свою важность, стабильные детерминанты обладают лишь приблизительной предсказательной силой, поскольку большая изменчивость индивидуального социального поведения может быть объяснена с точки зрения преходящих факторов, связанных со спецификой межличностной ситуации. Например, поскольку индивидуальное социальное поведение может быть частично объяснено идиосинкразическими чертами личности, на них также могут влиять факторы, которые во времени изменяют состояние личности и то, как она взаимодействует с социальной средой.

В нескольких исследованиях задокументировано, что на социальное поведение людей можно воздействовать, манипулируя их эмоциональным состоянием, например, показывая им возбуждающие стимулы, подвергая их воздействию стрессовых условий, а не вознаграждающих, или вовлекая их в стратегии регулирования эмоций. Что касается случая генетических полиморфизмов, то эти ранее существовавшие эмоциональные состояния могут изменять психические и мозговые процессы, критически важные для индивидуального социального поведения, показывая тем самым, как аффективное и социальное функционирование может зависеть от частично перекрывающихся систем. Например, Эскин представляет убедительные доказательства того, что моральное кодирование людей может быть основано на тех же процессах, которые лежат в основе вкусового отвращения (см. также Эскин и др., 2011, 2012). Аналогичным образом, в соответствии с многочисленными литературными данными, показывающими, как эмпатические реакции на боль и отвращение других задействуют нейронные структуры, сходные с теми, которые связаны с непосредственным опытом боли и отвращения (Corradi-Dell’Acqua et al., 2011, 2016; Bernhardt and Singer, 2012, но см. Krishnan et al., 2016), Марш утверждает, что дисфункции в переживании страха могут привести к снижению способности распознавать страх в других (см. также Adolphs et al., 19).94).

В нескольких публикациях исследуется роль ранее существовавших эмоциональных состояний в принятии решений с использованием парадигм поведенческой экономики. Теоретическая основа, лежащая в основе большинства этих исследований, постулирует, что индивидуальные решения являются результатом взаимодействия как минимум двух различных систем мозга (модель двойной системы — см. Halali et al.): когнитивно-обдуманной системы (медленной, контролируемой, и проявляется в основном в префронтальной коре) и аффективной системе (быстрой, автоматической, когнитивно нетребовательной и реализуется преимущественно в лимбических областях). Поскольку эти две системы могут способствовать противоречащим друг другу направлениям действий, кратковременная эмоциональная индукция может использоваться как средство усиления аффективного вклада в решение, как показано Eimontaite et al. которые обнаруживают, что вызывание гнева у людей делает их менее склонными к сотрудничеству в решении социальных задач, таких как игра в доверие и дилемма заключенного. Используя дополнительный подход, в некоторых исследованиях участников привлекали к стратегиям регуляции эмоций, предлагая им повышать или понижать свои эмоциональные реакции. Было обнаружено, что такая регуляция оказывает значительное влияние на последующее поведение (Grecucci et al.; van’t Wout et al.) и реакцию мозга (Grecucci et al.) в таких задачах, как Ultimatum и Dictator Game.

Контекстуальная и социальная оценка

Такие подходы, как модель двойной системы, подвергались критике за их дихотомическое разделение между познанием и эмоциями, которое кажется чрезмерным упрощением и не подтверждается эмпирическими данными (например, Moll et al., 2008; Shackman et al. ., 2011; Кобан и Пуртуа, 2014; Фелпс и др., 2014). Вместо этого альтернативные теоретические концепции предполагают, что эмоция не является единой конструкцией, противоположной познанию, и что отдельные аффективные/мотивационные компоненты могут влиять на поведение разными (а в некоторых случаях и противоположными) способами (Moll et al. , 2008; Phelps et al., 2014). ). В частности, оценочные теории эмоций (например, модель компонентного процесса Шерера, 1984, 2009) предполагают, что аффективный опыт критически определяется серией когнитивных оценок (оценочных проверок) окружающей среды с точки зрения новизны событий, значимости, влияния на цели человека и того, как с ними можно справиться. Например, грусть основана на осознании присутствия заметного негативного события (например, возникновения неизлечимой болезни), подрывающего личные цели (это положит конец жизни), против которого никакие действия не кажутся эффективными. Вместо этого одно и то же событие может вызвать эмоциональную реакцию более высокого возбуждения (например, гнев или ярость), если оно связано с верой в то, что решение (лечение) доступно. С этой точки зрения модель компонентного процесса представляет собой не просто теорию эмоций, но может рассматриваться как всеобъемлющая структура, в которой когнитивная оценка окружающей среды, аффективные реакции и подготовка поведенческого ответа интегрированы в уникальную систему.

Для целей этой редакционной статьи оценочные проверки, предложенные Моделью компонентного процесса (Scherer, 1984, 2009), являются хорошими процессами-кандидатами для объяснения того, почему социальную среду не следует рассматривать как стабильную конструкцию, оказывающую долгосрочное воздействие на индивидуумов. поведения, но и как результат множества контекстуальных или преходящих факторов, которые в сочетании друг с другом делают каждую межличностную ситуацию уникальной. В соответствии с этой точкой зрения, несколько вкладов в эту тему исследования предполагают, что индивидуальные аффективные и поведенческие реакции могут определяться оценками социального контекста, некоторые из которых соответствуют тем же оценочным проверкам, описанным в модели компонентного процесса. Например, Мареш и др. показывают, что у тревожных людей нейронные реакции на угрожающие электрические стимулы модулируются тем, находятся ли участники в одиночестве или рядом с человеком, который может быть незнакомцем или другом. Кроме того, Кларк-Полнер и Кларк анализируют, как на межличностное поведение (например, реакцию на эмоции других, предоставление и получение социальной поддержки) влияет контекст отношений. Точно так же Baez et al. предполагают, что социальная компетентность людей с синдромом Аспергера может улучшиться, если контекстуальная информация из социальных условий станет явной. Наконец, Alexopoulos et al. участники играли в качестве ответчиков в модифицированной задаче игры «Ультиматум» и обнаружили, что нейронная активность в MPFC по отношению к несправедливым предложениям зависит от того, могут ли они отомстить предлагающему (что отражает изменение способности справляться).

Из-за динамических свойств межличностных отношений и взаимодействий простых оценочных проверок, таких как оценка новизны, валентности, способности совладания и т. д., часто недостаточно для решения сложных социальных ситуаций. Среди многих контекстуальных/преходящих свойств среды, которые необходимо оценить, есть также присутствие других людей, каждый со своим собственным психическим состоянием и когнитивной оценкой. Давайте представим, например, случай, когда человек наблюдает за другом, пытаясь сделать вывод о его/ее эмоциональном состоянии. Вполне разумно, что для этого индивид может смоделировать поведение наблюдаемого друга в отношении наиболее вероятных детерминант, включая его/ее контекстуальную оценку. В частности, человек может оценить, грустит ли друг, проверив, считает ли он себя неизлечимо больным и что лечение может быть недоступным (см. также Corradi-Dell’Acqua et al., 2014). это пример социальная оценка , в которой каждый человек представляет контекстуальные аспекты социальной среды также с точки зрения того, как другие наблюдатели оценивают ту же среду с их точки зрения (см. Manstead and Fischer, 2001; Clément and Dukes). Социальная оценка относится к метакогнитивным способностям людей и тесно связана с такими понятиями, как ментализация, теория разума и перспективное восприятие. Важно отметить, что роль социальной оценки была подчеркнута в этой теме исследования в статьях, посвященных формированию впечатления (Кузманович и др. ), межличностным отношениям (Бомбари и др.) и денежным операциям (Халали и др.; Томасино и др.). . В частности, на поведенческие и нейронные реакции индивидуумов (респондентов) на несправедливость в игре «Ультиматум» может влиять то, оформлена ли денежная операция предлагающим в терминах предложения («я даю») или приобретения («я беру»; Sarlo et al., 2013; Tomasino et al.) Кроме того, Halali et al. предполагают, что, играя в качестве предлагающих в задачах «Ультиматум» и «Игра диктатора», участники в большинстве автоматических решений руководствуются соображениями о том, может ли ответчик принять ответные меры против потенциально несправедливого обращения.

Социальную оценку можно отличить от других видов контекстуальной оценки на нейронном уровне. В частности, в соответствии с существующими моделями организации MPFC (Lieberman, 2007; Forbes and Grafman, 2010; Corradi-Dell’Acqua et al., 2015), Bzdok et al. использовать метааналитические данные, чтобы предложить разделение между дорсальной частью, участвующей в нисходящих, контролируемых, метакогнитивных способностях, и вентральной частью, участвующей в восходящих, автоматических процессах, связанных с оценкой. Это разделение также поддерживается Kang et al. которые показывают, как дорсальная MPFC участвует в точной оценке предпочтений других людей, тогда как вентральная MPFC задействуется при использовании «Я» в качестве посредника для оценки. Кроме того, Гроссманн сообщает, что уже в возрасте 5 месяцев дорсальная MPFC может быть вовлечена в триадные взаимодействия, при которых младенцы устанавливают зрительный контакт с другими, чтобы направить свое внимание на определенные объекты/события во внешней среде (см. также Гроссманн). и Джонсон, 2010). Однако следует подчеркнуть, что это разделение между дорсальной и вентральной областями противоречит другим исследованиям по нашей теме исследования: с одной стороны, Farrow et al. вовлекать дорсальную (но не вентральную) MPFC в обработку и оценку угрожающих слов, изображений и звуков; с другой стороны, вентральная (но не дорсальная) MPFC связана с процессами, связанными с социальной оценкой, такими как дифференцированное отношение к оппонентам-человекам и компьютерам в денежных транзакциях (Moretto et al. ) или подчинение решению не- группировать сверстников в задаче оценки восприятия (Stallen et al.).

Выводы

В последние десятилетия психологи и нейробиологи вложили значительные средства в исследования способности действовать «социально», которая считается эволюционным преимуществом многих видов (Матусалл). Настоящая тема исследования представляет собой собрание большого количества (38) оригинальных материалов междисциплинарного сообщества, которые вместе подчеркивают, что детерминанты индивидуального социального поведения следует лучше всего понимать по крайней мере в двух разных измерениях. Эта общая перспектива представляет собой основу всеобъемлющей и четко сформулированной модели того, как люди и их мозг взаимодействуют друг с другом в социальных контекстах. Однако, несмотря на свою привлекательность, остается неясным, как модель, предложенная в этой редакционной статье, соотносится с конкретными парадигмами с высокой экологической ценностью, где труднее аккуратно выделить относительный вклад личностных/экологических или стабильных/преходящих детерминант. Это, например, случай Preston et al. которые исследовали госпитализированных неизлечимых пациентов, измеряя эмоциональные реакции, вызванные у наблюдателей, и определяя, были ли они связаны с частотой оказания помощи. С этой точки зрения большой проблемой для будущих исследований в области социальной психологии и неврологии действительно будет разработка более точных прогностических моделей социального поведения и их применение в экологически обоснованных условиях.

Вклад авторов

Все перечисленные авторы внесли существенный, непосредственный и интеллектуальный вклад в работу и одобрили ее для публикации.

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Ссылки

Адольф Р., Транел Д., Дамасио Х. и Дамасио А. (1994). Нарушение распознавания эмоций по выражению лица после двустороннего повреждения миндалевидного тела человека. Природа 372, 669–672. doi: 10.1038/372669a0

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Бернхардт, Б. К., и Сингер, Т. (2012). Нейронная основа эмпатии. Год. Преподобный Нейроски. 35, 1–23. doi: 10.1146/annurev-neuro-062111-150536

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Чиао, Дж. Ю., и Близинский, К. Д. (2010). Коэволюция культур-генов индивидуализма-коллективизма и гена переносчика серотонина. Проц. биол. науч. 277, 529–537. doi: 10.1098/rspb.2009.1650

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Corradi-Dell’Acqua, C., Hofstetter, C., and Vuilleumier, P. (2011). Ощущаемая и видимая боль вызывает одни и те же локальные паттерны корковой активности в островковой и поясной коре. J. Neurosci. 31, 17996–18006. doi: 10.1523/JNEUROSCI.2686-11.2011

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Corradi-Dell’Acqua, C. , Hofstetter, C., and Vuilleumier, P. (2014). Когнитивная и аффективная теории сознания имеют одни и те же локальные паттерны активности в задней височной, но не в медиальной префронтальной коре. Соц. Познан. Оказывать воздействие. Неврологи. 9, 1175–1184. doi: 10.1093/scan/nst097

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Корради-Делл’Аква, К., Турри, Ф., Кауфманн, Л., Клеман, Ф., и Шварц, С. (2015). Как мозг предсказывает поведение людей в отношении правил и желаний. Свидетельство медио-префронтальной диссоциации. Кортекс 70, 21–34. doi: 10.1016/j.cortex.2015.02.011

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Corradi-Dell’Acqua, C., Tusche, A., Vuilleumier, P., and Singer, T. (2016). Кросс-модальные представления непосредственной и косвенной боли, отвращения и справедливости в островковой и поясной коре. Нац. коммун. 7:10904. doi: 10.1038/ncomms10904

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Айзенберг, Д. Т. А., и Хейс, М. Г. (2011). Проверка нулевой гипотезы: комментарии к «Коэволюции культур-генов индивидуализма-коллективизма и гена-переносчика серотонина». Проц. биол. науч. 278, 329–332. doi: 10.1098/rspb.2010.0714

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Эскин К. Дж., Кациник Н. А. и Принц Дж. Дж. (2011). Плохой привкус во рту: вкусовое отвращение влияет на моральное суждение. Психология. науч. 22, 295–299. doi: 10.1177/0956797611398497

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Эскин, К. Дж., Кациник, Н. А., и Вебстер, Г. Д. (2012). Горькая правда о морали: добродетель, а не порок, делает пресный напиток приятным на вкус. ПЛОС ОДИН 7:e41159. doi: 10.1371/journal.pone.0041159

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Forbes, CE, and Grafman, J. (2010). Роль префронтальной коры человека в социальном познании и моральном суждении. Год. Преподобный Нейроски. 33, 299–324. doi: 10.1146/annurev-neuro-060909-153230

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Гроссманн, Т., и Джонсон, М. Х. (2010). Избирательные реакции префронтальной коры на совместное внимание в раннем детстве. Биол. лат. 6, 540–543. doi: 10.1098/rsbl.2009.1069

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Заяц, Р. Д., и Нойманн, К. С. (2005). Структурные модели психопатии. Курс. Психиатрия Респ. 7, 57–64. doi: 10.1007/s11920-005-0026-3

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Кобан Л. и Пуртуа Г. (2014). Системы мозга, лежащие в основе аффективного и социального мониторинга действий: интегративный обзор. Неврологи. Биоповедение. Ред. 46 (часть 1), 71–84. doi: 10.1016/j.neubiorev.2014.02.014

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Кришнан А., Ву К. -В., Чанг Л. Дж., Рузич Л., Гу Х., Лопес-Сола М. и др. (2016). Соматическая и викарная боль представлены диссоциируемыми многомерными паттернами мозга. Элайф 5:e15166. doi: 10.7554/elife.15166

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Либерман, доктор медицины (2007). Социальная когнитивная нейробиология: обзор основных процессов. Год. Преподобный Психолог. 58, 259–289. doi: 10.1146/annurev.psych.58.110405.085654

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Манстед, А. С. Р., и Фишер, А. Х. (2001). «Социальная оценка: социальный мир как объект и влияние на процессы оценки», в серии в области аффективной науки: процессы оценки в эмоциях: теория, методы, исследования , под редакцией К. Р. Шерера, А. Шорра и Т. Джонстона (New Йорк, Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета), 221–232.

Молл, Дж., Де Оливейра-Суза, Р., и Зан, Р. (2008). Нейронная основа нравственного познания: чувства, понятия, ценности. Энн. Н. Я. акад. науч. 1124, 161–180. doi: 10.1196/annals.1440.005

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Фелпс, Э. А., Лемперт, К. М., и Сокол-Хесснер, П. (2014). Эмоции и принятие решений: несколько модуляторных нейронных цепей. Год. Преподобный Нейроски. 37, 263–287. doi: 10.1146/annurev-neuro-071013-014119

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Сарло М., Лотто Л., Паломба Д., Скоццари С. и Румиати Р. (2013). Обрамление игры в ультиматум: гендерные различия и вегетативные реакции. Междунар. Дж. Психол. 48, 263–271. doi: 10.1080/00207594.2012.656127

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Шерер, К. Р. (1984). «О природе и функции эмоций: компонентный процессный подход», в Approaches to Emotion 9.0045, редакторы К. Р. Шерер и П. Экман (Хиллсдейл, Нью-Джерси: Эрлбаум), 293–317.

Google Scholar

Шерер, К. Р. (2009). Динамическая архитектура эмоций: свидетельство модели компонентного процесса. Познан. Эмот. 23, 1307–1351. doi: 10.1080/026999308969

CrossRef Full Text | Google Scholar

Шакман А. Дж., Саломонс Т. В., Слагтер Х. А., Фокс А. С., Винтер Дж. Дж. и Дэвидсон Р. Дж. (2011). Интеграция негативного аффекта, боли и когнитивного контроля в поясной коре. Нац. Преподобный Нейроски. 12, 154–167. doi: 10.1038/nrn2994 ​​

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Уолтон К.Э., Робертс Б.В., Крюгер Р.Ф., Блониген Д.М. и Хикс Б.М. (2008). Захват ненормальной личности с нормальными личными инвентарями: подход теории ответной части. Дж. Перс. 76, 1623–1648. doi: 10.1111/j.1467-6494.2008.00533.x

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

63 Примеры социального поведения

Социальное поведение — это то, как люди взаимодействуют друг с другом. Ниже приведены распространенные примеры.

Коммуникация

Процесс передачи информации другим с помощью устного, письменного языка или языка жестов. Также возможно общаться визуально или с помощью языка тела и зрительного контакта.

Сообщество

Люди жаждут социального взаимодействия и интеграции и объединяются в группы, чтобы насладиться чувством общности.

Прослушивание

Практика потребления общения. Это может включать в себя множество стратегий прослушивания, таких как фильтрация неинтересной информации.

Сотрудничество

Люди могут сотрудничать как очень большие группы, используя такие структуры, как общества, организации и проекты.

Политика

Сложный и спорный процесс принятия решения о том, как действовать в группе.

Культура

Культура – ​​это появление общих смыслов и ожиданий среди групп, основанных на их опыте. Соответствие культуре помогает людям ладить с чувством общей идентичности.

Нормы

Нормы – это ожидания поведения в контексте сообщества или культуры. Например, правила вежливости в том или ином городе.

Толерантность

Способность уживаться без общей культуры и норм.

Принятие

Акт принятия людей как уникальных личностей, в отличие от требования строгого соответствия их групповой идентичности.

Традиция

Традиция – это продолжение культуры прошлого. Это обеспечивает обмен опытом между поколениями и стабильность в мире постоянных изменений.

Обряд посвящения

Обряд посвящения — это разновидность традиции, посредством которой группа отмечает вехи в жизни человека.

Товарищество

Товарищество – это чувство уважения к тем, с кем вы пережили общие испытания и стрессы. Люди могут формировать более прочные отношения, основанные на товариществе, в самых сложных ситуациях.

Верность

Способность хорошо относиться к кому-то и бескорыстно защищать его интересы.

Любовь

Безусловное уважение и привязанность к другому человеку.

Альтруизм

Способность бескорыстно действовать в интересах людей, животных или планеты, часто ценой или риском для себя.

Харизма

Харизма – это способность или склонность действовать так, как это нравится другим.

Играть

Стремление к радости ради радости. Это часто является социальным и считается важным для процесса развития социальных навыков.

Юмор

Способность доставлять радость мыслями и общением.

Сообразительность

Способность быстро и разумно реагировать на социальные ситуации в данный момент. Когнитивные способности, которые являются основой для социальных навыков высокого уровня, таких как харизма и чувство юмора.

Лидерство

Способность заставить других следовать за вами, чтобы объединить действия и мышление групп.

Влияние

Процесс попытки изменить мнение других.

Мотивация

Процесс попытки заставить других действовать.

Следование

Практика следования за лидером. Это может сделать вас членом группы, такой как команда или движение.

Стадное поведение

Склонность людей обращаться к другим за подсказками, как действовать в той или иной ситуации. Например, люди склонны следовать друг за другом, чтобы найти выход из пожара, даже если они сами знают планировку здания. Это может привести к переполнению одного выхода другими выходами, неиспользуемыми из-за стадности, движимой страхом.

Сплетни

Практика разговоров о других людях, часто без учета доказательств и точности.

Процесс попытки получить социальный статус, основанный на восприятии таких вещей, как богатство, внешний вид, молодость и авторитет.

Подача сигналов

Подача сигналов — это попытка сообщить другим о своих сильных сторонах. Это может включать в себя визуальную коммуникацию, такую ​​как мода, предназначенную для передачи силы, такой как богатство.

Контрсигнализация

Практика преуменьшения своих сильных сторон, чтобы показать свои сильные стороны. Например, корпоративный руководитель, который одевается неформально, чтобы контрсигнализировать о своей власти и показать свою силу.

Посредственность

Посредственность — это жалкое поведение, при котором человек цепляется за группу ради безопасности, комфорта и благ, но сводит к минимуму свой вклад в эту группу.

Безделье в обществе

Безделье в обществе — это склонность вносить меньший вклад в групповую работу, чем в индивидуальную. Это часто происходит из-за плохо структурированной групповой деятельности с нечеткими ролями или когда слишком много людей вовлечено в решение проблемы. Не путать с посредственностью.

Соответствие

Строгое следование ожиданиям других.

Застенчивость

Чувство легкого беспокойства в социальных ситуациях, когда вы чувствуете себя ограниченным в своих ответах.

Сдержанность

Человек, который не хочет общаться с кем-то, но не стесняется.

Невозмутимость

Человек с высоким самосознанием, не зависящий от одобрения со стороны других.

Отчуждение

Отчуждение – это чувство отчужденности и отчужденности от групп, к которым вы принадлежите.

Независимость

Способность преодолевать социальные процессы, чтобы быть собой, не чувствуя себя отчужденным.

Антиобщественное поведение

Антиобщественное поведение — это когда человек нарушает нормы групп, к которым он принадлежит, или вообще игнорирует благополучие других.

Злоба

Крайне антиобщественное поведение, когда вы желаете или причиняете вред другим.

Обман

Ложь и другие виды обмана, такие как стратегическое умалчивание правды.

Манипуляция

Стремление повлиять на мысли, эмоции или поведение других обманным или негативным образом.

Плохое поведение

Неспособность соответствовать разумным ожиданиям других без намерения причинить кому-либо вред.

Дисциплина

Процесс предупреждения и наказания других за их поведение.

Взятие высоты

Практика поддержания высоких стандартов поведения для себя, даже когда имеешь дело с людьми, которые ведут себя плохо. Например, состоявшийся человек, который воздерживается от споров с асоциальными людьми на улице, даже если их оскорбляют.

Око за око

Око за око — это стратегия противодействия негативу других, но не обострения ситуации.

Социальное сравнение

Склонность оценивать себя, сравнивая себя с другими.

Соревнование

Стремление превзойти друг друга. Людям так нравится конкуренция, что они создают ее играми и спортом. Силы конкуренции могут служить для объединения людей чувством общей идентичности и цели.

Страх упустить что-то

Страх упустить что-то — это мотивация, вызванная негативными социальными сравнениями, когда вы чувствуете, что другие справляются лучше или опережают вас.

Групповое мышление

Групповое мышление — это склонность групп пытаться заставить всех членов притворяться, что они думают одинаково.

Парадокс Абилин

Парадокс Абилин — это когда группы принимают решения, которые каждый отдельный член группы считает иррациональными. Групповой мыслительный процесс часто отражает политику группы, а не рациональное и последовательное мышление.

Адвокат дьявола

Адвокат дьявола — это практика говорить то, во что вы на самом деле не верите, в надежде разрушить статическое мышление.

Вежливость

Вежливость — это практика соблюдения правил общества и мирного разрешения споров.

Аргумент

Процесс решения разногласий словами. Неотъемлемая часть цивилизованности.

Протест

Создание творческой напряженности как средство осуществления таких прав, как свобода слова и демократическое участие. Это одна из вещей, которая отличает вежливость от простого соответствия.

Конфликт

Процесс разрешения разногласий враждебными действиями. Это нарушает вежливость и может привести к серьезным последствиям, таким как разрушения и страдания.

Эмоциональный интеллект

Способность воспринимать эмоции других и решать проблемы на эмоциональном уровне.

Преподавание

Практика обмена знаниями с другими или попытки раскрыть их таланты.

Сохранение репутации

Сохранение репутации — это практика, помогающая другим избежать смущения. Например, указывать на ошибки мягко, без предупреждений.

Сочувствие

Проявление вашей заботы о несчастьях других.

Эмпатия

Эмпатия — это процесс обмена эмоциями с другими. Например, порадоваться за кого-то или разделить чувство поражения после проигрыша.

Самодовольство

Смотреть на других свысока и считать себя выше других.

Отстранение

Отстранение — это практика игнорирования или неучастия кого-либо в целях уменьшения его влияния.

Включение

Практика охвата и вовлечения людей в социальные процессы.

Нетворкинг

Процесс знакомства с новыми людьми. Например, завязать разговор с людьми на мероприятии.

Поведение

Это полный список статей, которые мы написали о поведении.

Определение вежливости с примерами.

Определение сотрудничества с примерами.

Список а-я общих социальных факторов.

Определение социального мышления с примерами.

Самые популярные статьи на Simplicable за прошедшие сутки.

Последние сообщения или обновления на Simplicable.

Карта сайта

Что такое теория социального обучения?

Теории социальной работы могут быть взяты из многих дисциплин, таких как криминология, право, образование, политика, социология и психология. По отдельности каждая дисциплина пытается объяснить человеческое поведение в рамках своей области исследования. Однако, чтобы вы, как социальный работник, могли объяснить конкретное поведение, важно, чтобы вы нашли подходящую теорию или их комбинацию, независимо от исходной дисциплины. Одной из теорий, которая может оказаться полезной для некоторых ваших клиентов, является теория социального обучения.

Хотя теория социального научения исходит из психологии, ее принципы в значительной степени применимы к изучению социальной работы. В этом введении в теорию социального обучения рассматриваются ее основы, элементы, сильные и слабые стороны, а также ее применение в социальной работе. Включен список книг и онлайн-ресурсов, чтобы узнать больше.

Теория социального научения предполагает, что социальному поведению обучаются, наблюдая и подражая поведению других. Психолог Альберт Бандура разработал теорию социального обучения как альтернативу более ранней работе коллеги-психолога Б. Ф. Скиннера, известного своим влиянием на бихевиоризм. В то время как поведенческая психология фокусируется на том, как окружающая среда и подкрепление влияют на поведение, Бандура утверждал, что люди могут изучать поведение посредством наблюдения.

Теория социального научения предусматривает четыре опосредованных процесса, которые помогают определить, приобретается ли новое поведение:

В дополнение к поведению наблюдатель будет изучать последующие вознаграждения и наказания. Если наблюдатель считает, что вознаграждение больше, чем затраты (наказание), то он, скорее всего, будет имитировать поведение. Однако, если наблюдатель недостаточно ценит косвенное подкрепление, он не будет моделировать поведение.

В 1961 и 19 гг.63 года Альберт Бандура провел серию экспериментов, чтобы определить, может ли социальное поведение (агрессия) накапливаться путем наблюдения и имитации. Исследование, в ходе которого дети наблюдали, как модель бьет надувную куклу, должно было подтвердить идею о том, что дети подражают их поведению, наблюдая за другими. Эти эксперименты были известны как эксперименты с куклой Бобо.

Опираясь на результаты своих экспериментов с куклой Бобо, Бандура разработал теорию социального обучения в 1977. Позже в 1986 году эта теория превратилась в теорию социального познания, которая постулирует, что обучение происходит в социальной среде с постоянно меняющимся и общим взаимодействием между человеком, окружающей средой и поведением.

Теория социального научения основана на нескольких ключевых допущениях:

Примеры теории социального научения в повседневной жизни распространены, причем одним из наиболее очевидных является поведение детей, когда они подражают членам семьи, друзьям, известным личностям и даже телевизионным персонажам. . Если ребенок понимает, что за такое поведение есть значимое вознаграждение, в какой-то момент он это сделает.

Социальные сети представляют собой множество примеров социального обучения, когда люди подражают другим, будь то игра в сцене фильма, копирование танцевальных движений из музыкального видео, и, что не менее важно, множество социальных сетей, которые люди пытаются решить. Это неистовое поведение обычно вызвано желанием быть принятым или понравившимся в обществе.

Новые сотрудники на рабочем месте могут имитировать поведение своих сверстников, чтобы соответствовать рабочей культуре. Или они могут моделировать поведение коллег, чтобы заслужить хорошую репутацию у начальника.

Студенты могут подражать однокурсникам, знаменитостям и наставникам, чтобы соответствовать или привлекать внимание. В то время как позитивное поведение имитируется, проблемное поведение также моделируется.

Одной из основных сильных сторон теории социального научения является ее гибкость в объяснении различий в поведении или обучении человека, т. е. при изменении окружения человека его поведение может измениться.

Дополнительным преимуществом теории социального обучения является то, что она допускает различные способы обучения. Человек может учиться через наблюдение или непосредственный опыт.

Теория терпит неудачу там, где она пренебрегает важностью ответственности в своих действиях. Придавая большее значение окружающей среде, теория предполагает, что поведение и действия человека определяются обществом, а не тем, как человек обрабатывает или обрабатывает информацию.

Теория социального научения далее игнорирует обычные вехи развития. Хотя дети взрослеют с разной скоростью, некоторые нормальные вехи все же могут происходить независимо от условий окружающей среды.

Теория также не может объяснить любое поведение, особенно в случае, когда нет очевидного образца для подражания для наблюдателя.

Теория социального научения утверждает, что люди подражают поведению, которое они наблюдают в своей среде, особенно если это поведение подкрепляется другими. Например, если ребенок наблюдает, как его родители каждый день ходят на работу, работают волонтерами в местном общественном центре и помогают своим близким с домашними делами, ребенок, скорее всего, будет подражать такому поведению. В случае вознаграждения такое поведение закрепляется и, скорее всего, повторяется человеком.

Эта предпосылка применима и к неприятному поведению. Человек, который наблюдает, как кто-то плохо обращается с другими и получает за это вознаграждение, может последовать его примеру. Социальные работники могут использовать теорию социального обучения для определения поведенческих моделей, которым может подражать клиент, и использовать эту информацию, чтобы помочь исправить негативное поведение, такое как употребление алкоголя несовершеннолетними, употребление наркотиков или незащищенный секс.

Две области применения теории социального обучения в социальной работе включают исследования и вмешательство. Исследователи могут использовать эту теорию, чтобы понять, как агрессивность и насилие могут передаваться посредством обучения через наблюдение. Теория может быть также использована для исследования того, как положительные образцы для подражания могут способствовать желаемому поведению и способствовать социальным изменениям.

В качестве инструмента вмешательства социальный работник может применять теорию социального обучения , чтобы влиять на новое позитивное поведение, изменяя подкрепление , положительное или отрицательное, связанное с источником проблемы. Важно отметить, что для эффективного применения принципов теории социального обучения в качестве вмешательства важно, чтобы социальный работник использовал другие методы работы, такие как символическое кодирование, управление стрессом и косвенное подкрепление.

Если вы в настоящее время учитесь на программе социальной работы, вы узнаете о дополнительных применениях теории социального обучения, а также о том, как интегрировать ее с другими теориями, практиками и методами социальной работы.

Теория социального научения объясняет сложное поведение, признавая когнитивные факторы и ту роль, которую они играют в принятии решения о том, следует ли имитировать поведение. Однако он не объясняет, как мы развиваем широкий спектр поведения, основанный на мыслях и чувствах. У нас есть значительный контроль над своим поведением, и поэтому мы не обязательно воспроизводим плохое поведение, такое как насилие, только потому, что переживаем его.

Изменение и переименование теории социального обучения в социально-когнитивное обучение в 1986, Бандура предложил более подходящую схему того, как мы учимся на своем социальном опыте.

Теория социального научения игнорирует влияние биологических факторов, таких как гормоны и генетика, на поведение. Это ограничивает поведение человека либо природой, либо воспитанием, а не признанием того, что поведение является взаимодействием как его биологии, так и окружающей среды.

Хотя теория социального научения демонстрирует, что поведение, положительное или отрицательное, можно научить или адаптировать посредством наблюдения, для социального работника важно использовать дополнительные соответствующие практики и теории социальной работы, которые учитывают другие факторы, которые могут играть роль в поведении клиента.

Вот несколько книг и онлайн-ресурсов, связанных с теорией социального обучения, которые могут оказаться полезными в процессе обучения и карьеры в сфере социальной работы.

Начните свою карьеру в социальной работе, получив степень в области социальной работы.

Обновлено: февраль 2022 г.

Что такое социальная психология? Определение, ключевые термины и примеры

Психология как область научных исследований остается относительно новой; первый формальный курс психологии в Соединенных Штатах был инициирован в Гарвардском университете Уильямом Джеймсом в 1875 г.

Тем не менее, ее важность как дисциплины очевидна из хорошо известных названий и концепций исследований человеческого поведения начала 20-го века: Павлов и его слюноотделительная собака, иерархия потребностей Маслоу, юнговские архетипы бессознательного.

Эти и другие исследователи хотели выяснить, как человеческое восприятие — самих себя, других и мира в целом — влияет на поведение.

По мере того как область психологии развивалась, исследователи начали сосредотачиваться на специализированных аспектах разума и поведения. Это породило подкатегории психологии, включая социальную психологию.

Сегодня исследователи и ученые изучают почти каждый аспект человеческого существования через призму психологии. Американская психологическая ассоциация (АПА) перечисляет 15 областей психологии, включая клиническую психологию, мозговую и когнитивную психологию, психологию развития, количественную психологию и другие.

Социальная психология — одна из самых широких и сложных подкатегорий, поскольку она связана с самовосприятием и поведенческим взаимодействием между людьми, составляющими общество. Далее следует обзор социальной психологии как науки, включая определение, ее происхождение и темы, связанные с этой областью.  

Социальная психология Определение

Социальная психология изучает влияние присутствия и поведения других на индивидуальное или групповое поведение.

Главный вопрос, над которым размышляют социальные психологи, заключается в следующем: как и почему на восприятие и действия людей влияют факторы окружающей среды, такие как социальное взаимодействие?

В поисках ответа на этот основной вопрос исследователи проводят эмпирические исследования, чтобы ответить на конкретные вопросы, такие как:

  • Как люди меняют свои мысли и решения в зависимости от социальных взаимодействий?
  • Является ли поведение человека точным показателем личности?
  • Насколько целенаправленно социальное поведение?
  • Как социальное восприятие влияет на поведение?
  • Как формируются потенциально деструктивные социальные установки, такие как предрассудки?

Например, вы когда-нибудь замечали, что ведете себя и думаете иначе среди знакомых вам людей, чем среди незнакомцев? Вы когда-нибудь задумывались, почему это так? Социальные психологи проводят свою карьеру, пытаясь найти ответы на подобные вопросы и то, что они могут означать.

Социальная психология стала формальной дисциплиной с начала 20-го века. Раннее исследование «социальной фасилитации», проведенное в 1898 году исследователем психологии Университета Индианы Норманом Триплеттом, стремилось объяснить, почему велогонщики превосходят свои сольные выступления, когда соревнуются напрямую с другими.

Более поздние эксперименты пытались объяснить, как и почему одни художники и исполнители блистали перед публикой, а другие колебались. Во время Второй мировой войны исследователи изучали влияние пропаганды на поведение всего населения.

Взгляд Шекспира на социальную психологию

Социальные психологи исследуют силу мысли и восприятия для формирования действий и закрепления эмоциональных связей. Это не новая концепция; Уильям Шекспир представил один из самых ранних известных примеров понимания, достойного социального психолога, в своей самой сложной в психологическом отношении пьесе «Гамлет».

Осажденный принц Дании объясняет, почему он считает родную страну тюрьмой, а не раем: «Почему же… нет ничего ни хорошего, ни плохого, но мышление делает таковым. Для меня это тюрьма».

Социальная психология, представляемая как игра ума («мысль делает это так») или как исследование повседневных мыслей и действий, занимается объяснением некоторых из глубочайших тайн человеческих отношений и поведения.

Это исследование того, кто мы есть, кем мы думаем мы, и как это восприятие формирует наш опыт как личности и общества.

Социальная психология и социология

Области социальной психологии и социологии иногда путают. Это понятно, потому что обе области исследования широко связаны с тем, как человеческое поведение формируется и формируется обществом.

Основное различие между ними заключается в следующем: социальные психологи изучают отдельных людей в группе; социологи изучают группы людей.

Еще в 1924 году, когда обе области исследования только начинали достигать академической зрелости, исследователь из Университета Миссури Чарльз А. Эллвуд стремился упростить различие между ними. Социология, писал Эллвуд, — это «наука о происхождении, развитии, структуре и функционировании групп».

Социальная психология, согласно Эллвуду, — это «изучение [индивидуальных психологических] истоков, участвующих в развитии, структуре и функционировании социальных групп».

Различные взгляды на сходные проблемы

Естественно, работа, проделанная обоими типами социологов, иногда пересекается. Социолог сосредотачивается на том, как взаимодействие между различными группами людей — людьми с общими религиозными убеждениями или этнической принадлежностью — влияет на ход цивилизации.

Эту информацию можно считать отправной точкой для исследования социального психолога, который может использовать ее для формулирования гипотезы о том, как групповая динамика влияет на человека в течение жизни.

Например, социолог может сосредоточиться на потенциальных далеко идущих последствиях нового закона для общества, тогда как социальный психолог может сосредоточиться на том, как новый закон может повлиять на конкретного человека в краткосрочной и долгосрочной перспективе.

Еще один способ понять различия между социальной психологией и социологией — рассмотреть восприятие групповой динамики.

Например, социолог может провести исследование того, как группа людей действует как единое целое, в то время как социальный психолог может захотеть исследовать, как и почему группы людей влияют на отдельных людей — и почему индивидуальное поведение может влиять на группы людей.  

Краткий обзор тем социальной психологии

Ранние социальные психологи занимались внутренними и внешними воздействиями на индивидуальное поведение. Публикация британского психолога Уильяма Макдугалла 1908 года «Введение в социальную психологию» была посвящена человеческим инстинктам как движущей силе социального взаимодействия.

Другие темы, собранные под эгидой социальной психологии, представлены в работах братьев Флойда Генри Олпорта и Гордона Уилларда Олпорта 1920-х годов. Олпортам приписывают применение строгой научной теории и методов экспериментирования в исследованиях социальной психологии.

Этот динамичный дуэт также провел важные исследования развития взглядов, религиозных верований и многих других тем.

Современные темы социальной психологии

Со временем исследования социальной психологии затронули почти все аспекты человеческой личности в попытке понять психологическое влияние восприятия и человеческого взаимодействия. Сегодняшние социальные психологи освещают следующие темы:

  • Лидерство — Какие черты личности определяют лидера? Какова роль лидера в группе? Как лидеры оказывают влияние на группы и отдельных лиц?
  • Агрессия — Как определяется агрессивное поведение? Что вызывает привычное агрессивное поведение? Какую роль играет агрессия в самосохранении?
  • Социальное восприятие — Как у человека формируется самовосприятие? Как самовосприятие формируется под воздействием факторов окружающей среды? В чем разница между экзистенциальным Я и категориальным Я?
  • Групповое поведение — Какие общие характеристики групп? Сколько человек составляют группу? Что определяет структуру группы? Почему люди тяготеют к той или иной группе?
  • Невербальное поведение — Какие неязыковые действия передают мысль или смысл? Как формируются и интерпретируются невербальные сигналы? Какие эмоции передаются выражением лица, жестами рук и другим невербальным поведением?
  • Соответствие — Что побуждает людей изменять свое восприятие, чтобы соответствовать группе или другому человеку? Как человек решает принять влияние другого человека или группы? В чем разница между внешним соответствием и внутренним соответствием?
  • Предубеждение — Что заставляет кого-то питать предубеждение против члена другой социальной группы? В чем разница между предубеждением и дискриминацией? Как стереотипы используются для построения восприятия?

  Что такое социальное познание ?

Социальное познание является подтемой социальной психологии. Его внимание сосредоточено на изучении того, как и почему мы воспринимаем себя и других такими, какие мы есть.

Это важно, потому что без понимания нашего самовосприятия невозможно полностью понять, как наши действия интерпретируются другими. Точно так же, чтобы понять, почему другие действуют по отношению к нам именно так, мы должны полагаться на наше восприятие их мыслей и мотивов.

Социальные психологи проводят исследования того, как и почему определенный жизненный опыт влияет на наше восприятие себя и других. В дополнение к другим факторам исследователи стремятся понять, как обрабатывается память и как она влияет на социальное познание.

Раннее развитие когнитивного восприятия

Исследования социального познания часто включают анализ факторов окружающей среды в раннем развитии когнитивного восприятия.

Например, восприятие маленьких детей основано на эгоцентрическом взгляде — их взгляды на себя и мир формируются на основе ограниченного опыта. Они еще не понимают, как интерпретировать свои собственные эмоции и действия, не говоря уже о других.

В зрелом возрасте способность воспринимать эмоции и понимать поведение развивается с опытом. На основе этого опыта формируются представления и принимаются решения.

Взрослый человек может обратиться к своему опыту, чтобы ответить на такие вопросы, как:

  • Почему я так думаю об определенном предмете или человеке?
  • Как мои действия влияют на других?
  • Как я должен реагировать на действия других?

То, как люди учатся отвечать на эти и другие вопросы о своем самовосприятии, относится к изучению социального познания. Ученые исследуют психические процессы, влияющие на взаимодействие восприятия, памяти и мышления при формировании личности и социальном взаимодействии.

Эта информация, в свою очередь, помогает исследователям понять динамику между групповым поведением и развитием социальной идентичности человека.  

Определение группового поведения

Почему люди объединяются в группы? Как группа влияет на поведение человека и наоборот?

Исследование группового поведения пытается ответить на эти и другие вопросы, связанные с социальным познанием. Он начинается с основного вопроса: что такое группа?

Определения группы не существует, но социальные психологи в целом согласны с тем, что группу можно определить как связную сущность, состоящую из людей, разделяющих определенные убеждения или характеристики.

Примеры групп включают религиозные объединения, научные общества и членов политической партии. Это определение включает большие группы, такие как население района или города, и более мелкие группы, такие как нуклеарная семья.

Наблюдаемые действия группы составляют определение группового поведения. Социальные психологи, изучающие групповое поведение, хотят знать основные мотивы этих действий, как они возникли, как индивидуум функционирует в группе и роль лидерства в групповой динамике.

Например, как и почему некоторые группы действуют, руководствуясь коллективным чувством доброты и принятия, в то время как другие движимы предрассудками и насилием? Как врожденный конфликт между самовосприятием и внешним восприятием влияет на влияние индивида в группе?

Мало того, как и почему индивидуальные интересы, мнения и способности иногда сублимируются до коллективной цели группы?

Групповое поведение можно изучать через призму индивидуального статуса в группе. Модели индивидуальных отношений в группе могут предсказать сплоченность группы и помочь объяснить, как и почему одна группа более продуктивна, чем другая.

Понимание группового поведения помогает объяснить, почему люди могут принимать определенные решения под влиянием группы, которые они не приняли бы в одиночку. Этот вид изменения личности — сдвиг, основанный на членстве в группе — рассматривается в рамках теории социальной идентичности.

  Что такое теория социальной идентичности ?

Польский психолог Анри Тайфель вместе со своим британским коллегой Джоном Тернером изучали влияние членства в группе на самовосприятие.

Они сформулировали теорию социальной идентичности, которая пытается объяснить взаимосвязь между принадлежностью к группе и усилением индивидуальных качеств, таких как гордость и чувство собственного достоинства.

Согласно Тайфелу и Тернеру, люди тяготеют к группам, состоящим из людей, которыми они восхищаются или с которыми они согласны по важным вопросам. Члены группы воспринимают себя, по крайней мере частично, через призму своего членства; они видят свое отражение в других членах.

Люди, принадлежащие к группам, связаны и управляются сходством. Самоидентификация членов группы основана на общих взглядах, убеждениях и моральных стандартах группы.

Это объясняет, почему люди в группе могут действовать иначе, чем если бы они не принадлежали к группе. Они ведут себя так, как, по их мнению, должен вести себя член группы, а не руководствуясь личной мотивацией.

Другим аспектом теории социальной идентичности является тенденция к трайбализму или принятию «своих групп» при отказе от «чужих групп». Групповая социализация личности происходит поэтапно, согласно Тайфелу и Тернеру:

  • Категоризация — Разделение лиц на основе таких характеристик, как этническая принадлежность, род занятий или система убеждений
  • Социальная идентификация — Принятие характеристик определенной группы
  • Социальное сравнение — Поиск благоприятных контрастов с другими группами

После того, как люди полностью установили свое самовосприятие, основанное на принадлежности к «своей группе», их мышление и поведение начинают отражать ожидания группы.

Таким образом, индивидуальная социальная идентичность сублимируется в группу. Личная идентичность заменяется чувством принадлежности, безопасности и благополучия.  

Продолжение карьеры в области социальной психологии в Университете Мэривилля Онлайн-бакалавр искусств в области психологии

Карьера в социальной психологии подпитывает страсть к пониманию того, что мотивирует человеческое поведение, и требует обширной подготовки в области эмпирических методов исследования.

Социальные психологи являются признанными экспертами в области человеческих отношений, развития самовосприятия, групповой динамики, лидерства и многих других областей психологии. Их исследования жизненно важны для многих дисциплин, включая бизнес, здравоохранение, экономику, политологию и образование.

Погрузитесь в изучение человеческого поведения и психологические исследования, получив онлайн степень бакалавра искусств в области психологии Университета Мэривилля.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.