Негосударственное общеобразовательное учреждение Средняя общеобразовательная школа

Фабула бреда: Общая психопатология | Обучение | РОП

Содержание

Фабула бреда — это… Что такое Фабула бреда?

  • фабула бреда — (лат. fabula повествование, рассказ) содержание бреда, обладающее сюжетной законченностью …   Большой медицинский словарь

  • Бреда виды — разграничение бредовых идей по их содержанию. Конкретное содержание бредовой идеи характерирует преморбидное состояние личности пациента и/или её изменения на момент появления бреда (её интересы, ценности, мировоззрение, нравственные качества и т …   Энциклопедический словарь по психологии и педагогике

  • Бред — Карл Теодор Ясперс автор известной «триады бреда» MeSH D003702 D003702 Бред (лат. …   Википедия

  • Бредовый синдром — психопатологический синдром, при котором на первый план выступает бред совокупность идей и представлений, умозаключение, возникшее не в результате обработки поступившей информации и не корректируемое поступающей информацией (при этом не важно,… …   Википедия

  • Бред — (лат. delirium, нем. Wahn). Расстройство мышления. Совокупность болезненных представлений, рассуждений и выводов, овладевающих сознанием больного, искаженно отражающих действительность и не поддающихся коррекции извне. По А.В. Снежневскому (1983) …   Толковый словарь психиатрических терминов

  • Дидро — (Дени Diderot) знаменитый мыслитель энцикопедист; род. в октябре 1713 г. в Лангре. На смену долго властвовавших и в социальной жизни и в литературе высших слоев и придворного тона тогда выдвигались новые силы, всего чаще выставляемые здоровым,… …   Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона

  • Дидро Дени — (Diderot) знаменитый мыслитель энцикопедист, род. в октябре 1713 г. в Лангре. На смену долго властвовавших и в социальной жизни и в литературе высших слоев и придворного тона тогда выдвигались новые силы, всего чаще выставляемые здоровым,… …   Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона

  • Галлюцинации — (лат. hallutinatio – бред, видения). Расстройства восприятия, при которых кажущиеся образы возникают без реальных объектов, что, однако, не исключает возможности непроизвольного, опосредованного отражения в Г. прежнего жизненного опыта больного.… …   Толковый словарь психиатрических терминов

  • ФГБНУ НЦПЗ. ‹‹Расстройства мышления››


    Термин «фабулирующее мышление» традиционный, хотя правильнее было бы говорить о конфабулирующем (конфабуляторном) мышлении. Под фабулой мышления мы понимаем присущее нормальному мышлению последовательное развитие событий, действий, происшествий, тогда как при фабулирующем мышлении отсутствует адекватная действительности фабула и мы имеем дело с вымышленными событиями, выдумками.


    Фабулирующее мышление входит в структуру различных по своему патогенезу синдромов. При органических поражениях головного мозга, протекающих с расстройствами памяти типа корсаковского синдрома, наблюдаются как бы заместительные конфабуляций. Они отличаются выраженной лабильностью, аморфностью, нестойкостью.


    Б. Д. Фридман (1964) отметил, что в генезе этого варианта фабулирующего мышления большую роль играет нарушение критики — больной не видит противоречивости и несоответствия действительности сообщаемого им, не замечает нарушения хронологического строя повествования. Выпадает функция, хронологически упорядочивающая материал памяти. Поэтому Б. Д. Фридман определил такого рода конфабуляторное мышление как ахронологический тип его. Для этого варианта характерно и ослабление активности мышления. От степени снижения активности мышления зависит такая особенность конфабуляций, как их продуктивность. Примером непродуктивных конфабуляций, по нашим наблюдениям (1964), могут быть парамнезии при болезни Альцгеймера. Для их выявления приходится прибегать к вопросам внушающего характера. Продуктивные конфабуляций наблюдаются при пресбиофренных синдромах сосудисто-атрофической и чисто сосудистой этиологии.


    Б. Д. Фридман выделил также целевые конфабуляций, которые не связаны с расстройствами памяти, хотя последние могут при этом наблюдаться, и не имеют отношения к заполнению пробелов памяти. Целевые конфабуляций напоминают по своему характеру сновидения. По своему механизму они напоминают в какой-то мере паралогическое мышление, аффективно заряжены и соответствуют переживаниям больного. Б. Д. Фридман привел пример целевых конфабуляций: больной в острый период после черепно-мозговой травмы, узнав о болезни своего ребенка, настойчиво просит врача о выписке, заявляя, что сын уже умер и лежит в гробу.


    К целевым конфабуляциям, в понимании Б. Д. Фридмана, близки проявления фабулирующего мышления при истерических фантазмах. В этих случаях выдумка больного преследует цель представить его в наиболее выгодном свете. Мышление больного при истерических фантазмах аффективно насыщено, кататимно и отражает сложившуюся ситуацию, определенные жизненные коллизии, которые, впрочем, иногда сложно уловить, так как они маскируются механизмами вытеснения. Следует отличать от них паралитические фантазмы, которые имеют отпечаток специфического слабоумия с поражением в первую очередь критичности мышления.


    Фабулирующее мышление наблюдается и при псевдологии (мифомании). Если при истерических фантазмах больной сам оказывается в плену своего вымысла, как это бывает всегда при аффективном мышлении, то в случаях псевдологии ложь сознательная, человек заботится о придании сообщаемому достоверности.


    С фабулирующим мышлением мы встречаемся и при бредоподобных фантазиях, являющихся одной из форм психогенных реакций. Бредоподобные фантазии отличаются легкостью возникновения новых идей, их текучестью, изменчивостью. В них значительно больше, чем в бредовых идеях, отражены личностные особенности больного, круг его интересов. Бредоподобным фантазиям присущи как большое разнообразие переживаний, нередко противоречащих основному фону настроения, так и различная степень их стойкости.


    Особенно значительна роль фабулирующего мышления при парафренном бредообразовании. Если в структуре замещающих конфабуляций Б. Д. Фридман видел патологию репродукции, то при парафрении конфабуляций — результат патологии продукции. Мышление принимает фантастический характер, совершенно не корригируется. С. Г. Жислин (1965) выделил основные особенности конфабуляторно-фантастического бреда: это присущие всем формам бредообразования стойкость, необычайное аффективное сопровождение, особая значимость, особое место во внутренней жизни больного. С. Г. Жислин сближал конфабуляторно-фантастический бред с бредом воображения, описанным Е. Dupre и J. В. Logre (1925).


    С. Г. Жислин считал характерным признаком конфабуляторно-фантастического бреда направленность болезненных переживаний в прошлое. Это положение верно только применительно к парафренным психозам позднего возраста, в генезе которых значительную роль играет выделяемый автором возрастной фактор.


    Так, направленность бреда в прошлое отчетливо иллюстрируется наблюдаемым нами случаем, протекавшим с бредом, который можно определить как бред вечного существования. Больная инволюционной парафренией утверждала, что живет вечно — жила в Древней Греции, в Древнем Риме, Египте и т. д. Эти ее утверждения носили крайне стойкий характер, в них отсутствовали явления изменчивости полиморфизма. Бредовые идеи возникли за несколько лет до того, как мы начали наблюдать ее, и за это время даже несколько редуцировались, приобрели характер стереотипных высказываний. В процессе беседы с больной не удавалось внушить ей новых сюжетно-фабульных построений. Больная жила только в прошлом, она не говорила о своей жизни в будущем. Отсутствовали идеи перевоплощения. В любую прошедшую историческую эпоху, о которой шла речь, она была собой.


    Случаи бреда вечного существования представляют известную редкость. Один похожий случай описан И. С. Сумбаевым (1948). В генезе обращения бреда к прошлому И. С. Сумбаев помимо возраста придавал значение снижению психической активности. И. С. Сумбаев считал, что болезненные переживания устремлены в прошлое, так как для фабулирования элементов предвосхищения будущего необходима известная психическая активность. Это положение представляется нам спорным. Вряд ли можно связывать направленность фабулирующего мышления в прошлое, настоящее или будущее со степенью сохранности психической активности. Располагая бредовые синдромы, характеризующиеся фабулирующим мышлением, по одной оси соответственно нарушениям восприятия времени, как это делал И. С. Сумбаев, нельзя выделить в этой шкале место для парафренных синдромов, которым одновременно присущи направленность бреда в прошлое и предвосхищение будущего.


    Это положение можно иллюстрировать примером бредового парафренного синдрома который мы определяем как ретроспективный бред предвосхищения.


    Ретроспективный бред предвосхищения наблюдается в более молодом возрасте и относится к парафренным синдромам шизофренного происхождения. Он знаменует собой парафренный этап формирования параноидной шизофрении. У наблюдаемых нами больных шизофренический процесс манифестировал первичным бредом отношения и воздействия, на смену которому пришло отмечаемое А. М. Халецким (1973) замещение тягостного чувства воздействия, управляемости контрастным «положительным» чувством «сделанного» обновления. Произошло своеобразное «бредовое осознание», давшее больному новое знание мира и своего «я». Так, наблюдаемый нами больной рассказывает, что еще за год до того, как впервые поступил в психиатрическую больницу, в лесу встретил старика, который предсказал ему все его будущее. Старик предсказал ему якобы, что он будет помещен в психиатрическую больницу города Л. и там его будут лечить инсулином. Затем он рассказал больному, что его переведут в киевскую психиатрическую больницу, подробно описал ему будущих лечащих врачей и т. д. Больной рассказывает об этом с несоответствующей ситуации оживленностью, за которой чувствуется его экспансивная позиция, подчеркивает необычность своих переживаний, как бы выделяющую его из ряда обычных людей.


    Следует отметить, что ретроспективный бред предвосхищения возник здесь не в начале заболевания. В подробной истории болезни, составленной в больнице города Л., где больной лечился в течение года, так же, как и при поступлении его в киевскую больницу, указанные бредовые переживания еще не фигурировали. Конфабуляторное переосмысление прошлого произошло в процессе смены параноидного бреда парафренным.


    Ретроспективный бред предвосхищения можно рассматривать как вариант описанного К. Sommer (1901) ретроактивного бреда, для которого характерна бредовая интерпретация событий прошлой жизни больного в свете его настоящих бредовых переживаний. Однако существует и отличие, обусловленное ролью фабулирующего компонента мышления и внесением элементов предвосхищения будущего.


    Анализируя особенности фабулирующего мышления, мы коснулись вопросов бредообразования, которые будут объектом нашего дальнейшего рассмотрения. Это еще раз подчеркивает всю условность разделения расстройств мышления по форме и содержанию.

    ФГБНУ НЦПЗ. ‹‹Расстройства мышления››


    Под бредом мы понимаем совокупность болезненных представлений, рассуждений и выводов, овладевающих сознанием больного, искаженно отражающих действительность и не поддающихся коррекции извне. Такое определение бреда или бредовых идей с незначительными изменениями традиционно приводится в большинстве современных руководств по психиатрии.


    Несмотря на большое разнообразие клинических форм бредовых синдромов и механизмов их образования, можно говорить об основных признаках бреда с учетом отдельных поправок и исключений применительно к конкретным бредовым синдромам и их динамике. Основные наиболее обязательные признаки включены в приведенное выше определение бреда. Каждый из них, взятый сам по себе, не имеет абсолютного значения, диагностическую ценность они приобретают в сочетании и с учетом типа бредообразования. Выделяют следующие основные признаки бреда.


    1. Бред является следствием болезни и, таким образом, в корне отличается от заблуждений и ошибочных убеждений, наблюдающихся у психически здоровых.


    2. Бред всегда ошибочно, неправильно, искаженно отражает реальную действительность, хотя иногда в отдельных посылках больной может быть и прав. Например, то обстоятельство, что действительно имел место факт супружеской неверности жены, еще не исключает правомерности диагноза бреда ревности у мужа. Дело не в единичном факте, а в той системе суждений, которая стала мировоззрением больного, определяет всю его жизнь и является выражением его «новой личности».


    3. Бредовые идеи непоколебимы, они совершенно не поддаются коррекции. Попытки разубедить больного, доказать ему неправильность его бредовых построений, как правило, приводят лишь к усилению бреда. Характерна субъективная убежденность, уверенность больного в полной реальности, достоверности бредовых переживаний. В. Иванов (1981) отмечает также невозможность корригирования бреда суггестивным путем.


    4. Бредовым идеям присущи ошибочные основания («паралогика», «кривая логика»).


    5. В большинстве своем (исключение составляют некоторые разновидности вторичного бреда) бред возникает при ясном, непомраченном сознании больного. Н. W. Gruhle (1932), анализируя соотношения между шизофреническим бредом и сознанием, говорил о трех сторонах сознания: ясность сознания в настоящий момент, единство сознания во времени (от прошлого к настоящему) и содержание «я» в сознании (применительно к современной терминологии — самосознание). Первые две стороны сознания не имеют отношения к бреду. При шизофреническом бредообразовании обычно страдает третья сторона его, причем расстройство часто очень тяжело переживается больным, особенно на самых ранних этапах формирования бреда, когда улавливаются тончайшие изменения собственной личности. Это обстоятельство применимо не только к шизофреническому бреду.


    6. Бредовые идеи тесно спаяны с изменениями личности, они резко меняют присущую больному до болезни систему отношений к окружению и самому себе.


    7. Бредовые идеи не обусловлены интеллектуальным снижением. Бред, особенно систематизированный, чаще наблюдается при хорошем интеллекте. Примером этого может служить обнаруженная нами в психологических исследованиях, проводимых с помощью теста Векслера, сохранность интеллектуального уровня при инволюционной парафрении. В тех случаях, когда бред возникает при наличии органического психосиндрома, речь идет о незначительном интеллектуальном снижении, а по мере углубления слабоумия бред утрачивает свою актуальность и исчезает.


    Известно много классификационных схем бредовых синдромов. Мы приводим здесь наиболее общепринятые и часто употребляемые в практике.


    Различают бред систематизированный и отрывочный.


    Систематизированный (словесный, интерпретативный) бред характеризуется наличием определенной системы бредовых построений, при этом отдельные бредовые построения взаимосвязаны. Нарушено преимущественно абстрактное познание мира, окружающего больного, искажено восприятие внутренних связей между различными явлениями, событиями. Типичным примером систематизированного бреда является паранойяльный.


    При построении паранойяльного бреда важную роль играют неверная интерпретация реальных фактов, особенности паралогического мышления. Паранойяльный бред всегда кажется обоснованным, он менее нелеп, не так резко противоречит действительности, как отрывочный. Нередко больные, обнаруживающие паранойяльный бред, для доказательства правоты своих утверждений выстраивают систему логических доказательств, однако их доводы ложны либо в своей основе, либо по характеру мыслительных построений, игнорирующих существенное и акцентирующих второстепенное.


    Паранойяльный бред может быть самым различным по своей тематике — бред реформаторства, бред высокого происхождения, бред преследования, ипохондрический бред и т. д. Таким образом, нет однозначного соответствия между содержанием, фабулой бреда и его формой. Бред преследования может быть как систематизированным, так и отрывочным. Его форма, очевидно, зависит от нозологической принадлежности бредового симптомокомплекса, остроты течения заболевания, участия в клинической картине выраженных изменений эффективности, стадии патологического процесса, на которой бред обнаруживается, и т. д.


    Уже Е. Kraepelin (1912, 1915), впервые выделивший паранойю как самостоятельную нозологическую форму, видел два возможных механизма паранойяльного бредообразования — либо в связи с конституциональной предрасположенностью, либо на определенном этапе эндогенного процесса.


    Учение о паранойе характеризовалось в своем развитии альтернативностью подхода. В известной мере это выражено во взглядах К. Birnbaum (1915) и Е. Kretschmer (1918, 1927). При этом совершенно игнорировалась возможность эндогенного происхождения паранойи. В ее генезе основное значение придавалось почве и аффективному (кататимному) возникновению сверхценных идей. На примере сенситивного бреда отношения- Е. Kretschmer (1918) рассматривал паранойю как сугубо психогенное заболевание, в клинике которого находят отражение такие факторы, как предиспозиция характера, психогенно травмирующая больного среда и наличие ключевого переживания. Под ключевыми Е. Kretschmer понимал переживания, которые подходят к особенностям характера больного, как ключ к замку. Они специфичны для данной личности и поэтому вызывают у нее характерные, особенно сильные реакции. Так, например, переживание незначительного сексуально-этического поражения может оказаться ключевым для личности сенситивного склада, а для человека кверулянтского склада может остаться незамеченным, пройти бесследно.


    Концепция Бирнбаума—Кречмера оказалась узкой, односторонней, так как не объясняла значительного разнообразия паранойяльных бредовых синдромов, сводя механизмы бредообразования во всех без исключения случаях к психогенному возникновению бреда.


    П. Б. Ганнушкин (1914, 1933) подходил к паранойяльному бредообразованию дифференцированно, различал паранойяльное симптомообразование в рамках психопатии и обозначал его как параноическое развитие. Остальные случаи паранойяльного симптомообразования автор рас: сматривал как проявление процессуального заболевания — то ли вялотекущей шизофрении, то ли органических поражений головного мозга.


    Взгляды П. В. Ганнушкина нашли сбое развитие й исследованиях А. Н. Молохова (1940). Он определил параноические реакции как психогенные, в основе которых лежит сверхценная идея, являющаяся отражением патологической целеустремленности. С понятием «параноический» А. Н. Молохов связывал особое параноическое развитие личности и особые патогенетически связанные с ним психогенные реакции. Хронически протекающие и обнаруживающие явные признаки процессуальности паранойяльные состояния автор относил к шизофрении.


    Таким образом, развитие учения о паранойе убедительно показывает правомерность различения паранойяльного и параноического бредовых симптомокомплексов. Первый наблюдается при процессуальных психических заболеваниях, второй отличается от паранойяльного психогенным происхождением и обязательным наличием конституциональной почвы. К параноическому бредообразованию в большей мере, чем к паранойяльному, применим критерий «психологической понятности». Само по себе это понятие достаточно спорно, так как невозможно в полной мере понять бред. Известно высказывание К. Schneider: «Там, где можно понять,— это не бред». Т. И. Юдин (1926) считал, что критерий «психологической понятности» применим только к содержанию бреда. Когда психиатры пользуются критерием доступности бреда пониманию, обычно подразумевают либо возможность проникнуться болезненными переживаниями больного, либо установить соответствие между тематикой, содержанием бреда и способом его возникновения, т. е. явно выраженным психогенезом и наличием соответствующих личностных особенностей.


    К систематизированному бреду относится и систематическая форма парафренного бреда. В наше время большинство психиатров рассматривают его как симптомокомплекс, наблюдающийся при шизофрении и некоторых органических процессуальных заболеваниях головного мозга. Е. Kraepelin (1913) выделял 4 формы парафрении: систематическую, фантастическую, конфабуляторную и экспансивную. Из них, как уже говорилось, лишь систематическая форма ее безоговорочно может быть отнесена к систематизированному бреду.


    Систематическая парафрения, по Е. Kraepelin, появляется в результате развития раннего слабоумия, когда на смену бреду преследования приходит бред большого масштаба, величия. Для систематической парафрении характерны устойчивость бредовых идей, сохранность памяти и интеллекта, эмоциональная живость, значительная роль слуховых галлюцинаций, отсутствие психомоторных расстройств.


    Фантастическая форма парафрении характеризуется преобладанием в клинической картине неустойчивых, легко возникающих и легко сменяющихся другими крайне нелепых бредовых идей, которые по своей направленности преимущественно относятся к идеям величия.


    Конфабуляторной парафрении свойствен конфабуляторный бред. Конфабуляции при ней возникают вне каких-либо грубых расстройств памяти, не носят заместительного характера.


    Экспансивная парафрения характеризуется бредовыми идеями величия на фоне гипертимии, иногда при ней наблюдаются галлюцинации. Она, как и систематическая, чаще наблюдается при шизофрении, тогда как конфабуляторная и фантастическая — при органических заболеваниях головного мозга, особенно — в позднем возрасте.


    Выделяют также галлюцинаторную парафрению, в клинической картине которой преобладают галлюцинаторные переживания, чаще — вербальные псевдогаллюцинации и сенестопатии (Я. М. Коган, 1941; Э. С. Петрова, 1967).


    Разграничение различных вариантов парафренных синдромов представляет нередко большие трудности и до сих пор еще не может считаться завершенным. Так, W. Sulestrowski (1969) указывал на большие трудности в отграничении фантастической, экспансивной и конфабуляторной парафрении друг от друга и от систематической парафрении. А. М. Халецкий (1973) сближает фантастическую парафрению с систематической, подчеркивая особую выраженность признака фантастичности бредовых идей, которые, по его наблюдениям, чаще всего встречаются при неблагоприятно протекающей шизофрении.


    При несистематизированном, отрывочном (чувственном, образном) бреде переживания не имеют единого стержня, не связаны между собой. Отрывочный бред более нелеп, чем систематизированный, он менее аффективно насыщен и не в такой мере меняет личность больного. Чаще всего отрывочный бред проявляется в болезненном восприятии тех или иных фактов окружающей действительности, при этом бредовые переживания не объединяются в стройную логическую систему. В основе отрывочного бреда — нарушение чувственного познания, непосредственного отражения предметов и явлений окружающего мира.


    Отрывочный бред не является единым психопатологическим симптомообразованием. В рамках несистематизированного бреда различают (О. П. Вертоградова, 1976; Н. Ф. Дементьева, 1976) такие варианты, как чувственный и образный.


    Чувственный бред характеризуется внезапностью возникновения фабулы, ее наглядностью и конкретностью, неустойчивостью и полиморфностью, диффузностью и аффективным характером болезненных переживаний. В его основе лежат качественные изменения восприятия реальной действительности. Чувственный бред отражает измененный смысл воспринятых событий внешнего мира.


    Образный бред — это наплыв разрозненных, отрывочных бредовых представлений, таких же непоследовательных и нестойких, как при чувственном бреде. Образный бред является бредом вымысла, фантазий, воспоминаний.


    Таким образом, если чувственный бред — это бред восприятия, то образный — бред представлений. О. П. Вертоградова сближает понятие образного бреда с понятием бредового вымысла К. Schneider и бреда воображения в понимании Е. Dupre и J. В. Logre.


    Типичные примеры несистематизированного бреда — параноидные синдромы, острые парафренные синдромы (конфабуляторный, фантастический), бред при прогрессивном параличе.


    Выделение некоторых форм бреда отражает представления о механизмах их образования. К таким формам относятся резидуальный, аффективный, катестезический и индуцированный бред.


    Резидуальным называют бред, остающийся после острого психотического состояния на фоне внешней нормализации поведения. Резидуальный бред содержит фрагменты прежних болезненных переживаний больного. Он может наблюдаться после острых галлюцинаторно-параноидных состояний, после делирия (делириозный бред), по выходе из эпилептического сумеречного состояния.


    В основе аффективного бреда преимущественно лежат выраженные аффективные расстройства. При этом следует, однако, помнить, что аффективные расстройства участвуют в формировании любого бреда. Различают бред кататимический, при котором главную роль играет содержание чувственно окрашенного комплекса представлений (например, при сверхценном параноическом бредообразовании), и бред голотимический, связанный с нарушением аффективной сферы (например, бред самообвинения при депрессии). Кататимический бред всегда носит характер систематизированного, интерпретативного, тогда как голотимический — это всегда образный или чувственный бред.


    В катестезическом бредообразовании (В. А. Гиляровский, 1949) особое значение придается изменениям внутренней рецепции (висцеро- и проприорецепции). Происходит бредовая интерпретация поступающих в головной мозг проприоцептивных импульсов из внутренних органов. Катестезическими могут быть бредовые идеи воздействия, преследования, ипохондрические.


    Индуцированный бред возникает как результат переработки бредовых идей психически больного, с которым соприкасается индуцируемый. В таких случаях происходит как бы «заражение» бредом — индуцируемый начинает высказывать те же бредовые идеи и в такой же форме, что и психически больной-индуктор. Обычно индуцируются бредом те лица из окружения больного, которые особенно близко с ним общаются, связаны семейно-родственными отношениями. Способствует появлению индуцированного бреда убежденность, с которой больной высказывает свой бред, авторитет, которым он пользовался до болезни, а с другой стороны — личностные особенности индуцируемых (их повышенная внушаемость, впечатлительность, невысокий интеллектуальный уровень). У индуцируемых подавляется собственная рассудительность, и неверные бредовые представления психически больного принимаются ими за истину. Индуцированный бред чаще наблюдается у детей заболевшего, его младших братьев и сестер, нередко у жены. Разъединение больного с индуцированными приводит к исчезновению у них бреда.


    В качестве примера можно привести наблюдение над семьей учителя физики, больного шизофренией, высказывавшего бредовые идеи физического воздействия (соседи влияют на него и членов его семьи с помощью излучающего электромагнитные волны аппарата). Больной, его жена, женщина без специальности, занимающаяся домашним хозяйством, и дочери-школьницы разработали систему защиты от лучей. Дома они ходили в резиновых тапочках и галошах, а спали в кроватях со специальным заземлением.


    Индукция возможна и в случаях острых параноидов. Так, мы наблюдали случай острого ситуационного параноида, разыгравшегося во время переезда по железной дороге, когда индуцированной оказалась жена больного.


    Вариантом индуцированных психозов являются психозы, протекающие с симбиотическим бредом (Ch. Scharfetter, 1970). Речь идет о групповых психозах, когда индуцирующие чаще всего больны шизофренией, а среди индуцируемых наблюдаются шизофреноподобные психозы. При полидименсиональном анализе их этиопатогенеза учитывается роль психогенных, конституционально-наследственных и социальных факторов.


    К индуцированному бреду по механизму образования близко примыкает конформный бред (W. Bayer, 1932). Это сходный по форме и содержанию систематизированный бред, развивающийся у двух или нескольких совместно проживающих и близких друг другу людей. В отличие от индуцированного бреда при конформном все его участники психически больны. Чаще всего конформный бред наблюдается при шизофрении, когда больными оказываются сын или дочь и один из родителей или же сибсы (сестры и братья). Нередко шизофрения у одного из родителей длительное время протекает латентно и, в сущности, манифестирует конформным бредом. Содержание конформного бреда определяется, таким образом, не только эндогенными, но и психогенными, патопластическими моментами. Конформность содержания бреда существенно влияет на позицию больных — они противопоставляют себя окружающему миру не как отдельные индивидуумы, а как некая группа.


    Наиболее распространенным является деление бреда по содержанию.


    Бред величия проявляется в утверждениях больных, что они обладают незаурядным умом и силой. К бреду величия близки бредовые идеи богатства, изобретательства, реформаторства, высокого происхождения. При бреде богатства больной утверждает, что он владеет несметными сокровищами. Типичным примером бреда изобретательства могут служить предлагаемые больными проекты вечного двигателя, космических лучей, по которым человечество может перейти с Земли на другие планеты, и т. д. Бред реформаторства проявляется в нелепых проектах социальных реформ, цель которых — облагодетельствовать человечество. При бреде высокого происхождения больной называет себя внебрачным сыном какого-либо известного политического или государственного деятеля, считает себя потомком одной из императорских династий. В ряде случаев такие больные наделяют высоким происхождением и окружающих, составляя для них родословную, несколько уступающую генеалогическому древу самого больного. К этой же группе можно отнести уже отмеченные выше бредовые идеи вечного существования. Все перечисленные здесь виды бреда объединяются в группу экспансивного бреда. Общим для них является наличие положительного тона, подчеркиваемая больным его экстраординарность, часто преувеличенный оптимизм. К экспансивному бреду относят и эротический бред, при котором больной усматривает заинтересованность в нем со стороны отдельных лиц противоположного пола. При этом наблюдается болезненная переоценка больным собственной личности. Типичны представления больных о своей интеллектуальной и физической исключительности, сексуальной привлекательности. Объект бредовых переживаний обычно подвергается настоящему преследованию со стороны больного, который пишет многочисленные любовные письма, назначает свидания. G. Clerambault (1925) описал паранойяльный симптомокомплекс, характеризующийся идеями величия и эротоманической направленностью бредовых переживаний. В своем развитии синдром Клерамбо проходит стадии: оптимистическую (больной считает, что его домогаются лица другого пола), пессимистическую (больной испытывает отвращение, враждебность к влюбленным в него) и стадию ненависти, на которой больной уже обращается к угрозам, устраивает скандалы, прибегает к шантажу.


    Вторая группа бредовых идей определяется как депрессивный бред. Для него характерны отрицательная эмоциональная окраска, пессимистические установки. Наиболее типичен для этой группы бред самообвинения, самоуничижения и греховности, наблюдаемый обычно при депрессивных состояниях — при депрессивной фазе циркулярного психоза, инволюционной меланхолии. К депрессивному бреду относится и ипохондрический. Он характеризуется необоснованным беспокойством больного, находящего у себя признаки мнимого тяжкого и неизлечимого заболевания, утрированным вниманием больного к своему здоровью. Чаще всего ипохондрические жалобы относятся к телесному здоровью, и поэтому ипохондрический синдром иногда трактуют как бред телесных превращений, бред мнимого соматического заболевания. Однако известны случаи, когда больные утверждают, что они больны тяжелым психическим заболеванием.


    К ипохондрическому бреду близок синдром Котара, который по своему содержанию может быть охарактеризован как нигилистически-ипохондрический бред в сочетании с идеями громадности. Некоторые психиатры о синдроме Котара говорят как о негативе бреда величия. G. Cotard (1880) описал этот вариант бреда под названием бреда отрицания. Бредовые идеи при синдроме Котара отличаются ипохондрическими и нигилистическими утверждениями на фоне тоскливого аффекта. Характерны жалобы больных на то, что сгнил кишечник, нет сердца, что больной величайший, еще небывалый в истории человечества преступник, что он заразил всех сифилисом, отравил своим зловонным дыханием весь мир. Иногда больные утверждают, что они уже давно умерли, что они трупы, их организм давно разложился. Их ждут тяжелейшие наказания за все зло, которое они принесли человечеству. Мы наблюдали больного, который жаловался на то, что он лишен возможности совершать физиологические отправления и в брюшной полости у него скопились тонны кала. При большой выраженности депрессии и тревоги в структуре синдрома Котара преобладают идеи отрицания внешнего мира, такие больные утверждают, что все вокруг погибло, земля опустела, на ней нет жизни.


    Третью группу бредовых идей определяют как бред преследования, понимаемый в более широком смысле, или персекуторный. Как правило, персекуторный бред всегда протекает с чувством страха, недоверия и подозрительности к окружающим. Нередко «преследуемый» становится преследователем. К персекуторному бреду относятся бредовые идеи отношения, значения, преследования, воздействия, отравления, ущерба.


    Бред отношения характеризуется патологическим отнесением всего происходящего вокруг к личности больного. Так, больные рассказывают, что о них дурно говорят. Стоит больному войти в трамвай, как он замечает повышенное к себе внимание. В поступках и словах окружающих он видит намеки на какие-то заметные им его недостатки. Вариантом бреда отношения является бред значения (особого значения), при котором подчеркнуто важное значение приобретают те или иные события, высказывания окружающих, в действительности не имеющие к больному никакого отношения. Чаще всего бред отношения предшествует развитию бреда преследования, однако при первом внимание окружающих не всегда носит отрицательный характер, как это обязательно бывает при бреде преследования. Больной чувствует повышенное к себе внимание, и это его тревожит.


    Значительно больше выражены персекуторные особенности бреда при идеях преследования. В этих случаях воздействие извне носит всегда отрицательный для больного характер, направлено против него. Бред преследования может быть систематизированным и отрывочным.


    При бреде воздействия больные убеждены в том, что они подвергаются воздействию с помощью различных аппаратов, лучей (бред физического воздействия) или гипноза, телепатического внушения на расстоянии (бред психического воздействия). В. М. Бехтерев (1905) описал бред гипнотического очарования, характеризующийся систематизированными бредовыми идеями гипнотического воздействия. Больные утверждают, что они психически здоровы, но их загипнотизировали: они лишены своей воли, их поступки внушены извне. Воздействие извне определяет, по заявлению больного, его мысли, речь, письмо. Характерны при этом жалобы на раздвоение мыслей. Помимо принадлежащих самому больному мыслей якобы есть и чуждые ему, посторонние, внушенные извне. По мнению М. Г. Гуля-мова (1965), бред гипнотического очарования является одним из первых описаний психического автоматизма.


    Разновидностью бреда психического воздействия является и наблюдавшийся нами бред насильственного лишения сна: Будто бы воздействуя на больную гипнозом, враждебно к ней настроенные «операторы» специально лишают ее сна, чтобы свести с ума. Бред насильственного лишения сна — всегда структурный элемент синдрома психического автоматизма.


    К персекуторному бреду следует отнести и некоторые синдромы эротического бреда, лишенные положительной эмоциональной окраски, в которых больной предстает как объект, подвергающийся плохому отношению, преследованию. Бред эротического преследования (R. Krafft-Ebing, 1890) заключается в том, что больные считают себя жертвами эротических притязаний и оскорблений со стороны окружающих. Чаще всего это женщины, утверждающие, что их преследуют мужчины, которым потакают, способствуют и некоторые женщины. При этом часты слуховые галлюцинации оскорбительного содержания и неприятные ощущения в области половых органов. Возможны попытки самоубийства больных, ложные оговоры окружающих, обвинение их в изнасиловании. Нередко больные устраивают мнимым преследователям скандалы в публичных местах или проявляют к ним агрессию. Этот вид бреда часто наблюдается при шизофрении, в клинике парафренных состояний.


    С бредовыми идеями преследования и отношения, носящими явную эротическую окраску, протекает вербальный галлюциноз (эротическая парафрения), описанный М. J. Carpas (1915). Заболевают преимущественно женщины в возрасте 40—50 лет. Характерны слуховые галлюцинации эротического содержания, иногда угрожающие. Они содержат упреки в безнравственных поступках, развратности, обвинения в измене мужу Заболевание относится к хроническим галлюцинозам инволюционного периода.


    Психогенным характером бредообразования отличается бред эротического презрения (F. Kehrer, 1922), наблюдающийся у одиноких, неустроенных женщин. Этот вид эротического бреда возникает чаще всего реактивно, в связи с действительно имевшим место в жизни больной эпизодом, который она рассматривает как сексуально-этическую неудачу. Характерны утверждения больных о том, что все окружающие (весь город, вся страна) считают их женщинами легкого поведения.


    В ряде случаев бредовые идеи отношения могут быть связаны с наличием у больного явлений обонятельного галлюциноза (D. Habeck, 1965). Больные заявляют, что от них исходит дурной запах, который замечают окружающие. Эти явления напоминают описанный Ю. С. Николаевым (1949) бред физического недостатка, неприятного для окружающих. Чаще всего больные при этом высказывают бредовые идеи о недержании ими газов. Такую психопатологическую симптоматику можно расценивать как дисморфофобии бредового характера.


    Бред материального ущерба (по А. А. Перельману, 1957) является результатом сочетания бреда обнищания и преследования. Эти формы бреда чаще всего наблюдаются при органических и функциональных психозах позднего возраста. Бредовые идеи обнищания и ущерба встречаются не только в рамках сенильно-атрофической патологии, но и при сосудистых психозах, а также при других органических поражениях головного мозга у пожилых людей, например при опухолевом процессе. Таким образом, есть основания считать, что содержание бреда в этих случаях является отражением возрастного фактора. Вряд ли это можно всецело объяснить особенностями возрастных изменений характера и нарушениями памяти, так как бред ущерба иногда наблюдается у пожилых людей, не обнаруживающих значительного снижения памяти и резкого заострения тех свойств личности, из которых можно было бы чисто психологически выводить образование идей ущерба. Очевидно, в генезе его принимают участие более тотальные изменения личности, ее социальная (в широком и узком, т. е. в плане малой группы, семьи) дезадаптация, утрата прежних интересов, изменение системы отношений. Конечно, нельзя представлять бредовые идеи ущерба обнищания и ущерба как сугубо социогенные. В их образовании огромную роль играют патобиологические моменты, инволюция.


    К персекуторному бреду относится и бред ревности. Идеи ревности всегда рассматриваются больным в связи с причиняемым ему материальным и моральным ущербом. Бред ревности может служить примером того, как единая бредовая тематика может быть следствием совершенно различных в этиологическом отношении и по типам симптомообразования синдромов. Известен бред ревности, возникающий чисто психогенным путем, нередко из сверхценных идей и при наличии предрасполагающей личностной почвы. Бред ревности наблюдается и при шизофрении. В этих случаях он возникает без видимой причины, непонятно для окружающих, невыводим из ситуации, не соответствует преморбидным личностным особенностям больного. У алкоголиков бред ревности связан с хронической интоксикацией, приводящей к своеобразной деградации личности, утрате значимости для больного морально-этических норм поведения, к биологическим изменениям сексуальной сферы.


    Помимо трех перечисленных основных групп, объединяющих бредовые синдромы, некоторые авторы (В. М. Банщиков, Ц. П. Короленко, И. В. Давыдов, 1971) выделяют группу примитивных, архаических форм бредообразования. Эти формы бреда свойственны, если не считать случаи процессуального их образования, малоразвитым, примитивным, склонным к фанатизму, истерическим реакциям личностям. Выделение этой группы бредовых синдромов условно, их часто с полным правом можно отнести к персекуторному бреду, как это считали В. П. Сербский (1912) и В. А. Гиляровский (1954) относительно бреда одержимости бесом. В их генезе, несомненно, играют значительную роль и висцеральные галлюцинации, сенестопатии.


    Наиболее типичным видом примитивного бреда является бред одержимости. Больные при этом утверждают, что в их тело вселилось какое-то существо, животное или даже человек (внутренняя зоопатия) или бес, сатана (бред одержимости бесом). В ряде случаев больные заявляют, что их поступки управляются находящимся в них существом.


    Мы наблюдали больную шизофренией, утверждавшую, что в ее теле поселился Вельзевул. Время от времени больная психомоторно возбуждалась, речь ее становилась бессвязной (у нее и вне этих периодов отмечались явления соскальзывания), она цинично бранилась, плевалась, обнажалась, совершала бесстыдные телодвижения. Такие состояния обычно длились от 15 мин до 0,5 ч, после них больная в изнеможении жаловалась, что ее языком говорил Вельзевул. Он же заставлял ее принимать непристойные позы. Она, говорила больная, не в силах сопротивляться. Свои поступки и высказывания, внушенные нечистой силой, больная воспринимала как нечто совершенно ей чуждое.


    Таким образом, описанный случай бреда одержимости может рассматриваться как параноидно-галлюцинаторный (точнее, псевдогаллюцинаторный) синдром типа психического автоматизма.


    Другой случай иллюстрирует психогенное образование бреда одержимости.


    Фанатически верующая старуха, суеверная, постоянно разговаривающая о колдовстве, невзлюбила своего младшего внука, рождение которого значительно усложнило жизнь всей семьи. Вечное ворчание, недовольство, подчеркивание связи между любой жизненной невзгодой и поведением ребенка привело к появлению болезненных утверждений о том, что во внука вселился сатана В этом случае трудно дифференцировать этапы бредообразования, так как никто из членов семьи никогда не пытался возражать больной, разубеждать ее, доказать ей абсурдность подобных утверждений. Однако можно думать, что в этом случае бреду предшествовали сверхценные идеи. Однажды за ужином больная, будучи в экстатическом состоянии, закричала, что видит сатану и, индуцировав всех остальных членов семьи, удерживавших мальчика, кинулась рукой извлекать сатану из его горла. Ребенок погиб от удушения. Изолированные от больной остальные члены семьи вышли из индуцированного психотического состояния, проявляя признаки различной степени выраженности реактивной депрессии. Сама больная оказалась психопатической личностью примитивного склада, стеничной, упрямой, подавляющей своей волей своих близких. Ее бредовые переживания оказались недоступными коррекции даже под влиянием такой шоковой психогении, как случившееся.


    К бреду одержимости примыкает так называемый пресенильный дерматозойный бред (К. A. Ekbom, 1956), наблюдающийся главным образом при психозах позднего возраста, в том числе при инволюционной меланхолии и поздней шизофрении. Болезненные переживания (чувство ползания насекомых) локализуются в коже или под кожей. Дерматозойный бред близок к понятию хронического тактильного галлюциноза Берса — Конрада (1954).


    К бреду чрезвычайно близок синдром психического автоматизма Кандинского — Клерамбо, в котором расстройства мышления не только носят своеобразный характер, но и сочетаются с патологией восприятия и идеомоторики.


    Синдром Кандинского — Клерамбо характеризуется переживаниями отчуждения от себя собственных мыслей и действий под влиянии внешних воздействий. По А. В. Снежневскому, для синдрома Кандинского — Клерамбо типична совокупность патогенетически взаимосвязанных между собой псевдогаллюцинаций, бредовых идей преследования и воздействия, чувства овладения и раскрытости. У больных возникают «чужие», «сделанные» мысли; они испытывают такое чувство, что их окружающие «знают и повторяют» их мысли, что в их голове «звучат собственные мысли»; происходит «насильственное прерывание» их мыслей (речь идет о шперрунгах).


    Симптом открытости проявляется тем, что самые сокровенные и интимные мысли становятся известны окружающим.


    А. В. Снежневский (1970) различает 3 типа психического автоматизма.


    1. К ассоциативному автоматизму относятся наплыв мыслей (ментизм), появление «чужих» мыслей, симптом открытости, бред преследования и воздействия, псевдогаллюцинации, звучание мыслей (собственных или внушенных), отчуждение эмоций, когда чувства радости, печали, страха, волнения, тревога, гнев воспринимаются также как следствие воздействия извне.


    2. Сенестопатический автоматизм выражается в возникновении чрезвычайно тягостных ощущений, трактуемых как специально вызванные извне, например, устроенные больному ощущения жжения в теле, полового возбуждения, позывов на мочеиспускание и т. п. К этому же виду автоматизма относятся обонятельные и вкусовые псевдогаллюцинации.


    3. При кинестетическом автоматизме больные испытывают отчуждение собственных движений и действий. Они, как это представляется больным, также осуществляются в результате воздействий посторонней силы. Примером кинестетического автоматизма являются рече-двигательные псевдогаллюцинации Сегла, когда больные утверждают, что они говорят под воздействием извне, движения языка им не подчиняются.


    Бред преследования и воздействия при явлениях психического автоматизма обычно систематизирован. Иногда при этом обнаруживается транзитивизм бреда, когда бредовые переживания переносятся и на окружающих, больной считает, что не только он сам, но и его родные и близкие испытывают то же постороннее влияние. Иногда больные убеждены, что не они испытывают постороннее воздействие, а члены их семьи, персонал отделений, т. е. что больны не они, а их родственники, врачи.


    Прослеживается динамика развития синдрома психического автоматизма от ассоциативного к сенестопатическому, последним обнаруживается кинестетический автоматизм (А. В. Снежневский, 1958; М. Г. Гулямов, 1965).


    Длительное время многие исследователи считали синдром психического автоматизма чуть ли не патогномоничным для шизофрении, однако сейчас накопилось много наблюдений, свидетельствующих о том, что психический автоматизм, правда, значительно реже, наблюдается и в клинике экзогенно-органических психозов. Некоторые исследователи в связи с этим говорят о специфичности накладываемой на синдром психического автоматизма различной его нозологической принадлежности. Так, в частности, редуцированный, галлюцинаторный вариант синдрома Кандинского — Клерамбо, характеризующийся отсутствием бредовых идей воздействия, отмечен при эпидемическом энцефалите (Р. Я. Голант, 1939), гриппозных психозах, протекающих с симптоматикой энцефалита, и хроническом алкогольном галлюцинозе, не сопровождающемся бредом (М. Г. Гулямов, 1965). Для галлюцинаторного варианта синдрома Кандинского — Клерамбо типичны вербальный галлюциноз (простые и сложные слуховые галлюцинации), к которому на фоне ясного сознания присоединяются псевдогаллюцинации слуха, симптом открытости, наплыв или задержка мыслей, насильственное мышление, передача мыслей на расстоянии, отчуждение эмоций, «сделанные» сновидения, совершаемые под воздействием движения извне. При этом отсутствуют симптомы сенестопатического автоматизма.


    Исключительно сложны вопросы бредообразования. Вряд ли можно говорить о каком-то едином механизме развития бреда для всех без исключения видов бредовых идей. Перефразируя выражение Е. Kraepelin, который считал, что видов слабоумия столько, сколько существует форм психических заболеваний, можно сказать, что видов бредообразования столько, сколько имеется если не отдельных болезней, то кругов психических заболеваний. Не может быть какой-то унифицированной схемы, которая патогенетически или патофизиологически могла бы объяснить единый механизм столь разнообразных форм бредообразования. Поэтому в дальнейшем в соответствующих разделах мы будем специально останавливаться на типах бредообразования, присущих шизофрении, реактивным психозам и развитиям, эпилепсии и т. д.


    — Однако так же как, несмотря на все клиническое многообразие проявлений бреда, мы должны дать общее для всех бредовых синдромов определение, точно так же необходимо представить себе общее в механизме различных форм бредообразования.


    В связи с этим, нам кажется, представляют большой интерес взгляды на бредообразование М. О. Гуревича (1949). Если формальные, непродуктивные расстройства мышления автор считал результатом психической дезинтеграции, диссинапсии, то бред он объяснял как качественно новый, особый болезненный симптом, являющийся следствием дезинтеграции мышления и патологической его продукции. Бред, по М. О. Гуревичу, имеет отношение к заболеванию личности в целом, к развитию психического автоматизма.


    Эта концепция нашла свое развитие в работах А. А. Меграбяна (1972, 1975). По А. А. Меграбяну, патология мышления, как об этом писал и М. О. Гуревич, представлена либо в форме дезинтеграции и обнажения нарушенных компонентов мышления на общем фоне клинической картины психоза, либо в виде вторично возникшей патологической продукции, к которой наряду с бредом относятся сверхценные и навязчивые идеи. Навязчивые и бредовые идеи А. А. Меграбян рассматривает как относящиеся к широкой психопатологической группе явлений психического отчуждения. Снижается способность к активному управлению протеканием мыслительных процессов и эмоциональными переживаниями. Мышление и эмоции как бы выходят из-под контроля личности и тем самым принимают чуждый для больного, антагонистический по отношению к нему и даже недоброжелательный характер. Фоном для этих изменений мышления является непомраченное сознание. Патологическая продукция мыслительной деятельности, воображения больного, его искаженная эффективность проецируются на окружающую действительность, искаженно ее отражая. А. А. Меграбян отмечает, что чуждыми и враждебными в сознании больного оказываются не только собственные мысли, но и явления реальной действительности. На примере шизофренического мышления А. А. Меграбян выдвигает и разрабатывает положение о том, что ядром психического отчуждения являются деперсонализация и дереализация. Отсюда — переживание своей своеобразной двойственности. Характерная для шизофрении прогрессирующая деперсонализация достигает той степени выраженности, когда может быть охарактеризована как тотальная. Синдром психического автоматизма А. А. Меграбян рассматривает как вершину отчуждения.


    Таким образом, патогенетическая теория Гуревича — Меграбяна объясняет сущность бреда как патологическую продукцию мышления, возникающую в связи с его дезинтеграцией. Бред выводится из непродуктивных расстройств мышления, являющихся как бы предпосылкой его возникновения. Возникнув, бред подчиняется совершенно иным принципам функционирования мыслительных процессов. Механизм функционирования бреда патофизиологически объяснили И. П. Павлов и его сотрудники, показав, что он является выражением патологически инертного раздражительного процесса. Очаг патологической инертности, который, как отметил М. О. Гуревич, надо понимать не в анатомическом смысле, а как сложную динамическую систему, отличается большой стойкостью, на его периферии в связи с явлениями отрицательной индукции подавляются другие раздражения. И. П. Павлов в своем объяснении ряда психопатологических симптомов подошел к сближению бреда с психическим автоматизмом. Последний от также объяснял наличием очага патологически инертного раздражительного процесса, вокруг которого концентрируется все близкое, сходное и от которого по закону отрицательной индукции отталкивается все ему чуждое. Таким образом, очаг патологической инертности раздражительного процесса, лежащий в основе возникновения бреда, аналогичен по своей динамике понятию доминанты Ухтомского. Наряду с патологической инертностью в генезе бреда И. П. Павлов придавал большое значение наличию в коре большого мозга гипноидно-фазовых состояний, и в первую очередь ультрапарадоксальной фазы.

    ПКБ № 5 — Шизофрения

    Шизофрения — хроническое психическое заболевание, для которого характерно нарушение единства процессов мышления, при относительно сохранном интеллекте, что сочетается со значительным эмоциональным обеднением и снижением воли. Нередко присоединяются галлюцинаторные и бредовые расстройства.

    Сам термин «шизофрения» составлен из двух греческих слов — «шизо» — раскалываю и «френи» — разум рассудок.

    Впервые данный термин был применен швейцарским психиатром Эйгеном Блёйлером в 1908г. Шизофрения, конечно же, существовала и раньше, но только к началу XX-века созрело представление о ней как об особой разновидности психозов.

    В массовом сознании существует необоснованное отождествление шизофрении с «раздвоением личности» — то есть, фактически, с очень редким психическим расстройством, при котором в одном человеке попеременно активизируются как бы разные «я».

    Шизофрения же, к сожалению, встречается довольно часто. Её распространенность среди населения России составляет 35 на 10 000 человек, без существенной разницы между полами. Таким образом, в России не менее полумиллиона больных с этой серьезной патологией.

    Шизофрения относится к эндогенным психическим заболеваниям, это значит, что она является внутренней поломкой психики. Её нельзя вызвать какими-либо факторами, действующими на головной мозг извне (травмой, интоксикацией, сильным стрессом). Конечно, перечисленные факторы могут повлиять на скорость развития шизофрении, но не на ее возникновение. Тем не менее, механизм развития шизофренического процесса пока сколько-нибудь точно не установлен. На этот счет существует несколько гипотез. Так, имеются данные о связи шизофрении с нарушением распределения дофамина в центральной нервной системе.

    Весьма велика роль наследственности. Так, если один из близнецов заболел шизофренией, то риск заболеть для другого близнеца составляет 17% в разнояцевой паре и 48% в однояйцевой. Тем не менее, считается, что в половине случаев шизофрения возникает от случайной мутации, то есть на основе генетических изменений, которые отсутствовали у родителей и появились уже после зачатия.

    Симптоматика может развиться в любом возрасте (возможно, даже внутриутробно), но обычно её начало приурочено к третьему пубертатному кризу, то есть — к возрасту 12 — 18 лет или к последующим нескольким годам (примерно, до 30 лет).

    Чаще всего, заболевание начинается с негативных симптомов, связанных с утратой нормального функционирования, — человек без видимой причины меняется по характеру, становится замкнутым, отгороженным, теряет социальные контакты, исчезает эмоциональная теплота в отношении к близким. Пропадают прежние интересы, резко снижается успеваемость в школе или в вузе, либо не выполняются служебные обязанности. Таким образом, с самого начала клинических проявлений есть очень большой риск инвалидизации. В наиболее неблагоприятном варианте, который обозначается как простая шизофрения, больной может целыми днями лежать, смотреть в потолок и при ясном сознании и нормальной физической силе не в состоянии элементарно себя обслужить. Даже при более благоприятных вариантах нарастают нарушения мышления, которые выражаются в наплывах мыслей или в ощущении, что мыслей нет вообще. Рассуждения становятся непродуктивными, нецеленаправленными, формируется двойственное отношение к жизненным явлениям (амбивалентность). Речь отличается витиеватостью, иногда — с неологизмами, которые придумывает сам пациент. При разговоре происходят отвлечения от его темы (соскальзывания), причем не на конкретные детали и обстоятельства, а на «плохое» отношение к больному тех или иных персонажей, либо на глобально-философские темы. Людям, страдающим шизофренией, свойственно с некоторым цинизмом относиться ко многим аспектам окружающего.

    У больных бывает тягостное чувство, что все вокруг какое-то измененное, лишено естественности, гармоничности (- дереализация), такие же ощущения могут возникать в отношении своей личности (- деперсонализация). При деперсонализации сознание (но не личность!) словно раздваивается: одна часть его смотрит на происходящее со стороны, а другая испытывает ужас от осознания потери контроля над собой.

    Собственные мысли и представления начинают восприниматься как чуждые. По современным воззрениям, именно поэтому при шизофрении бывают вербальные галлюцинации («голоса»), и неудивительно, что для этого заболевания типично звучание «голосов» внутри головы. По той же причине пациенту кажется, что кто-то управляет им извне, вплоть до управления движениями и работой внутренних органов. Реже бывают видения.

    Такая нарастающая волна необычных ощущений очень тягостна. Во многих случаях внутреннее напряжение несколько облегчается за счет формирования бредовых идей (быстро — как озарение — происходит кристаллизация бреда). Больному становится вдруг «ясно», что происходящее с ним — это, например, «происки» какой-то «организации», которая с помощью современной аппаратуры осуществляет «воздействие» на него извне (бред преследования, воздействия). Встречается и бред ревности, ущерба. Понятно, что на фабулу переживаний влияет уровень развития общества, в том числе сюжеты популярных произведений литературы и кино.

    Вся эта клиническая картина зачастую развивается остро, в виде приступа, который длится от нескольких дней до нескольких месяцев, а затем может повторяться. Приступообразные формы шизофрении более благоприятны, в прогностическом плане, чем непрерывные. Промежутки между приступами бывают очень длительными (иногда — десятки лет), и между ними человек выглядит почти как прежде, до болезни. Но это скорее исключение. Гораздо чаще обострения симптоматики повторяются ежегодно или по нескольку раз в год, и и по выходе из каждого нового приступа, оказывается, что еще слабее стала воля и еще больше поблекли эмоции. Постепенно, в течение многих лет, менее актуальными становятся галлюцинаторные переживания. Параллельно, но также весьма медленно, разваливается бред как система псевдо-логических умозаключений, — от бреда остаются отдельные обрывки. В итоге развивается состояние дефекта, которое напоминает простую шизофрению.

    Пациенты либо не признают себя больными, либо имеют противоречивые мысли на этот счет. Как правило, они негативно встречают уговоры близких о необходимости обращения к психиатру. Бывают попытки облегчить свое состояние алкоголем и наркотиками, что только усложняет клиническую картину и ведет к дальнейшей социальной дезадаптации.

    Под влиянием приказных «голосов» и на фоне бредовых переживаний возрастает риск общественно-опасных действий больных. Например, известны случаи нападения на мнимых «преследователей». Но гораздо чаще больные с эндогенной психической патологией совершают ООД по другим механизмам, в том числе при влиянии на их поведение алкогольной или наркотической интоксикации, которая накладывается на негативные симптомы.

    Шизофрения — это самое частое заболевание среди пациентов в ПКБ №5 г. Москвы.

    Часто встречающийся диагноз: «Шизофрения параноидная, эпизодический тип течения с нарастающим дефектом, неполная ремиссия». Клиническая картина при таком диагнозе включает бред и галлюцинации (обычно — бред преследования и вербальные галлюцинации — «голоса»).

    Лечение шизофрении включает нейролептики, антидепрессанты, ноотропы. Ведущая роль принадлежит нейролептикам, действие которых направлено, прежде всего на борьбу с бредом и галлюцинациями. На фоне лечения сначала, как правило, притупляется аффективная реакция больного на свои же переживания, — он становится спокойнее, проходит психомоторное возбуждение. Затем уменьшаются по интенсивности или совсем уходят галлюцинации. Все эти положительные сдвиги становятся заметными уже в первые дни применения нейролептиков. Но фабула (то есть, сюжет) бреда может задержаться надолго, хотя в картине внутренних переживаний она значительно блекнет по актуальности. После купирования острой симптоматики на первый план выходит задача: как уменьшить негативную симптоматику и устранить психопатоподобные (то есть — как при психопатиях) нарушения поведения. В этом помогают нейролептики последних поколений, такие как оланзапин, палиперидон, рисперидон. Уже на этом этапе стоит думать о реабилитации пациента. Вопреки бытовавшему ранее мнению, психотерапия этим больным показана, и она помогает укреплению ремиссии и ресоциализации. Хорошим прогностическим признаком является участие больного в физическом труде, который, сам по себе, приносит значительный лечебный эффект.

    Хотя шизофрения — очень грозное заболевание, но это — не приговор. Ввиду частичной сохранности отдельных способностей (особенно интеллектуальных) и нестандартности мышления у многих таких больных имеется значительный творческий потенциал, что видно, в том числе, по работам, представляемым на фестиваль искусств «Нить Ариадны».

    Лечение бреда и бредовых расстройств

    Этого врача можно вызвать на дом

    Лечение бреда и бредовых идей – одна из ведущих задач для психиатров, так как это состояние встречается очень часто. Патология способна принимать разные формы: так, бредовое расстройство может включать бред величия, преследования, ревности и десятки иных вариантов.

    ЛЕЧЕНИЕ БРЕДА ДОСТУПНО В ФИЛИАЛАХ:

    Лечение бреда в Приморском районе

    Адрес: г. Санкт-Петербург, Приморский район, ул. Репищева, 13

    Лечение бреда в Петроградском районе

    Адрес: г. Санкт-Петербург, Петроградский район, ул. Ленина, 5

    Лечение бреда в Красногвардейском районе

    Адрес: г. Санкт-Петербург, Красногвардейский район, Новочеркасский пр., д.33 корп.3

    Лечение бреда во Всеволожске

    Адрес: г. Всеволожск, Октябрьский пр-т, 96 А

    С точки зрения медицины искаженное восприятие действительности – симптом многих психотических недугов, связанных с нарушениями работы головного мозга. Это расстройство мышления, при котором человек придерживается не соответствующих реальности убеждений и делает ошибочные выводы, которые не поддаются коррекции, так как представляются ему логичными и единственно верными. Эти «три кита» (несоответствие реальности и в то же время убежденность человека в логике и верности собственных выводов) определены еще в 1913 году, когда началось детальное изучение данной патологии.

    Часто иллюзорное восприятие бывает детально проработанным, имеет для человека систему личных внутренних доказательств. Так, человек может «подзаряжаться» от сети, если считает себя аккумулятором, и будет действительно чувствовать прилив энергии или сумеет длительное время обходиться без продуктов, которые считает для себя опасным. Лечение бредового расстройства (например, это может быть часто встречающийся бред ревности) всегда сопряжено с преодолением внутреннего сопротивления человека.

    Основные сценарии искаженного сознания

    Медицина выделяет три распространенных сценария искаженного восприятия. Это параноидный, паранойяльный и парафренный синдромы.

    При параноидном синдроме наблюдаются галлюцинации и приверженность одной теме.

    Для паранойяльного синдрома характерна зацикленность на одной теме; за ее пределами мышление человека остается неискаженным.

    Парафренный синдром отличается фанатичной убежденностью человека и систематизированной искаженностью восприятия.

    Причины возникновения и развития недуга

    Точные причины появления недуга не установлены. Известно, что состояние способно развиваться под воздействием следующих факторов:

    • Генетическая предрасположенность. Наличие психических нарушений у близких кровных родственников.
    • Эндогенный фактор. Дисбаланс особых веществ-нейромедиаторов в головном мозге человека.
    • Внешние воздействия. «Спусковым крючком» для развития патологии могут стать алкоголизм, наркомания, стрессы, неудачи в личной жизни.

    Диагностика

    Лечение бредовых расстройств (например, таких, как параноидальный бред) начинается с диагностики. Анализ состояния непрост, так как лечение бреда начинается лишь тогда, когда странные суждения человека становятся хорошо заметны окружающим. Происходит это не сразу. Проявления нарастают постепенно и долгое время интерпретируются близкими как особенности мышления человека.

    Для установления диагноза изучается анамнез пациента, а все внешние проявления психического нездоровья сравниваются с признанными диагностическими критериями. Среди них такие, как:

    • Паралогичность. Иллюзии основаны на внутренней болезненной логике.
    • Сохранность сознания. Человек помнит свои данные, узнает близких, ориентируется в городе, читает и пишет.
    • Убежденность. Человек убежден в своей правоте, и поколебать его убежденность, приводя логические доводы, невозможно.
    • Эгоцентризм. Человек сфокусирован на собственной личности и привычной фабуле искаженного восприятия.

    Лечение бредовых расстройств

    В клиниках сети «Династия» для помощи пациентам с такой патологией используются классические проверенные технологии в сочетании с новыми психологическими подходами.

    В основе лечения бреда – бред преследования, ревности, изобретательства, депрессивный бред и т.д. – использование медикаментозных средств и психотерапии.

    В схеме терапии используются современные психотропные средства-нейролептики, а также антидепрессанты и в ряде случаев транквилизаторы.

    Чуткие специалисты клиник бережно подходят к каждому пациенту и для переключения внимания на конструктивные идеи назначают комплексную психотерапию. Используется поведенческая терапия, близким рекомендуют ограждать человека от стрессов.

    В тяжелых случаях есть возможность госпитализации пациента в комфортный частный стационар сети «Династия» для скорейшей нормализации состояния.


    Приём ведут врачи:

    Выберите филиал“Династия” на Новочеркасском пр-те, Красногвардейский район“Династия” на Ленина, Петроградский район“Династия” на Репищева, Приморский район“Династия” во ВсеволожскеВыездная служба


    Стоимость лечения бреда:





    Наименование услуг  Цена в рублях
    Санкт-Петербург Всеволожск
    Первичная консультация психолога

    от 2500

    от 2500

    Повторная консультация психолога

    от 2500

    от 2500

    Первичная консультация психиатра

    от 3000

    от 3000

    Повторная консультация психиатра

    от 3000

    от 3000

    Первичная консультация психотерапевта

    от 3000

    от 3000

    Повторная консультация психотерапевта

    от 3000

    от 3000

    Первичная консультация сексолога

    от 3000

    от 3000

    Повторная консультация сексолога

    от 3000

    от 3000

    Первичная консультация нарколога

    от 3000

    от 3000

    Повторная консультация нарколога

    от 2000

    от 2000

    Сеанс семейной психотерапии

    от 3500

    от 3500

    Сеанс групповой психотерапии

    1800

    Психотерапевтический консилиум

    11000

    11000

    Полное психодиагностическое обследование (2 часа)

    6000-7000

    6000-7000

    Тест Векслера

    5000

    Заключение психиатра для справки

    1000

    1000

    Психиатрическое освидетельствование перед сделкой

    7000

    7000

    ПСИХИАТРИЧЕСКИЙ СТАЦИОНАР
    Стандарт (4-х местная)

    5500

    Стандарт+ (2-х местная)

    7000

    Полулюкс (2-х местная)

    7800

    Люкс (2-х местная)

    8500

    Премиум (1-местная)

    10000

    Указанные на сайте цены не являются публичной офертой. Уточняйте стоимость у администраторов.


    ЗАПИСЬ НА ЛЕЧЕНИЕ БРЕДА

    Ваша заявка отправлена

    Менеджер свяжется с вами для уточнения деталей

    Мы ценим ваше обращение в наш медицинский центр «Династия»

    Neurology BulletinNeurology Bulletin1027-48982304-3067Eco-Vector1409510.17816/nb14095Original ArticleTO THE QUESTION OF MOTIVE, CONTENT ANF PLOT OF DELUSION. PART [email protected] clinic15092017XLIX3859120062019Copyright © 2017, Zislin I., Reznikov E.2017The basic terms used for the describing of the delusional content are investigated. The main conclusion is that using of such terms: motive, content, plot, content should be used upon the philological context.delusionsdelusion contentmotiveplotбредфабуламотивсюжеттема1.Аверинцев С. Иов / С. Аверинцев. Собр. соч. Киев: «София-логос словарь», 2006. С. 53.2.Алексеев А. Шизоаффективное расстройство с предшествующим эмоциональным стрессом (клинические особенности, прогноз): автореф. …дисс. канд. мед. наук. М., 2008.3.Антропов Ю.А., Антропов А.Ю., Незнанов Н.Г. Основы диагностики психических расстройств: Руководство для врачей. М., 2010. С. 192.4.Ануфриев А.К., Либерман Ю.И., Остроглазов В.Г. Глоссарий психопатологических синдромов и состояний. М., 1990.5.Ахутина Т.В. Роман Якобсон и развитие русской нейролингвистики. Тексты. Документы. Исследования. М., 1999.6.Бахтин М.М. Вопросы литературы и эстетики. М., 1975.7.Березкин Ю.Е. Как устроена и для чего нужна база данных мирового фольклора / Радловский сборник: Научные исследования и музейные проекты МАЭ РАН в 2013 г. СПб, 2014.8.Березкин Ю.Е. Тематическая классификация и распределение фольклорно-мифологических мотивов по ареалам. Аналитический каталог//http://www.ruthenia.ru/folklore/berezkin/9.Блейхер В.М. Расстройства мышления. Киев, 1983. С. 97.10.Веселова И.С. Событие жизни — событие текста. Электронный ресурс.http://www.ruthenia.ru/folklore/veselova5.htm11.Выготский Л.С. Мышление и речь / Собр. соч. в 6 т. Т. 2. М., 1982.12.Выготский Л. С. Психология искусства. М., 1987.13.Гиляровский В.А. Психиатрия. Руководство для врачей и студентов. 2-е изд. М.; Л, 1935.14.Дандес А. Фольклор: семиотика и/или психоанализ: Сб. ст. М., 2003.15.Дроздов А., Гейслер Е. Психиатрия. Шпаргалки //https://books.google.co.il/books?id=mZSgAAAAQBAJ&printsec=frontcover#v=onepage&q&f=false16.Дунаевский В. Мышление и его расстройства //Электронный учебник «Психиатрия и наркология» http://www.s-psy.ru/obucenie/kurs-psihiatrii/5-kurs-lecebnyj-fakultet/elektronnyj-ucebnik-po-psihiatrii17.Жариков Н., Тюльпин Ю. Психиатрия: Учебник. М., 2009.18.Жюльен Ф. Путь к цели: в обход или напрямик. Стратегия смысла в Китае и Греции. М., 2001.19.Зайцева-Пушкаш И.А. Шизофрения. Опыт Юнгианского анализа. М., 2010.20.Зислин И.М., Куперман В.Б., Егоров А.Ю. К Вопросу о классификации бреда (попытка структурно-семантического анализа) // Социальная и клиническая психиатрия. 2003. № 3. С. 97-105.21.Зислин И. Онтогенез бредового нарратива. 2017. В печати.22.Зислин И. Опыт разработки филологических аналогий для психиатрии // Независимый психиатрический журнал. 2016. № 2. С. 58-69.23.Иванова Т.Г. Мифологема и мотив (К вопросу о фольклористической терминологии) // Комплексное собирание, систематика, экспериментальная текстология. Вып. 2: Материалы VI Международной школы молодого фольклориста (22-24 ноября 2003 г.) / Отв. ред. В. М. Гацак, Н. В. Дранникова. 2004. // http://folk.pomorsu.ru/index.php?page=booksopen&book=6&book_sub=6_124.Клинические разборы в психиатрической практике [Под ред. проф. А.Г. Гофмана]. М., 2014.25.Котляр Е.С. Указатель африканских мифологических сюжетов и мотивов. М., 2009.26.Крылов В.И. Бредовые расстройства (определение и структура бреда) // Психиатрия и психофармакотерапия. 2016. Т. 18, № 5. С. 4-9.27.Лотман Ю.М. Происхождение сюжета в типологическом освещении / Лотман Ю.М. Избранные статьи. Т. 1: Статьи по семиотике и типологии культуры. Таллин, 1992. С. 224-242.28.Мальком Н. Состояние сна. М., 2014.29.Мартине А. Основы общей лингвистики // Новое в лингвистике. 1963. Вып. 3.30.Мегилл А. Историческая эпистемология. М., 2007.31.Мелетинский Е.М. Семантическая организация мифологического повествования и проблема создания семиотического указателя мотивов и сюжетов // Текст и культура: Труды по знаковым системам. Вып 635. Тарту: ТГУ, 1983. С. 115-125.32.Мелетинский Е.М. Герой волшебной сказки. Происхождение образа. М.; СПб, 2005.33.Мелетинский Е.М. Поэтика мифа. 4-е изд. М., 2006.34.Менделевич В.Д. Механизмы формирования фабулы бреда: роль личностно-средового и потребностно-мотивационного факторов // Психиатрия и психофармакотерапия им. П.Б. Ганнушкина. 2013. № 6. С. 10-13.35.Михайлова Е.С. Жанровые характеристики нарративов у детей младшего школьного возраста: автореф. дисс.. канд. фил. наук. Волгоград, 2015.36.Неклюдов С.Ю. Мотив и текст / Языки культуры: Семантика м грамматика. К 80-летию со дня рождения академика Никиты Ильича Толстого (1923-1996) [Отв. ред. С.М. Толстая]. М.: Индрик, 2004. С. 236-248.37.Неклюдов С. Ю. Диалектность — региональность — универсальность в фольклоре // Универсалии русской литературы. 4. Воронеж., 2012. С. 8-38. http://www.ruthenia.ru/folklore/neckludov70.pdf38.Новикова-Грунд М. В. Уникальная картина мира индивида и ее отображение на текст: на примере текстов людей, совершивших ряд суицидных попыток. М., 2014.39.Остин Джон. Избранное. М., 1999.40.Пашковский В. Э. Религиозно-архаический бредовый комплекс (психопатология, нозологическая принадлежность, терапевтическая динамика): дисc. … д-ра мед. наук: СПб, 2010.41.Потапова Н.Д. Лингвистический поворот в историографии. СПб, 2015.42.Пропп В. Морфология сказки. Изд 2-е. М.: Наука. 1969.43.Путилов Б.Н. Фольклор и народная культура. СПб., 1994.44.Руднев В. Прочь от реальности. М., 2000.45.Рыбальский М.И. Бред. М.: Медицина, 1993. С. 181-184.46.Савенко Ю.С. Введение в психиатрию. Критическая психопатология. М., 2013.47.Сафронов Е.В. Сновидения в традиционной культуре. Исследования и тексты. М., 2016.48.Силантьев И.В. Факт и мотив: об одном существенном отличии литературного нарратива от исторического // Критика и семиотика. 2013. № 1(18). С. 138-144.49.Силантьев И.В. Поэтика мотива М., 2004.50.Терентьев Е.И. Паранойя ревности, Воронеж, 1982.51.Томашевский Б.В. Теория литературы. Поэтика. М., 1996.52.Тюпа В.И. Анализ художественного текста. 3-е изд. М., 2009.53.Фреге Г. Смысл и денотат // Семиотика и информатика. 1997. Вып. 35. С. 361.54.Фролов А.А. Секреты музыкального языка. Учебное пособие по музыкальной литературе для 3-4 классов ДМШ http://froland.ru/lyceum/muslit/man4_1_1.html55.Фролов Б.С., Пашковский В.Э. Основные психопатологические синдромы. Психиатрический Тезаурус. Ч. 2. СПб, 2004.56.Хэмлет Т.Ю. К вопросу понимания мотива в зарубежной и российской фольклористике // Традиционная культура: Научный альманах.2013. № 2.57.Шмид В. Нарратология. М., 2003.58.Щеглов Ю. К описанию структуры детективной новеллы / Щеглов Ю.К. Проза. Поэзия. Поэтика: Избранные работы. М., 2012.59.Якобсон Р. Два аспекта языка и два типа афатических нарушений / Теория метафоры. М., 1990. С. 110-132.60.Cook C. Religious psychopathology: The prevalence of religious content of delusions and hallucinations in mental disorder // Int J Soc Psychiatry. 2015 Jun. Vol. 61(4). P. 404-425.61.Freeman D. et al. A cognitive model of persecutory delusions // British Journal of Clinical Psychology. 2002. Vol. 41. P. 331-347.62.Gold I. Outline of Theory of Delusions: Irrationality and Pathological Beliefs // In Rationality Constrains and Context / Ed By Tzu-Wei Hung and Timothy Joseph Lane. 2017.63.Rhodes J. et al. A qualitative analysis of delusional content // Journal of Mental Health 2005. Vol. 14(4). P. 383-398.64.Sinott R. What do bizarre delusions mean in schizophrenia? / Psychosis, 2015.65.Zislin J., Kuperman V., Durst R. The Generation of Psychosis: a Pragmatic Approach // Medical Hypothesis. 2002. Vol. 58 (1). P. 9-10.66.Zislin J., Kuperman V., Durst R. ‘‘Ego-Dystonic’’ Delusions as a Predictor of Dangerous Behavior // Psychiatr Q. 2011. Vol. 82. P. 113-120.

    К Бабелю через «Врата Бога» > Alexander Zholkovsky > USC Dana and David Dornsife College of Letters, Arts and Sciences

    Книгу Михаила Ямпольского и Александра Жолковского «Бабель/Babel»
    выпустило московское издательство  «Carte blanche».

    Это не биография Исаака Бабеля, а анализ важнейших сквозных мотивов (аутсайдерство, перевод-непереводимость, деньги, солнце, зрение, эротика, вуайеризм, проституция и т.д.), главным образом построенный на исследовании трех рассказов: «Справка», «Мой первый гонорар» и «Гюи де Мопассан». Первую половину книги написал Жолковский, вторую – Ямпольский. Во многом книга пионерская, хотя в главном лишь развивает идеи, которые за 65 лет до ученых соавторов высказал человек, в книге даже не упомянутый. Стремясь восстановить историческую справедливость, назову это имя: Семен Михайлович Буденный. 26 октября 1928 года «Правда» опубликовала его «Открытое письмо Максиму Горькому». Полемизируя со статьей Горького в «Известиях» (30 сентября 1928 г.), знаменитый конник объяснил, почему он «охаял» бабелевскую «Конармию». Исходный его тезис — Бабель плелся с обозом Первой Конной, второй тезис — Бабель рассказывает сплетни.  Третий — он эротоман.

    «… Бабель роется в бабьем барахле, с ужасом, по-бабьи рассказывает о том, что голодный красноармеец где-то взял буханку хлеба и курицу. Выдумывает небылицы, обливает грязью лучших командиров-коммунистов, фантазирует и просто лжет. Фабула его очерков, уснащенных обильно впечатлениями эротоманствующего автора, идет от бреда сумасшедшего еврея, проходит через описание ограбления костела, сечения конницей своей пехоты, зарисовку типа красноармейца-сифилитика и оканчивается удовлетворением любознательности автора к тому, как выглядит женщина-еврейка, изнасилованная десятком махновцев. Как на жизнь автор смотрит, как на широкое поле, где гуляют в майскую солнечную пору кобылицы и жеребцы, — так и на действия Конной армии он смотрит сквозь призму чистейшей эротики.

    Я с полным основанием могу сказать, что кроме женских грудей, голых ног, Бабель, наблюдающий их на питательном пункте и в людской панны Элизы, и в глухом лесу, во сне и наяву в различных сочетаниях, не видел того, что делала Конная армия». В общем, не в ту сторону смотрел. Из чего Буденный делал вывод о вреде бабелевских «художеств» в «фазисе решающих боев труда с капиталом». Можно предположить, что оценка Буденного оказала влияние: Бабеля читали, но изучать боялись.

    Жолковский и Ямпольский впервые в нашей славистике (уже в «фазисе победы капитала над трудом») преодолели запрет, обрушив все внимание именно на то, о чем проницательно писал Буденный: на «впечатления эротоманствующего автора» и «бред сумасшедшего еврея». Прочитай Буденный в свое время Мопассана и Фрейда, он и сам смог бы написать подобную книгу.

    Все требования к Бабелю как художнику-реалисту (самая распространенная в XIX-XX вв. «бука русской литературы») в рецензируемой книге сняты, обет унылого и бездарного постничества отменен, писатель интересен не тем, принял или нет революцию, а тем, насколько полно и остро «перевел» образы подсознания на литературный язык. Не случайно две главы (из четырнадцати) книги посвящены ситуации перевода, в частности, перевода Мопассана на русский язык, что является сюжетом рассказа Бабеля «Гюи де Мопассан» и одновременно темой литературоведческих размышлений. Потому что под поверхностным уровнем скрыто собственное бабелевское творчество, понятое именно как перевод «дословесного» подлинника, вывод его на поверхность. А на принципы этого перевода влияет и литература как таковая (ее образы, мотивы, штампы), и индивидуальные особенности мировосприятия — талмудическая традиция или детские сексуальные впечатления («Амаркорд»), или мессианская тематика, организованная вокруг слова Babel. Последнее Бабель понимал, по всей вероятности, в его древнем смысле — «врата Бога» (иврит), что метафорически и означает «мессию». Проникновение в скрытый смысл слов и ситуаций (естественно, с опорой на Фрейда и Лакана) поддержано анализом текстов писателя, помещенных внутрь литературной традиции: Мопассан (в первую очередь, «Милый друг»), «Нана» Золя, «Мелкий бес» Сологуба, «Крылья» Кузмина, «Леон Дрей» Юшкевича. Логическим итогом такого анализа становится помещенная в приложении статья Жолковского «Топос проституции в литературе». Можно говорить о неполноте привлеченного материала (нет Пиранделло, Малашкина, «Зойкиной квартиры» Булгакова), но очевидно, что перед нами ИССЛЕДОВАНИЕ ЛИТЕРАТУРЫ в точном и единственном смысле: на фоне репертуара повествовательных возможностей, во-первых, и в глубину образа, к архаическому или подсознательному первоисточнику, во-вторых. Пока этот уровень глубины не  достигнут, бурение не прекращается  Пока кто-то из соавторов не докажет, например, что за сечением конницей своей пехоты (см. Буденного) не стоит кастрационный комплекс автора,  успокаиваться не следует.

    Эти методологические особенности, отличающие современное литературоведение, делают книгу учебником по анализу художественного текста. За методом стоит фундаментальная нонреалистическая концепция литературы XX века, которая отказалась от принятой в веке девятнадцатом иерархии важности. «Лучший способ преодолеть реализм — довести его до крайности, например, взять лупу и рассматривать через нее жизнь в микроскопическом плане, как это делали Пруст, Рамон Гомес де ла Серна, Джойс», — писал в 1925 году в книге «Дегуманизация искусства» Ортега-и-Гассет.

    Именно таков «дегуманизатор» Бабель, и именно эту его особенность идеально схватывают методы Жолковского и особенно Ямпольского, Не менее важно, что даже квази-реалистические бабелевские рассказы они не воспринимают как описательные. В итоге главным оказывается доказательство множественности интерпретаций, скрытой в самом «простом» (на поверхностный взгляд) тексте сети бесчисленных, переплетающихся между собой внутренних ходов — того, что Ролан Барт назвал «галактикой означающих»; Жолковский — Ямпольский с блеском доказали, что в Текст «можно вступить через множество входов, ни один из которых нельзя наверняка признать главным».

    Авторы вошли через вход, на десятилетия загроможденный Будённым и ему подобными критиками, — вошли через «врата Бога», сразу оказавшись во всеобщем — по принципам устройства — культурном пространстве.  Отсюда та легкость, с какой подбираются литературные и психоаналитические аналогии и сцепляются тексты. Бабель  универсален и синтетичен как «вавилонское столпотворение», универсален настолько, что почти «равномощен» литературе в целом. Собственно, это то главное, что, Жолковский и Ямпольский доказали. А доказав, сами испугались и скуксились: «Эта книга написана в каком-то смысле не тогда, не там, не о том и не так, как следует», — начинают они совместное предисловие, кокетством скрывая смущение. Куда приятней солдатская  прямота предшественника: «Бабель никогда не был и не мог быть подлинным бойцом ом 1-й Конной армии. Мне только известно, что он где-то плелся с частицей глубоких тылов, к нашему несчастью всегда отягощавших боевую жизнь 1-й Конной армии, — вернее, Бабель был «на задворках» Конармии».

    Надо прямо признать: «врата Бога» всегда на задворках.

    Михаил ЗОЛОТОНОСОВ
    Московские новости, 47 (191), 9-16 июля 1995 г., с. 24.

    Критический обзор бессмыслицы Times of India

    Рассказ: Плюс Один ученик Арун считается неудачником в школе, но когда дело доходит до ситуации, требующей человечности, он оказывается победителем.

    Отзыв: . школьная ромкома с плакатов, но это совсем не то. На титульных листах предлагается новый фильм с бодрой музыкой и визуальными эффектами, но это тоже не то. Действие фильма происходит в деревне, и все персонажи, за исключением тех, кто находится в школе, — сельские жители.Почему некоторые персонажи выглядят и звучат урбанистически, когда действие происходит в такой маленькой деревне? Это юг или север Кералы; почему сленги противоречат друг другу? Главный герой богат или беден? Все это остается вопросами, но в конечном итоге ни один из них не имеет значения. Потому что «Чушь» — это невероятно смотрибельный фильм, снятый обещающим режиссером (МС Джитин, который в названии называет себя МС), с диалогами писателя с безупречным чувством юмора. По сути, это можно считать примером того, как фильм можно сделать интересным и свежим без звездного состава.

    Арун (новичок Ринош Джордж), на вид сирота, живет в мире со своими собственными теориями физики и мечтает стать суперзвездой BMX (велосипедный мотокросс). Он далеко не возмутитель спокойствия, но в школе его придирают за все и вся. До такой степени, что дочь его учителя думает, что само его имя — «Нонсенс». В фильме рассказывается, в основном, об одном школьном дне в жизни Аруна, к тому же плохом, когда к полудню объявляется хартал. Арун, у которого уже проблемы с учителями, попадает в ситуацию, когда дочь учителя сбивает неосторожный водитель.В нем возникает добро, и Арун берет на себя задачу спасти жизнь ребенка в отсутствие ее родителей. Он обращается за помощью к сопротивляющемуся водителю автомобиля (Винай Форрт), и оба отправляются в поездку на американских горках в буквальном смысле в поисках отрицательной крови для ребенка в тяжелый день.

    Фильм затрагивает многие, порой совершенно не связанные друг с другом темы — как школы подавляют творческий потенциал детей, как харталы часто стоят жизней, насколько бессмысленны драки во имя политики и религии, а также основную природу людей.Партийные работники, которые прибегают к насилию по отношению к Харталю, показаны как местные хулиганы, которые также выступают в роли полиции морали.

    BMX как вид спорта тоже популярен, но он почему-то не вписывается в сельскую жизнь.

    В то время как Ринош Джордж демонстрирует достаточно хорошие результаты, Винай Форрт великолепен, как и Шаджон в еще одном из своих грозных аватаров, на этот раз в роли безжалостного школьного учителя. У Шрути Рамачандрана в роли строгого учителя и у Лалу Алекса в роли врача небольшие, но запоминающиеся роли.Заслуживают особого упоминания веселая музыка и потрясающие визуальные эффекты трюков BMX. Школьные эпизоды забавны и интересны, и, за исключением того, что временами проповедует, «Нонсенс», несомненно, является победителем, лишенный обычных клише, с которыми ездят малаяламские фильмы.

    Ерунда Обзор | Фильм, который довольно сильно оправдывает свое название

    У нового фильма с Риношем Джорджем в главной роли, справедливо названного «Чепуха», много проблем. Ерунда рекламировалась как фильм об энтузиасте BMX.Но помимо его энтузиазма по отношению к BMX-спорту, в фильме почти нет BMX, и нет никакой реальной необходимости в BMX в фильме. Этот фильм — всего лишь расширенная версия обычного короткометражного фильма, в котором слишком много устаревших сюжетных элементов и нерелевантных побочных сюжетов.

    Арун — наш герой, увлекающийся BMX. Он стремится стать кем-то в этом виде спорта. И он практический ученик, который не может решить уравнение с помощью этого метода, но может объяснить его наиболее практичным способом. Он тот парень, который всегда попадает в неприятности, а учителя находят его действия в классе смешными.Итак, как эта точка зрения на Аруна меняется в ходе события, которое происходит в хартальский день, — вот что нам говорит Нонсенс.

    К тому времени, когда фильм подошел к концу, парень, сидевший позади меня, выразил желание «оценить» сценариста этого фильма. Что ж, я мог посочувствовать его волнению, поскольку этот фильм был до смешного глупым после первых получаса или около того. Я почувствовал себя немного обманутым, увидев ужасный способ включения BMX в этот фильм. Непонятый плохой мальчик доказывает своему учителю, что у него доброе сердце, делая то, за что учитель был бы ему благодарен навсегда.Вот и все. Спустя какое-то время эта идея становится очевидной для всех нас, и фильм «Чепуха» просто задерживается на бессмысленных побочных сюжетах, чтобы просто продолжаться и продолжаться. Просто чтобы показать величие героя, фильм решает пойти в обход современной политики, эгоизма, морального контроля и т. Д. Эти части настолько плоские, что вы просто хотите, чтобы фильм использовал их для продвижения истории и вашего разочарование; эти части торчат, как больной палец.

    https://www.instagram.com/p/Bo16e1Mlc96/

    Ринош Джордж играет роль Аруна, и я не знаю, проблема ли это в его исполнении или в написании, персонаж Аруна был самым раздражающим и бессмысленным «хорошим» человеком после непростительного Чинну Королевы.Талантливый Винай Форрт потрачен впустую в роли, когда он не уверен, какой сленг использовать в рассказе, помещенном в пейзаже Каннур. Шрути Рамачандрану удается придать некоторую чувствительность данному ей персонажу. Парень, который участвовал в школьных сценах как друг Аруна, тоже был милым.

    MC Джитин — режиссер фильма, который также написал его, и, к сожалению, эта его история очень поверхностна. Шутки, которые происходят в первой половине, которая в основном происходит в классе, — единственные памятные моменты в этом фильме.Интервал между публикациями фильма становится очень раздражающим, особенно из-за раздражающего уровня предсказуемости, а также из-за раздутого сценария, который бессмысленно пытается быть социальной проповедью. Визуальные эффекты Алекса Дж. Пуликкала и быстрые нарезки Аппу Бхаттатри вначале заставили меня почувствовать, что в этом фильме будет что-то, чем стоит дорожить, но в итоге он закончился полным провалом, без настоящего шарма или творчества. Точно так же, как эта романтическая песня в фильме неуместна, к концу фильма в вашей голове будет множество сцен, которые заставят вас спросить: «Но почему?» Фоновая оценка, сделанная Вишну Шьямом, была хорошей, но в фильме эти треки используются для усиления некоторых из самых глупых моментов.

    Ерунда началась как интересная, потом стала разочаровывающей и закончилась раздражающей историей о том, как быть хорошим человеком. Как только DVD с этим фильмом будет выпущен, энтузиасты монтажа смогут действительно сделать четкий короткометражный фильм на клише из 147-минутных сырых материалов.

    Рейтинг: 1.5 / 5

    Последние мысли

    Ерунда началась как интересная, потом стала разочаровывающей и закончилась раздражающей историей о том, как быть хорошим человеком.

    Сигнал фильма

    Зеленый: Рекомендуемая пленка

    Оранжевый: Хорошо, доступны для просмотра, экспериментальные пленки

    Красный: Не рекомендуется

    Сообщение навигации

    Обзор

    Laxmii: фильм Акшая Кумара — нонсенс без остановок

    В ролях Лакшми: Акшай Кумар, Киара Адвани, Ману Риши Чадха, Ашвини Калсекар, Раджеш Шарма, Айеша Раза Мишра, Шарад Келкар, Тарун Арора
    Лакшми кинорежиссер: Рагхава Лоуренс.

    Где-то глубоко внутри беспорядка, который представляет собой Лакшми, находится ядро ​​твердой идеи: рассказать нам историю трансгендера с сочувствием и сочувствием.Но этот акшай Кумар — исполнитель главной роли — двухчасовое сцепление с головой, могу-я-правда-буду-смотреть-эту чушь, от начала до конца.

    Когда он начнется, у вас есть надежда. Кумар играет Аасифа (глотка, да, мусульманина), женатого на Рашми (Адвани), хорошей индуистской девушке. Учитывая, что звезда страстно размахивал националистическим флагом в своих последних фильмах, сам факт того, что он играл половину индуистско-мусульманского джоди, хау, стал приятным сюрпризом. Мама Рашми (Мирза) просит сбежавшего «бети» вернуться домой, все прощено, несмотря на «наарааз даддиджи» (Шарма), и счастливая пара идет вместе, ожидая благословений и взятых в стаю.

    Не по годам развитый ребенок-актер произносит эту фразу: «абхи бхи индусско-мусульманский майн атки хуэй хаин». Но не обманывайтесь, этот фильм не идет против «любовного джихада». Это комедия ужасов, основанная на тамильском фильме режиссера «Канчана» 2011 года. Таким образом, мы получаем, быстро сменяющий друг друга, клочок земли с привидениями, грозные тени, порхающие посреди ночи, скрипящие двери, убитые горем рыдания, уменьшающееся количество домашних хозяйств, включая брата Рашми (Чадха) и невестку (Калсекар). ) к бормотанию скоморохов.И Аасиф, чья жизненная миссия состоит в том, чтобы бороться с суевериями, начинает вести себя забавно: он просто навязывает нас, или он одержим «бхатакти-хуэй-атма», чтобы отомстить?

    Акшай был на высоте в Bhool Bhulaiyaa, фильме Прийдаршана 2007 года, который также был комедией ужасов. Как и положено фильму Прияна, мазки были широкими, но в фильме была некоторая мысль и структура. Лакшми, ранее называвшаяся «Бомба Лакшми», похоже, была собрана по ходу работы, без единой логической мысли.Вы можете спросить, как устроен фильм, в котором главный герой призван быть борцом против бхут, прет и атма, с радостью напичкать себя бабами, защитными «вибхути» и «трехглазым кокосом». который вращается, если чувствует злого духа? Нет, не шучу. И поскольку мы здесь очень светские, есть также косоглазый мусалмаан, который протягивает «таавиз», который будет держать нашего героя «мехфуз»? Угроза христианского священника тоже сдерживается, но, к счастью, сценарий, такой как есть, об этом забывает.

    Утверждать, что ломать стереотипы с помощью сильно стереотипных людей по всем направлениям — это прием, от которого, похоже, в Болливуде никогда не бывает достаточно: все трансгендерные персонажи хлопают в ладоши и танцуют вокруг костра; хороший мусульманин носит топи и бороду; а все остальные произносят свои реплики в надежде рассмешить нас. Никто не добивается успеха, даже Акшай, который может быть действительно хорошим, когда не относится к себе слишком серьезно. Единственный, кто серьезно относится к своей роли, — это Келкар (эффективный), как Лакшми-трансгендер, с которым поступают несправедливо.

    Как мы, зрители. Эти два часа больше не вернутся.

    на ямки под участки и прочая ерунда такая…

    Недавно я завершил чудесно успешное сотрудничество над романом с Уэйном МакДэниелом, очень одаренным сценаристом, живущим в Нью-Йорке. В какой-то момент я хочу написать о том, как появился наш проект — новеллизация его сценария Resurrection Bay , но пока я хочу немного подумать о проблеме написания, которая возникла, когда мы были в самой последней части процесса перезаписи.

    В Resurrection Bay есть персонаж, который служит в армии и имеет звание капитана. В разговоре с другим персонажем наш капитан упоминает, что она три года назад окончила Кандидатскую школу…

    Подожди, , подумал я. Три года? Кажется, это ужасно быстро сделать капитаном. Лучше проверь это. Итак, я запрыгнул в поисковик и набрал: Сколько времени нужно, чтобы стать капитаном в армии?

    Полсекунды спустя я избежал смущения из-за очередного провала.Как правило, после выхода из O.C.S. на то, чтобы стать капитаном, уходит не менее четырех лет. И, как отмечалось на одном веб-сайте, повышение до капитана по истечении четырех лет часто используется как приманка для повторного вступления в список.

    Итак, я вернулся к рукописи, сделал небольшую копию и избежал пули. Всегда неловко допускать подобные ошибки в художественной литературе. Это напомнило мне время, когда я вел семинар по письму в тюрьме штата Теннесси здесь, в Нэшвилле. В составе группы я читал свои собственные работы.Поскольку я пишу детективы, я принес несколько страниц из своей последней незавершенной работы. Я читал сцену, где персонаж достает револьвер, снимает предохранитель и стреляет.

    Секунды спустя по комнате прокатилась волна смеха. Эти парни выли. Покраснев, я поднял глаза: «Что?» В конце концов, один из парней взял себя в руки и объяснил мне, что у револьверов нет предохранителей.

    Смущает, да, но в целом это относительно незначительный и легко исправляемый провал.Но как насчет крупных промахов: дыры в сюжете, достаточно большие, чтобы прогнать танк, исторические ошибки настолько велики, что они должны затопить всю историю, даже полную б.с. / бессмыслицу?

    Ну может предложить, это фантастика . По определению, это выдумка. Кто-то однажды спросил меня, чем я зарабатываю на жизнь, и я ответил, что я профессиональный лжец. Я придумываю то, чего не существует и не является правдой, и стараюсь делать это достаточно хорошо, чтобы в течение короткого периода времени вы, как читатель или зритель, купились на это.

    Вот почему великий Ларри Блок назвал одну из лучших книг, которые я когда-либо читал, о написании Ложь ради удовольствия и прибыли .

    Это действительно секрет, не так ли? Делая это так хорошо, что вас не поймают и вы не заработаете на этом доллар…

    В качестве доказательства позвольте мне предложить три истории — все рассказанные в формате кинофильма, — которые прекрасно демонстрируют, как можно солгать и избежать наказания.Каждый из этих трех фильмов был очень успешным; даже в какой-то степени классика. И все же в основе каждого из них лежит сюжетная дыра, которая настолько вопиющая и вопиющая, что удивляешься, как сценаристам удалось уйти от этого.

    И все же они сделали…

    Прежде всего, давайте посмотрим на Casablanca . Выпущенный в 1942 году, этот фильм явно является классикой, настолько, что в списке 100 величайших когда-либо созданных фильмов Американского института кино « Casablanca » находится на втором месте, сразу после Citizen Kane .Написанная братьями Эпштейн — Джулиусом и Филиппом — и Ховардом Кохом, Casablanca — это история любви, действие которой происходит во время Второй мировой войны и сосредоточено вокруг романа Рика Блейна и Ильзы Лунд, двух трагических любовников, которые теряют друг друга, а затем находят друг друга. снова в хаосе и ужасе уклонения от злых нацистов.

    Центральным сюжетным устройством в этом фильме является то, что Альфред Хичкок назвал McGuffin . МакГаффин — это то, что кажется всем в истории, вокруг которого вращается все действие, и все же, в конце концов, это оказывается не так уж и важно.

    В Касабланка , МакГаффин — это транзитные письма. Все хотят транзитных писем, потому что они гарантируют вам как военному беженцу свободный и безопасный проезд в Америку. Как говорит Рик: «Пока у меня есть эти письма, я никогда не буду одинок».

    И, как объясняет персонаж Питера Лорре, Угарте, который в первую очередь украл транзитные письма, транзитные письма подписаны генералом де Голлем. Они не могут быть отменены, даже не могут быть подвергнуты сомнению.Если у вас есть эти письма, то это универсальная карточка «Get-Out-Out-Out-Free». Они гарантируют вам проход через немецкие линии, и в конце концов Виктор и Ильза уйдут, потому что у них есть эти письма. Как говорит Рик, немцы наконец-то стали лишь незначительной досадой.

    Замечательный, замечательный фильм, но погоди!

    А? Попробуй еще раз … Как предпосылка Casablanca сочетается с исторической реальностью?

    Весной 1940 года война шла около полугода.Зима 1939-1940 годов была временем относительного бездействия, время, которое стало известно как Sitzkreig . Затем немцы атаковали на широком западном фронте, и к июню французы сдались. Они сдались, война на короткое время остановилась, нацисты оккупировали большую часть севера Франции, а на юге власть пришла к марионеточному правительству Виши.

    Во время капитуляции всем французским солдатам было приказано сложить оружие и сдаться.Практически все из них, за одним заметным исключением: генерал де Голль. Шарль де Голль бросил вызов приказам, отклонил перемирие и сбежал в Великобританию, где провел остаток войны, выступая с антинацистскими пропагандистскими передачами и возглавляя сопротивление Свободной Франции.

    Итак, кем был генерал Шарль де Голль в глазах французского правительства и германского рейха?

    Ответ прост: генерал де Голль был предателем года. Он был в розыске, преступник с очень большой ценой за голову.

    Итак, в конце концов, вся посылка Casablanca — ерунда. Транзитные письма, подписанные генералом де Голлем, не только не позволят пройти через нацистский контрольно-пропускной пункт, но и станут фактически смертным приговором. Если Casablanca соответствует исторической реальности, лучшее, что Виктор и Ильза могли бы сделать с транзитными письмами, — это вытащить зажигалки и поджечь их. Быстро…

    И все же фильм работает.Мы полностью втянуты в себя. Почему? Потому что ребята, написавшие сценарий, были лучшими.

    Давайте посмотрим на другой отличный фильм, Тельма и Луиза . Сценарий, написанный Кэлли Хоури, принес ей Оскар за лучший сценарий в 1992 году. Мне нравится этот фильм, и я регулярно читаю его здесь, в киношколе Уоткинса. Но в фильме есть что-то, что никогда не имело для меня смысла.

    Тельма и Луиза — женщины, скованные жизнью, и особенно мужчинами, которые их окружают.Муж младшей Тельмы, Дэррил, жестокий, сексистский, подлый региональный менеджер автомобильного дилера. А еще он бабник, одетый в полиэстер. Луиза, которая находится в замученных отношениях со своим парнем, изо всех сил пытается свести концы с концами, бросая гашиш в дешевой закусочной.

    Они решают, что им нужны выходные вдали от всего этого, и уезжают. По пути игривая и резвая Тельма умоляет Луизу остановиться в придорожном хонки-тонке, чтобы выпить. Луиза неохотно, но, наконец, принимает Призыв Тельмы к приключениям (чтобы получить на вас всего Джозефа Кэмпбелли).В грязном салуне быдла они встречают Харлана, на вид жизнерадостного быдла-тупица, классического имитатора ( снова с Джозефом Кэмпбеллом). Тельма напивается и танцует с Харланом, который крутит ее, пока у нее не закружится голова.

    Он предлагает вывезти ее на стоянку подышать свежим воздухом. Выйдя на улицу, он начинает приставать к Тельме, и когда она сопротивляется, сцена становится уродливой. Он шлепает Тельму, жестоко обращается с ней и уже собирается изнасиловать, когда позади них появляется Луиза с пистолетом в руке.

    Она спасает Тельму, и похоже, что Харлан отступит. Но затем Харлан пытается сразиться с ней, произносит несколько вульгарных реплик диалогов, и Луиза уносит его. Тельма и Луиза прыгают в машину и уезжают, начиная свое путешествие / путешествие, чтобы сбежать, что в конечном итоге приводит к событию, которое либо их уничтожение, либо их окончательное освобождение, в зависимости от вашей интерпретации (Калли Хоури всегда настаивала на последнем) .

    Отлично! Замечательный фильм! Накапливайте эти награды.

    Но подождите … Что-то меня здесь беспокоит. Давайте сделаем шаг назад и посмотрим на это.

    Когда Луиза выходит на улицу в поисках Тельмы, что она видит? Она видит, как ее лучшая подруга склонилась над задним сиденьем машины, а этот придурок выбивает из нее все дерьмо. Она избита, в синяках, истерически рыдает, ее одежда порвана и разорвана. Не нужен ученый-ракетчик, чтобы понять это.

    Итак, Луиза достает пистолет и прекращает нападение.Она читает Харлану то, что можно описать только как суровую лекцию о том, как обращаться с женщинами, а затем отступает, готовая сесть в машину и уехать.

    Но Харлан (который является живым воплощением старой южной поговорки «», он нуждался в убийстве ) не может отпустить. Он снова начинает словесно оскорблять Луизу и Тельму в вульгарной манере, которую не терпит здесь повторять. Он даже делает то, что легко можно было бы расценить как угрожающий жест по отношению к ним. Итак, Луиза стреляет в него.

    Если бы Тельма и Луиза убежали в бар, кричали о помощи, вызывали 911, а затем объясняли полиции, что на самом деле произошло (со всеми другими свидетелями, которые засвидетельствовали бы репутацию Харлана как полного засранца), стрельба почти наверняка будет отклонен как самооборона. Все, что нужно было сделать полиции, — это один раз взглянуть на Тельму, и эти двое весело отправились в путь, а Луиза заклеймила героем.

    Ладно, из этого можно было бы снять один короткометражный фильм, и Кэлли могла бы забыть всю эту штуку с Оскаром.Так и вышло к лучшему. Однако это не извиняет того факта, что предпосылка Thelma and Louise имеет довольно существенный недостаток.

    Угадайте, что? Неважно. Превосходное письмо и невероятное кинопроизводство помогают нам преодолеть это. Почти все, с кем я когда-либо говорил об этом фильме, даже не заметили.

    Наконец, вот фильм, который почти по любым стандартам является , а не классикой: Con Air . Написано Скоттом Розенбергом (посмотрите его www.Запись на IMDB.com), Con Air — коммерчески успешное, но невероятно ужасное удовольствие. Это крупнобюджетный, звездный, многотысячный голливудский кинопроизводство в его самом глупом виде, с Николасом Кейджем с самым худшим южным акцентом, когда-либо появлявшимся на экране за всю историю кинематографа -анг…) .

    Con Air — это история Кэмерона По, награжденного героя войны, который возвращается в сельскую Алабаму с сундуком, полным медалей.Его беременная жена Триша (По Hummin’bird ) обслуживает столики в безобразном баре. По удивляет ее, и у них случается замечательный момент с Кодаком, который прерывается столом противных пьяных деревенщин. Триша умоляет По не мыть ими пол, и он отступает.

    Позже, на темной стоянке дождливой ночью трое пьяных снова прыгают на Кэмерон. Он защищает свою жену и себя, сбивая двух пьяных деревенщин. Но третий падает, ударяется головой и умирает.

    На суде По судья штата Алабама объявляет, что, поскольку По — обученный армейский рейнджер и его руки являются смертоносным оружием, он вопиюще виновен в убийстве. Судья приговаривает его и отсылает на годы. По оказывается в федеральной тюрьме в Калифорнии…

    Это Акт I из Con Air , и именно здесь предпосылка фильма полностью срывается с рельсов.

    Во-первых, если вы — награжденный военный герой армейских рейнджеров, возвращающийся домой в Алабама, , ради Бога, и вы и ваша красивая блондинка, беременная жена подверглись нападению на стоянке группой пьяных деревенщин, которые превосходите вас числом три к одному, и вы убьете одного из них в процессе, вас не арестуют за убийство.

    Нет, вам поставят статую на городской площади, дадут вам еще одну медаль и сделают вас местной легендой. Черт, они будут называть своих детей твоими именами.

    Во-вторых, и это относительно небольшая дыра в заговоре, пронизанном пулями, судья штата Алабама не может приговорить вас к федеральной тюрьме в Калифорнии. Это просто не работает.

    И знаете что? Неважно.Я до сих пор люблю этот фильм и смотрел его так много раз, что могу произносить строки обратно на экран.

    Итак, вы видите, что для того, чтобы история работала, не нужен прочный, непреодолимый сюжет. Единственное, что вам нужно сделать, это написать его так хорошо, чтобы ваш читатель или аудитория не заметили, пока фильм не закончится или они не прочитают последнюю страницу. К тому времени уже слишком поздно.

    Тем не менее, я рад, что получил все это «сколько лет нужно, чтобы стать капитаном?» все правильно.

    Краткое содержание и обзоры Nonsense by Jamie Holmes

    Обзоры СМИ

    «Помеченный обзор.На самом деле речь идет не о «чепухе», как о глупости, а о двусмысленности — когда это полезно, а когда нет; и как люди реагируют на это, хорошо это или плохо … [A] работа, читаемая и заставляющая задуматься ». — Библиотечный журнал

    «Четко изложив свой тезис и исследуя тему с некоторой долей озорства, Холмс убедительно демонстрирует, что стрессовые ситуации могут заставить нас более стойко цепляться за наши убеждения и отбрасывать нежелательную информацию, но он также предлагает учебные пособия о том, как бороться эти естественные тенденции.В то время как жизнь полна ерунды, управление нашей реакцией на неопределенность имеет смысл во всем мире «. — Список книг

    «Холмс … дебютирует с провокационным анализом причин неопределенности … Яркие анекдоты автора и обширные исследовательские рассказы наверняка понравятся многим читателям». — Киркус

    «Не нравится двусмысленность? Может, и не стоит. В этом энергичном, наполненном сказками, увлекательном путешествии по широкому горизонту Джейми Холмс показывает, что люди часто процветают, когда и потому, что они неуверенны.Убедительный аргумент, но одна вещь ясна : вы многому научитесь из этой книги », — Касс Р. Санштейн, профессор Гарвардского университета и соавтор книги Nudge .

    «Джейми Холмс написал освежающую, живую книгу, полную идей и занимательных историй, которые иллюстрируют, как разум справляется с двусмысленностью. И он хорошо доказывает, что то, как мы справляемся с двусмысленностью как индивидуально, так и как биологический вид, имеет решающее значение для нашего будущего. успех.» — Питер Берген, автор книги Manhunt: The Ten-Year Search for Bin Laden from 9/11 to Abbottabad

    «От женских подол до нацистских шпионов, от Анри Матисса до Антона Чехова, Холмс — увлекательный проводник в капризы нашего понимания реальности — и силу, которую мы можем извлечь из бессмыслицы, если только мы дадим ей шанс.»- Мария Конникова, автор книги Mastermind: How to Think Like Sherlock Holmes

    Эта информация о ерунде , показанная выше, была впервые представлена
    в «The BookBrowse Review» — журнале для участников BookBrowse и в нашем еженедельном информационном бюллетене «Publishing This Week». В большинстве случаев обзоры обязательно ограничиваются теми, которые были доступны нам до публикации. Если вы являетесь издателем или автором и считаете, что представленные обзоры не отражают должным образом диапазон мнений средств массовой информации, доступных в настоящее время, отправьте нам сообщение с обзорами основных средств массовой информации, которые вы хотели бы видеть добавленными.

    Любая «Информация об авторе», отображаемая ниже, отражает биографию автора на момент публикации этой конкретной книги.

    немецких железных дорог устраивают бессмысленный заговор, из-за которого я теряю волю к ролевой игре. : rpghorrorstories

    Привет, я уже несколько недель на этом сабреддите и думаю, что пора внести свой вклад. Эта история произошла недавно, и факты еще свежи в моей памяти.

    Персонажи: DM, Монах, Паладин, Охотник за кровью и я (ремесленник).

    Раньше я играл в D&D в магазине в моем районе, пока не случился Covid. Поэтому я решил найти случайную группу через приложение, игра будет через аудио на Discord, и мы все были неизвестны друг другу.

    Единственная информация, которую мы получили о приключении, заключалась в том, что мы начнем с уровня 1 и сделаем работу для короля ( нет информации, первый красный флаг ). Каждый прислал листы персонажей за несколько дней до этого, и все они были одобрены DM, мой персонаж был гномом-ремесленником с мудрым прошлым, у него не было военного опыта.

    Настал день первой сессии ( сессий 0 не будет, второй красный флаг ), Монк опоздал, и мы решили начать без него.

    DM (Bloodhunter) — Вы слышите стук в вашу дверь. Это посланник, который объясняет, что принца похитили и королю нужна ваша помощь.

    Bloodhunter — Почему моя помощь? Разве во всем королевстве нет никого более квалифицированного, чем я?

    DM (как посланник) — Вы являетесь подданным короля и должны ответить на его зов.

    Bloodhunter — Хорошо…

    Затем DM повторил ту же сцену в доме каждого персонажа, который задавал одни и те же очевидные вопросы и получил одинаковые общие ответы. Затем эту группу случайных незнакомцев пригласили лично поговорить с королем. Я не помню, кто что сказал в следующем диалоге, поэтому я буду использовать общий термин «игроки»:

    DM (как король) — Мой сын был похищен эльфийской королевой, и мне нужны ваши помочь спасти его.

    Игроки — Повторите те же вопросы, которые они уже задавали посыльному.

    DM (как король) — Вы такие же подданные, как и все остальные, поэтому вы также обязаны помогать.

    Игроков — А у вас нет армии?

    DM (как король) — Моя армия занята чем-то другим.

    Игроки — Что это важнее жизни вашего ребенка?

    DM (как король) — Другое дело.

    Игроков — Но разве у вас нет более могущественных рыцарей, чем мы, чтобы послать туда? Ведь мы обычные граждане!

    DM (как король) — No.Эта миссия была дана вам.

    Игроков — Хорошо… Мы собираемся получить оборудование для этой миссии? Ведь на кону жизнь принца.

    DM (как король) — Хорошо, вы получите снаряжение, когда прибудете в город (название города). Также будет большая выплата золотом, если вам удастся спасти принца.

    Игроков — Но если она королева эльфов, разве это не акт войны?

    DM (как король) — Не потому, что эльфийское королевство долгое время находилось в мире с нашим королевством.Кроме того, она не эльфийка, она человек, а также очень могущественная ведьма.

    К этому моменту я потерял всю свою волю к RP, в конце концов, каждый раз, когда мой персонаж задавал вопрос, он получал бессмысленные ответы с целью raildroad нас. Так что я просто промолчал, надеясь, что остальные тоже останутся, и мы наконец сможем двинуться дальше. Каждый раз, когда кто-то задавал вопрос, я съеживался, слушая, как DM пытается найти способ объяснить этот необъяснимый заговор. В конце концов, все устали спрашивать и получать бессмысленные ответы и молчали.После долгого и неловкого молчания DM продолжил:

    DM — Анджела будет сопровождать вас в город (название города), где вы сможете экипироваться.

    Анжела представляет себя, она гораздо более могущественный рыцарь, чем мы (, что удивительно, ), и принадлежит к расе доморощенных полудраконов (, конечно, это ). Итак, наши три персонажа 1 уровня (которые по какой-то причине были специально отобраны для миссии и взяты из дома) отправились на колеснице с DMPC Анжелой (которая, очевидно, была не так занята, как остальная армия) в отдаленный город. экипироваться (потому что в замке короля нет депозита оборудования), чтобы продолжить нашу миссию по спасению принца (который был похищен лидером другой страны, но это не акт войны по бессмысленным причинам).

    Вдруг на обочине дороги появляется существо и атакует нас. DM бросает несколько маленьких чисел подряд и кажется немного разочарованным, нам удалось убить существо, но Паладин получил атаку, в результате которой у него почти не осталось хитов.

    DM (всем) — Сделать конституционную проверку.

    Все проходят, кроме Паладина. Сейчас он без сознания.

    DM (Паладину) — Бросьте 3 спасброска смерти.

    Я — Я иду к Паладину и накладываю «Лечить раны».

    Bloodhunter начинает утверждать, что Паладин должен бросать один спасбросок смерти за раз, а не все сразу. DM настаивает на том, чтобы попросить Паладина сделать спасброски, полностью игнорируя меня. Паладин бросает 1 кубик и терпит поражение.

    Я (громче) — Я иду к Паладину и накладываю «Лечить раны».

    DM снова меня игнорирует, поэтому я бросаю кости (броски делались через бота в чате Discord). И объявляю, что Паладина вылечили на 4 ХП. DM говорит, что он позволит это, но поскольку яд очень силен, Паладин жив, но без сознания.Я не спорю, просто хочу, чтобы эта ерунда поскорее закончилась. Затем DMPC Анджела вручает мне лечебное зелье и говорит, чтобы я отдал его Паладину, к счастью для нас, что она была там ( сарказм ), потому что кажется, что это зелье было очень мощным и не только вернуло Паладина в сознание, но и восстановило все его HP.

    Bloodhunter просит сделать проверку природы, чтобы увидеть, знает ли он существо, он выбрасывает nat 20.

    DM — Я не должен вам этого говорить, но когда вы выбросите естественное 20, я скажу.Это существо представляет собой смесь дракона и вампира. Я создал несколько доморощенных монстров, они не очень сильны, но… вроде как…

    Наконец прибыл монах, и DM решает, что он все время был в карете. Теперь Монаху нужно объяснить, почему он не помогал во время боя.

    Затем мы разбиваем лагерь, и Паладин на страже. Он необъяснимо чувствует присутствие поблизости существа и решает пойти и исследовать. Он встречает девушку из племени домашних пауков, ребенок ранен, и он решает отвезти ее в лагерь.Внезапно в небе появляется рыцарь смерти, верхом на драконе ( у кого-то есть фиксация дракона ) и выпускает в нас молнии. Мы все побежали (Паладин приводит паука), и появляется Анджела верхом на ( угадайте, что ) красном драконе. Мы все забрались на дракона, и она снова спасла положение.

    Bloodhunter — Это молодой или взрослый дракон?

    DM — Это древний красный дракон (, конечно, ).

    Между членами группы начинается дискуссия о том, преследует ли рыцарь смерти паука или нет, и DM (обеспокоенный тем, что мы можем бросить его NPC) объявляет, что на шее Паладина есть странная метка, и мы все должны войти в историю чек об оплате.

    Игроков — Паладин тоже должен делать бросок? В конце концов, он не видит собственной шеи.

    DM — Он может видеть это, используя свой меч как зеркало.

    Все терпят поражение, кроме Паладина, который выбрасывает nat 20.

    DM (Паладину) — Вы знаете, что это знак рыцаря смерти, и теперь он будет преследовать вас, пока ему не удастся убить вас.

    Bloodhunter (констатирует очевидное) — Давайте убьем Паладина!

    DM (Паладину) — Вы также знаете, что тот, кто убьет вас, получит метку.

    После того, как Паладин волшебным образом получил эти знания о неизвестном противнике, я решил, что пора идти. В этой игре я уже видел больше красных флажков, чем во всем СССР. Два с половиной часа игры, и пока я убил одного монстра и не принял никаких решений, поэтому я дождался следующего неловкого молчания (их было несколько во время сеанса) и сказал, что мне очень жаль, но произошла «чрезвычайная ситуация» Я должен был проявить заботу, и мне нужно было уйти пораньше. На следующий день я сказал им, что ухожу из группы по причинам, должен сказать, что я не особо беспокоился о том, чтобы дать оправдание, которое действительно имело смысл…

    Редактировать: опечатки.

    Сюжет идиотов — TV Tropes

    Пожалуйста, не указывайте это на странице произведения в качестве тропа.
    Примеры можно перейти на вкладку YMMV работы.

    «Сюжет идиота, конечно, — это любой сюжет, который был бы разрешен за пять минут, если бы все в рассказе не были идиотами».

    Созданный автором научной фантастики Джеймсом Блишем и популяризированный кинокритиком Роджером Эбертом во время его рецензирования на римейк Narrow Margin , этот образ является термином для Сюжета, который держится вместе только потому, что главные герои ведут себя как идиоты.Одно умное движение или вопрос любого из персонажей, и все проблемы будут решены. Это не так уж плохо, если персонажи , предположительно, ведут себя как идиоты, но очень, плохо, если сюжет идиота зависит от персонажа, поднимающего Шар идиота, чтобы сюжет заработал.

    Еще хуже «Заговор идиотов второго порядка», в котором сюжет может функционировать только в том случае, если население мира внезапно теряет около 50 баллов IQ. Фактически, автор Дэймон Найт первоначально ввел термин «идиотский заговор второго порядка» для обозначения научно-фантастического рассказа о вымышленном обществе, которое может существовать только , если все живущие там идиоты.

    Идиотских заговоров часто можно избежать простым взмахом руки. Если бы аудитория провела всю историю, задаваясь вопросом, почему герой не попробовал какую-то очевидную тактику, взмах руки в начале рассказа о том, почему это не сработает, предотвратил бы идиотский заговор, независимо от того, насколько надуманным было оправдание. был. Однако, если взмах руки плохой, он может фактически создать новое очевидное решение, такое же плохое, как и исходное.

    Важно отметить, что это не всегда плохо, а иногда и составляет всю суть истории.Часть того, что может сделать драму настолько драматичной или трагедию настолько трагичной, — это то, что персонажи действительно могли бы избежать этого, если бы они действовали рационально, а не иррационально. (Между прочим, если персонажи осознают эту Вселенную, это сюжет «Этого можно было избежать!»). Точно так же это часто разыгрывается для смеха в комедиях или сатире, чтобы посмеяться над выходками идиоты или по поводу идиотизма в обществе. Это также очень оправдано, если большинство актеров не в состоянии принимать рациональные или осознанные решения, например, если они молоды, плохо образованы или находятся в стрессе.А иногда это просто случай, когда реальность нереалистична; многие проблемы реального мира, рассматриваемые издалека с большим количеством задним числом и без ограничений по времени для решения проблемы сейчас , сами по себе могут показаться идиотскими заговорами, но проблема в том, что люди, оказавшиеся в центре проблемы, могут не иметь этих преимуществ . Тем не менее, называть реальных людей идиотами легко, поэтому никаких примеров из реальной жизни, пожалуйста!

    Сравните Формулируя простое решение, когда персонаж выглядит идиотом из-за того, что использует сложное решение вместо обыденного и не требующего больших усилий.


    Примеры подстраниц:

    Другие примеры:

    открыть / закрыть все папки

    Азиатская анимация

    • Эпизод 49 из Приятный козел и большой большой волк: радости времен года , о том, как Вольфи изобрел швейного робота и использовал его, чтобы помочь ему ловить коз, сюжет начинается с того, что Вольфи несет белье Вольни на слишком длинной бамбуковой палке. чтобы пройти через дверной проем, если держать палку вертикально концами слева и справа.Вместо того, чтобы сориентировать бамбуковую палку так, чтобы она могла пройти через дверной проем, он разрывает ее пополам и в процессе уничтожает одежду Вольни, в результате чего он изобрел вышеупомянутого робота, чтобы сшить его вместе.
    • В эпизоде ​​ Simple Samosa «Доктор D» Дхокла так взволнован своим первым визитом в чужую страну, а именно, во Францию, что он пишет Самосе, Джалеби и Ваде в социальных сетях до такой степени, что рассылает им спам. Трое решают справиться с ситуацией…. блокирование Дхоклы, , очень идиотская и несвойственная ему идея, потому что они с ним лучшие друзья. В результате Дхокла возвращается как знаменитость по имени Доктор Ди и полностью игнорирует Самосу и других, являющихся движущей силой сюжета эпизода. К счастью, Самоса, Джалеби и Вада находят Дхоклу на одном из его концертов в роли Доктора Д. и извиняются друг перед другом за такое невежество, но шиш .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.