Негосударственное общеобразовательное учреждение Средняя общеобразовательная школа

Феминистка что означает: Понятие феминистка — что такое и что значит, какая женщина по определению феминистка

Содержание

Понятие феминистка — что такое и что значит, какая женщина по определению феминистка

В современном обществе часто встречается такое понятие, как феминистка. Термин этот не совсем новый, хотя его появление можно отнести к 18-20 векам. Что такое феминизм объясняет популярный портал Википедия. Это совмещение различных идеологий, взглядов, направленных на достижение политического, социального, финансового, личного равенства женщин и сохранения их прав.

Феминисткие движения борются за право слабого пола участвовать в выборах, выбирать работу, иметь оплату труда наравне с мужчинами, право на неприкосновенность.

Читайте также: Феминизм и феминистки

Как зарождался феминизм

Начало движения женщин феминисток относят к концу XVIII — началу XIX веков. В это время царствует патриархат, а женщина подвергается угнетениям. Первой феминисткой согласно Википедии считается Абигейл Смит Адамс. Женщины впервые выдвинули свои требования во время Войны за независимость.

В конце XVIII века появился журнал, посвященный борьбе женщин за равенство. Произошло это во Франции.

Первая волна пошла с 1848 года. Был организован съезд по защите прав женщин. Здесь была принята декларация, в которой освещались вопросы о правах женщины в различных сферах жизни.

Второй этап относится к 60-м годам XX века. Здесь уже произошло акцентирование внимания на социальном, юридическом равенстве, устранении дискриминации.

Третья волна началсь с 90-х годов прошлого века и продолжается и поныне. Современное понятие феминистки — это уже борьба за сексуальность.

Чтобы называть себя приверженцем этого направления, надо четко понимать, что значит феминистка. Сейчас это модное слово, но женщины, относящиеся себя к этому течению, не всегда верно оценивают его значение.

Девушка феминистка желает быть, действовать, мыслить наравне с мужчинами. Они не приемлют ограничений своих свобод. Активистки устраивают шествия, митинги, общаются с прессой.

Одна из известных феминисток — Клара Цеткин, биография которой достаточно интересна. Благодаря ей весной мы отмечаем Женский день.

Мужчины воспринимают последователей направления как агрессивных, независимых, даже мужеподобных, доминирующих. Есть представительницы, которые проявляют ненависть мужчин и неприемлемость отношений с ними.

Как и любое течение, феминизм имеет разновидности.

  • Анархо-феминизм. Патриархат — главная проблема общества, и с ним надо бороться.
  • Либеральный. Оба пола признаются равными.
  • Индивидуальный. Защищает индивидуальность слабого пола.

Большинство представителей течения женщины. Тем не менее существует и мужской вариант. Феминист в этом случае называется маскулизм.

То, что делают феминистки, оказало широкое влияние на общество. Значение этого течения огромно: женщины получили право участвовать в выборах, владеть имуществом, решать, рожать ли им детей, выбирать работу, получать развод. Повлияли они и на развитие языка, введя новые термины и понятия. Свой вклад феминистки внесли в воспитание и обучение детей.

В современном обществе мужчинам и женщинам приходится адаптироваться к новым условиям. Феминистический взгляд оказывает влияние и на семейные роли, когда женщина занимает доминирующее положение или предпочитает растить ребенка самостоятельно, отвергая отношения с мужчиной.

В некоторых религиях женщинам разрешается становится членами духовенства, что определенно влияет и на эту сторону жизни.

Дискуссия, насколько значимо фиминистическое направление и полезно для общества, продолжается и сейчас. Создаются различные бесплатные форумы, где женщины обсуждают проблемы, способы отстаивания своих интересов.

Что такое феминизм в России? — Журнал

Журналист и литературный критик Анна Наринская коротко излагает историю феминистского движения, чтобы объяснить, почему в России его толком не было и до сих пор нет.

Термин feminist появился в английском языке в 80-е годы XIX века и обозначал женщин и мужчин, поддерживающих идею юридического и политического равноправия полов. Это, разумеется, не значит, что мысль, которая сегодня квалифицировалась бы как «феминистская», не существовала и не развивалась до этого времени. Например, моя «любимая», если можно так выразиться, феминистка − Афра Бен: английская писательница, драматург и авантюристка эпохи Реставрации. В эссе «Собственная комната» − важнейшем тексте о женщине и литературе, точнее, о женщине и слове − Вирджиния Вулф пишет о ней как об одной из первых женщин-писательниц, чей голос был услышан и распознан именно как женский.

Расцветом феминистской мысли считают конец 1960-х − 70-е − начало 80-х. Именно тогда феминистские дискуссии на Западе окончательно вышли из предоставленного им маргинального загона и стали рассматриваться как дискуссии о состоянии общества и мысли вообще. Работы этого времени, кстати, − первые теоретические феминистские тексты, которые стали известны в нашей стране среди, ну скажем так, людей, стремящихся к знанию (о выдержках из Коллонтай и Крупской я сейчас не говорю). Это связано с тем, что на волне настигшего многих в девяностые интереса к новой французской философии до нас вместе с Фуко и Бодрийяром дошли работы Юлии Кристевой с ее соображениями о «мужском контроле над языком».

Этот бум феминистских дискуссий в конце шестидесятых привел к тому, что сформировалась теория (а на деле − смешение теорий) радикального феминизма. Радикальный феминизм рассматривает (и оспаривает) женскую позицию не только в общественной и политической жизни, но и во всех остальных сферах, включая жизнь интимную. Одно из самых растиражированных утверждений радикального феминизма «личное есть политическое» вполне точно суммирует его суть. Вся история такого важнейшего для США феномена, как sexual harassment (то есть определение, что есть сексуальное домогательство, и решение о том, что оно должно быть наказуемо), − итог признания обществом ценности этих мыслей.

«Радикальным» этот вид феминизма оказывается в соотношении с двумя феминистскими течениями, сформировавшимися задолго до него, − либеральным и марксистским.

Либеральный феминизм сосредотачивается на требованиях всяческого равноправия в общественной жизни. Для меня главное имя в либеральном феминизме − мужское. Это имя Джона Стюарта Милля, важнейшего философа XIX века, одного из основоположников философии либерализма. Для него свобода женщины была частью развиваемой им концепции индивидуальной свободы.

В 1869 году Милль выпустил работу «Подчиненность женщины», в которой утверждал, что подчиненное состояние женщины − реликт первобытного прошлого, а не результат прогресса и что, оставшись «замороженным» веками, именно оно сейчас этот прогресс и тормозит. Эта работа имела эффект взорвавшейся бомбы, была предметом невероятных споров и злопыхательств. Ее практически моментально перевели на множество языков, в том числе и на русский. Неприятные «стриженые женщины» русской литературы того времени (и в том числе персонажи из «Бесов», вышедших в 1871-м) − это они Милля начитались.

Сегодня в границах так называемого цивилизованного общества − то есть в Европе и в Северной Америке − требования либерального феминизма можно считать выполненными. Я, можно сказать, зафиксировала официальное признание этого из уст важнейшего деятеля движения. Несколько лет назад на книжную ярмарку non/fiction приезжала та самая Юлия Кристева. Сейчас это прекрасная пожилая дама, которая − в смысле борьбы за женские права − интересуется только третьим миром, потому что считает, что в Европе достигнуто абсолютное равноправие мужчин и женщин.

Феминистки-марксистки в ответ сказали бы, что это абсолютное равноправие в классовом обществе де-факто доступно только представительницам среднего класса, но это сегодня не самая популярная дискуссия.

Все вышесказанное, конечно, самый беглый набросок, необходимый для того, чтобы перейти к нам, любимым. Вот что такое «феминистка» в глазах нашего, скажем так, среднестатистического соотечественника (и соотечественницы)? Это психопатка, которая даст по морде тому, кто подаст ей пальто или откроет перед нею дверь. Типа это у нее каприз такой. Ну и еще есть мнение − реже произносимое вслух, − что они все либо лесбиянки, либо как-то особо фордыбачат в постели. Последние соображения − это, кстати, типичное «слышал звон, да не знаю, где он». Изначально этот звон исходил от невероятно успешной книги Жермен Грир «Женщина-евнух», вышедшей в 70-м году. Идея Грир была в том, что в традиционной семье сексуальность женщины страшно зажата, потому что семейная жизнь, включая ее интимную сторону, сконструирована мужчинами. И соответственно роль женщины сведена до позиции евнуха. Эта книга была настоящим бестселлером, продавалась в универмагах и стала частью поп-культуры. В совершенно прелестной книге Сью Таунсенд «Секретный дневник Адриана Моула», вышедшей в Великобритании в начале 80-х (она написана от лица 14-летнего мальчика, живущего в бедном английском пригороде), описано, как мама героя читает книжку Жермен Грир и ей абсолютно сносит крышу: она перестает красить ногти, брить ноги и носить лифчик. И вот этими своими небритыми ногами она идет в магазин, а весь пригород в ужасе на нее смотрит.

Что пронзает сердце, когда из нашего угла читаешь это? Что в Советском Союзе ничего подобного не было. У нас женщины даже и не успели по-настоящему, по полной, как сказали бы мои дети, побороться за свои права. Только женщины «с самосознанием» успели развернуться, как случилась революция и им это все дали сверху, в виде директив. В итоге произошло то, что с директивами происходит всегда. Они: а) выполнялись формально; б) воспринимались враждебно или в лучшем случае иронически. Скажем, фигура Александры Коллонтай, которая олицетворяет собой советский феминизм, совершенно по-разному рассматривается у нас и на Западе. У них это важный персонаж, первая женщина, которая стала министром и насаждала равноправие, как считается огромным числом западных экспертов, с большим успехом. А мы сами что знаем про Коллонтай, кроме того, что она продвигала «теорию стакана воды», приравнивающую сексуальные отношения к любому другому физиологическому акту?

Другой популярный (и всем известный) советский «феминистский» лозунг: ленинское «Каждая кухарка должна научиться управлять государством». По статистике к 60-м годам Советский Союз являлся местом с самой большой в мире долей женщин в среднеуправленческих слоях. Имеются в виду все эти тети с халами на голове, все эти описанные Галичем «товарищи Парамоновы», сидящие в обкомах и исполкомах. Их присутствие на этих местах, понятным образом, никак не отменяло − на человеческом уровне − отношения типа «бабы − дуры» и вообще полного семейного неравноправия, а возможно, только укрепляло его.

А если же говорить о думающих и даже диссидентствующих слоях общества − то там идея была в сопротивлении государственному давлению в общем, и отдельно о дискриминации женщин никто не думал.

К тому же здесь имеется еще интересный нюанс. Феминизм во всех своих проявлениях предполагает сопротивление конвенциональным религиям: любая религия предполагает, что женщина должна знать свое место − пусть не второстепенное, но специальное и неравноправное. А в 70-х − начале 80-х множество представителей интеллигенции − диссидентской и в том числе еврейской − обратились к религии, поскольку она рассматривалась как противоядие от совка.

В принципе, совершенно консенсусный взгляд жителей Советского Союза выражен в фильме «Москва слезам не верит». Там сказана очень простая вещь: баба может зарабатывать сколько угодно, решать будет мужчина. Забавный факт, что этот фильм вышел в 80-м году, когда в США как раз был всплеск феминистской борьбы. И при этом ему дали «Оскар» − по мнению многих, он раскрывал сущность «другого», а говоря проще − повествовал о таинственной русской душе. Рейгану перед встречей с Горбачевым специально показывали эту ленту, чтобы он мог лучше понять своего заокеанского собеседника.

На смену советской власти пришел, выражаясь штампованно, но не то чтобы неправильно, капитализм с культом богатства. И − что в нашем случае важнее − культом успеха. У этого успеха очень быстро сформировался гендерный признак. Для мужчины успех означал быть богатым, для женщины − быть подругой богатого. Эта конфигурация сохранилась по сей день. Можно провести эксперимент и спросить у публики, кто такая Даша Жукова, − будьте уверены: ответ будет не «важный галерист и издатель», а «подруга Абрамовича».

Такое мнение ощущается привычным и уютным. Соответственно на него, чтобы угодить и тем самым получить прибыль, работает вся машина коммерческой поп-пропаганды. И с чистосердечной прямотой: любой книжный завален книгами типа «Как выйти замуж за миллионера», «Путь к сердцу мужчины лежит через желудок», «Сделай свой имидж таким, чтобы понравиться мужчине». И с некоторой постмодернистской фигой в кармане, как это сделано в сериале Валерии Гай Германики «Краткий курс счастливой жизни». В этом смысле его интересно сравнить с американским прообразом − сериалом «Секс в большом городе». Он тоже предлагает четырех баб, которые думают только о мужиках, сексе и т.д., но номинально они все очень карьерно успешные женщины, то есть предъявлено: у них в жизни есть еще что-то кроме. А Гай Германика сажает своих героинь в замшелый офис, они покупают что-то в переходе, вообще живут ужасной жизнью, не говорят и не думают ни о чем, кроме своих отношений с мужчинами.

Сегодня, казалось бы, многие феминистские ценности могли бы проникать сюда из западной телепродукции, проще говоря, из сериалов, которыми все сейчас так увлечены. Но! На Западе, как я говорила, время прямой борьбы женщин за права практически закончилось ввиду исключительных успехов на этом поприще, и большинство сериалов отражает эту ситуацию. Возьмем продвинутые, скажем так, фильмы − датский сериал «Преступление» (и его американский ремейк «Убийство») или датско-шведский «Мост», которые считаются исключительно феминистскими шоу, потому что предъявляют нам женщину-детектива как в некотором смысле супергероиню. Но если раньше в любом кино женщина-полицейский должна была постоянно доказывать коллегам-мужчинам, что она не хуже их, и в этом состояла одна из нитей напряженности сюжета, то здесь этого уже нет и быть не может. Ее превосходство оправдано ее званием, и этим можно уже не заниматься, есть дела поважнее. В «Преступлении», первый сезон которого я лично считаю одним из высочайших достижений телекино в принципе, имеется даже некое возвращение к женственности. Ошибки, которые допускает героиня, и прозрения, которые ее посещают, часто связаны как раз с тем, что она женщина. Это прямо-таки реабилитация словосочетания «женская логика», которое на Западе еще недавно сочли бы сексистским.

То есть мы пропустили время «их» прямых феминистских высказываний − таких, как в фильме «Тельма и Луиза» (что не значит, что мы этот фильм не смотрели, а значит, что мы не воспринимали его как фильм о «женском»), − и сразу вступили во время высказываний более сложных. Которые нам − не имеющим феминистской предыстории − довольно сложно распознать.

В смысле того, что у нас сегодня с феминизмом происходит, исключительно иллюстративен пример Pussy Riot. Члены этой группы называют себя феминистками, но знает ли кто-нибудь о феминистской платформе Pussy Riot? Даже если она где-то у них сформулирована, она совершенно ни до кого не доходит, включая даже интересующихся − например, меня. Для общества важно, что они против Путина, против РПЦ и за защиту прав заключенных, и вообще важно, что они есть. Какие женские права они отстаивают − мы не знаем. Феминистская составляющая их воззрений, какая бы она там ни была, никого не интересует, и, честно говоря, не похоже, чтобы они как-то сильно интересовались ею сами. Во всяком случае, они это не демонстрируют.

И это очень показательно. Что такое было бы сейчас стать настоящей феминисткой в России? (Я сознательно не говорю здесь о совершенно дискредитированном «официальном» феминизме имени Марии Арбатовой, о бойких колумнистках про «секс и отношения», чья позиция сводится к извечному «все мужики − сволочи», и − к сожалению − об очень мне нравящихся умных теоретиках, таких, например, как Надежда Плунгян, которых именно их «умность», думаю, делает сегодня маргинальными. )

Быть сейчас феминисткой в России означает, по моему убеждению, пойти на сознательное упрощение своей позиции. Надо говорить о тех позициях и достижениях феминизма, которые мы − в силу изложенных выше обстоятельств − пропустили. И говорить об этом доступным, понятным языком. Надо обсуждать и отстаивать вещи, которые на Западе давно уже обговорены, стали там банальностью и даже всем надоели и на которые вследствие этого здесь принято смотреть свысока. Речь идет, например, о так презираемой всеми политкорректности. И в этом смысле становятся актуальными все эти смехотворные истории со щипанием за задницу или прочитанная мной недавно в Фейсбуке история о том, как учительница предложила школьнице помыть пол со словами «ты же будущая хозяюшка». Для начала надо, чтобы сами женщины понимали, что щипок за задницу − это не комплимент, а унижение и почему нельзя, чтобы учительница говорила такое, а потом уже обсуждать более сложные проблемы.

Из всех людей, которые выражали свое мнение публично, самой близкой к такой позиции мне кажется Маша Гессен − во всяком случае, пока она здесь жила. Я знаю, что она отнюдь не во всех кругах популярна, − и многие ее оппоненты мне куда симпатичнее, чем она, и сама я по огромному количеству вопросов с ней не согласна. Но в этом смысле ее поведение мне казалось самым последовательным и самым практически правильным. Ей было не зазорно обо всем этом − банальном − говорить, она не боялась показаться в этом смысле кому-то смешной и недостаточно интеллектуальной. А это очень важно.

Миф vs Факт | «Феминизм — это война не с мужчинами, а с их с привилегиями»

Развеиваем мифы и подтверждаем факты о феминизме вместе с профессором истории Питтсбургского университета Алисой Клоц

Твитнуть

Поделиться

Поделиться

 1  Феминисткой может быть только женщина.

Феминизм — это система взглядов, поэтому и женщины, и мужчины, разделяющие эти взгляды, могут считать себя феминист(к)ами. Правда, есть и те, кто считают, что раз феминизм — это о правах женщин, то мужчины могут быть только «про-феминистами» или «союзниками».

 2  Феминистки — это женщины, которые ненавидят мужчин. На самом деле феминизм — это разновидность сексизма, войны полов.

Среди феминисток наверняка есть те, кто «ненавидят» мужчин. Но большинство феминисток ненавидят партиархат — систему гендерного неравенства, которая ставит женщину в подчинённое положение. Феминистки стремятся разрушить патриархальную систему, в том числе и лишив мужчин их привилегий. Феминизм — это война не с мужчинами, а с их с привилегиями.

 3  Феминистки против мужской галантности и могут засудить любого мужчину за то, что он подал ей пальто.

Большинство феминисток волнуют такие проблемы, как насилие в семье, неравенство зарплат мужчин и женщин, ущемление репродуктивных прав женщин. Так что вряд ли какой-нибудь феминистке придёт в голову подать в суд за подачу пальто, особенно учитывая, что суды часто не могут или не хотят защитить женщин в гораздо более серьёзных вопросах.

Хотя, конечно, «мужская галантность» — это часть патриархальной культуры, где роли гендерно определены: он подаёт пальто, она принимает; он зарабатывает, она создаёт уют и так далее. При равноправных отношениях каждый из партнёров может сам надеть своё пальто или, наоборот, подать его.

 4  Феминистки — это неуверенные в себе и обиженные мужчинами женщины, у которых не сложилась личная жизнь.

Во-первых, далеко не всем женщинам интересны мужчины. Во-вторых, «личная жизнь» как романтические отношения не обязательно определяет политические взгляды человека. В-третьих, даже если личный опыт приводит человека к определённым политическим взглядам, это не значит, что такие взгляды нужно обесценивать: вполне логично, что девушка, подвергавшаяся травле из-за нестандартной внешности, может найти себя в феминизме. Феминистские ценности разделяют очень разные люди.

 5  Феминистки имеют нестандартные представления о семье и материнстве. Они выступают за однополые браки, ратуют за то, чтобы отцы выходили в декрет и ухаживали за ребёнком. И вообще феминистки чаще всего чайлдфри.

В феминизме есть много различных направлений, но большинство феминисток выступают за свободу выбора в вопросе семейных отношений и материнства. Женщина должна иметь возможность иметь столько детей, сколько она хочет: хоть десять, хоть ни одного. И у женщин, и у мужчин должна быть возможность вступить в брак с любимым человеком, не важно, какого пола, и воспитывать с ним или с ней детей. Ну а отпуск по уходу за ребёнком для отцов даёт возможность более равномерно распределить обязанности внутри семьи.

 6  Феминистки агрессивны, мужеподобны и непривлекательны.

Привлекательность — понятие субъективное. Что касается агрессивности, то когда женщины активно выступают за свои права, это почему-то воспринимается как агрессивное поведение. Но когда точно так же ведут себя мужчины, это воспринимается как обоснованное возмущение. Дело опять же в наших стереотипах и ожиданиях, что кто-то будет им следовать.

 7  Цель феминизма давно достигнута. В нём больше нет необходимости. Ведь у женщин уже есть все права. В частности, женщины имеют право голосовать и получать образование.

Право голосовать и получать образования — это цели, которых достигли так называемые феминистки первой волны в первой половине XX века. Сейчас феминистки борются за равноправие в других сферах: в области оплаты труда, распределения домашних обязанностей… Учитывая, сколько женщин ежегодно погибает в результате домашнего насилия, какой высокий процент женщин среди беднейшего населения и какой низкий — на руководящих позициях, очевидно, что женщинам ещё далеко до равноправия с мужчинами.

 8  Феминизм — это западное явление. В России феминистка одна: Мария Арбатова.

Феминизм в России появился тогда же, когда и в других европейских странах: в конце XIX века. В России феминистки называли себя равноправками и также боролись за доступ женщин к образованию, профессиональной карьере и, после 1905 года, за право голоса. Более того, российские «равноправки» пользовались бОльшей поддержкой мужчин, чем их коллеги на Западе. Именно благодаря активной деятельности «равноправок» российские женщины одними из первых в мире получили право голоса весной 1917 года. Это, кстати, произошло при либеральном временном правительстве, а не при большевиках, как многие считают. После прихода к власти большевиков женщины были уравнены с мужчинами в правах юридически, многое было сделано в семейной политике. Хотя такие активистки советского женского движения, как Александра Коллонтай, не причисляли себя к феминисткам, историки сейчас рассматривают их как «феминисток-марксисток».

Россия была в значительно степени исключена из дискуссий так называемой «второй волны» феминизма, но даже в условиях идеологической изоляции в конце 1970-х годов в Советском Союзе были феминистки. Они даже публиковали самиздатовские феминистские журналы: альманах «Женщины России» и журнал «Мария». В период перестройки начался новый период феминистского движения в России. Так что Мария Арбатова — лишь одна из многих феминисток в истории России.

 9  Феминистки любое своё поведение оправдывают дискриминацией со стороны мужчин.

Мне сложно понять, что имеется в виду под «любым поведением», но феминистки борются с патриархатом как системой неравенства. Поэтому многие вещи, которые могут казаться отдельным поступком отдельного человека, рассматриваются как продукт властных отношений внутри патриархальной системы.

 10  Мужчины ненавидят феминисток, боятся их и/или смеются над ними.

Скажите это актёрам Бенедикту Камбербетчу или Николаю Костеру-Вальдау, которые снялись в футболках «Так выглядит феминист».

Все «Миф vs факт»


Твитнуть

Поделиться

Поделиться


Женская воля: 17 знаменитых феминисток современности от мала до велика | Статьи

8 Марта — в день тюльпанов, подарков и пожеланий оставаться красивой — мало кто вспоминает, что появлением международного женского праздника мир обязан представительницам прекрасного пола, боровшимся за свои права. Кто сегодня подхватил знамя Клары Цеткин и Розы Люксембург, Элеоноры Рузвельт и Сильвии Панкхерст? Самые знаменитые феминистки современности и их высказывания — в подборке «Известий».

Современные борцы за права прекрасного пола считают, что самые актуальные вопросы гендерного равенства это:

— Экономическая неустойчивость. В частности — отсутствие гендерного паритета в оплате труда (так, в России женщины получают в среднем на 30% меньше мужчин на тех же позициях).

— Недостаточная правовая и социальная защита от сексуального и семейного насилия.

— Отсутствие доступа женщин к образованию во многих странах мира.

Как быть феминисткой в 2019 году? Достаточно просто считать себя таковой и сказать об этом вслух.

Роуэн Бланчард, 17 лет

Фото: Global Look Press/AdMedia

Роуэн Бланчард

В 2016-м в возрасте всего 14 лет актриса Роуэн Бланчард получила награду «Звездная феминистка года» за опубликованное в Instagram эссе о правах женщин разных рас. По ее мнению, белые и черные женщины подвергаются дискриминации по-разному, и этот факт нужно учитывать, борясь за равные права.

Эль Фаннинг, 20 лет

Фото: Global Look Press/www.imag/Gwendoline Le Goff

Эль Фаннинг

Звезда «Малефисенты» актриса Эль Фаннинг говорит, что выбирает только «сильные» женские роли.

«В кино по-прежнему много ролей, в которых героини зависят от главного героя. Нам не обязательна любовная линия, мы вполне можем быть самостоятельны. Есть так много фильмов, в которых парни одни и просто делают свое дело. Почему бы не снимать такое про женщин».

Автор цитаты

Международный женский день был утвержден Организацией Объединенных Наций в 1975 году, но праздник имеет значительно более долгую историю. По замыслу ООН, дата 8 Марта чествует социальные, экономические, политические и культурные достижения женщин. Также этот день — призыв стремиться к гендерному равенству.

Малала Юсуфзай, 21 год

Фото: Global Look Press/Xinhua/Ibl Bildbyr

Малала Юсуфзай

Малала стала лауреатом премии имени Сахарова в 15 лет, нобелевским лауреатом в 17 лет. Она была удостоена этих наград за свою общественную деятельность в сфере прав женщин.

Самая известная и юная активистка в истории Пакистана выступала за право девочек получать образование. За что была тяжело ранена в 2012 году боевиками-исламистами. Сегодня Малала продолжает свою деятельность.

Хлоя Морец, 22 года

Фото: Global Look Press/ZUMAPRESS.com/Armando Gallo

Хлоя Морец

Звезда фильма «Мрачные тени» и завсегдатай съемочных площадок Голливуда с семилетнего возраста, актриса Хлоя Морец была феминисткой сколько себя помнит.

«Моя мама воспитывала меня одна, так что я феминистка с рождения. Думаю, феминизм — это про сильных женщин, которые знают, чего хотят. Это не про возвышение женщин за счет принижения мужчин».

Эмма Уотсон, 28 лет

Фото: Global Look Press/ZUMAPRESS.com/Javier Rojas

Эмма Уотсон

Гермиона из фильмов о Гарри Поттере, Эмма Уотсон стала послом доброй воли ООН в 2014 году. Запустила кампанию HeForShe, которая призывает мужчин выступить за равенство полов. Председательствует в собственном феминистском книжном клубе.

«Борьба за права женщин слишком часто бывает синонимом мужененавистничества. Я точно знаю, что так быть не должно. Феминизм — это вера в то, что мужчины и женщины должны иметь равные права и возможности. Это учение о политическом, экономическом и социальном равенстве полов», — заявила Уотсон в своей первой речи в ООН.

Тейлор Свифт, 29 лет

Фото: Global Look Press/ZUMAPRESS.com/Mark Chilton-Richfoto

Тейлор Свифт

Американская певица и актриса Тейлор Свифт говорит, что не сразу разобралась, в чем суть феминизма.

«Будучи подростком, я не понимала, что называя себя феминисткой, ты всего лишь утверждаешь, что надеешься на равные права мужчин и женщин. Из-за того, как это преподносится в социуме и культуре, мне казалось, что это означает ненависть к мужчинам. Думаю, ко многим девушкам пришло озарение насчет того, что значит это слово».

Майли Сайрус, 26 лет

Фото: Global Look Press/ImagePressAgency/face to face

Майли Сайрус

А вот американская певица и актриса Майли Сайрус считает, что быть феминисткой — это значит быть смелой.

«Я чувствую себя феминисткой, потому что говорю женщинам, что не надо ничего бояться».

Лина Данэм, 32 года

Фото: Global Look Press/Instagram/Wiese/face to face

Лина Данэм

Актриса и комик Лина Данэм как никто соответствует стереотипам о феминистках: ратует за движение «бодипозитив», «за 30» и не замужем, остра на язык.

«Быть феминисткой — значит давать другим женщинам возможность выбора, даже если ты его не разделяешь».

Эллен Пейдж, 32 года

Фото: Global Look Press/ZUMAPRESS.com/Sonia Moskowitz

Эллен Пейдж

Канадская актриса Эллен Пейдж находит время и на кино, и на борьбу с диктаторскими режимами в Азии, и на выступления в защиту ЛГБТ (сама она открытая лесбиянка и в прошлом году официально заключила брак со своей партнершей).

«Не знаю, почему многим так сложно сказать, что они за феминизм. Но разве это не лучшее подтверждение того, что мы всё еще живем в патриархальном мире, раз феминизм — плохое слово? Феминизм ассоциируется с радикализмом — это хорошо. Он и должен. Я согласна со многим из того, что говорили радикальные феминистки в 1970-х».

Кира Найтли, 33 года

Фото: Global Look Press/ZUMAPRESS.com/Andrew Parsons

Кира Найтли

Актриса Кира Найтли полагает, что феминизм — это предоставление женщинам возможности выбирать.

«Я помню, что на разных интервью меня спрашивали: «Так что, вы — феминистка?» Так, как будто это шутка и что-то, что нельзя обсуждать серьезно. Я не хочу отрицать свою женственность. Но хотела бы я просто сидеть дома с ребенком? Нет. С другой стороны, мы должны иметь возможность такого выбора и мужчины тоже».

Автор цитаты

В 1908 году в Нью-Йорке женщины впервые в историю вышли на демонстрацию: 15 тыс. человек требовали улучшения условий и оплаты труда, а также права голосовать. В Европе в 1910-м на съезде женщин из 17 стран общественный деятель Клара Цеткин предложила концепцию Международного женского дня как способа привлекать внимание к своим правам. В 1911-м праздник отмечали в Австрии, Дании, Германии и Швейцарии: миллион человек вышли на улицы городов 19 марта.

Кэрри Вашингтон, 42 года

Фото: Global Look Press/AdMedia/Birdie Thompson

Кэрри Вашингтон

У звезды фильма «Джанго освобожденный» нет никаких сомнений, что она феминистка: «Мне нравится само определение и вера в то, что женщины — это такие же люди».

Анджелина Джоли, 42 года

Фото: Global Look Press/Mayer/face to face

Анджелина Джоли

Став послом доброй воли по делам беженцев ООН в 2001 году, Анджелина Джоли помогает одной из самых незащищенных групп женщин в мире. В своих публичных выступлениях уделяет особое внимание вопросу сексуального насилия в зонах военных конфликтов и необходимости помощи его жертвам.

В 2013 году Джоли публично поделилась своим решением сделать двойную мастэктомию из-за генетически обусловленной высокой вероятности развития рака груди. По ее словам, решение сделало ее сильнее как женщину. Актриса призвала других женщин не стесняться делиться своими историями болезни и победы.

Тарана Берк, 45 лет

Фото: Global Look Press/ZUMAPRESS.com/Nancy Kaszerman

Тарана Берк

Американка Тарана Берк придумала девиз «Me Too» и саму идею обнародования болезненных историй сексуального насилия за 10 лет до того, как всё это превратилось в хештег #MeToo и масштабное онлайн-движение.

Таким образом, Берк открыла и голливудский «ящик Пандоры» — с #MeToo началась в 2018 году серия публичных обвинений известных и влиятельных мужчин киноиндустрии в сексуальных домогательствах к актрисам.

Автор цитаты

В России женщины впервые получили право голосовать в 1906 году, но только на территории автономного Великого княжества Финляндского. На всей территории бывшей империи право голоса женщины получили весной 1917-го, а уже в 1918 году первая советская Конституция окончательно установила равенство полов в стране.

Мадонна, 60 лет

Фото: Global Look Press/ZUMAPRESS. com/Nancy Kaszerman

Мадонна

Королева поп-музыки пела о женской силе и победе сексуальности над комплексами за десятилетия до того, как это стало мейнстримом. Сегодня Мадонна резко выступает против эйджизма (возрастной дискриминации): носит сексуальные платья как заявление о том, что в любом возрасте женщина имеет право выглядеть так, как ей хочется.

Хиллари Клинтон, 71 год

Фото: Global Look Press/Ron Sachs/CNP/AdMedia

Хиллари Клинтон

Феминизм стал одним из китов предвыборной кампании Хиллари Клинтон в 2016 году. Борясь за пост президента, Клинтон использовала свой же лозунг, впервые озвученный в 1995 году: «Права женщин — это права человека».

Когда стало очевидно, что победа ускользнула, Клинтон написала в своем twitter-аккаунте: «Я обращаюсь ко всем маленьким девочкам, которые смотрят… Никогда не сомневайтесь в том, что ваша роль важна и что вы сильнее, чем кажется, и что заслуживаете каждой возможности и шанса».

Сьюзан Сарандон, 72 года

Фото: Global Look Press/imago stock&people/Dennis Van Tine

Сьюзан Сарандон

Актриса Сьюзан Сарандон полагает, что слово «феминистка» устарело.

«Я считаю себя гуманисткой, потому что это слово менее чуждо тем, кто представляет себе феминисток крикливыми стервами. Само слово [феминизм] немного старомодное. Оно словно принижает тебя».

Джейн Фонда, 81 год

Фото: Global Look Press/AdMedia/Faye Sadou

Джейн Фонда

Актриса Джейн Фонда считает, что феминизм хорош для всех.

«Феминизм вступит в полную силу, когда мы достигнем социальной парадигмы, в которой мужчины и женщины будут признаны полноценными человеческими существами. То, что женщины принижают себя, а мужчины — возвышают, я считаю корнем всех зол, включая войны».

Глория Стейнем, 84 года

Фото: Global Look Press/ZUMAPRESS.com/Dennis Van Tine

Глория Стейнем

Если бы феминизм был «Звездными войнами», то американская журналистка и общественный деятель Глория Стейнем была бы магистром Йодой. Знаменитая феминистка так называемой второй волны (1960-е и 1970-е годы) по-прежнему пишет, выступает, оказывает влияние на современных женщин.

Ее воззрения и цитаты всё так же актуальны и вполне доходчиво объясняют суть равенства полов молодому поколению: «Феминизм — это не про урвать свой кусок пирога. Нас слишком много. Нам придется испечь новый пирог».

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Феминизм — что это такое и кто такие феминистки

Обновлено 19 января 2021

  1. Что это такое
  2. Феминистка — это женщина, которая…
  3. Истоки феминизма
  4. Этапы его развития
  5. Движение феминисток в России
  6. Идейные направления феминизма

Здравствуйте, уважаемые читатели блога KtoNaNovenkogo.ru. Феминизм – знакомое слово, определение которого для многих остается размытым.

Для одних – это движение за равноправие полов, для других – извращенное понятие, рассматривающее мужчин в качестве угрозы.

Понять, что такое феминизм, можно лишь ознакомившись с историей его развития и современной трактовкой.

Феминизм: что это такое и кто такие феминистки

Термин феминизм (от лат. femina, «женщина») можно рассматривать как:

  1. политическое движение, связанное с борьбой представительниц женского пола за равноправие;
  2. интеллектуальное движение, предметом которого является женская проблематика.

Само понятие возникает в начале XIX века. В то время оно подразумевало совокупность качеств, присущих женщине.

Феминистка — это женщина, которая борется за свои права

Слово «феминистка» появляется в конце XIX века. Так именовали представительниц суфражистского движения, желавших получить право на участие в выборах.

Начиная с XX века, феминистка – это женщина, которая борется за свои права. Причем содержание этих прав может пониматься по-разному.

К сожалению, современные феминистки — это уж слишком радикально настроенные женщины, которые давно перешли от борьбы за равноправие полов к борьбе за женское доминирование.

В США психологи бьют тревогу, ибо эта борьба приводит к тому, что мужчины там теряют интерес к жизни, перестают проявлять активность и становятся инфантильными. Борьба за равноправие полов привела к началу геноцида мужского населения.

Нужно четко понимать разницу. Феминизм сегодня — это борьба за ПРАВА женщин, а не за РАВНОПРАВИЕ мужского и женского пола. В тех же штатах сейчас самые уязвимые люди — это белые мужчины с традиционной ориентацией. Просто им не разрешают бороться за свои права, так как они раньше были «угнетателями» женщин, цветных и ЛГБТ представителей.

Истоки феминизма

Корни феминизма можно найти в античной философии. Ещё в IV веке до н.э. Платон писал, что разумные женщины могут обладать теми же правами, что и мужчины.

В числе первых феминисток часто упоминают англичанку Мэри Эстел, жившую в первой половине XVIII века. В своих работах она акцентировала внимание на необходимости женского образования. Эстел считала, что карьерные возможности женщины должные выходить за рамки брака и монастыря.

*Мэри Уолстонкрафт

В эпоху Французской революции появился трактат «Защита прав женщины». Автор Мэри Уолстонкрафт обосновывала право женщин распоряжаться своей судьбой. Ответом на трактат Уолстонкрафт стало заявление, что требование защиты прав женщин не менее нелепо, чем защита прав домашних питомцев.

Вклад в развитие феминистского движения внес и Джон Стюарт Милль, автор трактата «Угнетение женщин». Британский философ поддерживал женскую эмансипацию. Вопрос о неравноправии женщин обсуждали Д. Дидро, М. Кондорсе, Ш. Фурье и Ф. Энгельс.

Этапы развития феминизма

Деление феминизма на волны – это метафора, позволяющая выделить этапы развития этого многообразного движения. Для каждого этапа характерна своя проблематика.

Первая волна движения феминисток

За пределы книг феминизм вышел в начале XX века. Первым массовым проявлением стало движение суфражисток. Его представительницы боролись за право женщин избирать и быть избранными. Наибольших масштабов движение достигло на территории США и Великобритании.

Первыми избирательное право получили женщины в Новой Зеландии, входившей на тот момент в состав Британской империи. Итогом деятельности суфражисток в США стало принятие поправки к Конституции, гласившей, что пол не может быть причиной ограничения участия в политической жизни.

Вскоре избирательные права были предоставлены женщинам в Финляндии, Норвегии, Дании, Германии, Бельгии, Польше, Канаде и ряде других стран.

В тот же период появилось мнение, что феминистками становятся некрасивые женщины, которым не удалось найти достойного мужа. Жюль Ренар, французский драматург конца XIX века, писал, что феминизм – это когда уже не рассчитывают на Прекрасного Принца.

Вторая волна

В 60-е годы XX века проблематика феминизма заметно расширяется. Если раньше ключевым был политический аспект, то теперь феминистки сосредоточили внимание на угнетении в семье и на рабочем месте. Лозунги той эпохи представлены в книге «Второй пол» Симоны де Бовуар.

Острой критике поддается стереотип, что отказ от карьеры и забота о доме – единственный удел женщины.

Феминистки выступают против домашнего и сексуального насилия, навязанных гендерных ролей. Активно обсуждается вопрос об уровне заработной платы. Эпицентром нового этапа стали США.

Итогом 2-й волны феминизма становится социальная революция, в результате которой женщины массово выходят на рынок труда.

Третья волна

Третья волна феминизма началась в 90-х годах XX века. С той поры уже нельзя говорить о теоретическом единстве феминисток. Исчезает восприятие женщин в качестве однородной группы. Подчеркивается, что некоторые женщины, например, состоятельные и гетеросексуальные, могут угнетать других представительниц своего пола.

Для представительниц 3-й волны характерно желание избавиться от ограничений, навязанных старым феминизмом. Новый этап феминизма ознаменовало появление движения Riot Grrrl, нашедшем свое выражение в панк-роке. Его участницы прославились как ярые сторонницы абортов.

Движение феминисток в России

В России новое отношение к женщине зародилось в эпоху Петра І. Славу журналиста, поставившего «женский вопрос», снискал литературный критик середины XIX века М. Михайлов. В его статье впервые прозвучало требование равноправия женщин.

У истоков российского женского движения стояли жительницы больших городов и представительницы привилегированных слоев.

Начало движения фемиисток в России было связано с попытками обеспечить женщинам доступ к профессиональной занятости и к высшему образованию. К этому стремился «феминистский триумвират», в состав которого входили В.Трубникова, А. Философова и Н.Стасова.

В XIX веке русские женщины, приобщившиеся к движению за равноправие, не могли требовать политических прав, так как тогда в России политически бесправным было большинство населения.

Первый в русской истории митинг за политические права женщин произошел в период революции 1905 года. В этом же году возник всероссийский «Союз равноправия женщин».

В начале XX века в России формируется два направления движения феминисток – либеральное и марксистское.

Первые сосредоточили свою деятельность на благотворительности, трудовой помощи и просвещении, а вторые настаивали на признании женщины полноправным субъектом, каким тогда считался мужчина. Известная представительница марксистского направления – Александра Коллонтай.

Россия внесла большой вклад в развитие марксистского феминизма. На юридическом уровне равноправие с мужчинами закрепила Конституция 1918 г. Было гарантировано формальное политическое равенство. Был декриминализован аборт. Русские женщины первыми в Европе получили возможность сохранять девичью фамилию при вступлении в брак.

Но уже в 30-х годах XX века отношение к женщинам стало более консервативным. Идеалом женщины в СССР становится работающая мать. Но патриархатные установки официальной власти существенно ограничивали присутствие женщин в публичной сфере.

Возрождение феминизма началось в 1970-х годах, правда на нелегальных основаниях. Реформы середины 80-х позволили россиянкам встать на путь борьбы за реальное гендерное равенство. В настоящий момент российские феминистские организации поляризуют принципы соучастия в решении социальных проблем: насилия, наркомании, торговли женщинами и пр.

Идейные направления феминизма

В настоящее время феминизм – это разношерстное движение.

Рассмотрим направления, получившие широкую известность.

Либеральный феминизм

В основе либерального феминизма лежит идея равенства прав мужчин и женщин. Его сторонники считают, что угнетение женщин спровоцировано воспитательными и правовыми ограничениями, которые должны быть устранены.

Главная цель либеральных феминисток – получение равных с мужчинами прав в разных сферах деятельности. На Западе данную теорию учитывают многие большие политические партии.

Марксистский феминизм

Сторонники марксизма считают феминизм частным случаем капиталистического и классового угнетения. Большой вклад в развитие данного направления внесли Клара Цеткин и Роза Люксембург. Центральная тема данного направления – неоплачиваемый домашний труд.

Марксистские феминистки утверждают, что ликвидация капиталистической экономики устранит все формы угнетения.

Радикальный феминизм

Основа радикального феминизма – критика патриархата, под которым подразумевается культурное, политическое и экономическое доминирование мужчин.

Сторонники данного движения считают, что женщина должна перестать быть бесплатной бытовой и сексуальной прислугой мужчины.

Они настаивают на обособленном существовании женщин от патриархальных структур.

Из радикального феминизма вырос «лесбийский сепаратизм». Его представительницы заявляют, что женщины не должны вступать в сексуальные отношения с мужчинами, потому что это является продолжением традиции угнетения. По их мнению, ритуалы, свойственные влюбленности, это форма покупки женского тела.

К феминизму можно относиться по-разному, но вряд ли кто-то решится отрицать, что это явление сыграло важную роль в процессе формирования современного общества. Остается лишь ждать, какие изменения повлечет за собой следующая волна движения феминисток.

Удачи вам! До скорых встреч на страницах блога KtoNaNovenkogo.ru

«Поздравляйте женщин с 8 Марта, желая им быть свободными»: феминистки Башкирии

Накануне Международного женского дня мы пообщались с феминистками Башкирии. Почему женщинам нужно бороться за свои права, какие есть успехи на этом поприще, какие главные задачи стоят перед фем-движением — об этом и многом другом мы поговорили с активистками фем-движения Башкирии режиссером Тансулпан Буракаевой и арт-критиком Кристиной Абрамичевой.

— Какие основные проблемы фемповестки сейчас актуальны на ваш взгляд? Отличаются ли настроения от региона к региону?

Танслупан Буракаева: Огромная проблема в нашей стране — проблема домашнего насилия. Каждый день мы читаем в новостях, как очередной изверг убил женщину, а правоохранительные органы опять бездействовали вместо того, чтобы помочь. Это происходит в том числе и потому, что нет механизма помощи женщинам, нет закона против домашнего насилия. Другие повестки до сих пор актуальны: например, стеклянный потолок, трудовая дискриминация женщин, бытовой сексизм, неравное распределение домашнего труда и прочее. Я бы не сказала, что регионы сильно отличаются от столиц — сексисты примерно везде одинаковы.

В столицах больше феминистского сообщества, больше единомышленниц, и в Уфе — тоже, если сравнивать с районами. Поэтому в больших городах проще и легче. Например, у нас проводится Фембайрам, другие феминистские мероприятия, где можно пообщаться, подружиться.

Кристина Абрамичева: Да, в криминальных сводках постоянно читаем о случаях домашнего насилия по всей Башкирии. По данным правозащитных организаций, произошел скачок случаев насилия, так как люди были вынуждены значительное время проводить дома в замкнутом пространстве. Особенно если учитывать, в каких условиях вынуждены проживать большинство наших сограждан.

Еще одна острая проблема — высокий процент ранних подростковых беременностей. Это связано с отсутствием полового воспитания, должного сексуального просвещения, что особенно актуально — обучения подростков в период повышенной гормональной активности. Вместо того, чтобы глушить подростков моралью и запретами, имеет смысл рассказывать о контрацепции — это будет снижать количество ранних беременностей и заболеваний, передающихся половым путем: ВИЧ, к сожалению, по-прежнему демонстрирует высокие показатели.

— Сколько лет активистки действуют в Башкирии и какие есть успехи? Нужно ли это просвещение женщинам Башкирии?

Т.Б.: Феминистское движение в Башкортостане активно развивается несколько лет. Если с 2016 года мы на 8 Марта устраивали публичные лекции, то с 2019 года мы решили расширить формат и устраивать фестиваль, на котором было бы место не только обсуждению важных проблем, но и радости, юмору и прочему.

С каждым годом на наши мероприятия приходит больше людей, и если несколько лет назад слово «феминизм», произнесенное где-то при общении, вызывало недоумение и усмешку, то теперь растет целое поколение девушек, которые гордо называют себя феминистками. И в этом есть немалая заслуга мероприятий, которые мы проводим. Просвещение нужно несомненно. До сих пор существует предубеждение против феминизма, непонимание этого термина. Мы должны действовать до тех пор, пока необходимость феминизма не встроится в бытовое сознание, как, например, понимание нужности антирасизма, антифашизма. И это еще не будет означать, что проблемы решены, а всего лишь то, что общество признает существование проблемы, а не отрицает, как сейчас. (Впрочем, в России отрицают и существование расизма).

К.А.: Мы работаем на уровне межличностных отношений, чтобы женщины могли обратиться в кризисный центр, чувствуя абьюз или насилие со стороны партнера. Стараемся повысить самосознание женщин и уважение к себе. Ведь сложнее всего убедить женщину, что у нее есть права. Они чаще всего сопротивляются феминизму, опасаясь потерять пусть крошечные, но привилегии в семье и обществе, боятся осуждения, поскольку слово феминизм у большинства вызывает агрессию, ведь когда женщина начинает ощущать себя полноправным членом общества, это не выгодно патриархальному обществу.

Мы работаем и с окружающими, которые должны почувствовать, что с их подругой, соседкой, сестрой, тетей происходит что-то не то. Как помочь, если подруга приходит на встречу с синяками и царапинами, но она не может рассказать о том, что над ней издеваются в семье. С такими вещами мы работаем — незримыми и сложными.

Дальше инициативу подхватывают кризисные центры для женщин. Они у нас есть, в том числе и государственные. И для женщин-мусульманок, и для женщин с детьми — где они могут укрыться на время и получить всю необходимую помощь.

Специфика нашего региона в постоянно возобновляющихся разговорах о многоженстве — якобы это в исламских и башкирских традициях. Распространены и случаи заключения брака посредством никаха (мусульманского бракосочетания), минуя светскую процедуру, в таких случаях женщина остается в ущемленных правах. Если мужчина может заключить такой брак с несколькими женщинами — это может считаться нормальным. А женщины, которые соглашаются на такое, не осознают, насколько в уязвимом положении они находятся: экономически не имеют права на имущество, на ребенка. В этом плане тоже надо вести просветительскую работу, чтобы женщины не оставались у «разбитого корыта» и не были экономически зависимыми от мужчины. Это, кстати, тоже приводит к домашнему насилию, когда женщина бесправна, а супруг или партнер чувствует свою власть и может делать все, что угодно.

— Как, по-вашему: не множит ли борьба за равноправие раздражение в обществе?

Т.Б: Раздражение — это очень правильная реакция на борьбу. Если бы все соглашались, что феминизм это хорошо — нужна ли была бы эта борьба? Нет, это означало бы, что никаких проблем уже не существует и больше не за что бороться. А это не так. Никто не будет отказываться от своих привилегий просто так. Поэтому будет неприятие, будет раздражение: и это означает, что мы на правильном пути.

К.А.: Конечно, это раздражает сексистов, шовинистов и мужчин, которые бы хотели безнаказанно домогаться, насиловать и т.д. Все новое, любые перемены консервативным большинством воспринимаются с агрессией.

За пять последних лет, когда феминистки группы «Башфем» разных направлений работают в регионе, ведут дискуссии в соцсетях, уделяют этому время — среда изменилась. Если раньше кроме истерических криков «Агрессивные тупые фемки» не было почти ничего, сейчас таких высказываний минимум.

Надо понимать, что феминизм улучшает жизнь не только женщин, но и мужчин! Право на декретный отпуск, например: им могут воспользоваться оба родителя и поделить домашние обязанности. Если женщина зарабатывает больше, имеет смысл взять на себя заботу о новорожденном малыше отцу.

Надо сказать, что гендерные стереотипы также давят на мужчин: быть сильным, несгибаемым, не плакать, не сомневаться в себе… У многих мужчин не соответствует характер тем требованиям, которые накладывает на них общество. Не всем дано служить, быть защитниками Отечества и выбирать сугубо мужские профессии. Кто-то хочет заниматься совершенно другим — в обществе это не приветствуется.

— Какой должна быть женщина в современном обществе?

К.А.: Идеальное положение — иметь выбор без хора голосов, которые «лучше знают», чем должна заниматься женщина. Это двойное давление: какой бы выбор женщина не сделала, все равно ее будут осуждать.

Он ставит нас в тупик, когда кроме преодоления естественных обстоятельств, приходится преодолевать давление общества. Женщина решила родить много детей — ее начинают называть «безумной рожалкой», «овуляшкой», «яжматерью», упрекают в том, что она не думает, чем будет кормить и как содержать своих детей. И та, которая приняла решение не рожать, а заниматься чем-то другим, точно также подвергается осуждению.

Надо, чтобы выровнялся гендерный дисбаланс в федеральной и региональной политике. Женщине сложнее выдвинутся на пост главы, например. Руководительница района, которая сейчас есть — это скорее исключение, чем правило. Потому что так не принято в национальной мусульманской традиции, которая ставит во главу угла мужчину, который облечен высшей властью. Женщины сейчас — это рабочие муравьи, которые готовят почву, занимаются скучной рутинной деятельностью. А на главный пост по-прежнему ставят мужчин.

Бывает, что женщины говорят — «мы никогда не сталкивались с нарушением своих прав и вообще не понимаем, за что вы боретесь». На самом деле они, конечно, сталкиваются с этим еще в детстве, просто не замечают, считая, что так сложилось исторически, «такая традиция». И не понимают, что это можно и нужно менять.

Когда-то считалось, что женщина не имеет права голосовать, получать высшее образование. Но ведь она изменилась благодаря суфражисткам. Сейчас, благодаря нашей просветительской работе, женщины начинают прозревать.

— Феминисток часто упрекают в том, что они добиваются равных прав с мужчинами только в тех областях, в которых это выгодно. Так ли это?

Т.Б.: Нет, не так. Феминистки борются за свои права там, где эти права ущемлены. А если мужчины считают, что ущемлены их права — пусть объединяются и тоже борются за них. Например, есть мужчины, которые добиваются отмены призыва и хотят, чтобы была профессиональная армия.

— Как правильно, по-вашему, праздновать 8 Марта?

Т.Б.: — Нет правильного способа праздновать 8 Марта, скорее, есть множество способов праздновать его неправильно. Неверно низводить женщину до “украшения” коллектива либо жизни мужчины, этим грешат даже наши первые лица. Не стоит желать женщине “оставаться красивой”, “быть слабой”. Потому что красота — это не главная ценность женщины, а слабость только на руку домашним насильникам. Тем более, что наших женщин, которые и в огонь, и в воду — слабыми нельзя назвать никак.

Важно понимать, что все права, которые мы когда-то получили, не были нам даны кем-то, и тем более не мужчинами. Женщины боролись за эти права столетиями и буквально выгрызали их — они достались нам их потом, кровью, даже жизнями. И те права, которые отвоевываются сейчас — например, возможность управлять электропоездами и быть капитанами морских судов — теперь есть у женщин благодаря тому, что мы и наши современницы говорили об этом много лет. Этот праздник — дань уважения всем этим женщинам.

К.А. — Цветы можно дарить хоть когда — мы совершенно не против! Главное, какая при этом формулировка.

8 Марта — это день борьбы за права женщин. Поэтому мы все свои усилия направляем на то, чтобы привлечь внимание общественности к проблемам современных женщин. Думаю, правильно будет желать женщинам быть свободными.

Low battery: почему феминистки выгорают

Иллюстрация: Варвара Гранкова

 

В 1982 Кристина Маслах сформулировала «троицу выгорания». Во-первых, эмоциональное истощение — усталость из-за длительной и интенсивной вовлеченности. Во-вторых, деперсонализация — цинизм, безразличие, нежелание эмоциональных контактов. В-третьих, ощущение бессмысленности усилий и снижение чувства личного удовлетворения. Идея этого текста родилась из личного опыта. Я сама много месяцев чувствую выгорание. Мне стало интересно влияние на мое состояние не только гендерной, но и феминистской идентичности.

 

Существует много исследований о том, как переплетены гендер и ментальное здоровье. Например, женщины с большей вероятностью могут выгореть на работе. Одна из причин — женская гендерная социализация и то, как женщин с детства учат быть «удобными» и неэгоистичными, а также неравная нагрузка: помимо фуллтайм работы женщины, как правило, занимаются неоплачиваемым домашним трудом и эмоциональным обслуживанием. Гендерный аспект выгорания подробно разбирается в книге «Выгорание» Эмили и Амелии Нагоски, которая вышла в прошлом году и быстро стала бестселлером.

Современная жизнь устроена так, что не чувствовать выгорание практически невозможно: интернализированная идея о необходимости постоянной работы, неумение отдыхать, стирание границы между рабочим временем и личным. О выгорании часто говорят как о «базовом состоянии миллениалов». Саму концепцию выгорания критикуют за то, что она описывает опыт среднего класса, в то время как маргинализованные группы давно находятся в этой ситуации.

Для феминисток эти условия также не новы. Быть феминисткой — значит постоянно быть переполненной страстью, гневом и усталостью, много и бесплатно работать. Мы в прямом смысле горим идеей, поэтому неудивительно, что в наших рядах выгорание случается так часто.

Феминизм неоднороден не только в своих течениях, но и в том, что под ним подразумевать. Это может быть феминистский активизм, феминистская идентичность, феминистское сообщество, и все это может стать источником усталости и истощения. Причины выгорания феминисток могут быть разными, и я попробую разобрать некоторые из них.

Усталость от сострадания

 

Мой вход в феминизм был довольно эгоистичным: я с детства чувствовала, что ко мне относятся несправедливо и первые пару лет использовала феминизм именно как инструмент для своего эмпауэрмента. С течением времени я стала больше проникаться идеями сестринства — читая истории женщин и знакомясь с другими феминистками. Тогда я осознала боль погружения в феминистский дискурс: страдания других женщин отзывались во мне как собственные. Читать феминистские тексты и следить за новостями больно, потому что все они так или иначе связаны со страданием женщин. Сопереживание требует значительных эмоциональных ресурсов, которые довольно быстро иссякают в насыщенном инфополе феминизма. Социологи_ни Кэтрин Кинник, Дин Кругман и Глен Кэмерон ввели термин «compassion fatigue» (усталость сострадать), что означает невозможность сочувствия или эмпатии из-за физического и эмоционального истощения. Отсутствие ресурсов для того, чтобы поддержать или даже просто проявить интерес, заставляет злиться на себя и чувствовать вину. Катерина Денисова, моя коллега по проекту FEM TALKS и феминистская исследовательница, говорит: «Я много раз занималась проектом по инерции, потому что не было сил принимать его близко к сердцу. Даже если ты пишешь теоретические тексты, невозможно не пропустить эти ситуации через себя. Это требует от тебя эмоционального отклика, а у тебя его нет, он не может быть все время».

Быть феминисткой — значит постоянно быть переполненной страстью, гневом и усталостью, много и бесплатно работать

Считается, что выгорание связано в первую очередь с профессиональной деятельностью, особенно в сфере заботы. Когда работа требует эмоционального вовлечения, контактов с людьми, то риск выгорания гораздо выше. Феминизм же — часть идентичности: взгляды феминисток неразрывно связаны с их личным опытом. Сексизм для нас не абстрактная тема для обсуждения, а реальность, в которой мы живем. Мы ежедневно наблюдаем проявления патриархата и понимаем, что это недружелюбная для нас среда. Виржини Депант, рассуждая на тему расизма во Франции, пишет: «Это и есть привилегия — иметь выбор думать об этом или нет. Я не могу забыть о том, что я женщина. Но я могу забыть о том, что я белая». Все угнетаемые группы не могут забыть о своем положении, социальная и символическая система устроены так, чтобы напоминать об этом. Один из самых известных тезисов феминизма — «личное это политическое». Но важно все же понимать степень уместной и посильной политизации своей персональной жизни.

В моменты усталости феминистский активизм похож на битье головой о стену: стена остается на месте, а вот вы зарабатываете ссадины. И тогда сложно замечать положительные сдвиги, кажется, что феминистки из десятилетия в десятилетие повторяют одно и то же, что наши предшественницы что-то делали и потом это просто обнулилось. К слову, это вопрос выстраивания преемственности и поддержания межпоколенческих связей.

Эмилия Григорян, фем-активистка и продюсер, признается, что в начале кампании в поддержку сестер Хачатурян, она думала: «Можно не есть, можно не спать, ведь я делаю настолько важное дело, что я сейчас просто поменяю мир». Но в итоге чрезмерное количество задач привело к выгоранию. Эмилия столкнулась с еще одной распространенной проблемой феминисток – ей было сложно присвоить результаты своего труда: «Сначала мы стеснялись, но потом пришло осознание, что хотеть признания – это нормально. Ты тратишь на это больше времени и сил, чем на что-либо еще. И когда твой труд остается незамеченным, это плохо сказывается на последующем активизме».

Еще одно отличие выгорания феминисток в том, что большая часть феминистского труда остается бесплатным. Коммерческие истории довольно редки, а после принятия закона об иностранных агентах финансирование из иностранных фондов резко сократилось. Феминистки очень многое делают на энтузиазме.

На мой взгляд, все это относится не только к фем-активисткам, но и к феминисткам в целом. Несмотря на то, что феминистская идентичность дает много сил и новых знаний, в ней изначально заложено давление.

Феминистки-кайфоломщицы

 

На мой взгляд, еще одна причина феминистского выгорания — «неудобность» и «кайфоломство» феминизма — термин исследовательницы Сары Ахмед. Сам факт присвоения феминистской идентичности бросает тебя на баррикады. Невозможно постоянно находиться в комфортном пузыре из соратниц и союзников, неизбежно столкновение с «остальным» миром, в котором феминистские взгляды все еще маргинальны, как бы нас не пытались убедить в обратном. И эта конфронтация разгорается только от называния себя феминисткой, даже без включения в активизм. Иногда проскальзывает мысль о том, что было бы проще не осознавать всех ужасов этого мира, не понимать, сколько женщин подвергаются насилию и унижению, жить в своеобразной матрице. Но феминистскую оптику невозможно удалить, извлечь. Невозможно «развидеть» гендерное угнетение.

По мысли Ахмед, феминистский активизм — борьба против счастья, но не счастья абстрактного, а навязанного социумом: «Фигура феминистки, обламывающей кому-то счастье, становится понятнее, если поместить ее в контекст феминистской критики счастья и того, как счастье используется, чтобы оправдать социальные нормы и приравнять их к общественному благу (общественное благо — это то, что приносит счастье; счастье понимается как нечто хорошее). Симона де Бовуар очень точно подметила: „Всегда можно объявить счастливой ситуацию, которую хочешь навязать [другим]“. Отказ занять желанное для вас место может означать отказ от желаемого вам счастья. Следовательно, заниматься политическим активизмом — значит бороться против счастья».

Если порассуждать, то счастье можно назвать противоположностью выгорания. Получается, выгорание заложено в сути феминистской деятельности? «Социальный порядок охраняется как порядок моральный, как порядок, обеспечивающий счастье. Выступать против него — значит быть готовой причинять несчастье, даже если несчастье не является твоим знаменем», – пишет Сара Ахмед.

Это «кайфоломство» — довольно одинокий опыт. Даже в оппозиционных и прогрессивных дискурсах мало солидарности с феминистками. «Ты как будто в стеклянной башне, и все на тебя смотрят и показывают пальцем», — говорит Лана Узарашвили, моя коллега по проекту FEM TALKS и феминистская исследовательница. 

Гнев и грусть

 

Феминизм — это правда порой больно. Утомительно чувствовать, что вы постоянно боретесь. Утомительно спорить с близкими, с коллегами, однокурсниками. Не стоит забывать об эмоциональном обслуживании — почему-то считается, что раз ты фем-активистка, то обязана раздавать бесплатные консультации и ввязываться в споры с бывшими одноклассниками, которые вдруг решили написать тебе в реплаи на сториз, что вообще-то женщины сами провоцируют харассмент, а если ей что-то не нравилось, она могла встать и уйти, «опять феминистки ущемились», «опять увидели сексизм там, где его нет».

И их нельзя послать, потому что это только укрепит в их головах стереотип о «неадекватных фемках» — так феминистки теряют право на гнев. Если женщины вообще когда-либо его имели. Ведь нельзя выглядеть в глазах общества «истеричными» или «неадекватными». Как пишет Катерина Денисова, апелляция к рациональности, к тому, что женщины настолько же разумны, что и мужчины, была одной из линий феминистской аргументации с начала XX века и первых кампаний суфражисток. Мы до сих пор видим как общество клеймит «неугодных» женщин как эмоционально нестабильных, а феминисток — с двойной силой.

И хотя с середины XX века феминистки синтезируют новые взгляды на эмоциональность — в частности говорят о революционной силе гнева и значении фрустрации, — многие по-прежнему открещиваются от этого, по крайней мере в публичных высказываниях и взаимодействиях. Демонизация женских эмоций по-прежнему существует, а феминисткам надо отстаивать право на гнев, грусть и эмоции в целом не только в публичном дискурсе, но и внутри себя. Сара Ахмед считает, что гневное высказывание мешает усвоить его содержание, поскольку говорящие автоматически считываются как просто злые, а не оправданно недовольные. «И ты действительно злишься, потому что твой гнев несправедливо списывают на склочный характер, и отделить тебя от объекта твоего гнева становится сложнее. Ты оказываешься связана с объектом своего гнева, потому что сердишься на то, что тебя с ним связали. Ты злишься из-за этой связи и тем самым только подтверждаешь их подозрения, что твоими аргументами движет гнев. Твое возмущение блокируется, ему не дают выйти наружу. Тебя блокируют, не давая тебе высказаться», — пишет Ахмед. Происходит закупоривание негативных эмоций внутри, которое не может не фрустрировать.

Завышенные ожидания

 

Писательница Роксана Гэй в сборнике эссе «Bad Feminist» пишет о завышенных ожиданиях от активисток. Помимо тяжелого активистского труда и ощущения, что весь мир против них, феминистки сталкиваются еще и с тем, что от них требуют соответствия званию «настоящей феминистки». Правда неясно, кто составляет перечень критериев. Эко-юристка и интерсекциональная экофеминистка Даша Василевская ведет блог в инстаграме, и она отмечает, что чувствует вину, когда происходит что-то важное и надо высказаться, а у нее нет ресурса на ведение социальных сетей. Нельзя исключать придирки хейтеров, которые обязательно поделятся своим мнением в комментариях. «Ты вдруг оказываешься всем вокруг должна: А почему ты не борешься за права мужчин, младенцев, котов?» — недоумевает Эмилия Григорян. Роксана Гэй с иронией отвечает на подобные претензии: «Я плохая феминистка. Но лучше я буду плохой, чем вообще не феминисткой».

Ты вдруг оказываешься всем вокруг должна: А почему ты не борешься за права мужчин, младенцев, котов?

 

Девушки, с которыми я говорила во время подготовки этого текста, говорили, что одна из важнейших вещей, которые придают им сил и защищают от выгорания это сестринство. Очень важно иметь пузырь — группу людей, сейф-спейс, где можно не бояться высказывать свои взгляды и обсуждать проблемы. Именно общение с соратницами и их поддержка для многих было тем, что оставляет на плаву. Эмилия отмечает, что в ее эпизоды выгорания понимание того, что она не одна, было главным источником сил.

Но при этом взаимодействие с коммьюнити может и спровоцировать выгорание. Девушки говорили мне о выстраивании иерархий в феминистском сообществе: конкуренции, проблемах с коммуникацией. Внутри FEM TALKS мы замечаем, что в феминистском дискурсе сильна идея глорификации (превознесения) занятости — это одна из причин общего выгорания. То есть безумный рабочий график некоторых активисток и все новые задачи и обязанности подаются как признак состоятельности и успеха, а не как темная сторона активизма. «Важно показать, что необязательно гореть во благо феминизма и активизма», — отмечает Катерина Денисова. Замалчивание проблем и конфронтация между собой истощают феминисток, отталкивают их от сообщества. Проблемные моменты в коммуникации внутри сообщества необходимо проговаривать и сводить к минимуму — это поможет феминисткам чувствовать сопричастность и принадлежность сообществу. Возможность продуктивного конфликта — один из пунктов феминистской утопии, как пишет Ольга Тараканова.

Выживание как радикальное действие

 

В разговоре об эмоциональном истощении и выгорании невозможно обойти тему self-care. С одной стороны, феминистки критикуют эту концепцию как продукт неолиберализма и капитализма. Во-первых, развилась целая индустрия, производящая товары и услуги — свечи, блокноты, медитации, курсы осознанности. Во-вторых, self-care как бы помогает нам быть более выносливыми и, соответственно, продолжать перерабатывать, мириться с давлением и угнетением. То есть это способствует деполитизации структурного неравенства и перекладывает ответственность с системы на плечи отдельных людей. Сара Ахмед замечает, что хотя эта критика верна, выживание феминисток это проблема именно феминизма.

Если система не скроена под наши нужды, одно только существование вне норм бросает вызов этой системе

Моя подруга уже давно чувствует выгорание и держится в стороне от феминистской деятельности. Когда я спросила, как сейчас проявляется ее фем-идентичность, она сказала: «Просто в моем существовании как гендерно-неконформной женщины». Если система не скроена под наши нужды, одно только существование вне норм бросает вызов этой системе. Выживание — это протест, существовать и занимать место несогласия — тоже протест.

Одной из теоретикесс, исследующих феминистский потенциал заботы, была Одри Лорд. Она, а вслед за ней Сара Ахмед, полагают, что для феминисток выживание — это радикальное действие. Одри Лорд пишет: «Забота о себе — это не прихоть, это самосохранение, и это акт политической войны». Катерина говорит, что эта мысль Лорд очень помогла ей: «Когда активистки заботятся о себе, они не поступают эгоистично, а помогают всем, всему движению. Они не только берегут свои силы, что позволяет им не выгорать и продолжать вкладываться в феминизм, но и показывают средний палец тем, кто говорит, что их здоровье и состояние неважно».

Даша Василевская уделяет большое внимание индивидуальным практикам self-care: диджитал-детокс, йога, медитации, письмо, общение с соратни_цами, психотерапия. «Занимаясь активизмом, важно прислушиваться к себе и реалистично оценивать свои возможности и риски, расставлять приоритеты. Так, в качестве активизма можно сказать близким людям, что их поведение/слова приводят к угнетению. А можно написать безличностный, но очень важный пост в инстаграм. Результат и риски, затрата ресурсов получаются разные», — говорит Даша. Забота о себе заключается и в расчёте этих рисков и своих ресурсов.

Хочу отметить, что забота о себе, как и возможность рассуждать о выгорании, — это привилегия. Многие настолько сильно захвачены потоком жизни и вынуждены бегать, чтобы обеспечить свое существование, что не могут об этом задуматься. Но, тем не менее, не всегда возможность заботиться о себе — привилегия «по умолчанию», иногда феминистки идут на своего рода жертвы, чтобы позаботиться о себе. Даша говорит, что «если я выбираю self-care, значит я отнимаю у себя время на работу и самообразование, которые помогают мне оставаться на плаву в патриархальном капиталистическом мире, где надо постоянно пахать, чтобы просто быть на том же уровне».

Усталость от феминизма не значит, что патриархат внезапно начал меня устраивать или что я не хочу изменений. Для меня в феминизме по-прежнему больше позитивного и девушки, с которыми я беседовала, согласны с этим. «С феминистской идентичностью я цельнее и крепче, чем без нее», — говорит Лана. Феминизм дает уникальный инструментарий для самопознания, ощущение коммьюнити и даже — как бы пафосно это ни звучало — смысл жизни.

Эмоциональное выгорание — это политический вопрос. Активистка Кармен Райос полагает, что выгорание — феминистская эпидемия, которая может серьезно затронуть будущее движения, а одной из задач феминистского будущего должно стать решение этой проблемы. В наших интересах говорить об этом, детально разбираться, прислушиваться, а не отмахиваться как от чего-то малозначительного. В последние пару лет эта тема все чаще поднимается феминистками, например, не так давно заработал проект «Фемдача» — поддерживающее гостевое пространство для правозащитни_ц и активисто_к, переживающих выгорание.

Писать текст об усталости и выгорании, будучи выгоревшей, было странным опытом. С одной стороны, было тяжело, но с другой — разговоры с девушками и рефлексия над темой облегчили мое состояние. Сара Ахмед пишет: «И в этом факте есть еще один политический урок: иногда мы можем чувствовать себя менее истощенными, когда пишем об истощении или даже просто делимся этим чувством истощения с другими». Так что писать о выгорании — не значит ныть, а значит наносить ответный удар.

Хочу поблагодарить своих подруг и соратниц Оксану Кита, Дарью Василевскую, Катерину Денисову, Эмилию Григорян и Лану Узарашвили за то, что поделились своими мыслями и историями. Без их вклада этот текст бы не состоялся.

 

Определение феминизма Merriam-Webster

феминизм

| \ ˈFe-mə-ˌni-zəm

\

: вера в политическое, экономическое и социальное равенство полов и отстаивание его, выраженное, в частности, через организованную деятельность от имени прав и интересов женщин.

Что для вас значит феминизм? — Основные моменты для учащихся — Витрина WGS — Исследования женщин и гендера

Энджи
Пренсипи

«Для меня феминизм означает стремление к достижению глобального гендерного равенства.Все рождаются равными, независимо от пола, расы или сексуальной ориентации. Однако есть очень много аспектов жизни, в которых к людям не относятся одинаково: политически, экономически, юридически,
и в социальном плане.

«Феминизм — это работа против систем, созданных для угнетения определенных групп людей, и стремление к равенству для всех. Это означает борьбу за интерсекциональность и признание того, как раса, сексуальная ориентация и социально-экономический статус
влияет на феминизм.Это означает вежливые разговоры с людьми, с которыми я принципиально не согласен, чтобы попытаться отстаивать перемены. Это означает, что нужно занять осмысленную позицию в отношении несправедливости и отстаивать неравенство, даже если я единственный, кто стоит ».

Кайли Смит

«Быть ​​феминисткой означает бороться за равенство всех людей. Важно, чтобы ваш феминизм был интерсекциональным; он не должен исключать людей по признаку пола, расы, социально-экономического статуса, способностей или сексуальной ориентации.Феминизм позволяет
люди смотрят на мир не таким, какой он есть, а каким он мог бы быть. Он проливает свет на проблемы, которые увековечивает патриархат, но также предлагает способы их решения.

«Я феминистка, потому что с детства, еще до того, как я узнала, что такое феминистка, я ненавидела, когда все было несправедливо, и хотела помогать людям, чем могла. Сегодня я часто смотрю на феминистские проблемы в своих исследованиях, когда я аспирантка
Социологический факультет. В настоящее время я изучаю гендерные различия в эмоциональном труде профессоров.”

Элисса
Нольте

Вот что для нее значит феминизм: «Феминизм означает здравый смысл. Идея заключается в том, что все равны и заслуживают этого равенства. Однако в нашем мире это не всегда так, и здесь появляется феминизм.

«Феминизм помогает всем разъяснить эту несправедливость и действует как способ для других предпринять действия, чтобы добиться равенства. Феминизм — это не только «женские проблемы». Это помогает бороться с расизмом / классизмом / аблизмом / эйджизмом / патриархатом / гомофобией и т. Д., и каждый может быть феминисткой, независимо от расы, пола, класса, религии, способностей и т. д. »

Кори Вудс

«Для меня феминизм означает равенство. Это не означает, что я ненавижу мужчин, что я хочу сжечь свой бюстгальтер или что каждая женщина должна стать генеральным директором; это означает, что я борюсь за социальное, политическое и экономическое равенство полов. Однако феминизм — это не только
женщины становятся равными, хотя это большая часть аргументов — это также касается равенства мужчин.

«Например, если мужчина хочет быть парикмахером, медсестрой или учителем, рабочие места обычно зарезервированы или связаны с женщинами, им следует разрешить это. Но то же самое и с женщинами. Если женщина хочет быть космонавтом, строителем или домработницей
мама, им должно быть позволено. Феминисток обычно изображают в плохом свете, и это нужно изменить. Вот почему я феминистка и работаю в Программе женских и гендерных исследований; Я хочу донести это послание до кампуса IUP, а затем
распространить его по всему миру.”

Мэри
Чтение

«Мой интерес к феминизму и равенству зародился в раннем возрасте. Я была единственной девочкой, которая играла с мальчиками в «Звездные войны» на перемене. Я всегда задавалась вопросом обо всем, в том числе о том, почему есть игрушки для мальчиков и для девочек.

«Когда я перешла к учебе в колледже, у меня в классе« Введение в литературу »была замечательная профессор Мэри Хиллс-Хоффман. Она всегда побуждала меня мыслить критически. Она познакомила меня с моим первым африканским романом о молодой девушке, которая переживает
теперь незаконная практика калечащих операций на половых органах.По окончании урока я столкнулся с ней в книжном магазине. Она искала хорошие романы, чтобы преподавать в следующем семестре. Она сказала мне, что у меня особый дар к литературе и что мне нужно продолжать
мое образование и учить. Она дала мне немного толчка и самооценки, чтобы продолжить свой путь к гендерному равенству, равенству ЛГБТК и тому фокусу, над которым я сейчас работаю в своей докторской программе.

«Я никогда не забуду этот разговор и то, что достаточно одной женщины обратиться к другой женщине, чтобы побудить их искать феминистскую стипендию и педагогику.У меня было много других учителей в сфере образования и за пределами академических кругов, которые научили меня
силы и возможности через их наставничество и передачу факела наставничества другим ».

Даниэль Юшински

«Я заинтересовался женскими и гендерными исследованиями, когда посетил Таиланд летом 2014 года. Я стал свидетелем борьбы, боли и социальной изоляции божьих коровок. До этого опыта я никогда не думал аналитически о гендерной борьбе, даже
в нашем собственном обществе, с принятием и ресурсами.

«Будучи специалистом по антропологии, я изучил антропологию пола, чтобы больше узнать о глобальном взгляде на альтернативные гендеры. Мне нравится узнавать о том, как развивается гендерная несправедливость и как представители разных полов формируются культурно и помещаются в общество.
Сюда входят культурные барьеры, мешающие людям разного пола иметь социальную мобильность. Это очаровывает меня и заставляет меня узнавать больше историй от людей, которые пережили социальную несправедливость из-за своего пола.”#WomanCrushСреда

Чейн Фрэнсис

«Я была женщиной для всех женщин с детства», — говорит Чейн, когда ее спрашивают о ее вдохновении заниматься несовершеннолетними женскими и гендерными исследованиями. Она считает себя одновременно активисткой и интерсекциональной феминисткой. Чейн считается «твердым сторонником
в области прав человека »и стремится« быть активистом этих пересекающихся [всех] групп, а также союзником ».

Самое главное, что быть активистом — значит действовать не только в протестах, но и в повседневной жизни.«На самом деле активизм — это просто участие в том, что вас волнует, как средство положить конец угнетению, против которого вы работаете». Она кредитует
лидеры, такие как Малкольм Икс и доктор Кинг, вдохновившие ее занять позицию, признав, что активизм может быть опасен, «но в этом прелесть активизма: он опасен, но по определенной причине, и если вы верите в это причина, это делает
это того стоит.»

Чейн говорит, что ее успех и возможности — это то, чему ее научили мать и бабушка.«Идея всегда заключалась в том, что каждый раз, когда вы выходите за дверь, вы наносите два удара по себе. Ты девушка и черная, поэтому мы всегда жили
философия работы вдвое усерднее, чтобы получить половину того, что получают в четверти времени. Что действительно привело к большому успеху, особенно в учебе в колледже. К счастью, это привело меня к множеству возможностей, о которых я даже не подозревал.
находясь в поиске.»

Кимберли Андерсон

Кимберли окончила со степенью по политологии и несовершеннолетним по женским и гендерным исследованиям и криминологии! Сейчас она учится в аспирантуре по связям с общественностью.На вопрос о том, какими феминистскими проблемами она больше всего увлечена, она ответила: «Я бы
говорят, что репродуктивные права — вот что меня больше всего беспокоит сейчас. Прямо сейчас в Америке право контролировать свое тело и делать собственный репродуктивный выбор висит на (очень тонкой) нитке. Мысль о том, что право решать, что делать
с моим телом может быть унесен в любой момент, меня пугает ».

Кайла
Holsopple

Кайла специализируется на музыкальном образовании и музыкальном исполнительстве.Когда ее спросили, считает ли она себя феминисткой, она ответила: «Я, несомненно, феминистка, я феминистка, потому что я осознаю и не могу игнорировать неравенство и неравенство, существующие среди
пол, сексуальность, раса, религия … феминистка помогает мне защищать, обсуждать и обучать других, чтобы сделать мир лучше »

Феминистский глоссарий, потому что мы не все специализируемся на гендерных исследованиях

10 слов, которые нужно знать, говоря о феминизме и гендерных вопросах

Мы разбили несколько слов, которые вы должны знать при обсуждении феминизма или других гендерных тем.

США СЕГОДНЯ

Исправления и уточнения: Предыдущая версия этой истории включала определение «цветные женщины», которое с тех пор было обновлено.

Как и любой «изм», феминизм изобилует жаргоном, который может привести к тому, что глубоко личные разговоры станут излишне скучными. Хотя некоторые термины являются укоренившимися, другие представляют собой современные дополнения к развивающейся лексике. Чтобы помочь вам прорваться, вот определения для всего, от «феминизма» и «женоненавистничества» до «незаконного присвоения» и «феминаци».

Основы

Феминизм: Вера и стремление к равенству полов. Как отметила в прошлом месяце Мерриам-Вебстер: «вера в то, что мужчины и женщины должны иметь равные права и возможности». политическое и экономическое равенство. Конечно, многие люди изменяют определение, чтобы сделать его своим. Феминистка-активистка Белл Хукс называет это «движением за прекращение сексизма, сексистской эксплуатации и угнетения».

Патриархат: Иерархический- структурированное общество, в котором мужчины обладают большей властью.

Сексизм: Представление о том, что женщины уступают мужчинам.

Женоненавистничество: Ненависть к женщинам.

Misandry: Ненависть к людям.

Немного глубже

Враждебный сексизм: То, о чем думает большинство людей. Открыто оскорбление, объективирование и унижение женщин.

Доброжелательный сексизм: Менее очевидный. Это похоже на комплимент, хотя он основан на чувстве превосходства мужчин.Это когда мужчины говорят, что женщины достойны их защиты (сначала с тонущей лодки) или что они более заботливы, чем мужчины (поэтому им следует растить детей). Это ограничительно.

Внутренний сексизм: Когда вера в неполноценность женщин становится частью собственного мировоззрения и самооценки.

Женоненавистничество: Женоненавистничество, направленное на чернокожих женщин.

LGBTQ: Аббревиатура от слова «лесбиянки, геи, бисексуалы, трансгендеры и гомосексуалисты». Некоторые люди также используют Q для обозначения «вопросов», имея в виду людей, которые выясняют свою сексуальную или гендерную идентичность.Вы также можете увидеть LGBTQIA. I означает интерсекс, а A — асексуал / аромантик / агендер.

Цисгендер: Термин, используемый для описания человека, гендерная идентичность которого совпадает с полом, назначенным ему при рождении.

Трансгендер: Человек, гендерная идентичность которого отличается от культурных ожиданий пола, который им был назначен при рождении.

Трансфобия: Предубеждение по отношению к трансгендерам.

Трансмизогиния: Смесь трансфобии и женоненавистничества, которая проявляется как дискриминация транс-женщин и транс- и гендерно-неконформных людей на женском конце гендерного спектра.

TERF: Аббревиатура от «транс-исключающих радикальных феминисток», относящаяся к феминисткам, которые являются трансфобными.

SWERF: означает «радикальные феминистки, исключающие секс-работников», по отношению к феминисткам, которые говорят, что проституция угнетает женщин.

Гендерная изменчивость: Не отождествление с одним фиксированным полом.

Небинарное: Общий термин для людей, которые не идентифицируют себя как женщина / мужчина или женщина / мужчина.

Цветные женщины: Политический термин, объединяющий женщин из маргинализованных цветных сообществ, испытавших угнетение.В него могут входить женщины африканского, азиатского, латинского или индейского происхождения.

Раздел IX: Защищает людей от дискриминации по признаку пола в образовательных программах или мероприятиях, получающих федеральную финансовую помощь.

Обвинение потерпевшего: Когда жертва преступления или вредного действия несет полную или частичную ответственность за него. Если вы слышите, как кто-то спрашивает, что жертва могла сделать для предотвращения преступления, это обвинение жертвы, и людям становится сложнее заявить о жестоком обращении.Группы, работающие над искоренением жестокого обращения и сексуального посягательства, ясны: ни одна женщина не виновна в насилии, совершенном мужчиной.

Триггер: Что-то, что заставляет вас заново пережить травму.

Триггерное предупреждение: Заявление о том, что кто-то вот-вот увидит вызывающий материал, который потенциально может вызывать беспокойство (графические, нечувствительные к расе, откровенно сексуальные и т. В кампусах колледжей такая практика вызывает споры.

Да означает да: Смена парадигмы в нашем подходе к изнасилованию, переход от «нет — значит нет» к идее о том, что согласие должно быть явным.

Мужской взгляд: Способ смотреть на мир через мужские линзы, которые рассматривают женщин как сексуальные объекты.

Привилегия: Идея о том, что одни люди в обществе имеют преимущество перед другими.

Позитивный секс: Отношение, которое рассматривает сексуальное выражение и сексуальное удовольствие, если оно является здоровым и добровольным, как хорошее.

В Интернете

Присвоение: Кража идеи у женщины и воплощение ее в мир как свою собственную.

Mansplain (глагол) mansplainy (прилагательное): Когда мужчина снисходительно объясняет что-то женщине, когда он либо 1) ничего об этом не знает, либо 2) знает гораздо меньше, чем женщина, с которой разговаривает. . Извините, если вы это уже знали.

Manterrupting: Когда мужчина перебивает женщину, особенно чрезмерно. Примеры: Во время церемонии вручения награды MTV Video Music Awards 2009, когда Канье Уэст схватил микрофон у Тейлор Свифт, которая только что получила награду и изо всех сил старалась принять ее, чтобы все знали: «Имма позволила вам закончить, но у Бейонсе была одна из них. лучшие видео всех времен.Или во время сентябрьских президентских дебатов, когда Дональд Трамп прервал Хиллари Клинтон 22 раза за первые 26 минут. Или когда лидер большинства в Сенате Митч МакКоннелл прервал Элизабет Уоррен зачитывание письма Коретты Скотт Кинг 1986 года против Джеффа Сешнса, но позволил Берни Сандерсу прочитать его на следующий день.

Man spreading: Когда мужчины занимают лишнее пространство, сидя, широко расставив ноги. Это настолько актуально, что в 2014 году Управление транспорта Нью-Йорка запустило кампанию, чтобы заставить парней закрыть ноги, чтобы освободить больше места в метро.

Проснулся: Укоренившись в культуре чернокожих активистов, это означает, что вы образованы и осведомлены, особенно о несправедливости. Член палаты представителей Максин Уотерс, демократ от штата Калифорния, сказала молодым людям «бодрствовать». Если вы думаете об этом в контексте прав женщин, посмотрите на кампанию #SayHerName, которая работает над повышением осведомленности чернокожих женщин, ставших жертвами жестокости полиции.

Разбудил женоненавистник: Нона Уиллис Ароновиц рисует слишком знакомую картину парня, который ведет себя так, будто он сторонник гендерного равенства, но затем оборачивается и унижает, унижает и преследует женщин.Его женоненавистничество не всегда может быть явным, но оно есть. Он феминистский позер.

Эмосогинист: Зак Брафф в Garden State , согласно Иезавели. Он эмоционален, полон тревог и кажется феминистом, но на самом деле он хочет настоящей маниакальной девушки-пикси, которой он мечтает манипулировать и в конечном итоге отказаться от нее после того, как он обнаружит себя.

Whimpster: Ллойд Доблер в Say Anything … Белый, слабый парень эмо, который использует свою мужскую незащищенность, чтобы охотиться на женщин, которые хотят воспитывать.

Feminazi: Уничижительный термин для радикальной феминистки.

Типы феминизма

Межсекционный феминизм: Если феминизм отстаивает права женщин и равенство полов, интерсекциональный феминизм — это понимание того, как совпадают женские идентичности, включая расу, класс, этническую принадлежность, религию, сексуальную ориентацию и т. Д. статус инвалидности — влияет на то, как они испытывают угнетение и дискриминацию.

Трансфеминизм: Определяется как «движение трансгендерных женщин и для них, которые считают свое освобождение неразрывно связанным с освобождением всех женщин и не только.»Это форма феминизма, которая включает в себя всех женщин, называющих себя, независимо от пола, и бросает вызов цисгендерным привилегиям. Главный принцип заключается в том, что люди имеют право определять, кем они являются.

Цветные женщины феминизма: Форма феминизма, который стремится прояснить уникальную борьбу цветных женщин и бороться с ней. Это феминизм, который борется с пересекающимися формами угнетения.

Женственность: Перспектива социальных и экологических изменений, которая возникла из африканской женской культуры и цветных женщин по всему миру.

Расширение возможностей феминизма: Бейонсе Formation появляется в клубе, и вы и ваши друзья тяжело выходите на танцпол. Феминизм, способствующий расширению прав и возможностей, делает акцент на «чувстве», хотя некоторые феминистки утверждают, что ощущение прекрасного — не лучший показатель того, как общество на самом деле поддерживает ваше самовыражение и процветание. Еще одним примером феминизма, расширяющего права и возможности, является книга Шерил Сэндберг « Lean In », в которой основное внимание уделяется тому, как женщины могут вносить изменения для достижения большего успеха на рабочем месте.

Товарный феминизм: Разнообразный феминизм, использующий идеалы движения для получения прибыли. Иванку Трамп обвинили в распространении этой марки феминизма, используя свою кампанию #WomenWhoWork для продажи своего одноименного бренда образа жизни.

Equity feminism (консервативный феминизм): Кристина Хофф Соммерс, научный сотрудник консервативного американского института предпринимательства, является сторонницей того, что она называет «справедливым феминизмом». По ее мнению, «равноправный феминизм» сосредоточен на юридическом равенстве между мужчинами и женщинами, в то время как «гендерный феминизм» сосредоточен на лишении прав и возможностей женщин, изображая их вечными жертвами патриархата.По словам советника президента Трампа Келлианн Конвей: «Я смотрю на себя как на продукт своего выбора, а не как на жертву обстоятельств, и это действительно для меня консервативный феминизм, если хотите».

Волны феминизма

* Некоторые ученые-феминистки уходят от «волн», поскольку это может создать впечатление, что феминистки не всегда активно борются с неравенством. Но если вы их видите, то в целом то, что они имеют в виду:

Феминизм первой волны: Начал с Конвенции Сенека-Фоллс 1848 года, чтобы обсудить «социальное, гражданское и религиозное положение женщины» и продолжил свое существование в ранний период. двадцатое столетие.Кульминацией этого стало принятие 19-й поправки, которая дала женщинам право голоса, в 1920 году, хотя в некоторых штатах цветным женщинам было трудно реализовать это право вплоть до 1960-х годов.

Вторая волна феминизма: Начался в 1960-х и расцвел в 1970-х, когда было стремление к большему равенству. Вспомните Глорию Стейнем, Дороти Питман Хьюз, Бетти Фридан. Он ознаменовался огромным успехом женщин в правовом и структурном равенстве.

Это то, что не дает спать Глории Стайнем по ночам

Активистка-феминистка Глория Стайнем объясняет, что не дает ей спать по ночам в сегодняшнем политическом климате.

США СЕГОДНЯ

Третья волна феминизма: Начиная с 1990-х годов, он стремился сделать феминизм более инклюзивным, интерсекциональным и позволить женщинам определить, что для них лично означает быть феминисткой. Также Баффи.

Чувствуете себя «проснувшимся» и «уполномоченным»? Узнайте больше на сайте women.usatoday.com

Алия Дастагир освещает СМИ и культуру. Найдите ее в Twitter @alia_e

феминизм | Определение, история, типы, волны, примеры и факты

Древний мир

Свидетельств ранних организованных протестов против такого ограниченного статуса очень мало.В III веке до нашей эры римские женщины заполнили Капитолийский холм и заблокировали все входы на Форум, когда консул Марк Порций Катон сопротивлялся попыткам отменить законы, ограничивающие использование женщинами дорогих товаров. «Если они победят сейчас, чего они не предпримут?» — воскликнул Катон. «Как только они станут вам равными, они станут вашими начальниками».

Однако это восстание оказалось исключительным. На протяжении большей части записанной истории только отдельные голоса высказывались против подчиненного положения женщин, предвещая грядущие аргументы.В конце 14 — начале 15 века во Франции первая философа-феминистка Кристин де Пизан бросила вызов преобладающему отношению к женщинам, решительно призвав женщин к образованию. Позже в этом веке ее мантию подхватила Лаура Серета, венецианка 15 века, которая опубликовала Epistolae familiares (1488; «Личные письма»; англ. Пер. Сборник писем феминистки эпохи Возрождения ), том № письма, касающиеся множества женских жалоб, от отказа в получении образования и семейного угнетения до легкомыслия женской одежды.

Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту.
Подпишитесь сейчас

Защита женщин стала литературным поджанром к концу XVI века, когда посмертно было опубликовано феминистское послание Il merito delle donne (1600; The Worth of Women ), написанное другим венецианским писателем, Модератой Фонте. . Защитники статус-кво изображали женщин поверхностными и по своей сути аморальными, в то время как появляющиеся феминистки составляли длинные списки смелых и успешных женщин и провозглашали, что женщины будут интеллектуально равными мужчинам, если им будет предоставлен равный доступ к образованию.

Так называемые «дебаты о женщинах» не доходили до Англии до конца 16 века, когда памфлетисты и полемисты вступили в битву за истинную природу женственности. После того, как была опубликована серия сатирических статей, высмеивающих женщин, первый памфлетист-феминист в Англии, писавший как Джейн Энгер, ответил Джейн Энгер, Ее защита для женщин (1589). Этот поток мнений продолжался более века, пока другой английский автор, Мэри Астелл, не выступила с более аргументированным возражением в книге A Serious Proposal to the Ladies (1694, 1697).В двухтомном труде предлагалось, чтобы женщины, не склонные ни к браку, ни к религиозному призванию, основывали светские монастыри, где они могли бы жить, учиться и преподавать.

Феминистские голоса эпохи Возрождения никогда не сливались в единую философию или движение. Это произошло только в эпоху Просвещения, когда женщины начали требовать, чтобы новая реформистская риторика о свободе, равенстве и естественных правах применялась к обоим полам.

Первоначально философы Просвещения сосредоточились на неравенстве социальных классов и каст, исключая гендер.Французский философ, родившийся в Швейцарии, Жан-Жак Руссо, например, изображал женщин как глупых и легкомысленных существ, рожденных для подчинения мужчинам. Кроме того, Декларация прав человека и гражданина, в которой определялось французское гражданство после революции 1789 года, явно не касалась правового статуса женщин.

Женщины-интеллектуалы эпохи Просвещения сразу отметили отсутствие инклюзивности и ограниченность реформистской риторики. Олимпи де Гуж, известный драматург, опубликовал Déclaration des droits de la femme et de la citoyenne (1791; «Декларацию прав женщины и [женщины] гражданина»), провозгласив, что женщины не только равны мужчинам, но и его партнер.В следующем году в Англии была опубликована основополагающая англоязычная феминистская работа Мэри Уоллстонкрафт « A Vindication of the Rights of Women » (1792). Подвергая сомнению представление о том, что женщины существуют только для того, чтобы нравиться мужчинам, она предложила предоставить мужчинам и женщинам равные возможности в образовании, работе и политике. Она писала, что женщины так же рациональны от природы, как и мужчины. Если они и глупы, то только потому, что общество приучает их быть неуместными.

Мэри Уоллстонкрафт

Мэри Уоллстонкрафт, холст, масло, Джон Опи, ок.1797; в Национальной портретной галерее в Лондоне.

© DeA Picture Library / age fotostock

Эпоха Просвещения превратилась в эру политического брожения, отмеченного революциями во Франции, Германии и Италии и подъемом аболиционизма. В Соединенных Штатах феминистский активизм пустил корни, когда женщины-аболиционистки стремились применить концепции свободы и равенства к своим социальным и политическим ситуациям. Благодаря своей работе они познакомились с женщинами-аболиционистками в Англии, которые пришли к тем же выводам.К середине 19 века проблемы, связанные с феминизмом, усугубили волну социальных изменений, и обмен идеями произошел в Европе и Северной Америке.

В первой феминистской статье, которую она осмелилась подписать своим именем, Луиза Отто, немка, основывалась на работе Шарля Фурье, французского социолога, цитирующего его изречение о том, что «по положению, которое женщины занимают в стране, вы можно увидеть, густой ли воздух штата от грязного тумана или свободный и ясный ». А после того, как в 1848 году парижские феминистки начали публиковать ежедневную газету под названием La Voix des femmes («Голос женщин»), через год последовала их примеру Луиза Диттмар, немецкая писательница, со своим журналом Soziale Reform .

Сильные женщины определяют, что значит быть «феминисткой»

Быть женщиной на публике — значит отвечать на вопросы о ваших феминистских убеждениях. Как бы то ни было, взрослых женщин и подростков поп-музыки непременно спросят, как они видят себя по отношению к движению. И поэтому, когда Лена Данхэм забила интервью с Хиллари Клинтон для дебютного номера Ленни Леттер, она позаботилась о том, чтобы поставить вопрос «на губах каждого читателя Ленни: Считаете ли вы себя феминисткой?»

«Да, конечно», — ответила Хиллари.Ну да . Профессиональный разрушитель укрепил свою позицию по этому вопросу 20 лет назад, заявив, что «права женщин — это права человека, а права человека — это права женщин».

И все же, похоже, женщинам все еще нужно заявить о себе. Потому что, хотя очень многие понимают, что «Мы все должны быть феминистками», другие более противны публичным заявлениям. Вот список женщин, которые пытались дать определение этому термину. Считайте это проверенным словарем.

Хиллари Клинтон

Getty Images

«Меня всегда немного озадачивает, когда любая женщина любого возраста, но особенно молодая женщина, говорит что-то вроде:« Ну, я верю в равные права, но я не феминистка.«Что ж, феминистка по определению — это тот, кто верит в равноправие. Я надеюсь, что люди не побоятся сказать, что это не значит, что вы ненавидите мужчин, это не значит, что вы хотите отделить мир, поэтому вы не являетесь частью обычной жизни — это не то, что это значит вообще! Это просто означает, что мы считаем, что женщины имеют те же права, что и мужчины ».

— в письме Ленни через Politico, сентябрь 2015 г.

Эми Шумер

Getty Images

«Если я проповедую за равенство женщин, то запишитесь.Это безумие, что люди не идентифицируют себя как феминистки. Я думаю, это только люди, которые не знают определения ».

—вон CBS News Sunday Morning , июль 2015 г.

Карли Фиорина

Getty Images

«Феминистка — это женщина, которая живет той жизнью, которую выбирает. Мы придем, когда каждая женщина сможет решить для себя, как найти и использовать данные ей Богом дары. Женщина может иметь пятерых детей и обучать их на дому.Она может выбрать [стать] генеральным директором или баллотироваться на пост президента. Я консервативен, потому что знаю, что все мы равны в глазах Бога — мужчины и женщины ».

—среда, июнь 2015 г.

Тейлор Свифт

Getty Images

«Я не думала, что меня сдерживают, пока я не стала женщиной — двойные стандарты в заголовках, двойные стандарты в том, как рассказываются истории, двойные стандарты в том, как воспринимаются вещи…. Женоненавистничество укоренилось в людях с момента их рождения. Так что для меня феминизм, вероятно, самое важное движение, которое вы могли бы принять, потому что это просто другое слово для обозначения равенства ».

— в Максим, март 2015

Шейлин Вудли

Getty Images

«Причина, по которой я не люблю говорить, что я феминистка или я не феминистка, заключается в том, что для меня это все еще ярлык.Я не хочу, чтобы меня определяло что-то одно. Почему у нас должен быть этот ярлык, чтобы разделять нас? Мы все должны иметь возможность обнимать друг друга независимо от нашей системы убеждений и независимо от ярлыков, которые мы на себя навешиваем ».

—в Нейлон , март 2015 г.

Эмма Уотсон

Getty Images

«Мужчины думают, что это женское слово. Но это означает, что вы верите в равенство, а если вы стоите за равенство, то вы феминистка.Сожалею, что говорю вам. Вы феминистка. Вы феминистка. Вот и все. «

—в разговоре с HeForShe в Международный женский день, март 2015 г.

Сальма Хайек

Getty Images

«Я феминистка, потому что люблю женщин, и я готова бороться за женщин. Я феминистка, потому что горжусь тем, что я женщина, и я страстно желаю сделать мир лучше для женщин. Я феминистка. потому что множество удивительных женщин сделали меня той женщиной, которой я являюсь сегодня.«

—в The Guardian, 900–26 марта 2015 г.

Бейонсе

Этот контент импортирован с YouTube. Вы можете найти тот же контент в другом формате или найти дополнительную информацию на их веб-сайте.

«Я всегда считал себя феминисткой, хотя всегда боялся этого слова, потому что люди так много вкладывают в него, когда, честно говоря, это очень просто. Это просто человек, который верит в равенство мужчин и женщин. Мужчины и женщины уравновешивают друг друга, и мы должны достичь точки, в которой нам будет комфортно ценить друг друга.«

—в короткометражном фильме « Твое и мое» , декабрь 2014 г.

Кристен Стюарт

Getty Images

«Странно это говорить, не правда ли? Что ты имеешь в виду? Ты не веришь в равенство мужчин и женщин? Я думаю, что это реакция на чрезмерно агрессивные типы. Есть много женщин, которые чувствую себя преследуемым и продолжаю это делать, и иногда я говорю: «Честно говоря, просто расслабься, потому что теперь ты идешь в другом направлении.«… Как говорится, действительно смешно говорить, что ты не феминистка».

—в The Daily Beast, 900–26 октября 2014 г.

Лана Дель Рей

Getty Images

«Для меня проблема феминизма — просто неинтересная концепция. … Когда люди поднимают феминизм, я такая, Боже. Я просто не особо заинтересован … Мое представление об истинном феминистке. женщина, которая чувствует себя достаточно свободной, чтобы делать все, что она хочет.«

—в The Fader, июнь 2014

Шерил Сандберг

Getty

«Я принимаю слово феминизм . Я не делал этого раньше в своей карьере и говорю о том, почему в [ Lean In ], но я принимаю его сейчас, потому что феминизм — это вера в то, что мир должен быть равными, чтобы мужчины и женщины имели равные возможности «.

—в разговоре с HuffPost Live , апрель 2014 г.

Кэти Перри

Getty Images

«Феминистка?Раньше я не совсем понимал, что означало это слово, а теперь, когда я понимаю, это просто означает, что я люблю себя как женщину, и я также люблю мужчин ».

— австралийскому ведущему утреннего шоу Карлу Стефановичу на телеканале «Я просыпаюсь сегодня» , март 2014 г.

Эллен Пейдж

Getty Images

«Я не знаю, почему люди так неохотно называют себя феминистками. Может быть, некоторым женщинам просто все равно. Но как может быть более очевидным, что мы все еще будем жить в патриархальном мире, когда феминизм — это плохо? слово? Феминизм всегда ассоциируется с радикальным движением — добром.Так и должно быть «.

—в Guardian , июля 2013 г.

Лена Данэм

Getty Images

«Женщины, которые говорят:« Я не феминистка », — моя самая большая любимая мозоль. Считаете ли вы, что женщинам следует платить такую ​​же зарплату за выполнение той же работы? Считаете ли вы, что женщинам следует разрешать выходить из дома? что мужчины и женщины заслуживают равных прав? Отлично, тогда вы феминистка.«

—в Metro UK , январь 2013 г.

Керри Вашингтон

Getty Images

«Термин феминистка сейчас настолько широк. Не существует единственного способа быть феминисткой или практиковать феминизм, проявлять феминизм. Вы можете быть феминистом множеством разных способов, потому что суть в свободе выбора.

Я также хочу сказать, что меня очень сильно отождествляет с термином womanist , но я не думаю, что эти два понятия взаимоисключающие.Я тоже считаюсь гуманистом. Я не думаю, что эти термины являются взаимоисключающими ».

— на Feministing.org, июнь 2012 г.

Мэтти Кан
Мэтти Кан — писатель, живущий в Нью-Йорке.

Этот контент создается и поддерживается третьей стороной и импортируется на эту страницу, чтобы помочь пользователям указать свои адреса электронной почты. Вы можете найти больше информации об этом и подобном контенте на пианино.io

Что для вас значит «феминистка»?

Что вы думаете, когда слышите слово «феминистка»? Некоторым этот термин вызывает образы политического, социального и экономического равенства мужчин и женщин. Для других этот термин вызывает образы женщин, ненавидящих мужчин, которые замышляют украсть власть у мужчин. Как отмечает аспирантка Виктория Паркер (Университет Уилфрида Лорье) в своем выступлении под названием «Расхождения в определениях: как концептуализация« феминизма »порождает неприязнь и затемняет точки соприкосновения партийных линий» на Ежегодном съезде SPSP, эти расходящиеся определения проблематичны.Они могут отчуждать женщин от идентификации как феминисток и заставлять людей ложно полагать, что когда дело доходит до гендерного равенства, наша работа сделана.

Но во что на самом деле верят женщины, которые идентифицируют себя как феминистки, и те, кто не идентифицирует себя как феминистки? Неужели их убеждения настолько разные? Исследование Паркера показывает, что существует гораздо больше точек соприкосновения, чем обычно думают, и ложное изображение феминизма может иметь негативные последствия для гендерного равенства. Участниц спросили, идентифицируют ли они себя как феминистки.Затем они читают различные феминистские утверждения, которые были либо крайними (например, «мужчины долгое время имели больше власти и прав, чем женщины, настало время, чтобы женщины имели больше власти и прав, чем мужчины»), либо более умеренными (например, «Мужчины и женщины должны иметь равные права и возможности во всех сферах жизни, как в юридическом, так и в социальном плане »). В то время как как группа участники, которые идентифицировали себя как феминистки, были немного больше согласны с крайними заявлениями, чем нефеминистки, в целом подавляющее большинство как феминисток, так и нефеминисток согласились с умеренными заявлениями и не согласились с крайними заявлениями.Когда Паркер посмотрела на утверждения, которые, по мнению нефеминисток, поддерживают феминистки, ситуация изменилась. Нефеминистки переоценили процент феминисток, согласных с крайними заявлениями, и недооценили процент феминисток, согласившихся с умеренными заявлениями. Итак, в то время как феминистки склонны соглашаться с умеренными и справедливыми идеалами, нефеминистки считают, что они согласны с крайними и несправедливыми идеалами.

Какие последствия имеют эти расходящиеся определения феминизма? Второе исследование показало, что, столкнувшись с крайними и умеренными определениями феминизма, участники менее поддерживали феминистские вопросы, такие как введение политики отпуска по уходу за ребенком, которая обеспечила бы справедливость для молодых матерей и отцов.Участники также сообщили, что они менее склонны к взаимодействию с феминистками, и сообщили о более низкой симпатии к феминисткам по сравнению с участниками, которым знакомы умеренные определения феминизма. Теперь, когда мы знаем, что у феминисток и нефеминисток есть точки соприкосновения, остается вопрос, как мы можем побудить их работать вместе во имя равенства?


Автор: Адрианна Тассоне

Презентация: Различные определения: Как концептуализация «феминизма» вызывает неприязнь и затемняет точки соприкосновения партийных линий », представленных во время симпозиума« Для ПК или не для ПК? Как язык, политика и идентичность взаимодействуют », представленная 8 февраля -го года , 2019.

Докладчик: Виктория Паркер (Университет Уилфрида Лорье)

Примечание: Виктория Паркер (спикер) и Адрианна Тассоне (писатель) учатся в Университете Уилфрида Лорье. Они работают в разных лабораториях, и Адрианна не принимала участия в текущем исследовании.

Что значит быть феминисткой в ​​2020 году

Учитывая недавние разговоры в СМИ и распространение обвинений в адрес нескольких видных политических лидеров США в изнасиловании и сексуальных домогательствах, казалось справедливым дать читателям дополнительную ясность относительно того, почему феминизм необходим — каждому.

Феминизм — это не только женское движение, стремящееся к превосходству над мужчинами. Вопреки тому, что могут изображать предвзятые СМИ в этой стране, феминизм — это просто вера в равенство всех людей независимо от пола. Он направлен на устранение токсичной мужественности, устранение неравенства в сфере здравоохранения и образования и расширение прав и возможностей женщин, подвергшихся угнетению.

Возможно, одно из самых больших недопониманий между СМИ и невежественным населением Америки состоит в том, что феминизм сегодня существует исключительно на благо женщин.Феминизм — это не группа женщин, ненавидящих мужчин, или женщин, которые считают, что заслуживают большего, чем их коллеги-мужчины. Хотя движение изначально было создано для обеспечения основных прав человека для женщин, сегодня феминизм — это социальное движение и вера, ориентированная на изменение общества к лучшему.

Это попытка гарантировать равные возможности и равенство как для мужчин, так и для женщин, которых сейчас не существует. Разрыв в оплате труда реальный. Женщины в Америке зарабатывают в среднем 0,80 доллара на доллар белого неиспаноязычного мужчины.Для женщин из числа меньшинств точные цифры часто ниже. Нам нужно начать эти сложные разговоры в офисе, за обеденным столом и на улице. Пришло время обратить внимание на неравенство, а не игнорировать его, как мы это делали в прошлом. Говорить о зарплате — это не табу, по крайней мере, не должно восприниматься так. Фактически, это может даже помочь женщине, которой недоплачивают, получить то, что она заслуживает.

Феминистское движение неустанно работает над искоренением жестких стереотипов и предрассудков, которые отягощали несправедливую семью и социальную динамику нашей страны для людей с момента возникновения этой нации как страны.Поступая таким образом, феминистки сегодня стремятся изменить гендерные нормы, одновременно продвигая здоровое поведение, взгляды и отношения для всех людей … не только для женщин и девочек.

Сексуальное насилие и изнасилование являются одними из основных проблем этой «второй волны феминизма» в истории. Очень важно понимать, что эти и подобные темы касаются не только женщин, но и всех. Изнасилования и сексуальные посягательства чаще всего совершаются мужчинами в отношении женщин. Примерно 90 процентов виновных в сексуальном насилии в отношении женщин — мужчины.Если объединить статистику, по данным Национального исследования сексуального партнера и сексуального насилия, 78 процентов всех зарегистрированных сексуальных посягательств совершают мужчины.

Есть несколько групп, вовлеченных в такие акты бессмысленного насилия и доминирования. Домашнее насилие, сексуальное насилие, сексуальные домогательства и изнасилования происходят в Америке чрезвычайно высокими темпами. Почему это так? Почему так много женщин могут рассказать историю — историю о том, как за ними следили, оскорбляли, беспокоили, трогали, насиловали, пугали или даже просто заставляли чувствовать себя некомфортно со стороны мужчины? Сколько бы я ни провел исследований и сколько людей, с которыми я говорил об их опыте и чувствах, я все еще не могу понять, как люди будут отрицать необходимость феминизма как в этой стране, так и в других странах мира.

Проблема глубоко укоренилась в том, как общество ожидает и побуждает мужчин действовать. Мужчин учат думать, что они имеют право и имеют право на женское тело, поэтому люди, принимающие важные политические решения в отношении репродуктивных прав женщин, также являются мужчинами. Женщинам отказано в автономии над своими собственными органами. На протяжении веков от женщин ожидалось, что они будут ограничивать свое голосование, отказываться от приговора и извиняться. Сейчас все меняется — женщины больше не боятся, нас больше не заставляют замолчать.

Недавние новости и предполагаемое присутствие группы торговли детьми в целях сексуальной эксплуатации, существующей среди самых богатых бизнесменов и политиков как в Соединенных Штатах, так и в других странах, ужасны и ужасны, особенно когда они молоды.

Для СМИ неправильно и неэтично называть этих детей-жертв «несовершеннолетними проститутками»; такого нет. Несовершеннолетний ребенок не может дать согласие на секс. Это изнасилование. Секс без согласия тоже не существует. Это изнасилование.Журналисты и новостные источники должны лучше работать над выявлением и эксплуатацией этих лиц, обвиняемых в изнасиловании, а не принижать значение пострадавших. Дресс-код и общественные ожидания в отношении женщин привели к широкомасштабной виктимизации. Это нужно устранить. Вместо того, чтобы учить женщин одеваться и защищаться, мы должны попытаться научить мужчин не насиловать.

Еще более отвратительно то, что президента этой страны обвиняют в многочисленных сообщениях о сексуальных домогательствах и изнасилованиях, а также в продолжающемся использовании унизительных комментариев и женоненавистническом отношении к женщинам.Тот факт, что лидер этой нации может так небрежно и отвратительно говорить о женщинах, наполняет мою грудь непреодолимой удушающей тревогой и внушает мне страх, о возможности которого я никогда раньше не подозревал.

Это моя реальность — но также реальность большинства женщин в этой стране. Несмотря на огромные успехи в достижении равенства и рост числа должностей в правительстве и сферах, где доминируют мужчины, мы обычно объективируемся мужчинами, особенно теми, кто находится у власти.Это укоренилось в фундаментальной структуре этой страны и ее лидеров, это проявляется в политике и, несомненно, осуществляется на индивидуальной и групповой основе.

Отрицание и отклонение этих обвинений в обеих политических партиях без надлежащего расследования даже более пугающе, чем их предполагаемое существование, потому что, если они действительно правдивы, то правительство и те влиятельные личности, которые доминируют в нашем обществе, успешно остановили прогресс этих храбрых выживших. сексуального и гендерного насилия.

В кампусах колледжей

по всей Америке, в том числе в Университете Дрекселя, сохраняется среда, которая игнорирует присутствие и отказывается вносить изменения в политику в отношении сексуального и гендерного насилия. Ночью я иду домой по Маркет-стрит с ключами, направленными наружу, и с ними свисает насадка для перцового баллончика.

Мы, как женщины в этом кампусе и как женщины в этой стране, не можем дойти до Вавы или 7-11 или даже до наших собственных домов в одиночестве ни днем, ни ночью, не услышав вульгарного комментария о нашей внешности или телах.Нас часто преследуют и беспокоят бездомные из-за денег за пределами круглосуточных магазинов, потому что нас считают невежественными или робкими, слабыми.

Я устал быть классифицированным как то, кем я не являюсь. Женщины, как и мужчины, разные во всех сферах жизни. Нет никаких «стандартов», которые мы должны соблюдать. Мужественность и женственность — это социальные конструкции, которые мы создали, они не существуют и не должны существовать.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.