Негосударственное общеобразовательное учреждение Средняя общеобразовательная школа

Как пережить смерть мамы и отпустить чувство вины форум: как в нем разобраться? — Про Паллиатив

Содержание

как в нем разобраться? — Про Паллиатив

Смерть близкого связана не только с чувством горя, но и с переживанием своей вины: кажется, что ты виноват за свою усталость от трудного ухода, за то, что недодал чего-то, за то, что остался жить, когда он умер. Насколько нормальны эти чувства, почему возникают, и как с ними справиться? Публикуем статью портала Милосердие.ру, в которой на эту непростую тему рассуждает психолог, директор Христианской службы психологической помощи «Свеча», доктор биологических наук Александра Имашева.

Как и почему возникает чувство вины

Чувство вины при потере ближнего возникает всегда. Это нормальная реакция на смерть близкого человека. Практически все, кто переживает утрату, испытывает чувство вины перед умершим.

Это чувство может иметь разные формы: вина за испытанное облегчение, что кончился ужасный, тяжелый период болезни близкого (получается, думает человек, что его смерть стала платой за мое освобождение, и я ей радуюсь). Чаще всего возникает вина за то, что, как кажется, было не сделано или сделано не до конца (не того врача позвали, не так лечили).

Может мучить вина за несправедливость, которая была допущена (или якобы допущена) по отношению к умершему при его жизни: редко приходили к нему, мало звонили, плохо заботились, а теперь уже ничего не поправишь.

Бывает даже чувство вины за то, что ближний умер, а ты живешь, «а ведь он был лучше меня»

Иногда чувство вины идет вторым, например, сначала возникает гнев на умершего – почему ты меня оставил?! – или на Бога (судьбу) – почему Бог его забрал?! — а потом сразу приходит вина: как я могу так думать, какой же я мерзавец. Чувство вины найдет, к чему прицепиться.

Крайне редко чувство вины действительно имеет некоторые основания. Например, если наш ближний был сильно болен и не хотел лечиться, а мы шли у него на поводу, потому что нам не хотелось с ним возиться. И вот он умер, а мы чувствуем себя виноватыми. Или если его болезнь накладывала на него какие-то ограничения (например, в еде), а мы их игнорировали и кормили его всем подряд, что привело к обострению болезни и смерти. Или если он очень страдал от вашей ссоры и хотел помириться, а вы ему в этом отказывали, и это сильно омрачило его последние дни и часы.

«Смерть близкого – это опыт, который важно правильно пройти»Психолог Оксана Орлова о чувствах, страхах и потребностях умирающего человека и его близких

В таких редких случаях – случаях оправданной вины — поможет исповедь и покаяние для верующего или психолог для атеиста.

Но обычно вина, практически неизбежно приходящая после смерти близкого, абсолютно иррациональна.

Ее переживают и специалисты-психологи, отлично знающие механизм возникновения этого чувства и его необоснованность. «Я все понимаю, — говорит психолог, — знаю, почему так происходит, могу разложить по полочкам, но все равно чувствую себя виноватой после смерти мамы: не в ту больницу положила, не те лекарства привезла». А ведь маме было 89 лет, и она пережила три инфаркта. Иррациональная вина прицепляется к любой возможной причине из перечисленных выше и начинает грызть человека.

Почему же она возникает?

Смерть – это огромное, неподвластное и совершенно неведомое нам событие. Мы словно заглядываем в непроглядную пропасть.

Когда мы переживаем смерть ближнего, то, во-первых, ощущаем, что ничего не можем сделать, никак предотвратить, а во-вторых, неизбежно понимаем: то же самое ждет нас самих.

Наша психика оказывается в очень сложной ситуации полной потери контроля над происходящим, абсолютной беспомощности и переживания полнейшей неизвестности. Возникает экзистенциальный страх, возвращающий нас к неким первичным смыслам: кто я и зачем я живу, если моя жизнь тоже неизбежно закончится.

Photo: Aron Visuals / Unsplash

Это приводит нас к огромному, всепоглощающему ужасу, который просто невыносим: дай ему волю, он сведет с ума. Как это так – меня не будет!

Ужас от встречи со смертью «лицом к лицу» настолько силен, что нам проще испытывать неприятные чувства вины или гнева, лишь бы прикрыть ими этот страх.

Механизмы защиты психики действуют вне нашего желания и осознания: сначала «включаются» шок и отрицание, которые заставляют нас «не видеть» смерть, потом вспыхивают гнев и вина.

Чувство вины и гнева из-за смерти близкого — это ответ психики на собственную беспомощность, невозможность «проконтролировать» смерть

Чувство вины в этом случае – компенсаторное чувство, которое призвано хотя бы в иллюзорной форме вернуть нам возможность контроля над происходящим. Нам легче чувствовать себя виноватыми в том, что не достали нужные лекарства (действие, которое мы можем взять под контроль!) и тем самым не предотвратили смерть (иллюзия контроля над смертью!), чем откровенно себе признаться, что мы ничем и никак не могли помочь в том, чтобы человек не умер.

В других случаях чувство вины – это форма переживания необратимости случившегося и понимания, что изменить ничего нельзя. Это опять же потеря контроля над происходящим, которая для нас невыносима. Например, если при жизни свекрови мы с ней ругались, но знали, что в принципе можем помириться, то после ее смерти эта возможность ушла навечно. Ушла из-под нашего контроля. И эта утрата власти над реальностью переживается нами как чувство вины за нереализованные возможности.

Точно по той же причине при смерти ближнего возникает и чувство гнева. Это – ответ психики на собственную полную беспомощность, ее яростный протест. А «прицепиться» уж гнев может к чему угодно, что нашей психике покажется адекватным: гнев на умершего («Как он мог меня бросить!?»), гнев на Бога («Как Он мог его забрать!?»), гнев на врачей («Почему не спасли?!»). Но в конечном счете, все это – лишь реакция нашей психики на нашу абсолютную беспомощность перед лицом смерти.

Конечно, верующим гораздо проще пережить и смерть ближнего, и мысли о собственной смертности. В сознании верующего смерть – это не конец и исчезновение, а переход в иную форму существования, поэтому остается и надежда на встречу с ушедшими, на примирение с ними, и, что очень важно, вера, что даже смерть не заставит тебя полностью исчезнуть.

Как восстановиться после смерти ближнего

В современной культуре существует тенденция как можно быстрее избавляться от негативных чувств. Долгое страдание, долгое горе не приветствуется обществом, на такого человека смотрят косо и всеми силами пытаются «вытащить» его из этого состояния. В ход идут топорные утешения типа «не плачь», «займись чем-нибудь другим», «отвлекись на что-нибудь», «возьми себя в руки», «тебе уже пора успокоиться» и другие псевдопозитивные рецепты, которые не работают.

Они не помогают, а раздражают или заставляют чувствовать себя еще более виноватым – ведь своим страданием ты напрягаешь окружающих. Человек пытается как можно быстрее «перескочить» свое горе, не переживает его полноценно и только загоняет вглубь.

Но наше горе при утрате близкого – это плата за нашу любовь к нему. И чем сильнее была любовь, тем глубже будет горе, поэтому не надо его стыдиться, считать себя слабым, идти на поводу у тех, кто считает, что пора перестать страдать

Горевание занимает время: чтобы пережить горе от смерти близкого, необходимо не менее года.

«Быть рядом – не значит давать советы»Психолог Алена Кизино о том, как родители переживают утрату ребенка и как им в этом помочь

Психологи говорят о «работе горя» — утрату необходимо принять, прожить и пережить. После этого, в нормальной ситуации, горе переходит в светлую печаль и светлые воспоминания. Если проходит год, полтора, а легче не становится, то это уже нездоровое переживание горя и требуется помощь специалиста – психолога или психотерапевта.

Как быстро пройдет тяжелое горе, зависит еще и от наших отношений с умершим. Если отношения были хорошими, здоровыми, то горе пройдет легче, если они были чем-то осложнены, то и горевание будет сложнее. Мы все время будем видеть, что ничего уже нельзя исправить, и эта необратимость дополнительно будет давить на нас.

Но до этого надо дожить. Вначале, после первоначального шока от утраты, будет много негативных чувств — и гнев, и вина, и тоска, и одиночество. Вина, принимающая разные формы, может возникнуть прямо в первые дни после смерти близкого и оставаться до самого конца горевания. Чувство вины перед умершим — это естественная часть переживания горя, а переживание горя – единственная возможность вернуться к нормальной жизни.

Переживайте горе

— Как бы плохо ни было, важно напоминать себе, что горе пройдет. Но это вовсе не значит, что мы не забудем человека, станем к нему равнодушны, но острое горе сменится мирной печалью.

Можно написать себе на листочке бумаги или карточке три утверждения и носить их с собой, доставать и перечитывать, или примагнитить на холодильник, чтобы они всегда были перед глазами:

  • Мои чувства нормальны
  • Мне станет лучше
  • Я справлюсь, как справились до меня другие

— Если чувство вины связано с испытанным облегчением после смерти тяжело больного, мучившегося человека, то следует сказать себе, что это объективно был тяжелый груз, и облегчение после того, как груз снят – это нормальное, естественное чувство. В этом нет нелюбви к ушедшему, нет эгоизма, а есть обыкновенная, не поддающаяся сознательному контролю реакция психики на освобождение. Такое облегчение не отменяет горя от смерти и не умаляет нашей любви к ушедшему. И наказывать себя за это не нужно.

Похороны: смерть и небытиеАнтрополог Светлана Адоньева о похоронных обычаях в традиционной русской деревне и новшевствах советского времени

— Важно соблюдать ритуалы, связанные со смертью. Недаром они освящены веками. Первое, что может облегчить тяжелое состояние близких – это заботы об отпевании, о похоронах, кладбище, гробе, венках, цветах. Устроить поминки, собраться на девять и на сорок дней – все это реально помогает пережить горе. Ведь, делая все это, мы проявляем свою заботу об умершем.

На поминках мы разделяем с другими наше горе и любовь к ушедшему, говорим и слушаем, как другие говорят о нем теплые, хорошие слова – и нам становится легче.

Поминки – это вообще как бы очень сжатый во времени процесс проживания горя. Часто бывает, что они начинаются со слез, даже рыданий, а заканчиваются в гораздо более позитивном настроении. Как будто за несколько часов проживается целый год.

— Не прогоняйте воспоминания о покойном. Не надо стараться «забить» их другими мыслями или отвлекаться, если они приходят. Не надо специально вызывать в памяти эти воспоминания, особенно если они для вас мучительны, но если они «накатывают», то погрузитесь в них и проживите их.

— Плачьте. Слезы не слишком приняты в нашей культуре, даже если это плач по умершему. Одно из самых банальных «утешений» — это уговоры «не плачь, успокойся, выпей валерьянки».

На самом деле, слезы – это и естественное болеутоляющее (при плаче в организме человека вырабатываются вещества, успокаивающие нервную систему), и способ выразить и тем самым «выпустить наружу» душевную боль и тоску.

Когда горюющий человек плачет – это не признак слабости, а признак того, что переживание горя движется в правильном направлении.

— Говорите об умершем человеке и о своих переживаниях. Если приходят воспоминания об умершем близком, о его последних днях и других мучительных вещах, нужно найти человека, с которым можно об этом поговорить.

Обычно после утраты хочется говорить об ушедшем из жизни близком, особенно если его смерть была трагической и внезапной. Часто хочется поделиться своими чувствами, рассказать о своих переживаниях. Не надо бояться позвонить другу или подруге, честно сказать: мне очень тяжело, я все время вспоминаю умершего, давай с тобой поговорим о нем.

Рекомендация друзьям и родственникам горюющего: не закрывайтесь от таких разговоров, а участвуйте в них, чтобы человек не чувствовал себя запертым в своем горе

Терпеливо выслушайте все, что он вам расскажет. В состоянии горя, особенно в первые дни после утраты, горюющий может быть многословен и повторять одно и то же, не торопите его. Или он может замолчать – тогда просто побудьте с ним. Предложите горюющему человеку практическую помощь в организации похорон или поминок. Если он испытывает чувство вины за то, что не успел сделать или сказать, или за испытанное облегчение после смерти тяжелобольного, объясните ему, что это понятно, естественно и объяснимо.

— Постараться не замыкаться в себе, как бы этого ни хотелось. Горе – процесс, который лучше переживать с людьми. Даже если не хочется разговаривать – лучше пусть они будут рядом. Очень помогает общение с теми, кто недавно пережил подобную утрату.

— Через некоторое время (в течение первого года) обязательно надо разобрать и раздать вещи умершего. Не надо строить дома «храм» ушедшего человека, оставлять его комнату в нетронутом состоянии, словно он еще жив. Это только продлит переживание горя. Конечно, избавляться от вещей дорогого умершего очень тяжело, ощущения, будто собственными руками окончательно отдаешь его и память о нем. Обычно при этом текут слезы – пусть текут. Но в течение первого года сделать это надо.

Подготовила Дарья Сивашенкова

Источник: Милосердие.ру

 

Как справиться с потерей любимого человека

В этом материале приводятся некоторые советы о том, как пережить потерю любимого человека. Мы надеемся, что этот материал поможет вам и вашей семье.

Вернуться к началу

Переживание горя

Горе является нормальной реакцией на утрату. Горе имеет психологические, эмоциональные и физические проявления.

После смерти любимого человека вы можете испытывать шок или не верить в произошедшее. Некоторые люди чувствуют оцепенение или им кажется, что они находятся во сне. Возможны ситуации, когда вами овладеет чувство грусти, опустошенности или одиночества. Вы даже можете злиться, испытывать чувство вины или почувствовать облегчение. Нормально испытывать несколько из названных чувств одновременно.

Горе также может сопровождаться физическими проявлениями, в том числе изменением аппетита, веса или привычного режима сна. У вас может болеть голова или живот. Кроме того, вам может быть тяжело думать о возвращении к повседневным делам или к работе. В некоторые дни у вас может быть больше сил, чем в другие. Помните, что нет правильного или неправильного способа пережить горе. Каждый человек проходит через это по-своему.

Самыми болезненными могут быть первые месяцы после утраты, но со временем чувства будут меняться.
Некоторые люди скажут вам, что горе от утраты любимого человека не покидало их в течение года.
На самом деле нет никаких четких временных рамок для этого чувства. Каждый случай утраты уникален, и все переживают его по-своему.

 

Вернуться к началу

Как справиться с изменениями, связанными с потерей любимого человека

Мы назовем несколько аспектов, о которых необходимо помнить по мере течения времени.

Почитание памяти любимого человека

В различных культурах и вероисповеданиях есть ритуалы почитания памяти человека после его смерти. Иногда семьи создают свои собственные ритуалы, такие как зажигание свечей или особая семейная трапеза. Если вы хотите почтить память своего близкого человека более открыто, можно провести торжественное поминовение и выложить видео события в Интернет, заказать мемориальную табличку с именем любимого или посадить памятное дерево или сад.
Все это будет способствовать формированию чувства общности и родства.
Возможно вы захотите обсудить со священнослужителем или друзьями и родственниками, как именно вы хотите почтить память любимого человека.

Как распорядиться личными вещами

Одежда и личные вещи вашего близкого человека могут иметь для вас особое значение. Некоторые люди чувствуют острую необходимость освободить шкафы и полки от вещей сразу же после смерти любимого человека.
Другие предпочитают сохранить все так, как было до утраты.
Кто-то находит утешение, надевая что-то из одежды умершего или читая его книги. Вы также можете отдать эти вещи родственникам и друзьям. Эти решения можете принять только вы. Не спешите что-то решать и сделайте так, как будет наиболее приемлемо для вас и для вашей семьи.

Общение с семьей и друзьями

В это время вас могут поддержать родственники и друзья.
Однако, у них будут возникать свои собственные чувства и реакции, связанные со смертью любимого человека. Некоторые люди не знают, что сказать скорбящему, и могут сказать что-то бестактное, когда пытаются посочувствовать. Ваши потребности могут не всегда быть очевидными для вашего партнера, ваших родителей или друзей. Поэтому важно найти способы сохранить связь с другими, даже если для вас это тяжело. Если вы не готовы к разговору, возможно, вам будет легче написать им письмо по электронной почте или послать текстовое сообщение. Вам также может помочь присутствие рядом с вами друга или родственника, который окажет вам помощь в общении с другими людьми в этот период.

 

Принятие решений

В настоящий момент вам может быть сложно принимать решения. Поэтому после утраты любимого человека такие важные вопросы, как переезд, переход на новую работу или пересмотр финансовых дел возможно лучше отложить на несколько месяцев или на год.
Когда придет время или станет невозможно откладывать решение этих вопросов, попросите своих друзей и родственников помочь вам принять эти решения.

Праздники и годовщины

Наступят различные значимые даты, такие как дни рождения и праздники, которые напомнят вам об утрате. Вам может быть тяжело впервые отмечать эти особые дни без любимого человека. Немного облегчить организацию праздников поможет заблаговременное планирование.

Возможно вы захотите на этот раз отметить эти дни по-другому. Одним из вариантов может стать пересмотр старых семейных традиций или установление новых. Вы можете найти утешение в общении с друзьями и родственниками или предпочесть сделать что-то в одиночку. Каким бы ни было ваше решение, помните, что нет правильного или неправильного способа провести эти особые дни.
Постарайтесь делать то, что будет для вас наиболее приемлемым.

Как помочь ребенку пережить утрату

Смерть близкого человека сказывается на детях любого возраста.
Если у вас есть дети, переживающие утрату вместе с вами, желательно оградить их от той печали и растерянности, которую испытываете вы. Вместе с тем важно честно обсудить с ними произошедшее. Каждый ребенок чувствует утрату по-своему.

То, как ваши дети будут переживать горе, зависит от их возраста, от представления о смерти и от поведения окружающих, служащих детям примером. Вместе с тем важно честно обсудить с ними произошедшее, используя подходящие по их возрасту слова. Фразы типа «больше не с нами» или «скончался» могут быть непоняты маленькими детьми. Они могут переживать горе разными способами и в разные моменты времени. Если вы будете честны с детьми и ответите на их вопросы, это поможет им почувствовать, что их любят, что они находятся в безопасности и участвуют в процессе возвращения к «нормальной жизни по-новому».

Если вы испытываете затруднения в общении с детьми, попросите о помощи члена семьи, друга или профессионального социального консультанта. Ваш социальный работник может предоставить вам дополнительную информацию об поддержке, доступной для вас и вашей семьи.

 

Вернуться к началу

Уход за собой

Горе может вызвать физический и эмоциональный стресс. Важно уделять внимание своим потребностям. В этот период уход за собой может быть для вас не главным. Вы можете быть сосредоточены на заботе о других членах семьи. Вы даже можете испытывать чувство вины по поводу того, что уделяете внимание себе. Если вы разрешите себе ухаживать за собой и выделите для этого время, это поможет вам справиться с утратой.

Вот некоторые примеры того, как вы можете заботиться о себе, переживая смерть любимого человека.

Находите время для себя

Каждый из нас заботится о себе по-своему. Некоторым людям помогает физическая активность, например прогулки или выполнение упражнений.
Другие предпочитают общение с друзьями и родственниками или совместные трапезы и беседы. Вы можете освоить новые навыки, например приготовление пищи или садоводство. Уделяя время поиску новых способов утешения и получения удовольствия, вы можете быстрее оправиться от горя.

Создайте систему поддержки

Переживать горе в одиночку может быть очень сложным испытанием. Важно создать систему поддержки для вас и вашей семьи. Это может включать:

  • проведение времени с друзьями и семьей;
  • участие в группе поддержки;
  • обращение за консультацией к специалистам;
  • волонтерская работа или участие в общественных мероприятиях.

Продолжайте открытое и постоянное общение с теми, кто может поддержать и поговорить с вами о ваших переживаниях, — это поможет вам оставаться на связи пока вы переживаете горе.

Признавайте необходимость профессиональной помощи

Если ваши переживания не утихают или даже усиливаются через 6 месяцев или больше, возможно вам следует рассмотреть возможность обращения за помощью к специалистам.
Вот некоторые признаки того, что вы нуждаетесь в профессиональной помощи:

  • вы испытываете глубокую печаль и чувствуете, что жизнь уратила смысл;
  • вы потеряли интерес к тому, что вам нравилось, или перестали получать от этого удовольствие;
  • вы избегаете общественные мероприятия;
  • вам сложно принимать решения или решать повседневные задачи;
  • вы не в состоянии ухаживать за собой или своими детьми, или же не можете делать ни то, ни другое;
  • у вас проблемы со сном или приемом пищи, или же и с тем, и с другим;
  • вы испытываете сильное чувство вины или гнев;
  • у вас появились вредные привычки, например злоупотребление алкоголем или наркотиками;
  • у вас появляются мысли о самоубийстве или о причинении себе вреда.

Вам могут помочь различные консультанты. К ним относятся социальные работники, психологи, психиатры, религиозное духовенство, а также арт-терапевты и музыкальные терапевты. Консультант может помочь вам справиться с изменением восприятия вашей жизни, с уходом за собой и своими родными и с выполнением повседневных дел.

Наша жизнь не обходится без потерь, но благодаря времени, терпению и поддержке мы можем их пережить.

Вернуться к началу

Ресурсы

Memorial Sloan Kettering (MSK) предлагает ряд ресурсов для переживающих горе семей и их друзей. Более подробная информация о перечисленных ниже ресурсах приводится на странице www.mskcc.org/cancer-care/counseling-support/support-grieving-family-friends

Чтобы узнать об услугах, предоставляемых в центре MSK лицам, понесшим тяжелую утрату, обратитесь к своему врачу или позвоните в Отдел социальной работы по номеру 646-888-4889.

Центр по предоставлению консультаций MSK (Counseling Center)
646-888-0200
Некоторые семьи, пережившие тяжелую утрату, находят, что им помогли консультации специалистов. Наши психиатры и психологи работают в клинике для понесших тяжелую утрату, где они консультируют и поддерживают отдельных лиц, пары и семьи. Они также могут назначать лекарства, которые помогут вам выйти из подавленного состояния.

 

Услуги капеллана
212-639-5982
Наши капелланы готовы выслушать, поддержать членов семьи, помолиться, обратиться к местному духовенству или религиозным группам, просто утешить и протянуть руку духовной помощи. За духовной поддержкой может обратиться любой человек вне зависимости от его формальной религиозной принадлежности.

Отдел социальной работы
646-888-4889
Программа Отдела социальной работы, направленная на поддержку лиц, понесших тяжелую утрату, предусматривает бесплатные телефонные консультации, работу групп поддержки и обучающие лекции, а также рекомендует местные ресурсы социальной помощи населению. Социальные работники для онкологических (раковых) пациентов оказывают квалифицированную помощь в решении психологических, социальных, духовных и практических проблем понесшим утрату лицам, их семьям и друзьям.

Служба интегративной медицины (Integrative Medicine Service)
646-888-0800
Наша Служба интегративной медицины предлагает разнообразные варианты терапии в дополнение к традиционному медицинскому уходу и услугам эмоциональной поддержки. Наши услуги включают музыкальную терапию, терапию души/тела, танцевальную, двигательную и тактильную терапию, йогу, физические упражнения и занятия по медитации. Эти услуги могут помочь переживающим горе людям справиться с возможным физическим и эмоциональным стрессом. Центр интегративной медицины Бендхейма (Bendheim Integrative Medicine Center) находится по адресу 1429 First Avenue на пересечении с East 74th Street.

Вернуться к началу

Как пережить смерть близкого человека: Личные истории и советы психолога

Смерть — важная часть жизни, и все мы так или иначе с ней сталкиваемся. Близкие люди, к сожалению, умирают, и с этим как-то надо жить.

Опыт столкновения со смертью близкого очень важен и для живущего человека, поэтому мы решили узнать, через что проходит человек, переживающий утрату, что помогает ему справиться с потерей и как всё-таки найти в себе силы жить дальше. 


Данияр Косназаров

В день смерти близкого мне человека я находился в Токио. Ожидание чуда в преддверии цветения сакуры внезапно сменилось трауром. Звонки, поступавшие от родственников, с которыми давно не разговаривал, вызывали недоумение. Поняв из беседы со мной, что я не в курсе случившегося, они бросали трубку, прерывая разговор.

Только по возвращении в Алматы я понял, что родители и супруга не хотели мне сообщать новость о смерти дяди, чтобы я, находясь в другой стране, не впал в уныние и хорошо выступил перед студентами и профессурой Токийского университета.

Я не смог поехать на похороны, но, возможно, меня это и спасло от сильной депрессии. Для меня данное событие стало личной трагедией на фоне колоссальных тектонических сдвигов в стране в связи с транзитом власти, протестами и выборами. Всё это казалось неважным, второстепенным, когда не стало родной души, всю свою жизнь помогавшего другим как ангел в человеческом обличии.

Уже на 40 день после смерти дяди я побывал на его могиле, мулла прочитал молитву, а родные собрались, чтобы почтить его память. Все вспоминали поступки дяди, делились смешными моментами из жизни, это придало силы.

Пока мы помним, живы наши близкие и живы мы сами.

Кайсар Даулетбек

Этим летом скончалась моя близкая подруга, с которой мы вместе росли.

Она умерла внезапно. Врачи сказали, что это волчанка. Когда пытались установить причину, одним из возможных факторов была резкая смена климата. Два года назад они переехали в Испанию. Когда человек, который циклично отдает себя сорокоградусным морозам, переезжает в ежедневную двадцатиградусную жару, это сказывается на здоровье.

Её часто водили по врачам, у неё всегда были проблемы со здоровьем. Все к этому привыкли, да и она тоже. Но что это была волчанка врачи сказали только после того, как она умерла.

В последнее время мы перестали близко общаться, и я ругаю себя за это. Когда её положили в больницу, я не думал о серьезности всей ситуации. Думал, может, очередная проверка.

Когда на третий день у неё начали отказывать органы, я понял, что обязан поехать в больницу и хотя бы узнать как дела у её родителей. Её папа всё время искал необходимые лекарства. За два дня он несколько раз летал в Москву: лекарства всё время не подходили.

На пятый день мне позвонила мама и сказала, что Томирис умерла. Это такой нокдаун, после которого тебе нужно время, чтобы понять, что вообще происходит.

Когда ты узнаёшь о смерти близкого, ты не успеваешь ни о чем подумать. У тебя просто появляется чувство пустоты. А слёзы — это реакция, которая позволяет заполнить ту самую пустоту. Я был воспитан в семье, где мужчинам несвойственно показывать слёзы. Но ты плачешь и это никак не прекратить. Самое комфортное решение для меня — это отойти куда-нибудь и посидеть в изоляции. Я думаю, что большинству людей, воспитанных как я, а это большинство мужчин в Казахстане, нужна изоляция. Нужно подумать, собраться с мыслями и только потом ты можешь обсудить ситуацию с кем-то.

Тяжело, когда ты осознаёшь происходящее, когда понимаешь, что этого человека больше нет. Тяжело видеть родителей, потерявших ребёнка: я смотрел им в глаза, а они смотрели сквозь меня.

Я не сказал им ни слова, ни разу. Просто не мог. Салфетки подавал, лекарства какие-то приносил, но ни слова не сказал. Я думаю, что просто находиться рядом в этот момент уже многое значит.

Самое худшее, что можно сказать человеку, переживающему горе: «Если что — обращайся». Самое лучшее, что можно сделать — навести его на какие-то мысли.

Мы отвлекаемся от наших эмоций, когда начинаем о чём-то думать. Если, допустим, я сижу и плачу, то мне стало бы легче от вопросов: «Какие у вас были самые хорошие воспоминания? Что отличало этого человека от остальных?». Это что-то, что может заставить тебя думать, напрягать мозги, вспоминать что-то. Пока твой мозг будет заниматься этим, он не сможет придавать смысл эмоциям.

Я иногда вспоминаю Томирис. Вспоминаю, каким чудесным человеком она была, но не думаю о её смерти. В общаге у меня висит картина, которую она нарисовала. Каждый день я просыпаюсь и смотрю на эту картину — теперь она часть моей рутины, я не придаю смерти большого значения.

Манзура Алимжанова

В августе прошлого года у моей мамы случился обширный инфаркт. Случилось это внезапно, когда она уехала на свадьбу двоюродного брата в Самарканд. Мама умерла сразу после того, как проводили жениха на «гулянку». Родственники сказали, что она из окна посмотрела на брата, сказала, что он очень красивый, обрадовалась за него и заплакала.

О смерти нам сообщил двоюродный брат.

Я заплакала, потом находилась в состоянии неопределенности: я не верила в произошедшее, но в то же время понимала, что произошло горе. Мой разум взял верх над чувствами. Я понимала, что плакать некогда: надо готовиться к похоронам и купить необходимые вещи.

Минут через 15 после известия о смерти мамы дом был полон людей: соседи, родственники, знакомые, друзья — пришли все. Мужчины сами мыли потолки во дворе, убирались, помогали с подготовкой. Женщины готовили, разбирали что есть, чего нет, что необходимо докупить для похорон.

Ночью меня начало трясти и только тогда я поняла, что потеряла свою маму. Я плакала, у меня была паника. Я начала читать намаз, чтобы успокоиться и на последние секунды молитвы я слышу громкое «Приехали!». Мое состояние ухудшилось, дышать было тяжело, всё  тело ломило. Завезли тело мамы в зал. Домой заходят родственники, которые приехали издалека. Здороваюсь со всеми по очереди, и тут заходят дяди, которых я впервые увидела плачущими. Они обнимали меня и просили прощения за то, что не смогли уберечь маму.

Нас, детей, попросили зайти к маме, чтобы увидеть её в последний раз и попрощаться. Я стояла в коридоре и издалека увидела её тело. Я не смогла зайти, моё состояние с каждой секундой ухудшалось и тут я потеряла сознание. Меня завели в мою комнату, привели в чувства, дали успокоительное и сказали, что я должна зайти. Я подошла к двери, но мне опять стало плохо, я начала держаться за двери и сопротивляться. Меня еле успокоили и уговорили зайти.

В зале около 30 человек, рядом с мамой сидят тётя и мы, три дочери. Я находилась в шоковом состоянии и не хотела плакать. Мне казалось, что в комнате кроме нас никого нет. Только я и мама. Я долго и пристально рассматривала её лицо. Я в первый раз видела её такой бледной, ведь её натуральным цветом кожи был румяный.

Были моменты, когда я хотела плакать, но тётя говорила, что плакать нельзя и постоянно говорила что делать. А когда я не хотела плакать, меня заставляли. Это меня очень сильно раздражало. Почему кто-то знает лучше, что я должна чувствовать?

Я долго думала об этом и поняла, что мои отношения с мамой — это наши личные отношения, и никто не имеет права вмешиваться в них. Я буду плакать, если мне так хочется, а если не захочу — не буду.

Также мне очень не нравились глупые домыслы людей, из-за чего же всё-таки она умерла. А ещё все хотели разделить золото мамы между детьми, что ещё больше нас злило.

Самое удивительное, что после похорон я спокойно рассказывала друзьям о произошедшем. Смерть мамы подтвердила тот факт, что важно иметь близких людей, которым можно довериться и рассказать всё, о чём ты переживаешь.

Также пережить горе мне помогла вера в Бога. За несколько дней до смерти мы с девочками дискутировали о том, как важно доверие Господу. Если ты веришь в Него, то необходимо полностью Ему довериться. Если в твоей жизни произошло какое-либо событие, то в этом была необходимость и это не обсуждается.

Я благодарю Всевышнего, что у меня большая семья, что у меня прекрасные соседи, замечательные друзья и знакомые. Пока не прошло 40 дней мамы, все дежурили у нас дома по очереди. Просто их присутствие рядом, понимание того, что рядом есть человек, которому можно довериться, помогало больше всего.

В первый месяц было не тяжело, потому что я не до конца осознавала её смерть. Мне казалось, что она скоро приедет. Все началось через пару месяцев: я плакала ночами, тело ломило, были очень сильные боли в области груди. Казалось, моё тело обгорело.

Но как-то я увидела себя на фото и поняла, насколько сильно я выгорела эмоционально. С того самого момента я решила привести себя в порядок: возобновила своё хобби, начала чаще встречаться с друзьями, посещала сеансы психолога и не стеснялась просить помощи, когда она была мне нужна.

В последние годы я по-особенному старалась показать свою любовь к маме. Дарила ей подарки, покупала платья, водила по разным заведениям, приглашала на мероприятия, дарила цветы без повода. Но мне так и не хватило смелости обнять маму просто так и сказать, как сильно я люблю. Это единственное, о чём я жалею.

Камиля Сулейменова 

Психолог-консультант. 

Смерть — естественное завершение жизни любого из нас и каждого из наших близких. В зависимости от жизненной мудрости, культуры, типа вероисповедания, местных стереотипов и собственной философии жизни разные люди переживают факт смерти по-разному.

Тот, кто уже умер, свою смерть не переживает.

Однако его смерть тяжело переживают родственники умершего, по крайней мере в нашей культуре. Во многих культурах, пропитанных исламом и православием, принято безутешно горевать по умершим. При том, что эти религии учат относиться к смерти  со спокойным смирением. 

Во многих других современных культурах отношение к смерти такое же нейтрально-деловое, как к погоде: Пошёл дождь — нужно открыть зонтик. Кто-то умер — значит, нужно похоронить. И дальше заниматься следующими делами.

Что мы испытываем, когда близкий нам человек уходит из жизни

Мама Софии умерла уже много лет назад, но София плачет каждый раз, когда вспоминает об этом. О чём она плачет? О маме? Нет, о той любви, которую мама давала ей. О той любви, на которой она была воспитана, которую она запечатлела как Любовь и которую теперь не получит ни от кого другого. 

София — прекрасный человек, но если бы она не так нуждалась в подкармливании любовью, если бы она умела усваивать любую любовь, идущую от такого множества людей в её сторону, если бы она раздавала любовь, а не ждала её — плакала бы она? Когда умирают любимые родители, любящие дети плачут. Но плачут они не об умерших родителях, они плачут о себе, лишившихся собственности и спонсоров внимания. 

Основная трудность в том, что сильно переживающий человек не хочет освободиться от овладевшей им душевной боли, и запрос обычно звучит не «Как вернуться к нормальному состоянию», а «Как пережить всё это?», то есть оставить боль и найти возможность жить на фоне этой боли.

Как пережить смерть близкого человека

Если вы потеряли близкого человека, ситуация закрыта, его не вернуть. Начинайте смотреть вперёд и заботиться о тех, кто рядом с вами. Ваше спокойствие и обращённость к делам будет им лучшей поддержкой. 

Очень полезно сменить обстановку, убрать все мелочи, которые раз за разом напоминают о смерти близкого. Не путайте: благодарная память — это одно, а напоминания о смерти — другое.

Если у вас не было хорошей фотографии отца, матери или другого близкого человека —  распечатайте её и повесьте на достойное место. Если вы с помощью друзей и родственников соберёте все лучшие воспоминания, оформите их и может быть даже где-то опубликуете — это также уважение к памяти. А вот сидеть, раз за разом перебирая личные вещи умершего — не лучшая затея. Живите так, как хотел бы этот человек, а он хотел, чтобы вы были счастливы и жили, думая о будущем и строя своё будущее. Значит, так жить и следует.

Если умер ребёнок 

Смерть ребенка — это очень сильный фрагмент в жизни любого человека. Всё сгладит только время, но с этим точно можно жить. Будут разные периоды.

Бывает отчаянье, злость на себя, даже на погибшего ребенка, пустота, чувство вины, зацикливание на вопросе «Ну почему?» и так далее, однако в среднем через 6 месяцев самые сильно переживающие люди возвращаются к обычной жизни.  

Возвращаться к обычной жизни бывает трудно, но чем раньше человек хотя бы попытается, тем быстрее это произойдет. Любая рутина здесь в помощь. Сон, еда, работа — всё лучше, чем переживания. Нельзя оставаться одному, надо идти против этого всеми силами. Нельзя сидеть одному и плакать — даже если не хочется, надо идти в люди, сидеть с друзьями и говорить с ними. Если можно выйти на работу, нужно выйти на работу. 

Бабушек и дедушек после сообщения новости надо сразу переключать на живых людей — на детей, на живых внуков и внучек. 

Умершему человеку наш плач не нужен. Мы и наша забота нужны живым: нашим детям, родителям, друзьям и любимым. 


Если вам необходима психологическая помощь, вы можете позвонить по номеру +7 701 642 7008 или написать Камиле Сулейменовой в дайрект @kamilya_coach. 

Также вы можете воспользоваться номерами горячих линий психологической помощи в Казахстане:

111 — телефон доверия для детей и подростков

150 — служба психологической помощи

115 — телефон доверия в сложных жизненных ситуациях

1415 — телефон доверия для жертв бытового насилия

 

Читайте также: Неуместно говорить «Представляю, что ты чувствуешь»: Как поддержать семью, потерявшую ребенка?

 

Как пережить потерю близкого и как можно в этом помочь — Сноб

Наталья Ривкина
Фото: пресс-служба

От шока до отчаяния: как мы принимаем смерть близких

Существует несколько этапов, которые проходит каждый человек, переживающий утрату. Это шок, гнев, отчаяние и принятие. Как правило, эти этапы занимают год. Не случайно в старинных традициях столько же длился и траур по умершему. Эти переживания индивидуальны и зависят от степени близости с умершим человеком, от того, в каких обстоятельствах он ушел из жизни. На каждом этапе могут быть переживания, которые кажутся людям ненормальными. Например, они слышат голос умершего человека или чувствуют его присутствие. Они могут вспоминать ушедшего, видеть сны о нем, могут даже испытывать гнев на умершего или, наоборот, не испытывать никаких эмоций. Эти состояния естественны и обусловлены функционированием головного мозга. Но важно знать, что на каждом из этапов могут возникать патологические реакции на стресс.

Считается, что самое тяжелое время следует сразу после потери. Это не совсем так. В момент, когда мы теряем близкого человека, включаются биологические защитные механизмы. Нам может казаться, что случившееся нереально или мы как будто наблюдаем за событиями со стороны. Многие пациенты говорят, что в этот момент ничего не чувствуют. Такое состояние может длиться от нескольких часов до нескольких дней.

Иногда, в случае неожиданной смерти любимого человека, состояние шока может продолжаться годами. Мы называем это отсроченной реакцией на стресс. Такое состояние требует специализированной поддержки. В прошлые века для «профилактики» таких состояний привлекались плакальщицы. Их задачей было вызвать слезы близких и тем самым помочь им преодолеть состояние эмоциональной невключенности.

Согласно современным протоколам, при остром состоянии горя не рекомендуется использовать транквилизаторы, которые убирают эмоциональные реакции. Нередко, чтобы облегчить состояние, близкие дают феназепам или реланиум. Но как бы ни было эмоционально тяжело, человек должен пройти через боль и горе. Если мы отключим эмоции, сильно повышается риск тяжелых отсроченных реакций на стресс в будущем.

Люди, столкнувшиеся с утратой, могут испытывать гнев на обстоятельства, на врачей, на себя. Но самый тяжелый гнев — это гнев на человека, который умер. Люди понимают, что это нерациональный гнев, более того, они считают его ненормальным. Важно понимать, что каждый вправе злиться на человека, который ушел. Этот гнев может стать настоящим испытанием для того, кто одновременно чувствует большую любовь и злость, например на то, что близкий отказывался идти к врачу или не хотел проходить обследования. Особенно это касается детей. Все маленькие дети испытывают сильный гнев на умершего родителя. Даже если они его видели больным или знали, что он умирает.

Многие люди, потеряв близкого человека, испытывают чувство вины. Это тяжелое испытание, поэтому во многих клиниках мира существует психотерапия прощением (forgiveness therapy). Ее цель в том, чтобы у умирающего человека и у его близких была возможность сказать «прости» за все обиды, сказать друг другу слова благодарности, слова любви. Люди после такой терапии не испытывают чувства вины, которая для многих становится неискупимой, потому что у них уже нет возможности сказать человеку, который ушел, важные слова и быть услышанными.

Принято считать, что первые дни после смерти близкого самые тяжелые, однако наиболее эмоционально сложное время наступает на этапе отчаяния, когда люди в полной мере осознают необратимость потери. Обычно это происходит через 3–4 месяца после смерти. В это время люди могут ощущать тревогу, могут настойчиво возвращаться в воспоминаниях к человеку, который умер, им может казаться, что они видели его на улице, слышали его голос. Это время, когда человек уже не получает ту поддержку, которую он получал в первые дни после потери. Он остается с болью один на один. Это важно знать не только человеку, переживающему утрату, но и его родным и близким, потому что иногда на этом этапе требуется дополнительная поддержка специалиста. После отчаяния наступает период, когда мы можем полностью принять случившееся и начать двигаться дальше.

Есть факторы, которые способствуют развитию патологических реакций, когда у людей через год или два развиваются постстрессовые состояния, вплоть до посттравматического стрессового расстройства. Дети и люди пожилого возраста наиболее подвержены развитию отсроченных постстрессовых состояний.

К дополнительным факторам относятся неожиданность смерти, смерть любимого человека в молодом возрасте, неразрешенный тяжелый конфликт в отношениях с умершим, невозможность попрощаться с ним. Людей преследуют навязчивые воспоминания о случившемся, их мучают кошмары, появляются симптомы депрессии. Часто пациенты тяжело переживают, когда в семье запрещают вспоминать умершего человека, обсуждать то, что случилось, убирают все фотографии. Семье кажется, что таким образом легче пройти через горе.

Наталья Ривкина
Фото: пресс-служба

Как рассказать ребенку о смерти и помочь пережить горе

Многие взрослые, желая защитить ребенка, скрывают травмирующую информацию. Но это неверно. В своей работе я часто сталкиваюсь с маленькими пациентами, которые годами не знали о смерти кого-то из родителей. К сожалению, именно эти дети находятся в группе риска развития тяжелых реакций на стресс. Важно, чтобы ребенок знал, что семья проходит через тяжелое испытание. Но также важно, чтобы родители получали поддержку специалистов, потому что они боятся ранить детей эмоциями, не знают, как правильно начать разговор, какими словами объяснить потерю. Важно обсудить со специалистом, как правильно говорить на трудные темы. Информацию должны сообщать близкие люди, которых он знает и любит. Часто детей не берут на похороны. Когда в семье кто-то умирает, ребенка увозят на время к родственникам. Важно, чтобы ребенок мог увидеть близкого человека умершим, иначе он может долго не верить в то, что произошло, и ему будет сложно помочь. Мы работаем с детьми и семьями, в которых есть пациенты на этапе паллиативной помощи, мы помогаем им подготовиться к смерти близкого человека.

Не стоит ждать от ребенка правильной реакции. Иногда ребенок, которому сообщают о смерти близкого человека, кивает и бежит дальше, как будто ничего не произошло. У многих взрослых это вызывает недоумение. На самом деле ребенок берет тайм-аут, ему нужно время, чтобы справиться с информацией и эмоциями. Работает защитный механизм, который оберегает детскую психику. Важно не одергивать детей, не ругать, не заставлять вести себя тихо или так, как принято в доме во время траура.

Многие взрослые стараются сдерживать эмоции, не делятся болью. Дети в таких семьях остро чувствуют одиночество и отсутствие поддержки, им кажется, что их отвергают. Ребенок начинает искать причины и находит их в себе. Не зная, как поступить, он начинает плохо себя вести, чтобы привлечь родительское внимание. Не стоит забывать, что ребенок воспринимает смерть родителя как предательство. Дети часто испытывают иррациональный гнев, а потом переживают чувство вины. Они считают, что их лишили поддержки и любви. На этом этапе детям и подросткам требуется профессиональная помощь.

Как понять, что близкому человеку нужна помощь

При развитии патологической реакции на горе важно, чтобы люди получали профессиональную поддержку. В таких состояниях человек становится отстраненным, раздражительным, безразличным, теряет интерес к тому, что для него было важно. Если это продолжается в течение нескольких месяцев, имеет смысл обратиться за помощью. При отсутствии поддержки у детей могут начаться проблемы с учебой, возможны и соматические симптомы: боли в животе, тошнота.

Мы все горюем по-разному, и нам нужна разная поддержка. Кому-то нужно, чтобы его обняли, кто-то хочет побыть в одиночестве. Большинство разводов в семьях, которые прошли через потери, связаны с тем, что люди просто не знали, как друг друга поддержать. Наша работа заключается в том, чтобы научить правильной поддержке. Терапия горя и потери — это отдельная область психотерапии. В нашей клинике есть врачи, которые специализируются на работе с такими пациентами. Здесь много нюансов, связанных с безопасностью пациентов, чтобы они не пережили повторную травматизацию, вспоминая случившееся.

Потеря близкого человека зачастую лишает людей смысла жизни, целей, жизненных ориентиров. Задача психотерапии в том, чтобы человек, пережив травмирующие события, смог жить дальше полноценной жизнью, наполненной смыслом и радостью. Если семья теряет близкого, приходится менять структуру семьи, иногда и образ жизни. Например, если речь идет о потере человека, который зарабатывал деньги или решал вопросы воспитания детей. Всей семье приходится пройти через переустройство жизни, и здесь психотерапевтическая поддержка бывает очень важна.

Иногда мы горюем, потому что должны горевать ради человека, который умер. Потому что будет странно, если мы продолжаем счастливо жить, когда не стало дорогого и любимого человека. Однако наши близкие, умирая, точно хотели бы, чтобы мы продолжали жить и радовались жизни. Поэтому то, что мы возвращаемся к жизни, пережив горе, и идем дальше, — это наше посвящение человеку, который умер.

Многие люди боятся забыть умершего: они часто ездят на кладбище, возвращаются мыслями к ушедшему человеку, хранят дома все его вещи из страха, что в памяти не останется его черт, голоса, того, что с ним связано. Память — это то, что навсегда остается в нашем сердце. Это то, что наши любимые люди дали нам, когда мы были вместе. Наши знания, опыт, приобретенный совместно, привычки, интересы, цели. Это та память об умершем, которая записана внутри нас и навсегда остается с нами.

Когда случилось горе… | Интерфакс-Запад: новости Беларуси и мира


«Все мы не вечны», — такой философской фразой обычно пытаются утешить людей, переживающих потерю близких. Такие слова ни уму, ни сердцу. От них ничуть не легче. А вот вопрос: «Как теперь жить дальше?» — для них далеко не праздный. Утром в тиски хватает тоска и депрессия, днем гложут воспоминания, вечером предчувствия боли в сердце и слезы… Кто пережил, тот понимает. Кто пока не столкнулся, что ж «чаша сия не минует»… Ведь уходят из жизни родители, другие близкие родственники, друзья, с которыми делили горе и радость, с которыми

всю жизнь бок о бок… Кто-то хоронит своих детей…

Смириться с потерей? Но как это сделать? Лечит ли время?! И как долго ждать исцеления?

Все эти вопросы сегодня к кандидату медицинских наук, ассистенту кафедры психиатрии и наркологии Белоруской медицинской академии последипломного образования Евгению Валерьевичу ЛАСОМУ:

— Сразу после известия о смерти родного человека, многие испытывают оцепенение и шок, они просто не могут поверить в постигшее их несчастье: «Этот самолет не мог разбиться, вы, перепутали — это не тот рейс, которым летел мой муж».

Смерть близких — всегда большое горе. Но не пережив это состояния невозможно принять факт потери. Чувства людей в таких ситуациях, примерно одинаковы, но для каждого окрашены теми тонами, что свойственны личности человека. Это может быть тоска, опустошённость, ощущение бессмысленности существования, чувство вины, гнева, а в некоторых случаях — стыда (кому-то стыдно за способ «ухода» родственника, например, суицид).

И все же чаще это бывает ощущение вины: «Почему не уберег, не убедил, что была необходима операция? Почему я не был дома в тот момент, когда он (она) покончил(а) с собой? Почему не сделал для нее что-то, о чем она так просила? Считал все капризами и блажью.. ?» Вариаций на эту тему множество.

Очевидно, что отношения людей всегда двойственны. Тех, кого мы любим, порой незаслуженно обижаем. И ругаемся с ними, и миримся. В сердцах можем сказать что-то очень неприятное, обидное и злое, а потом, вспоминая это, винить себя, что эти слова и повлекли за собой несчастье. Все это обычно далеко от истины, но при переживании горя нет критического отношения к реальной оценке прошлого.

Кто виноват?!


— Не редкость, когда после смерти близкого, люди испытывают агрессию к окружающим. Например, у женщины, потерявшей сына, может быть такая реакция: «Почему погиб мой ребенок, он такой хороший, умный, добрый, а этот урод, что сидел за рулем, остался жив?»

Нередко с агрессией со стороны родственников умершего сталкиваются врачи-реаниматологи, кардиологи. Не удивительно, ведь они чаще других рискуют «потерять» своих пациентов.

Выражая агрессию, люди бессознательно трансформируют свое чувство вины на другого человека. Обвинение других — это судорожная попытка что-то изменить. Разумеется, тщетная…

Переживая горе, человек может впасть в глубокую депрессию. Чувство утраты и скорби может быть так велико, что некоторые просто не в силах как-то критически относиться к своему состоянию.

Особенно тяжело тем, кто пережил самоубийство близкого человека. Ведь на тему суицида в обществе есть определенное табу. О том, что кто-то в семье покончил с собой, предпочитают умалчивать, не обсуждать. При этом родственники ощущают сильную вину, которую часто даже не осознают.

 

«Пришла беда — отворяй ворота!»

Все знают эту пословицу, но далеко не все понимают ее истинный смысл.

Обычная трактовка, мол, случилась одна беда, жди последующих несчастий, готовься к другим испытаниям…

На самом деле, «отворяй ворота» — значит, отпусти свою боль, дай ей выход, не держи в себе. Открой сердце людям — плачь, кричи — главное не подавляй в себе отчаяние и боль, которые могут привести к тяжелой болезни и даже смерти.

Куда бегут от горя?!


— Кто-то, испытывая травмирующие переживания, словно надевает на глаза психологические шоры: начинают вести совершено распутную жизнь (что до этого было несвойственно человеку) — постоянные кутежи и пьяные застолья с компаниями из случайных знакомых, безудержное исступленное веселье, трата денег в ресторанах, ночных клубах, казино. Все это делается совершенно неосознанно. И лишь для того, чтоб не уйти с головой в тягостные воспоминания.

Конечно, человеку нужно быть на людях, но… общение должно быть доверительным, эмоциональным. Все перечисленные выше — суррогат, бегство от самого себя, от своих эмоций и скорби.

От горя нельзя защититься, если искусственно стараться все забыть. Ведь «непроработанное» горе может спустя годы проявиться тяжелой депрессией и как следствием проблемами со здоровьем.

Приведу пример моей практики. Моя пациентка прожила с мужем около 40 лет. Люди жили, что называется душа в душу, в семье росли двое прекрасных сыновей, в доме мир, любовь и достаток. Женщина была домохозяйкой — растила детей, заботилась о семейном уюте.

Шли годы, муж тяжело заболел. И после его «ухода» у вдовы начались проблемы типичные для такой ситуации: она начала переносит на себя симптомы болезни умершего. У мужа был рак желудка, и она стала ощущать постоянные боли в области эпигастрия. Неоднократно обследовалась, но врачи не находили серьезной патологии. На самом же деле ее состояние — замаскированная депрессия, которая давала о себе знать вот таким образом.

Все потому, что потеря мужа не была проработана ею вслух — она ни с кем — даже с детьми — не делилась своими чувствами. И словом не обмолвилась о своих печали и тоске. В семье не поощрялось высказывание негативных эмоций. Грусть, подавленность всегда воспринимались, как проявление слабости. Воспитывая двоих сыновей, отец был строг, и всегда говорил: «Ты — мужчина, должен терпеть». Поэтому их мать также не проявляла своих эмоций после смерти супруга. В данной ситуации было достаточно одной беседы, и пациентка увидела связь между смертью мужа и состоянием своего здоровья, которая раньше попросту не осознавалась.

Люди вокруг


— Как вести себя окружающим с человеком, переживающим смерть близкого?

— Нужно по возможности всегда находиться рядом и поощрять проявление эмоций у тех, кто переживает подобную беду. Человек должен выговориться, выплакаться кому-то. Очень важно чувствовать заботу со стороны друзей, близких.

Испытывающий горе, не должен бояться выказать свое чувство вины и свою агрессию.

Если в семье случается несчастье, то обязательно должен быть контакт между родственниками. Недопустимо, чтобы каждый замкнулся в своем горе. Даже высказывание друг другу каких-то упреков и обвинений — уже плюс. Это хоть какое-то взаимодействие, пусть не совсем продуктивное, но оно защищает людей от пустоты внутри себя, подавленности и страха.

Без вины виноватый


— Сколько длится переживание потери?

— Норма определяется длительностью состояния и тем, как оно проявляется. Семь-десять дней человек испытывает шок и оцепенение, но если это затягивается на месяц-два — тревожный сигнал.

В целом же реакция горя продолжается от 6 до 12 месяцев. В рамках нашей культурной традиции, считается, что траур по умершему длиться год — этот период совпадает и с психологическим успокоением человека.

Однако чувства при утрате могут быть гипертрофированными — болезненно преувеличенными. Тогда человек испытывает чрезмерное чувство вины, которое приводит к самонаказанию — запоям, уходу от социальных контактов, даже к попытке покончить собой. Кто-то отказывается от пищи, начинает худеть, перестает следить за собой, «уходит» в навязчивые воспоминания, связанные с умершим. Тогда уже ничего не интересно и ничто не способно доставить удовольствие. Это глубокая депрессия и тут необходима госпитализация, медикаментозное лечение и обязательная помощь психотерапевта.

Еще одно патологическое состояние — чрезмерная агрессия, настойчивое преследование того, кого, человек считает повинным в смерти близкого: бесконечные жалобы в инстанции с просьбой завести уголовное дело, расследовать случай смерти, когда очевидна невиновность «подозреваемого».

Тяжелей всего…


— …пережить смерть ребенка, если к тому же он единственный…

Как быть родителям?

— Основная жизненная ценность человека, конечно, его дети, поэтому при их утрате, даже специалист не всегда способен оказать действенную помощь. Очень часто те, кто потеряли сына или дочь, впадают в состояние полной безнадежности. У родителей бывает очень сильное чувство вины. Здесь основная помощь и близких, и психотерапевта — очень терпеливо выслушивать и очень мягко провоцировать проявления всевозможных эмоции. Какие-то утешения, как-то «будет другой ребенок», здесь не работают. Родителям нужно принимать и выказывать все свои эмоции. Часто они даже неосознанно боятся этого, так как считают что, некоторые из них, например, чувство вины или агрессии запрещены. А ведь в подобной ситуации они присущи всем. Главное — принять горе, осознать потерю, потом станет легче.

— Как часто люди, переживающие тяжелую утрату, решаются на крайний шаг — самому уйти из жизни?

— В течение 6-12 месяцев после смерти мужа или жены, самоубийства у вдов и вдовцов случаются в 2 раза чаще, чем среди людей не переживших смерть близкого человека. Мужчины чаще сводят счеты с жизнью, они же чаще начинают пить, приобретают психосоматические заболевания — язвенную болезнь, гипертонию.

Самопомощь


— Что делать, чтобы не доводить себя до последней черты?

— Большинство людей выкарабкиваются самостоятельно, и им не требуется некая специализированная помощь.

Нужно знать, что чувство вины за смерть любимого и дорогого человека — универсально и свойственно всем людям в подобной ситуации, без него невозможно пережить горе. Но полностью погружаться в это чувство не стоит. Например, если мужчина сел за руль в нетрезвом состоянии и в результате автокатастрофы погибли его близкие, то его реакция горя будет наиболее тяжелой — здесь вина очевидна и поэтому будет не лишним поработать с психотерапевтом. Случается, что человек живет с тяжелым чувством вины долгие годы, так и не переработав их, а потом совершает самоубийство. С этим чувством нужно разбираться: в чем заключается реальная вина, а что приписано себе сверх меры.

— Неужели только от этого становится легче?

— Человек должен определить степень своей истинной виновности, чтобы избавиться от состояния неопределенности.

Помочь же себе можно осознанием того, что все свои эмоции нужно обязательно проявлять, иначе они останутся внутри и начнут разъедать. Очень важно осмыслить, что утрату все равно придется пережить. Нужно не оставаться в одиночестве — идти к людям, общаться. Если чувствуете тяжелое гнетущее состояние, и хочется поплакать и с кем-то поговорить, это обязательно нужно сделать, выбрав себе подходящего собеседника.

Как восстановить душевное равновесие после утраты близкого человека?

Сил и любви всем, кто горюет сейчас.
Слёзы людские, о слёзы людские,
Льётесь вы ранней и поздней порой…
Льётесь безвестные, льётесь незримые,
Неистощимые, неисчислимые, —
Льётесь, как льются струи дождевые
В осень глухую порою ночной.…

Ф.И.Тютчев

Ежегодно в третье воскресенье мая во всем мире отмечается Международный день памяти умерших от СПИДа. В этот день во всех странах миллионы людей организуют различные мероприятия, чтобы почтить память умерших от СПИДа.

Утрата близкого – сложнейшее событие, затрагивающее все стороны жизни, все уровни телесного, душевного и социального существования человека. Процесс переживая утраты называют работой горя. Горевание – это естественный процесс, в котором организм стремится к равновесию, заживляя свои раны, как телесные, так и душевные.

«Переживание горя — это одно из самых таинственных действий души» — пишет Ф.Е. Василюк в своей работе «Пережить горе». Каким чудесным образом человеку, опустошенному утратой, удастся возродиться и наполнить свой мир смыслом? Как он, уверенный, что навсегда лишился радости и желания жить, сможет восстановить душевное равновесие, ощутить краски и вкус жизни? Как страдание переплавляется в мудрость? Все это – насущные вопросы, знать конкретные ответы, на которые нужно хотя бы потому, что всем нам рано или поздно приходится, по профессиональному ли долгу или по долгу человеческому, утешать и поддерживать горюющих людей, помогать пережить горе.

Горе и утрата всегда неожиданны, даже если бы вроде бы мы были готовы и ожидали утрату, все равно это ожидаемая, но все-таки неожиданность.

Наверняка многим из нас знакомо это чувство неловкости, когда не знаешь, что сказать, как себя вести или бессилия от того, что непонятно, что делать. Как же помочь страдающему человеку? Так же, как при телесных повреждениях, процесс заживления душевной раны имеет свои закономерности. Знание этих закономерностей может служить опорой, помогающей уменьшить ощущения растерянности и беспомощности, может обеспечить более адекватное восприятие поведения страдающего человека и оказать нужную поддержку и помощь.

Начальная фаза горя – шок и оцепенение. «Не может быть!» – такова первая реакция на весть о смерти. Ф.Е. Василюк отмечает, что характерное состояние может длиться от нескольких секунд до нескольких недель, в среднем к 7-9-му дню сменяясь постепенно другой картиной.

Оцепенение – наиболее заметная особенность этого состояния. Дыхание скорбящего затруднено, неритмично, частое желание глубоко вдохнуть приводит к прерывистому, судорожному (как по ступенькам) неполному вдоху, скованность, напряжение. Малоподвижность иногда сменяется минутами суетливой активности.

Всё случившееся кажется нереальным, душа как-будто онемела, ощущение бесчувственности, оглушенности. Внешняя реальность воспринимается с трудом, поэтому через некоторое время человеку бывает трудно вспомнить происходящее.

Важно понимать! Считается, что человек в таком состоянии не впускает произошедшее в свою жизнь. В это время он как бы находится сразу в двух мирах, в настоящем — «здесь и теперь» и в прошлом — «там и тогда» до момента утраты. Мы имеем дело не с отрицанием факта, что «его (умершего) нет здесь», а с отрицанием факта, что «я (горюющий) здесь». Не случившееся трагическое событие не впускается в настоящее, а само оно не впускает настоящее в прошлое. Шок оставляет человека в этом «до», где умерший был еще жив, еще был рядом. Если бы человек мог ясно осознать, что с ним происходит в этом периоде оцепенения, он бы мог сказать соболезнующим ему по поводу того, что умершего нет с ним: «Это меня нет с вами, я там, точнее, здесь, с ним».

Настоящее «давит» на такой внутренний мир — любой звонок, любой сигнал из настоящего превращается в помеху, мешающую существованию в «там и тогда», а это существование в прошлом — насущная потребность и любая преграда — вызывает чувство злости. Как объяснить все эти явления? Такое состояние – защитный механизм нашей психики, душевная анестезия — отрицание факта или значения смерти. Душа не может сразу, целиком, принять утрату.

Что делать? Главный душевный труд горюющего человека – осмысление и принятие случившегося разумом. Очень важно на этой стадии дать выход чувствам – иметь возможность поговорить о происходящем, но и иметь возможность отвлечься. Хорошо, если рядом находится человек, способный разделить боль потери и поддержать. Его задача – сопровождать процесс естественного переживания, не мешая ему, но поддерживая, быть готовым выслушать и просто побыть вместе. Вспомните период первых дней после утраты? Что для вас было важным в этот момент? Чаще всего отвечают – реальная помощь друзей, родственников. Необходимо, чтобы кто-то просто позаботился о физическом состоянии горюющего человека, т.к. он может забывать поесть, плохо спать, бывает, люди ложатся спать, не раздеваясь и пр. Чтобы приехали, помогли организовать похороны, разобраться с документами, приготовили еду и пр.

Следующая фаза – фаза поиска (поиска возможности вернуть утрату), фаза отрицания утраты, её постоянства и неотвратимости.

Первым сильным чувством, прорывающим пелену оцепенения и обманчивого равнодушия, нередко оказывается злость или агрессия. Она неожиданна, непонятна для самого человека, он боится, что не сможет ее сдержать. Иногда бывает так, что разумом мы понимаем, что «нельзя злиться, обижаться», но все равно чувствуем гнев или обиду за то, что умерший «бросил меня».

Временные границы этого периода выделить трудно, так как он продолжается волнообразно и на следующих стадиях горя. В среднем выделяют 5-12-й день после известия о смерти. В это время разум как будто играет с нами, при этом пугая видениями умершего — то вдруг видим его в метро и тот час же ощущаем укол испуга — «он же умер», то вдруг звонок по телефону, мелькнет мысль — он звонит, то слышим его голос на улице, а вот он шуршит тапочками в соседней комнате.… Такие видения вполне обычны и естественны, но пугают, принимаясь за признаки надвигающегося безумия. Важно понимать, что это нормальное течение горя, в это время разум принимает попытки смириться с утратой, осмыслить её.

Иногда скорбящий говорит об умершем в настоящем времени, а не в прошедшем, например, «он/она хорошо готовит (а не готовила)», если это происходит через месяц или больше после утраты, значит, есть задержка на стадии осмысления и принятия разумом. О застревании на стадии отрицания может говорить и то, что человек сохраняет в неприкосновенности вещи умершего, продолжает мысленно общаться с ним. Человек ищет любую возможность задержаться в прошлом и забыть настоящее.

Но настоящее принимается все больше и затем наступает третья фаза – острого горя, длящаяся до 6-7 недель с момента трагического события. Иначе ее именуют периодом отчаяния, наибольших страданий, дезорганиза¬ции и острой душевной боли.

Сохраняются, и первое время могут даже усиливаться, различные телесные реакции – затрудненное укороченное дыхание, мышечная слабость, утрата энергии, ощущение тяжести любого действия, чувство пустоты в желудке, стеснение в груди, ком в горле, повышенная чувствительность к запахам, снижение или необычное усиление аппетита, нарушения сна.

Появляется множество тяжелых, иногда странных и пугающих чувств и мыслей. Это ощущения пустоты и бессмысленности, отчаяние, чувство брошенности, одиночества, злость, вина, страх, тревога, беспомощность. Характерно необыкновенная поглощенность образом умершего (частые воспоминания) и его идеализация — особенно подчеркивание достоинств умершего, избегание воспоминаний о плохих чертах характера и поступках. Ухудшаются отношения с окружающими — утрата теплоты, раздражительность, желание уединиться.

Сложно работать, заниматься обычными делами, трудно бывает сконцентрироваться на том, что человек делает, трудно довести дело до конца, а сложно организованная деятельность может на какое-то время стать и вовсе недоступной. Порой бессознательно скорбящий отождествляет себя с умершим — невольно подражает его походке, жестам, мимике.

Иногда человек не может выйти из депрессии, не позволяет себе радоваться, поскольку ушедший не может уже радоваться. Человек может застрять на переживаниях гнева, например, искать виноватых, обвинять медперсонал, постоянно думать о мести или стать озлобленным и раздражительным. Нередко эмоциональные проблемы перерастают в соматические, ухудшается здоровье, человек «уходит в болезни». Начинаются скитания по врачам, поиск медицинской помощи, но фактически человек не желает исцеления.

Важно понимать! Именно здесь, на этом шаге острого горя, начинается отделение, отрыв от образа любимого, готовится пусть пока зыбкая опора в «здесь-и-теперь», которая позволит на следующем шаге сказать: «Тебя здесь нет, ты там…».

Именно в этой точке и появляется острая душевная боль. Как это ни парадоксально, боль вызывается самим горюющим: феноменологически в приступе острого горя не умерший уходит от нас, а мы сами уходим от него, отрываемся от него или отталкиваем его от себя. И вот этот, своими руками производимый отрыв, этот собственный уход, это изгнание любимого: «Уходи, я хочу избавиться от тебя…» и наблюдение за тем, как его образ действительно отдаляется, претворяется и исчезает, и вызывают, собственно, душевную боль. Однако при этом рождается и новая связь. Как пишет Ф.Е. Василюк: «Боль острого горя – это боль не только распада, разрушения и отмирания, но и боль рождения нового». Чего же именно? Двух новых «я» и новой связи между ними, двух новых времен. Новое «я» способно видеть не «тебя», а «нас» в прошлом.

Что делать? Главный душевный труд — принятие утраты чувствами.

Горюющему необходимо пройти через боль, чтобы вернуться на поверхность из глубины потока минувшего. Боль уходит, если удается вынести из глубины песчинку, камешек, ракушку воспоминания и рассмотреть их на свету настоящего, в «здесь-и-теперь». Суровая реальность такова, что прожить боль можно, лишь болея, чувствуя ее. Слушать, слышать, жить, пока она не станет не такой невыносимой. Иного пути, кроме как переживание для избавления от страданий не существует. От качества работы переживания зависит вся дальнейшая жизнь.

Также как в предыдущей стадии – очень важно выражение чувств. Важно дать выход чувствам, дать им место быть, без осуждения, с принятием. Это не просто сделать, так как это сложный период для всех – горюющего человека и поддерживающих его близких. Ведь скорбящий человек может испытывать разные чувства — боль, печаль, горе, гнев, злобу, вину и стыд за себя. Он может осуждать себя за свои негативные эмоции. Близким людям порой сложно даже сидеть рядом, находиться близко. Хочется уйти, выйти, утешить или отвлечь и отгородиться от интенсивных страданий другого.

Как это объяснить? Когда человеку рядом с вами больно, когда он рассказывает вам о своей боли, вероятнее всего это актуализирует и вашу личную боль. Очень важно в таком случае быть в состоянии переживать ее, не игнорировать и не отодвигать. Вы буквально можете сообщить, что вам тоже было когда-то больно и что эта боль до сих пор в той или иной степени с вами. Возможно, именно в этот момент ваша боль впервые «увидит свет» и будет разделена. Не зря раньше на похоронах были плакальщицы, чей плач помогал выразить чувства близким людям, помогал «выплакаться».

И еще важно — прощение себя. Горевание почти всегда сопряжено с чувством вины. Человек может испытывать вину за обиды, которые нанес умершему, а также за то, что он жив и любуется закатом, ест, пьет, слушает музыку, а близкий человек умер. Здесь важно не убеждать себя (или человека, переживающего утрату) в том, что никто не виноват, как правило, это невозможно, а простить себя.

Снижению остроты переживаний способствует физическая активность с «эмоциональным» намерением. Д. Аркенджел в своей книге «Жизнь после утраты» пишет о том, что не важно каким видом активности заниматься. Важно намерение и эмоции. Можно делать физические упражнения или мыть посуду, делать уборку в доме и т.п. с переживанием боли и горя, давая выплеск своей энергии, высвобождая свои чувства.

Четвертая фаза горя — фаза «остаточных толчков и реорганизации».

Постепенно жизнь входит в свою колею, восстанавливаются сон, аппетит, профессиональная деятельность, умерший перестает быть главным средоточением жизни. Человек как бы учится жить по новому, по-другому.

Переживание горя теперь протекает в виде сначала частых, а потом все более редких отдельных толчков, какие бывают после основного землетрясения. Такие остаточные приступы горя могут быть столь же острыми, как и в предыдущей фазе, а на фоне нормального существования субъективно восприниматься как еще более острые. Поводом для них чаще всего служат какие-то даты, традиционные события («Новый год впервые без него», «весна впервые без него», «день рождения» и т.п.) или события повседневной жизни («обидели, некому пожаловаться», «на его имя пришло письмо» и т.п.). Четвертая фаза, как правило, длится в течение года: за это время происходят практически все обычные жизненные события и в дальнейшем начинают повторяться. Годовщина смерти является последней датой в этом ряду. Может быть, не случайно, поэтому большинство культур и религий отводят на траур один год.

Что делать? Главный душевный труд на этом этапе — формирование новой идентичности, нового «я». Смысл и задача работы горя в этой фазе состоит в том, чтобы образ умершего занял свое постоянное место в продолжающемся смысловом круговороте жизни (он может, например, стать символом доброты) и был закреплен во вневременном, ценностном измерении бытия.

Пережив утрату, человек становится немного (а иногда и много) другим. Важно осознать и принять себя нового. Ведь длительные боль и страдание — сильные чувства – и горюющий не может не обращать на них внимания. И тогда наступает момент, когда мы понимаем, что не можем больше оставаться такими, какими мы были до утраты. Что-то внутри нас преобразует страдание в мудрость.

Описываемое нормальное переживание горя приблизительно через год вступает в свою последнюю фазу – «завершения». Здесь горюющему приходится порой преодолевать некоторые культурные барьеры, затрудняющие акт завершения (например, представление о том, что длительность скорби является мерой нашей любви к умершему). Постепенно утрата входит в жизнь, осмысливается. Появляется печаль, которую называют, в том числе и «светлой».

Появляется все больше воспоминаний, освобожденных от боли, чувства вины, обиды, оставленности. Некоторые из этих воспоминаний становятся особенно ценными, дорогими, они сплетаются порой в целые рассказы, которыми обмениваются с близкими, друзьями, они часто входят в семейную «мифологию».

Часто образ ушедшего человека, с которым нас соединяли многие жизненные связи, «пропитан» незавершенными совместными делами, несбыточными надеждами, неосуществленными желаниями, нереализованными замыслами, непрощенными обидами, невыполненными обещаниями. Многие из них уже почти изжиты, другие в самом разгаре, третьи отложены на неопределенное будущее, но все они не закончены, все они – как заданные вопросы, ждущие каких-то ответов, требующие каких-то действий. Каждое из этих отношений заряжено целью, окончательная недостижимость которой ощущается теперь особенно остро и болезненно.

Что делать? В психологической практике имеют широкое значение ритуалы. Помимо ритуалов, предлагаемых нам культурой, можно прибегнуть к особым своим ритуалам. Например, к ритуалу прощания с умершим через написание ему прощального письма. Такая ритуальная траурная церемония поможет отпустить некоторые чувства и эмоции, которые доставляют дискомфорт, осознать их, а также начать процесс восстановления. Психологическая техника написания писем эффективна при потерях, расставаниях, обидах, чувстве вины и пр. Упражнение высвобождает массу сложных чувств: боли, тоски, тревоги, грусти, сожаления, печали.

Вот несколько простых правил написания «Прощального письма» (Вы можете дополнить их по своему усмотрению):

  • Озаглавить и обратиться (к умершему человеку).
  • Каждое новое предложение письма начинайте со слова «Прощай» (это поможет остаться сконцентрированным на задаче).
  • Написать в письме о переполняющих вас чувствах.
  • Поблагодарить умершего человека за то, что он был в Вашей жизни, за всё хорошее, что связано с ним, за тот жизненный опыт, который вы приобрели благодаря ему и т. п.
  • Написать каким вы видите свою жизнь дальше, без него.
  • Подписать.

Необходимо понимать, что переживание горя, так же как и отношения, всегда индивидуальны, неповторимы и с трудом умещаются в рамки универсальных законов и правил. Поэтому, собираясь реализовать рекомендации в собственной жизни, внимательно прислушайтесь к себе, чтобы определить – подходит ли это Вам.

Социальная поддержка очень важна для восстановления после утраты, и если Вы ее не получаете, то лучше обратиться за помощью к специалисту.

Если у Вас возникло желание поделиться своими мыслями и чувствами о прочитанном, Вы можете обратиться к автору статьи – психологу отделения профилактики ВИЧ/СПИД государственного учреждения «Минский городской центр гигиены и эпидемиологии» Татьяне Владимировне Горельчик, а также к специалистам нашего отделения по медицинским и правовым аспектам ВИЧ-инфекции. Позвонить и записаться на консультацию можно по телефону 8 (017)292 37 08.

ЧУВСТВО ВИНЫ — САМОЕ ОПАСНОЕ – Огонек № 7 (4733) от 24.02.2002

Президент Санкт-Петербургского центра социальной реабилитации и адаптации психолог Кирилл Титов убежден: причина наших неврозов коренится в чувстве вины, навязанном нам с раннего детства

ЧУВСТВО ВИНЫ — САМОЕ ОПАСНОЕ

— Говорят, что психические проблемы современного общества скрыты в падении морали и нравственности, в обилии стрессов, во все ускоряющейся жизни… Что касается морали — все дело как раз не в ее упадке, а в том, что она ЕЩЕ НЕ В УПАДКЕ, патриархальная мораль жива, хотя стала уже совершенно непригодной для современности. И основа традиционной морали — чувство вины. В нем-то все и дело.

— А что такое чувство вины, по-вашему?

— В этом понятии нет ничего расплывчатого. Вину мы чувствуем всякий раз, когда кто-то, в психологии его называют «индуктором», говорит нам, что мы плохие, и пытается нам это доказать. В том случае, если этот человек, индуктор, для нас значим, — мы ему верим, и чувство вины начинает свою разрушительную работу в нашей психике.

— Обязательно разрушительную?

— Обязательно! Вам, наверное, интересно будет узнать, что все другие отрицательные чувства, которые человек испытывает, — зависть, ненависть, обида, сожаление — в основе своей имеют то же самое чувство вины. Но любой другой негатив легко выходит на поверхность, потому что находит объект для приложения, выливается в какое-то действие. Даже страх! Если страху пойти навстречу — есть такие вполне доступные каждому техники, — страх исчезнет. А неизжитое чувство вины не имеет объекта приложения, поэтому не может разрядиться и ест вас изнутри.

— И как же оно нас ест?

— Очень просто — угнетает неврозами, не дает быть счастливыми. Видите ли, мы, люди, так устроены, что ощущаем себя счастливыми только тогда, когда исполняются наши желания. Если в нашу жизнь приходит хорошее, которого мы не звали специально, то мы его просто не замечаем. Правильно?

— Вроде да. А чувство вины здесь при чем?

— Чтобы стать удовлетворенным, нужно, чтобы ваши желания осуществлялись. Как этого добиться? Желание осуществить легко и просто — просто нужно всем существом стремиться к цели. Что значит всем существом? Всем существом — это значит и сознательно и подсознательно. Между сознанием и подсознанием не должно быть дисбаланса желаний. Подсознательные желания, которых мы не осознаем, всегда истинны в отличие от сознательных, которые могут быть на самом деле не нашими, а навязанными извне. Вот здесь и кроется опасность.

— Опасность чего?

— Опасность того, что сознательно хотеть мы будем одного, а подсознательно стремиться к другому. Все наше воспитание построено на чувстве вины, и это ужасно. Дети у нас воспитываются так: поддерживается некий идеал ребенка, которому мальчик или девочка должны соответствовать. Но любой ребенок хоть в чем-то недотягивает до идеала — он может быть, например, послушным, но пугливым, хорошо учиться, но плохо играть в футбол, быть веселым и добрым, но не разбираться в математике. Получается, что любой ребенок всегда остается хоть в чем-то плохим. Родители же, искренне желая ребенку добра, время от времени указывают ему на то, что он «плохой», то есть не идеальный.

Они при этом не виноваты, их самих так воспитывали, управлять ребенком как-то иначе они просто не умеют. В ребенке накапливается напряжение. И вот происходит какое-то реальное негативное событие. Допустим, ребенок опрокидывает аквариум, рыбки плавают по всей квартире, паркет вздулся. Бедный ребенок мается до прихода родителей, вспоминая в этот момент все двойки, разбитые тарелки, рваные куртки своей жизни…

— О господи, как это вы точно подметили… Прямо даже сейчас мороз по коже пробежал.

— Потому что это было у всех. Кто-то сахарницу разбил, кто-то сырую сосиску съел, кто-то занавеску сжег. Ощущение «я плохой» для ребенка, воспитанного на идеале, невыносимо. И этот наш ребенок так страдает, что начинает думать: скорей бы уж пришли и все кончилось. То есть он начинает желать наказания.

— Подождите, что же получается — ребенок будет все опрокидывать, рвать, есть сырые сосиски, курить — а родителям молчать, что ли?

— Конечно, не молчать. Но и не внушать ребенку в случае проступка, что он «идиот, недотепа, руки не оттуда растут» и так далее. Нужно объяснить, что поступок плохой, а не ребенок. И аргументированно доказать, почему поступок плохой. Это все не секрет, любой детский психолог об этом скажет. Но слушать психолога легко, а поступить правильно намного труднее. Потому что мы все, за редкими счастливыми исключениями, воспитаны в чувстве вины. Поэтому обычно бывает так: приходят родители, устраивают, естественно, разборку в стиле «что ты наделал, идиот», в конце концов ребенок говорит: «Я больше не буду» — и получает прощение. Получая прощение, ребенок испытывает очень сильную радость, вплоть до счастья. «Ну и пусть идиот, пусть не оттуда руки, зато любят». Такие эмоции обязательно врезаются в подсознание. Формируется мощная условно-рефлекторная цепочка: плохое настроение — чувство вины — наказание — прощение — хорошее настроение.

— Не согрешишь — не покаешься, не покаешься — не спасешься. Что-то мне это очень напоминает.

— Это хорошо всем знакомый механизм христианского покаяния. Человеку навязывается недостижимый идеал никогда не грешащего существа. Естественно, никто без греха всю жизнь прожить не может. Вместе с грехами накапливается напряжение. И когда у человека в реальности происходит действительно что-то негативное, вместо взрослого анализа происшедшего он ищет кого-то, кто простит его, чтобы вновь почувствовать себя хорошим.

Но само по себе христианство как религия тут ни при чем. Оно не навязывало этот механизм, а лишь своевременно отразило уровень эмоционального развития человечества в конкретный исторический период. Более того, чувство вины было в свое время вещью прогрессивной, позволившей зародиться социальному регулированию. Ведь индуцированным человеком с помощью греха-покаяния можно управлять. Благодаря чувству вины человечество перешло от паразитического младенчества к обучающемуся детству.

— Так все-таки христианство не виновато?

— Ну да. Но сегодня детей воспитывать надо как-то иначе. Плохое настроение — чувство вины — наказание — прощение — хорошее настроение — такая цепочка свойственна психике очень маленького ребенка, и это имеет смысл только на определенном этапе жизни. Когда ребенок мал, некоторые вещи он, естественно, должен принимать на веру. Но проблема в том, что незрелое человечество этот детский механизм распространило на все остальные сферы жизни.

— Например?

— Да что ни возьмите. Например, деньги. Хочет человек зарабатывать больше денег, а внутри сидит мина: «Хорошие люди больших денег не зарабатывают». Человек не знает лично ни одного богатого, но мама и папа в детстве ему внушили: богатый — плохой, наворовал. И подсознательно человек будет стремиться туда, где денег нет. Сознательно денег хочется, но их нет и не будет, пока не исчезнет предубеждение.

На этих ниточках-привязках люди и болтаются всю жизнь, пока наконец не поймут, что ни перед кем, оказывается, не виноваты. Только, к сожалению, зачастую бывает очень поздно — здоровье разрушено, желания не исполнены, цели не достигнуты. Кроме того, двойственностью наших желаний постоянно пользуются индукторы — порчу снимают, от проклятий освобождают. Посмотрите газетные объявления.

— И много нас, таких несчастных?

— Внутреннее чувство вины сегодня реально разрушает жизнь миллионов людей. Цифры ужасающие. По данным нашего центра, до двадцати процентов людей строят свою жизнь на чувстве вины, как на фундаменте! Это социально опасно, поскольку такие люди сами становятся индукторами, сеющими среди людей неудачи, разочарованность, конфликты.

Остальные восемьдесят процентов тоже затронуты чувством вины в той или иной области своей жизни. Можно уверенно сказать, что чувство вины — это болезнь всего современного мира. Она поразила все страны без исключения, но сильнее всего пострадали европейские страны, Америка и пространства бывшего Союза. Здесь каждый третий имеет эту болезнь в серьезной, я подчеркиваю — в серьезной форме. Я знаю, о чем говорю, не раз бывал с тренингами в Канаде, Израиле, Цюрихе…

— И как избавиться от этого чувства вины?

— Избавление от чувства вины — такой же индивидуальный процесс, как освобождение кишечника от переваренной пищи. Никто этого за вас не сделает. В том-то и сложность.

— Хорошо, но как же нам теперь быть?

— Прежде всего учиться защищать себя от любых индукций. Помните, как Милославский поступал в «Иване Васильевиче…»? Он говорил: «Тьфу на вас». И вы говорите так же человеку, который пытается вас индуцировать. Мысленно хотя бы.

— А как узнать индуктора?

— Очень просто. Всякий раз, как вас начинают оценивать не с точки зрения реальности, вашей реальности, то есть фактов, которые вы лично пережили, а вместо этого навешивают отвлеченные ярлыки вроде «хорошо», «плохо», «высшие силы», «моральные ценности», «наказание свыше», «добро», «зло», «достойно», «недостойно» — знайте, вас индуцируют. Что для вас хорошо, а что плохо — знаете только вы.

Отрицательный опыт — это всего лишь сигнал, что нужно изменить деятельность. И все! Никаких угрызений, никакого раскаяния, никаких «простите, я больше не буду». Детство кончилось, начинается становление взрослости. Только начинается, у нашей психики еще мно-о-ого веков впереди.

Когда чувство вины умрет, человечество станет взрослым и сможет уже решать свои проблемы, включая самые сложные, без убийств и обмана. Отсутствие вины — это не безнравственность. Это как раз начало настоящей, зрелой нравственности. Сегодня наша психика закрыта, потому что мы защищаемся. Мы боимся, что нас индуцируют — внедрят в нас вину. Я даже не исключаю, что такому открытому человеку понадобится и религия. Только она будет основана на каком-то другом принципе, не на покаянии.

— А на чем?

— Тут можно фантазировать. На принципе удовольствия. Или целесообразности, разумности. Но в любом случае взрослым быть интереснее: возможностей больше.

Майя КУЛИКОВА

 

Как правило, случаи самоубийства совпадают с возрастными кризисами, в первую очередь с кризисом переходного возраста (13 — 18 лет) и кризисом середины жизни, диапазон которого определяется менее жестко и охватывает период от

33 до 36 лет. В это время резко меняется структура сознания, иначе оцениваются поступки и достижения, социальный статус и личные качества.

На этом фоне любые экстраординарные события (гибель близких, переезд из родного дома в общежитие или интернат, измена супруга и проч.) способны спровоцировать суицид. Конечно, далеко не у всех. Ведь все люди переживают возрастные кризисы, теряют близких людей и меняют место жительства, и только единицы накладывают на себя руки.

Вот что должны делать родители, чтобы воспитать потенциального самоубийцу.

1.

Вольно или нет провоцировать в ребенке чувство вины. «Ты меня огорчаешь своим поведением и оценками», «мы не поедем летом на море, потому что у тебя двойки» — и так далее, и тому подобное. Капайте на мозги почаще, не упускайте случая, чтобы объяснить своему чаду, как сильно он виноват в вашем плохом настроении, сколько страданий доставил. Если бы не он, все было бы прекрасно, и только его вмешательство расстроило планы. Таким образом вы воспитаете человека, который в зрелом возрасте станет заниматься самоедством. При отсутствии объекта для трансляции вины он взвалит всю вину на себя или протранслирует ее обобщенно: «Я умру, а вы все останетесь навек виноватыми!»

2.

Жестко контролировать поведение, распорядок дня, учебу и даже настроение ребенка. Нередко родители берут на себя ответственность за малейшие эмоциональные переживания своего чада. «Он плачет или устал — значит, мы не создали ему комфортных условий». В результате вырастают дети, не умеющие отвечать за себя и последствия своих поступков. Психологи называют это саморегуляцией. Чувство беспомощности при этом типе воспитания нередко становится причиной суицида.

3.

Относиться к ребенку как к своей последней игрушке. Это свойственно родителям, которые недоиграли в собственном детстве. «Зачем ему учиться — он еще маленький, зачем заниматься спортом — он такой слабый?! Зато он такой славный!» Это приводит к тому, что дети не научаются предвосхищать и планировать события, ставить себе цели и идти к ним. С одной стороны, чтобы наслаждаться жизнью, надо уметь быть «здесь и теперь». Но и умение заглядывать в будущее является не менее ценным, особенно в кризисных ситуациях. Очень важно научить ребенка отвечать за свои поступки и понимать их причинно-следственную связь. Грубо говоря, если всю четверть лениться, можно получить двойку. Двойка будет следствием лени, а не фатальной неудачи.

4.

Старайтесь объяснять любые события в жизни ребенка внешними причинами, игнорируя возможность самого человека быть хозяином своих судьбы и чувств. У психологов это называется «внешний локус контроля». Подобное воспитание порождает зависимость эмоциональных состояний от внешней среды и полное неумение справляться с трудностями самостоятельно.

5.

Постоянно оберегайте ребенка от ошибок. В результате мотивация избегания станет доминировать у него над мотивацией достижения. Одни люди, как известно, стремятся достигнуть большего, а другие — боятся совершить ошибку. Страх ошибки приводит к потере перспективного взгляда на будущее и, как следствие, потере смысла жизни.

Случайных самоубийц не бывает. Над каждым в течение десяти-пятнадцати лет упорно работают родители и родственники. Стоит, однако, заметить, что издержки воспитания не смертельный диагноз. Человек может выйти из борьбы за собственную жизнь победителем, проделав самостоятельно или с помощью психотерапевтов работу по изменению своего жизненного сценария, своей психологической карты в сторону более продуктивных решений.

Мария КОЛОСОВА

психолог

Понимание вины выжившего — в чем твое горе

Вина. Мы говорили об этом с разных сторон. Мы говорили о том, что нужно, было бы, можно было бы. Мы говорили о сожалении, о вине после смерти от передозировки и о том, как найти себе прощение, когда мы скорбим.

Как раз тогда, когда вы подумали, что мы не можем продолжать говорить об этом, на прошлой неделе мы получили электронное письмо с вопросом о другом аспекте вины: вине выжившего. Вы спрашиваете, и мы отвечаем, поэтому сегодня мы представляем вам пост, в котором подробно рассказывается о вине выживших.Мы обещаем, что это будет последний пост о вине (ладно, может быть, не последний пост о вине навсегда, но, по крайней мере, на месяц или два). Да, и если вы нажали на этот пост, потому что были сбиты с толку и думали, что мы говорим о шоу Леброна Джеймса Survivor’s Remorse, извините, что разочаровал. Но не волнуйтесь, Reddit вас поддержит.

Итак, вина выжившего. Это сложная тема, поэтому я собираюсь дать вам краткое описание того, к чему мы идем с этим постом. Во-первых, что такое вина выжившего? Далее, при каких обстоятельствах вина оставшихся в живых является обычным явлением и как она выглядит? Наконец, что вы делаете с виной выживших?


В чем вина выжившего?

На базовом уровне вина выжившего — это именно то, на что оно похоже: чувство глубокой вины, которое возникает, когда кто-то переживает что-то.Если вы слышали о вине выживших раньше, то, скорее всего, вам на ум приходят выжившие после войн, стихийных бедствий или других травм. Фактически вина выживших впервые была задокументирована и обсуждена после Холокоста, и в последующие десятилетия стало ясно, что вина выживших гораздо более распространена, чем предполагалось изначально. Вина выжившего ранее была диагнозом в DSM, но была удалена и теперь является симптомом посттравматического стрессового расстройства. Тем не менее, человек может испытывать чувство вины выжившего независимо от диагноза посттравматического стрессового расстройства.

Что делает чувство вины выжившего особенно сложным, так это то, что опыт сильно различается для каждого человека. Испытывает ли человек чувство вины выжившего, его продолжительность и интенсивность варьируются от человека к человеку. Но лежащие в основе чувства схожи: чувство вины за то, что вы выжили, когда кто-то умер, и что вы не заслуживаете жить, когда другой человек этого не сделал. В некоторых случаях это включает в себя чувство, что вы могли бы сделать больше, чтобы спасти другого человека, в других случаях это чувство вины за то, что другой человек погиб, спасая вас (обстоятельство, недавно освещенное в СМИ после стрельбы в кинотеатре в Колорадо, когда три человека погибли, защищая их подруги).


Так когда же можно испытать чувство вины выжившего?

Вот некоторые из знакомых обстоятельств, в которых один испытал вину выжившего:

После выживания на войне
Пережить аварию
Пережить стихийное бедствие
Пережить акт насилия

Некоторые менее обсуждаемые обстоятельства, которые могут вызвать вину выжившего:

После переживания болезни, которая является смертельной для других
После смерти друга-потребителя наркотиков от передозировки
Когда один из родителей умирает от осложнений при родах
После трансплантации органа
После аварии, в которой погибли другие
присутствовать во время аварии, чтобы потенциально спасти человека, который умер.
Когда ребенок умирает раньше родителя
Смерть брата или сестры, особенно в случае болезни

Как и в случае со многими видами вины, возникающими в горе, вина некоторых выживших является рациональной, а некоторые — нет. Существуют обстоятельства, при которых наше действие (или бездействие) действительно повлияло на смерть другого человека. В этих случаях есть разумный источник вины. В других случаях вина не связана с тем, что человек сделал или не сделал. Вместо этого человек чувствует себя виноватым из-за того, что, по его мнению, он может или должен сделать .Такое чувство вины часто не поддается логике.

Некоторые теоретики предположили, что это могло быть потому, что люди предпочли бы винить себя за вещи, находящиеся вне их контроля, чем признать свою беспомощность. Также стоит отметить, что когда люди считают, что вина вашего выжившего нерациональна, они могут попытаться минимизировать ее, посоветовав вам не чувствовать себя виноватым, что может расстраивать.

Один из важных вопросов, который может беспокоить человека, испытывающего чувство вины выжившего, — «почему?».Это может принимать форму вопроса «почему это произошло», а также «почему я»? Так много людей, испытывающих чувство вины, изо всех сил пытаются понять, почему они выжили, а другие — нет. Принято считать, что человек не достоин выживания. Кроме того, когда кто-то чувствует облегчение и признательность за свое выживание, он часто одновременно чувствует вину и стыд за то, что испытывает эти чувства, когда другие не выжили.

Следует помнить одну важную вещь: рациональная или иррациональная вина выжившего — это нормально.Само по себе это не признак нездорового горя, несмотря на то, что некоторые люди заставят вас почувствовать себя виноватым. Тем не менее, иногда чувство вины выжившего не начинает со временем исчезать естественным путем. Иногда это становится подавляющим или навязчивым, мысли о вине становятся настолько навязчивыми, что вы не можете действовать. Тогда, конечно, очень важно получить помощь. Итак, вопрос: что ты умеешь?

  • Примите то, что вы чувствуете. Вина — это стигматизируемая эмоция, поскольку люди могут заставить нас чувствовать, что чувствовать себя виноватым неправильно.Помните, что вина не сама по себе проблема. Это естественное чувство, которое необходимо признать, принять и обработать.
  • Знайте, что вы не одиноки . Вина выживших встречается гораздо чаще, чем люди думают. Поиск группы поддержки или другого места для общения с другими людьми, испытывающими похожие чувства, может быть очень полезным для того, чтобы поделиться чувствами и почувствовать себя менее изолированными.
  • Помните, что ваше облегчение и признательность за свое выживание могут сосуществовать с вашим горем по погибшим.Празднование собственного выживания никоим образом не уменьшает ваше горе о тех, кто не выжил.
  • Скорбите погибших . В некоторых случаях погибшие — это не люди, которых вы знали лично или хорошо знали. Это не значит, что вы не можете найти место, чтобы оплакивать тех, кто умер, личным и значимым для вас образом.
  • Сделай что-нибудь со своей виной . Рационально или иррационально, вы можете использовать свою вину, чтобы помогать другим. То, что вы делаете, может исходить из того, что вы узнали.Будь то обучение других, чтобы они могли избежать ошибок, в которых вы чувствуете себя виноватыми, повышение осведомленности о причинах смерти (от сердечных заболеваний до злоупотребления психоактивными веществами и самоубийства) или просто побуждение других поговорить со своей семьей о желаниях конца жизни, вы может использовать множество переживаний вины, чтобы помочь другим.
  • Не зацикливайтесь на «почему». Как маленький ребенок не может перестать спрашивать «почему», когда происходят подобные события, мы часто фиксируем «почему». Если есть «почему», мы не можем знать, что это, независимо от того, как долго мы зацикливаемся на этом вопросе.Как бы это ни было сложно, постарайтесь перестать задавать вопрос «почему» и сконцентрируйтесь на значении, которое вы можете создать в результате своего выживания. Будь то большой или маленький, ищите способы создать что-то из этого второго шанса.
  • Ознакомьтесь с другими нашими постами о виновности . Я связался с ними в первом абзаце, но если вы пропустили их, это может быть хорошее время, чтобы вернуться назад и прочитать наши сообщения о том, как справляться с горем в целом. Хотя вина выжившего уникальна, она имеет общие черты с другими типами вины, которые могут быть полезны.
  • Обними жизнь . Я знаю. Но, несмотря на ваше чувство вины, важно наслаждаться жизнью, которую вам дали. Когда вы чувствуете себя виноватым, это может быть сложно, но это также может быть чрезвычайно полезным элементом в том, чтобы выбраться из этой ямы, чувствуя, что вы цените подарок, который вам был дан.
  • Поговорите с консультантом . Если вы все еще боретесь с чувством вины выжившего, возможно, пришло время обратиться за профессиональной помощью. Ищите психолога в вашем районе.Консультант, имеющий опыт травм, может быть особенно подходящим, поскольку у него, вероятно, есть опыт работы с этим типом вины.

Разобрались с виной выжившего? Оставить комментарий! И не забудьте подписаться, чтобы получать все наши сообщения на вашу электронную почту.

справиться с «хана», «худа», «следовало».

Когда умер мой отец, я хорошо помню сильнейшее чувство вины, которое я испытывал в последующие месяцы. Хотя его смерть не входила ни в одну из категорий, известных как вина, это не помешало мне почувствовать себя виноватым.Я чувствовал себя виноватым из-за того, что не подходил для пересадки костного мозга, хотя рационально знал, что не могу это контролировать. У меня была вина за то, что я больше не звонила ему на первом году учебы в колледже, за то, что в больнице мы сказали ему, что можно отпустить, и что у нас все будет хорошо без него. Когда несколько лет спустя парень моей сестры умер от передозировки, моя вина вышла на новый уровень. Я переосмыслил все, что, по моему мнению, должен был сделать, все негативные мысли, которые у меня были за эти годы, и примерно миллион других мыслей вины, которые часто мучают выживших после потери психоактивных веществ.

Итак, мы могли бы просто предположить, что у меня есть проблемы с чувством вины (вполне возможно), но, к счастью, за эти годы я работал с достаточным количеством скорбящих, чтобы знать, что моя вина, когда я скорблю, является правилом, а не исключением. По нашему опыту, у большинства скорбящих есть определенный уровень вины, связанный с их потерей — иногда большой, иногда маленький. В последнее время у нас было много комментариев о вине в блогах и facebook. Итак, сегодня мы думаем, говорим и принимаем вину и горе (ну, вроде того).

Если вы когда-либо испытывали чувство вины, связанное с вашей потерей, и выражали его кому-то другому, есть большая вероятность, что вы слышали какой-то вариант: «О, не чувствую себя виноватым!» или «ты не должен так себя чувствовать, это не твоя вина».Если вы похожи на меня, ваш 14-летний подросток, вероятно, кричал: «Не говори мне, как себя чувствовать, ты меня не знаешь !!». Если вы забеспокоились, это совершенно нормальная реакция. Если вы пропустили это, мы недавно написали пост о том, почему вы никогда не должны говорить скорбящему, чтобы он не чувствовал себя виноватым. Вы знаете нас — пытаемся научить мир тому, как не злить горевшего, по одному сообщению в блоге за раз.

Вот в чем дело — чувство вины — это чувство. Чувства нужно подтверждать, и нам нужно найти способы принять, интегрировать и двигаться вперед с этими чувствами.Мы не можем перестать чувствовать себя виноватыми, потому что кто-то говорит нам — извините, но чувства работают не так. Итак, когда дело доходит до того, почему мы чувствуем вину, важно подумать о причинах нашей вины, а затем подумать о том, как мы можем справиться с чувством вины. Но прежде всего мы должны признать, что вина — это обычное и нормальное чувство горя.

Почему мы испытываем чувство вины и горя?

Потому что мы действительно что-то сделали не так.

Хотя люди быстро говорят, что что-то не было нашей ошибкой или мы не должны чувствовать себя виноватыми, реальность жизни такова, что мы все иногда ошибаемся.Мы делаем ошибки, и иногда они имеют серьезные последствия. Иногда нам не удается сделать то, что мы хотели бы сделать или должны были сделать. Это может быть серьезная ошибка в суждении или ошибка, приведшая к смерти. Это может быть что-то незначительное, например, что-то обидное, что мы сказали, или что-то значимое, о чем мы не сказали.

Потому что мы чувствуем, что сделали что-то не так.

Как известно, сказал наш дорогой кибер-друг Марти на griefhealingblog.com, если вы, , чувствуете себя виновным , не означает, что вы виновны.Очень часто мы, скорбящие, совершенно иррациональны. Как известно, горе сводит с ума! Мы анализируем каждый момент времени, проведенного с любимым человеком, мы рассматриваем все «надо, было бы, можно», что вы можете себе представить. Наш иррациональный мозг найдет все, за что можно почувствовать себя виноватым. Несмотря на свою иррациональность, это чувство вины может быть очень сильным.

Потому что мы хотим порядка.

Это большая причина того, почему мы испытываем чувство вины и обвинения, хотя, будучи скорбящими, мы часто не замечаем этой связи.Суть в следующем: без кого-то или чего-то винить, мы должны признать, что Вселенная может быть непредсказуемой и хаотичной. Если мы думаем, что могли бы сделать что-то по-другому, что изменило бы исход проигрыша, это может утешить нас тем, что существует рациональный порядок вещей и что у нас есть некоторый контроль. Если мы признаем, что мы никогда не могли знать или изменить результат, мы должны признать, что некоторые вещи, которые происходят, находятся вне нашего контроля. Пока мы сохраняем чувство вины, у нас есть надежда, что мы могли бы контролировать результат.Восприятие контроля (пусть даже неточного) часто более утешительно, чем мысль о том, что у нас нет контроля. Поговорим о меньшем из двух зол. . .

Как обычно, возникает вопрос: что делать с чувством вины? Вот несколько быстрых советов, как справиться с чувством вины:

  1. Признайте, что вина — это нормальная эмоция горя , и не позволяйте другим преуменьшать значимость вашего горя.
  2. Подумайте, в чем ваша вина . Это рационально? Это иррационально? Это о контроле?
  3. Обсуди с другими .Хотя вы не хотите, чтобы люди преуменьшали ваши чувства, разговоры о вине могут помочь вам задуматься о своем горе. Хороший консультант или группа поддержки — отличная среда, чтобы поговорить о чувстве вины.
  4. Изучите свои мысли . Часто мысли о вине, рациональные или иррациональные, начинают нас поглощать. Они могут затащить нас в одну из этих бездонных черных дыр — таких, которые полны изоляции, отчаяния и слишком большого количества вина и мороженого Бен-Джерри. Чтобы скорректировать свое мышление, вы должны знать, каковы ваши мысли о вине, и замечать их, когда они возникают.
  5. Если ваше чувство вины иррационально, признайте это . Это не означает избавления от чувства вины. Это означает признание того, что, хотя вы чувствуете себя виноватым, на самом деле вы можете не быть виновным. Некоторые распространенные примеры — это признание того, что вы сделали все, что могли, используя информацию, которая у вас была в то время, вы не могли предсказать будущее, помимо вашего поведения было задействовано множество других факторов и т. Д. Честность перед самим собой в отношении вашей вины — это значит важно, и признание того, что горе иногда иррационально, может быть полезным.
  6. Найдите позитивные мысли, чтобы уравновесить свои мысли вины . «Остановка мыслей» — это метод, получивший неоднозначную оценку среди специалистов по психическому здоровью. Идея такова — когда вы замечаете, что негативная мысль берет верх (например, чувство вины), сделайте сознательное усилие, чтобы остановить и заменить эту мысль. Хотя это может быть не так просто, позитивная мысль полезна для уравновешивания негативных мыслей вины, которые вы испытываете. Например, если вы чувствуете вину за то, что вас не было рядом в момент смерти любимого человека, когда эта мысль возникнет, будьте готовы к мысли о том, сколько раз вы были там.
  7. Простите себя . Легче сказать, чем сделать, правда? Вы можете начать с этого поста о возмещении ущерба, а затем проверить этот пост о самопрощении. Помните, прощение не означает прощение или прощение. Прощение может означать принятие того, что мы, возможно, сделали что-то, о чем мы сожалеем, но нахождение нового отношения и взгляда на себя в отношении этого действия. Это не означает, что мы забываем, но означает, что мы находим способ двигаться вперед.
  8. Выясните, что вы узнали .Вина часто нас чему-то учит. Это может быть что-то о нас самих или о мире. Мы можем учиться и расти практически на любых эмоциях (глупо, но это правда), поэтому подумайте, чему вас научила ваша вина.
  9. Сделай что-нибудь со своей виной . Рационально или иррационально, вы можете использовать свою вину, чтобы помогать другим. То, что вы делаете, может исходить из того, что вы узнали. Будь то обучение других, чтобы они могли избежать ошибок, в которых вы чувствуете себя виноватыми, повышение осведомленности о причинах смерти (от сердечных заболеваний до злоупотребления психоактивными веществами и самоубийства) или просто побуждение других поговорить со своей семьей о желаниях конца жизни, вы может использовать множество переживаний вины, чтобы помочь другим.
  10. Подумайте, что бы вам сказал ваш близкий . Поместите себя в пространство, чтобы по-настоящему сосредоточиться на мыслях о любимом человеке. Представьте, что вы рассказываете им о своих чувствах — о своих сожалениях, о своей вине и обо всем этом. Если есть что-то, что вы хотели бы сказать, скажите это. Затем представьте, что вам скажет ваш любимый человек.

Вина — ЧЕЛОВЕЧЕСКАЯ тема. Сегодня мы коснулись лишь поверхности, поэтому оставьте комментарий, чтобы поделиться своей историей и всем, что помогло вам справиться с чувством вины.Тогда не забудьте подписаться, чтобы получать все наши сообщения прямо на ваш почтовый ящик.

Письмо родителям, пережившим самоубийство ребенка

Недавно я исполнилась годовщина самоубийства моего 19-летнего сына. За это время я испытал на себе «американские горки» эмоций, которые вы могли бы ожидать от человека на моем месте.

Это путешествие было осложнено созданием инициативы по повышению осведомленности о психическом здоровье, вдохновленной усилиями моего сына при жизни. Так открыто рассказывая о его борьбе (и о том факте, что я был настолько невежественен о них), я приветствовал множество приглашенных и незваных разговоров с другими родителями, которые также оплакивают потерю ребенка до самоубийства или изо всех сил пытаются поддержать ребенка. кто пытался покончить жизнь самоубийством.

Кроме того, я обнаружил еще много страдающих семей, о которых я не знал или не мог связаться. В некоторых случаях дело просто в том, что их слишком много, а меня слишком мало. В других случаях это либо слишком рано для них, либо слишком болезненно для меня. И все же я так много хочу сказать и поделиться с ними.

Вот почему я пишу именно этот пост. Это для всех вас, родителей, которые оплакивают потерю ребенка из-за самоубийства или тех, кто пытается поддержать скорбящих семью и друзей.Если у меня нет возможности поговорить с вами лично, вот что я хочу, чтобы вы знали.

Нет временной шкалы

Прежде всего, я хочу поделиться с вами тем, что не существует графика того пути, по которому вы путешествуете. Если вы планируете, выбросьте это отношение в окно. Если вы ищете план того, чего ожидать, когда и как это сделать, вы будете разочарованы.

Поймите, что вас отправили в путь, у которого нет конца, но будет продолжать двигаться вперед.Каждый день будет приносить новые вызовы, новые сюрпризы и новые моменты ясности и даже радости. Да хоть радость.

Не подвергайте себя дальнейшим страданиям и разочарованию, ожидая сделать это в срок. Знайте, что вы путешествуете по уникальному для вас путешествию и что, хотя оно может быть трудным, с каждым днем ​​становится немного лучше.

Нет правильного ответа

«Почему это произошло?»

Если вы еще не задавали этот вопрос, то зададите.

Если бы вы знали, что ваш ребенок страдает, вы бы хотели знать, почему вы не могли помешать ему покончить с собой.Если вы не знали, вам нужно знать, почему она это сделала или почему вы этого не узнали. Вероятно, есть много других вопросов, на которые вы ищете ответы.

Проще говоря, нет правильного ответа.

Знайте, что люди, у которых была диагностирована депрессия или которые в прошлом пытались покончить жизнь самоубийством, умерли в результате самоубийства. Знайте, что те, кто посещал психолога и принимал различные лекарства, тоже покончили с собой. Итак, для тех из вас, кто не знал, что ваш ребенок страдает, знайте, что даже если бы вы это сделали, вы, возможно, не смогли бы предотвратить трагедию.

Итак, для тех из вас, кто не знал, что ваш ребенок страдает, знайте, что даже если бы вы это сделали, вы, возможно, не смогли бы предотвратить трагедию.

С другой стороны, есть те, кто пытался покончить жизнь самоубийством один, два или более раз, но никогда не предпринимал повторных попыток и живут, казалось бы, счастливой нормальной жизнью (хотя часто им помогают лекарства и / или консультации).

Дело в том, что на эти вопросы нет ответа. Это нормально — спросить их или почувствовать разочарование, но не ругайте себя, думая, что вы могли сделать что-то, чтобы предотвратить это.У вас может быть, а может и нет — вы не узнаете.

Поймите, что люди, умершие в результате самоубийства, были больны и что болезнь в конечном итоге забрала их. Это похоже на то, как если бы ребенок болел раком. даже когда болезнь обнаружена и вылечена, нельзя гарантировать, что они в конечном итоге не проиграют битву с болезнью.

Я даю вам разрешение

Я разрешаю вам улыбаться или смеяться, если вы найдете что-то, что вас к этому подтолкнет. Я также разрешаю вам плакать и кричать, если это то, что вы чувствуете в данный момент.

Некоторое время я находился в противоречии со смешанными эмоциями, которые я испытывал. На следующий день после того, как я узнал о смерти моего сына, кто-то рассказал довольно забавную историю, и я громко рассмеялся в комнате, полной людей, мрачно оплакивающих кончину моего сына. Мне сразу стало неловко из-за этой вспышки; как я смею смеяться в такое время.

В течение нескольких недель и месяцев после его смерти я рассказывал или делился фотографиями, на которых я вожу свою жизнь, будь то игра в футбол или необходимый отпуск из жизни.В нескольких случаях я чувствовал себя виноватым за то, что позволил публике увидеть, что я продолжаю жить, или виноватым в том, что живу. Эта вина усугублялась тем, что другие критиковали меня за это — или за то, что я сделал это публично.

Мне потребовалось много времени, чтобы осознать — и я хочу, чтобы вы знали — что, хотя я чувствовал, что мне нужно разрешение от других, чтобы смеяться, плакать или жить своей жизнью, на самом деле я этого не делал. Если ты так себя чувствуешь, я разрешаю тебе. Как выживший, я разрешаю вам улыбаться, смеяться и жить — если вам этого хочется.

Идите своим путем, примите путь своего супруга

Существует ряд исследований, которые указывают на то, что большинство пар, потерявших ребенка, попадают в суд о разводе. Некоторые указывают на чувство вины или изоляции, неспособность разрешить потерю своего ребенка с помощью воспринимаемого «естественного порядка вещей» или, чаще всего, неспособность справиться со сложной травмой и процессом горя, переживаемым каждым из родителей.

Ключ в том, чтобы быстро понять, что каждый родитель будет переживать горе по-своему, и его или ее реакции будут уникальными для них.Если вы посмотрите на своего супруга и думаете: «Как он может это сделать?» или «почему она этого не делает?» поймите, что они думают о вас то же самое.

Вы должны пережить путешествие так, чтобы получить душевное спокойствие и терапию, которые вам требуются, и он или она должны делать то же самое. Это путешествие будет совершенно другим для каждого из вас, и чаще всего может показаться несовместимым друг с другом.

Дайте себе разрешение справиться со своим горем и скорбью на своем пути и дайте ему или ей свободу следовать их пути без осуждения и сроков.

Будьте добры к себе

Я чувствовал, что мне нужно быть рядом с женой, дочерью, родителями, друзьями сына и всеми остальными. Мне нужно было «вести себя нормально» для дочери и продолжать работать ради своего бизнеса и сотрудников. Я должен был быть сильным.

Я быстро обнаружил, что никому не могу быть полезен, если сначала не позволю себе быть добрым ко мне. Мне нужно было позволить себе немного личного времени, чтобы просто насладиться чем-то — чем угодно — что дало бы моему мозгу и сердцу отдохнуть от боли.

Для меня это было так просто, как позволить себе найти время, чтобы заняться чем-то, что я любил, но редко делал, например, посещать футбольные матчи в прямом эфире или смотреть игру моих любимых команд по телевизору. Я охватил страсть, которая была у меня всю жизнь, но редко позволяла себе наслаждаться. Это было всего несколько часов в неделю, но это имело значение.

В течение 6 месяцев мы с женой отправились в незапланированный тихий отпуск на Ямайку, чтобы снова отдохнуть от всех и вся.Некоторым показалось странным, что мы могли отдыхать, оплакивая своего сына, но это была необходимая доброта, которую мы проявили к себе, которая помогла нам в нашем путешествии.

Найти группу поддержки

Мы с женой по-разному пережили наше горе, но в одном мы согласимся: присоединиться к группе поддержки сверстников, которые пережили потерю члена семьи в результате самоубийства, было одним из лучших вещей, которые мы могли бы сделать.

Мы встретились с консультантами по горе сразу после нашей потери, и это было нормально, но не оказало длительного влияния на наше путешествие.Мы поговорили с друзьями, которые искренне пытались нам помочь — и мы ценили их, — но не смогли найти нужного нам релиза.

Наше исцеление началось только после того, как мы присоединились к группе поддержки выживших самоубийц. Быть окруженным другими людьми, которые действительно понимают мириады эмоций, присущих выжившим после самоубийства, — это потрясающая терапия.

Слушать, как другие рассказывают о своих путешествиях, может быть сложно, но это также очищает. Поделиться своей историей никогда не бывает легко, но когда вы смотрите в глаза другим родителям и видите, что они * действительно * понимают вас; чувство покоя охватывает вас … и вы обнаружите, что хотите поделиться чем-то большим и большим.

Потеря ребенка в результате самоубийства настолько уникальна, что даже вам будет трудно относиться к тем, кто потерял своих детей в результате физической болезни или несчастных случаев. Фактически, многие, как мы, не хотят разговаривать с другими из страха осуждения. Я понял.

Группы поддержки родителей, потерявших близких, полезны, но по возможности найдите группу поддержки выживших после самоубийства.

«ОК» утомляет

В какой-то момент ты вернешься к работе. Со временем вы начнете участвовать в групповых мероприятиях, вы снова будете на публике.Люди спросят: «Как дела?» но вы будете знать, что они действительно не хотят знать ответ. Им не все равно, и они хотят помочь, но они не хотят слышать ваш ответ, вы увидите это их глазами или как они ерзают, когда видят, что вы приближаетесь. Дело не в том, что они не хотят помогать или слушать, они просто не знают, как реагировать.

Вы не поделитесь своими чувствами, когда захотите упасть в их объятия и поплакать полчаса.

Значит, вы говорите «ОК», когда вы говорите с точностью до наоборот.Вы не поделитесь своими чувствами, когда захотите упасть в их объятия и поплакать полчаса. Вы будете продолжать свой день, притворяясь, что у вас все в порядке. А когда вы вернетесь с работы в 18:00, вы будете готовы ко сну, совершенно вымотанные и измотанные. Быть в порядке — это чертовски утомительно. Это был один из самых эмоциональных переживаний для меня за весь год. Даже сейчас, год спустя, когда я даю детям или родителям 15 или 60 минутную презентацию о психическом здоровье, мне нужно спать 18 часов, чтобы восстановить силы.

Дайте себе время отдохнуть, оно вам понадобится просто для того, чтобы быть.

Празднуйте жизнь вашего ребенка по особым случаям

Как вы понимаете, я не ждала дня рождения сына, Рождества или Дня отца. Однако я узнал, что мой страх был вызван скорее многочисленными предупреждениями, которые я получил от друзей и семьи из лучших побуждений, чем реальностью события.

«Ой, подождите до Рождества, это будет очень тяжелое время для вас.”

«Я не представляю, через что тебе предстоит пройти в День отца… будь сильным».

Я обнаружил, что в эти особые дни я скучал по своему сыну не больше или меньше, чем накануне или послезавтра. Я понял, что позволяю восприятию других управлять моими ожиданиями от этих дней и тем, как я в конечном итоге их переживу.

Я обнаружил, что больше или меньше скучаю по сыну в те особенные дни.

В День отца я получил откровение; это не день, чтобы оплакивать тот факт, что я больше не отец своего сына, а празднование того факта, что мне выпала честь быть его отцом в течение 19 лет.Его день рождения — не день, когда я оплакиваю тот факт, что он больше не здесь, чтобы задуть свечи, а чтобы отпраздновать радость, которую он принес в мою жизнь, жизнь нашей семьи и друзей за свои 19 лет.

Чтобы помочь, поищите ритуалы, которые помогут вам почувствовать себя лучше или поддержат ваши убеждения. Мы начали традицию зажигать и запускать японские фонари на берегу озера в такие дни, как его день рождения или годовщина его смерти. С каждым выпуском мы благодарим его и празднуем его жизнь.

Это небольшое изменение в отношении — при небольшом планировании — сделало эти празднования более значимыми и помогло нам продвинуться по этому пути, а не застрять на нем.

Ваш ребенок не делал этого с вами

Среди бесконечного разнообразия эмоций, которые вы испытаете, гнев и / или вина будут двумя самыми сильными.

«Почему он сделал это со мной?»

«Что я сделал не так?»

«Я должен был предотвратить это».

Из разговоров со многими подростками и молодыми людьми, страдающими депрессией, я обнаружил, что в самые тяжелые моменты они не думают ни о вас, ни о ком-то еще.Они просто не могут думать или переживать какую-либо реальность, кроме боли и беспокойства, которые они испытывают в данный момент.

В моменты просветления у них может быть перспектива увидеть свою борьбу, но когда депрессия или какое-либо психическое заболевание, от которого они страдают, овладевает ими, у них нет такой перспективы.

Студент, страдающий депрессией, недавно сказал в ответ на пословицу о том, что самоубийство — это постоянное решение временной проблемы: «Вы этого не понимаете, депрессия — НЕ временная проблема! Это постоянная проблема.

У них просто нет выбора, так же как у них нет выбора, когда они попадают в аварию со смертельным исходом или когда в их мозгу взрывается эмболия.

Дело в том, что когда их болезнь берет верх, это похоже на любое физическое заболевание, с которым мы, кажется, можем примириться. У них просто нет выбора, так же как у них нет выбора, когда они попадают в автомобильную аварию со смертельным исходом или когда в их мозгу взрывается эмболия.

Как выжившие, мы должны найти способ признать, что это не было рациональным выбором. Болезнь депрессии лишила их этого выбора.

Они умерли не от самоубийства… они умерли от депрессии. Выбор был не за ними.

Наклонение

Одна фраза, которой я поделилась со мной во время беседы с группой поддержки моего выжившего самоубийц, была «опираться на боль». Он призван побудить вас не избегать эмоций, которые вы испытываете, какими бы трудными они ни были.Горе — и все эмоции, которые оно вызывает — всего лишь препятствие на пути. Избегая этого, вы не попадете туда, где вам нужно.

Точно так же я обнаружил, что вы также должны полагаться на радость и счастье, когда они появляются. Если у вас есть возможность насладиться моментом в жизни, наклонитесь и наслаждайтесь им. У вас определенно будут плохие дни в будущем, но момент счастья или радости не предотвратит и не спровоцирует этот плохой день. Обратное также верно; позволение себе испытать боль в плохой день не помешает наступлению хорошего дня.

Каждое произойдет, и каждого следует приветствовать как необходимую часть пути.

Не будет хорошо, но все будет хорошо

Сожалею, но сообщаю вам, что это никогда не будет нормально. Просто невозможно потерять ребенка из-за самоубийства и когда-либо все будет в порядке. Однако с тобой все будет хорошо.

Нет боли или переживания, как потерять ребенка в результате самоубийства; однако вы — как и многие другие родители до вас — в конечном итоге откроете для себя новую нормальность, новый образ жизни.Это не идеально, но это позволит вам продолжить свою жизнь, чтобы отпраздновать жизнь ребенка, которого вы потеряли, поддержать и полюбить детей, о которых вы, возможно, все еще должны заботиться, и / или внести позитивный вклад в жизнь ваших друзей и тех. вашего сообщества.

Не зацикливайтесь на мысли, что вы никогда не сможете справиться с потерей. Вы не сможете с этим справиться, но вы найдете способы справиться с этим. Скорость, с которой вы продвигаетесь по этому пути, отчасти определяется осознанием того, что вы никогда не станете прежним, но в конечном итоге установится новая норма.

Путешествие

Возможно, вы заметили мое постоянное упоминание о путешествии в этом письме. Это не было намеренно. Это факт, который вы поймете, если еще не сделали этого. Что бы вы ни пережили, вы находитесь в уникальном для вас путешествии.

Примите путешествие; Как и сама жизнь, она будет пронизана взлетами и падениями, и каждый из них необходимо пережить, чтобы стать тем, кем вы являетесь.

Наконец, вам не нужно идти в одиночку.Есть группы поддержки, профессионалы и люди, которые могут помочь. Мой опыт показывает, что мои сверстники — те, кто тоже потерял любимого человека из-за самоубийства, — лучшая поддержка.

Обратитесь к ним. Свяжитесь со мной, если хотите. Просто протяни руку.

Сэм Фиорелла

Присоединяйтесь к разговору и поддержите. Если вы пережили потерю ребенка в результате самоубийства и хотите добавить к этому списку переживаний или взглядов, пожалуйста, поделитесь своими мыслями в комментариях ниже.Важно, чтобы те из нас, кто может высказаться, высказались.

Учимся справляться с потерями

Недавно мы с женой прошли мимо места одного из наших первых свиданий. В течение следующих нескольких минут мы улыбались, вспоминали и пересказывали небольшую счастливую часть нашей общей истории. Эта дата была абсолютно волшебной. Одна из тех ночей, о которых вы мечтаете, когда вы неловкий подросток, но, будучи одиноким молодым взрослым, начинаете верить, что этого может никогда не случиться.

И тогда это происходит.Ночь, которую вам удастся пережить всего пару раз в жизни, если вам повезет.

И с осознанием этого, к моему удивлению, я начал испытывать легкую грусть. Я оплакивал крошечную потерю себя — этого дерзкого, самоуверенного 27-летнего парня, который вошел в ресторан, не имея представления о том, что его ждет. Бесконечный потенциал, который лежал перед нами. Накал эмоций, с которыми я не знал, что делать.

Двое людей, которыми мы были той ночью, ушли.И они никогда не вернутся.

Я никогда больше не встречусь с женой в первый раз.

Я бы никогда не полюбил так безумно, что это одновременно взволновало и напугало меня. 1

В моей юности было милое и дерзкое невежество, которое было безвозвратно потеряно. И, несмотря на то, что я был потерян по лучшим причинам, мне все равно было грустно. Несколько мгновений я молча оплакивал свое прошлое, как оплакивают смерть дальнего родственника.

А потом я двинулся дальше.

Я не привыкать к потере. Я так не думаю, что кто-то из нас. Я видела, как умирают члены семьи и друзья. Мои романтические отношения закончились впечатляющим взрывом, и они закончились долгим, затяжным молчанием. Я потерял дружбу, работу, города и сообщества. Я потерял веру как в себя, так и в других.

Каждая потеря — это смерть. В каждом случае когда-то существовал опыт — вещь, идея, человек — которые приносили смысл вашей жизни. Сейчас его больше нет.

Преодоление убытков всегда предполагает одну и ту же динамику. В любом случае — будь то потеря дружбы, карьеры, конечности или чего-то еще — мы вынуждены считаться с тем фактом, что мы никогда больше не испытаем что-то или кого-то снова. Мы вынуждены почувствовать внутреннюю пустоту и принять нашу боль. Мы вынуждены противостоять этому ужасному, ужасному слову: «Никогда».

«Никогда» больно, потому что никогда не означает, что его нельзя изменить. И нам всегда нравится думать, что все можно изменить.Эта возможность заставляет нас чувствовать себя лучше.

«Просто работай немного усерднее!»
«Просто нужно этого достаточно!»

Эти фразы дают нам легкую задницу. Говорят, если вам это не нравится, выйдите и измените это.

Но «никогда»? Никогда не означает, что все кончено. Никогда не значит, что его нет. Никогда не значит вечно. И это действительно тяжело.

Мертвого человека не вернуть к жизни. Вы никогда не сможете «перезагрузить» разорванные отношения.Вы никогда не сможете исправить потерянную молодость, повторить прошлую ошибку или отменить слова, разрушившие дружбу.

Когда его нет, его уже нет. И это никогда не будет прежним, что бы вы ни делали. И это, в реальном психологическом смысле, разрушает вашу маленькую частичку. Кусок, который в конечном итоге нужно будет перестроить.

Каждая потеря — это частичная потеря того, кем вы являетесь

Одно из самых распространенных писем, которое я получаю от читателей, — от людей, которые хотят вернуть свою бывшую. Некоторые из них говорят об этом лучше — они говорят, что хотят «что-то придумать» или «исправить», но на самом деле все сводится к следующему: «Он / она оставил мою задницу, и это больно; что мне сказать или сделать, чтобы вернуть их? »

Этот вопрос никогда не имел для меня смысла.Во-первых, если бы существовал проверенный способ вернуть бывшего, мы бы а) поняли это давным-давно и б) разрыва или развода не существовало бы. Мир будет наводнен счастливыми супружескими парами. И я бы, наверное, остался без работы.

Но что еще более важно, попытка «вернуть» бывшего невозможна, потому что даже если «это сработает», преобразованные отношения никогда не будут полностью напоминать отношения прошлого: это будет хрупкая, надуманная история, состоящая из двух совершенно разных и скептически настроенные люди, которые снова и снова проигрывают одни и те же проблемы и драмы, постоянно напоминая о причинах неудач.

Когда я думаю обо всех знакомых мне счастливых парах, многие из них говорят: «О, он был полным дерьмом, но потом он извинился и купил мне торт и цветы, и теперь мы счастливы в браке» ?

Ни один из них. 2

Чего не понимают эти рассылки, так это того, что отношения не прекращаются из-за того, что два человека сделали что-то не так, друг другу. Отношения заканчиваются, потому что два человека что-то не так друг для друга.

Мы все уже переживали расставания.И все мы в моменты слабости тосковали по бывшим, писали смущающие электронные письма / текстовые сообщения, пили слишком много водки во вторник вечером и молча плакали под ту песню 80-х, которая напоминает нам о них.

Но почему расставание так больно? И почему мы чувствуем себя такими потерянными и беспомощными после них? В этой статье будет рассказано, как справиться с всеми потерями , но поскольку потеря интимных отношений (партнеров и членов семьи), безусловно, является самой болезненной формой утраты, мы в первую очередь будем использовать их в качестве примеров.

Но сначала мы должны понять, почему проигрыш — отстой. Итак, я собираюсь составить эпический список пунктов, чтобы все прояснить:

  • Чтобы быть здоровыми и работоспособными людьми, мы должны хорошо относиться к себе. Чтобы чувствовать себя хорошо, мы должны чувствовать, что наше время и энергия потрачены осмысленно. Смысл — это топливо для нашего разума. 3 Когда он заканчивается, все остальное перестает работать.
  • Основной способ создания смысла — это отношения. 4 Обратите внимание, что в этой статье я буду использовать термин «отношения» в широком смысле. У нас не только отношения с другими людьми (хотя эти отношения, как правило, наиболее значимы для нас), у нас также есть отношения с нашей карьерой, с нашим сообществом, с группами и идеями, которые мы идентифицируем с 5 , действиями, которые мы заниматься и так далее. Все эти отношения потенциально могут придать нашей жизни смысл и, следовательно, заставить нас чувствовать себя хорошо.
  • Наши отношения не только придают смысл нашей жизни, они также определяют наше понимание самих себя.Я я писатель из-за моих отношений с писателем . Я я сын из-за моих отношений с моими родителями . Я я американец из-за моих отношений с моей страной . 6 Если что-то из этого у меня отберут — например, скажем, меня случайно отправили в Северную Корею (ой) и я больше не могу писать — это вызовет у меня небольшой кризис идентичности, потому что деятельность, которая дала моя жизнь, имеющая такое большое значение, последнее десятилетие больше не будет доступно для меня (это и, вы знаете, застревание в Северной Корее).
  • Когда одно из этих отношений разрушается, эта часть нашей идентичности разрушается вместе с ним. Следовательно, чем больше смысла отношения добавляли в мою жизнь, чем более значима их роль в моей идентичности, тем более разрушительной будет потеря, если / когда я ее потеряю. Поскольку личные отношения обычно придают нам наибольший смысл (и, следовательно, счастье), именно эти отношения больше всего причиняют боль, когда теряются.
  • Когда мы теряем отношения, мы теряем этот смысл.Внезапно то, что придавало столько смысла нашей жизни, больше не существует. В результате мы почувствуем чувство пустоты там, где раньше было это значение. Мы начнем сомневаться в себе, спрашивать, действительно ли мы знаем себя, правильно ли мы приняли решение. В экстремальных обстоятельствах этот вопрос станет экзистенциальным. Мы спросим, ​​действительно ли наша жизнь имеет смысл в все . Или если мы просто тратим всем кислород. 7
  • Это чувство пустоты — или, точнее, отсутствие смысла — более известно как депрессия.Большинство людей считают, что депрессия — это глубокая печаль. Это ошибочно. Хотя депрессия и грусть часто возникают вместе, это не одно и то же. Печаль возникает, когда что-то плохо. Депрессия возникает, когда что-то кажется бессмысленным. 8 Когда что-то плохо, по крайней мере, это имеет значение. В депрессии все превращается в большую пустоту. И чем глубже депрессия, тем глубже бессмысленность, тем глубже бессмысленность любого действия, до такой степени, что человеку будет трудно встать по утрам, принять душ, поговорить с другими людьми, поесть и т. Д. .
  • Здоровая реакция на потерю — это медленно, но верно выстраивать новые отношения и привносить новый смысл в свою жизнь. Мы часто называем эти периоды после потери «новым началом» или «новым мной», и это в буквальном смысле верно. Вы конструируете «нового себя», принимая новые отношения взамен старых. 9
  • Нездоровая реакция на потерю — это отказ признать, что часть вас мертва и ушла. Это значит цепляться за прошлое и отчаянно пытаться вернуть его или каким-то образом пережить его заново.Люди поступают так, потому что вся их личность и чувство собственного достоинства были скрыты в этих недостающих отношениях. Они чувствуют, что неспособны или недостойны любящих и значимых отношений с кем-то или чем-то еще в будущем.
  • По иронии судьбы, тот факт, что многие люди не могут любить или уважать себя, почти всегда является причиной, по которой их отношения рушились.

Токсичные и здоровые отношения

Чтобы понять, почему некоторым людям так трудно отпустить, нам нужно понять простую дихотомию:

  1. Токсичные отношения — это когда два человека эмоционально зависят друг от друга — то есть они используют друг друга для одобрения и уважения, которые они не могут себе оказать.
  2. Здоровые отношения — это когда два человека эмоционально взаимозависимы друг с другом — то есть они одобряют и уважают друг друга, потому что они одобряют и уважают себя.

Токсичным отношениям, чтобы выжить, нужна драма. Токсичные люди из-за того, что не любят и не уважают себя, никогда не могут полностью принять идею о том, что кто-то другой может любить и уважать их. И если кто-то приходит и проявляет к ним любовь и уважение, они не доверяют этому или не принимают этого.Это что-то вроде старого изречения Граучо Маркса: «Я бы никогда не вступил в клуб, членом которого был бы я».

Следовательно, токсичные люди способны принимать любовь только тех людей, которые их не любят и не уважают. 10

Теперь, когда у вас есть такая эмоциональная кластерная ебля — два человека, которые не любят и не уважают себя ИЛИ друг друга, — тогда, очевидно, они начинают чувствовать себя по-настоящему незащищенными друг с другом. Что, если она бросит меня? Что, если она поймет, что я неудачник? Что, если она не одобряет начинку для пиццы, которую я заказал?

Таким образом, этим людям нужен способ постоянно проверять, действительно ли другой человек хочет быть с ними.Эти испытания завершаются созданием драмы.

Драма — это когда кто-то создает ненужный конфликт, который на короткое время порождает ложное ощущение смысла. Когда токсичный человек портит свои отношения, а партнер прощает их и не замечает этого, это приводит к тому, что в остальном дерьмовые отношения на короткое время не кажутся дерьмовыми. И это чувство делает отношения действительно значимыми. Они говорят себе: «Ух ты, я отдал его собаку, а он все еще со мной .Это должна быть настоящая любовь ». И все розово-персиковое и какого-то другого приятно звучащего цвета… на какое-то время.

Потому что драма недолговечна. Основная неуверенность остается. Так что довольно скоро токсичной паре понадобится еще одна инъекция драмы, чтобы сохранить фарс значимых отношений.

Здоровые отношения избегают драмы, потому что они обнаруживают, что ненужный конфликт умаляет значение и важность , уже порожденную отношениями.Здоровые люди просто не терпят драмы. Они ожидают, что друг друга возьмут на себя ответственность. Только тогда они смогут по-настоящему позаботиться друг о друге.

Здоровые отношения: вместо того, чтобы изобретать конфликты для подтверждения их любви и взаимной поддержки, минимизируйте конфликт, чтобы освободить больше места для любви и поддержки, которые уже есть.

Вернемся к примеру с моей ностальгией по встрече с женой. Если бы наши отношения были токсичными, и я был постоянно ненадежным ублюдком в своих отношениях, я мог бы отреагировать на свое небольшое количество печали и горя, затеяв ссору с женой, обвиняя ее в потере этого волнения и страсти к новым отношениям скулить на нее, что все не так, как раньше, и что это ее ошибка .

Получившаяся в результате драма могла бы сделать две вещи: 1) она снова дала бы мне ощущение смысла; вот и я, борюсь за более страстные, захватывающие отношения с женой! И, черт возьми, она должна со мной согласиться и что-то с этим делать! И 2) после того, как она в течение часа или трех была для нее полным придурком, тот факт, что она защищалась, успокаивала меня или пыталась разрешить (воображаемый) конфликт, еще раз докажет мне, что она любит меня и все такое. будет прямо в мире моего сердца… по крайней мере, до тех пор, пока я снова не почувствую себя неуверенно.

Другой опасный ответ — просто решить, что, если моя жена не может доставить мне это новое волнение, я просто найду его вне брака. Стук какой-нибудь рандо подтвердил бы мое неуверенное чувство нелюбимости и нежелания. По крайней мере, на время. И я говорил себе всевозможную чушь с заголовками, вроде «Я заслуживаю», чтобы снова почувствовать эту новизну и волнение с женщиной. И в конечном итоге моя жена виновата в том, что мое сердце (также известное как пенис) заблудилось.

Но вместо всего этого, будучи здоровой парой, я просто сказал что-то вроде: «Ух ты, разве те ночи вместе не были замечательными? Я как бы скучаю по ним… »А затем тихо напомнил себе, что отношения развиваются, что радость и преимущества любви на третьей неделе — это не то же самое, что радость и преимущества на третьем или третьем году.И это нормально. Любовь растет, расширяется и меняется, и то, что вы испытывали мимолетное возбуждение, не означает, что стало лучше. Или даже необходимо.

Для тех из вас, кто боится, что ваши отношения могут быть токсичными и портить вам завтрак каждое утро, вот удобная серая коробочка, которая поможет вам в этом разобраться.

1. Невозможно представить счастливую жизнь без отношений. Токсичные отношения — это сделка с дьяволом. Вы уступаете свою личность и самооценку этому человеку или этой вещи, а взамен эти отношения должны предлагать смысл и цель вашей жизни, которых вы так отчаянно жаждете.Но вы не понимаете, что, принося свою идентичность в жертву одному человеку или вещи (или одному человеку-вещи, не здесь, чтобы судить), отношения порождают на больше, незащищенности, а не меньше. Он окутывает вашу жизнь, требуя всего вашего времени и внимания, делая все остальное бессмысленным, а все остальные отношения бесполезными.

Если при мысли о потере отношений кажется, что ваша жизнь подошла к концу, то вы, вероятно, оказались в коконе токсичных отношений.

И смотрите, ядовиты не только люди.Рабочие места могут быть токсичными. Члены семьи могут быть токсичными. Такие группы, как церкви, политические группы, семинары самопомощи — у вас могут быть токсичные отношения со всеми ними. 11

2. Отношения вредит другим отношениям в вашей жизни. Токсичные отношения — это пламя, которое поглощает весь кислород из наших сердец, удушая другие отношения в нашей жизни. Токсичные отношения вскоре становятся линзой, сквозь которую вы смотрите на все остальные отношения в своей жизни. Ночью с друзьями преобладают разгрузка драмы и багажа, накопленного с тех пор, как вы их видели в последний раз.Вы обнаруживаете, что не можете поддерживать беседу, не имеющую отношения к вашим отношениям, дольше нескольких минут. По сравнению с вашими токсичными отношениями мир кажется холодным, безвкусным и серым беспорядком. Тебе все равно. Вы обнаруживаете, что навязчиво думаете о своих отношениях, даже в тех местах, где они иррациональны или неуместны — на баскетбольном матче, посреди собеседования, когда звоните матери во вторник, слушая дерьмовый концерт вашего ребенка на скрипке. Остальное не важно.Ничто другое не должно иметь значения.

Когда вы увлечены токсичными отношениями, друзья найдут вас эгоистичным и невыносимым, члены семьи не одобрят их, а затем тихо дистанцируются. Некоторые друзья или родственники могут попытаться помочь, говоря вам, что ваши отношения причиняют вам боль, но обычно это только ухудшает положение, а не улучшает его. Попытки вмешательства извне будут истолкованы только как драма, разжигающая ядовитое пламя.

3. Чем больше любви вы отдаете, тем больше обижаетесь и сердитесь. Поскольку драма всегда ставит под сомнение токсичные отношения, отношения требуют всей вашей мысли и энергии. Но тогда отношения только наказывают вас за эту мысль и энергию, вызывая нисходящую спираль дерьма. Токсичные отношения — это черные дыры. Они не только втягивают вас все глубже и глубже, но и обладают собственной силой тяжести. Любая попытка оторваться только разжигает пламя драмы, которое затем затягивает вас обратно к тому месту, где вы начали.

Токсичные отношения часто имеют свойство «Будь проклят, если нет». Когда вы в них, вам не терпится от них уйти. Но когда вы находитесь вдали от них, потому что вы потеряли свою идентичность, вы не представляете, что делать без них.

Почему избавиться от токсичных отношений труднее, чем от здоровых

Токсичные отношения вызывают привыкание, потому что драма вызывает привыкание. Подобно наркотикам или азартным играм, драма непредсказуема; это ошеломляет и отвлекает, и он поражает вас неожиданной наградой в виде радости или волнения.

Что еще хуже, мы теряем чувствительность к драме. Нам нужно находить все большие и большие конфликты, чтобы доказать себе, что мы любимы. Старых конфликтов больше будет недостаточно. Вы начали с спора о том, кто выносит мусор. Теперь выносит мусор. Но вы по-прежнему чувствуете себя неуверенно и нелюбимым. Итак, вы начинаете ссору из-за того, как часто он звонит своей матери. Поэтому он перестает звонить своей матери (по крайней мере, вокруг вас). Но эта незащищенность остается. Так что вам нужно снова повысить ставку.Пора помочиться в его любимую пару туфель и посмотреть, как он к этому относится.

В конце концов, драма достигает точки кипения, и отношения начинают мучительно испаряться, обжигая всех участников.

Но когда мы попадаем в драматическую спираль, происходит кое-что еще. По мере того, как мы повышаем ставки и драма увеличивается, мы становимся на более эмоционально зависимыми, от человека, а не менее. Мы так много вкладываем в драму, что приходим к выводу, что наш партнер намного важнее для нашего благополучия, чем он есть на самом деле.

Драма, таким образом, представляет собой психологическую призму, зеркало забавы, искажающее значение, которое приносят нам отношения. В наших глазах этот человек, или эта группа, или это занятие — это все, что нам нужно, , тогда как на самом деле это, вероятно, единственные отношения, которые, вероятно, наносят нам наибольший вред.

Между прочим, люди, которые не знают, как расстаться с отношениями, — это часто те, кто был в отношениях с кем-то, кто был оскорблен или полностью бескорыстен. Это потому, что в этих отношениях разрыв ничего не меняет.Когда они были вместе, человек тратил все свое время и энергию, пытаясь завоевать свою партнершу. После того, как они расстались, они продолжают тратить все свое время и энергию, пытаясь завоевать партнера. То же дерьмо, в другой день.

Точно так же люди, которые не могут смириться с потерей своих отношений, будут изводить своего бывшего и разжигать с ними драму, чтобы заново пережить ощущение этих отношений. Но им нужно создавать эту драму снова и снова, чтобы поддерживать это чувство.

Драма, конечно, может заразить и другие отношения.Люди создают драму на работе, чтобы преодолеть неуверенность в том, что их не ценят и не ценят. Люди создают драму с властями или правительствами, когда чувствуют экзистенциальную незащищенность. И люди создают драму сами с собой, когда воображают, что не доживают до какой-то былой славы.

Как стать лучше при принятии убытков

ШАГ 1. Поймите, что наши воспоминания лгут нам и убеждают нас, что ВСЕ ТОГДА БЫЛО СОВЕРШЕННО УДИВИТЕЛЬНЫМ, даже если это не так.

Я закончил университет в 2007 году, это был худший рынок труда за четыре поколения. Я боролся после школы. У меня не было денег. Большинство моих друзей уехали. И черт возьми, я скучал по школе. В школе было легко. Было весело. И у меня это хорошо получалось.

Потом я вернулся. У меня были друзья, которые отставали от меня на год, и я провел день в гостях у них, тусовался в кампусе и тем вечером ходил на вечеринки.

И, черт возьми, это было угнетающим.

Я кое-что понял: школа на самом деле отстой.Я просто забыл обо всех отстойных частях и вспомнил только хорошее. Довольно скоро мне не терпелось вернуться домой и уйти.

Наш разум имеет тенденцию помнить только лучшие качества нашего прошлого. 12 Убираем утомительное и однообразное и просто запоминаем мелирование ролика. 13 Вы когда-нибудь встречались с бывшим несколько лет спустя и задавались вопросом: «Черт возьми, я и этот человек встречались?!?» Да, это потому, что наши воспоминания не точны. 14 , 15

Наш мозг всегда думает, что есть одна вещь, , которая сделает нас счастливыми, что есть одна вещь, , которая решит все наши проблемы.Но когда мы находим эту вещь, за горизонтом всегда есть еще одна вещь. Это известно как гедонистическая беговая дорожка. 16 И точно так же, как мы склонны ошибочно полагать, что достижение одной цели в будущем заставит нас жить долго и счастливо, мы также склонны ошибочно полагать, что возвращение чего-то в нашем прошлом заставит нас жить долго и счастливо. 17

Но в обоих случаях наш разум просто тянется к чему-то, чтобы удалить это из настоящего. А счастье — это настоящее.Вы знаете, похоронен под всей ерундой.

ШАГ 2: Окружите себя людьми, которые любят вас и ценят вас за то, кто вы есть.

Итак, ваш разум подобен стулу с кучей тонких ножек. Некоторые ноги больше других. А если выбито достаточно ножек, их придется заменить.

Ну, отношения — это ноги на стуле. А когда вы теряете одну ногу, вам нужно сделать другую ногу больше, чтобы компенсировать ее потерю. В противном случае стул не удержит вашу толстую задницу — что, я полагаю, в этой странной аналогии и есть ваше счастье — и вы упадете и пролите свой молочный коктейль. 18

Это означает, что вы должны восстановить связь с людьми, которые заботятся о вас. Именно эти люди и эти занятия помогут нам выжить и будут эмоциональной опорой, когда мы начнем трудный процесс восстановления самих себя.

Звучит проще, чем есть на самом деле. Потому что, когда вы пережили какую-то потерю в своей жизни, последнее, что вы хотите сделать, — это позвонить своим друзьям, чтобы они пошли за пивом. Или позвонить маме и признать, что ты полный неудачник.

Это особенно сложно для людей, выходящих из токсичных отношений.Это потому, что люди, у которых токсичные отношения в одной сфере жизни, часто имеют токсичные отношения в других сферах. В результате у них нет людей, которые безоговорочно их ценят. Все драматично. И их разрыв в одних отношениях часто будет просто использоваться как другая форма драмы в других.

Моя рекомендация: если вы потеряли одни токсичные отношения, зачем останавливаться на достигнутом? Используйте свой личный небольшой кризис как лакмусовую бумажку, чтобы увидеть, кто искренне заботится о вас, а кто просто участвует в драматических инъекциях.Хорошие люди и хорошие отношения окажут безоговорочную поддержку. Токсичные друзья и члены семьи постараются перенять драму вашей потери и сделать ее своей. Это только усугубляет ситуацию.

ШАГ 3: Инвестируйте в свои отношения с самим собой.

Как правило, люди, чья самооценка зависит от токсичных отношений, делают это потому, что у них никогда по-настоящему не развивались функциональные отношения с самими собой (и нет, чрезмерная мастурбация не в счет).

Так что, черт возьми, я имею в виду под «отношениями с собой»?

В принципе, как вы относитесь к своему телу, разуму и эмоциям?

Это время, чтобы пойти в спортзал, перестать есть кадки с мороженым, выйти на улицу и заново познакомиться со своим старым другом по имени Саншайн.Пришло время записаться на курс, на который вы всегда хотели записаться, прочитать книгу, которая полгода лежала у вас на прикроватной тумбочке, и, наконец, впервые в жизни почистить зубной нитью. Пришло время позволить себе чувствовать грусть, злость или вину без самооценки.

И если вам трудно получить мотивацию делать все это, используйте свою потерю как мотивацию. Если вы стали жертвой отвратительного разрыва, что ж, самосовершенствование — лучшая месть любому бывшему. Если вы трагически потеряли кого-то из близких, представьте, что они хотели бы для вас, и выходите и живите этим.Если вы потеряли что-то дорогое в своей жизни или постарели в то время, когда вы чувствовали себя важным и желанным, возьмите на себя обязательство построить что-то еще лучшее для себя сегодня.

ШАГ 4: Если вы оказались на необитаемом острове и могли делать все, что хотели — делайте это.

Одна из самых здоровых вещей, которую вы можете сделать после потери, — это вернуться к основам: делать что-то для простого удовольствия. Если бы никого не было рядом, если бы у вас вообще не было обязательств по времени или энергии, чем бы вы занимались? Скорее всего, вы мало этим занимаетесь.И это часть проблемы. Вернись к этому.

Конечно, есть люди, которые понятия не имеют, что бы они делали со своим временем, если бы у них не было обязательств или некому было произвести впечатление. И это невероятно мрачный знак. Это подразумевает, что все, что они когда-либо делали, просто ради удовольствия других и / или получения чего-то делового от их отношений. Неудивительно, что их отношения пошли на убыль.

ШАГ 5: Если вы потеряли близкие отношения, не бойтесь какое-то время оставаться одиноким.

После потери интимных отношений многие люди естественным образом склонны немедленно заполнить пустоту либо другими отношениями, либо искать кучу внимания, привязанности и секса.

Это плохая идея. Поскольку это отвлекает от перечисленных выше здоровых занятий.

Если вы оказались на неправильной стороне разрыва (или, что еще хуже, вы потеряли кого-то из-за трагедии), даже если отношения были здоровыми и надежными, вам нужно время, чтобы восстановиться эмоционально. И это трудно сделать, если вы сразу же отдаете свое сердце следующему человеку, который придет к вам.

Оставайся одиноким какое-то время. Научитесь снова тратить время на себя. И возвращайтесь в мир свиданий только тогда, когда вы действительно этого хотите. Не потому, что вы чувствуете, что должны.

В конце концов все потеряно

Жизнь — длинная череда потерь. Это практически единственное, что гарантировано в нашем существовании. Время от времени, год за годом мы сдаемся и оставляем прежнее «я», которое никогда не восстановим. Мы теряем семью, друзей, отношения, работу и сообщества.Мы теряем убеждения, опыт, перспективы и страсти. И, в конце концов, однажды мы полностью потеряем свое существование. 19

Если вы вспомните тяжелые времена в своей жизни, поймите, что, чтобы выбраться из этих трудных времен, вам пришлось принять потери. Вы должны были потерять отношения и стремления, вы должны были потерять много смысла, чтобы создать большее, более здоровое значение. В этом смысле любой рост требует определенной степени потерь. И всякая потеря способствует дальнейшему росту. Оба должны происходить вместе.

Людям нравится видеть в росте эйфорию и радость. Но это не так. Настоящие перемены приносят с собой смесь эмоций — горе о том, что вы оставили, и удовлетворение от того, кем вы стали. 20 Мягкая грусть, смешанная с простой радостью. Той ночью мы с женой продолжили прогулку. И вскоре мы наткнулись на новый ресторан, только что открывшийся, в котором были новые вещи, которые мы хотели попробовать, и новые впечатления, которыми мы были готовы поделиться.

Мы сами себя пригласили.

Вина, обвинение и прощение — Альянс надежды

Опыт выжившего / Эмоции и проблемы / Вина, вина и прощение

Эмоции и вызовы:

После самоубийства некоторые выжившие размышляют о том, что они могли или должны были сделать, чтобы предотвратить смерть. Близких часто мучает чувство вины. Даже те, кто периферийно связаны с умершими, часто задаются вопросом о своей роли. Иногда выжившие испытывают глубокое чувство разочарования или гнева по отношению к другим, которые, по их мнению, плохо обращались с их любимым человеком, обвиняя их в том, что произошло.

Когда новые выжившие сожалеют о том, что они «пропустили предупреждающие знаки» самоубийства, другие, кто продвинулся дальше по пути горя, часто напоминают им, что есть пределы тому, что каждый из нас может сделать, чтобы исправить чужую боль. Иногда признаков нет или они становятся ясными только задним числом.

На форуме «Альянс надежды» один из выживших выразил это так:

Мы испытываем такое чувство вины за свою потерю. Обсуждение предупреждающих знаков только усиливает чувство, что мы должны были предотвратить трагедию.Мы снова и снова прокручиваем в уме наши последние разговоры и взаимодействия с близкими, ища ответы, которые не приходят. Мы делаем вывод, что мы в чем-то виноваты, но я считаю, что это ложная вина. В конце концов, возможно, мы должны осознать, что у нас нет возможности контролировать решения других и освободиться от вины за то, что мы могли бы предотвратить их самоубийства. Мне больно даже признавать это.
~ Bluerunner

В разговорах о самоубийстве некоторые выжившие также высказывают опасения по поводу стигмы.Стигма, веками сопровождавшая самоубийства, значительно уменьшилась, но многие все еще опасаются, что они или их близкие будут признаны неполноценными или лишенными характера. Некоторые говорят, что опасаются за души умерших. Когда общество начало понимать природу психического заболевания, многие представители духовенства высказались с состраданием и утешением. Отец Рон Ролхайзер, например, много лет писал о самоубийстве. Вот отрывок из одного из его эссе:

Что нужно сказать обо всем этом: Во-первых, самоубийство — это болезнь, которая наиболее неправильно понимается из всех болезней.Он уносит человека из жизни против его или ее воли, что является эмоциональным эквивалентом рака, инсульта или сердечного приступа. Во-вторых, тем, кто остался позади, не нужно тратить чрезмерную энергию на размышления о том, как мы могли подвести этого человека, что мы должны были заметить и что мы еще могли сделать, чтобы предотвратить самоубийство. Самоубийство — это болезнь, и, как и в случае с любой другой болезнью, мы можем кого-то любить, но все равно не сможем спасти этого человека от смерти. Бог тоже любил этого человека и, как и мы, не мог ничего сделать по эту сторону вечности.Наконец, нам не следует слишком беспокоиться о том, как Бог встречает этого человека с другой стороны. Любовь Бога, в отличие от нашей, может пройти через запертые двери и коснуться того, чего мы не позволим прикоснуться к себе.

Оплакивая самоубийство любимого человека, большинство выживших в конце концов приходят к глубокому пониманию своих ограничений — понимая, что никто из нас не может контролировать действия другого. Хотя мы стараемся изо всех сил, никто не может быть идеальным родителем, супругом, братом или сестрой или другом.Никто из нас не видит, и никто из нас не может исправить чужую боль. Надеюсь, мы научимся относиться к себе с таким же состраданием и прощением, как к своим семьям и друзьям.

Отказ от семьи и разрыв связей с токсичными членами семьи

Если вы честно оцениваете свои семейные отношения, и один или два человека продолжают появляться из-за ужасных чувств, которые они заставляют вас чувствовать, возможно, пришло время оценить их токсичных людей, и если эти токсичные отношения в вашей жизни мешают вам обрести счастье.

Видите ли, токсичные семьи — это негативная энергия, они лишают вас счастья и любви, чтобы создать драму, часто за ваш счет. Иногда нам нужно внимательно изучить, сможет ли жизнь избавиться от этих токсичных членов семьи. Как справиться с разрывом отношений с токсичными членами семьи и когда, возможно, пришло время уйти навсегда.

Избавление от токсичных людей, даже если это член семьи

Токсичные отношения могут проявляться во всех формах; это может быть между друзьями, парнями и подругами, партнерами или членами семьи.Ядовитым человеком может быть ваша мать или отец, брат или сестра или коллега, но чаще всего именно человек, который вам наиболее близок, причиняет вам наибольший вред.

Избавиться от токсичных отношений сложно; нет инструкций, как уйти и отпустить токсичного человека, но это достойный процесс для достижения собственного счастья и исправления внутреннего ущерба, который наносит эмоциональное насилие.

Наличие токсичного члена семьи, который регулярно берет вас на эмоциональные американские горки, оставляет у вас ряд противоречивых чувств — замешательство, обязательства, боль, вина, предательство, гнев и горе.

Сделать следующий шаг — избавиться от семьи — невероятно сложно, вызывает чувство вины и требует огромного мужества.

Член семьи воспользуется тем фактом, что вы являетесь семьей — связью, которая должна быть прочной, любящей и уважительной, — чтобы манипулировать вами и причинять вам боль, потому что они знают, что вам будет очень трудно избавиться от себя, потому что вы — семья .

Члены семьи являются легкой мишенью для токсичных людей — и эмоциональных насильников — потому что они могут и будут продолжать издеваться и причинять вам боль, ожидая, что вы будете сидеть и терпеть это.

Рекомендуемые книги, которые помогут вам понять, что токсичные отношения не являются вашей ошибкой, и дадут вам инструменты для преодоления трудностей и скорби, чтобы двигаться вперед

То, как токсичные люди относятся к вам, является их отражением, а не вами

Снова и снова вы будете пытаться понять и рационализировать их поведение, а затем прощать их действия, потому что … это ваша семья.

В обществе, где чувствуется, что независимо от обстоятельств, семья — это негласные узы, которые никогда не разорвать, когда токсичный человек в вашей жизни является частью круговой семьи вокруг вас, это делает борьбу с его жестоким обращением бесконечным более сложный и болезненный.

Это сбивающая с толку ситуация, пытается справиться не только с отсутствием любви и болью, с которой вы страдаете, но и с отсутствием позитивных отношений с кем-то, кто принадлежит вам по крови.

Внимательно посмотрите на те отношения, которые вам наиболее близки, и отметьте, какие чувства вызывает у вас этот человек и как он к вам относится.

Запугивание проявляется во всех формах, и его можно найти не только в школьных дворах. Его можно найти в самых неожиданных местах, включая ваш собственный дом.

Токсичные люди умеют бросать уколы и тонкие комментарии в подходящие моменты, когда вы один, таким образом делая их действия опровергнутыми для тех, кто не может подтвердить вашу версию событий.

Они очень умны, чтобы скрывать свое поведение на виду, и будут манипулировать вашими эмоциями, потому что знают вас близко.

Трудно не принять токсическое поведение на свой счет. Это не вы, это они.

Хотя это утверждение верно, трудно запомнить, что поведение токсичного человека не является отражением вас самих.

Токсичных людей невозможно исправить, не тратьте время на попытки

Это заявление может показаться резким, но это правда.

То, как токсичные люди действуют, — это внутренняя борьба, которую они несут внутри себя, но которая распространяется на окружающих или на их цель.

Не ваше дело «исправлять» их, и ядовитые люди часто не понимают, почему они чувствуют себя так, как они делают, делают то, что делают, и причиняют боль людям, которым они причиняют боль, но, тем не менее, они продолжают это делать.Это никоим образом не делает то, что они делают, оправданным.

Есть также токсичные люди с расстройствами личности, которые понимают, что их гнусные слова и поступки делают с другими, но считают свое поведение оправданным. Конечно, никогда, но в их сознании они всегда найдут способ оправдать средства.

Токсичные люди осознают хаос, который они создают вокруг себя, и хотя некоторые токсичные люди намеренно относятся к причиняемой ими боли, другие могут быть хорошими людьми, которые не знают, как существовать в мире, не заставляя вас жертвовать своим счастьем и самим собой. их причинение.

Токсичные люди создают драму и живут в мире негатива, и вам нужно внимательно присмотреться и решить для себя, сможете ли вы терпеть их поведение на всю жизнь — потому что оно никогда не исчезнет — или пришло время самому поправляться -быть приоритетом.

Это может означать, что вы отдаляетесь от этого человека, проводя с ним меньше времени, не делясь личной информацией или полностью отключаясь — временно или навсегда.

Осознание того, что член вашей семьи недоступен или не открыт для того, чтобы полностью и полностью любить вас, и обнаружение того факта, что вы не можете обращаться к нему или доверять ему, является одним из самых трудных осознаний в жизни.

То, что они являются членами семьи, не означает, что это отношения, построенные на взаимной любви, уважении и поддержке друг друга.

Вы — семья по крови, и это может быть единственной связью между вашими отношениями.

Если этот человек не может уважать вас, если вы не можете доверять тому, что он говорит и делает, если он лжет и манипулирует вами, если он плохо говорит о вас и других, если у вас нет голоса вокруг него, и особенно если они причиняют физический вред вам — вам нужно избавиться от этих токсичных отношений.

У вас есть право на создание для себя здоровой и счастливой жизни

Придет время, когда вы скажете: «Достаточно, достаточно».

Вы человек, заслуживающий любви и уважения. Вы не сможете расти, если солнечный свет постоянно затухает из-за шторма.

Вы не будете любить себя и жить позитивной и процветающей жизнью, которую вы абсолютно заслуживаете, после того, как токсичный человек намеренно причиняет вам боль и удерживает вас от настоящего счастья.

Пора проверить, что вы позволяете в своей жизни

Они могут манипулировать, лгать, быть пассивно-агрессивными, причинять боль или физически оскорблять, но они продолжают действовать таким образом, потому что вы позволяете это.

  • Что вы делаете, чтобы постоять за себя и остановить их отношение к вам?
  • Как вы реагируете, когда они неуважительно относятся к вам и причиняют вам боль?
  • Какова реакция токсичного человека, когда вы решаете противостоять ему?

Когда вы столкнетесь с токсичным человеком, ожидайте худшего.

Вы увидите, что они довольно манипулятивны в своей реакции на конфронтацию. Член семьи будет играть роль жертвы и пытаться настроить против вас других членов семьи, потому что вы причинили им боль. Они могут использовать свои эмоции, чтобы влиять на других членов семьи и изолировать вас, а также могут жестоко обращаться с вами. Ожидайте лжи, рассказов о жертвах, в которых они изображают себя жертвой, а вы — плохим парнем.

Токсичные люди откровенно лгут о том, о чем вы столкнулись.Ядовитый человек сочиняет новые истории, чтобы обезоружить вашу интерпретацию правды, и перенаправит обвинения, в которых вы его обвиняете, на вас — все сценарии будут указывать на токсичного человека, который сделает себя жертвой в глазах всех вокруг. .

То, что токсичный человек говорит, что окружающие будут говорить и обвинять вас, может заставить вас почувствовать себя сумасшедшим.

Знайте, что перенаправление — это просто еще одна манипуляция , чтобы заставить вас усомниться в обоснованности ваших утверждений, вспомнить ваш отчет о событиях и подвергнуть сомнению свои собственные эмоции и заставить вас почувствовать себя сумасшедшим / остро реагирующим / драматичным.

Не сомневайтесь в себе. У вас есть полное право отстаивать свое благополучие, свои эмоции и свое здравомыслие.

Неважно, член семьи это или друг, вам не нужно терпеть токсическое поведение, когда оно влияет на ваше самочувствие.

Жестокое обращение никогда не заслуживает терпимости

Если вы подверглись физическому насилию, вам абсолютно необходимо разорвать связи.

Любой, кто причиняет физическую боль, нарушает закон, нарушает физические границы с вами, и его действия влекут за собой последствия.

Эмоциональные и словесные оскорбления недопустимы.

Если кто-то эмоционально манипулирует, запугивает и оскорбляет вас, знайте, что вы заслуживаете лучшего и что это нормально — отпустить и уйти, даже если вы уходите от своей матери, отца или члена семьи.

Никакое количество любви, прощения, вины, горя или молитвы не исправит человека, который сломлен и намеренно причиняет вам боль из-за того, что он причиняет хаос и боль.

Человек, которого вам нужно спасти, — это вы сами.

Практика любви к себе и заботы о себе каждый день будет для вас новой концепцией, но со временем вы увидите и почувствуете, что это правильный шаг к новой и полноценной жизни.

Время, необходимое для выздоровления после ухода от токсичного человека, может быть быстрым, но в других случаях могут потребоваться годы и циклы гнева, горя, печали, облегчения и, наконец, удовлетворения.

Моя личная история отказа от контакта. Как отпускание семьи помогло мне наконец вылечиться.

Я лично знаю о прогулках от токсичного человека и циклах непривязанности.

Более семи лет назад я начал процесс дистанцирования от моей эмоционально оскорбительной и нездоровой Матери, а шесть лет назад я полностью прекратил с ней общение.

Это означает, что я перестал отвечать на звонки, я заблокировал ее на своем телефоне для звонков, текстовых сообщений и электронной почты и я уведомил почтовое отделение, чтобы оно отказывалось от нее.

С тех пор мы дважды переезжали и меняли адрес, отчего расстояние казалось все больше и больше.

Хотя я знаю, что это был правильный выбор, и я был бесконечно счастливее без нее в своей жизни, мой отец не слушал, почему я решил отказаться от контакта, и он не понимает, почему я решил не прощать ее за насилие и годы вреда, который она причинила.

Он помогает и продолжает потакать своим нездоровым представлениям и фанатичным воспоминаниям о моем детстве, не спрашивая у меня и сестры правду о том, что произошло в детстве.

Мой Отец значил весь мир для моей сестры и меня, и когда она перестала контактировать с ней, она позаботилась о том, чтобы забрать у нас последнее, что у нас было — моего отца — в качестве наказания.

Ядовитый человек никогда не поймет, когда вы уйдете и воспримете как оскорбление несоблюдение его жестокого обращения и выход из строя.

Из-за нашего поведения мы не можем разговаривать с ним или иметь его в нашей жизни.

Он не знает о различных степенях жестокого обращения в нашем доме, когда мы росли; все, что он знает, — это истории, которые она ему рассказывает и которые обращаются к нему как к Евангелию. Он знает сценарии, которые она для него придумала, и ее «воспоминания» обо всем.

Он продолжает поддерживать ее фанатичные мысли и нездоровый ум, потому что она фактически изобразила себя жертвой, а нас — преступником.

Для токсичного человека отключение от сети похоже на игру. Они заберут у вас всех, кого смогут, в качестве наказания и сделают из вас «плохого человека», а их — жертвой.

Когда вы решите отказаться от контакта, будьте готовы

Когда вы решили расстаться с семьей, будьте готовы потерять не только одного человека, от которого вы уходите, потому что всегда будет больше жертв, чем вы думаете.

Если придет время уйти от семьи, поймите, будут последствия.

Я провел много времени, подвергая сомнению свои собственные воспоминания о событиях, и я чувствовал себя сумасшедшим. Я провел бесчисленное количество часов, злясь и обижаясь, плакал из-за потери отца, и некоторые вещи все еще вызывают боль, которую я испытываю из-за его потери, которая возвращается в случайные моменты.

Мне не грустно из-за того, что я не общаюсь с матерью и являюсь призраком, но иногда я чувствую себя лишенным любящей матери.

Мой терапевт снова и снова говорит мне, что такой токсичный человек, как моя мать, нездоров и неспособен действовать как полноценно функционирующая часть общества.Например, в то время как большинство людей будут работать на 100%, токсичный человек предпочитает останавливаться на 50 или 60%, потому что им это нравится.

Без этого токсичного члена семьи моя жизнь стала более радостной, без этого ядовитого человека в моей жизни, надвигающегося, как грозовая туча, и мои дети в безопасности от ее манипуляций и жестокого обращения.

Ставить во главу угла своих детей и собственное эмоциональное благополучие, уходя от семьи, хотя временами это было тяжело, было катарсисом, пробуждением и болезненным путешествием.

Отказ от семьи — это выбор, который я буду делать снова и снова, чтобы исцелить.

Я каждый день вижу последствия эмоционального насилия со стороны моей токсичной матери в моем личном выборе, в том, как я являюсь родителем, и в том, как я отношусь к себе. Каким бы трудным ни был процесс отпускания, я знаю, что это было правильное решение для меня и не дать обидчику причинить боль моим детям, и это будет правильное решение.

Не тратьте зря время, пытаясь понять «почему»

Я сам не могу понять преднамеренных манипуляций токсичных родителей, лжи и причинения боли своему собственному ребенку.

Поверьте мне, когда я говорю, что попытки выяснить «почему» действиям токсичного человека — это бесплодное путешествие. Это то, что вы неизбежно попытаетесь выяснить самостоятельно, но для того, чтобы отпустить, вы должны уметь пройти мимо, не зная точно, почему человек делает то, что он делает, чтобы исцелить себя и свои шрамы.

Вдохновляйтесь осознанием того, что вы никогда не найдете ответа на вопрос «почему», потому что вы сами хороший человек и никогда не причините вреда другим намеренно.У них нет оправдания тому, какие они есть, и тем, что они делают, и справляются с тем фактом, что вы не такие, как они.

Готовы ли вы отпустить — временно или навсегда — и готовы ли вы к негативным последствиям от потенциально других членов семьи или друзей?

Как узнать, когда нужно уйти от семьи?

Готовы ли вы начать отпускать семью?

Сможете ли вы и дальше напоминать себе, что ВЫ ценны, когда проходите через этапы отпускания? Когда вы чувствуете, что хотите сдаться и взять телефон, можете ли вы быть достаточно сильными, чтобы знать, что путь долгий и трудный, и каждый раз, когда вы хотите уступить, оно БУДЕТ легче?

То, как вы себя чувствуете, важно, и если вы выберете это путешествие, и, несмотря на все одиночество и горе, знайте, что вы не одиноки — есть поддержка, но, что более важно, есть так много людей, подобных вам, которые выбрали быть невероятно храбрым и встать на путь собственного счастья.Прямо как ты.

Выбери тебя.

Выбери счастье и мир.

Выбери свое эмоциональное благополучие и радость.

Вы заслуживаете счастья.

Более позитивные ресурсы для родителей:

10 уроков, которые смерть моей матери научила меня исцелению и счастью

«Горе, когда оно приходит, совсем не такое, как мы ожидаем». ~ Джоан Дидион

Этой весной исполнилось десять лет со дня потери мамы.В один обычный четверг она не пришла на работу, и моя семья провела несколько дней, лихорадочно развешивая листовки о пропавших без вести, разъезжая по Новой Англии и вопреки разуму надеясь на счастливый исход.

Моя мать была склонна к частым перепадам настроения, но она также разговаривала со мной и двумя моими старшими братьями по несколько раз в день, и отключение сети было совершенно не в ее характере. Как кто-то просто исчезает? И почему?

Сорок дней — это долгий срок для размышлений о наихудших сценариях: убийство, похищение, диссоциативная фуга крутились в моем помятом уме.Я поддавался отчаянию, но мне всегда удавалось поддержать себя надеждой. Моя мама была моим лучшим другом, и в двадцать лет я слишком сильно нуждался в ней, чтобы потерять ее. Ей просто нужно было вернуться домой.

Шесть недель спустя позвонил мой брат. Он сразу сказал, что любит меня — верный признак того, что грядут плохие новости. Не было возможности сказать, что он должен был сказать дальше, поэтому он просто выплюнул это, как кислое молоко: тело нашей матери было найдено.

Водолаз, проверявший причалы в холодной гавани Новой Англии, заметил что-то белое на дне океана.Белый кит был универсалом нашей мамы. Она съехала с пирса. Мы не сказали слова самоубийство, но мы оба подумали, не поняли.

Прошло десять лет с той ужасной весны. Многое из этого все еще не имеет для меня смысла, но десятилетие смягчило грубость моего горя и позволило моментам легкости вернуться в мою жизнь, как восход солнца ползет по краям задернутой оконной шторы.

Потеря кого-то из-за самоубийства дает вам уверенность, что вы никогда не увидите другого восхода солнца, не говоря уже о том, чтобы ценить его.Это неправда. Мне сейчас тридцать лет, и моя жизнь больше, страшнее и насыщеннее, чем я когда-либо мог себе представить. Горе помогло мне добраться сюда.

Горе — это не то, что можно взломать. Нет никакого списка, который мог бы собрать ваше разбитое сердце. Но я обнаружил, что горе может неожиданно обогатить вашу жизнь. Вот десять истин, которым меня научила самая большая потеря в моей жизни:

1. Умереть — значит жить.

На мемориале моей матери я обижался на всех, кто говорил какую-то версию этой старой банальности: «Время лечит все раны.«Опыт научил меня, что время предлагает не столько линейный процесс исцеления, сколько медленно меняющуюся перспективу.

В первые месяцы и годы скорби я оттолкнул семью и друзей, опасаясь, что они тоже уйдут. Однако со временем я наладил близкие отношения и снова научился доверять. Горе хочет, чтобы вы прошли в одиночку, но нам нужны другие, чтобы осветить путь через этот темный туннель.

2. Никто не восполнит эту пустоту.

У меня в сердце дыра в форме мамы.Оказывается, это не смертельное состояние, но это первобытное пятно, которое никто никогда не заполнит. Долгое время я беспокоился, что, если самые близкие отношения в моей жизни внезапно разорвутся, я никогда больше не почувствую себя целым. Кто когда-нибудь поймет меня так, как мама?

Сейчас в моей жизни есть сильные женские образцы для подражания, но я не питаю иллюзий, что кто-то из них займет место моей мамы. Постепенно я смог избавиться от вины, которую заменял или оскорблял ее, освобождая место для других.Исцеление — это не замещение, а расширение, несмотря на дыры, которые мы несем.

3. Будьте спокойны с собой.

Спустя несколько месяцев после потери матери я была неуклюжей, забывчивой и туманной. Я не могу вспомнить ни одного урока в колледже, который я посещал в то время. Часть моего процесса скорби повлекла за собой избиение себя за то, что я не могла контролировать, и мой мозговой туман казался еще одной неудачей.

Со временем туман рассеялся, и мои воспоминания вернулись. Я пришел к выводу, что мой разум переходит в режим выживания со своими собственными механизмами преодоления трудностей.

Быть добрым к себе никогда не было моей сильной стороной, а горе любит делать вину своим помощником. Медитация, йога и ведение дневника — три практики, которые помогают мне напомнить, что доброта сильнее, чем слушание моего внутреннего саботажника.

4. Используйте то, что работает.

Я не буддист, но считаю, что концепция «отпускать все и не цепляться за что-либо» слишком сильно, чтобы быть могущественной.

Я не читаю самопомощь, но нашла утешение в мемуарах Джоан Дидион « Год магического мышления ».

Я не религиозен, но я нашел свой голос в группе поддержки университетского городка, которой руководит капеллан.

Я не играл в футбол с детства, но я вступил во взрослую развлекательную лигу и обнаружил, что могу жить настоящим моментом, гоняясь за мячом по полю.

Не существует универсального метода скорби. По большей части это сводится к тому, чтобы копаться, пока вы не найдете то, что работает. Смерть всегда неожиданна; то же самое можно сказать о способах исцеления.

5. Побеждает благодарность.

Нам всегда кажется, что мы потеряли любимого человека слишком рано. Моя мама подарила мне двадцать хороших лет. Конечно, мне бы хотелось больше времени, но жалость к себе и благодарность — это оборотная сторона одной медали; выбор последнего будет вам полезен, в то время как первый ничего не даст.

6. Выберите процветание.

У нас с мамой похожие темпераменты. Я волновался, что после ее смерти меня тоже ждет печальный исход. Это одна из многих уловок, которую играет горе: оно заставляет вас думать, что вы не заслуживаете счастья.

Самоуничтожиться легче, чем заниматься самообслуживанием. Сначала я справлялся с помощью алкоголя и других деструктивных методов, но я знал, что это только затуманивает мой процесс горя. Мне пришлось прямо столкнуться с болью и написать свой путь через нее. Итак, я написал книгу.

У каждого есть свои конструктивные механизмы преодоления трудностей, и их выбор, даже когда это сложно, в конечном итоге того стоит. Моя мать, возможно, не смогла найти счастье в своей жизни, но я знаю, что она хотела бы этого для меня.Никто не будет поливать вас, как растение — вам нужно выбрать , чтобы оно выросло.

7. Время лечит, но на своей временной шкале.

«Время лечит все раны» — это то, что я много слышала на поминальной службе моей матери. Вот то, что я хотел бы знать: время горя не работает как обычное время. В первый год настоящее было полностью скрыто прошлым. Скорбь потребовала, чтобы я пересмотрел каждую деталь, ведущую к потере мамы.

По мере того, как я медленно начал находить эффективные механизмы преодоления трудностей, я начал чувствовать себя более укорененным в настоящем.Мое настроение не должно было определяться прошлыми обидами.

Всегда будут хорошие дни и плохие. Это сделка, на которую мы подписываемся как люди. Пережив самые худшие дни, мы обретаем повышенное чувство признательности за небольшие моменты радости, которые можно найти в обычные дни. Исцеление приходит со временем, но только в том случае, если мы готовы выполнять работу по гореванию.

8. Пусть ваши потери подчеркнут ваши достижения.

Я живу в Нью-Йорке уже восемь лет, но меня до сих пор шокирует, что я построил жизнь, которую люблю здесь.Это подарок, который я приношу своей маме. Она всегда поддерживала мое упорное желание продолжить карьеру писателя. После ее смерти единственное, что для меня имело смысл, — это написать об этом опыте.

Это привело меня в аспирантуру в Нью-Йорке, месте, где я даже не думал жить раньше. Сейчас я чувствую себя как дома. Я хотел бы поделиться этим с мамой, но именно ее вера в меня привела меня сюда. Я потерял маму, но я нашел дом, хороших друзей, карьеру, которую я люблю, и возможность ценить все это.

9. Разбитое сердце — признак прогресса.

В первые годы после большой потери я считал, что романтика для меня мертва. Почему я позволил кому-то другому разбивать мне сердце? К счастью, я преодолел этот страх до такой степени, что смог пережить долгие и любящие отношения.

Эти отношения в конце концов рухнули, но я этого не сделал, что мне показалось признаком прогресса. Горе делает нас лучше подготовленными к тому, чтобы пережить другие жизненные потери, которые обязательно придут. Это не пессимизм.Это оптимизм в том, что вознаграждение за любовь всегда выше рисков.

10. Горе делает нас новичками.

Смерть — единственное универсальное средство, и скорбь делает из всех нас новичков. Однако горе влияет на всех нас по-разному. Нет инструкции, как лучше всего справиться.

Есть только время, день за днем, а иногда и минута за минутой, чтобы почувствовать, что работает, и отбросить то, что не работает. За десять лет, которые я научился жить без матери, я пытался рассматривать свой процесс горя как эволюционный.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.