Негосударственное общеобразовательное учреждение Средняя общеобразовательная школа

Личность в литературе это: ЛИЧНОСТЬ | это… Что такое ЛИЧНОСТЬ?

Содержание

ФГБНУ НЦПЗ. ‹‹Акцентуированные личности››

Часть II

ЛИЧНОСТЬ В ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЕ

Многие писатели, как известно, являются превосходными психологами. Будучи весьма наблюдательными, они обладают способностью проникновения во внутренний мир человека. К тому же их литературный дар помогает облечь увиденное и воспринятое в прекрасную языковую форму. Перед нами предстают не отвлеченные рассуждения, а конкретные образы людей с их мыслями, чувствами, поступками. Писатели не всегда, конечно, предлагают решения поставленных проблем, предоставляя свободу для различных толкований. Порой причины поведения того или иного персонажа так и остаются нераскрытыми. И все же мотивы какого-либо поступка или поведения, хотя бы приблизительно, должны возникнуть в сознании читателя, в противном случае действия героев могут показаться странными, надуманными и потерять всякий психологический интерес.

Обращаясь к творчеству писателей, я, прежде всего, ищу не «проблемных личностей», требующих особой расшифровки и не всегда раскрывающихся однозначно. Пусть такие персонажи и представляют особый психологический интерес, пусть даже будят мысль, однако я не стремлюсь ни анализировать известные образы, ни предлагать их новую трактовку. Напротив, я стараюсь лишь извлечь из художественного творчества материал для собственного исследования, обогатить его примерами, подтверждающими мои соображения, придающими им наглядность. Я останавливаюсь лишь на тех художественных образах, которые позволяют легко определить, каким путем человек пришел именно к данным реакциям. Иногда писатель сам достаточно тщательно изображает мотивы поведения героев, иногда же эти мотивы сквозят непосредственно в речах и поступках действующих лиц. Правда, определяющие поведение мотивы (конечно, не исключено наличие и нескольких мотивов, иногда даже прямо противоположных) еще не свидетельствуют о тех или иных чертах личности, однако они объясняют позицию человека в данной ситуации. По содержанию произведения всегда можно установить, свойственны ли реакции, изображенные писателем при данных обстоятельствах, натуре человека или же эти реакции нетипичны, вызваны исключительными событиями, а может быть, просто надуманы.

Таким образом, многие образы художественной литературы, которые представляют особый психологический интерес, не могут служить материалом для нашего исследования, ибо поступки персонажей сложны и требуют специального толкования. С шекспировским Макбетом мы знакомимся в момент совершения им убийства, мы слышим его последующие слова, но как именно дело дошло до преступления — судить об этом Шекспир предоставляет нам самим путем собственных умозаключений. О характере Макбета, который, несомненно, сказывался еще за много лет до злодеяния, не сообщается почти ничего. Для нас ясно, что немаловажную роль в этом характере играли честолюбивые мотивы. Однако ясно и то, что в личности Макбета преобладают черты тревожности. В решающий момент страх, видимо, удержал бы его от убийства, если бы не подстрекательство леди Макбет. Опять-таки из-за постоянного страха перед чьей-то местью он впоследствии становится кровавым тираном. С нашей точки зрения, именно так следует понимать поведение Макбета, но задумал ли сам автор эволюцию его характера именно в таком плане, — этот вопрос остается открытым.

Поведение Гамлета также можно попытаться объяснить исходя из структуры его личности. В лице Гамлета перед нами личность безусловно интровертированная. Он даже друзьям весьма скупо приоткрывает свой внутренний мир. Этой чертой определяется линия его поведения, его постоянные колебания: с одной стороны, намерение отомстить за отца, с другой, его нежелание предпринять конкретные шаги в этом направлении. Об этических соображениях Гамлета едва ли приходится говорить, если уж он не задумываясь отдает в руки палача Розенкранца и Гюльденстерна. Бросается в глаза склонность принца датского постоянно предаваться раздумьям. Ярче всего это представлено в знаменитом монологе Гамлета из 3-го акта, который начинается словами: «Быть или не быть — таков вопрос». Далее следует:

Так трусами нас делает раздумье,

И так решимости природный цвет

Хиреет под налетом мысли бледным,

И начинанья, вознесшиеся мощно,

Сворачивая в сторону свой ход,

Теряют имя действия.

Великая склонность мыслить, взвешивать служит Гамлету помехой к принятию решений, которые диктуются конкретными фактами, иными словами, «налет мысли бледной» препятствует его активности. По-английски это место звучит так: «And thus the native hue of resolution/Is sicklied oer with the pale cast of thought». Интровертированность не только Гамлета, но и многих людей лишает радости принятия решения.

Многие проблемные образы мировой художественной литературы могут быть раскрыты при помощи анализа структуры их личности. Однако такой цели я перед собой не ставлю, для меня представляют интерес лишь те образы, которые не требуют особого толкования, которые достаточно раскрыты самим писателем.

Если искать в художественной литературе иллюстрации акцентуированных личностей, то речь может идти лишь о персонажах, вполне жизненных, хотя некоторые их черты и не лишены известного поэтического преувеличения. Наряду с ними в художественных произведениях встречаются и характеры совсем иного типа, например, личности идеальные или персонажи, представляющие собой воплощение какого-либо принципа — зла, добра, возвышенного начала, справедливости, насилия; иногда герои книг являются попросту глашатаями той или иной идеи. По этому поводу интересно высказывание Достоевского в его романе «Идиот» (с. 521):

Есть люди, о которых трудно сказать что-нибудь такое, что представило бы их разом и целиком в их самом типическом и характерном виде; это те люди, которых обыкновенно называют людьми «обыкновенными», «большинством» и которые действительно составляют огромное большинство всякого общества. Писатели в своих романах и повестях большею частию стараются брать типы общества и представлять их образно и художественно,— типы чрезвычайно редко встречающиеся в действительности целиком, хотя они тем не менее еще действительнее самой действительности. Подколесин в своем типическом виде, может быть, даже и преувеличение, но отнюдь не небывальщина. Какое множество умных людей, узнав от Гоголя про Подколесина, тотчас же стали находить, что десятки и сотни их добрых знакомых и друзей ужасно похожи на Подколесина.

Итак, по Достоевскому, в художественной литературе отнюдь не обязательно должны изображаться люди из реальной жизни, достаточно, чтобы они представляли какую-нибудь характерную жизненную черту. Будучи преувеличенной, эта черта особенно бросается в глаза, но персонаж из-за этого не перестает быть для нас подлинным, живым и чем-то близким нам человеком. Достоевский имеет в виду не только образы, созданные им самим. Он упоминает Подколесина из комедии Гоголя «Женитьба». Подколесин хочет жениться, но никак не может решиться на этот шаг. Друг убеждает его в необходимости вступить в брак, а он то приближается к решению, то скоропалительно отступает от него. В конце концов Подколесин перед самой свадьбой выпрыгивает из окна, чтобы избавиться от сей перспективы.

Конечно, многие мужчины робеют, говорит Достоевский, перед вступлением в брак, они пытаются отодвинуть окончательный шаг или даже вовсе его не делать. Но такое отношение к женитьбе остается в данном случае тем единственным обстоятельством, которое дает нам возможность почувствовать в Подколесине настоящего живого человека. Судить по этому моменту о структуре его личности едва ли возможно, ибо читателю совершенно неясно, почему он так трепещет перед женитьбой. Да и остальные черты его личности остаются в тени. Считать героя произведения типичным вполне возможно даже тогда, когда известна лишь одна его характерная черта, встречающаяся в психологическом плане у многих людей. Но в случае с Подколесиным мы имеем дело не с личностью,— ведь кроме одной этой живой черты, все остальное в нем — пустая оболочка.

То же можно сказать и о другом примере, приведенном Достоевским. Писатель указывает на Жоржа Дандена из комедии Мольера, цитируя его слова: «Ты этого хотел, Жорж Данден!».

«Но боже, сколько миллионов и биллионов раз,— пишет Достоевский,— повторялся мужьями целого света этот крик отчаяния после их медового месяца, а кто знает, может быть, и на другой день после свадьбы!»

Безусловно верно, что некоторые мужья после медового месяца с ужасом замечают, что они попали впросак, потому что в основу будущего брака ими были положены только соображения сугубо материального порядка, но эта жизненная мудрость в комедии Мольера не связана с индивидуальностью персонажа. Данден вынужден покорно сносить насмешки жены и ее родителей, ибо ему дают понять, что брак с особой дворянской крови расценивается как оказанная ему милость. Жена нагло обманывает его. Когда же Дандену кажется, что вот она, наконец, попалась, жена в который раз изворачивается и ведет себя как ни в чем не бывало. В конце концов Дандену приходится униженно просить прощения у жены и ее любовника за якобы несправедливые обвинения в их адрес. Если бы Данден в психологическом плане был представлен как личность, читатель (или зритель) узнал бы, в силу какой внутренней позиции Данден очутился в столь плачевном положении и почему он, теряя чувство собственного достоинства, продолжает терпеть. Но об этом драматург ничего не говорит. И снова наблюдаем ту же картину,— характерные реакции в характерной жизненной ситуации как бы не принадлежат живому реальному человеку, а попросту помещены в пустую оболочку.

Остановимся теперь на образах художественной литературы, которые психологически выписаны более тщательно, а, может быть, и задуманы как специальные психологические этюды. В этих случаях усиливается не одна какая-либо жизненная черта с ее проявлениями, а изображается человек в целом, который мыслит, чувствует и действует. Однако те или иные индивидуальные черты данных героев не только гиперболизированы, они резко искажают действительность. Если необычная линия поведения героя выходит за пределы жизненных реакций, мы не можем ни прочувствовать такого поведения, ни сочувствовать такому герою: его поведение несовместимо с объективной действительностью, и мы психологически отрицаем его.

Например, в «Ироде и Мариамне» Геббеля Ирод дважды отдает распоряжение о том, что Мариамна должна быть убита, если он не вернется живым, так как она не должна стать женой другого мужчины. Между тем Мариамна, еще ничего не зная об этом распоряжении, поклялась покончить жизнь самоубийством, если узнает о гибели Ирода, которого глубоко любит. Узнав о его распоряжениях, она до такой степени возмущена и оскорблена, что возводит на себя ложное обвинение. Когда Ирод возвращается, она притворяется, что изменила ему, с тем чтобы тот приговорил ее к смерти.

Если бы такая ситуация в принципе была возможна, она, несомненно, представляла бы огромный интерес. Но едва ли можно вообразить себе нечто подобное: невинная любящая женщина идет на смерть, чтобы в такой форме сохранить свое достоинство и наказать мужчину, который попрал его. Ведь к смерти тут ведет принцип женской чести и женского достоинства, но принцип отвлеченный: мы не видим гнева живого человека, самолюбие которого задето.

Точно так же в «Брэнде» Ибсена принцип оказывается превыше всяких уз человеческих. Ригоризм такого масштаба, как у Бранда, его принцип «все или ничего», выходит за пределы психологически мыслимого. Изображение столь крайних позиций для психолога едва ли приемлемо еще и потому, что чувства, существующие у любого человека помимо этих крайностей, не принимаются писателем в расчет или, во всяком случае, недооцениваются. Бранд отрекается от матери, жертвует женой и ребенком. В «Кукольном доме» Ибсен как бы не замечает того, как привязана каждая женщина к дому, особенно к детям. Если Нора покидает мужа и троих маленьких детей, которых горячо любит, потому лишь, что на нее всегда смотрели как на женщину-куклу — это опять-таки можно понять исключительно как принцип, но не с точки зрения психологии. Правда, тот факт, что муж в час ее испытаний думает только о себе, о своей чести, тогда как Нора в тяжелые для него минуты в мыслях всегда была с ним, проливает некоторый свет на ее решение. Однако даже при этих условиях о материнской любви, о долге матери не так уж просто женщине позабыть.

Назову еще один пример — Ифигения из одноименной драмы Расина. Драматург может сколько угодно убеждать нас, что Ифигения с глубочайшей любовью и с необыкновенно развитым чувством долга относится к своему отцу, но психологически невозможно себе представить, чтобы девушка, которая по приказу отца должна быть зарезана на алтаре одного из богов, могла говорить (с. 180):

Отец, предательства не бойся;/Ты повелишь, и буду я послушна. /Жизнь моя принадлежит тебе. И если смерть / Избрать должна я, то достаточно тебе / лишь приказать. Спокойно и с удовлетворением во взоре, / Как было, когда меня соединял с супругом ты,/Я положу главу на камень жертвенный/И не испугаюсь, когда Калхаса меч ее отрубит. / Я буду благодарна за удар, / ведь нанесут его по твоему веленью / И так исполнится мое предназначенье.

Когда читаешь эти слова, понимаешь, что драматург изображает не живого человека, а опять же принцип, принцип безоговорочного повиновения детей отцам, проповедовавшийся в древности. Прообразом Ифигении Расина служит Ифигения Еври-пида. У Еврипида Ифигения произносит такие же высокопарные и психологически неправдоподобные слова, но они здесь в меньшей мере относятся к отцу, они обращены прежде всего к богам и к родине — Элладе (с. 187):

Ради отечества и всей Эллады / Себя готовно в жертву приношу. Пусть поведут меня / К богини алтарю и там как жертвенного агнца / Заколют. Ибо того потребовали боги.

Проанализируйте различные точки зрения, существующие в научной литературе по определению понятия Личность (Эссе)

Предмет: Экономика
Тип работы: Эссе
Язык: Русский
Дата добавления: 11. 12.2019

 

 

 

 

  • Данный тип работы не является научным трудом, не является готовой выпускной квалификационной работой!
  • Данный тип работы представляет собой готовый результат обработки, структурирования и форматирования собранной информации, предназначенной для использования в качестве источника материала для самостоятельной подготовки учебной работы.

Если вам тяжело разобраться в данной теме напишите мне в whatsapp разберём вашу тему, согласуем сроки и я вам помогу!

 

По этой ссылке вы сможете научиться правильно писать короткие эссе:

 

Как написать короткое эссе правильно

 

Посмотрите похожие темы возможно они вам могут быть полезны:

Исчезновение СССР – крупнейшая катастрофа XX в. или благо?
Какими качествами должно обладать государство для того, чтобы его можно было считать состоятельным?
Роль журналиста в современном мире
эссе по тексту Шелера Положение человека в космосе

Введение:

Личность — это совокупность социальных отношений, реализуемых через разнородные виды деятельности (А.Н.Леонтьев).

Люди являются «живыми людьми из плоти и крови» и сплетены во многих отношениях с миром. Эпицентр «взрывного» изменения. Он превратился в идеальную форму (С.Л.Рубинштейн).

Личность — тема жизни, активная и ответственная, способность временно приспособить жизнь и разрешить жизненные противоречия (Абулханова К.А.)

Личность есть социальный индивид, субъект и субъект социальных отношений и исторических процессов, проявляющийся в общении, деятельности и поведении (В.А.Гансен).

Понятие личности показывает человека как члена общества и суммирует социально значимые особенности, встроенные в него (И. С.Кон).

Личность является субъектом социального поведения и общения (Б.Г.Ананьев).

Личность — это личность как публичная личность, объект восприятия мира и объективной трансформации, рациональное существо, способное работать и иметь речь (А.В.Петровский).

Личность — человек как карьера в осознании (К.К.Платонов).

Личность — это набор индивидуальных психологических качеств, которые формируются в течение жизни и определяют отношение, специфичное для конкретного человека (Ю.В. Щербатых).

Человек — все наименее понятное явление, которое существует в мире и является самым интересным предметом для него самого. Он, кажется, многонациональная, многоплановая и сложная организация. Понимание природы человеческой субъективности возможно только с точки зрения целостного, систематического и исторического эволюционного подхода. В российской психологии традиционно устанавливаются три основные концептуальные категории, отражающие три аспекта человеческого существования: «индивидуум», «индивидуальность» и «индивид». Наиболее последовательное такое различие сделано по работе А.Леонтьева.

Человек как личность проявляется в его естественных биологических характеристиках. Естественная, физическая сущность, которая неотделима от своей целостности как вещества. Знание человека как личности предполагает рассмотрение естественной основы его жизни, его психологии.

Люди как личности являются природными существами, испытывающими так называемые органические потребности, такие как пища, тепло и отдых. Форма, структура и функции человеческого тела являются продолжением серии эволюции. Во многих отношениях они напоминают высших существ приматов. В то же время люди качественно отличаются от всех других живых существ. Русский религиозный философ Н.А.Бельдяев писал: «Человеческое тело — это культурное тело, духовное, подчиненное высшим целям человека».

Даже органические потребности людей принципиально отличаются от потребностей животных. Удовлетворены другими вещами, другими способами, культурно обусловлены. Принципиальное отличие от людей заключается в их свободном отношении к органическим потребностям. С помощью воли человек может блокировать голод и жажду, преодолевать страх и болевые ощущения по мере необходимости и достигать важных для себя целей. По мнению А.Н.Леонтьева оно находится в центре понятия «индивид» и заключается в том, что неотделимость, целостность и характеристики каждого человека уже возникли на ранних этапах развития жизни.

Личность является одной из фундаментальных категорий психологии и одним из наиболее широко используемых понятий. Традиционно в психологии идеи о наиболее развитом уровне человеческой субъективности были включены в эту концепцию. Реальность, описываемая термином «личность», уже очевидна в этимологии. Слово «личность» (персона) изначально означало маску, которую носили актеры в древнегреческом театре. Понятие личности все в большей степени наполняется все более разнообразными значениями, оттенок и объем которых несколько специфичны для конкретного языка.

В русском языке слово «личность» близко слову «личина», которое, согласно В.И.Далю, обозначает исполнение чужой роли, притворную внешность, общественное лицо, обращенное к окружающим.

Следовательно, в значении слова «личность» можно выделить два основных значения:

  1. Первое и наиболее очевидное значение — это несоответствие между характеристиками личности и содержанием той роли, которую он играет.
  2. Второе — это социальная типичность сыгранной роли, ее открытость для других.

Выражение личности как системы ролевого поведения, основанной на сочетании устойчивых социальных ожиданий от непосредственного окружения, отражено в так называемой теории ролей личности. В российской психологии эта теория подвергается резкой критике. Фактически, люди в обществе входят во многие различные социальные группы (семьи, учебные группы, рабочие группы, дружеские компании и т.д.). Каждая группа занимает определенную позицию, имеет определенную позицию и имеет определенные ожидания.

Поэтому один и тот же человек должен вести себя по-разному в разных ситуациях. Выступать в разных ролях. Но личность — это именно то, что позволяет вам сохранять целостность «Я». Личность — это человек, чья жизнь не сводится к выполнению назначенной роли, а не к структуре роли.

Несмотря на то, что личность является центральной и общей категорией психологии, единого определения этого понятия не было разработано. Ни одно из многих определений личности, существующих в психологии, не воспринимается как всеобъемлющее и неоспоримое. Суммируя разнообразие точек зрения на природу и механизмы индивидуального развития, мы можем выделить некоторые общие черты.

Три подхода к трактовке понятия личность:

  1. Антропологический. Личность – носитель общечеловеческих свойств. Рассматривается как родовое понятие, обозначающее представителя рода человеческого и уподобляется понятию «индивид». Л. Фейербах рассматривал личность как продукт природы и уделял небольшое внимание значению социальных отношений в формировании личности.
  2. Социологический. Э.Дюркгейм, Л.Леви-Брюль, Ж.Пиаже разрабатывали принцип социальной обусловленности психики, выдвинутый Сен — Семоном. Т.Парсон, Д.Г.Мид разработали ролевую теорию личности, в которой говорили о том, что личность играет определенные социальные роли под влиянием социальных ожиданий.
  3. Персоналистический. М.Хайдеггер, Ж.П.Сартр, К.Ясперс усматривали сущность личности в её абсолютной духовной самостоятельности и уникальности. Заброшенный в современный индустриальный мир вещей человек теряет свою индивидуальность, растворяя свое «Я» в массе.

Личность — это особая собственность или характеристика, приобретенная индивидом в обществе, и представляет собой совокупность социальных отношений в природе, которые включают индивида. Когда люди рождаются, они становятся людьми.

Личность характеризует человека с точки зрения социальных связей и отношений. Взаимосвязан с другими. А.Н.Леонтев назвал человека «сверхчувственным образованием». Эти связи и отношения с другими людьми составляют особую реальность, которая не имеет доступа к прямому восприятию. В результате понятие личности в психологии показывает особый способ существования человека — его присутствие как члена общества и как представителя определенной социальной группы.

Сущность личности — способность людей действовать свободно, независимо и ответственно. Личное поведение — ваш собственный свободный выбор.

Личность — это не разовое, все сформированное качество, а постоянное развитие.

Отражение личности автора в художественном произведении



В данной статье рассмотрены различные теоретические подходы к проблеме отражения психологических характеристик автора в художественном произведении и некоторые психологические аспекты формирования образа автора посредством контакта с произведение, им созданным.

Ключевые слова: образ автора, авторская модальность, языковая личность, трансляция смыслов, художественная модель мира.

In this article different theoretical approaches to the problem of reflection of author’s psychological characteristics in art work are examined. Some psychological aspects of forming author’s image through contact with his art work are examined.

Key words: author’s image, author’s modality, lingual personality, translation of meanings, artistic model of the world.

Искусство обладает огромным формирующим потенциалом по отношению к ценностной сфере личности. Восприятие объектов художественной литературы актуализирует нравственные и эстетические ценности личности. Идеи, отраженные в образной художественной форме, находят отклик в индивидуальном сознании. Художественная культура играет роль катализатора личных смыслов для воспринимающего. Это уникальное по своей мощи воздействие является опосредованной личностью автора.

Проблема отражения личности автора в художественном произведении обсуждается учеными в рамках эстетики, психологии искусства, филологии и философии. Решению этой проблемы посвящали свои труды такие ученые, как З.Фрейд, К.Юнг, М. М. Бахтин, М. С. Коган, Ч.Ломброзо, У.Эко и многие другие. Важная теоретическая идея, получившая название «гипотеза Геннекена», состоит в том, что произведения авторов, близкие нам по своим психологическим характеристикам, оцениваются выше, чем произведения тех авторов, чьи психологические характеристики кардинально противоположны нашим собственным [1, с.63]. Эта идея рассмотрена Э.Геннекеном в работе «La critique scientifique» изданной, во Франции в 1888 г. («Опыт построения научной критики» — 1892 г.). Хотя эмпирической проверки гипотезы осуществлено не было ни самим ученым, ни его последователями, в дальнейшем она разрабатывалась в теоретических исследованиях таких ученых как Н. А. Рубакин (1977 г.), М. Е. Бурно (1989 г.), В. П. Белянин (2006 г.) и др.

Еще один важнейший теоретический аспект изучения отражения личности автора в произведении художественной культуры связана с рассмотрением произведения как способа трансляции смыслов. В этом направлении работали следующие ученые: М. М. Бахтин, А. Н. Леонтьев, Д. А. Леонтьев. Процесс восприятия художественного произведения является процессом опосредованной коммуникации. В процессе восприятия, например, фильма зритель осуществляет распознание визуальной информации для дальнейшей обработки информации смысловой, и последующей на нее реакции. По сути, речь идет о решении коммуникативной задачи — угадывании мысли творца и ее оценке. В процессе просмотра фильма происходит смысловое восприятие зрителем информации заключенной в художественном тексте. Можно говорить о реализации процесса опосредованного общения, взаимодействии с автором произведения художественной культуры. Восприятие произведения искусства есть активное взаимодействие между коммуникатором и реципиентом. Г. М. Андреева охарактеризовала процесс общения через 3 составляющих: коммуникативную, интерактивную и перцептивную [2, с.52]. В первую очередь остановимся на том, что процесс восприятия произведения искусства может быть рассмотрен исключительно как опосредованное общение с автором. Таким образом, характеристика интерактивности к нему не применима. Оставшиеся две характеристики процесса общения релевантны для рассмотрения нами случая. Коммуникативная сторона подразумевает обмен информацией между участниками коммуникации, перцептивная включает восприятие и познание друг друга.

Следует разграничить автора как реальную историческую личность и автора как действующего субъекта художественной коммуникации. Так как в художественном произведении не может быть отражена личность автора во всей ее полноте, нас интересует автор как носитель идейной концепции художественного произведения.

Художественное произведение есть частный случай субъективного отражения объективной реальности. Мышление — процесс отражения объективного мира субъективно по своей сути. В художественном мышлении непрямой характер отражения наиболее очевиден. Сама ценность художественного отражения связана с уникальностью личности творца. Выбор объекта, на котором автор фокусирует свое внимание, уже рождается из субъективного личностного взгляда на мир. Любое произведение искусства есть единство отраженной реальности и индивидуального отношения к ней, выраженного в образной форме.

В художественных нарративных произведениях сюжет — это одна из форм выражения авторской концепции действительности, реализация личных представлений о динамике жизненных процессов. Авторская концепция бытия находит свое выражение в характере сочетания событийного сюжетного ряда и внутриличностного сюжетного ряда. Понятие автор может быть охарактеризовано и через языковые единицы, являющиеся доминантными элементами сюжета и композиции, которые занимают, как правило, «сильные» позиции повествования: эпиграф, начало, конец, опорные точки композиции. В художественном нарративе авторская позиция может быть проявлена и через так называемые авторские отступления, такие как эпиграфы и послесловия.

Искусство, в отличие от других видов общественного сознания, оперирует не понятиями, а образами, которые в своей конкретной единичности несут некое обобщение. Образ по сравнению с понятием обладает большей наглядностью. Ему свойственна большая убедительность. В основе художественности лежит образность. Именно благодаря своей образности художественные произведения обретают эстетическую ценность. С помощью художественных образов автор выражает свою оценку жизненных явлений. Произведение искусства стремится утвердить в сознании воспринимающего определенную систему ценностей.

Традиционно в науке обсуждается функция самовыражения в творческой деятельности. Необходимо отметить, что можно говорить не только самовыражении автора, но и самовыражении воспринимающего. Не только личность автора может находить выражение в произведении. Воспринимая произведение, которое входит в резонанс с нашей личностью, мы способны отождествить себя с автором и, ссылаясь на него, выражать собственную позицию. Люди традиционно иллюстрируют свое состояние или позицию по отношению к различным объектам действительности, ссылаясь на картины, фильмы, фотографии, строки.

В 30-е годы ХХ века В. В. Виноградов сконцентрировал свое внимание на разработке понятия «образ автора» в художественной литературе [3, с.198]. Построение образа автора на основе восприятия художественного произведения — двунаправленный процесс, построенный на коммуникации двух сторон. С одной стороны, образ автора в произведении создается на основе структуры объекта, созданного конкретной личность, с другой — сотворен он может быть только тем, кто к данному произведению обратился, так как находится в области восприятия. Образ автора — центральное понятие теории художественной речи В. В. Виноградова, который рассматривал его в первую очередь в языковом выражении. Виноградов определял образ автора следующим образом: «Индивидуальная словесно-речевая структура, пронизывающая строй художественного произведения и определяющая взаимосвязь, и взаимодействие его элементов.

В. Б. Китаев отмечал, что видеть возможность только лингвистического описания образа автора литературного текста было бы неверно. По его мнению, человеческая сущность автора сказывается в элементах, которые, будучи выраженными через язык, языковыми не являются. Виноградов же полагал, что образ автора следует искать в принципах и законах словесно-художественного построения, однако образ автора, его послание в большей степени интуитивно угадывается, чем простраивается на основе материально представленных знаков. Виноградов определял «образ автора» как выражение личности художника в его творении. «Образ автора — центр, фокус, в котором скрещиваются и объединяются, синтезируются все стилистические приемы произведений искусства».

Б. О. Корман представляет системный подход к проблеме авторства [4, с.4]. Корман понимает автора как субъект — «носитель сознания», выражением которого является все произведение или совокупность произведений. Автор в понимании Кормана отделяется от автора как реального человека. Б. О. Корман ввел понятие «субъективной организации» — систему субъектно-объектных отношений, которыми автор опосредован, субъект — тот, чье сознание выражено в тексте, объект — то, на что направлено сознание субъекта. Тот, чье сознание выражено в тексте, является субъектом сознания, тот, от лица которого ведется речь, является субъектом речи. С субъектами речи соотносится формально-субъектная организация, с субъектами сознания — содержательно-субъектная. Корман понимал авторское сознание как единство сознания повествователя и сознания рассказчика.

Согласно М. М. Бахтину, в процессе создания произведения автор конструирует «художественную модель мира», где сознание автора всегда внеположено сознанию героя [5, с.59–60]. В процессе восприятия произведения человек, с одной стороны, должен считать модель мира автора, а с другой — ее оценить, сопоставить с собственной. М. М. Бахтин трактует это взаимодействие как «сотворчество понимающих» — специфический диалог, опосредованный художественным текстом. Ученые, разрабатывавшие его идеи, говорят о возможности трактовки мира в целом как текста, подлежащего расшифровке.

Языковая ментальность — понятие, важное для раскрытия проблемы авторства, — это способ языкового представления, включающий соотношения между миром и его языковым представлением. Г. Г. Почепцов выделил две особенности языковой ментальности, заключающиеся в том, какие части мира оказываются концептами и как эти части «покрывают» мир [6, с.110–122].

Описанные выше работы ученых в области психологии искусства позволяют сделать несколько выводов. Во-первых, личность автора находит свое отражение в произведении искусства, им созданном. Во-вторых, процесс восприятия произведения художественной культуры всегда представляет собой опосредованное общение с его автором. В-третьих, процесс восприятия художественного произведения, как и любое другое общение, запускает множество психологических механизмов, важнейшим из которых является атрибуция — механизм, позволяющий построить образ партнера. Тенденция приписывать автору произведения те или иные психологические свойства может быть принята благодаря исследованиям процесса атрибуции как разновидности субъективной интерпретации причин поведения людей. Это возвращает на к «гипотезе Геннекена», состоящей в предположении, что произведения авторов, близких нам по своим глубинным психологическим характеристикам и ценностным ориентирам, оцениваются нами выше, чем произведения тех авторов, чьи психологические характеристики кардинально противоположны нашим собственным. Гипотеза так и не была проверенной эмпирически, несмотря на ее многие теоретические разработки различными учеными.

Литература:

  1. Геннекен Э. Опыт построения научной критики, — СПб,: 1892, — С.63
  2. Андреева Г. М. Психология социального познания, — М,: 1997, — С.52
  3. Виноградов В. В. Проблема авторства и теория стилей, — М,: 1961, — С.198
  4. Корман Б. О. Изучение текста художественного произведения. Учебное пособие. — М,: 1972, — С.4
  5. Корман Б. О. Из наблюдений над терминологий М. М. Бахтина, — В кН.: Проблема автора в русской литературе ХIX — ХХ вв. — Ижевск: 1977, — С. 59–60
  6. Поченцов Г. Г. Языковая ментальность: Способ представления мира // Вопросы языкознания.- 1990. — № 6. — С.110–122

Основные термины (генерируются автоматически): художественное произведение, образ автора, автор, произведение, художественная культура, личность автора, опосредованное общение, произведение искусства, процесс восприятия, художественная литература.

📖 ДЕМОНСТРАТИВНЫЕ ЛИЧНОСТИ, АКЦЕНТУИРОВАННЫЕ ЛИЧНОСТИ В ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЕ. Акцентуированные личности. Леонгард К. Страница 32. Читать онлайн

Писатели нередко изображают в своих произведениях акцентуированных личностей и делают это талантливо и убедительно, однако это никогда не является для них самоцелью. Прежде всего многие акцентуированные личности являются второстепенными персонажами: хотя в развитии сюжета они и выполняют определенную роль, но сами по себе мало интересуют писателя. Кроме того, писатель преследует множество целей, находящихся за пределами сферы психологии, и просто не имеет возможности тщательно выписать особенности личности разных действующих лиц. Нередко, наконец, сами персонажи служат воплощением идеи, принципа, порой они задуманы скорее символически, так что вообще не могут представлять людей реальных. Вспомним хотя бы образы Кафки: несмотря на то что в изображении писателя они необычайно пластичны и оказывают сильное эмоциональное воздействие, они все же остаются не более чем символами. Да и само понятие личности в художественной литературе не всегда трактуется в плане сугубо психологическом, это явствует хотя бы из неоднократно цитированных в настоящем труде слов Достоевского.

Образы акцентуированных личностей находим в произведениях многих писателей, и особенно у Достоевского. Если у него акцентуированные личности нередко стоят на грани патологии, то это можно считать в известной степени преимуществом, так как это дает возможность подчеркнуть, выделить черты личности. Ведь особо строгой границы между акцентуированными и психопатическими личностями, как мы уже видели, нет. Далее мне хотелось бы особо отметить как создателя образов многих акцентуированных личностей Иеремию Готхельфа. В его творчестве акцентуированность нередко присуща даже некоторым второстепенным персонажам. Кроме того, его персонажи тесно связаны с бытовым окружением, что особенно приближает их к реальной действительности.

Весьма часто в художественной литературе мы сталкиваемся с демонстративными личностями. Иногда они лгут и дурачат людей так ловко, что им нельзя отказать в актерских данных, иногда же более резко выражаются истерические симптомы. Живость, подвижность истериков, способность их играть всевозможные роли могут чрезвычайно оживить рассказ, сюжетную канву. Поскольку они склонны к раскованному мышлению, а тем самым наделены особой живостью воображения, то я склонен предположить, что многие авторы воспринимают реакции истериков сочувственно, как близкие им самим; ведь сплошь и рядом у писателей творческий процесс неотделим от реакций такого типа. Косвенное подтверждение этой мысли можно усмотреть в том, что чистый тип ананкаста в художественной литературе почти не встречается: ананкастическое начало подавляет богатство фантазии, отклика на внутренний склад такого типа писатель в своей душе не находит, поэтому ему негде и черпать материал для создания такого образа.

Следует отметить, что демонстративные проявления, нередко описываемые классиками, не всегда идентичны встречающимся в нынешнее время. Так, в эпоху рококо у дам, принадлежавших к аристократическим кругам, считалось чуть ли не хорошим тоном падать в обморок в связи с малейшими волнующими переживаниями. С такими реакциями сталкиваемся у многих героинь Достоевского. Однако параллельно он описывает и типичные припадки истерического крика у так называемых кликуш (т. 9, с. 61–62):

Притянули к нему одну кликушу за обе руки. Та, едва лишь завидела старца, вдруг начала, как-то нелепо взвизгивая, икать и вся затряслась, как в родимце. Наложив ей на голову епитрахиль, старец прочел над нею краткую молитву, и она тотчас затихла и успокоилась. Не знаю, как теперь, но в детстве моем мне часто случалось в деревнях и по монастырям видеть этих кликуш. Их приводили к обедне, они визжали или лаяли по-собачьи на всю церковь, но когда выносили дары и их подводили к дарам, тотчас «беснование» прекращалось и больные на несколько времени всегда успокаивались…

Меня, ребенка, очень это поражало и удивляло. Но тогда же я услышал от иных помещиков и особенно от городских учителей моих, на мои расспросы, что это все притворство, чтобы не работать, и что это всегда можно искоренить надлежащею строгостью, причем приводились для подтверждения разные анекдоты. Но впоследствии я с удивлением узнал от специалистов-медиков, что тут никакого нет притворства, что это страшная женская болезнь и, кажется, по преимуществу у нас на Руси, свидетельствующая о тяжелой судьбе нашей сельской женщины.

Итак, трудно сказать, болезнь ли то была или притворство и какое из этих определений более соответствовало истинному положению вещей, но у меня создается впечатление, что и сам Достоевский не совсем согласен был с мнением врачей. Впрочем, можно решительным образом утверждать, что социально-бытовые условия, царившие в тогдашней России, бесспорно, способствовали описываемой картине.

Выше мы коснулись только самих реакций. Однако Федор Павлович, отец братьев Карамазовых, истеричен не только в своих реакциях, но и как личность в целом. Нередко окружающие называют его шутником, т. е., что его нельзя принимать всерьез, поскольку он всегда лишь играет некую роль. Достоевский описывает, например, следующую чрезвычайно аффектированную сцену (т. 9, с. 95–96):

– Дмитрий Федорович! – завопил вдруг каким-то не своим голосом Федор Павлович, – если бы только вы не мой сын, то я в ту же минуту вызвал бы вас на дуэль. .. на пистолетах, на расстоянии трех шагов… через платок! через платок! – кончил он, топая обеими ногами…

Есть у старых лгунов, всю жизнь свою проактерствовавших, минуты, когда они до того зарисуются, что уже воистину дрожат и плачут от волнения, несмотря на то, что даже в это самое мгновение (или секунду только спустя) могли бы сами шепнуть себе: «Ведь ты лжешь, старый бесстыдник, ведь ты актер и теперь, несмотря на весь твой „святой“ гнев и „святую“ минуту гнева».

Здесь Достоевскому удалось превосходно показать, что истерики могут быть до самозабвения поглощены своей ролью, однако где-то на заднем плане у них вполне сохраняется сознание реальности.

В другом месте Достоевский говорит о Федоре Павловиче (т. 9, с. 59, 116):

Никогда и ничего такого особенного не значил наш монастырь в его жизни, и никаких горьких слез не пролизал он из-за него. Но он до того увлекся выделанными слезами своими, что на одно мгновение чуть было сам себе не поверил; даже заплакал было от умиления: но в тот же миг почувствовал, что пора поворачивать оглобли назад. ..

Федор Павлович патетически разгорячился, хотя и совершенно ясно было уже всем, что он опять представляется. Но Миусов все-таки был больно уязвлен.

Федор Павлович Карамазов представляет собой не только демонстративную личность, более того, он тяжелый истерический психопат, разыгрывающий роли, которые показали бы его с выгодной стороны или, во всяком случае, привлекли бы к нему внимание окружающих. Все его поступки свидетельствуют о такой именно установке. Так, он не проявляет ни малейшего такта в отношениях ни с первой, ни со второй своей женой, постоянно приводит в дом посторонних женщин, но нисколько не чувствует себя виноватым. После смерти первой жены он совершенно не заботится о ребенке, после смерти второй жены – не интересуется и двумя родившимися от нее сыновьями. Карамазов как бы начисто забывает, что он – отец; слуга его, вот кто берет на себя попечение о заброшенных детях. Вытеснение подобной степени предполагает наличие явно истерических предпосылок. Позже все поступки отца направлены на то, чтобы обманным путем лишить сыновей, особенно старшего сына, части наследства. Перед нами истерик, вытесняющий все то, что могло бы препятствовать осуществлению его эгоистических целей.

Ему сродни Смердяков, сын Серафимы Смердящей, жалкой слабоумной женщины, и незаконный сын Карамазова. Смердяков – хитрый, лукавый тип домашнего соглядатая, который одновременно доносит и отцу и сыну, хотя те живут в постоянной вражде между собой. Он пытается втереться в доверие и второго сына, вызвать его симпатии к себе. Не будь он истериком, ему, конечно, было бы труднее вести столь сложную игру. Смердяков то прикидывается сердечным и искренним, то проявляет раболепную покорность. Его приемный отец настолько мало знает его истинную сущность, что во время заседания суда с большой горячностью ручается за его честность. Прокурор характеризует его, правда, в красках несколько патетических, но все же убежденно заявляет следующее (т. 10, с. 253–254):

– Будучи высоко честным от природы своей молодым человеком и войдя тем в доверенность своего барина, отличившего в нем эту честность, когда тот возвратил ему потерянные деньги, несчастный Смердяков, надо думать, страшно мучился раскаянием в измене своему барину, которого любил как своего благодетеля.

В действительности Смердяков был убийцей того, кто ему так доверял. Но он сумел подготовить все так, что обвиняемым в убийстве оказался старший сын, который и был осужден за преступление. Истерическая натура Смердякова сказалась и в том, что он, страдая эпилепсией, перед совершением убийства симулировал припадок, который был настолько типичным во всех деталях, что никто не сомневался в его подлинности. Поскольку он, согласно свидетельским показаниям, находился в бессознательном состоянии, то полагали, что о Смердякове как убийце не может быть и речи. Назойливое истерическое поведение, подобное поведению старика Карамазова, Смердякову также не чуждо. Когда Иван Карамазов, доведенный до бешенства нагло-вызывающим тоном Смердякова, изо всей силы ударил его кулаком в плечо, тот разыграл сильнейшее душевное потрясение (т. 10, с. 134):

В один миг все лицо его облилось слезами, и, проговорив: «Стыдно, сударь, слабого человека бить!», он вдруг закрыл глаза своим бумажным с синими цветочками и совершенно засморканным носовым платком и погрузился в тихий слезный плач.  

Образ Смердякова в целом позволяет создать представление и об отдельных компонентах его личности: его отличает не только истеричность, но и в еще большей мере, чем Федора Павловича, недостаток этического начала, т. е. отсутствие чувства долга, чувств сопереживания и сострадания. Он неблагодарен по отношению к приемным родителям, мучает животных, равнодушен к горю других людей. Но не это все заставляет причислить Смердякова к акцентуированным личностям, а его дар скрывать от окружающих, свою этическую несостоятельность: он играет роли, не соответствующие его внутреннему состоянию.

Истеричен и Лебедев из романа Достоевского «Идиот». Он способен играть всевозможные роли: может быть лакейски подобострастным, когда считает это для себя полезным, но может и надевать маску исполненного достоинства величия. Лебедев лжет не задумываясь, он интригует, пишет анонимные письма – и все это с невиннейшим видом. Читатель понимает в конце концов, что он просто не осознает непорядочности своих поступков. Лебедев умеет быстро перевоплощаться: например, он может плести интриги против определенного лица, но достаточно ситуации измениться – и он первый протянет этому же человеку руку помощи. Утрированные жесты, гримасы, столь часто упоминаемые при описаниях истериков, торжественные позы, а иногда и слезы подчеркивают театральность манер этого персонажа. Особенно выразительно показано актерское начало Лебедева в том месте, где пьяный генерал Иволгин крадет у него бумажник с 400 рублями. Лебедев с самого начала хорошо знает, кто вор, но он в своих пространных речах обвиняет другого человека, который в силу социального положения скорее мог бы совершить кражу, чем генерал; и не только обвиняет – он разрабатывает подробный план, как уличить этого человека. Смысл его игры заключается в том, что Лебедев не желает затрагивать генеральского достоинства, а поэтому и не собирается прямо изобличать его: он намерен добиться своего, но только хитроумно скрытыми путями.

Ряд истерических личностей мы встречаем у Иеремии Готхельфа. В повести «Крестьянское зерцало, или жизнеописание Иеремии Готхельфа» в этом плане можно трактовать только образ матери писателя. Вот что он пишет о ней (с. 3, 14):

Матушка моя была дочерью мелкого лавочника, говорят, что в молодости отличалась красотой, а также и кокетливостью, по хозяйству и в поле никогда ничего не делала, а преимущественно дежурила в лавке или сидела перед ней на скамеечке и делала вид, что шьет или вяжет. ..

Много воображающие о себе девушки впоследствии нередко отпугивают своей беспорядочностью: комнату свою матушка не проветривала и не прибирала, в одежде бросалась от одной крайности к другой, – то появлялась на людях безвкусно и крикливо одетая, то в отчаянно неряшливом виде, причем первое случалось все реже, а второе под конец повторялось изо дня в день.

Такие характеристики матери в повести встречаем неоднократно; детьми своими она вообще не занималась, они были предоставлены самим себе.

Пример назойливого истерического бахвальства находим в двух романах Готхельфа, в «Ули-батраке» и в «Ули-арендаторе». Мы имеем в виду Элизи, дочь богатого крестьянина, которая одно время хочет женить на себе Ули. В самой себе она не видит ничего отрицательного, не замечает слабостей, которых у нее на самом деле множество. Она хвастливо рисуется перед Ули, которого решила завоевать во что бы то ни стало (с. 237):

Да она была самым красивым ребенком во всей округе! Как увидят ее люди, так просто руками всплеснут от восторга, любуются и все приговаривают: «Ну и ребенок! Нет, право, такой красоты мы еще никогда в жизни не встречали!» Все это Элизи отлично помнит. А когда она приехала во французскую Швейцарию, то и в том кантоне более красивой девочки не оказалось. Щечки у нее были словно раскрашенные, а кожа на лице – такая гладкая, что в нее хоть как в зеркало смотрись! Когда она перебрасывала через плечо гитару на черно-красной ленте и так прогуливалась у своего дома, напевая красивые песенки и аккомпанируя себе на гитаре, то вокруг нее толпами стояли молодые парни и наперебой ухаживали за ней; от нее одно только требовалось – сказать «да», ведь она могла их дюжинами водить за собой на веревочке, могла выбрать самого знатного из тех южных швейцарцев; ну, а уж красавца такого заполучить, какой здесь никому и не снился. Люди там вообще совсем другие, чем здесь. Но тут случилось, что она, Элизи, заболела, ей пришлось уехать домой, а дома отнеслись просто так, что хуже не бывает: заставляли ее работать как самую простую крестьянскую девушку, а есть приходилось только такое, что и всем другим людям было положено, поверьте, во французской Швейцарии и собака приличная на такую пищу не посмотрит. Так вот с тех пор и не было у нее ни одной светлой минутки. Но ей еще повезет, посмотрим, чья возьмет!

Истеричность Элизи проявляется, однако, не только в ее ослеплении самой собой, но и в других поступках. Если что-нибудь происходит вопреки ее желанию, она устраивает дикие скандалы, вся сотрясаясь от конвульсивных рыданий, нередко переходящих в истерический припадок. В романе «Ули-батрак» ее реакции описываются следующим образом (с. 254):

Боже мой, никто не хочет ее порадовать, все только дергают ее и мучают. Нет, лучше всего для нее будет поскорее умереть. По мере того как Элизи говорила все это, рыдания ее становились все более бурными, в конце концов у нее перехватило дыхание; мать вынуждена была расстегнуть ей лиф, чтобы спасти бедняжку, т.  к. серьезно поверила, что Элизи уже кончается. А поскольку добрая матушка никак не желала ее смерти, то немедленно остановила и поток упреков.

Еще более явственно обрисован истерический припадок в следующей сцене (с. 307):

Собственно старик был не прочь отдать ее за Ули; но как только об этом заходила речь, Элизи делалась совсем одержимой; ноги и руки ее начинали подергиваться, на губах выступала пена, так что окружающие боялись припадка падучей.

И такие сцены повторялись нередко. Правда, истерической потери сознания ни разу не было, один только раз после насильственной расправы с собравшимися, учиненной ее братом, «Элизи упала бы в обморок», как пишет сам Готхельф, «если бы знала, как это делается».

Готхельф уже тогда знал лучше, чем врачи его времени, что лучший способ прекращения истерического припадка – не обращать на истерика внимание. В «Ули-арендаторе» есть такие авторские слова (с. 360):

Зря никакая Элизи не заплачет. Итак, как только наша героиня заметила, что на нее больше не обращают внимания, она прекратила плач и занялась вином и ветчиной, заметив, что если никто не угощает, то надо самой приниматься за дело.

Часто в романах Готхельфа встречаются люди, до такой степени самодовольные и такие пройдохи по натуре, что их впору назвать авантюристами, патологическими лжецами или шарлатанами (обозначения, принятые в психиатрии). Интересно, что этими качествами могут быть наделены и второстепенные персонажи, как, например, знахарь Люрлипетерле из романа «Ули-арендатор». Вот что мы читаем о нем (с. 249):

Тут он начал рассказывать, как он невероятно знаменит и что у него иногда просто отбою нет от желающих получить его указание и совет. Из всех уголков Германии пишут ему самые знаменитые врачи, когда попадут в затруднительное положение. Он уже не одного вызволил из беды, но никто из них об этом, конечно, не пикнет; впрочем, в его, Люрлипетерле, книге все записано. Вот к примеру один написал ему из города под названием Берлин, этот город – столица России. Лицо это – надворный советник по фамилии Шюли, он запросил его, с чего следует начинать, когда станет свирепствовать холера. Холера же есть жестокое заболевание, начинается оно с ног, а под конец волосы на голове делаются раскаленными, так что можно о них зажигать спички; он, Люрлипетерле, подробно объяснил советнику, что надо предпринимать, но негодяй и по сей день его не поблагодарил. Так все они, подлецы, поступают: пользуясь его советами, становятся надворными советниками, но ни одни человек не знает, что спасение России было делом рук Люрлипетерле. А посоветовал он следующее: каждому больному за 7 дней до начала болезни давать только пахту (сбитые сливки) и сливочный творог, который готовят так: в мерке молока растирается один фунт творога, и эта порция дается, больному каждые два часа, что и предохраняет от заболевания. Теперь в России от холеры ни один человек не умирает, и все это его заслуга. Но русскому царю ничего об этом не скажут, об этом Люрлипетерле специально попросил; а не то еще, чего доброго, назначат его надворным советником, что ему совсем-совсем ни к чему.

То же можно сказать об одном второстепенном персонаже, в романе «Ули-батрак». Это – некая Кати, которая всячески пытается женить на себе Ули и тем самым, между прочим, дает возможность герою романа показать свою стойкость и выдержку. Ее патологическое хвастовство по содержанию полностью отвечает кругу представлений крестьянской девушки: Кати похваляется не только тем, что станет наследницей богатой тетушки, но также и тем, что в работе она крепче и выносливее любого мужчины.

Образ авантюриста предстает перед, нами в лице героя романа Готхельфа «Странствия Якова-подмастерья по Швейцарии». Прибыв в Базель, Яков сразу начинает с привычного ему вранья и бахвальства, больше всего стараясь скрыть свое весьма скромное происхождение (с. 46):

И далее он сочиняет, что бабушка у него отчаянно богата, у нее огромный крестьянский двор, да к тому же еще полно железнодорожных акций. Но бабка вбила себе в голову, что он должен жениться на богатой деревенской девице, родственнице сельского старосты. Беда в том, что жениться на ней означало бы навсегда остаться ограниченным крестьянином, он же и мысли такой не допускает; поэтому он и отправился на чужбину, к большой досаде старухи. Если только она узнает, где он находится, то она тут же либо пришлет за ним коляску, наполненную до верху талерами и окороками, либо сама за ним приедет и вручит племяннику кошелек, набитый деньгами; быть может, это будет и полный бумажник акций железной дороги, но при всех условиях она будет умолять, чтобы он вернулся домой.

Как и прочие истерические лгуны, Яков свои фантазии преподносит так уверенно, что ему все верят, и всюду он имеет успех (с. 104):

Сочинял он свои небылицы с величайшим мастерством, и все охотно верили каждому его слову. Часто, просясь в дом, на ночлег, он слышал голос, доносившийся из кухни: «Матушка, послушай-ка, он видно не из простых, парень с деньгами, надо будет свежее постельное белье ему дать, а может быть пригласим откушать с нами?» – «Как хочешь, доченька, – можно и пригласить», – раздавалось в ответ. И вот Якова угощали как почетного гостя за семейным столом, и ел он как в самом лучшем трактире за большие деньги, и пил отличнейшие вина разных сортов, и спал на роскошной постели, а утром ему подавали чашку шоколада с куском превосходного пирога.

Итак, перед нами образ типичного авантюриста. На девиц Яков всегда производит неотразимое впечатление и постепенно скатывается до роли брачного афериста. Так, он принимает от бедной девушки, которая его любит, и еду, и одежду, и ее последние деньги. Но вот Катри заговаривает о браке, так как ждет ребенка, и Яков немедленно исчезает из городка, не оставляя за собой ничего, кроме долгов.

Из дальнейшего повествования мы узнаем, что Яков, попав в среду святош, становится весьма набожным и переходит на стезю добродетели. Следует отметить, что психологически блестящее описание истерического лгуна, данное в начале романа, производит куда более убедительное впечатление, чем эти последние главы.

Истерическим притворщиком следует признать и мольеровского Тартюфа, который полон сугубо корыстолюбивых целей, разыгрывает из себя смиренно-набожного человека, а в конце комедии – некоторое время даже преданного слугу короля. Впрочем, безоговорочно верят этому притворщику только хозяин дома и бабушка, все остальные считают его лицемером и плутом. Именно такая ситуация психологически мало правдоподобна. Дело в том, что истерики-авантюристы обычно исключительно удачно приспосабливаются к окружающим и покоряют всех.

Напротив, авантюриста Лузмана, «рыцаря Миракля», из одноименной драмы Лопе де Вега, можно считать характерным истерическим шарлатаном. Если ему всегда удавалось достигнуть намеченной цели, то это объяснялось не чудом, не «мираклем», а его истерическим даром. Он – тоже своего рода брачный аферист, так как разыгрывает перед женщинами безумную любовь, а в действительности интересуется только их богатством и внутренне остается абсолютно холодным. Его слуга Тристан говорит, обращаясь к нему;

– Ты не любишь ни одной из всех этих многочисленных бабочек, увидав любую, ты тут же овладеваешь ею и выбрасываешь вон, кощунственно попирая законы природы.

Лузман в то же время – тип авантюриста. Получив от богатой дамы, соблазненной им, много денег, он хочет употребить их на то, чтобы купить частичку «фон» в добавление к своей фамилии, но потом ему приходит в голову, что этого слишком мало и сочиняет себе следующее имя «Дон Лузман фон Толедо и Мандоза-Гирон-Энрикец-Лара». Когда хозяину гостиницы называют это имя, он уверен, что прибыло несколько постояльцев. Располагая деньгами, Лузман может перебраться из Рима в Испанию и заранее мечтает о том, как он будет рассказывать своим знатным знакомым, посланникам и кардиналам «о своем друге папе».

Лузман покоряет женщин умением демонстративно притворяться. Он говорит сам о себе:

– Меня ни одна не заманила в свои сети; что касается их, то всех, кого я наметил себе опутать, я замечательно водил за их же собственный носик. Я, как знаменитый органист, играю на многих регистрах: я прекрасно подражаю вздохам любовного томления, издаю стоны в момент любовной борьбы, умею изобразить и слезы, и ревность, и упрямство, и гнев, и отчаянье – всюду там, где это нужно; да, я могу притворяться, что испытываю любое чувство. Глупые курицы, женщины, верят в искренность моей игры, они послушно делают все, что я приказываю. Разве ты и сам часто не наблюдал, как они готовы подарить мне все, что у них есть?

Слуга его подтверждает наличие у Лузмана редкого артистического дара:

– Как он спекулирует, как рассчитывает! Каким притворяется умником! Как он двуличен и сколь лукавы его речи! Он выпрашивает, умоляет, он требует, приказывает, то смиренно бледнеет, то краснеет от гнева, – и все же всегда находит единственно верное слово в верный момент.  

В финале пьесы Лузман полностью разорен: его ограбили слуги, которым он не уплатил жалованья. И в этот момент он еще раз демонстрирует верх лживости, заявляя: «Я благороднейший человек; душа моя правдива, за всю жизнь я ни разу не солгал».

Характерен до мельчайшей детали и «Авантюрист Феликс Круль» Томаса Манна. Его манеры так естественны и уверенны, что ни у кого не возникает сомнения в его правдивости, когда он разыгрывает роль маркиза де Веноста. Он и до этого уже проявлял себя как демонстративная личность, в частности, с помощью истерического припадка добился освобождения от службы в армии. Если бы нам не было известно, что Томас Манн много времени посвятил изучению проблем медицины, то нас могли бы поразить блеск и меткость, с которыми он вылепил законченный образ истерического авантюриста. В связи с этим уместно вспомнить и комедию «Лжец» Корнеля. Ее герой Дорант лжет так, что мы не можем не подумать о pseudologia phantastica. Однако ложь Доранта в комедии представлена как бы изолированно; ибо во всем остальном личность Доранта нисколько не похожа на авантюриста. Таким образом, в этой комедии ложь все же служит не характеристике лживой личности, а созданию комизма ситуаций.

В мировой истории мы можем указать на такого истерического психопата, как император Нерон. В своем романе «Quo vadis?» Сенкевич изображает Нерона как яркий истерический образ. В Нероне-поэте, Нероне-певце, Нероне-возничем у Сенкевича всюду чувствуется аффективность и театральность. Нерон ведет себя так, словно отнюдь не является преступником на римском троне, а властелином, полным благородства и любви к народу. Когда он отказывается от одного из путешествий из-за зловещих предзнаменований, он лицемерно заявляет, что отказался «из любви к своим согражданам, увидев печаль на их лицах; он желает остаться с ними, как отец со своими детьми, чтобы делить с ними радость и горе». Он восклицает: «Не думаешь ли ты, что у меня меньше душевного величия, чем у Брута, который ради блага империи не пощадил собственных сыновей?» Даже подлинные искренние чувства самого Нерона неизменно оказываются в чем-то театрализованными. Например, когда умирает его дочурка, к которой он был сильно привязан, он держит себя чрезвычайно аффектированно:

Похороны превратились в торжественное траурное шествие, во время которого народ молча созерцал бурные проявления горя, охватившего цезаря…

Нерон прислушивался к словам утешения сенаторов, устремив взгляд в пустоту, с окаменевшим лицом. Да, быть может, он и в самом деле глубоко страдал, но одновременно он думал и о том, какое впечатление производит его страдание на присутствующих. Он изображал Ниобею, он разыгрывал сцену убитого горем отца, и ни один актер на подмостках не мог бы разыграть эту сцену лучше его.

Имелось ли у Нерона, наряду с истерической психопатией, также отсутствие этических принципов, как это представляет Сенкевич? Полагаем, что едва ли. Достаточно вспомнить громадную власть, сосредоточенную в руках Нерона, его совершенно обоснованный страх перед заговором и жестокие нравы этого времени, описываемые самим же писателем, чтобы отбросить фактор ущербности этического начала. Заместители Нерона в его отсутствие ведут себя еще более жестоко, чем он сам. Правда, есть один поступок, который выходит далеко за пределы проявлений истерической жажды самоутверждения: Нерон велит задушить маленького сынишку своей любовницы за то, что малыш не оценил какого-то патетического рассказа Нерона и в самый волнующий момент заснул. Следует, однако, заметить, что Нерон и без того ненавидел этого мальчика, он искал лишь подходящий повод для совершения злодеяния.

Остановимся еще раз на всех проанализированных тут образах истериков. Может создаться впечатление, что истерические предпосылки психики служат исключительно достижению эгоистических целей. Однако это далеко не всегда так, поэтому в художественной литературе находят отражение и вполне положительные в этическом плане истерические личности. Можно указать на драму Шиллера «Заговор Фиеско в Генуе». Свой великий дар притворства Фиеско ставит на службу добру. Он борется против тирании в Генуе, в первую очередь против тех бесчинств, которые творит племянник герцога со своими дружками. Фиеско для видимости как бы объединяется с врагами и роль свою играет с таким совершенством, что даже его единомышленники начинают подозревать его в измене. Благодаря блестящему притворству, убаюкивающему подозрения врагов, борьба Фиеско и заговорщиков проходит успешно. Конечно, не только игра, но и энергия героя имела значение в достижении положительного результата. Под конец, однако, выясняется, что Фиеско, подталкиваемый тщеславием, сам хочет занять место свергнутого герцога. Таким образом, истерические черты личности Фиеско в конечном счете служат все же целям эгоистическим, как мы и наблюдали в вышеприведенных примерах.

Можно привести и другой пример – следователя Порфирия из «Преступления и наказания» Достоевского. Порфирий обладает необыкновенными способностями прикидываться, играть роль. Об этом свидетельствуют его разговоры с Раскольниковым – все реплики и вопросы, подхватывание и трактовка им слов Раскольникова, да и само поведение Порфирия Петровича: смеется ли он, хохочет или, напротив, сохраняет серьезность, садится рядом с Раскольниковым или ходит взад и вперед по комнате – все это игра. Любопытно и то, как воспринимает следователь различные реакции Раскольникова – испуг, побледнение, внезапно охватывающую Родиона слабость или приступы его гнева. Все это вызывает и у самого Раскольникова, а вслед за ним и у читателя неизменный тревожный вопрос, – каковы же истинные мысли Порфирия, что он намеревается делать, в чем заключаются его скрытые цели? На первый взгляд, и все слова его, и все манеры кажутся совершенно безобидными. Раскольников так и склонен их расценивать, но все же за ними неизменно ощущается стремление следователя изобличить убийцу. Двоякий смысл слов, жестов, подхода Порфирия в целом к своему подследственному оказывается не чем иным, как хитроумным методическим приемом. Раскольников должен постоянно пребывать в шатком, неустойчивом состоянии, должен быть неуверен, свободен ли он еще или уже может считать себя погибшим; напряжение и беспокойство его должно все время возрастать с тем, чтобы он в конечном итоге, будучи в состоянии крайнего возбуждения, выдал себя. Мысли о подобной «ловушке» высказываются самим Порфирием, и опять Раскольников не в состоянии определить их скрытого смысла: являются ли слова Порфирия лишь безобидным поучением, или это зловещее предупреждение о том, что западня захлопнулась. Приводим слова Порфирия (с. 353):

– Да оставь я иного-то господина совсем одного: не бери я его и не беспокой, но чтоб знал он каждый час и каждую минуту, или по крайней мере подозревал, что я все знаю, всю подноготную, и денно и нощно слежу за ним, неусыпно его сторожу, и будь он у меня сознательно под вечным подозрением и страхом, так ведь, ей-Богу, закружится, право-с, сам придет, да, пожалуй, еще и наделает чего-нибудь, что уже не дважды два походить будет, так сказать, математический вид будет иметь, – оно и приятно-с».

Порфирий достигает цели. К концу допроса Раскольников сознается в совершении преступления, что, правда, проявляется не в конкретных словах, а во всем его поведении. Он кричит (с. 364):

– Лжешь, ничего не будет! Зови людей! Ты знал, что я болен, и раздражить меня хотел, до бешенства, чтоб я себя выдал, вот твоя цель? Нет, ты фактов подавай! Я все понял! У тебя фактов нет, у тебя одни только дрянные ничтожные догадки, заметовские!. .. Ты знал мой характер, до исступления меня довести хотел, а потом и огорошить вдруг, попами да депутатами… Ты их ждешь? а? Чего ждешь? Где? Подавай!

Итак, Порфирий обладает уникальным даром притворяться. Он и сам признается в этом во время первого же своего разговора с Раскольниковым(с. 267):

– В самом деле вы такой притворщик? – спросил небрежно Раскольников.

– А вы думали нет? Подождите, я и вас проведу – ха, ха, ха!

Только благодаря этому искусству притворяться поведение Порфирия в любой момент соответствует намеченной им цели – изобличению преступника. Произнося двусмысленные слова, Порфирий держит себя при этом совершенно простодушно и бесхитростно, так что если в его словах и сквозит подозрение следователя, то поведение его не заключает в себе чего-либо, внушающего опасения. Поэтому Раскольников никогда не уверен, носят ли пугающие его реплики Порфирия случайный характер или они высказываются преднамеренно. Порой Порфирий кажется даже весьма озабоченным состоянием здоровья Раскольникова (с.  360):

Испуг и самое участие Порфирия Петровича были до того натуральны, что Раскольников умолк и с диким любопытством стал его рассматривать… «Неужели, неужели, – мелькало в нем, – он лжет и теперь? Невозможно, невозможно!» – отталкивал он от себя эту мысль, чувствуя заранее, до какой степени бешенства и ярости может она довести его, чувствуя, что от бешенства с ума сойти может. 

Человек, который умеет до такой степени притворяться, который находит не только нужные слова, но и управляет всем своим поведением, контролирует мимику, жесты, заставляя их передать именно то, что требуется в данный момент, – такой человек, по-видимому, полностью «входит в роль», которую он сам себе наметил. Итак, есть все основания предположить, что следователь Порфирий Петрович – демонстративная личность. С другой стороны, поведение Порфирия Петровича – это не совсем роль, он не играет другое лицо, а просто непрерывно приспосабливает свое поведение к достижению поставленной цели. Он даже и права не имеет выдавать себя за другого человека, которым он не является, он обязан оставаться следователем, обязан следить за всеми нюансами поведения Раскольникова, чтобы немедленно на них отреагировать. Для этого нужны большая наблюдательность и большое знание людей. Достоевский хотел показать редкую психологическую проницательность Порфирия. Одновременно писатель доказывает новою собственную великую психологическую проницательность. И все же возникает вопрос: не должен ли подобный Порфирию тип обладать способностью вытеснения, если то, чего психологически требует от него ситуация, подается до такой степени талантливо и в словах, и во всех внешних реакциях.

Выше мы показали, что человек может совершенно сознательно, т. е. без участия вытеснения, притворяться. При этом он уже заранее явственно представляет себе определенную ситуацию, которая может возникнуть, и намечает линию поведения. Если ситуация действительно складывается так, как данное лицо себе представило, то его план оказывается определяющим и поведение четко ориентируется по плану. Но коль скоро намеченное не наступает, то притворство уже не может развиваться по намеченному пути, так как неожиданный поворот обстоятельств не был заранее предусмотрен. Обладая одной лишь психологической проницательностью, невозможно быстро отменить прежний план поведения и моментально выработать новый. У истерической личности подобные быстрые переключения вполне возможны. Истерическое вытеснение действует молниеносно – в одно мгновение оно снимает нежелательные «наметки», и поведение истерика определяется уже новой неожиданно возникшей ситуацией. Исключительная способность приспосабливаться, свойственная демонстративным личностям, и является следствием таких мгновенных переключений. Таким образом, можно утверждать, что Порфирий наряду с большой психологической проницательностью обладает еще и выраженными демонстративными чертами личности.

Образ следователя Порфирия Петровича может служить примером того, что демонстративная личность способна использовать присущие ей данные и в положительных целях, т. е. для достижения этически ценного результата, ибо именно так можно рассматривать ту задачу, которую поставил перед собой следователь Порфирий Петрович.  

С притворством как результатом четко осознанной ориентации на определенную ситуацию мы особенно часто сталкиваемся в классической греческой литературе. В трех из дошедших до нас трагедии Софокла именно притворство приводит к решающему повороту сюжета. Аянт, который (в одноименной драме) намерен совершить самоубийство, притворяется столь искусно, что его не задумываясь отпускают одного из дому. В «Филоктете» сын Ахиллеса притворяется по воле Одиссея, хотя это глубоко чуждо его натуре. В «Электре» воспитатель рассказывает вымышленную историю о мнимой смерти Ореста, которой Клитемнестра безоговорочно верит. В «Орестейе» Эсхила ложь исходит из уст самого Ореста. Поскольку в любом случае такое разыгрывание роли является строго запланированным заранее, то нельзя усматривать психологической фальши в том, что притворщиками оказываются здесь персонажи, нисколько не отличающиеся истеричностью.

Немалую роль в развитии событий играет притворство действующих лиц и в трагедиях Еврипида. Особенно сильно впечатляет то место, где Ифигения («Ифигения в стране тавриев») своей ложью вводит в заблуждение короля Фоаса, с целью обеспечить возможность бегства себе и своему брату Оресту. У Гете Ифигении не удается до конца выдержать характер и заставить поверить в свою ложь.

Психология bookap

Обе формы притворства, заранее строго запланированную и истерическую, можно наблюдать параллельно в комедии «Брамарбас» Плавта. Вся интрига построена на ловкой лжи и на шарлатанских выходках раба Палестрио, в них и раскрывается его истерическая сущность. Его господин, победоносный покоритель крепостей, прежде всегда «считал этого детину сущим висельником», но он в корне изменяет свое мнение в тот момент, когда Палестрио начинает демонстрировать по отношению к нему насквозь фальшивую преданность, нагло притворяясь верным слугой. Напротив, другие действующие лица комедии, две молодые женщины – Акротелейтион и Мильфидиппа – притворяются исключительно согласно плану, предписанному им самим Палестрио.

Вообще сцены всякого рода притворства, разыгрывание по заранее разработанному плану охотно включаются в комедии, так как контраст между этими сценами и действительностью дает материал для множества шуток и острот. 

Для чего людям знать о тех, кто давно уже умер (исторические личности) или вообще никогда не существовал (литературные герои)? – Учительская газета

​Диана АКОПЯН, ученица 10-го «А» класса гимназии №201: – Думаю, этот вопрос интересует многих из нас. Действительно, стоит ли знать, например, о Петре I или Александре Македонском?

Одни считают, что это ненужная информация. Зачем усложнять себе жизнь и утруждать себя знаниями о живших в далекие времена личностях? По их словам, нужно смотреть только в будущее и жить только сегодняшним днем. Но как глубоко они ошибаются, находясь в неведении! Ведь «в будущее мы входим, оглядываясь на прошлое». Эта фраза принадлежит известному французскому философу Полю Валери, с которым нельзя не согласиться.По-моему, каждый человек должен знать о культуре, исторических личностях, событиях, связанных с его народом. И я причисляю себя к тем, кто уважает и чтит свою историю. По происхождению я армянка и очень горжусь этим. Какой вклад внес наш маленький народ в историю человечества? К примеру, именно армяне положили начало Македонской императорской династии и дали ряд известных полководцев и политиков. Кроме того, изобретателем крана воды стал армянин Алекс Манукян, а вакцину против ротавирусной инфекции изобрел доктор Альберт Капикян. Армяне – один из самых древних народов мира, он славится своим уникальным языком, литературой и историей. Армения стала первым государством, принявшим христианство, сохранила свою Армянскую апостольскую церковь до наших времен.Однако сколько бед и несчастий выпало на долю армян, которые выжили, несмотря ни на что! Много столетий эта страна подвергалась таким тяжким испытаниям, как гонения и войны. И все потому, что армяне отказывались предать свою религию, умирая с гордо поднятой головой. Но перейдем к самому трагическому событию в истории армян – геноциду 1915 года. Я неспроста выбрала это событие, ведь недавно – 24 апреля – ему исполнилось 99 лет. Именно в эти апрельские дни почти сто лет назад турецкое правительство отдало приказ начать массовую резню несчастных христиан на территории Османской империи. Армян, греков и ассирийцев гнали в бескрайние пустыни, где жестоко убивали, не щадя ни детей, ни беременных женщин, ни стариков. В результате геноцида армян были убиты тысячи людей: более 1500000 армян, 800000 ассирийцев, 500000 греков… И после этого хоть кто-то осмелится сказать, что не нужно знать виновников массового кровопролития и жестоких убийств? Лидер младотурок Талаат, Джемаль-паша, Энвер – имена этих бездушных и хладнокровных людей непременно нужно знать!Пожалуй, отойду от этой скорбной темы. Помимо трагедий и страшных дат в памяти армян есть и другие значимые вехи и имена. Каждый знает создателя армянского языка Месропа Маштоца, доктора филологических наук Паруйра Севака, великого поэта Саят Нову. Ведь любой народ обязан хранить свою культуру и традиции, знать и выдающихся деятелей искусства, и даже своих врагов. Для чего же еще нужно знать имена исторических личностей? Хотя бы для того, чтобы общество стремилось воспитать таких же великих полководцев, как, например, Ганнибал и Максимус.В последнее время ученые обнаружили много свидетельств того, что древние цивилизации отличались более высоким уровнем развития и более совершенными технологиями, чем предполагалось прежде. Это и есть еще один стимул изучать историю: знать прошлое, чтобы постоянно совершенствоваться в настоящем.А как можно не знать великих русских исторических деятелей, представителей науки, культуры? Ведь их вклад в развитие России и повышение ее статуса в мире имеет грандиозное значение. На мой взгляд, Петр I достоин быть названным поистине великим правителем за всю историю России. Благодаря Петру Алексеевичу русские войска одержали победу в Северной войне 1700-1721 годов, с Россией, ставшей империей, стали считаться в Европе. Петровские преобразования поспособствовали открытию новых образовательных учреждений, школ, музеев. Именно при Петре I стали строиться металлургические заводы на Урале, появился мощный, ничем не уступающий Европе флот. Одним словом, Россия стала великой державой, о которой разнеслась молва по всему миру.Стоит отметить, что немало русских ученых сделали открытия мирового масштаба, например Н.И.Лобачевский, С.В.Ковалевская, Д.И.Менделеев. Любой образованный человек должен знать авторов открытий, инноваций и достижений на протяжении всего развития человечества.Наконец, знание истории, имен известных личностей отличает человека от животных. Только человеку свойственна историческая память, одна из составляющих духовности, благодаря которой он чувствует себя частицей своего народа.Помимо исторических личностей не менее важны литературные герои, заочные встречи с ними помогают формированию и развитию личности, расширяют наш кругозор, обогащают нас неоценимым человеческим опытом. Но каким образом? Рассмотрим их роль на примере романа «Преступление и наказание» Ф.М.Достоевского. Если до знакомства с этим произведением кто-то еще мог усомниться в необходимости глубокого чтения и осмысления прочитанного, то, я думаю, начав читать эту книгу, он придет к скорому осознанию своих заблуждений. Будучи воистину гениальным психологом и мастером слова, Достоевский так описывает чувства и мысли, терзающие главного героя романа, что читатель невольно становится на место Раскольникова. Это же волшебная возможность прочувствовать на себе судьбу героя, прожить его психологическую историю в буквальном смысле! После прочтения «Преступления и наказания» невозможно остаться прежним человеком, так как происходит странная внутренняя метаморфоза: начинаешь видеть жизнь иначе, наступает новый период, личность как будто полностью обновляется.Таким образом, обществу необходимо знать об исторических личностях и литературных героях. Постоянно открывая для себя что-то новое, человек совершенствуется и, основываясь на прошлом, делает правильный шаг в будущее.Анастасия ВЕСЕЛКИНА, ученица 10-го «А» класса школы №1315:- В мире миллиарды книг и фильмов, рассказывающих обо всем на свете. Какие-то обращаются в прошлое, какие-то повествуют о настоящем, а некоторые пытаются предсказать будущее. Зачем они людям? Нужны ли они человечеству? Может, правильно в книге Р. Брэдбери «4510 по Фаренгейту» сжигали все? Чтобы люди не огорчались?Я ни в коем случае не могу согласиться с таким утверждением. Может быть, доля здравого смысла в этом и есть, в мире современной литературы наблюдается тенденция к увеличению числа книг, закрывая которые возникает только один вопрос: а зачем я это читал? Сюжет может быть увлекательным, но они ничему не учат.Пожалуй, самая часто поднимаемая в литературе тема – тема нравственного выбора, приоритета ценностей. Дети знакомятся с ней еще в начальной школе, читая книги А.Волкова «Волшебник Изумрудного города», «Урфин Джюс и его деревянные солдаты», «Тайна заброшенного замка» и другие. Из них они узнают о добре и зле, взаимовыручке и пренебрежении к окружающим. Вполне естественным кажется то, что дети будут симпатизировать положительным героям, вести себя так же, как они. Под влиянием этих книг формируется характер личности, закладывается ее нравственная основа.Переходя в старшую школу, подростки не прощаются с поучительной литературой. Знакомясь с такими произведениями, как «Герой нашего времени» М.Ю.Лермонтова, «Отцы и дети» И.С.Тургенева, «Преступление и наказание» Ф.М.Достоевского, ребята учатся делать правильный нравственный выбор, нести ответственность за принятые решения. Видя ошибки героев, подростки стремятся не повторять их в своей жизни. Можно ли сказать, что такие книги бесполезны, если они уберегают людей от таких ошибок, как преступление Раскольникова? Может ли стабильно существовать общество, в котором члены не предостережены от ошибок теории этого героя? Где каждый мнит себя Наполеоном, которому все дозволено? На мой взгляд, стабильное существование общества как целостной системы в таких обстоятельствах невозможно. Именно в этом ценность литературы: знакомясь с ошибками литературных героев, люди могут уверенно смотреть в будущее, зная, что сами постараются не допустить их.Но если с литературой все понятно, здесь видны явные нравственные ошибки героев, то зачем нам обращаться к истории? Для чего нам знать об ошибках исторических личностей? Не проще ли забыть все и начать жить с чистого листа? Оказывается, совсем не проще. Почему-то сразу вспоминаются строчки песни: «Пусть жива еще боль об Афгане, и еще на устах Карабах». Действительно, первые ошибки прошлого, о которых вспоминаешь, – это многочисленные кровопролитные войны. Конечно, войны были победоносные, но каждый раз хочется спросить: а соизмеримы ли потери с ценностью победы? Какой ценой эта победа была достигнута? Если бы только бессонными ночами людей, кажется, невозможным, нечеловеческим напряжением сил (об этом, например, повествует книга А.Шахурина «Крылья победы»). Но нельзя забывать и об огромных человеческих жертвах. Например, в Первой мировой войне только во второй битве при Ипре пострадали пятнадцать тысяч человек, из которых пять погибли. И это только одна битва! Сколько же погибло всего, если только на Западном фронте было полтора десятка крупнейших операций? Не говоря о мелких! А я сейчас говорю только о Первой мировой войне. А если прибавить Великую Отечественную войну? Войну в Афганистане? Подавление локальных вооруженных конфликтов? Сейчас я рассмотрела только войны ХХ века. Я посчитала, у меня получилось более тридцати семи миллионов трехсот тысяч человек погибшими только за время вооруженных конфликтов ХХ столетия. А ведь кто-то войну начал. Кто-то в ней виноват. Можно ли забыть об этом? У.Черчилль, говоря об одной исторической личности, сказал: «Если Гитлер полезет в ад, то я готов произнести в парламенте речь в защиту дьявола». Стоит ли после таких изречений забывать о таких ошибках в истории, забывать о таком опыте?Помнить всегда должен каждый из нас,Что жизни прожитый день или час,Мирное небо, свобода, любовь -Это цена за пролитую кровь.Тех, кого нам уже не воскресить,Кто, как и мы, хотел жить и любить.Память о верных России сынахВечно гореть будет в наших сердцах, -поется в песне С.Тимошенко «Вечный огонь». И я абсолютно согласна с этими словами. Нельзя это забыть. Тяжело переживать утрату семьям погибших, тяжело даже просто сознавать, что погибли люди. Часто даже ни за что, как 131-я Майкопская бригада, брошенная в Грозный на верную смерть без помощи. Но не зря есть слова: «…пока мы их помним, они будут жить» в песне «Армейский альбом» группы «Голубые молнии», а значит, будут жить и другие, потому что мы будем помнить горький опыт прошлого, не допустим таких потерь в будущем.Но все это время я говорю об ошибках прошлого. Конечно, учатся на ошибках, но можно ли у прошлого учиться и хорошему? Мне хочется сказать о трех исторических личностях: Петр I, Екатерина II и Александр I. Это люди с великолепным образованием, мудрые, всю жизнь занимавшиеся саморазвитием. На мой взгляд, им стоит подражать: так же любить трудиться, как Петр Великий, довольствоваться малым, но всю жизнь учиться и работать. Известно, что он мог ходить в простой одежде, есть с простыми людьми, и в то же время при нем у Российской империи была богатейшая казна в Европе.Хочется опять провести параллель с литературой и вспомнить Э.П.Фандорина из романов Б.Акунина. Этот человек также всю жизнь занимался саморазвитием, учился, сам добился всего. Мне кажется, люди должны быть именно такими. «Человек стареет не физически, а морально», – пишет об этом Б.Акунин в романе «Черный город», и он совершенно прав.Людям очень важно знать о тех, кто давно уже умер или вообще никогда не существовал, потому что это влияет на становление нравственных качеств человека, формирует его как личность, а соответственно влияет и на формирование общества как целостной структуры и как объединения индивидов, в котором должны учитываться права и свободы каждого человека.Семен ЛОПУХОВ, ученик 10-го «А» класса школы №1371:- В современном мире очень мало увлекающихся художественной литературой подростков, любящих историю тоже немного.Как-то мой знакомый (надо заметить, не самый этичный и эрудированный) спросил меня, зачем мне изучать историю и какое мне дело до всего, что уже растворилось в веках. Я тогда не ответил, наверное, потому что в его словах было слышно ругательство, а не любопытство. А теперь я попробую поразмышлять на эту тему. Для чего людям знать о тех, кто давно уже умер (исторические личности) или вообще никогда не существовал (литературные герои)?Книги, исторические ли, художественные ли, играют огромную роль в воспитании. Именно из них можно почерпнуть лучшие примеры для подражания. Французский писатель-моралист Жозеф Жубер отметил немаловажную роль правильных примеров в воспитании молодого поколения коротким и истинным афоризмом: «Детям нужны не поучения, а примеры». Истинность этого высказывания целиком подтвердилась на моем личном опыте.Я родился в религиозной семье и получил достойное воспитание, но решающую роль в моих жизненных убеждениях сыграла литература. Признаться, порой я легко относился к родительским нравоучениям и часто вел себя так, что мне сейчас противно об этом вспоминать. Но, слава богу, я, как и большинство всех мальчиков, любил (и сейчас люблю) военную историю. Со временем благодаря военной, исторической, приключенческой литературе сформировались мои жизненные убеждения, как мне кажется, не противоречащие всем моральным нормам христианской эпохи человечества. В книгах я нашел замечательные примеры: в каких-то из них я четко и ясно прочел, что достойно воина, рыцаря, дворянина, а что нет, чего делать нельзя, чтобы сказать с чистой совестью: «Честь имею!» Здесь я напомню об афоризме Жубера и добавлю, что и поучение, если оно подкреплено хорошим примером, имеет громадное значение. А где же найти такие нравоучения и тем более примеры в современном обществе, где честь – пустое слово, а труд воина часто считается разбойничьим?Но я нашел свою правду во многих книгах. Например, в романе Роберта Святополка-Мирского «Дворянин Великого князя». Главный герой – Василий Медведев – часто обращается к воспоминаниям о замечательных наставлениях его отца, тоже воина. Думаю, для любого юноши строки с этими размышлениями чрезвычайно полезны. А когда подчиненный Медведева, Алеша, предлагает ему вызнать секреты врага, переодевшись нищим, Василий запрещает, говоря: «Нельзя обманывать добрые чувства, в другой раз к ним может прийти настоящий нищий, а они убьют его, сочтя за лазутчика». Медведев рискует жизнью, все его труды по борьбе с разбойниками и надежды на скорую победу сходят на нет, потому что он бросается спасать совершенно незнакомого ему князя Андрея. Главный герой стремится соблюсти одну из важнейших христианских заповедей: «Возлюби ближнего твоего, как самого себя» (от Луки 10:27). Кульминация романа заканчивается неожиданной развязкой: Василий спас князя и победил разбойников.Еще одно замечательное произведение – повесть А.С.Пушкина «Капитанская дочка». В этой книге в отличие от романа Святополка-Мирского большее значение имеет не пример, а нравоучение, но опять же подкрепленное примером. И какое нравоучение! Золотые слова: «Береги платье снову, а честь смолоду!» Это наставление Андрея Петровича Гринева своему сыну, имеющее место в завязке сюжета, сильно влияет на всю жизнь Петруши и соответственно на развитие действия повести. И думаю, оно поменяло мировоззрение многих читателей и доставило удовольствие тем, для кого до прочтения «Капитанской дочки» честь была не пустым словом.В романе-эпопее Льва Толстого «Война и мир» князь Николай Андреевич Болконский дает замечательное наставление уходящему на войну сыну: «Коли тебя убьют, мне, старику, будет больно, а коли узнаю, что ты повел себя не как сын Николая Болконского, мне будет стыдно!» «Война и мир» дает нам примеры и замечательные поучения, которые найти в современном обществе невозможно. Жизнь Александра Васильевича Суворова может служить примером для каждого русского, кроме того, он оставил нам замечательный труд – книгу «Наука побеждать». Суворов очень знаменит, и я не буду подробно описывать все его добродетели. Но скажу, что его можно смело назвать «рыцарем чести и долга, рыцарем без страха и упрека». Конечно, эти слова довольно образны, ведь в эпоху Суворова рыцарство уже не существовало, но он в своей жизни руководствовался принципами благородных людей, которые формировались веками. Он просто и доходчиво объясняет свой главный принцип в «Науке побеждать»: «Честь моя мне дороже всего, покровитель ей Бог!»В истории и литературе можно найти нравоучения, понятия о которых отсутствуют в современном мире. В литературе и истории есть примеры для подражания, которые очень сложно найти в нашей жизни. А ведь, как сказал Сенека, хороший пример лучше любой красноречивой проповеди. Без чтения книг вряд ли возможно самосовершенствование. И моральное разложение современного общества, в частности молодежи, во многом связано с тем, что люди мало читают. Надеюсь, что в России будет еще много хороших поколений, но это возможно лишь в том случае, если подростки будут много читать об умерших и никогда не существовавших.Татьяна МАЛАНДИНА, ученица 10-го «Б» класса школы №1485:- Каждый день любого человека складывается из огромного количества различных поступков, действий, слов и мыслей. Зачастую мы даже не задумываемся об этом, ведь в бытовом плане мы не совершаем ничего судьбоносного, например, выбирая между кашей и творогом на завтрак. Но существуют такие вопросы, которые, когда мы их себе задаем, кажутся неразрешимыми, слишком тяжелыми, поэтому мы откладываем их до той поры, когда у нас будет достаточно опыта, чтобы с ними справиться.Я сама часто задаю себе подобные вопросы: чего хочу я от жизни? Что важнее: следовать за мечтой или обеспечить себе хорошее материальное благополучие? Есть ли смысл у любви, да и существует ли настоящая любовь? Как пережить потерю близкого человека? Ответить на них сразу невозможно, а со временем они блекнут в нашем сознании, человеку уже становится не важен ответ… Но в таких вопросах сама наша судьба! Оставляя их позади, мы теряемся в море жизни, плывем без четкого курса, не умея прощать, любить, отпускать то, что уже не вернуть, и подходим к концу пути, ничему не научившись. Так как же, например, обычному десятикласснику определиться в своей жизни? Я верю, что не только ему, но и любому другому человеку со сложной задачей помогут справиться книги. Ведь каждый литературный герой не случаен, он живет своей особой жизнью, невероятно похожей на жизнь обычного жителя планеты Земля. Он ошибается, сталкивается с болью и горем, любит и ненавидит, падает и снова поднимается, как жизнь любого другого человека, его жизнь не безоблачна, страдания и потери закаляют и меняют его… Конечно, я сейчас говорю о таких героях, на которых сама стараюсь быть похожей, но каждый, читая книги, может найти свой идеал, который со временем может и измениться. Зачем же мне, простому обывателю, равняться на кого-то, да еще и вымышленного? Но книги нужно всегда читать с умом. Это называется активным чтением, когда человек не просто наблюдает, а проживает жизни героев, он старается разобраться в прочитанном, понять, почему происходит именно так, а не по-другому, тогда при столкновении с проблемой у нас будет некая авторитетная модель поведения, понятная нам и принимаемая нами. Я думаю, что каждый человек, который читал, например, мировую классику или произведения современных авторов, согласится, что иногда писатель похож на настоящего психолога, он разбирается в тонкостях человеческой души, видит то, что было глубоко спрятано, так почему бы нам не обратиться именно к такому «врачу»?В романе «Преступление и наказание» Ф.М.Достоевского на примере главной героини Сонечки Мармеладовой мы можем видеть, насколько человек может быть самоотверженным, сострадающим и милосердным по отношению к другим. Она пожертвовала собой ради родных, нуждающихся в ее помощи, и сделала это безмолвно, тихо. Я думаю, каждый нередко сталкивался с такой проблемой, как выбор между тем, чтобы сделать что-то для себя или для другого. Достоевский через свою героиню и пытается донести до нас мысль о том, что мы должны думать в первую очередь о других людях, тогда мир станет лучше и светлее.Если обратиться к современной литературе, то можно также найти немало достойных примеров, когда жизнь литературных героев помогает нам разобраться в себе, преодолеть горе и боль. Так, все люди рано или поздно сталкиваются с такой ситуацией, как потеря близкого человека, ведь никто не вечен. Если с кем-то это случается, то начинает казаться, будто мир опустел. Дело в том, что любой, кто хоть немного значит в нашей жизни, занимает в ней свое особое место, если же он исчезает, то уже никто не сможет его заменить. А если вдруг умирает твой отец, близкий друг или любимый человек? К такому невозможно быть готовым. Вот и главный герой романа Харуки Мураками «Норвежский лес» Ватанабэ, потеряв девушку, с которой его связывали не только романтические чувства, но и общие воспоминания, общий таинственный мир, где только они вдвоем могли находиться, понимает, что «какой бы ни была истина, невозможно восполнить потерю любимого человека; никакая истина, никакая искренность, никакая сила, никакая доброта не могут восполнить ее. Нам остается лишь пережить это горе и чему-нибудь научиться. Но эта наука никак не пригодится, когда настанет черед следующего внезапного горя». Так что же делать? Как жить дальше? Ватанабэ приходит к осознанию того, что он не один на Земле, поэтому, закрываясь в своей боли, он ранит дорогих ему людей. Именно понимание этого помогает ему вернуться к жизни. Никому не пожелаешь прийти к этому выводу самостоятельно через потерю того, кого любишь, но если это случается, то, возможно, именно этот литературный герой и сможет помочь человеку пережить горе.Но не только книги несут в себе бесценный опыт, ведь особую роль в жизни не просто каждого отдельного взятого человека, а и всего общества в целом играют исторические события, исторические личности. Уроки истории учат нас, как жить дальше, что нужно развивать, а чего нельзя допускать, люди должны знать своих героев и антигероев, ведь они и есть те реальные примеры того, каким должен быть человек или не должен.Можно сейчас вспомнить о величайших полководцах, например, о Михаиле Илларионовиче Кутузове. Он не просто гениальный стратег, он еще и человек потрясающих душевных качеств. Для него каждый солдат был как родной, а его патриотизму, вере в русский народ можно было позавидовать. Конечно, каждый из курса истории знает, что он знаменит невероятным решением оставить Москву после Бородинского сражения во время Отечественной войны 1812 года, которое впоследствии оказалось судьбоносным. При принятии этого решения он проявил твердость и силу характера, ведь многие его приближенные не поняли его и даже считали предателем. Но жизнь все расставила на свои места. В историю Кутузов вошел как волевой, сильный духом человек недюжинного таланта полководца, истинный патриот своей страны. И теперь, вспоминая о нем, мы начинаем гордиться своей страной и народом, стремимся перенять его лучшие качества.Я верю и призываю всех верить в невероятную силу литературы и исторического знания. Ведь если человек знает, к какому литературному герою или исторической личности «обратиться за советом», то его жизнь изменится к лучшему, он больше не будет чувствовать себя одиноким в своих проблемах, сможет достойно выйти из любой ситуации, имея за плечами багаж бесценного опыта предков и героев литературы. Надо только уметь им правильно воспользоваться.Полина ПИЛЯР, ученица 10-го класса школы №1315:- Некоторые наши современники беспрестанно задаются вопросом: зачем учить историю, зачем читать книги, если эта информация все равно не пригодится в будущей профессии и повседневной жизни?Как ни печально это осознавать, но наше поколение не придает особого значения истории своего народа и все меньше читает книги, предпочитая современный кинематограф и компьютерные игры, тем самым ограничивая свой кругозор, а вместе с ним и будущие возможности. Я же считаю, что нам необходимо знать историю своей страны и всего мира для того, чтобы не совершать ошибок, уже совершенных кем-то в далеком прошлом, или же, наоборот, учитывать опыт предыдущих поколений, следовать их примеру и стараться быть хоть немного похожими на великих людей, оставивших свой след в истории, повлиявших на дальнейшую судьбу всего человечества. «Отношение к прошлому формирует собственный национальный облик. Ибо каждый человек – носитель прошлого и носитель национального характера. Человек – часть общества и часть его истории. Не сохраняя в себе самом память прошлого, он губит часть своей личности. Отрывая себя от национальных, семейных и личных корней, он обрекает себя на преждевременное увядание», – говорил один из крупнейших ученых-гуманистов XX века Дмитрий Лихачев. Лично я верю, что за нашими плечами стоят целые поколения предков, которые когда-то обладали неповторимой индивидуальностью, у них были свои печали и радости, они допускали ошибки и совершали значимые поступки. И если мы будем хоть немного знакомы с некоторыми из них, нам будет легче жить, используя опыт тех, кто уже был до нас.Всем нам известен житель древнегреческого города Эфеса Герострат, сжегший храм Артемиды, о котором говорили, что тот был прекраснейшим архитектурным сооружением из когда-либо существовавших. Он желал оставить свое имя в истории, прославиться, и, как это ни печально, ему это удалось. «Геростратова слава», – говорим мы о тех, кто заработал известность благодаря низкому и подлому поступку. Разве знакомый с этой историей человек не задумается несколько раз, перед тем как поступить похоже? Не сделает соответствующих выводов?С другой стороны, многие учителя приводят в пример ленивым ученикам Михаила Ломоносова – великого русского ученого-естествоиспытателя, энциклопедиста, химика и физика, который лишь благодаря своим талантам и усердию смог выбиться из низов общества и прославиться на всю страну так, что в его честь был назван Московский университет. Для меня этот человек – величайший гений, пример истинного трудолюбия, способного свернуть горы и высушить реки. Нам необходимо знать имена давно ушедших людей – исторических личностей, повлиявших своими поступками на всю мировую историю. Мы должны знать о Гитлере как о беспощадном и хладнокровном вожде фашистской Германии, помнить Юрия Долгорукого как основателя нашей любимой столицы. Наполеон, Леонардо да Винчи, Людовик XIII, Александр Пушкин, Исаак Ньютон, Уильям Шекспир: все эти люди – крохотные частички пазла, гайки в огромной машине мироздания, каждый из них важен и незаменим. Мы также обязаны знать историю своего родного народа, ведь он то, из чего мы состоим. Наше прошлое, настоящее и будущее – все это люди, их надежды и мечты, взлеты и падения и прежде всего их осознанный выбор. Наше поколение несет в себе уважение к дедам и прадедам, отдавшим свои жизни на Великой Отечественной войне, чтобы мы сейчас могли наслаждаться миром и покоем, жить счастливо: любить, ненавидеть, веселиться и беспокоиться по пустякам. Где бы мы были сейчас, если бы не жертвы Зои Космодемьянской и Александра Матросова? Помимо героев – защитников Отечества мы должны быть благодарны всем тем людям, что на протяжении веков делали все, чтобы их потомкам жилось проще, – врачам, химикам, инженерам, механикам, физикам – за их открытия, благодаря которым мы можем вылечить неизлечимые прежде болезни, каждую секунду узнавать что-то новое через средства массовой информации и в любой момент сорваться в путешествие на другой конец земного шара. Так же как и реально существовавшие личности, важны для нас и литературные герои, вымышленные великими умами прошлого и современности. Их необычные, порой печальные, порой счастливые истории учат нас жизни, общению, взаимодействию с окружающим миром. Благодаря произведениям русских классиков Достоевского, Толстого, Лермонтова, Гоголя мы способны познать человеческую сущность так, как, возможно, никогда не получилось бы у нас самих.Лучше всего изучить внутренний мир каждого человека в отдельности и общества в целом, можно лишь прочитав «Преступление и наказание» Федора Михайловича Достоевского. Тот выбор, что приходится делать главному герою, его страдания, его размышления – все это в той или иной степени близко каждому из нас, особенно в глобальном современном мире, в котором мы все живем, а эта книга учит нас главному – тому, что человеческая жизнь бесценна. За всяким преступлением последует наказание – та простая истина, которую нам нужно помнить каждую секунду своей жизни.Очень сильное впечатление на меня произвела книга М. Булгакова «Мастер и Маргарита», в которой не совсем обычные герои высмеивают человеческие пороки и суровую действительность. Их история рассказывает нам о том, что истинное зло заключено отнюдь не в мифических демонах и ведьмах, а в нас самих, что только ты сам волен решить, что же с ним делать – похоронить глубоко в себе или же выпустить наружу, принося боль окружающим тебя людям.Размышляя о том, чему же учит нас литература, не хочу обойти стороной произведение, которое можно было бы назвать учебником доброты, – «Маленького принца» Антуана де Сент-Экзюпери. Главный герой при всей своей детскости и наивности учит нас таким серьезным вещам, как любовь, забота и вера в чудеса. «Мы в ответе за тех, кого мы приручили» – эта книга поведала мне о настоящей дружбе и о ценности человеческих взаимоотношений.Известная американская поэтесса Мюриэль Рюкайзер сказала очень правильные слова: «Вселенная состоит не из атомов, а из историй». Для меня время – это целостная материя, в которой сливаются воедино миллионы и миллиарды крошечных историй. Когда-нибудь, спустя много-много лет, мы сами станем лишь сказкой, далекой и неизведанной для наших потомков. Поэтому нам следует изучать мировую историю, читать книги, расширять свой кругозор, и тогда перед нами откроется бесконечное множество далеких и неизведанных горизонтов.Мария Россовская, ученица 10-го «А» класса школы №237:- На протяжении всей жизни мы сталкиваемся со многими людьми. С кем-то общаемся хорошо, кто-то нам почти незнаком, а некоторые всего лишь случайные прохожие. Но однажды в нашей жизни появляются новые персонажи – литературные герои и исторические личности. Герои живут своей жизнью: выбирают, ошибаются, сражаются, влюбляются, одним словом, мы как будто наблюдаем за ними со стороны. Но зачем это нам? Для чего нам нужно знать о сражениях и исторических событиях, если это было давно? Почему люди должны знать про тех, кого, собственно, не существовало?Ввиду того, что человек даже физически не способен прожить несколько жизней одновременно, такую возможность ему дает книга. Именно она тот уникальный источник знаний, мудрости, морали, опыта – всего того, что человек зачастую не может получить от жизни. Писатели, помещая героев в трудные ситуации, наглядно показывают нам пути решения жизненных проблем, и нам это не только интересно, но и важно знать – мы учимся жить.Кроме того, литературные произведения – источник вдохновения для последующих поколений: для художников, писателей, режиссеров. Сколько великолепных произведений (в кинематографии, в живописи и музыке) доставляют нам наслаждение чувствовать, со-чувствовать, со-переживать. Мы воспринимаем и фильм по роману Л.Толстого «Война и мир» как совершенно самостоятельное произведение, а опера по «Слову о полку Игореве» и картины Васнецова заставляют нас воспринимать судьбы персонажей как судьбы совершенно конкретных людей.Примером влияния книги на человека может служить творчество Федора Михайловича Достоевского. В детстве на будущего писателя огромное влияние оказала поэма А.С.Пушкина «Медный всадник» – образ Петербурга (города бедного Евгения) Достоевский даже использовал в своем романе «Преступление и наказание». В своей речи 8 июня 1880 года на заседании «Общества любителей российской словесности» Достоевский, процитировав Н.В.Гоголя, начал выступление так: «Пушкин есть явление чрезвычайное и, может быть, единственное явление русского духа!» Прибавлю от себя: и пророческое.Часто бывает так, что опыт литературного героя негативен, это позволяет нам сделать определенные выводы и не повторить ошибок персонажа. Подобным антигероем для меня стал Дориан Грей из повести Оскара Уайльда. По сюжету прекрасный молодой человек хотел остаться вечно молодым («Я стану старым, мерзким, противным. А этот портрет останется юным вовеки. О, если бы могло быть наоборот!»), что привело к трагическому завершению этой истории. Она поразила меня и дала понять: не стоит желать невозможного и пытаться противостоять природе.Если литература дает нам почву для размышления, то как же нас «выручают» исторические персонажи? Вся история нашей страны вершилась совершенно конкретными людьми. Да, их сейчас нет среди нас. Нет и князя Игоря, и М. И.Кутузова, и маршала Победы Г.Жукова, и Юрия Гагарина. Но их конкретные деяния – это наши общие новые высоты, свидетельства нашего мужества, предмет национальной гордости, примеры подвига.Жизнь исторических деятелей – наше национальное достояние, которое мы должны не только хранить – передать потомкам.И нравственная высота исторических деятелей занимает большое место в русской литературе.Во время войны 1812 года русская армия проявила стойкость и мужество, сражаясь против армии Наполеона. Несомненно, важным человеком на этой войне был Михаил Илларионович Кутузов. Благодаря его действиям русская армия проявила себя достойно во время Бородинского сражения, а наполеоновская армия позже была разбита. Подобные подвиги не должны быть забыты, но должны служить примером патриотизма и упорства.Я думаю, что именно знание о тех, кто уже не с нами (исторические личности), и о тех, кто никогда не существовал (литературные персонажи), заставляет нас задуматься о самых лучших и худших человеческих качествах, помогает найти вдохновение и цели в жизни, учит и мотивирует, подает пример нравственного выбора…. Мне иногда кажется, что земля как бы окольцована людьми. Что было бы, если бы все люди вдруг взялись за руки? Думаю, что в этой цепочке впереди всех должны быть и исторические деятели, и литературные персонажи. Мы все единой цепью связаны предыдущими поколениями и должны не прервать эту связь – передать потомкам.Вадим СОЛОНСКИЙ, ученик 10-го ФМ-класса лицея Троицка:- На Земле на протяжении веков жили миллиарды людей. Человечество развивается, придумывает что-то новое, отбрасывает уже устаревшее и, естественно, совершает ошибки. Но ведь если бы так и продолжалось все это время, то человечество бы погибло от собственных рук.Что удерживает людей от совершения старых ошибок? Конечно, история – память поколений! Мы помним наши ошибки, мы помним их последствия, мы помним и тех, кто совершал ошибки, и тех, кто их исправлял. Разве не это главное? Совершать ошибки, понять их, исправить и двигаться вперед, несмотря ни на что! В этом и есть смысл развития.Человек – это биосоциальное существо с практически неограниченной способностью к самосовершенствованию и духовному росту. Он может стать злым, добрым, честным, лживым, подлым, справедливым, храбрым, трусливым, щедрым или жадным. Каждый человек сам расставляет свои приоритеты. Чуть ли не всю жизнь люди что-то меняют в себе или, сами того не замечая, меняются под действием внешних факторов, это величайшая, на мой взгляд, сила, данная всему человечеству.Один из главных факторов влияния на человека – это жизненный пример исторических личностей. Они оказывают огромное влияние не только на ход истории, но и на каждую отдельную личность. Сколько человек решили, что наука важнее всего, когда узнали про достижения И.Ньютона, А.Эйнштейна, Ч.Дарвина, М.Ломоносова? М.Лютер воспротивился произволу и падению духовности католической церкви, им было создано новое учение – лютеранство, несмотря на всю власть, которая тогда была у католической церкви. Те люди, которые создали и подписали Декларацию независимости США, считались бы изменниками, если бы у них не получилось задуманное. В этом документе есть строчки и о том, что если власть не оправдывает ожидания народа или желает принудить их, то долг каждого – низвергнуть такое правительство. Не стал ли их поступок примером храбрости и патриотизма?Нельзя уменьшать и роль литературы в жизни людей. Она оказывает влияние едва ли не большее, чем пример исторических личностей. В разное время, в разных странах писатели с помощью литературных произведений призывали всех и каждого брать пример с персонажей книг, стремиться к ним или же, наоборот, выявить пороки общества. Читая «Фауст» И.Гете, я понял, насколько для всех нас важны самопознание и самосовершенствование. Главный герой Фауст продал душу Мефистофелю ради призрачной надежды найти истину.Саня Григорьев из романа В.Каверина «Два капитана», несмотря на трудную, полную лишений жизнь, никогда не сдавался и всегда следовал собственному пути чести и благородства. Он ошибался, рвался, путался, бросал и снова брался. Автор не идеализировал своего главного героя, у него были свои недостатки, но он старался преодолеть их. Саня Григорьев – мой любимый литературный персонаж, который научил меня всегда держать слово и тому, что из любой ситуации есть выход. К сожалению, существуют и те, кто не хочет внимать урокам истории и отказывается брать пример с исторических личностей или литературных героев даже в наше время. В тысяча девятьсот тридцать девятом году А.Гитлер начал свой крестовый поход по Европе, захватывая все на своем пути, уничтожая всех, кто сопротивлялся. Его амбиции положили начало Второй мировой войне. Фашизм стал трагедией, ошибкой, унесшей тридцать пять миллионов жизней. Теперь А.Гитлер считается величайшим убийцей в истории, а фашизм – идеологией, которая не должна существовать. Несмотря на это, на Украине допустили к власти таких людей, которые одобряют использование коктейлей Молотова, настоящего оружия против людей, в руках которых лишь щиты, а на улицах Киева слышны выкрики: «Слава Украине! Смерть врагам!» Это привело к возникновению если не мирового конфликта, то к ухудшению отношений между странами уж точно.История и литературные произведения – это книги жизни, которые должен прочитать каждый человек. Прочитать и усвоить уроки, которые дают нам исторические личности и литературные герои на своем личном примере. Только так можно избежать старых ошибок и не допустить совершения новых, поэтому люди должны помнить о тех, кто уже умер или вообще не существовал.Мария УКОЛОВА, ученица 10-го класса Государственной столичной гимназии:- Жизнь не ограничена настоящим и реальностью. Жизнь не существует без прошлого, жизнь не заключена в рамки материального. Человек живет в постоянном движении, идет в ногу со временем, но не теряет воспоминаний о прошедшем и не пренебрегает возможностью обратиться к книге как к образу прошедшей эпохи.История для меня – череда личностей, людей, каждый из которых изменил мир. Но в отличие от людей, реально существовавших, современность создают и те, кто никогда не жил, – герои литературных произведений. Однако чем больше времени проходит, тем дальше от нас с вами становятся давно умершие императоры, революционеры, полководцы; все менее актуальными делаются старые романы, все больше и больше блекнут в глазах читателя герои других времен. Встает вопрос: нужно ли знать современному человеку о тех, кто даже не сошел с пыльных страниц? И если да, то зачем? Чему могут научить любого из нас литература и история? Я вижу только один ответ на этот вопрос: да, знать, конечно, нужно. Почему? Причин много, и стоит начать с самой простой из них – воспитательной функции литературы и истории.Есть вещи, которые прививаются ребенку в кругу семьи, – это понятия «хорошо» и «плохо», этикет, это умение отличать правду от лжи и многое другое. Все это мать объясняет ребенку прямо или показывает на собственном примере. Литература же учит иносказательно, в этом ее прелесть. Говоря о конкретных литературных героях, нельзя не вспомнить таких знаковых персонажей басен, как Ворона и Лисица, Моська, Стрекоза. Знакомые нам с детства образы простофиль, хитрецов, лентяев настолько срослись с нашим сознанием, что стали именами нарицательными; именно через эти аллегории мы видим недостатки, пороки самих себя и окружающих. Ценность дружбы подсознательно понимает ребенок, читающий «Ивана Царевича и Серого Волка», бессмысленную жадность порицает «Сказка о рыбаке и рыбке». Трудно себе представить, как много теряет будущий гражданин, отказывающийся от поучительных сказок и басен в пользу современных мультфильмов и комиксов!Пусть ребенок еще не слишком сведущ в истории, любой ученик начальной школы хотя бы раз слышал о коварном убийстве Цезаря, о жестокости Ивана Грозного. Значение исторических личностей и литературных персонажей воспитывает в человеке уже на первых этапах его развития лучшие качества: щедрость, доброту, умение любить и дружить. Появляется возможность учиться на чужих ошибках, анализировать, формировать предпочтения. Иными словами, становиться полноценной личностью, а не просто эрудированной, но не обладающей устоявшимися моральными нормами.Если раньше мы говорили о частном человеке и о том, что значит для него знание истории и литературы, то теперь речь пойдет об обществе и, возможно, человечестве. Воспитывая, эти две дисциплины не только формируют сугубо личностные качества, такие как доброта, милосердие, дружелюбие, но и мировоззрение.Разумеется, мировоззрение зависит от эпохи, в которую живет человек; но разве история создана не для того, чтобы осветить закономерность и последовательность эр жизни человечества? Разве литература не зеркало, в котором запечатлены нравы и идеалы предыдущих поколений? Наблюдающий и эрудированный человек сможет понять, проанализировать и на основе этого сформировать свое собственное мнение относительно окружающего. А когда множество людей сходятся во взглядах на мир, рождается новое, другое общество, потому что полного повторения старого не бывает.Мы видим Владимира, крестившего Русь; я знаю людей, считающих, что это было варварским, несвоевременным разрушением старины. Видим Петра I, и здесь взгляды на модернизацию, осуществленную им, тоже расходятся (например, западники и славянофилы). Эпоха Николая I, известного консерватора, нашла отражение в нравах «лермонтовского поколения» – поколения скептиков, живущих в бездействии и апатии. Это, казалось бы, давно ушедшее время, но разве печоринское самообожествление никогда не встречалось в современном мире? Разве одна Россия (в 60-е годы XIX века) переживала идейное бездорожье? Литература и история связаны между собой сильнее, чем может показаться. Современному человеку присущи идеи гуманизма, но чьи произведения, как не Пушкина и Некрасова, выражают их лучше всего? Современный мир называют капиталистическим, значит, в нем ценятся свобода и деятельность. Зарождение именно этого мира отражено в произведении А.Чехова «Вишневый сад». Таким образом, мы видим, что современность, в которой существует теперь человек, как идея и мотив складывалась в ходе движения истории. Подхвачены и переданы через литературу оказались мысли о свободе, ценности человеческой жизни, вере.На мой взгляд, самое важное знание, которое может приобрести человек, знакомящийся с историей и личностями, создающими ее, а также с литературными героями, – национальное сознание. Личные качества вкупе с собственным мировоззрением никогда не сделают человека человеком до конца. Любой из нас не только часть общества, носитель ценностей современности, но и часть народа, нации. В большей или меньшей степени мы чувствуем связь с прошлым, с истоками. Эту принадлежность мы осознаем при знакомстве с русским фольклором, потому что видим в образах сказочных персонажей отражение самих себя. Ценности милосердия и честности, доброты и простоты передаются у русского человека из поколения в поколение. Тут и семейность, взаимовыручка («Репка»), и патриотизм (былины об Илье Муромце и других богатырях), и товарищество («Вдовий сын»), и мечты о других краях, далеких от Родины («Повесть о Еруслане Лазаревиче»). Все это перенимает почти неосознанно любой русский человек. Недаром в сокровищницу русской литературы вошли такие произведения, как «Преступление и наказание» (образ Сони как хранительницы истинно христианских ценностей), «Война и мир» (теплота патриотизма, образы Наташи и Пьера, столь близких любому). Князь Святослав, Александр Невский, Дмитрий Донской, Петр I, Александр II… Перечислять можно бесконечно, но достаточно и одного имени, чтобы гордость за страну стала греть сердце. Незнание этих имен и заслуг этих людей кажется кощунственным. Человек, лишенный такой памяти, не может быть частью нации.Знание истории и литературы, персонажей и личностей воспитывает человека, формирует его личные качества, в ходе изучения истории он развивается и создает свое «я», а затем становится частью своего народа, приобщаясь к национальной культуре и становясь патриотом. Алина ШУИНА, воспитанница 10-го класса «А» МКК «Пансион воспитанниц МО РФ»:- Что помогает людям нравственно развиваться? Школа? Книги? Или, может быть, опыт окружающих их людей, учителей?На эти вопросы существует множество ответов, но все их можно обобщить: человек по своей природе стремится к развитию, в этом ему помогает окружающий мир. Все, что когда-либо видел, слышал, чувствовал индивид, сплетается воедино в человеческой душе и разуме. Эти элементы составляют опыт, приобретенный личностью.Но как же не сделать роковую ошибку, если ты еще молод, а перед тобой стоит тяжелый выбор? На этот вопрос дают ответ историки и литераторы: надо обратиться к прошлому. Изучая историю, читая биографии выдающихся личностей, мы извлекаем уроки из их ошибок, берем с них пример, приобщаемся к истории.Для меня всегда была примером Екатерина Романовна Дашкова, русская просветительница, одна из создателей Российской академии наук. Эта женщина, будучи княгиней, заботилась о просвещении русского народа. Благодаря охоте к чтению она сделалась одной из образованнейших женщин своего времени. Екатерина Романовна была близкой подругой императрицы Екатерины II Великой. Екатерину II до сих пор считают самым талантливым просветителем народа русского. Несмотря на то что она урожденная немка, императрица остается одним из символов России, русской истории, до сих пор примером для молодых поколений. Она пример и для нас, воспитанниц пансиона. Ведь правительница XVIII века не только образованнейшая женщина своего времени, она еще и основоположница женского образования в России. С ее легкой руки был основан Смольный институт благородных девиц, который и стал прототипом нашего пансиона.Эти женщины вошли в историю. Но разве только история описывает выдающихся личностей? Часто они становятся героями романов, повестей, од, особенно императоры и полководцы. Конечно, в художественных произведениях реальные личности отображены немного не такими, какими были в жизни, опять же если верить истории. В их описании нередко присутствует гипербола, иногда даже ирония и сарказм. Что-то скрывается, а что-то, наоборот, подчеркивается. Ярким примером такого произведения – сборника о жизнях реальных личностей – стал роман Л.Н.Толстого «Война и мир». В нем описаны почти 200 реально существовавших людей. Всех не перечислить, но нельзя не обратить внимание на императора Александра I и, конечно же, на выдающихся полководцев всех времен Наполеона и Кутузова. Впервые мы знакомимся с русским главнокомандующим в сцене «смотр в Барнау», где он предстает перед нами бывалым солдатом, знающим многих еще с турецкой войны. Кутузов, «старый человек с седой головой на огромном толщиной теле», с чисто промытыми складками шрама там, «где измаильская пуля пронзила ему голову», «медленно и вяло» идет перед полками. По его поведению становится ясно, что это добрый, заботящийся о солдатах полководец, не различающий людей по чинам. Тот же старик-главнокомандующий дремлет на военном совете перед Аустерлицем и тяжело опускается на колени перед иконой накануне Бородинского сражения. Л.Н.Толстой в портрете Кутузова подчеркивает его внешнюю немощь, стариковскую тучность, дряблость, но помогает почувствовать его внутренний покой и сосредоточенность души. Прочитав роман, можно сказать, что Кутузов – особенная фигура, личность, наделенная мудростью.Автор постоянно гиперболизирует старость в описании полководца. Но этот контраст между уже старым телом и вечно живым внутренним миром помогает нам задуматься о нас самих, понять, что мы делаем не так, сделать вывод, который каждый рано или поздно делает для себя: главное не внешняя оболочка, а внутренний мир. Через описания реальных личностей в искусственно созданных воображением автора реалиях мы можем увидеть пороки людей и их прекрасные качества, сделать вывод о плохом и хорошем. Анализируя произведения параллельно с событиями данной эпохи, читатели учатся сопоставлять факты и выдумку, учатся читать между строк, извлекать что-то полезное. И лишь знание истории реальной жизни этих людей поможет отличить правду от выдумки автора.История состоит из событий, которые безостановочно сменяются одно за другим. Ход времени нельзя остановить или пустить вспять; то, что уже прошло, нельзя исправить, но можно и нужно думать о будущем, о том, что с нами должно произойти. Все мы рано или поздно оказываемся перед сложным выбором. И в этот момент обращаемся к истории, литературе, которые помогут выбрать верный путь и продолжить дорогу в прекрасное будущее. Такой выбор случается часто на жизненном пути человека, но историческая память всегда подскажет, как быть и по какой тропе пойти.

Отражение феномена альтер эго в искусстве | Боженева

ББК Ю93

УДК 159.923

А. С. Боженева

A. Bozheneva

г. Челябинск, ЮУрГУ

Chelyabinsk, SUSU

Аннотация: В статье автор пытается осмыслить феномен «альтер эго» с помощью философских рассуждений. В качестве наглядного материала выбраны кинофильмы, музыкальные и литературные произведения авторов, которые использовали данный феномен.

Ключевые слова: альтер эго; раздвоение личности; человек.

Abstract: In the article the author tries to comprehend the phenomenon of «alter ego» with the help of philosophical reasoning. To illustrate the type of material selected, films, music and literary works of authors who have used this phenomenon.

Keywords: alter-ego; split personality; people.

На протяжении всей жизни человек пытается понять и познать самого себя. Сегодня существует большое число психологических тестов, приемов, позволяющих узнать, кем является человек на самом деле. Казалось бы, что тут может быть сложного, найти и изучить самого себя? Ведь ты сам — это единственный человек, с которым ты проводишь всю свою жизнь ежеминутно. Однако некоторые не способны найти свое истинное «Я», потому что в их теле находится не одно, а несколько «Я».

В переводе c латыни «alter ego» значит «второй Я». В повседневной жизни так мы можем называть родного или близкого человека, который внутренним миром, установками, принципами, вообще мировоззрением очень похож на нас. Распространенным это выражение стало благодаря обычаю, принятому в некоторых государствах Европы в прошлом: когда король передавал всю свою власть какому-нибудь наместнику, он награждал его званием «королевского второго Я» — «альтер эго регис». Считается, что возник этот обычай в Сицилии. Первым же, кто произнес эти слова, был греческий философ Зенон, живший в III — IV веках до нашей эры.

Сегодня психологи называют «alter ego» «раздвоением личности». Раздвоение личности — психическое расстройство из группы диссоциативных расстройств, при котором личность человека разделяется, и складывается впечатление, что в теле одного человека существует несколько разных личностей. При этом в определенные моменты в человеке происходит «переключение» и одна личность сменяет другую. Синдром раздвоения личности до сих пор не изучен во всей полноте, таит множество неожиданностей и спонтанность. Чаще всего возникновение «второго Я» каким-либо образом связано с перенесенными в детстве психическими травмами или проблемами.

Таким образом, «alter ego» («альтер эго») — «размножение» личности на несколько подобных или абсолютно противоположных личностей, которые имеют способность переключаться между собой и жить в одном теле. Ее генезис может быть вызван не только психическим расстройством личности, но и, например, придуманным образом человека, чтобы проявить себя, «выделиться из толпы». Тогда человек приписывает себе определенные качества, согласно которым начинает следовать.

Небезызвестно, что в искусстве проблема бытия «альтер эго» всегда выражалась в художественно-образной форме. Более того, существование «второго Я» явилось в кинематографе и литературе довольно популярной темой, провоцирующей у зрителя / читателя тревогу, страх или трепет. Проходя сквозь призму искусства, преломляясь, проблема представала уже как эмоциогенная, порождающая волнения, страхи, радость или печаль и т. д. Пользуясь терминологией семиотики Ролана Барта, можно сказать, что художественное произведение, провоцирующее выражение эмоций, готово сделать зрителю (читателю) «punctum», «укол», вынуждая обращать взор к сиюминутному, точечному, «мелкому», а не масштабному, к точке на карте, а на к самой карте [1]. И книга, и фильм обладают способностью приковать, способностью породить эмоции, в этом их ограниченность (они не «объективны», а этого требует наука), но в этом их несравненное достоинство, так как эмоциогенная наука, вероятно, оксюморон. Ориентацией на рациональное начало, как показывают и философия, и психология, далеко не всегда можно добиться реальных успехов.

Одним из примеров является фильм А. Хичкока «Психо» (1960). Главный герой, Норман Бейтс страдает раздвоением личности. За 10 лет до описанной истории он убил свою мать и её любовника. Стараясь изгладить преступление из сознания, он сохранил её труп, а затем стал думать и говорить за неё, отдав половину жизни. Иногда он мог вести разговор за двоих, а иногда мать полностью доминировала над ним, особенно когда ему нравилась какая-то девушка, а материнская ревность в нем преобладала. Поддерживая иллюзию, что его мать жива, он переодевался в её одежду, говорил её голосом, сидел в её кресле, пытался быть своей матерью. Такое раздвоение лично связано с излишней привязанностью к матери, убийство которой привело к сильнейшей психологической травме.

Еще одним примером является фильм режиссера Д. Финчера «Fight club» (1999) по одноименной книге Ч. Паланика «Бойцовский клуб». Главный герой — человек, у которого как будто нет имени (для читателя он — просто «Рассказчик»), типичный «белый воротничок», недовольный своей рутинной жизнью, гомогенностью бытия. В одной из поездок Рассказчик знакомится с Тайлером Дерденом, производителем и продавцом мыла. Примечателен тот факт, что Тайлер Дерден появляется на экране четыре раза до того, как мы узнаем его в качестве персонажа. Мелькает его образ на доли секунды. В финале фильма выясняется, что Тайлер Дерден есть «второе Я», «alter ego» Рассказчика. Эго, которое имеет имя, отсутствующее у самого человека. Фильм содержит некоторые намеки на то, что Тайлер Дерден — это «alter ego» рассказчика. Например, когда они входят в автобус вместе, Рассказчик платит только за одного человека. Позже, когда они вместе едут в машине, которой управляет Тайлер, мы видим рассказчика также на стороне водителя. Диалоги между Рассказчиком и Тайлером показывают, какие они «разные»: Тайлер — разгильдяй с вредными привычками, без привычного образа жизни для Рассказчика: работа — дом. Рассказчик в данном «контексте» является его противоположностью.

Необходимо отметить, что название фильма в некоторой мере связано с феноменом «альтер эго». Тело выступает тем местом, где разные эго борются за победу. И именно с момента драки Тайлера и Рассказчика начинается превращение скромного и послушного клерка в безбашенного и безумного человека — превращение в Тайлера. С этого момента он стал говорить его словами, совершать его поступки. И дрались только тогда, когда были вдвоем, во всех остальных случаях либо один, либо другой дрался с кем-то. Тайлер, участвуя в боях, был противоположностью офисному клерку, подобно телу-без-органов — тело выражало себя в движениях, которые не были предопределены организацией органов, были не органичными и органоподобными, а творимыми. Он тяготел к нанесению травм, его развлекали дерущиеся люди в их клубе. Тем самым он доказывает свою мужественность.

И, казалось бы, они вполне хорошо сосуществовали: «Мы жили как семья…». Но впоследствии «второе Я» захватывает личность, овладевает ею, и уже сам Рассказчик становится «вторым Я» Тайлера Дердена. Другое я стало учить Рассказчика, как ему нужно жить, и стало менять его жизнь. Дерден — это образ, состоящий из желаний Рассказчика. Именно таким хотел бы он быть. Только осознав, что Дерден и он — это один человек, он смог избавиться от своего «alter ego», став самим собой. Он нашел баланс между ролью «офисного клерка» и «бойка-нонконформиста».

В литературе достаточно часто можно встретить произведения, описывающие жизнь человека с раздвоенной (или размноженной) личностью. Свой взгляд стоит остановить на таких произведениях, как «Странная история доктора Джекила и мистера Хайда» Р. Стивенсона (1886) и «Остров проклятых» Д. Лихэйн (2003). Данные книги были экранизированы, однако не стоит забывать, что экранизация является лишь «верхушкой айсберга» и произведение осмысливается с точки зрения режиссера картины. В странной истории Р. Стивенсона главный герой доктор Джекил в силу своего статуса, большого наследства и желания быть принятым в обществе был вынужден скрывать своё нетерпеливое стремление к удовольствиям [4]. Но в связи с тем, что последнее давалось очень тяжело, он нашел выход: при помощи лекарственных средств он разделил область добра и зла на две части: добро в лице доктора Джекила (кем он и был на самом деле), а злую свою сторону в образе мистера Хайда. Но он и не мог представить, что эта личность со временем из контролируемого эксперимента превратится в главенствующую личность. И чтобы удержать последнюю, необходимо принимать лекарство, которое хоть как-то его сдерживало.

Роман Д. Лихэйна «Остров проклятых» отличается тем, что главный герой Тедди Дэниелс до последнего не подозревает о том, что он страдает раздвоением личности. Книга повествует о том, как два судебных пристава прибыли в больницу для преступников и пытаются раскрыть дело об исчезновении одной из пациенток. Весь роман написан в жанре детектива, и читатель вместе с главными героями пытается выяснить, что произошло, и распутать «клубок ниток». В финале выясняется, что сам главный герой и является тем преступником, который убил свою жену и детей, а все сотрудники больницы просто подыгрывали ему во время его очередного приступа и «игры в следователя» [3].

Кинематограф передает феномен альтер эго, в первую очередь в визуальном виде. Этот вид искусства практически не позволяет фантазировать о форме. То есть зритель получает одновременно и картинку, и текст, и музыкальное сопровождение. И видит данный феномен по задумке режиссера. Художественная литература, в свою очередь, позволяет самостоятельно визуализировать, а также дополнять мысль автора собственным воображением. Музыка же дает представление феномена альтер эго только в некотором общем виде. Однако отличительной чертой изображения данного феномена является использование метафор и сравнений. Музыкальная композиция в несколько раз меньше литературного или кинематографического произведения. Следовательно, автору песни необходимо продумывать каждое слово таким образом, чтобы слушатель смог понять его внутренние переживания за пару минут.

Отдельное внимание было уделено поиску музыкальных произведений, отражающих феномен альтер эго, так как во многих произведениях можно найти некоторые отсылки к нему. Остановим свой взгляд на некоторых произведениях и рассмотрим их.

Otto Dix — это российская дарквэйв группа, которая исполнила песню «Отражение». Обычный человек может увидеть себя самого со стороны в реальном времени только с помощью отражения в зеркале. Мы можем рассматривать себя, свое тело, свой внешний вид, свою мимику, свою «оболочку». Человек, страдающий раздвоением личности, зачастую не замечает, что в нем живет несколько «Я», и тем более не может увидеть себя, когда какое-то из его «Я» берет верх и владеет им. В данной песне человек ощущает, что он не один в своем теле, что есть еще «кто-то», и при помощи отражения в зеркале, преодолевая внешнюю форму, пытается увидеть своё «второе Я». В данном произведении альтер эго предстает как что-то мучительное и болезненное для человека:

Во мне живешь,
Как в ране нож,
Мучишь меня
День ото дня.

Текст песни сопровождается достаточно грустной, «тяжелой» и мрачной музыкой, которая усиливает эффект словесной формы.

Еще одна композиция, которая была выбрана для анализа, называется «Раздвоение личности» (группа K.E.FEAR). Герой музыкального произведения понимает, что в нем живут две личности, которым достаточно тесно и некомфортно в одном теле. Это означает, что переключения не происходят бессознательно. Человек понимает, что в нем живут два «Я», и в тот момент, когда лидирует одно, другое не «отключается», но при этом не способно помешать первому. У каждого из «Я» свои ценности, законы, интересы, которые, вероятнее всего, отличаются друг от друга. Поэтому всё в голове человека путается и смешивается. И если ему не удастся разобраться в себе и выяснить, по какой причине произошло такое раздвоение личности, он не сможет жить в гармонии с самим собой. И герой произведения так и не нашел себя:

Я так и не нашел себя,
Я стал уже совсем другой.
Весь смысл жизни потерял,
Не смог я стать самим собой!

О раздвоении личности пел также В. Высоцкий, в песне которого герой мог сочетать в себе поведение подлеца и интеллигентного человека. А, например, в песнях Alter Ego группы Minus One и Alter Ego группы Tame Impala не до конца понятно, кого авторы подразумевали под понятием «альтер эго» — вторую личность, живущую в теле человека, или возлюбленную, которая невероятно похожа на него.

Музыкальные произведения в целом предстают перед слушателем в виде небольшого рассказа, где в конце подчеркивается, как человек справился со своим раздвоением личности.

Независимо от того, в каком виде художники передают феномен «альтер эго» — через литературу, музыку или кинематограф, — в целом причины раздвоения (или размножения) личности можно разделить на психологические и общественные. Примером раздвоения личности по «общественной» причине может послужить ранее рассмотренная история Р. Льюиса, где человек не хотел «упасть лицом в грязь» перед отцом, родственниками, друзьями, обществом из-за своих желаний, а лента А. Хичкока «Психо» является ярким примером психологической травмы личности. Исходя из сказанного, общество, согласно концепции А.  Тойнби, бросает некий вызов человеку в виде осуждения за аморальное поведение индивида [5]. Человек в свою очередь старается как-то загладить свою вину перед обществом или старается не совершать ошибок. Отсюда следует, что человек не принимает себя таким, каков он есть, старается показаться другим и, «заигравшись», начинает «разделяться».

Также можно обратиться к теории личности Фрейда, где личность состоит из «Оно», «Я» и «Сверх-Я». В идеале «Я» примиряет «Оно», которое отвечает за желания и удовольствия, и «Сверх-Я», которому важно соблюдать общественные нормы. И как только человек находит идеальный баланс, он становится полноценной и «единой» личностью, в противном случае начинается борьба, где никто не хочет проигрывать и до последнего борется за лидирующие позиции [6].

Произведения, в которых описывается феномен альтер эго, довольно ярко иллюстрируют «разорванность» человека, децентрализацию его «Я» и отчужденность в целом. Отчужденность как утрачивание жизненных ценностей, стартовых условий и, самое главное, «утрачивание» себя как полноценной личности.

Таким образом, изображение феномена альтер эго достаточно популярно в философии и искусстве потому, что художественно-образная форма, приближенность к реальности, «овнешнение» и наглядность помогают представить данный феномен в полном виде и на некоторое время представить себя на месте «запутавшегося» индивида.

1. Барт, Р. Camera lucida / Р. Барт. ; пер с франц. М. Рыклин. — М., 2011. — 94 с.

2. Делез, Ж. Анти — Эдип / Ж. Делез. — Екатеринбург, 2007. — 672 с.

3. Лихэйн, Д. Остров проклятых / Д. Лихэйн. — М., 2003. — 352 с.

4. Стивенсон, Р. Странная история доктора Джекила и мистера Хайда / Р. Стивенсон. — М., 1886. — 320 с.

5. Тойнби, А. Постижение истории / А. Тойнби. — М., 2001. — 640 с.

6. Фрейд, З. Я и Оно / З. Фрейд. — М., 1923. — 864 с.

Электронный журнал «Язык. Культура. Коммуникации» (6+). Зарегистирован Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).Свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС 77-57488 от 27. 03.2014 г. ISSN 2410-6682.

Учредитель: ФГАОУ ВО «ЮУрГУ (НИУ)» Редакция: ФГАОУ ВО «ЮУрГУ (НИУ)» Главный редактор: Пономарева Елена Владимировна

Адрес редакции: 454080, г. Челябинск, проспект Ленина, д. 76, ауд. 426, 8 (351) 267-99-05.

Примеры черт характера (Список из 101 черты характера в литературе)

Черты характера являются важными аспектами любого персонажа в художественной литературе. Они помогают автору описать истинную природу, личность своего персонажа и сделать их более реалистичными.

Содержание

Черты характера-

Черты характера определяют личность персонажа, его поведение и то, как он действует в определенных обстоятельствах, ситуациях или взаимодействует с другими персонажами.

Фото автора Cottonbro на Pexels.com

Как и естественные аспекты человеческого поведения и личности, демонстрирующие как порок, так и добродетель, недостаток и совершенство, добро или зло, каждый персонаж в вымышленной истории содержит черты характера (личности), которые могут быть хорошими, плохими или и тем, и другим.

Изучение различных черт характера поможет вам лучше развить своего персонажа, а также создать запоминающегося персонажа, которого читатели будут любить всю жизнь.

Связанный: Черты характера антигероя

Примеры черт характера в литературе —

Погрузитесь глубже в черты характера и внимательно изучите этот термин, изучив примеры черт характера известных вымышленных персонажей из популярных романов.

Рассмотрим на примерах черты характера (личности) некоторых популярных литературных персонажей.

1.

Серия книг о Гарри Поттере

Серия книг о Гарри Поттере
Дж. К. Роулинг

ПЕРСОНАЖИ-

Гарри Поттер

Черты характера- Храбрый, прощающий, решительный, верный, добрый, самоотверженный, самоотверженный.


Hermione Granger

Character Traits- Clever, levelheaded, book-smart, logical, bossy-ish, inspiring, brave, kind, impatient, loyal, smart


Рон Уизли

Черты характера- Ленивый, верный, веселый, вспыльчивый, смелый, незрелый, защищающий, авантюрный, озорной.


Draco Malfoy

признаки характера- Интеллектуальные, хитрые, снобби, небезопасность, средний, эгоист, высокомерный, хулиган, квалифицированный, предварительный, адаптируемый,


55559111111111111111111111111111111111111111111111111111111111111111111119н 1111111111111111111111111111111111119.

Черты характера- Неуклюжий, застенчивый, робкий, неуклюжий, неуверенный в себе, чувствительный, нервный, решительный, добрый, скромный, благородный, храбрый, героический, забывчивый


Альбус Дамблдор мягкий, знающий, скрытный, открытый, заботливый, умный, понимающий, манипулятивный, доброжелательный, самоотверженный, эмоциональный


  Северус Снейп

Черты характера- Холодный, саркастичный, горький, точный, расчетливый, неуверенный, талантливый, амбициозный, осуждающий, жестокий, умный, целеустремленный, опытный, задиристый, злобный,


Рубеус Хагрид

Теплый , добросердечный, мужественный, верный, эмоциональный, трудолюбивый, щедрый, неуверенный в себе, решительный, забывчивый, заботливый, подлый, нечестный, чувствительный, услужливый, самоотверженный, отеческий.


Сириус Блэк

Черты характера- Чрезмерно эмоциональный, мятежный, заботливый, высокомерный, смелый, нетерпеливый, безрассудный, верный, задумчивый.


Люциус Малфой

Черты характера- П. Уэна, непостоянный, фанатичный, высокомерный, модильный, подлый, жестокий, коун


Добби

Черты характера- Храбрый, верный, невинный, трусливый, параноидальный, испуганный, застенчивый, героический, тревожный, тихий, робкий, дружелюбный, милый, услужливый, пассивный, причудливый, чувствительный.


Лорд Волдеморт

Черты характера- Безжалостный, холодный, сильный, жестокий, злой, психопат, садист, тиран, безжалостный, злой, опасный, жестокий, манипулятивный, таинственный, нетерпимый 

Связанный: Dynamic Character Examples


2.

The Great Gatsby

The Great Gatsby
by F. Scott Fitzgerald

CHARACTERS-

Jay Gatsby

Черты характера- Нечестный, расплывчатый, вульгарный, оптимистичный, загадочный, мечтатель, обнадеживающий,


Ник Кэррауэй

Черты характера- Честная, терпимая, уверенная в себе, открытая, тихая, наблюдательная, впечатлительная, наивная, самоуничижительная, осуждающая, прямолинейная


Дейзи Бьюкенен непостоянный, эгоистичный, вредный, красивый, безответственный, разочаровывающий


Том Бьюкенен

0003

Related: Round Character Examples


3.

To Kill a Mockingbird

To Kill a Mockingbird
by Harper Lee

CHARACTERS-

Atticus Finch

Character Черты- Мудрый, сострадательный, умный, вдумчивый, храбрый, благородный, честный, терпеливый, нравственный, достойный восхищения, идеалист0003

Черты персонажа- сорвал, очаровательный, умный, чувствительный, эмоциональный, доверенный, вдумчивый, спрашивающий, наблюдатель, откровенный, смелый, любопытный


Джем Фин , добрый, изобретательный, любопытный, упрямый

Похожие: Примеры статических персонажей


4. Гордость и предубеждение

Гордость и предубеждение
от Джейн Остин

символ-

Элизабет Беннет

Черты характера- Интеллектуальные, прекрасные, остроумные, виностичные, суждений, импульсивные, стабильно-родовые.


Джейн Беннет

Черты характера- Добрая, нежная, сдержанная, внимательная, милая, красивая, добродушная, скромная, ангельская.


Фитцуильям Дарси

Черты характера- Умный, честный, гордый, осуждающий, классовый, прямолинейный, неприступный, благородный, богатый.


Чарльз Бингли

Черты характера- Богатый, привлекательный, приветливый, легко поддается влиянию, живой, добродушный, добродушный, джентльменский, оптимистичный, скромный, искренний, искренний.


Мистер Коллинз

Черты характера- Тщеславный, напыщенный, узколобый, надоедливый, подхалимский, идиотский.


Джордж Уикхем

Черты характера- Обаятельный, красивый, красноречивый, манипулятивный, безответственный, оппортунист, лжец.


Мисс Шарлотта Бингли

Черты характера- Сноб, тщеславный, высокомерный, оскорбительный, подлый, очаровательный, надменный, завистливый, хитрый.


5. Little Women

Little Women
от Louisa May Alcott

символ-

Jo March

Garganspers.

. , смелый, оригинальный, заботливый, вспыльчивый, безрассудный, талантливый, умный, независимый, вспыльчивый, буйный, изобретательный, упрямый, импульсивный.


Мэг Март

Черты характера- Скромная, романтичная, зрелая, добродушная, послушная, хорошо воспитанная, элегантная, нежная, преданная, материнская, внимательная, заботливая.


Эми Марч

Черты характера- Артистичная, амбициозная, эгоцентричная, избалованная, мелодраматическая, эгоистичная, ориентированная на людей, общительная, экстраверт.


Бет Марч

Черты характера- Милая, чувствительная, застенчивая, робкая, тихая, добрая, сдержанная, самоотверженная, тихая, набожная, музыкальная, миролюбивая.


Теодор «Лори» Лоуренс

Черты характера- Обаятельный, красивый, богатый, резкий, дерзкий, общительный, веселый, спокойный, защитный, добрый, энергичный



Список из 101 черты характера (личности) в литературе

Список включает наиболее распространенные черты характера (личности), используемые писателями для своих персонажей.

1. Храбрый

2. Humble

3. Честный

4. Лоял

5. вид

7. Прощающий

8. .

9. Sly

10. Бесполезное

11. Гордый

12. Определено

13. Clever

14. Манипулятивный

14.

14.

14.

14. 0002 15. Protective

16. Wealthy

17. Courageous

18. Daring

19. Vain

20. Eager

21. Strict

22. Adventurous

23. квалифицированный

24. Liar

25. Серьезный

26. Shy

27. Timid

0002 28. Bumbling

29. Hot-tempered

30. Impulsive

31. Sensitive

32. Jealous

33. Noble

34. Opportunist

35. безрассудный

36. Героический

37. WISE

38. Подробление

39. нежный

40. Отправлено

39.0012

41. зрелый

42. CALL

43. Snobby

44. Эмоциональный

45.

46. . Нас.

48. Неудачный

49. Интеллект

50. Уход

51. Романтик

52. Талант.0011 Haughty

54. Determined

55. Ambitious

56. Lazy

57. Stubborn

58. Committed

59. Rude

60. Теплый

61. Эгоцентричный

62. испортился

63. Кладрец

64. тихий

65. Веруй

9.

.0002 66. Melodramatic

67. Hardworking

68. Selfish

69. Extrovert

70. Generous

71. Helpful

72. Soft-spoken

73. Оптимистичный

74. Честный

75. Смешно

76. Доверенный0012

79. СТАРИЕ

80. Compassionate

81. Вдумчивый

82. Bossy

83.

9000 2 111111111111111111111111111111111111111111111111111111111111111111111111111Р1У 11111111111111111111111111111111111111111111111111111111111111111Р1Р1Ж.

86. Sneaky

87. Очаровательный

88. Зарезервирован

89. Любительный

90. Witty

91.

90. Witty

91.0011 Lively

92. Доброголовый

93. Глупо. . Wicked

99. Charming

100. Impatient

101. Evil

Bonus-

  • Fun-loving
  • Bold
  • Forgetful
  • Wicked
  • Cheerful
  • Ugly
  • Mean
  • Cruel
  • Patient
  • Prejudiced
  • Talkative
  • Silly
  • Rebellious
  • Bully
  • Tough
  • Cunning
  • Easygoing
  • Humored
  • Напыщенный
  • Нахальный
  • Мстительный
  • Непостоянный
  • Неуверенный в себе

Узнайте больше примеров черт характера здесь

Литература / Раздвоение личности — ТВ-тропы

http://tvtropes. org/pmwiki/pmwiki.php/splitpersonality/literature

Следующий

Перейти к

  • ИИ в Вспомогательное правосудие имеют мягкую версию этого. В то время как вспомогательные устройства имеют единую идентичность, каждое тело сохраняет свои индивидуальные эмоции, поэтому они не запутываются в бесконечных логических петлях и не уделяют чрезмерного внимания бессмысленным деталям. Чувства отдельного помощника по отношению к человеку могут окрашивать восприятие этого человека всем ИИ и влиять на его поведение, поскольку все помощники имеют один и тот же разум. Если они решат, что вы им не нравитесь, они могут сделать вашу жизнь необъяснимо неудобной, и Амаат поможет вам, если вы причините боль тому, кто им нравится. Анаандер Мианаай также является более прямым примером.
  • В одном романе Animorphs , The Separation , личность Рэйчел заходит так далеко, что разделяется на двух физически разных людей — одного робкого, нежного и пацифистского; другая безжалостная, жестокая и одержимая — когда ее разрезают пополам в морфе морской звезды. Из-за регенеративных способностей морской звезды она «вырастает» на целых дополнительных людей.
  • Большинство Aristoi культивируют несколько «даймонов», чтобы помочь им в многозадачности.
  • В Artemis Fowl Артемис получает один из-за своего Комплекса Атлантиды.
  • Триллер Маргарет Миллар, получивший награду Эдгара, Зверь в поле зрения , в котором женщина, которая, по-видимому, является жертвой злонамеренного преследователя, оказывается преследуемой ее собственной злобной альтернативной личностью, является Ur-примером в криминальном жанре. идеи «злодей на самом деле является злой альтернативой героя или персонажа PoV». К сожалению, позже это стало достойным сожаления клише из-за упрощенных и/или логически невозможных примеров.
  • Beyond Bedlam Ваймана Гуина изображает общество примерно через 1000 лет в будущем, где все являются «шизофрениками» (на самом деле, обладающими двумя личностями; «шизофрения», а не «множественное расстройство личности» является принятым медицинским термином в The ‘ 50s), и каждой из двух личностей дается пять дней жизни за один раз, прежде чем по закону требуется передать бразды правления другой личности.
  • Превращено в Слепое зрение : один из персонажей — лингвист с три хирургически созданных альтер-личностей (известных под общим названием «Банда четырех»). Некоторое время уходит на обсуждение отношения двадцатого века к MPD, которое в значительной степени отвергается как варварское и иррациональное. Банда представляет собой относительно реалистичное изображение множественных систем совместного сознания , примечание , и да, они существуют в реальности, где все личности знают о существовании других и сотрудничают.
    • В сиквеле Echopraxia выясняется, что вампиры — это откровенные ульи разума, и Валери обошла глюк распятия, пожертвовав одним из своих параллельных процессов. Подобно гипотезе 20-го века Д.И.Д. что Банда назвала «иррациональным». Хотя они существовали до травмы, а вампиры — полные социопаты.
  • В книге Джека Вэнса «Книга снов » Говард Алан Древесная Песня, последний Принц Демонов, имеет пять отдельных личностей.
  • Севериан в Книге Нового Солнца , который является одновременно первоначальным мучителем Севериана, а также Шатлен Текла после поедания Альбазо (и Теклы).
  • Кот, который… Серия : В книге №9 Кошка, которая ушла в подполье ), у убийцы оказывается вторая личность, «Луиза», которая на самом деле совершила убийства и была вызвана годами сексуального насилия со стороны своего отца.
  • Случается с некоторыми из Clayborn в сериале Дэвида Уингрова Chung Kuo , когда они находятся под сильным давлением.
  • В серии книг Стивена Кинга «Темная башня » представлены два персонажа второй книги: Одетта Холмс, довольно обеспеченная чернокожая женщина, которая потеряла ноги и обычно переживает 1960-е, как может; и Детта Уокер, опасная, жестокая и очень ожесточенная. Две личности почти совершенно не подозревают друг о друге, по крайней мере, до тех пор, пока не постучится сюжет. В кульминации книги две личности сливаются в Сюзанну Дин, которая обладает здравым смыслом первой и упорством и волей второй. Одетту/Дедду часто называют «шизофреником», что в данном случае оправдано, поскольку большая часть информации персонажей о расстройстве поступает из вторых или третьих рук из воспоминаний Эдди о поп-культуре 80-х.
  • Всего Эндрюс из серии Терри Пратчетта « Плоский мир » имеет восемь личностей, ни одна из которых не отвечает Эндрюсу. Есть также Агнес Нит и ее альтер-эго Пердита Икс. Мечта, которая начиналась как имя, которое она считала крутым в Lords and Ladies , затем стало воплощением ее id в Maskerade , а затем превратилось в полноценное раздвоение личности. в Carpe Jugulum .
    • Очевидно, это не редкость в Плоском мире. Объясняется, что Пердита возникла именно потому, что Агнес взяла часть себя — ее желание не быть милой девушкой с хорошим характером — и дала ему имя. Ее старшие ведьмы размышляют про себя, что, дав чему-то имя, оно тоже оживает. Совесть Ринсвинда и внутренняя ярость Сэма Ваймса также иногда изображаются как полуразумные, особенно в Night Watch , где Ваймс называет его «Зверь». В глухой удар! , мы обнаруживаем, что у Ваймса также есть «внутренний сторож», который в конечном итоге изгоняет могучего духа мести из разума Ваймса.
    • Могучий Оутс тоже страдает от этого, разделяясь на скептическую часть и набожную часть. В какой-то момент он подумывал об изгнании нечистой силы. И, как Агнес/Пердита, он устойчив к вампирскому контролю разума, потому что они могут контролировать только один разум на мозг.
    • Удар!! 9В 0019 также фигурируют Пойнтер и Пиклз, владельцы магазина коллекционеров камней, которые оказываются раздвоением личности одной и той же женщины.
  • В Eden Green у людей, зараженных симбиотом-иглой, в конечном итоге развивается вторая, психотическая, ориентированная на выживание личность, способная совершать ужасные поступки, которые мог совершать первоначальный человек.
  • Дженис Корделия Пламтри в Землетрясение Погода Тима Пауэрса, чье состояние осложняется тем фактом, что одна из ее личностей на самом деле является духом ее мертвого отца.
  • В двух частях рассказа Улица Страха Зал Страха выясняется, что трое друзей Хоуп Мэтис, Жасмин, Ангел и Иден, а также ее бойфренд-убийца Дэррил на самом деле являются раздвоенными личностями, созданными из-за ее матери. жестокое обращение с ней.
  • Это большой поворот Бойцовский клуб . Примерно на 2/3 книги читатель и Рассказчик узнают, что Тайлер Дерден, сосед Рассказчика по комнате и подающий надежды Темный Мессия, является Рассказчиком, или, точнее, воплощением всего, чем хочет быть рассказчик, и выходом для него. его разочарование в мире. В повороте есть тонна предзнаменований, которые невероятно очевидны при втором чтении.
  • Используется в качестве винта разума в Ghoul Майкла Слейда. Большой злодей романа, Саксон Хайд происходит из семьи «старых денег», где безумие заложено в генах. DID злодея является результатом сексуального насилия в детстве, , однако после другого травмирующего события злодей полностью разрывает с реальностью, и это становится полномасштабной параноидальной шизофренией. Настоящая куча сумасшедших, все в одном персонаже.
  • В Герои Олимпа конфликт между римским и греческим лагерями вызывает серьезные проблемы у богов, так как их римская и греческая стороны имеют одинаковые призывы. Это заставляет стороны сражаться за господство, последствия которого различаются по серьезности в зависимости от того, насколько различны римский и греческий аспекты. Такие боги, как Афродита/Венера или Немезида, уходят безнаказанными, поскольку идеи любви и мести одинаковы в Греции и Риме. У Геркулеса/Геракла болит голова, но в остальном все не так уж плохо. Афина/Минерва превращается в рассеянную развалину, а Дионис/Бахус не может вспомнить Перси и испытывает ослепляющую головную боль, когда Перси называет его Дионисом вместо Бахуса. Проблема, по-видимому, достаточно серьезна, чтобы они были неспособны решать другие проблемы, пока проблема не будет решена.
  • Эллен Хопкинс Идентичный имеет более реалистичный случай. Ближе к концу выясняется, что у Кейли есть DID, а Раэнн — ее другая личность. Настоящая Раэнн погибла в автокатастрофе в детстве близнецов.
  • Предотвращено в фильме Геофа Эссекса « Заяц Мессия» : у Джека шизофрения, а не СНВ, хотя конечным результатом является то, что он играет Оскара Мэдисона с Феликсом Унгером, живущим в его голове, что предполагает сходство с любимым видом вымышленного раздвоения личности (особенно во время более сюрреалистическая часть кульминации).
  • У Джо Леджера есть комитет в голове: Гражданский, который поддерживает его в здравом уме, но не может заниматься своей повседневной работой; Воин, который просто хочет кому-то навредить; и Полицейский, который сочетает в себе лучшее из обоих, будучи благородным, но все же борцом.
  • Титулованные Повелители Драконов из Последний Повелитель Драконов рождаются с двумя душами/личностями: одной человеческой и одной драконьей. Это совпадает с Совместным Телом в том смысле, что две личности полностью осознают друг друга и время от времени разговаривают. Главный герой, Линден, с трудом справляется с гневом своей драконьей стороны, Ратана. Детская драконья сторона его подруги отказывается признать ее.
  • В «Властелин колец » и связанных с ним материалах предполагается, что личность Голлума развилась из разговора Смеагола с Кольцом («моя драгоценность»), которое он в конечном итоге определил как часть себя, а также его желание возложить вину за убийство своего друга Деагола на кого-то другого.
    • Раздвоение личности Голлума никогда не появлялось в первом издании Хоббит : оно впервые появляется только в переписанном, когда Бильбо слышит их обсуждение, осознав, что у Бильбо все это время было Кольцо. Во время написания первого издания Кольцо еще не было злом в сознании Толкина, и поэтому у него не было причин отравлять разум Смеагола.
  • Разум Билли Миллигана — это реальная история человека с раздвоением личности. Билли Миллиган и Ко. привлек внимание общественности до Сибил.
  • Мультипликаторы Роберта Сильверберга. Множественная личность «20 минут в будущее» принимается и уважается как вариант нормального образа жизни, подобный гомосексуализму. Многие группы образуют сотрудничающие команды, ведущие журналы, если они не могут общаться напрямую. Главная героиня, синглетка, сначала изображает из себя множественную, а затем пробует экспериментальное лечение, чтобы увидеть, сможет ли она стать множественной на самом деле.
  • В серии «Новый Орден джедаев » юная джедай Тахири получает это после того, как попытка Шейпера превратить ее в юужань-вонга, использующего Силу, терпит неудачу — Тахири сохраняет свою первоначальную личность, но личность вонга не может быть удалена и остается в ее подсознание. В конечном счете, Риина (вонгская половинка Тахири) пытается совершить поглощение с раздвоением личности, но когда она и человеческая Тахири оказываются слишком связанными, чтобы это сработало, вместо этого происходит слияние с раздвоением личности. В результате человек называет себя Тахири, но имеет воспоминания и опыт обоих.
  • Архив Буресвета :
    • Приносящая клятву : Шаллан Давар попадает в нисходящую спираль в этой книге и создает множество новых личностей с помощью своего Плетения Света, чтобы справляться с ситуациями, в которых она недостаточно уверена. Это началось в Words of Radiance с воровской персоной, Вейл, затем развивается, когда она создает воина Яркость Сияния, чтобы справиться с ней, используя свой осколочный клинок, и в конечном итоге приводит к непреднамеренной утечке личностей и к тому, что она рассматривает «Шаллан» как еще одну альтернативную личность. . В конце концов, она вынуждена смириться с ограничениями своей личности, когда ее действия непреднамеренно приводят к смерти маленького мальчика, и что Вейл на самом деле не имеет того опыта, на который она притворяется. Это приводит к тому, что она неуверенна и очень смущена собой, поскольку ее личности постоянно меняются друг с другом. В финальной битве мы видим со всех трех точек зрения, поскольку она постоянно переключается между ними, в том числе говорит от имени всех трех разных персонажей в разговоре… и выясняется, что Шаллан на данный момент всего лишь иллюзия, а Радиант — настоящая. .
    • Ритм войны , действие которого происходит через год после Клятвенника , показывает, что Шаллан, Вейл и Сияющий установили баланс совместной работы и обмена контролем в зависимости от их ситуации. Они выражают обеспокоенность тем, что, если их договоренность не выдержит, может появиться больше личностей. В конце концов выясняется, что уже появился четвертый, «Бесформенный», который действует независимо от трех других. В конце романа Шаллан примиряется с болезненными воспоминаниями, от которых Вейл пыталась защитить ее, и у них двоих происходит слияние с раздвоением личности.
  • Это главный поворот двух книг Сары Шепард Перфекционисты серия заметка состоящая из Перфекционисты и Хорошие девочки . Пять девушек — Кейтлин, Маккензи, Ава, Джули и Паркер — собрались вместе для обсуждения в небольшой группе на одном из своих занятий и обнаружили, что все они ненавидят одного и того же парня по понятным причинам. Они обсудили гипотетический сценарий того, как они убьют его и других людей в своей жизни, которых они ненавидят, только для того, чтобы этот парень и некоторые другие в их списке умерли именно так, как они обсуждали, что побудило их попытаться найти настоящего убийцу. очистить их имена. Убийцей, однако, оказывается Паркер, который, как выясняется, все это время был раздвоением личности Джули. Настоящая Паркер была забита до смерти своим отцом более года назад, и Джули, ее лучшая подруга, которая потенциально могла бы предотвратить это, была настолько убита горем и мучилась чувством вины из-за этого (которое сильно усугублялось собственную оскорбительную и разбитую семейную жизнь), что ее личность фрагментировалась и создала измену «Паркер», чтобы сохранить жизнь своей подруге. «Паркер» служил выходом для более темных сторон личности Джули, причинял боль и убивал людей, которых она делала в ошибочной попытке защитить и встать на защиту друзей Джули и «ее».
  • В романе Амелии Этуотер-Роудс « Постоянство памяти » Эрин страдает от ДРИ с осложнением, заключающимся в том, что ее альтер возникает из-за психических остатков после нападения вампира на ее беременную мать. В то время как проявляющийся альтер — это всего лишь психический остаток, основа альтер Эрин, Шевон, — очень реальный и очень опасный вампир.
  • Весь сюжет «Красотки-13» Лиз Коли, в котором главная героиня возвращается домой после трехлетнего отсутствия, не помня о том, что произошло. Оказывается, у нее ДРИ, который на самом деле начался из-за того, что ее дядя изнасиловал ее.
  • Сделано довольно реалистично в Matt Ruff’s Set This House in Order с двумя персонажами, у которых есть DID. Оба в детстве подвергались жестокому обращению, но один давно осознал эту проблему, и все личности работают вместе и посещают психиатра. Другой персонаж моложе и меньше понимает, что происходит, и боится, потому что у нее продолжаются периоды потери памяти. Оба персонажа в конечном итоге работают над преодолением жестокого обращения, лечением и выбором между полной интеграцией и попыткой функционировать, когда все личности сотрудничают друг с другом.
  • Илиана Гемор в Star Trek: Deep Space Nine Relaunch . Ей имплантировали воспоминания и личность Киры Нерис в рамках операции под прикрытием. Теперь у нее есть и свои оригинальные воспоминания, и воспоминания Киры, и она считает себя законной наследницей жизни настоящей Киры. Поскольку Кира установила бомбу, которая убила жениха Илианы во время оккупации Баджора, у нее также есть разные взгляды на его смерть — как виновная сторона и как жертва.
  • Старее радио: В классическом романе Роберта Льюиса Стивенсона Странная история доктора Джекила и мистера Хайда Доктор Генри Джекилл разрабатывает формулу, которая разделяет его добрые и злые личности. Выпив зелье, он может превратиться в злодея Эдварда Хайда.
  • Роман Сидни Шелдона « Расскажи мне свои сны » рассказывает о женщине, которая боится, что ее преследуют, и двух ее коллегах, которые беспокоятся о ней. В конце концов выясняется, что все трое — один и тот же человек; у главной героини развились две отдельные личности, потому что она не могла справиться с травмой сексуального насилия в детстве.
  • Роман-триллер Теда Деккера Thr3e (а также «Фильм книги»): Убийца, преследующий главного героя, на самом деле является раздвоением личности главного героя. Но ждать! Разве название не «три»? Вот так! Оказывается, его друг детства, помогавший ему разгадать тайну, — , а также — одна из его раздвоенных личностей.
  • Главный герой трилогии Саймона Хоука Племя одного (действие происходит в сеттинге Dark Sun Dungeons & Dragons ) — человек с большим количеством личностей, чем он может сосчитать, который сопровождает Атаса в поисках способа собрать воедино его расколотый разум.
  • В романе Майкла Флинна « Up Jim River », Донован. Его множественность личностей была наведена умышленно, но манера была наворочена — тоже, может быть, умышленно.
  • В романе Майкла Суонвика « Вакуумные цветы » Уайет намеренно поместил в свой разум четыре разных личности, смоделированных по образцу архетипов (он говорит, что это основано на идеальном макияже для охотничьего отряда аборигенов). Все они активны одновременно и, похоже, прекрасно уживаются друг с другом; в чрезвычайных ситуациях все они добровольно уступают место человеку, который лучше всего может справиться с этим конкретным типом чрезвычайной ситуации, а в неэкстренных случаях они принимают решения на основе консенсуса. Героиня Rebel/Eucrasia — более прямой пример; тело принадлежит Eucrasia, но в начале ответственной личностью является Rebel, который был наложен на Eucrasia из-за аварии с каким-то развлекательным программным обеспечением.
  • Лоис Макмастер Буджолд Сага о Форкосиганах :
    • Лорд Марк Форкосиган развил четыре дополнительных личности, чтобы сопротивляться пыткам: Ущелье, Ворчание, Вой и Убийца. Пока он учится контролировать их, они явно не интегрируются и не исчезают каким-либо иным образом. К счастью, все они с самого начала зациклены на защите/помощи Марка в меру своих возможностей, и им нравится его девушка.
    • Брат/прародитель Марка Майлз колеблется на грани этого тропа, когда его тайная личность адмирала Нейсмита угрожает стать полностью отдельной личностью. Марк также сетует на то, что, по крайней мере, альтер-эго Майлза — это человек, которого можно нарядить и взять с собой на вечеринку, если возникнет такая необходимость, по сравнению с его гораздо более примитивными альтер-эго.
  • В игре Джеймса Своллоу Warhammer 40,000 : Red Fury Магия Крови дает Кровавым Извергам Генетическую Память обо всех тех, чью кровь они выпили, давая им эффективные множественные неинтегрированные личности — и яростное желание пить больше крови, усугубление проблемы. Рафен, сражаясь с одним из них, может ясно распознать источник его крови, и умирая, он мог бы сказать: «Брат».
  • Колесо Времени :
    • Ранд ал’Тор и Льюс Тэрин подходят под этот троп, как и все остальные. Трудно определить, вызвано ли это безумием от использования Единой Силы или реинкарнацией оригинала, а голос на самом деле является реальным существом. В любом случае, Рэнд определенно думает, что страдает безумием. В конце 12-й книги они проводят Слияние Раздвоения Личности, после чего прямо говорится, что они «не два человека и никогда ими не были» — то есть Рэнд определенно является реинкарнацией Льюса Терина, и он также в результате он определенно имел некоторый доступ к фрагментам воспоминаний и знаний Льюса Терина, но «голос» Льюса Терина, с которым Рэнд разговаривал на протяжении шести книг, был просто симптомом ухудшения его психического состояния.
    • Серия также включает в себя пару странных пограничных примеров с повторяющимися злодеями Паданом Фейном и Истребителем. Фейн несовершенно слился с душой Злого Канцлера Мордета, и хотя он считает себя единой личностью, у него есть два различных набора манер, которые он переключает между случайными и явно невольными, а иногда забывает, какой из двух имена, которые он сейчас использует. На самом деле Slayer — это два разных человека по имени Люк и Исам, которые делят тело; они были объединены в одно Темным, но сохраняют дискретную идентичность до такой степени, что, когда доминирующая личность меняется, тело также меняется, чтобы отражать это.
  • В When the Bough Breaks (часть серии Mercedes Lackey SERRAted Edge ) у молодой девушки развивается раздвоение личности, когда отец начинает ее насиловать. Одна личность вступает во владение всякий раз, когда она понимает, что вот-вот произойдет изнасилование, чтобы защитить другие личности от знания того, что происходит.
  • Марк Медоуз, также известный как «Капитан Трипс», из серии Wild Cards . Обычно улыбчивый, странно одетый и довольно неэффективный хиппи (хотя и с большими навыками в биохимии), в трудную минуту его различные порошки и зелья способны сделать его асом крутых пропорций … или, скорее, несколько асов, в зависимости от того, какой он берет. У всех них разный ум и характер, и большинство из них думают, что хороший капитан — слабак или хуже, и делают все возможное, чтобы не вернуться, когда химическое действие перестанет действовать.
  • X-Wing Series : «Рант» из Призрачной эскадрильи удается обойти проблему реальности, будучи, ну, инопланетянином — у него есть несколько узкоспециализированных умов, таких как Пилот и Студент; это считается естественным и здоровым для его вида, и ему полезно научиться быстро переключаться между личностями. Лара Нотсил/Гара Петотель/Кирни Слейн, хотя она может показаться подходящей для образа и когда-то мечтала о споре своих разных персонажей, на самом деле шпионка, которая начала Превращаться в Маску и вскоре имела искреннее желание дезертировать, а также некоторую нестабильную личность. вопросы. Отсутствие раздвоения личности.

Литература по психологии- Психология в литературе

%PDF-1.7
%
1 0 объект
>
>>
эндообъект
6 0 объект
>
эндообъект
2 0 объект
>
ручей
application/pdf10.1016/j.sbspro.2015.03.452

  • Личность и индивидуальные различия: литература в психологии – психология в литературе
  • Гоксен Арас
  • Литература
  • Мужчина
  • Существование
  • Личность и индивидуальные различия
  • Психология.
  • Труды — Социальные и поведенческие науки, 185 (2015) 250-257. doi:10.1016/j.sbspro.2015.03.452
  • Эльзевир Б.В.
  • JournalProcedia — Social and Behavioral Sciences© 2015 Авторы показывают Опубликовано Elsevier B.V. Все права защищены.1877-042818513 Май 2015 г. .sbspro.2015.03.4522010-04-23true10.1016/j.sbspro.2015.03.452

  • elsevier.com
  • sciencedirect.com
  • 6.410.1016/j.sbspro.2015.03.452noindex2010-04-23truesciencedirect.comelsevier.com

  • sciencedirect.com
  • elsevier.com
  • Elsevier2015-05-22T21:33:44+05:302015-05-22T21:39:23+05:302015-05-22T21:39:23+05:30TrueAcrobat Distiller 10.0.0 (Windows)uuid:d22d13a6-e77a- 428a-9abe-92ae5485406euuid:e1a0b12c-231d-4c5d-aa66-1a422674dc83

    конечный поток
    эндообъект
    3 0 объект
    >
    эндообъект
    4 0 объект
    >
    эндообъект
    5 0 объект
    >
    эндообъект
    7 0 объект
    >
    /ExtGState >
    /Шрифт >
    /ProcSet [/PDF /текст /ImageB]
    /Свойства >
    /XОбъект >
    >>
    /Повернуть 0
    /TrimBox [0 0 544,252 742,677]
    /Тип /Страница
    >>
    эндообъект
    8 0 объект
    >
    эндообъект
    90 объект
    >
    /ExtGState >
    /Шрифт >
    /ProcSet [/PDF /текст]
    >>
    /Повернуть 0
    /TrimBox [0 0 544,252 742,677]
    /Тип /Страница
    >>
    эндообъект
    10 0 объект
    >
    /ExtGState >
    /Шрифт >
    /ProcSet [/PDF /текст]
    >>
    /Повернуть 0
    /TrimBox [0 0 544,252 742,677]
    /Тип /Страница
    >>
    эндообъект
    11 0 объект
    >
    /ExtGState >
    /Шрифт >
    /ProcSet [/PDF /текст]
    >>
    /Повернуть 0
    /TrimBox [0 0 544,252 742,677]
    /Тип /Страница
    >>
    эндообъект
    12 0 объект
    >
    /ExtGState >
    /Шрифт >
    /ProcSet [/PDF /текст]
    >>
    /Повернуть 0
    /TrimBox [0 0 544,252 742,677]
    /Тип /Страница
    >>
    эндообъект
    13 0 объект
    >
    /ExtGState >
    /Шрифт >
    /ProcSet [/PDF /текст]
    >>
    /Повернуть 0
    /TrimBox [0 0 544,252 742,677]
    /Тип /Страница
    >>
    эндообъект
    14 0 объект
    >
    /ExtGState >
    /Шрифт >
    /ProcSet [/PDF /текст]
    >>
    /Повернуть 0
    /TrimBox [0 0 544,252 742,677]
    /Тип /Страница
    >>
    эндообъект
    15 0 объект
    >
    /ExtGState >
    /Шрифт >
    /ProcSet [/PDF /текст]
    >>
    /Повернуть 0
    /TrimBox [0 0 544,252 742,677]
    /Тип /Страница
    >>
    эндообъект
    16 0 объект
    >
    эндообъект
    17 0 объект
    >
    /Граница [0 0 0]
    /С [0 0 0]
    /Прямо [9OZ;O9DUB9HilrRXc 1q}hhweK][email protected]! -От6:ГВБФ )z_A. час
    QfE+amXsۇDoN4z?ChBw94iOt?vi]ANEOCLn6tZ) M-6
    s*V%JC8*G*GW{}Z=No꺝/aP;,i

    Личность в литературе — Новая нация

    Личность в литературе

    19 декабря 2014


    Кази Мотахар Хусейн :
    Как природная красота расцветает при слиянии разнообразия внешнего мира, так возвышается безграничная тайна человеческого сердца с чудесным разнообразием мыслей и представлений внутреннего мира.
    Чья-то внутренняя природа нежна и ароматна, как Шефали1; кто-то такой же дерзкий, как Хаснахена2. Кто-то гибок, как тростник, кто-то устойчив, как холмы, кто-то глубок, как звездное небо, а кто-то вечно буйствует, как буйный лес. Как несравнен видимый мир разнообразием, так удивительны эмоции внутреннего мира.
    Происшествия и переживания внешнего мира производят наше ощущение, ударяя в дверь наших чувств. Прямым или косвенным образом умственная тенденция каждого индивидуума является, таким образом, различным выражением этого. Человеческое отражение изображено в литературе; поэтому мы находим в литературе неограниченное разнообразие. Эти разновидности не только лингвистические, они связаны со вкусом и природой, поскольку их первопричины находятся в самом сердце вод.
    Почему возникает ощущение или волнение радости у читателей после прочтения литературы? В ответ на это можно сказать, что эта радость есть радость приобщения к сердцу писателей. Картины, собранные в нашем сознании, становятся источником радости с прикосновением к сердцу писателей. В этом суть литературы. Хотя между жизнью и литературой существует глубокая связь, литература — это описание времяпрепровождения, а не непосредственных событий. То, что нас чрезмерно восхищает или мучает в происходящем, снижает напряженность в свободное время и создает сущность литературы полотенцами собранного сердца корневой памяти. Следовательно, с одной стороны, мы наслаждаемся счастьем песен гармонии, любви, молодости и успеха, с другой стороны; мы наслаждаемся тем же изображением разлуки, ненависти, старения и жестокой хватки вашей судьбы.
    Литературой нельзя заниматься с беспокойным умом; для этого нужны объективное терпение и спокойствие. Что верно для читателей, верно и для писателей. Творцы литературы — не просто фотографы или граммофоны событий. Картины, которые изображены в душе писателя, там, по его индивидуальному вкусу, какие-то их части кажутся главными, а какие-то сравнительно неглавными. Этот отбор является главной характеристикой литературы, и в этом заключается жизнь литературы. Поэтому замечено, что сюжет или происшествия, которые изображаются в литературе, хотя и имеют (по крайней мере, с точки зрения вероятности) отношения к реальным событиям, но большей частью являются творением писателя — окрашены в оттенок его/ее собственный разум.
    Часто спрашивают, по какому типу предметных различий литература становится чистой или вульгарной? Хороший ответ на этот вопрос таков: литература не становится чистой или вульгарной из-за предмета, а скорее благодаря использованию предмета. Вкус в литературе не может быть предписан законом: это личное достояние писателя, спонтанное выражение целостной личности писателя. Поскольку литература укореняется в ментальной сущности, она становится восхитительной и трогательной.
    Шарлатанство в литературе легко распознать по этому пробному камню. Те, кому действительно есть, что сказать, и при этом в их сердце есть стремление это высказать, те и есть настоящие наследники литературного творчества. Литературная сущность не вливается без соединения с сердцем. Поэтому великие и удивительные словесные каламбуры и захватывающее собрание мыслей худших писателей не смогли завоевать сердца читателей. Язык естественным образом льется из эпицентра ощущений подлинного писателя. Но обманщику в литературе приходится подготавливать языковую оболочку подражанием, гиперболой, навязанным воображением. Перед откровенным великодушием легко чувствуется подлость фальшивой пышности.
    Чтобы получать удовольствие от литературы, нужно быть знакомым с точкой зрения писателя, смотрящего в его ментальную сферу. Чтобы получить это знакомство, его родовая история не нужна. Особенность его сердца или точки зрения можно найти в его письме. Менталитет должен быть создан до того, как будет создана лучшая литература — хотя это утверждение трудно для писателей-новичков, ищущих славы, это абсолютная правда. На одном только основании реализма в последнее время некоторые поддерживают пошлость в литературе. В реальном мире есть пошлость. Без сомнения, но когда реальность становится литературой, нет причин для того, чтобы она была грязной, вульгарной или гнусной.
    Следует помнить, что литература избирательна. Вставка любого события из любой сущности атмосферы в литературу может быть наполнена правильным выбором и правильным балансом количества, и дело не в том, что суть будет сосредоточена только на эротических чувствах и уродстве. Доказательств в литературе слишком много. Простому знанию вкуса никого не научить — оно неизбежно врастает в сердце. Верно, что идеология хорошего и дурного вкуса постепенно меняется, но верно и то, что в благородном обществе всегда остается неписаный эталон хорошего вкуса. Если кто-то может своим усилием внедрить эту идеологию в свое сердце, то ему нечего стыдиться ее; скорее омерзительна дерзость или неосторожность нарушить единодушную идеологию вкуса.
    Многие возражают против использования критерия хорошего вкуса или принципа в литературе. По их мнению, литература выше правил и нарушений; здесь практика удовольствия ради удовольствия. В литературе нет ничего воспитательного. Поэтому об идеологии нравственного благополучия в этом отношении не может быть и речи. Но этот догматизм очень опасен. Практика удовольствия и наслаждения удовольствием, безусловно, является признаком литературы. Но объект наслаждения безупречен; он не имеет отношения к фальсификации и не имеет враждебности между хорошим вкусом и добрыми принципами. Вопрос о вкусе и принципе остается косвенным во время наслаждения наслаждением, так как, с одной стороны, он не портит наслаждения без нужды поднимая голову, а с другой стороны, не вырождает людей до бесчеловечной стадии полным угасанием.
    Обычно метафорически говорят, что область литературы не является областью необходимости; скорее это поле абсолютно ненужного времяпрепровождения и отдыха. Мне кажется, что это утверждение ошибочно. Как для жизни необходимы легко заметная пища и вода, так и не лишние незаметные свет и воздух. В настоящее время мы признаем необходимость различных попыток заработать деньги, потому что без этого трудности, с которыми нам приходится сталкиваться, легко заметны. Однако мы думаем, что наслаждение литературным наслаждением больше, чем необходимо, потому что мы не сделали акцента на потерях, причиняемых сухим корнем человечества из-за отсутствия этого наслаждения литературным наслаждением. Еще несколько дней назад спорт, шутки и т. д. оставались закрытыми и забытыми в квоте ненужного в нашей стране. Недавно была признана неизбежность всего этого. Неизбежность литературы, по сути дела, сознавалась с самого начала творения; тем не менее, для чего столько создания литературы? Но она держит незначительную часть жизни, такая мысль неподвижно занимает умы многих. Кажется, что с ростом опыта человеческой цивилизации наслаждение литературой будет считаться неотъемлемым правом. Через литературу возрастает человеческая деликатность. При просмотре частей прозаической жизни устанавливается уравновешенное отношение между разными сторонами жизни — словом, как мучительна кажущаяся пропасть в жизни, обильна нежность в характерах. Поэтому нелегко мыслить все это отдельно от поля необходимости человеческой цивилизации. Если литература, созданная человеческими усилиями для людей, не указывает на хронологическое развитие человеческой цивилизации, это вызывает большое отчаяние. В литературе есть воспитательные вещи. Образование, проникающее в сердце через литературу, оставляет там неизгладимое влияние на человеческую жизнь. Но система образования школы, колледжа и литературы совершенно разные. В школе и колледже образование является начальным, и об этом хорошо осведомлены как учителя, так и учащиеся. Литературное образование естественным образом зарождается в сердце знатока литературы. Когда читатель поглощен наслаждением литературой, связь, которую разнообразные события литературы устанавливают между сердцем читателя и сердцем писателя посредством симбиоза, становится предметом литературы, таким образом, личность писателя переносится на сердце читателя. Это образование является более высоким образованием. Многие из них говорят: «Литература бесполезна» для тех, кто обращается к Рабиндранату как к Гурудебу. Сама работа Гуру — учить. И Рабиндранат не учил так, как это делает гуру. Он выражал себя читателям через создание литературы, окрашенной цветом его собственной души, и читатели воодушевлялись, устанавливая наполненную удовольствием ментальную связь с его мыслью. Это очень мистические и совершенно секретные отношения между учителем и учеником. Стихи, рассказы, романы, пьесы и т. д. Рабиндраната не главное, а то прекрасное изображение, которое в них выражено, превосходящее все это и через это, есть главное. Главное — эксперимент сердечной передачи красоты, которая выражается. То, как он преумножал красоту мелочей, бросая на них полные удовольствия глаза, как он терпеливо и мужественно шел по дороге вечной лжи, глядя на них с открытым отношением, одним словом, он видел свои отношения со всеми. вещи мира глазами любви. мы получаем это (не теоретическое) приятное введение через его письмо. Нам не нужно напрягать мозг, чтобы это получить, с удовольствием и картинками все эти вещи всплывают в голове естественным образом. Это особенность литературы. Литература без усилий переносит душевную красоту художника в души любящих читателей через наслаждение. Шаратчандра также является «шикшагуру» (главным педагогом) бенгальского общества, но не учителем. Он писал романы, писал рассказ за рассказом в изобилии своего ума; новые персонажи были созданы, поглощенные его сердечным удовольствием. Красота, которую он наполняет всех персонажей, в основе этого лежит его своеобразное отношение. За какое великодушие он не мог видеть дурного среди дурных (скорее в нем он находил величие) и с полным сочувствием замечал жестокие пытки общества над брошенными и отверженными, — эта индивидуальная точка зрения его наиболее ценна. Позиции настоящего литератора являются ценным достоянием — литератор представляет эту установку для настоящего и будущего — это причина его бессмертия. Существует много споров о том, что лучше: автономная литература или литература из внешнего мира. Все эти споры часто возникают из-за жонглирования словами. На самом деле, литература укоренилась в удовольствии сердца писателя. Следовательно, это, очевидно, зависит от личных ощущений или особых взглядов писателя. Таким образом, литература определенно эгоцентрична. Те, кто говорят: «Литература становится менее качественной, если она эгоцентрична», главная цель их речи состоит в том, что волнение или чувство ума есть сугубо личное дело. Итак, в чем тогда может быть причина всеобщего любопытства или удовольствия? Мы упоминали ранее: «Литература — это не чистое описание взволнованного ума. Скорее, это спонтанные высказывания о спокойном состоянии наслаждения — память о личном опыте и чувствах. То, как писатели смотрят на события или собрание мыслей, делает возможным чтобы они созрели сердцем и приняли вселюбящий вид.При этом побуждении сердечного наслаждения личное становится всеобщим, временные чувства превращаются в непреходящую красоту.Литератор есть душ истины: вхождение в события и сердца он демистифицирует внутреннюю темноту и придает новизну знакомому и придает великодушие маленькому. Прикосновением палитры писателя неясная картина читательского разума созревает красотой и крепким здоровьем, создавая неописуемую красоту.Отсюда и высокая литература хотя внешне кажется, что они глубоко эгоцентричны, и поскольку они глубоко эгоцентричны, они завоевывают авторитет и всеобщее признание. личность литературы выражается в его точках зрения. В точках зрения литератора остается исключительная особенность, по этой причине он / она может изобретать новые красоты. Красота мира не улавливается глазами простых людей. Для этого, если говорят, что красота и доброта литератора не только открытие, они его создают; тогда это будет неуместно. Лес мыслей мироздания передан писателю. Они продвигают мир дальше от идеологии и дальше. С постепенным взрослением точек зрения писателей взрослеют и взгляды всей нации, или модели мышления. Поэтому мир всегда в долгу перед литераторами. Эта надежда, вероятно, неплоха, что литературная перспектива сможет стать предвестником стандартной цивилизации любви и привязанности, ведущей от более чистого к чистейшему решению всех временных проблем.
    1. Шефали – благоухающий цветок
    2. Хаснахена – цветок, распускающийся вечером Тип

    Задумывались ли вы, какие из ваших любимых литературных персонажей соответствуют вашему типу личности? Как заядлый читатель, я часто анализирую характеры персонажей на своей книжной полке. Некоторые персонажи, конечно, воплощают в себе худшие из всех черт личности (я только что прочитал Verity , и все время качал головой). Однако многие из наших любимых литературных героинь, кажется, воплощают сильные стороны и дары, характерные для отдельных типов личности Майерс-Бриггс®.

    Имея это в виду, я проверил свои навыки практикующего MBTI® и попытался найти героиню для каждого из 16 типов личности. Надеюсь, вам понравится!

    Не знаете, какой у вас тип личности?  Возьмите наш новый личностный опросник здесь. Или вы можете взять официальный MBTI® здесь.

    Содержание

    • ENFP — Джо Марч из «Маленьких женщин»
    • ENTP — Розалинд из «Как вам это понравится»
    • INFP — Джени Кроуфорд из «Их глазами смотрели на Бога»
    • INTP — Мэг Мерри из «Морщинки» во времени
    • The ENFJ – Дороти Гейл из «Волшебника страны Оз»
    • The ENTJ – Цитра Терранова из сериала «Дуга косы»
    • The INFJ – Сара Крю из «Маленькой принцессы»
    • The INTJ – Лисбет Саландер из «Девушки с Тату дракона
    • ESFP — Гермия из «Сна в летнюю ночь»
    • ESTP — Дэрин Шарп из «Левиафана»
    • ISFP — Эовин из «Властелина колец»
    • ISTP — Арья Старк из «Песни льда и пламени»
    • ESF – Маргарет Хейл из серии «Север и Юг»
    • ESTJ – Гермиона Грейнджер из серии «Гарри Поттер»
    • ISFJ – Хейзел Левеск из серии «Герои Олимпа»
    • ISTJ – Элинор Дэшвуд из серии «Разум и чувства 9»0924
    • Что вы думаете?

    Приблизительное время прочтения: 18 минут

    ENFP – Джо Марч из Little Women

    ENFP творческие и свободомыслящие люди, стремящиеся жить по своим собственным правилам. Они во многом не соответствуют представлению общества о «традиционной» женщине, если только не приняли эти ценности как свои собственные. Социальные нормы часто являются проклятием их существования; они скорее предпочтут быть аутентичными, чем следовать набору заранее установленных правил о манерах и социальном поведении. Они жаждут свободы, открытий, романтики и приключений.

    Джо Марч из «Маленьких женщин» — идеальное воплощение типа личности ENFP. В то время, когда женщины должны были вести домашнее хозяйство или быть школьными учителями, она хотела быть писателем и прокладывать свой собственный путь в мире. Она творческая, выразительная и свободно блуждает в своем воображении (к большому разочарованию ее тети Марч). Она романтический идеалист, который искренне верит в хорошее в людях и борется за то, во что верит, даже если это означает идти против того, что другие ожидают от нее.

    Другие персонажи ENFP: Энн Ширли (Энн из Зеленых Мезонинов), Марианна Дэшвуд (Разум и чувства)

    Прочтите это дальше: 10 книг, обязательных к прочтению для ENFP

    ENTP – Розалинда из As You Like It

    ENTP аналитические и творческие люди, всегда ищущие новые способы решения проблем и взгляда на мир. Они ценят независимость и свободу и ненавидят все, что кажется сковывающим или ограничивающим. Они часто словесно сообразительны и любят хорошие дебаты.

    Розалинда из серии «Как вам это понравится» — идеальное воплощение типа личности ENTP. Для своего времени она была нетрадиционной и стратегической; полагая, что хитрость и дикость — это способы по-настоящему жить как женщина. Сосланная в лес Арден, где она маскируется под мальчика-пастушка, чтобы выжить, она использует свой ум, чтобы обходить препятствия. Розалинда бросает вызов многим ожиданиям женщин того времени, считая, что «чем мудрее [женщина], тем своенравнее она». Она стратегически подходит к делу, всегда ищет новые решения проблем, с которыми сталкивается, и без проблем обсуждает (или даже обманывает) тех, кто встает у нее на пути.

    Другие возможные персонажи ENTP: Трина (Бегущая в лабиринте), Элоиза Бриджертон (Бриджертон)

    Читать дальше: 12 удивительных вымышленных персонажей ENTP

    INFP — Джени Кроуфорд из

    INFP обладают богатым воображением и руководствуются внутренним набором убеждений. Даже когда жизнь кажется невыносимой, их вера в свои мечты и сила возможностей движет ими. Они часто творческие, поэтичные и сострадательные люди, которые глубоко заботятся об окружающих.

    Джени Кроуфорд из «Их глазами смотрели на Бога» — идеальное воплощение типа личности INFP. В то время, когда большинство женщин были вынуждены заниматься домашним хозяйством и воспитанием детей, Джени хочет большего, чем то, что ей подсказывает общество. Она жаждет приключений, романтики и связи с миром природы. Она поэтична и проницательна, она видит дальше того, что видит большинство людей. Она глубоко сострадает окружающим и никогда не колеблется бороться за то, во что верит, даже если для этого придется пожертвовать всем.

    Другие возможные персонажи INFP: Люси Певенси (Хроники Нарнии), Джейн Эйр (Джейн Эйр).

    INTP являются инновационными и творческими, видят прошлые социальные условности и придерживаются радикальных истин, с которыми многие люди отказываются смотреть в лицо. Они аналитичны и часто обладают даром решать сложные проблемы. Независимые и оригинальные, им нравится находиться в среде, где они могут мыслить нестандартно и исследовать инновационные возможности.

    Мэг Мерри из Излом времени — идеальное воплощение типа личности INTP. Она блестящая, творческая и любознательная, способная решать сложные проблемы, с которыми другие люди не справляются. Хотя она плохо учится в школе и бодается с авторитетными фигурами, у нее есть интеллект и мудрость, которые проявляются, когда это больше всего нужно. INTP часто борются за уважение ранга, и поскольку они придерживаются внутреннего стандарта, а не внешнего, их часто недооценивают другие (даже они сами). Многие INTP, которые боролись с потерей, будут связаны с жизненными трудностями, с которыми Мэг сталкивается в своей истории.

    Другие потенциальные персонажи INTP: Порция (Венецианский купец), Алиса (Приключения Алисы в стране чудес)

    Читать дальше: Взгляд на лидера INTP Волшебник страны Оз

    ENFJ дальновидны, проницательны и заботливы, часто видят потенциал и возможности там, где другие этого не видят. Они умеют видеть лучшее в людях и пробуждать в них лучшее. Они стремятся к гармонии и хотят, чтобы все вокруг чувствовали поддержку и любовь.

    Дороти Гейл из Волшебник страны Оз — идеальное воплощение типа личности ENFJ. Она оптимистична, заботлива и проницательна, видя потенциал даже в самых непритязательных существах. Когда она идет по дороге из желтого кирпича, чтобы найти волшебника, который может отправить ее домой, она встречает самых разных людей, которые нуждаются в ее поддержке и доброте. У нее твердые убеждения, и она не боится отстаивать то, во что верит, даже если это означает идти против тех, кто у власти. Юнгианский аналитик Джон Биб сам назвал Дороти ENFJ, основываясь на книгах, а не на самом фильме.

    Другие возможные персонажи ENFJ: Карен Бликсен (Из Африки), Анна Каренина (Анна Каренина)

    ENTJ — Цитра Терранова из серии «Дуга косы» изображать и ориентироваться в сложных системах. Они стратегически и дальновидны, часто возглавляют изменения в своем сообществе или организации. Они ценят независимость и свободу, и им нравится находиться в среде, где они могут свободно думать и исследовать.

    Цитра Терранова из серии «Дуга косы» — идеальное воплощение типа личности ENTJ. Как главная героиня, она может быть немного резкой и грубой, но пойдет на все, чтобы защитить свою семью. У нее есть склонность к соперничеству, характерная для ENTJ, и она хорошо понимает внутренние мотивы и стратегии людей, делая все возможное, чтобы раскрыть секретные истины. Как и большинство ENTJ, она дорожит своими ценностями и презирает любые формы коррупции.

    Другие возможные персонажи ENTJ: Принцесса Симорен (Имея дело с драконами), Ирэн Адлер (Шерлок Холмс)

    INFJ — Сара Крю из Маленькая принцесса

    INFJ — самый редкий тип личности, и их часто называют «советниками» или «мистиками». Они проницательны и чутки, способны видеть лучшее в людях и понимать чувства других, даже если не разделяют их. Благодаря своему богатому внутреннему миру и воображению они обладают даром речи и часто используют его для исцеления и поддержки окружающих.

    Сара Крю из Маленькая принцесса — идеальное воплощение типа личности INFJ. Она стремится видеть лучшее в других и заботиться об их потребностях без просьб. У нее поэтическое чутье, и она часто использует свои слова, чтобы выразить то, что другие не могут. Она также яростно лояльна, придерживаясь своих идеалов любви и доброты, даже когда мир вокруг нее рушится. INFJ часто отождествляют себя с историей Сары о надежде перед лицом тьмы.

    Другие возможные персонажи INFJ: Элизабет Беннетт («Гордость и предубеждение»), Авдотья «Дуня» Раскольникова («Преступление и наказание»)

    Читать дальше: Почитание своего внутреннего ребенка как INFJ

    INTJ — Лисбет Саландер из «Девушка с татуировкой дракона»

    INTJ аналитичны, целеустремленны и проницательны. Они мыслят стратегически, строя планы и предвидя действия других. Как интроверты, они ценят независимость и свободу, им нравится находиться в среде, где их никто не сдерживает и где они могут решать сложные проблемы.

    Лисбет Саландер из Девушка с татуировкой дракона — отличный пример типа личности INTJ. Как хакер-линчеватель, она может предвидеть движения своих врагов и обходить их, даже если это подвергает ее жизнь опасности. Ее постоянно недооценивают окружающие, но ее интеллект и интуиция не имеют себе равных. Как и у большинства INTJ, у нее железная внутренняя система ценностей, и она поставит свою жизнь на карту, чтобы защитить людей и дела, которые ей небезразличны.

    Другие возможные персонажи INTJ: Оффред «Джун» («Рассказ служанки»), Ровена Рэйвенкло («Гарри Поттер»)

    Читать дальше: 5 шагов к дружбе с INTJ

    ESFP — Гермия из «Сон в летнюю ночь» Они ненавидят стоять на месте или подчиняться чужим прихотям. Вместо этого они ориентированы на действия, спонтанны и руководствуются своими внутренними убеждениями. Кроме того, они любят веселиться и обычно знают, как развлечь и рассмешить людей. Им нравится быть в окружении людей, и они хотят, чтобы все вокруг чувствовали себя счастливыми и удовлетворенными.

    Гермия из Сон в летнюю ночь — отличный пример типа личности ESFP. Она спонтанна и без колебаний отстаивает то, чего хочет и во что верит, даже если это идет вразрез с ожиданиями ее времени (например, отказ отцу, когда он настаивает, чтобы она вышла замуж за Деметриуса). У нее сообразительность и чувство юмора, когда люди пытаются ее унизить. Больше всего ею движет ее сердце и ее собственные независимые желания и ценности.

    Другие потенциальные персонажи ESFP: Клаудия (Интервью с вампиром), Эми (Маленькие женщины)

    ESTP — Дэрин Шарп из Левиафан

    необходимый элемент хорошо прожитой жизни. Это сенсорные существа, предпочитающие жить настоящим моментом и погружаться в жизненные переживания и волнения. Энергичные и целеустремленные, они могут проявлять нетерпение ко всему, что заставляет их замедляться.

    Дэрин Шарп из Левиафан обладает многими характеристиками, которым подражают ESTP. Как и большинство ESTP, она любит острые ощущения, и ей становится скучно, когда она не начинает действовать. Она знает, как думать на ходу и принимать решения за доли секунды, которые идут ей на пользу. Практичная и наблюдательная, она может быстро взвесить все за и против во многих ситуациях и быстро принять решение, когда это необходимо. В типичной манере ESTP она одарена импровизацией, и ей не нужно много времени на планирование, чтобы придумать элегантное решение проблемы.

    Другие потенциальные персонажи ESTP: Джинни Уизли («Гарри Поттер»), Изабель Лайтвуд («Орудия смерти»)

    ISFP — Эовин из «Властелин колец»

    ISFP — творческие и нежные души, которые руководствуются своими убеждениями и быстро думают на ходу. Они осознают свое окружение и верят в взаимодействие с окружающим миром, чтобы отстаивать свои ценности или находить удовольствие и красоту, которые может предложить жизнь. Свободные духом и независимые, они ненавидят быть связанными традиционными нормами.

    Эовин из Властелин колец — героический пример типа личности ISFP. Она жаждет сражаться за то, во что верит, на поле боя, но традиции и правила дня заставляют ее выполнять более типичные женские обязанности по ведению домашнего хозяйства и заботе о других. Тем не менее, когда ее народ подвергается наибольшему риску, она маскируется под мужчину и под псевдонимом Дернхельм отправляется на битву с Всадниками Рохана. В то время как ISFP иногда могут быть мягкими и избегать конфликтов, Эовин показывает нам, что у них есть ядро ​​​​внутренней силы и убежденности, которое они могут использовать, когда это необходимо.

    Другие потенциальные персонажи ISFP: Эдна Понтелье («Пробуждение»), Беверли Марш («Оно») Песнь Льда и Пламени

    ISTP — аналитические решатели проблем, которым нравится взаимодействовать с окружающим миром и действовать. У них острый взгляд на детали, и им нравится понимать, как все работает, на собственном опыте. Независимые и свободолюбивые, они ищут опыт, который задействует их ум и быструю реакцию.

    Арья Старк из Песнь Льда и Пламени — отличный пример типа личности ISTP. Она постоянно в движении, изучает свое окружение и то, как использовать его в своих интересах. Она легко адаптируется и может думать на ходу, когда дело доходит до решения проблем или выхода из трудных ситуаций. Арья также очень независима и готова бросить вызов любому и всему, что встанет у нее на пути. Она воплощает в себе многие качества, которые делают ISTP одними из самых захватывающих и интересных людей.

    Другие потенциальные персонажи ISTP: Нэнси Дрю, Сабриэль (Сабриэль), Трис Прайор (Дивергент) теплые и заботливые люди, которые руководствуются своими ценностями и убеждениями. У них сильно развито чувство долга, и они часто являются связующим звеном между их семьями и друзьями. Практичные и приземленные, они серьезно относятся к своим социальным обязанностям и усердно работают над улучшением своих сообществ.

    Маргарет Хейл из North and South — прекрасный пример типа личности ESFJ. Она добросовестно относится к чувствам людей и прямолинейна к своим собственным чувствам. Для нее важно поступать правильно и правильно, и она часто судит о том, что правильно или правильно, по объективным стандартам внешнего мира. Например, она всегда говорит о неджентльменском поведении и извиняется всякий раз, когда считает себя «грубой». Обладая даром миротворчества, она относится к тому типу людей, которые могут видеть все стороны ситуации и прийти к справедливому решению. Ее теплота, практичность и убежденность делают ее сильным женским персонажем, которым мы все можем восхищаться.

    Другие потенциальные персонажи ESFJ: Чо Чанг (Гарри Поттер), Санса Старк (Песнь Льда и Пламени) и решительный. Они верят в выполнение своих обязанностей и поддержание своих ценных традиций, даже если это дорого обходится им самим. Как прирожденные организаторы, они серьезно относятся к лидерству и часто занимают руководящие должности, даже не пытаясь. Их серьезная, жесткая внешность часто скрывает более чувствительную внутреннюю сторону, которую они разделяют только с самыми близкими людьми.

    Гермиона Грейнджер из серии «Гарри Поттер » — отличный пример типа личности ESTJ. Самоуверенная и умная, она без колебаний берет на себя ответственность и осуждает иррациональное поведение. Она сохраняет твердую голову, когда ее друзья паникуют, и часто имеет правильное логическое решение любой проблемы. Гермиона также яростно предана людям, о которых она заботится, и не боится тяжелой работы. Она постоянно учится и учится, чтобы стать лучше, чем она может быть, чем восхищаются и уважают ESTJ.

    Другой потенциальный персонаж ESTJ: Мэри Поппинс

    ISFJ — Хейзел Левеск из серии «Герои Олимпа»

    ISFJ — тихие и интровертные люди, которые серьезно относятся к своим обязанностям. Они умеют видеть в людях лучшее и часто ставят потребности других выше своих собственных. Они ценят стабильность и традиции в своей жизни и будут отстаивать свои ценности, несмотря ни на что.

    Хейзел Левеск из Герои Олимпа 9Серия 0019 — прекрасный пример типа личности ISFJ. Она нежная и заботливая, но при этом обладает стальным стержнем. Когда она что-то задумала, она добьется этого, несмотря ни на что. Хейзел также обладает сверхъестественной способностью читать людей, что часто дает ей преимущество в сложных ситуациях. Она верна своим друзьям и часто создает ощущение семьи в своем окружении. Хотя временами она может быть старомодной, она все еще может быстро думать в опасных ситуациях, когда это необходимо. В конце концов, она сделает все возможное, чтобы защитить своих друзей и поднять им настроение.

    Другие потенциальные персонажи ISFJ: Джейн Беннет («Гордость и предубеждение»), мисс Дженнифер Хани (Матильда) Восприимчивость

    ISTJ — тихие и аналитические люди, которые ценят рациональность и порядок в своей жизни. Они верят в эффективное использование своего времени и часто серьезно относятся к делу. Они верны своим семьям и друзьям и очень гордятся своими достижениями.

    Элинор Дэшвуд из Sense and Sensibility — отличный пример личности типа ISTJ. Она разумна и практична, всегда использует свой разум для принятия правильных решений. Она часто держит свои чувства при себе, предпочитая иметь дело с вещами практически. Элинор также очень ответственный человек, заботящийся о своей семье, даже если они этого не заслуживают. Она терпелива и снисходительна, но может быть и напористой, когда это необходимо. В конечном счете, она хочет лучшего для всех вокруг нее, даже если они не всегда это осознают.

    Другие потенциальные персонажи ISTJ: Китнисс Эвердин (Голодные игры), Минерва МакГонагалл (Гарри Поттер)

    Прочтите это дальше: 5 сильных сторон типа личности ISTJ

    Что вы думаете?

    Вам понравилась эта статья? Резонируете ли вы с персонажами, выбранными для вашего типа? Дайте нам (и другим читателям) знать, что вы думаете в комментариях ниже!

    Узнайте больше о своем уникальном типе личности в наших электронных книгах «Открытие себя: раскрытие силы типа личности», «The INFJ — Понимание мистика», «INTJ — Понимание стратега» и «INFP — Понимание мечтателя». Вы также можете связаться со мной через Facebook, Instagram или Twitter!

    • Фейсбук

    • Твиттер

    • Пинтерест

    • Более

    Оценка личности с помощью литературы (Том 5)

    Предисловие

    Преподавание, обучение и оценка являются взаимозависимыми видами деятельности. Отсутствие каких-либо.
    один из них окажет неблагоприятное воздействие на два других. Однако на практике
    внимание, уделяемое первым двум, не уделялось последнему, хотя
    хорошо известно, что оценка является мощным средством определения качества
    обучающей программы. Возможно, по этой причине система оценки
    которые соблюдаются в языковом образовании, подвергается резкой критике со всех сторон.
    Там, где нет оценки, нельзя гарантировать качество. Тем более, оценка в
    языковое образование в том виде, в каком оно существует сегодня, страдает рядом недостатков и
    недостатки. Даже основные концепции оценки не были должным образом поняты.
    многими практиками. Оценка путается с оценкой; измерение
    часто ошибочно принимают за оценку: и использование термина дурак смешивается с термином
    шкала. То, что ожидается от оценки студента, не отличается от оценки
    оценка учителя, так как часто используются одни и те же параметры. Так и в случае с
    отличие учебника от программы или учебного плана; или разделение процесса
    из продукта в программе или схеме. Таким образом, возникает вопрос, что оценивать.
    как правило, не отличались от ответов на вопросы о том, как и почему. Смысл
    что обычно упускается из виду, так это отсутствие интеграции всех этих трех аспектов.
    в частности, оценка в языковом образовании не связана с конечной целью
    образования, т. е. всестороннего роста учащегося как в плане учебного
    успеваемость и внеучебная успеваемость. Именно поэтому сертификаты
    выпущенные организациями, как говорят, не имеют отношения к реальным жизненным ситуациям, таким образом
    превращая всю систему языкового образования в посмешище.

    Центральный институт индийских языков (CIIL), являющийся высшим органом
    Поэтому индийские языки предприняли серьезную попытку не только преодолеть все
    эти препятствия, но и для удовлетворения потребностей страны и за рубежом
    применительно к этим языкам. В середине 80-х Союз государственной службы
    Комиссия хотела предложений по качественному улучшению их государственной службы
    вопросники на 13 языках. Комиссия по отбору персонала потребовала список
    потенциальные авторы заданий на каждом из основных индийских языков для разработки тестов для _
    набор сотрудников III группы. Подошла комиссия государственной службы штата Карнатака
    институт готовых тестов в 9языки для найма канцелярского персонала.
    Институт управления банковским персоналом получил помощь CIIL в разработке тестов
    по их спецификации на южных и северо-восточных языках для
    набор сотрудников службы пробации и клерков-кассиров. Нерезидент
    Индийское агентство США хотело, чтобы тесты на пенджаби проводились в контекстах L3 в
    уровень средней школы. Также Автономный институт высшего образования в г.
    Тамилнад хотел, чтобы программы всех их курсов были реструктурированы в контексте
    оценки. Кроме того, Национальный совет образовательных исследований и обучения
    хотели получить информацию об оценке своих учебников по специальному образованию. Все
    это лишь несколько образцов в дополнение к нашим собственным требованиям L2, тесты для
    13 основных индийских языков преподаются в региональных языковых центрах.
    Таким образом, были разные агентства, разные языки, разные цели,
    разные уровни, разные контексты, а также разные требования. Некоторые из таких
    требования основаны на достижениях, некоторые основаны на интеллекте и способностях, а некоторые основаны на общем мастерстве. Кроме того, некоторые из них связаны с учебным планом и
    немногие привязаны к учебнику. Некоторые из них не содержат содержания, а некоторые не зависят от контекста. Существовал
    также требования для различных целей, таких как допуск, исследования, сертификация,
    рекрутинг и так далее. Таким образом, во многих случаях Институт был в затруднительном положении, когда
    столкнулась с потоком требований с разных сторон. Такой разнонаправленный
    давление привело к развитию многоцелевого индийского языка
    Система оценки (MILES).

    Как известно, ограничений, с которыми приходится сталкиваться здесь, слишком много; Oни
    включают ограничения, налагаемые разговорным контекстом, типом текста или средствами массовой информации.
    работа с тестами. Чего часто не понимают, так это того, что академический
    ограничений и административных сложностей, связанных с такого рода работой. Пока
    при настройке академических параметров или при сопоставлении большого количества элементов для использования
    в качестве инструментов измерения, количество усилий, которые необходимо предпринять для достижения
    академически приемлемые аутентичные данные часто невозможно представить, если только
    принимал участие в крупномасштабных испытаниях. Работа на индийских языках на
    специализированная область, подобная этой, как правило, является сложной задачей из-за отсутствия хорошо
    определенная лексика для представления специализированных понятий, отсутствие соответствующих
    справочные материалы и ученые с достаточным опытом междисциплинарного
    областей на соответствующих языках, а также из-за отсутствия надлежащего программного обеспечения. Там
    бесчисленное множество проблем на каждом этапе. Несмотря на эти проблемы,
    процесс практической реализации на индийских языках продолжается с надеждой
    это все. такие проблемы со временем будут преодолены.

    Академические ресурсы, разработанные как базовые материалы MILES, широко классифицируются
    на три серии, а именно: содержание, метод и цель. 15 томов, по 5 в каждом.
    Каннада, малаялам и тамильский языки, выведенные в настоящее время, относятся к «содержанию».
    серии. Каждый из этих томов снабжен подробной информацией о компонентах содержания и
    их размеры вместе с разработанными там моделями предметов. Номер компьютера
    присвоенные им коды и описанные параметры IFC помогут легко получить доступ для
    оценивая владение языком и литературой, а затем соответствующий
    личность. Междисциплинарность концепций, вовлеченных в разработку
    рамки, рациональность эволюции этого подхода, грандиозность задачи
    участвующих в разработке MILES и т. д., объясняются во «Вводной части». Смысл
    о том, кто получит выгоду от этих томов, указано в «Предисловии».
    Базовые материалы в отношении двух других серий «метод» и «назначение» находятся в разных
    этапы их продвижения. Массовость этой работы видна из числа
    объемов, предлагаемых к выпуску по схеме MILES Base Materials, в
    различных индийских языков, т. Е. 252 тома по 14 на каждый язык для 18 основных индийских языков.
    языков (по 5 в разделе «Содержание» и «Метод» и 4 в разделе «Цель»).

    Я уверен, что материалы, разработанные по этой масштабной схеме, будут иметь
    огромное влияние на всех, кто касается языкового и литературного образования как
    инициативы института направлены на повышение объективности
    подотчетность не только для целей тестирования, но и для обучения
    языка и литературы в индийском контексте.

    Пролуж

    Когда современная лингвистика вышла на образовательную сцену в Индии после
    независимости, одно из обещаний заключалось в том, что это поможет улучшить преподавание
    индийские языки и, таким образом, лингвистические навыки учащихся для создания новых
    нация. Примерно через полвека образовательного планирования и инноваций наступила печальная
    осознание того, что обещание не выполнено. Он основан на субъективной оценке
    успеваемость учащихся после школы и по результатам экзаменов в
    школа. Хотя эта оценка верна, если не полностью надежна и объективна, инструменты
    необходимо научно обосновать это наблюдение.

    Приобретение языковых навыков в формальном образовании зависит от методологии
    обучения и материалы, используемые для обучения. Преподавание языков в Индии было
    преподавание содержания и распространение информации, а не развитие навыков. Центральный
    Институт индийских языков в последнюю четверть века пытался изменить это
    фундаментальное непонимание целей обучения языку через ориентацию на
    учителям языка и производителям материалов, а также путем подготовки модельных материалов.
    Изменения заметны в учебной программе и учебных материалах в некоторой степени и в
    методика обучения в меньшей степени. Однако экзаменационная система по-прежнему
    и большой остается тестом на получение и запоминание информации. Это сводит на нет все
    в методах и материалах достигнут небольшой прогресс, потому что, как известно, индийская
    образование ориентировано на экзамены.

    Языковые навыки все чаще проверяются на специальных экзаменах по различным видам
    трудоустройства и на собеседованиях с этой целью. Рекрутинговые агентства любят
    иметь тест, который является надежным и валидным, а также глобальным в том смысле, что он не специфичен
    к конкретной программе или учебнику. В последнее время потребность возросла, потому что
    различия в экзаменационных отметках различных советов по образованию и
    университеты и их ненадежность.

    Для достижения вышеуказанных целей Центральный институт индийских языков инициировал
    масштабный проект по созданию многоцелевых тестов на индийских языках. Планировалось
    развивать их на семинарах с участием преподавателей иностранных языков колледжей. Это было
    вскоре понял, что сложность задачи была недооценена: учителя не
    знаком с понятиями и навыками построения тестов. Их нужно было отдать в руки
    подготовка. Во-вторых, объем испытаний во всех его измерениях, предложенный
    педагогов, в частности Блума и др. , по любому предмету, впервые было расширено

    к языку и литературе, поскольку проект хотел быть всеобъемлющим. Это был
    пугающая задача, и до сих пор остаются проблемы с определением правильных предметов для
    правильные тесты и в дифференциации различных целей теста от языка
    точка зрения. В-третьих, проблема заключалась в том, чтобы определить глобальные уровни обучения независимо от
    школьной системы, характер школ с точки зрения их ресурсов, социально-экономических;
    различия в происхождении студентов и т. д.,

    Поэтому было решено написать подробное введение о концепциях и
    методы тестирования, организация языковых знаний и организация теста
    банк. Это введение стало отдельной книгой и будет первым в серии
    книги реальных тестов на индийских языках.

    Учитывая трудности, упомянутые выше, эти тесты сами по себе являются тестом, который
    проверены в классе и усовершенствованы, прежде чем отдать стране в качестве
    стандартизированные тесты, которые можно было бы использовать без какой-либо предвзятости.

    Учителям рекомендуется самим составлять тесты в соответствии с форматом
    и моделей, приведенных в книге, и отправить их в институт для компьютеризации после
    проверка для использования кем-либо, чтобы проверить любые языковые навыки и знания для любых целей. _
    Их также поощряют сообщать Институту о проблемах, с которыми они сталкиваются в
    администрирование тестов, особенно их уровень сложности и понятность
    инструкция.

    MILES — это первая веха в развитии языковых ресурсов учащихся.
    как важная часть развития человеческих ресурсов. И мы знаем, что у нас еще
    пройти много миль.

    Предисловие

    В частичном выполнении задачи продвижения индийских языков и
    также для удовлетворения требований языкового образования в стране и за рубежом,
    Исследования и разработки (НИОКР) в специализированной области оценки были
    началось где-то в 1980-х годах. В результате основные стандартные материалы V1Z.,
    Введение в терминологию оценки и описательная библиография
    Оценивание и тестирование (применительно к языковому образованию) были введены
    вне. За ними последовала разработка Концептуальных основ для
    систематическая оценка владения языком и литературой, а также
    личность, приобретенная в результате изучения этих дисциплин в качестве предмета
    Исследование. Предложения, сделанные в рамках этой структуры, сосредоточены вокруг
    содержание, метод и цель оценивания, понятия которых
    впоследствии был использован в качестве основы для практической реализации на индийском языке:
    языки. Вследствие этого было выпущено несколько таких томов практической реализации
    содержательные ресурсы, необходимые для построения различных тестов, были
    развитый. Общая цель этих томов состоит в том, чтобы осветить концепцию
    содержание для оценивания по языку и литературе. Подробности о томах
    произносится на каждом из шести индийских языков, а именно на ассамском, бенгальском,
    Каннада, малаялам, тамильский и урду в первую очередь следующие:

    Том 1. Оценка мастерства и личности: общая система координат

    Том 2. Ресурсы контента для оценки владения языком

    Том 3. Ресурсы контента для оценки владения литературой

    Том 4. Ресурсы контента для оценки личности с помощью языка

    Том 5. Ресурсы контента для оценки личности с помощью литературы

    Вступительная часть, общая для всех этих томов, состоит из
    краткое обсуждение концептуальной основы, а затем детали
    проект разработки многоцелевой системы оценки индийского языка
    (МИЛЬ). В последующих частях соответствующего тома содержится подробная информация о
    контент-ресурсы, необходимые для построения множества тестов для разных
    целей, а также для разных уровней. Таким образом, цель Тома 1 состоит в том, чтобы
    предоставить «эквиваленты на индийском языке» для встречающихся английских терминов
    при работе с концепцией содержания в языковом и литературном образовании.
    Цель тома 2 состоит в том, чтобы проиллюстрировать содержание теста с помощью баллов.
    показательные примеры. Каждый из этих примеров оснащен рядом
    академические и статистические ресурсы, необходимые для построения тестов для
    оценка «владения языком» на разных уровнях. Точно так же Том 3 должен
    иллюстрировать содержание, необходимое для построения тестов для оценки
    «владение литературой». Том 4 иллюстрирует содержание теста, которое требуется
    для оценки «личности», развившейся «в результате овладения языком».

    Аналогичным образом, том 5 предназначен для демонстрации содержания теста, необходимого для
    оценка «личности», сложившейся «в результате овладения литературой».
    Таким образом, академические ресурсы, представленные в этих пяти томах, ставят
    вместе, послужит вечным источником для всех, кто связан с языком
    и литературное образование для получения адекватной информации. Соответственно,
    учителя будут иметь много оцененных ресурсов для надлежащего планирования урока с
    четко разграниченные компоненты языка и литературы, а также поведенческие
    черты личности как на макро-, так и на микроуровне. У учащихся будет
    глобальная перспектива того, что изучается как часть их приобретения целого
    область обучения. Оценщики будут иметь всеобъемлющую базу данных контента
    ресурсы не только для построения различных объективных тестов, но и для
    принятие безошибочных процедур выборки для охвата и распространения контента
    баллов. Исследователи будут иметь систематизированный исчерпывающий список
    компонентов языка и литературы под общей системой отсчета к
    поддерживать внутриуровневую и межъязыковую сопоставимость. Авторы учебников будут
    иметь своего рода готовый счетчик с деталями компонентов содержательности для
    их идентификация, отбор, градация и распределение до того, как они
    представлены как взаимосвязанные единицы урока. Составители учебных программ будут иметь эмпирический
    основу для определения целей, направленных на то, чтобы дать четкое направление всем тем, кто
    участие в процессе обучения, обучения и оценки. Учебный план
    разработчики будут иметь базу данных для определения степени акцента
    дается для языкового и литературного образования при переводе концептуализированного
    цели образования в конкретные действия через совокупность всех курсов
    как объединяющее действие. Исследовательские ячейки будут иметь встроенный механизм для
    выбирать и подбирать элементы вопросов, которые можно использовать для построения различных
    «эквиваленты тестов» с академически приемлемым входным контентом. Выбор /
    Кадровые агентства также будут иметь широкий спектр ресурсов предметов для мгновенного
    построение содержательных и контекстно-свободных тестов (например, способностей,
    испытаний) в целях определения пригодности кандидатов для
    приема, работы и т. д., на разных уровнях. Специалисты по планированию образования будут иметь
    общее представление о роли языка и литературы в развитии
    всесторонний рост с точки зрения его интеллектуальных, эмоциональных и физических аспектов, как
    описаны в таксономии образования.

    Все заложенные здесь ресурсы разрабатывались постепенно, поэтапно.
    этапе, в течение более десяти лет. Первоначально Общая система отсчета (GFR)
    состоящий из основных, второстепенных и подкомпонентов, составляющих понятие

    язык или литература или личность (измеряемые объекты) были подготовлены
    вместе с соответствующими размерами. Подготовленные таким образом проекты ОРФ были
    улучшены за их эффективность и полноту в свете
    серия дискуссий, проведенных с учеными, представляющими шесть индийских языков.

    Впоследствии всем компонентам, включенным в СКФ, были присвоены коды компьютерных номеров. Вследствие этого подготовка вопросов по каждому
    компонентов путем размещения размеров, связанных с ними
    был инициирован серией семинаров. При этом уровни их
    операция, а именно, идентификация / распознавание, производство и пригодность для использования
    учитывались для пропорционального охвата. Таким образом, элементы вопроса
    были тщательно проверены на предмет их внешней достоверности, прежде чем инициировать действия для
    вводил их с клавиатуры. Компьютерные распечатки черновиков вопросов были затем _
    распространяется среди тех, кто производил предметы, первоначально для получения пробелов
    заполняется и впоследствии для улучшения качества. На этом этапе каждый из
    Включенные вопросы были снабжены рядом дополнительной информации, как
    требуется Картой Файла Товара (IFC). С этими дополнениями материалы были
    снова распространены и проверены на их единообразие и точность.
    «меры по улучшению, основанные на полученной обратной связи, были введены в действие в
    материалы, хранящиеся в компьютере до того, как они были извлечены в качестве пре-
    версия публикации. Впоследствии они были распространены среди примерно 100 высокопоставленных лиц.
    ученых, занимающихся этой темой по всей стране, для комментариев. На
    получив значительное количество комментариев по каждому из этих томов, небольшой ~
    семинар был организован еще раз для доработки материалов после обсуждения
    рациональность и обоснованность замечаний, полученных до того, как они были
    принято к включению. Материалы, доработанные таким образом, выносятся только сейчас как
    регулярные публикации. Несмотря на то, что были предприняты все эти учения,
    заявил, что материалы являются полными во всех отношениях. конструктивный
    Поэтому приветствуются предложения по дальнейшему совершенствованию.

    Практическая реализация работы в отношении двух других областей, а именно методов испытаний
    и тестовых целей, находится на разных стадиях прогресса. При доработке они будут
    также выводить отдельно. Банк данных должен быть создан в установленном порядке
    объединение всех этих ресурсов будет способствовать развитию MILES.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.