Негосударственное общеобразовательное учреждение Средняя общеобразовательная школа

Невменяемый это: НЕВМЕНЯЕМЫЙ — это… Что такое НЕВМЕНЯЕМЫЙ?

Содержание

НЕВМЕНЯЕМЫЙ — это… Что такое НЕВМЕНЯЕМЫЙ?

  • невменяемый — невменяемый …   Орфографический словарь-справочник

  • невменяемый — См …   Словарь синонимов

  • НЕВМЕНЯЕМЫЙ — НЕВМЕНЯЕМЫЙ, невменяемая, невменяемое; невменяем, невменяема, невменяемо. 1. прил. к невменяемость; находящийся в состоянии невменяемости (юр.). Невменяемое состояние. 2. Находящийся в состоянии крайнего раздражения, не владеющий собой, не… …   Толковый словарь Ушакова

  • невменяемый — • совершенно невменяемый • совсем невменяемый …   Словарь русской идиоматики

  • невменяемый — (иноск.) о человеке, неспособном дать себе отчет в действиях своих Ср. Объявить невменяемым о невменяемости. Ср. Они с братом хотят объявить свою родительницу невменяемою… А.А. Соколов. Тайна. 10 …   Большой толково-фразеологический словарь Михельсона

  • Невменяемый — Невмѣняемый (иноск. ) о человѣкѣ неспособномъ дать себѣ отчетъ въ дѣйствіяхъ своихъ. Ср. «Объявить невмѣняемымъ» о невмѣняемости. Ср. Они съ братомъ хотятъ объявить свою родительницу невмѣняемою… А. А. Соколовъ. Тайна. 10 …   Большой толково-фразеологический словарь Михельсона (оригинальная орфография)

  • Невменяемый — прил. 1. Находящийся в состоянии невменяемости. 2. Выражающий состояние невменяемости. Толковый словарь Ефремовой. Т. Ф. Ефремова. 2000 …   Современный толковый словарь русского языка Ефремовой

  • невменяемый — невменяемый, невменяемая, невменяемое, невменяемые, невменяемого, невменяемой, невменяемого, невменяемых, невменяемому, невменяемой, невменяемому, невменяемым, невменяемый, невменяемую, невменяемое, невменяемые, невменяемого, невменяемую,… …   Формы слов

  • невменяемый — невмен яемый …   Русский орфографический словарь

  • невменяемый — …   Орфографический словарь русского языка

  • Верховный суд объяснил, как признать человека невменяемым — Российская газета

    Пленум Верховного суда России объяснил людям в мантиях, как заменить преступнику тюрьму на лечение.

    Если у преступника не все в порядке с головой — фраза не юридическая, но очень уместная — его могут и не посадить. Ведь человеку в таком случае надо не сидеть, а лечиться.

    Однако как выяснить, ведал или нет человек, что творил? Здесь свое веское слово должны сказать психиатры. На их заключение и должен опираться суд.

    Самый яркий пример последнего времени — Вячеслав Дацик по кличке Рыжий Тарзан. Чемпион по боям без правил.

    Несколько лет назад он был осужден в Санкт-Петербурге за серию грабежей. Но его признали невменяемым и отправили в спецпсихушку. Некоторое время «тарзан» лечился в особом стационаре, потом его перевели в обычную психбольницу. Оттуда боец без правил вскоре сбежал в Норвегию, где тоже оказался в тюрьме. А недавно Дацик вернулся на Родину — под конвоем.

    Понятно, что судам лучше в подобных диагнозах не ошибаться. Поэтому Верховный суд России дал подробные пояснения по процедуре.

    Отдельное внимание было уделено вопросу назначения судебно-психиатрической экспертизы. Пленум высшей инстанции обратил внимание, что заключения экспертизы не могут иметь для суда заранее установленной силы и подлежат оценке вместе с другими доказательствами. Это значит, судья должен верить не только заключениям медиков, но и своим глазам. А также изучать еще какие-то доказательства.

    Участие законного представителя при рассмотрении вопроса о принудительном направлении в психушку является обязательным. Если у подсудимого нет близких родственников либо они отказываются участвовать в деле, законным представителем может быть признан орган опеки и попечительства.

    К слову, последний раз Верховный суд давал разъяснения о применении принудительных мер медицинского характера в 1984 году. С тех пор многое изменилось, в том числе практика назначения «принудительного лечения».

    По мнению экспертов, гуманнее стали подходы, признано право психически больных людей на особую правовую защиту. Недавно вступили в силу и президентские поправки в законы о психиатрической помощи и Гражданский процессуальный кодекс РФ, меняющие порядок судебного признания граждан недееспособными. Теперь суд обязан дать человеку возможность изложить свою позицию лично. Если гражданина нельзя в силу его состояния доставить в суд, то сам суд должен прийти к человеку. Если надо, судебное заседание может пройти и в психиатрическом стационаре. Также поправки закрепили право граждан обжаловать решения о признании их недееспособными.

    Поэтому пленум Верховного суда обратил особое внимание, что применение принудительных мер медицинского характера возможно только после того, как суд лично удостоверится в состоянии подсудимого. Но выступить в суде такие граждане могут и при помощи видео-конференц-связи. Решая же вопрос о прекращении принудительного лечения, либо переводе больного из спецлечебниц под охраной тюремного ведомства в социальные психиатрические стационары, либо вовсе на принудительное амбулаторное наблюдение, суд должен смотреть, опасен ли больной для себя и окружающих.

    Переосвидетельствовать состояние человека, которому назначено принудительное лечение, должна комиссия врачей-психиатров не реже чем раз в полгода.

    Что такое невменяемость — Алексей Кузнецов, Калой Ахильгов — Быль о правах — Эхо Москвы, 28.11.2019

    А.Кузнецов― 16 часов и 7 минут в Москве. В эфире программа «Быль о правах». В студии для вас работают Калой Ахильгов и Алексей Кузнецов. Кирилл Бурсин за звукорежиссерским пультом.

    Как обычно, в начале некоторые новости российской правовой сферы.

    Роспотребнадзор разработал законопроект с изменениями в закон «О персональных данных». Туда, по мнению главы ведомства, Анны Поповой, необходимо включить понятие «биологических данных». Это, как отмечает Попова, позволит только с письменного согласия человека использовать в дальнейшем его генетические данные. В ведомстве сообщили, что любые биоматериалы относятся к категории персональных данных человека. Однако, действующий закон «О персональных данных» имеет проблем в части защиты информации человека, полученной из его биоматериала, который содержит генетическую информацию, позволяющую извлечь о нем дополнительные сведения. Например, о состоянии здоровья, образе жизни и питания, поведенческих особенностях, чувствительности к фармакологическим препаратам или аллергенам, и других индивидуальных характеристиках.

    Верховный суд подробно растолковал все, что касается расследования налоговых преступлений. В том числе один самых из важных и спорных вопросов, о сроке давности налогового преступления. Сначала предлагалась норма, которая фактически расширяла срок давности, и она вызвала бурную реакцию. Предложено было считать преступление оконченным именно с момента уплаты налогов. Получалось, что этот пункт давал основание возбуждать уголовные дела по каким-то претензиям, проявившимся спустя многие годы. В окончательном варианте такого утверждения нет. Теперь сказано, что окончанием преступления следует считать фактическую неуплату налогов, сборов, страховых взносов, в срок, установленный законом.

    Другое важное решение Пленума касается того, кто должен отвечать за налоговые преступления. К ответственности будут привлекать не только номинальных руководителей, но и тех, кто у них за спиной руководит процессом. Это нередко встречающиеся случаи, когда деятельностью организаций через подставных лиц руководит вполне конкретный гражданин.

    К.Ахильгов: Понятия «вменяемости», «невменяемости» в законодательстве нет. Есть критерий, по которому это определяется

    Упрощенный порядок обжалования штрафов через интернет откладывается. Теперь появление нового супер-сервиса стоит ожидать не ранее следующего года. Речь идет об электронном обжаловании штрафов о нарушении правил дорожного движения через портал «Госуслуг». Супер-сервис должен был заработать еще 1 августа, но что-то пошло не так. Хотя с технической части все готово к эксплуатации. Не хватает одного. Поправок в Кодекс об административных правонарушениях. Поправки подготовлены, но до сих пор не получили отзыва Правительства. Как сообщает «Коммерсант», только сегодня Минкомсвязи направил свой проект положительного отзыва, но рассчитывает, что документ будет принят до 1 января не стоит. Кодекс об административных правонарушениях – это единственный кодекс, который не предусматривает направление обжалования в электронном виде. Это создает огромные проблемы для водителей. Особенно для тех, кто не сидит в одном регионе, а ездит по стране.

    Ну, мы сегодня говорим о такой, так сказать, сложной юридической теме, которая никак в этих новостях не обсуждалась, но тем не менее, выбрали мы ее в связи с недавними событиями, которые уже несколько недель достаточно горячо обсуждаются общественностью. Это известная ситуация с преподавателем Петербургского университета, доцентом Соколовыми. И высказывается мнение, в том числе в средствах массовой информации, что возможно, его адвокаты будут стараться, так сказать, защищать его, опираясь на понятие «невменяемость». Мы достаточно широко пользуемся в повседневной речи этим словом, обычно как синонимом какого-то неадекватного состояния.

    Вот что юристы понимают под «вменяемостью» и «невменяемостью»?

    К.Ахильгов― Да. Добрый день, уважаемые радиослушатели!

    Вообще самого понятия «вменяемости» или «невменяемости» в законодательстве нет. Есть некий критерий, по которому определяется невменяемость. Она указана как в Административном кодексе, так и в Уголовном. У нас в двух кодексах имеется такое понятие, точнее критерий, описывающий такое понятие, как «невменяемость» и…

    А.Кузнецов― Ну, первично Уголовный, потому что в Административном она не так уж давно появилась.

    К.Ахильгов― Она не так давно, но можно сказать, что практика сложилась, она есть, в частности дела рассматривались в регионах таких как Татарстан, Ставрополь. Есть судебная практика, по которым административное правонарушение, точнее лицо освобождалось от административной ответственности, точнее даже не освобождалось, не подлежало к привлечению, если юридическим термином говорить, к административной ответственности ввиду его невменяемости. Естественно, это устанавливалось экспертами и так далее.

    Но вообще что такое вменяемость…

    А.Кузнецов― Вот вы заговорили, я вспомнил свою милицейскую юность. И действительно, практически в каждом отделении милиции было несколько человек, которые гордо ходили по территории со словами, мне ничего не будет, у меня справка.

    К.Ахильгов― Невменяемые.

    А.Кузнецов― Да, и действительно их старались, в общем, не трогать, хотя они регулярно совершали, по меньшей мере, административные правонарушения.

    К.Ахильгов― Вы для меня открыли секрет про ваше милицейское прошлое, но на самом деле сейчас, конечно же, это не так просто. Иметь справку недостаточно. Это должно быть целое экспертное заключение или экспертиза, результаты которой должны сказать о том, что вы невменяемый. Мы это попозже обговорим про непосредственно медицинские критерии всего этого.

    В Уголовном кодексе есть статья 21, в которой сказано, что не подлежит уголовной ответственности лицо, которое во время совершения общественно-опасного деяния находилось в состоянии невменяемости, то есть не могло осознавать опасность…

    А.Кузнецов― Противоправность.

    К.Ахильгов― Противоправность своих действий. Ровно такая же формулировка и в Административном кодексе.

    Что это говорит? Это говорит о том, что мы можем сформулировать, исходя из этого критерия, мы можем сформулировать то, что такое вменяемость.

    А.Кузнецов― Так сказать, вывести…

    К.Ахильгов― Да, вывести. Это такое состояние, при котором, то есть состояние психики, при котором человек в момент совершения опасного деяния не осознает значение своих действий и соответственно последствий.

    А.Кузнецов― То есть отсюда напрямую следует, что человек может не быть всю жизнь невменяемым или вообще невменяемым.…

    К.Ахильгов― Да, безусловно. Это как раз та причина, по которой нельзя человека просто так провести экспертизу и признать невменяемым.

    А.Кузнецов― В любой момент, да, раз и навсегда поставить штамп и сказать…

    К.Ахильгов― Невозможно, потому что есть такое понятие как «рецессия», да, то есть люди могут чувствовать себя лучше, выздоравливать в какой-то момент времени. Плюс, есть еще, мы тоже проговорим об этом, так называемая ограниченная вменяемость. Она тоже может попадать как раз в эту линию. И конкретно когда определяем невменяемость, мы определяем ее на момент совершения преступления…

    А. Кузнецов― Применительно к данному конкретному случаю.

    К.Ахильгов― Даже если человек на момент совершения правонарушения, либо преступления был вменяемым, и стал невменяемым после, ну, бывают разные истории, да, что человек сходит с ума после того, как совершил какое-то преступление.

    А.Кузнецов― Да. В частности под влиянием случившегося, например.

    К.Ахильгов― Да, в частности. То на момент совершения преступления он признается вменяемым, и уже вопрос не стоит об его не привлечении к ответственности ввиду невменяемости, уже его освобождение об ответственности…

    А.Кузнецов― Ввиду наступившей позже.

    К.Ахильгов― Да, позже, потому что цели законодателя, они не достигаются, потому что цель это исправление…

    А.Кузнецов― Естественно.

    К.Ахильгов― А он не понимает этих целей, соответственно он не может быть привлечен к ответственности.

    В нашем историческом контексте в России, вообще в русском законодательстве в нынешнем виде понятие невменяемости было закреплено в Уложении 1845 года. Там это называлось «безумием». Но там не было так называемого медицинского, точнее юридического критерия. То есть есть медицинский критерий, есть юридический критерий невменяемость. Мы сейчас об этом тоже скажем.

    А.Кузнецов― Ага.

    К.Ахильгов― Так вот, там не было понятия юридического, критерия. Это называлось «безумием». То есть если человек, грубо говоря, врачи сказали, что он невменяемым. Этого было достаточно.

    А.Кузнецов― Да, то есть это все находилось исключительно в компетенции медиков.

    К.Ахильгов― Да. А в Уложении 1903 года, там практически звучит ровно так, как и сейчас это звучит в Уголовном кодексе. Ну, с учетом словарного контекста. Все те же самые.

    А.Кузнецов― Я просто хочу дать такую справку историческую нашим слушателям, что то, что мы сейчас называем Уголовным кодексом, до революции называлось «Уложение о наказаниях уголовных и исправительных». И вот мой соведущий упомянул первую редакцию 1845 года и одну из последних 1903. Там была еще…

    К.Ахильгов: Важный критерий осознание противоправности своих действий

    К.Ахильгов― Возвращаемся к юридическим критериям. Вообще сегодня, наверное, теории будет больше, чем практики, потому что само понятие невменяемости, оно очень непростое, очень тонкое. И для того, чтобы определять его, например, в суде, необходимо знать все тонкости вокруг понятия невменяемости.

    А.Кузнецов― Ну, я подозреваю, что его очень любят адвокаты, потому что это то поле, где…

    К.Ахильгов― Я…

    А.Кузнецов― У них есть…

    К.Ахильгов― В моей практике это было один раз. Поскольку у меня немножко категории дел другие. Но в целом, да, адвокаты, которые, например, защищают по делам…

    А.Кузнецов― Насильственных преступлений.

    К.Ахильгов― Да, против личности. Там они достаточно часто используют этот инструмент, но иногда, конечно, бывает, что превышает фантазии реальность, но во многих случаях это обоснованно, во многих случаях да.

    Так вот, юридическим критерием невменяемости является то, что у лица отсутствует способность отдавать отчет в своих действиях, это юридический критерий. То есть вот этот юридический критерий включает в себя так называемый «волевой признак». То есть интеллектуальный признак, который выражается в неспособности осознавать фактически характер своих действий. То есть это наша юридическая составляющая.

    Медицинская составляющая – это различные формы психических расстройств. То есть, например, если одна из этих составляющих отсутствует, то невменяемости нет, он вменяем.

    То есть, например, если человек боится совершить преступление из-за своей психической составляющей, да, не здоровости, но его совершает, то соответственно он будет признан невменяемым. Потому что, ну, не совпадает логика.

    А если мы говорим про то, что человек боится, не потому что у него, а потому что он знает, что может быть задержан, где-то он, так сказать…

    А.Кузнецов― Страх ответственности.

    К.Ахильгов― Да.

    А.Кузнецов― Нормальный страх.

    К.Ахильгов― То понятное дело, что здесь невменяемости быть не может.

    Эти 2 критерия, медицинский и юридический, они основные для определения невменяемости.

    Но медицинский критерий, что это значит. Это какого рода заболевания могут быть установлены для признания человека невменяемым.

    А.Кузнецов― Скажите, Калой, ну это всегда заболевания? Человек психически здоровый ни при каких обстоятельствах не может быть признан невменяемым в конкретный момент? В результате, скажем, сильнейшего душевного волнения или чего-то такого…

    К.Ахильгов― Это называется аффект. Об этом мы тоже поговорим. Состояние аффекта — это нельзя сказать невменяемостью. Это, наверное, помрачение разума, да, на короткий конкретный момент времени. Мы об этом тоже скажем.

    А.Кузнецов― Хорошо.

    К.Ахильгов― Вот признаки медицинского критерия, они заключаются в самих болезнях. Это будут либо хронические расстройства, которые длятся может быть даже на протяжении жизни, такие как шизофрения, эпилепсия, паралич прогрессивный и так далее, и так далее.

    Далее это временное психическое расстройство, но это не помутнение разума на какой-то короткий момент времени, это такие психические заболевания, которые длятся непродолжительное время и заканчиваются каким-нибудь выздоровлением. Например, опьянение, алкоголизм, это есть такое временное психическое расстройство, или наркомания. Если человек выздоравливает и дальше живет нормальной жизнью, то вот этот период, когда он лечился, может быть в этот момент он может быть признан невменяемым.

    А.Кузнецов― А у нас в практике были случаи, когда человек освобождался от уголовной ответственности из-за того, что находился в момент совершения преступлений в состоянии сильного алкогольного опьянения?

    К.Ахильгов― Ну, например, белая горячка.

    А.Кузнецов― И есть прецеденты?

    К. Ахильгов― Да, есть такие случаи, когда именно в этот момент времени человек признается невменяемым. Это как раз один из медицинских критериев. Тут же мы сюда добавляем юридический критерий, это отсутствие осознания противоправности своих действий. Все, это уже невменяемость. Можно говорить об этом.

    А.Кузнецов― То есть человек, который своими действиями довел себя до этого состояния…

    К.Ахильгов― Да.

    А.Кузнецов― Тем не менее, может быть признан невменяемым.

    К.Ахильгов― К сожалению, то есть он, наверное, когда он начинал пить, осознавал, что это вредно, но уже в какой-то момент времени, перейдя эту грань, он уже не понимает что происходит. И в этом состоянии если он совершил преступление, то он не подлежит уголовной ответственности.

    А.Кузнецов― То есть суд не может, скажем, так рассуждать, что если у человека это не первый раз, если он алкоголик со стажем, что называется, то начиная, входя в очередной запой, он мог бы предвидеть, что это закончится состоянием полной неконтролируемости.

    К.Ахильгов― Смотрите, здесь вопрос отдается полностью на откуп экспертам, которые проводят медосвидетельствование, медэкспертизу, обвиняемого потенциального. Здесь вопрос, речь идет о стадиях алкоголизма. Более глубоко, более подробно рассматриваются на какой стадии он находился, возможно ли было его излечение на той стадии и каким образом, или возможно ли было его вывести из этого состояния, или мог он сам выйти из этого состояния. И все равно здесь важный критерий — осознание противоправности своих действий.

    А.Кузнецов― Понятно.

    К.Ахильгов― Еще один признак медицинского критерия, это слабоумие. Это такой, 3 степени слабоумия мы знаем, это легкая дебильность, средняя дебильность, это имбецильность, и идиотия это уже крайняя стадия слабоумия. Если есть какая-то из этих стадий тоже в совокупности с правовой составляющей, тоже человек признается невменяемым.

    И последнее. Это иные болезненные заболевания…

    А.Кузнецов― Иные болезненные состояния.

    К.Ахильгов― А, состояния, да, психики, совершенно верно.

    Это могут быть заболевания, которые сопровождаются какими-то травмами головного мозга и так далее. Это тоже, они как бы, человек может быть в принципе здоров, но в какой-то конкретный момент времени, в момент совершения преступления с учетом того, что у него была травма.

    А.Кузнецов― Ну, да, контузия получена или еще что-нибудь.

    К.Ахильгов― Вполне возможно, что человек в какой-то конкретный момент времени теряет контроль над своими действиями, и соответственно он совершает преступление. И в данном случае если эксперт это подтверждает, то также человек признается невменяемым.

    А.Кузнецов― Если можно сразу, поскольку сейчас несколько раз упоминались экспертизы. В случае если в судебном заседании встречаются 2 конфликтующие в выводах экспертизы. Например, эксперты, приглашенные обвинением, утверждают, что клиент был вменяем, а эксперты, приглашенные защитой, утверждают, что был невменяем.

    К.Ахильгов― Смотрите, когда в рамках уголовного дела назначают экспертизу, экспертиза чаще всего, не чаще всего, а всегда назначается именно в государственных учреждениях, которые занимаются соответствующим лечением. Например, какой у нас, я не помню, по-моему, Алексеева….

    А.Кузнецов― Ну, в первую очередь это Институт общей и судебной психиатрии имени Сербского.

    К.Ахильгов― Сербского, Алексеева, да. Это те институты, учреждения, где проводится соответствующая экспертиза.

    И если вдруг, например, защита не согласна с выводами эксперта. Они, конечно, могут…

    А.Кузнецов― Обратиться к независимому…

    К.Ахильгов: По вменяемости, невменяемости суды часто действительно назначают повторные экспертизы

    К.Ахильгов― А) ходатайствовать о вызове этого эксперта, б) предоставить суду рецензию к этой экспертизе. То есть у другого эксперта сделать соответствующую рецензию, приобщить ее к материалам дела и допросить того эксперта. И соответственно на этом основании просить провести еще одну дополнительную экспертизу, уже в третьем каком-то учреждении. Но это обязательно должно быть бюджетное учреждение, потому что в гражданском производстве или арбитражном можно ссылаться на независимых экспертов каких-то. Когда мы речь ведем об уголовном деле, то скорее всего…

    А.Кузнецов― Понятно, то есть что называется «выставить своего эксперта», адвокаты самостоятельно не могут.

    К.Ахильгов― Они могут ходатайствовать.

    А.Кузнецов― Ходатайствовать перед судом о проведении…

    К.Ахильгов― Но чаще всего суды не соглашаются с таким, с такой постановкой, потому что это слишком серьезный вопрос для того, чтобы его доверять частным структурам.

    Кстати говоря, немножко отойду от темы, скажу про экспертов. К сожалению, многие из экспертов вот в таких ситуациях себя компрометируют, делая какие-то нелогичные выводы по тем или иным вопросам, которые ставят, ради того, чтобы нажиться в конкретный момент времени. Я не говорю про всех, естественно. Но многие экспертизы, экспертные организации себя этим самым скомпрометировали.

    А.Кузнецов― А нажиться каким образом?

    К.Ахильгов― Например, Алексей, вы ко мне приходите, говорите, нужно провести экспертизу, нужен такой результат.

    А.Кузнецов― А, вы имеете в виду, что они незаконно получают гонорар…

    К.Ахильгов― Они подгоняют свое мнение под нужный результат. Естественно, они скажут, мы так думаем, их не привлечешь там, да, к ответственности в большинстве случае.

    А.Кузнецов― Ну, и доказать передачу им денег, наверное, тоже невозможно.

    К.Ахильгов― Вот об этом речь, да.

    А.Кузнецов― Понятно, понятно.

    К.Ахильгов― Поэтому, конечно, здесь суды больше из-за этой причины доверяют больше государственным учреждениям.

    Так, что еще. Важно сказать про то, что по вменяемости, невменяемости суды часто действительно назначают повторные экспертизы. Объясню почему. Многие из экспертов, проведя анализ и осмотрев потенциального пациента, делают выводы о том, что он вменяем. Но например, в суде человек ведет себя совершенно невменяемо и судья это видит. Такие примеры были. И наоборот, кстати говоря, тоже бывает.

    А.Кузнецов― То есть когда впечатление судьи, в общем, может перевесить мнение эксперта, да?

    К.Ахильгов― Ну, судья не может, конечно, вынести самостоятельно решение, он не имеет об этом знания. Но, например, назначить заново экспертизу по своему усмотрению он может. И это даст возможность спросить у другого.

    А.Кузнецов― А вообще вот какое у вас впечатление, суды часто приглашают, вызывают экспертов для дачи показания прям с заседания?

    К.Ахильгов― Да, вот об этом речь. Смотрите, когда возникают такие диссонансы, когда человек неадекватен, а на бумаге он адекватен.

    А.Кузнецов― Или наоборот.

    К.Ахильгов― Или наоборот. Суды чаще всего вызывают экспертов, чтобы самим убедиться в правильности сделанного заключения.

    Более того, был даже случай у моего коллеги, когда суд ему предложил, ну, чтобы не тратить время на то, чтобы назначать повторную, суд ему предложил подготовить рецензию на эту экспертизу со стороны защиты. И защита подготовила соответствующую рецензию.

    А.Кузнецов― То есть защита запросила каких-то специалистов, да?

    К.Ахильгов― Да, то есть они предоставили сделанное заключение или исследование, или там заключение эксперта, да, предоставили другому эксперту, и тот эксперт сказал, в каких моментах были допущены нарушения процессуальные, материальные и так далее, и так далее. И сделали свой вывод, что необходимо переназначить или провести экспертизу еще раз, да. И это было основанием для того, чтобы назначить заново экспертизу.

    То есть, скажем так, суды в вопросе невменяемости суды очень аккуратны и осторожны, потому что это все-таки вопрос очень пограничный. Потому что если судья посчитает невменяемого человека вменяемым, а он, получив, например, условный срок выйдет и сделает что-то еще, совершит, не дай бог, то конечно же…

    А. Кузнецов― Ну, некоторое время назад был, в общем, вопиющий достаточно случай, когда человек по фамилии Джумагалиев, который обвинялся в нескольких убийствах, плюс еще и с такой милой подробностью как каннибализм впоследствии, он был признан невменяемым. А затем врачи сочли его начавшим выздоравливать, ему изменили на гораздо более мягкий режим пребывание в медицинском учреждении, он сбежал и вернулся к своим занятиям, совершив еще несколько убийств.

    К.Ахильгов― Да.

    А.Кузнецов― История очень грустная и история, в общем, наводящая на мысль о том, какая колоссальная ответственность лежит на тех врачах, кто потом выносит решение о том, что это состояние закончилось, да, что человек выздоровел, а решать то им.

    К.Ахильгов― Ну, да.

    Теперь хотел бы…

    А.Кузнецов― Кстати, я хотел спросить, у нас все равно осталось совсем немножко времени перед перерывом. Вот если речь идет, скажем, о лишении гражданско-правовой дееспособности, там в любом случае последнее слово за судом…

    К. Ахильгов― Да.

    А.Кузнецов― Суд принимает решение о лишении, и суд, если потом будет сочтено, что это ошибка, принимает решение о восстановлении.

    К.Ахильгов― Да.

    А.Кузнецов― А вот в случае с невменяемостью, решение о том, что человек невменяемый, принимает суд, а решение о том, что он выздоровел, принимают врачи без участия суда?

    К.Ахильгов― Совершенно верно.

    Смотрите, здесь же устанавливают невменяемость только для того, чтобы понять, подлежит он уголовной ответственности или нет. Вот основная задача. Например, если защита заявляет, что человек в момент совершения был невменяем, в соответствии с законом это нужно установить.

    А.Кузнецов― То есть закон исходит из того, что в каком учреждении как долго ему находиться, это чисто медицинская проблема…

    К.Ахильгов― Да.

    А.Кузнецов― К которой суд уже не имеет отношения.

    К.Ахильгов― Совершенно верно.

    А. Кузнецов― Мы сейчас ненадолго уходим на перерыв на новости. Передаю микрофон Алексею Гусарову. Оставайтесь с нами. Через 5 минут мы вернемся.

    НОВОСТИ

    А.Кузнецов― Вновь в эфире программа «Быль о правах». Калой Ахильгов, Алексей Кузнецов. При помощи Кирилла Бурсина мы разговариваем о вменяемости, невменяемости.

    Вот у нас в чате «YouTube» поправляют, что эпилепсия — это не психическое заболевание. Я открываю определение, читаю, что эпилепсия — это хроническое заболевание головного мозга, для которого характерны повторяющиеся неспровоцированные приступы с различным клиническим проявлением.

    К.Ахильгов: Суды в вопросе невменяемости суды очень аккуратны и осторожны, потому что вопрос очень пограничный

    Ну, не будем сейчас на медицинское поле переселяться…

    К.Ахильгов― Да, я говорил только исходя из того, что имеется в теории и в практике.

    А.Кузнецов― Да. Совершенно очевидно, что человек во время приступа эпилепсии…

    К. Ахильгов― Не контролирует себя.

    А.Кузнецов― Да, не может отдавать отчет себе в совершаемой…

    К.Ахильгов― Просто приступы эпилепсии действительно бывают разные. Они бывают и такие, что он действительно может упасть и не встать, что он может сделать в этот момент, может быть это имеют в виду наши слушатели. Но мы же не говорим, что приступ эпилепсии именно этим ограничивается.

    А.Кузнецов― Нет, разумеется. Ну, хорошо, да. Вообще это не совсем наше поле, совсем не наше.

    К.Ахильгов― Да.

    Я хотел сказать про то, что в статье 22 Уголовного кодекса говорится о том, что если у человека были расстройства на момент совершения преступления, но эти расстройства не были признаны болезненными, то есть не болезненные психические расстройства, они не исключают вменяемость, и это говорит о том, что человек подлежит уголовной ответственности. Но вопрос в том, что в законе как раз прописано, что несмотря на это, суд при вынесении своего решения должен учитывать, что человек в момент совершения преступления находился в состоянии психического расстройства.

    А.Кузнецов― То есть получается, что речь идет о так называемой «ограниченной вменяемости»?

    К.Ахильгов― Да, ограниченная вменяемость. Но в законе никак не говорится, что именно суд должен сделать и каким образом он должен учитывать вот эту ограниченную так называемую вменяемость для того, чтобы учесть ее при вынесении приговора.

    А.Кузнецов― То есть суд может это признать смягчающим обстоятельством?

    К.Ахильгов― Да.

    А.Кузнецов― Может сказать, мы учли, но сочли, что это никак не повлияло.

    К.Ахильгов― Совершенно верно.

    И вот здесь, на мой взгляд, это такой пробел в законодательстве, который, безусловно, нужно восполнять, потому что слишком многое отдается на усмотрение суда, слишком многое.

    Хочу рассказать один случай, который случился в Башкортостане, значит, человек в состоянии невменяемости угнал автомобиль и его остановили, остановила полиция, он отказался идти на освидетельствование.

    А.Кузнецов― А невменяемость была связана с хроническим психическим заболеванием, да?

    К.Ахильгов― Да, да, то есть, ну, бывают такие люди, смотришь, вроде как взгляд живой, здоровый, а на самом деле он психически нездоров.

    Так он угнал машину, его остановили. Там же он отказался пройти обследование, его забрали в отделение полиции и узнали, что он угнал машину. Возбудили как административное производство по отказу от освидетельствования, по-моему, 12.26 статья кодекса. И соответственно 166, угон, возбудили.

    Но в первую очередь он заявлял о том, что невменяем на административном процессе, точнее его представитель. На что судья не обратил никакого внимания. Но потом в рамках уголовного дела провели экспертизу, его признали невменяемым, что он не подлежит привлечению к уголовной ответственности. И уже после этого отменили решение по административному делу ввиду того, что он был как раз невменяем.

    Это как некая судебная практика. На самом деле таких дел немало, по невменяемости. Но это один из таких рабочих моментов, когда мы видим и административку, и уголовку в одном примере.

    А.Кузнецов― Вы говорили, что в вашей практике, хотя это не ваш профиль, но было одно дело…

    К.Ахильгов― Да, было такое дело. Это был молодой человек, который, вроде бы как я с ним общался, он нормальный, он говорит, да, да, я все понимаю, но выходит за дверь и делает все совершенно по-другому. Плюс он мог уйти на неделю из семьи. У него был маленький ребенок, супруга. Куда-то в картежный клуб какой-нибудь или еще куда-нибудь. Уйти и не возвращаться. И в общем, суд постановил о проведении экспертизы. Экспертиза сказала, что он подлежит лечению. И по этому основанию…

    А.Кузнецов― При этом до этого он не состоял ни на учете в психоневрологическом диспансере, ни где-то еще?

    К.Ахильгов― Не состоял. Ну, он молодой был. В итоге суд сказал, что да, он подлежит лечению, назначил ему лечение и соответственно освободил от уголовной ответственности.

    А.Кузнецов― Вот что, несколько слов буквально, что происходит с людьми, которых суд направляет для медицинского лечения?

    К.Ахильгов― Здесь есть 2 возможных варианта. Либо суд направляет на лечение в ту или иную клинику, стационарно. Либо суд направляет на лечение на определенный период времени. Например, в моем случае было, что он должен не менее 2 месяцев провести не стационарно, но приходить в клинику…

    А.Кузнецов― Амбулаторно.

    К.Ахильгов― Амбулаторно лечиться.

    А.Кузнецов― Под контролем врача.

    К.Ахильгов― Принимать лекарства и так далее, и так далее.

    Есть еще один вариант, несвязанный с врачами. То есть когда суд постановляет отдать на попечение родственникам ближайшим этого человека, то есть он переходит полностью под опеку родственников. Они о нем заботятся, лечат его по назначению. То есть эти 2 варианта, которые…

    А.Кузнецов― Насколько я понимаю, для людей, совершивших тяжкие, особо тяжкие преступления, связанные с насилием и так далее. Их помещают в медицинские учреждения специального типа, да, с таким практически тюремным режимом.

    К.Ахильгов― Да. Там достаточно очень сложная история. Тем более в нашей стране надо констатировать, что этим сильно злоупотребляют и врачи, и особенно главврачи таких клиник или больниц.

    И иногда даже я знаю случаи, когда просто, например, дети своих родителей признают невменяемыми или там недееспособными, и сажают их в эти лечебницы для того, чтобы, не знаю, получить квартиру или еще что-то.

    А.Кузнецов― Ну, недееспособными, это их можно направить только, определить в интернат психоневрологический…

    К.Ахильгов― Ну, я говорю, что как инструменты, разные инструменты, недееспособность, невменяемость и так далее.

    Поэтому здесь, конечно, государственный контроль очень слабый, на мой взгляд. Я могу ошибаться, но по крайней мере, по тем примерам, которые я вижу, ничего не стоит договориться с врачами, сказать, чтобы человека превратили в овощ. Так часто бывает, к сожалению.

    А.Кузнецов― Есть такое очень распространенное убеждение, в частности нам пришла смска тоже из Ленинграда, я читаю Ленинградская область, из Петербурга, разумеется.

    К.Ахильгов― Да.

    А.Кузнецов― Сергей пишет: «Морочат голову эти шизофреники, все они осознают, как минимум примерно»

    Это действительно распространенное убеждение, что настоящих сумасшедших практически нет, что люди, совершившие преступление, они косят, да, они изображают.

    К.Ахильгов― Нет, на самом деле не согласен. Есть очень много действительно сумасшедших, которые совершают преступления. Это можно судить, в том числе и по характеру преступлений, да. Я имею в виду, то есть он не получает совершенно никакой выгоды, например, да, когда он совершает преступление. Он может его совершить публично при всех. То есть такой характер преступлений, он говорит, в том числе и о невменяемости человека.

    К.Ахильгов: Есть очень много действительно сумасшедших, которые совершают преступления

    Ну, и для чего тут эксперты. Ты можешь сколько угодно прикидываться, но есть определенные стандарты, по которым тебя определят, здоров ты или нет. И здесь именно для этой цели проводится экспертиза, судами назначаются.

    Так вот, мы говорили о не болезненных расстройствах психических, да. И вот примером такого временного не болезненного изменения психики это как раз состояние аффекта, сильного душевного волнения.

    Если помните, по-моему, у Кони было очень известное такое дело, Анатолия Федоровича, про состояние сильного душевного волнения. Когда было убийство совершено, по-моему, если я не ошибаюсь, жену своего отца убил один из жителей из-за как раз состояния сильного душевного волнения. Было такое дело.

    А.Кузнецов― Вообще в пореформенном российском суде было много дел, когда добивались либо адвокаты в первую очередь, либо оправдания, либо минимального наказания, именно разыгрывая эту карту оферты…

    К.Ахильгов― Да, да.

    А.Кузнецов― Таких дел десятки. Я даже, я сейчас в судейской практике Кони или в прокурорской ничего конкретно припомнить не могу, но таких дел очень много. Их газеты очень любили каждый раз, естественно.

    К.Ахильгов― Да. Ну, потому что это…

    А.Кузнецов― Это все очень ярко.

    К.Ахильгов― Когда есть состязательный процесс в суде, это интересно.

    А.Кузнецов― Конечно.

    К.Ахильгов― Поэтому это интересно об этом и писать, да.

    Так вот, что такое вообще состояние аффекта. Аффект это такое чрезвычайно сильное, выраженное с течением каких-то эмоциональных состояний, вот действие, да, то есть состояние человека, которое привело к тому, что он а) не может, он ограничен в осознании противоправности своих действий и у него подавлена способность мыслить под как раз эмоциональной составляющей. Есть такое действительно. Состояние аффекта это…

    А.Кузнецов― Закон определяет как состояние сильного душевного волнения.

    К.Ахильгов― Да.

    А.Кузнецов― Аффект это такой термин обиходный.

    К.Ахильгов― Сильное душевное волнение. Особенно, у нас, по-моему, 107 статья Уголовного кодекса, она говорит про убийства в состоянии как раз аффекта, сильного душевного волнения.

    Так вот, вот есть, скажем, аффект, выделяют 2 вида их. Это физиологический аффект и патологической аффект. Вот патологический аффект – это такое сверхинтенсивное переживание, которое носит кратковременный характер.

    А.Кузнецов― Скажем, реакция на какое-то известие, на какой-то поступок. Причем реакция необязательно трагическая, она может быть…

    К.Ахильгов― Чаще всего как это может быть, когда застаешь любимого человека с другим.

    А.Кузнецов― Ну, например. Или получаешь какое-то известие, которое совершенно переворачивает, что называется, твой мир. И ты вот потрясен этим известием.

    К.Ахильгов― Да, да.

    И эмоциональное состояние человека, в котором он является вменяемым, но при этом он…

    А.Кузнецов― Ограничен в способности контролировать…

    К.Ахильгов― Да, свое сознание. Он ограничен, его сознание, этим состоянием оно ограничено. То есть конкретно оно сужается, как говорят специалисты, сужается сознание. Это физиологический аффект.

    Вот эти 2 вида аффекта, они как раз имеются в виду, в том числе и в уголовном законодательстве. И вот здесь встает самый интересный вопрос. Как доказывать состояние аффекта? Для этого, ну, с точки зрения, я мало занимаюсь подобного рода делами, но я бы что сделал в этой ситуации.

    На мой взгляд, свидетельством наличия аффекта могут быть как, первое, это в конкретный момент времени, ну, условно, представьте себе картину, человек из ревности зарезал человека, с окровавленным ножом стоит он у жертвы своей, его на этом застегают, как это в фильмах бывает, ну, например. Вот это вот его дезориентация, непонимание, что он в опасности…

    А.Кузнецов― Да, что он не пытается скрыться, не пытается следы как-то спрятать.

    К.Ахильгов― Дезориентация это одно из свидетельств того, что он находится в состоянии аффекта.

    Потом, когда его осматривают эксперты и начинают проводить экспертизу, есть такое понятие как «изменение сознания». И есть такое понятие как «изменение сознания и восприятия цветов или форм». Действительно, человек в состоянии аффекта или сразу после того, как случилось то или иное грустное событие, он не различает цвета, либо он не различает формы, у него помутнение в глазах. Это тоже есть один из признаков состояния аффекта.

    Бессвязная речь тоже может быть. Или, например, вообще, то есть онемение человека, это тоже может быть признаком состояния аффекта.

    Ну, и соответственно отсутствие какой-то эмоциональной составляющей после совершения преступления.

    А.Кузнецов― Отсутствие переживания, апатия.

    К.Ахильгов― Апатия, переживание и так далее, и так далее. Это все является некими признаками того, что у человека было состояние аффекта.

    А.Кузнецов― Скажите, пожалуйста, правда ли, что суды по-прежнему исходят из того, что если человек совершает что-то, как реакцию на событие или известие, произошедшее достаточно давно, то для суда это аргумент против того, чтобы признать, что суд недоверчиво относится к теории, что аффект может накапливаться в человеке в течение длительного времени?

    К. Ахильгов― Ну, смотрите. Если человек совершает какую-то месть спустя много лет, это не может быть признано состоянием аффекта, безусловно.

    А.Кузнецов― Если много лет, да. А если, скажем, несколько недель или месяц? Ведь человек может накручивать себя, растравливать, да, что и через 3 недели переживать больше, чем непосредственно после события.

    К.Ахильгов― Смотрите, в любом случае даже при состоянии аффекта проводится некая судебно-психиатрическая экспертиза. И эта экспертиза дает заключение, что на такой-то конкретный момент времени человек находился, либо не находился в состоянии аффекта. Безусловно, суд не может принимать решение без соответствующей экспертизы. Но часто бывает так, что суды не соглашаются с подобного рода заключениями и назначают повторные экспертизы. Например, так же как в самой вменяемости или невменяемости.

    Здесь нужно рассматривать конкретный кейс индивидуально…

    А.Кузнецов― Ну, а вообще у нас в нашей судебной практике часто принимают как смягчающее вину обстоятельство вот это состояние сильного душевного волнения?

    К. Ахильгов― Да, конечно. Оно, безусловно, является, смягчающим вину обстоятельством. Но нужно еще какую вещь понимать. Ведь могут быть свидетели того, как это произошло, которые тоже могут подтвердить, что человек не осознавал опасный характер своих действий. Могут быть другие доказательства. Например, видеозаписи. Может быть какая-то провокация со стороны жертвы и так далее, и так далее. То есть много факторов, которые необходимы будет изучать и расследовать для того, чтобы установить был ли человек конкретно в тот момент в состоянии аффекта.

    А.Кузнецов― Ну, вообще, конечно, на экспертов ложится во всех этих случаях, и в случаях с невменяемостью, и в случае с аффектом, колоссальная ответственность.

    У нас часто бывают случаи, когда экспертов привлекают к ответственности за…

    К.Ахильгов― Заведомо ложные?

    А.Кузнецов― Заведомо ложные или так сказать…

    К.Ахильгов― Нечасто. Такие случаи есть.

    А.Кузнецов― Мне приходит в голову один недавний случай, когда эксперта, нашедшего…

    К. Ахильгов― По девочке, по ребенку…

    А.Кузнецов― По ребенку, да, алкогольное опьянение там.

    К.Ахильгов― Ну, это вообще, на мой взгляд, запредельный случай. Это история за рамками здравого смысла, на мой взгляд. Потому что как это можно было такое написать, даже если тебя какой-то полицейский попросил или угрожал, неважно. Это запредельный случай.

    Но как раз когда мы говорим про невменяемость или аффект, я, по крайней мере, не знают таких случаев, по которым экспертов привлекали бы к ответственности. В любом случае эксперт, заключение эксперта, несмотря на то, что оно основано на каких-то стандартах, на каких-то требованиях, все равно оно носит субъективный характер, безусловно. В зависимости от опыта, в зависимости от того, сколько экспертов было привлечено и так далее, от знания его.

    Это, конечно, не может служить основанием для привлечения его к ответственности, потому что он так видит, он так думает.

    А.Кузнецов― Интересно вы говорите, а я думаю над тем, что в массовом сознании, оно формируется в первую очередь в значительной степени, конечно, телекинофильмами, по крайней мере, в советское время, по-моему, и сейчас тоже. Вот эксперт судебно-медицинский, он всегда был истиной в последней инстанции. Я не помню ни одного сюжета, который был построен на том, чтобы ошибся эксперт. Эксперт всегда говорит, так, значит, 2-3 часа назад, после вскрытия скажу точнее. Забирает тело. И потом уже приходит с несомненными ответами на вопрос.

    К.Ахильгов― Я вам скажу, когда речь идет о действительно теле и о каких-то экспертизах, связанных с физическим контактом с телом или человеком, то безусловно…

    К.Ахильгов: Когда мы говорим про невменяемость, я не знают случаев, по которым экспертов привлекали к ответственности

    А.Кузнецов― То есть именно с судебно-медицинской экспертизой

    К.Ахильгов― Да. Здесь можно, наверное, ошибиться, тем более, что…

    А.Кузнецов― Ошибаются все равно, разумеется.

    К.Ахильгов― Нет, безусловно, но имеется в виду, что чистота ошибок гораздо реже…

    А.Кузнецов― Ну, с психикой, наверное, сложнее гораздо.

    К.Ахильгов― С психикой гораздо сложнее. И наверное, именно поэтому зачастую суды переназначают экспертизу.

    А.Кузнецов― А вот этот принцип в принципе абсолютно несомненный, да, любые сомнения должны трактоваться в пользу обвиняемого, работает в случае с…

    К.Ахильгов― О, вы знаете, это такая отдельная тема. Мне кажется, для отдельной передачи, потому что у нас, конечно, это не работает. Об этом декларирует и Верховный суд, если вот вы новость сказали про налоги. Там тоже об этом было сказано, что все сомнения трактуются в пользу обвиняемого. Но на практике это ой, как далеко от…

    А.Кузнецов― От реальности.

    К.Ахильгов― Да.

    А.Кузнецов― То есть по-прежнему в головах у людей у нас просто так не сажают, нет дыма без огня.

    К.Ахильгов― Да, да.

    А.Кузнецов― И так далее.

    К.Ахильгов― И естественно, нельзя признавать действия следователя вообще незаконными и его преследование уголовное тоже нельзя признавать, что он все это зря делал по большому счету. То есть не может быть такого априори, чтобы следователь возбудил дело и это было необоснованно. И здесь такая история.

    И самое важное, то есть резюмируя нашу сегодняшнюю тему, я хочу просто сказать, что для признания лица невменяемым нужно установить 1)его неспособность осознавать именно те общественно-опасные деяния, которые он совершил, будучи психически-больным. Либо если он совершил их в состоянии здоровом, но после стал уже невменяемым, то он тоже освобождается от уголовной ответственности, именно потому что он не осознает важность и исправительные цели законодателя по его привлечению к ответственности.

    А.Кузнецов― То есть человек может что-то понимать, а что-то не понимать. То есть какие-то конкретные составы преступления в его понимании могут не попадать…

    К.Ахильгов― Да.

    А.Кузнецов― Не умещаться.

    К.Ахильгов― Он может понимать что такое кража, но не может понимать что такое оставление в опасности, например.

    А. Кузнецов― Может не понимать…

    К.Ахильгов― Да. И вот здесь нужно эксперту устанавливать, понимал он в этом случае, не понимал, осознавал, не осознавал и так далее. И здесь, конечно, опять же на откуп отдается очень много эксперту.

    А.Кузнецов― То есть это получается, что вот все, что связано с вменяемостью, невменяемостью, и в значительной степени то, что связано с необходимостью обороной, это чисто экспертные дела?

    К.Ахильгов― Да, то есть там уже вот как раз клиники, которые мы озвучили, они в основе своей проводят судебно-психиатрическую экспертизу и делают соответствующее заключение.

    А.Кузнецов― Адвокаты, которые, вообще есть такая адвокатская специализация?

    К.Ахильгов― Конечно, есть.

    А.Кузнецов― Эти люди должны очень неплохо по идее разбираться в судебной психиатрии и наверное, хотя бы для того, чтобы иметь возможность ставить правильные вопросы экспертам…

    К.Ахильгов― Совершенно верно.

    А.Кузнецов― Находить в их заключениях какие-то уязвимые места.

    К.Ахильгов― Адвокаты, которые работают, особенно по убийствам, безусловно, они имеют знания и в экспертизах. Ну, я не говорю про тех, у кого это второе или третье дело, там сложно говорить о знаниях. Но если человек уже много лет занимается одним и тем же, то безусловно, там есть опыт.

    А.Кузнецов― У нас сегодня была в значительной степени такая теоретическая передача. Мы не будем сейчас раскрывать наши карты, но в следующий четверг у нас будет тема более чем практическая, ситуация, в которой может оказаться любой человек, будем ее рассматривать, поэтому слушайте нас через неделю.

    Спасибо! Всего вам доброго!

    К.Ахильгов― До свидания!

    Андрей Ткаченко: «Нельзя путать психическое расстройство и невменяемость» | Российское агентство правовой и судебной информации

    Контекст

    Громкие судебные процессы и предсказуемые приговоры «белгородскому стрелку» Сергею Помазуну и «русскому Брейвику» Дмитрию Виноградову, убившим на пару 12 человек без всяких на то видимых причин, вызвали вопросы не только в обществе, но и в профессиональной медицинской среде. Главный звучит так: почему преступники, чье поведение было явно неадекватным как в момент совершения злодеяний, так и впоследствии, оказались признаны вменяемыми, и вместо закрытого спецстационара отправятся на зоны для пожизненно осужденных граждан?

    Квалифицированный судебный эксперт-психиатр не вправе давать публичную оценку выводам коллег. Запрещают профессиональные этические нормы. При этом экспертизы по двум наиболее громким столичным массовым убийствам последних лет – делу экс-майора Евсюкова и все того же Виноградова — производились специалистами Государственного научного центра социальной и судебной психиатрии им В.П. Сербского.

    Руководитель отдела судебно-психиатрических экспертиз в уголовном процессе этого научного учреждения, доктор медицинских наук, профессор Андрей Ткаченко (в разные годы принимал участие в судебно-психиатрических экспертизах Андрея Чикатило и Юрия Буданова) объяснил РАПСИ, почему среди каждой сотни российских преступников лишь один признается невменяемым и чем российская экспертная деятельность в области судебной психиатрии выгодно отличается от американской и европейской.

    «Эксперт не вправе говорить, что ему кого-то жалко»

    — Судебный психиатр-эксперт имеет доступ фактически ко всем материалам дела. При этом мимо него вряд ли проходит все то, что об этом деле говорится и пишется в СМИ и Интернете. Уместно ли поэтому говорить о влиянии общественного резонанса на работу и выводы специалиста?

    — Вопрос оправдан. Но влияние такого резонанса на эксперта очень часто переоценено.

    — Почему? Когда говорят о давлении на суд, все почему-то воспринимают это очень всерьез…

    — Любой судебно-психиатрический эксперт – фигура, которая в ходе принятия решения испытывает давление. Но общественный резонанс – не главный, а лишь один из многих факторов. Под давлением я подразумеваю многофакторное явление. Любое явное давление – противозаконное действие. Но видов воздействия есть очень много. К примеру, воздействие некоторых вопиющих обстоятельств дела это тоже один из вариантов давления. Поэтому неотъемлемым качеством любого хорошего эксперта является эмоциональная устойчивость по отношению к обстоятельствам дела. Эксперт не может сказать, что его что-то ужасает, что ему кого-то жалко.

    Фундаментальное качество эксперта, которое входит в систему его подготовки, его профессиональной идентичности – независимость. И он это качество лелеет всяческим образом. Эксперту в этом смысле помогает целая система мер.

    — Каких именно?

    — В первую очередь, законодательных. Есть специальная статья закона «О государственной экспертной деятельности в РФ», которая прямо запрещает любое воздействие на эксперта, в том числе и исходящее от его непосредственного руководителя.

    — Но ведь возможны и субъективные факторы такого воздействия?

    — Здесь хорошее подспорье – свод этических принципов производства судебно-психиатрической экспертизы. А так как это очень специфический вид деятельности, то и этические принципы тут особые. Там сказано прямо: независимость эксперта, в том числе, определяется его независимостью от собственных идеологических, религиозных, политических и прочих пристрастий. Есть этический запрет на публичную политическую деятельность эксперта. Ведь такая деятельность создает риск появления неправомерных решений.

    Фото Григория Сысоева, РИА Новости

    — То есть эксперт-психиатр, получается, не вправе баллотироваться, скажем, на выборные должности. Но что тут такого?

    — Да, не вправе. Равно как и не вправе публично выражать собственные политические убеждения. В противном случае это будет свидетельствовать о его некомпетентности, и сообщество экспертов это сразу распознает. А это, в свою очередь, означает единственное – уход из профессии вообще.

    — Много ли экспертов таким этическим нормам соответствует?

    — Наша профессия очень непростая. В ней есть масса моральных и эмоциональных издержек. Но что эксперта спасает? Практика в виде регулярной трудовой деятельности. Эксперт и общественность смотрят на ситуацию с разных сторон. То, что для общества в данный момент эксквизитно, то есть выходит далеко за рамки устоявшихся нравственных норм, для специалиста обыденно, так как эксперт с подобными ситуациями сталкивается чуть ли не ежедневно.

    — Глаз не замыливается?

    — Конечно, повышается риск профессионального выгорания. Но данная проблема вообще распространена в психиатрической среде, да и в других профессиональных сообществах. Поэтому предлагаются разные инструменты, чтобы этому противодействовать. У нас, к слову, такому выгоранию могут способствовать нормативы, которые до сегодняшнего дня существуют. К примеру, норматив амбулаторных экспертиз, своеобразное штатное расписание: одна ставка эксперта выделяется на 200 экспертиз в год. Посчитаем – если отбросить отпуск, выходные и праздничные дни, останется примерно 200 рабочих дней.

    — То есть по одной экспертизе в день.

    — Совершенно верно! А конвейерное производство в нашем деле недопустимо. Поэтому мы ратуем за снижение таких немыслимых нагрузок. Ведь есть определенное соотношение между количеством и качеством. Причем оно обратно пропорционально: чем больше количество – тем ниже качество.

    В центре социальной и судебной психиатрии имени Сербского // Руслан Кривобок, РИА Новости

    «Громкие дела не улучшают законодательство»

    — Давление общественного мнения – сугубо российская проблема?

    — Нет, проблема мировая. Для нашей профессии в недавнем прошлом были две очень громкие ситуации.

    В 1982 году в США случилось покушение на Рональда Рейгана. В президента стрелял некий Хинкли – больной человек, страдающий шизофренией. Он американскими психиатрами был признан невменяемым. Это решение экспертов, а затем и суда, вызвало широчайший общественный резонанс. В итоге тогда под давлением общественности в Америке пришлось менять саму концепцию судебно-психиатрической оценки. Юридический критерий, который есть в нашем УК, американцы поменяли таким образом, что возможность признания лица невменяемым значительно сузилась.

    Есть известная формула: громкие дела не улучшают законодательство. Ведь от прецедентных решений можно быстро и незаметно перейти к слому всей системы, сложившейся столетия назад на основании научных знаний. И до сих пор дело Хинкли считается совершенно неоправданным прецедентом столкновения общественного мнения и профессиональных установок.

    Недавний случай – дело Брейвика. В Норвегии экспертизу назначают не как у нас, когда очень часто собирают комиссию не менее чем из трех экспертов. Там этим заняты два разных эксперта. И вот они поначалу независимо друг от друга пришли к одному мнению: Брейвик тяжело болен, у него бред. Суду было рекомендовано признать его невменяемым.

    — И снова случилось «широчайшее обсуждение»…

    — Конечно, и после него была назначена повторная экспертиза, которая пришла к следующему заключению: несмотря на имеющиеся психические расстройства, Брейвик вменяем.

    Такие коллизии широко обсуждаются, равно как и громкие российские дела, и всегда вызывают совершенно разные суждения. Причем и в профессиональной среде тоже. Мне доводилось участвовать в экспертизах по делу Чикатило или Буданова, и до сих пор в нашем сообществе обсуждаются разные точки зрения. Суть же заключается в том, что независимость эксперта выражается еще и в личной ответственности за принятое им решение.

    — То есть играет роль и репутационный фактор.

    — Это такой рычаг, жестче которого придумать трудно.

    «Главная ответственность лежит на судье»

    — Помимо обще-анонимного обывательского мнения, которое в России мало кому во власти интересно, есть мнение представителей правоохранительной и судебной системы. Не бывает ли у следователей или судей соблазна повлиять на выводы эксперта, чтобы признать преступника вменяемым и отправить его не на лечение за государственный счет, а в зону для пожизненно осужденных?

    — Мне трудно представить, как могут воздействовать в таких случаях следственные органы. Если только неправовыми методами. Да и зачем им это нужно? Ведь, в конечном счете, ответственность за признание лица вменяемым или невменяемым лежит даже не на эксперте-психиатре, а на суде. Следствие предоставляет суду и эксперту материалы. А судебно-психиатрический эксперт — чуть ли не единственный специалист, кто оценивает субъективную сторону деяния и знакомится практически со всеми материалами, собранными по делу. В его задачу входит реконструкция поведения и реконструкция состояния обвиняемого. Поэтому воздействие следствия заключается в качестве и полноте собранных доказательств. В решении о вменяемости или невменяемости следствие прямого участия не принимает.

    — Ну а суд? Если эксперты, скажем, говорят, что в момент совершения преступления человек осознавал, что он делает.

    — Заключение может быть разным. Такое лицо могут признать вменяемым. Может быть диагностировано психическое расстройство и сниженный порог контроля за собственными действиями. И вот тогда судья сам принимает решение, смягчать наказание или оставлять прежним. Появляется вариативность.

    Ну и, наконец, если эксперт делает однозначный вывод о невменяемости лица, я на своем веку не помню таких случаев, чтобы судья изменил рекомендуемую специалистом невменяемость на вменяемость. Тогда по закону он вынужден уточнять, перепроверять, назначать повторные экспертизы. Может, и добьется чего-либо. Бывало и такое.

    Более того: повторные экспертизы нередко содержат совершенно противоположные выводы. Но если говорить о каком-то прямом давлении или воздействии на эксперта, такое мне трудно представить.

    — То есть в любом случае последнее слово – слово судьи?

    — Вне всякого сомнения.

    Пациент Научного центра имени Сербского // Григорий Сысоев, РИА Новости

    «Из общего числа привлеченных к ответственности невменяемых – всего 1%»

    — Как часто те, кто совершил преступления, проходят судебно-психиатрическую экспертизу?

    — Есть обобщенные данные за 2012 год. По всей России на экспертизу было направлено 143282 человека. Это 13 из каждых 100 лиц, привлеченных к уголовной ответственности. Данный показатель — наиболее высокий за все последние годы. Лица с психическими расстройствами из направленных составили 66%. Однако невменяемыми были признаны лишь 7,4% освидетельствованных – 10612 человек. Это говорит о том, что психическое расстройство это одно, невменяемость – совершенно другое. Психически здоровых из них оказалось 26,6%.

    Таким образом, из общего числа привлеченных к уголовной ответственности невменяемых – примерно 1%. И это очень стабильный показатель уже многие годы.

    — Каков основной недуг таких людей?

    — Если говорить непосредственно о невменяемых лицах, то большая часть — 42% — больны шизофренией.

    — В чем чаще всего обвиняются лица, признаваемые невменяемыми?

    — Сразу оговорюсь: мы ведем  речь об общественно-опасных действиях таких людей и не можем называть их поступки преступлениями, а их самих – преступниками в привычном смысле данного понятия. Вся мировая научная концепция базируется на том, что это плохо-осознаваемое поведение, поведение лиц с нарушенной волей. Поэтому речь уместно вести не об их собственном волеизъявлении, а о результате нарушенной психической деятельности. То есть, по сути, продукте болезни.

    К слову, статистика опровергает довольно распространенное заблуждение, что лица, признанные невменяемыми, совершают преимущественно тяжкие проступки. Число таковых в общей структуре общественно-опасных действий невменяемых составляют 17,6%.

    — Какие составы преступлений в таком случае превалируют?

    — Имущественные, вследствие чего в значительной степени статистика дублирует показатели психически здоровой преступности. Причем за последние 10 лет произошло снижение на 31% числа невменяемых лиц, совершивших тяжкие общественно-опасные деяния. К примеру, в 2002 году они составляли несколько другую долю – четверть. Точнее, 26%. Но главный показатель неизменен. Число тяжких преступлений психически-здоровых и невменяемых лиц в процентном отношении к числу всех совершаемых преступлений остается примерно одинаковым.

    — Статистика показательна: чтобы признать лицо даже с явными психическими отклонениями невменяемым, надо очень постараться.

    — Да, проблема невменяемости лежит в плоскости довольно сложных конструкций, выстраданных мировой психиатрической наукой за столетия. Это определенная и довольно сложная процедура, в рамках которой очень четко распределяются компетенции, кто и за что несет ответственность.

    Понятие невменяемости в Уголовном кодексе (УК) РФ содержится в статье 21, где упоминается медицинский критерий – установление диагноза. Это прерогатива и ответственность психиатра. Но, как следует из статистики, для признания человека невменяемым одного лишь наличия психического расстройства недостаточно. Нужно доказать наличие юридического, или, как его еще называют, психологического критерия. Он прописан следующим образом: «Невменяемым является лицо, которое вследствие психического расстройства, и ничего другого, неспособно во время совершения деяния осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий, либо ими руководить. Причем установление юридического критерия является  совместной компетенцией юристов и профессиональных медиков-психиатров. В таких случаях происходят уточнения, процесс взаимопонимания между психиатрическими и юридическими познаниями.

    Пациенты Научного центра имени Сербского // Григорий Сысоев, РИА Новости

    — Что же в таком случае относится к ограниченной вменяемости, также не самому редкому явлению?

    — Его определение есть в 22-й статье УК РФ, где речь идет о психических расстройствах, не исключающих вменяемости. Речь идет о личностях, чья саморегуляция и самоконтроль не нарушены полностью, а лишь снижены. И вот здесь возникает коллизия. Согласно закону, данное обстоятельство в некоторых случаях и при наличии рекомендаций психиатров может быть использовано как смягчающее.

    — Может, но не должно?

    — Совершенно верно. Точно также психиатры могут рекомендовать в данном случае применение принудительных мер медицинского характера, как было в случае с Виноградовым, а могут этого не делать. Здесь прямая зависимость отсутствует.
    В случае же установления невменяемости практически однозначно применение мер медицинского характера, поскольку для лечения важно не прошлое, а прогноз на будущее, есть ли риск рецидива, болезненных состояний, могущих привести вновь к совершению общественно-опасного деяния.

    — Но есть же еще и суд.

    — Действительно, есть правовая категория невменяемости, которая находится в исключительной компетенции суда. Поэтому в своем заключении эксперты вообще не вправе писать слова типа «вменяем» или «невменяем». Суд изучает экспертное заключение как особое доказательство совместно со всеми другими доказательствами, уликами и материалами по делу. Экспертный вывод в этом случае отражает профессиональное, вероятностное знание, которое можно перепроверить. Поэтому при оценке юридического критерия – осознавало или нет лицо общественную опасность деяния, руководило ли собой — эксперт исходит из определенного состояния науки, существующих концепций, построения деятельности, принципов саморегуляции. И эти данные предоставляются суду. На этом построена его аргументация.

    — Но как судья может адекватно оценить эту аргументацию? Ведь он – не медик, и уж точно не психиатр?

    — Суд, оценивая заключение, имеет целый рад инструментов, оценивая его по трем параметрам – полноте, всесторонности, научной обоснованности. Заключение не должно противоречить другим доказательствам. Оно должно быть произведено с учетом имеющихся на сегодняшний день современных средств и научных технологий. Оно должно обладать не противоречивой научной аргументацией.

    Закон предусматривает целый ряд инструментов по проверке заключения со всех трех сторон. Это допрос эксперта, причем он может быть перекрестным. Возможно назначение повторной экспертизы. Наконец, сегодня очень активно используется институт специалистов. Закон предусматривает, что специалист – человек, обладающий примерно равным эксперту объемом познаний. Он вправе помогать суду в оценке данного заключения  со всех вышеизложенных позиций. Так было и в деле Евсюкова, и в деле Виноградова.

    Беседовал Владимир Новиков

    От дьявола до психиатрии: невменяемость и преступления

    С самого появления письменного права, западное общество признаёт: некоторые люди не могут нести ответственность за свои действия из-за невменяемости. Такое исключение для уголовной практики стало актом милосердия, которого требовали элементарные нормы морали: бесчеловечно предъявлять обвинение тому, кто не знал, что его поведение противоправно. Этот принцип укоренился в английском общем праве, а оттуда перекочевал в правовую систему Соединённых Штатов. Но на повестке всегда оставался вопрос, который в 1843 году сформулировали во время обсуждения в Палате Лордов: «Какие вид и степень невменяемости могут оправдать жертву психического расстройства?»

    До ХХ века о психических заболеваниях было известно мало. Считалось, что общего кругозора достаточно, чтобы определить, является ли человек серьёзно душевнобольным. В таких делах работал принцип «когда увижу, тогда узнаю». 

    До ХХ века считалось, что психические заболевания можно определить «на глаз», и для этого нужен лишь общий кругозор. 

    Суды пытались кодифицировать и привести к единому стандарту концепцию «невменяемости» в уголовном праве. К XVIII веку в Англии широко применялся такой тест: если человек «полностью лишён рассудка и памяти, и не знает, что он делает, не более, нежели дитя, нежели грубый или дикий зверь — он не должен подвергаться наказанию». Животные не осознают нравственной стороны своих деяний. Считалось, что душевнобольного нельзя наказывать за неправомерные действия, если он не осознаёт их «противоправность» — т.е. аморальность и греховную природу.

    В западной философской традиции считается, что у людей есть свободная воля, и, следовательно, они могут выбирать — творить добро или зло. Если они выбирают зло, общество имеет право наказать их. Но люди с серьёзным душевным расстройством всегда освобождались от наказания. Об этом писал ещё Августин Блаженный: «Все люди обладают свободой воли, но ограничены в ней дети, глупцы и безумцы, которые не обладают разумом, чтобы выбирать между добром и злом». Суды продолжали признавать виновным каждого, кто «осознавал» то, что делал и кто понимал злонамеренность своих действий. Проблема с этой формулой в том, что мы измеряем грубость преступления через степень нашего возмущения им. Поэтому применение такого подхода на практике оказалось противоречивым.

    Дьявол или депрессия?

    В американских колониях суды колебались между подходом по принципу «добро против зла» и акцентом на душевном расстройстве обвиняемого. В 1639 году Дороти Толби повесили в Колонии Массачусетского залива за то, что она сломала шею своей трёхгодовалой дочери по имени Диффикалт (с англ. — «сложная, тяжёлая»). Губернатор Уинтроп сказал, что Толби «была одержима Дьяволом, который убедил её (с помощью обмана, который она услышала и приняла за божье откровение) сломать шею собственному ребёнку». Пуритане решили, что Толби совершила злодеяние, хотя это, скорее всего, был тяжкий случай послеродовой депрессии.

    Must-read

    Дело Мерси Браун рассматривалось в 1691 году в Коннектикуте. История женщины хорошо знакома местным горожанам как история «помешанной и умалишённой». Когда Браун убила своего ребёнка, суд решил, что она не контролировала свой разум. И хотя её взяли под арест «чтобы предотвратить такое же или другое злодеяние впредь», женщину не приговорили к смертной казни, как других обвиняемых в убийстве в те времена.

    Позже, в Англии, когда защита просила признать невменяемым Эдварда Оксфорда, безработного официанта с душевным расстройством, который совершил покушение на жизнь королевы Виктории в 1840 году, суд постановил, что «если какая-либо болезнь. .. взяла над ним верх, и он не мог ей противостоять, то он не понесёт ответственность». Аналогичный случай был с обедневшим бредившим шотландским лесорубом по имени Дэниел М’Нагтен. Он совершил покушение на премьер-министра в 1843 году, убив, правда, вместо главы правительства его секретаря. Обращаясь к коллегии присяжных, судья сказал следующее: «чтобы понять, что подсудимый совершил противоправное или злонамеренное деяние, надо ответить на следующий вопрос — прибегал он или нет к своему разуму во время совершения деяния? Если присяжные придерживаются мнения, что заключённый был не в себе во время совершения преступления, когда нарушал и божьи, и человеческие законы, то решение будет принято в его пользу».

    М’Нагтена оправдали, но это дело стало поворотным: королева Виктория была раздражена оправдательным приговором. В письме к премьер-министру Уильяму Юарту Гладстону в 1882 году, она написала: «Наказание останавливает не только вменяемых людей, но и эксцентричных, которые совершили противоправные деяния из-за больного мозга. Понимание того, что их оправдают из-за их невменяемости, вдохновит таких людей совершать безрассудные поступки. С другой же стороны, уверенность в том, что они не смогут избежать наказания, будет устрашать их и заставит вести себя мирно по отношению к другим».

    С точки зрения психиатрии, эта позиция необоснована. Не существует психически больных людей, находящихся в сильном бреду, которых можно было бы с помощью рациональных аргументов отговорить совершить преступление. Но тезис королевы Виктории иллюстрирует то, что канадский юрист Кьяра Туль (Маккей) в 2012 году назвала «коллизией между фундаментальной концепцией морали и правовой ответственностью, а также новым научным пониманием болезней и работы психики».

    По распоряжению королевы Виктории Палата Лордов в 1843 году созвала комиссию судей, чтобы сузить определение понятия «невменяемости». Новое определение стало известным как «Правило М’Нагтена». В соответствии с ним, человек признавался невиновным по причине невменяемости, если он действовал под влиянием такого дефекта разума и душевной болезни, что не понимал природу и характер деяния; а если и знал, то не понимал, что такое деяние противоправно.

    В США это правило вылилось в когнитивный тест без какого-либо формализованного морального измерения: знал ли обвиняемый, что он делал, совершая преступление, и может ли он отличить правомерное от противоправного?

    В соответствии с «Правилом М’Нагтена», к примеру, если женщина стреляет в мужчину, понимая, что убивает человека и зная, что стрельба в людей незаконна, суд признает её вменяемой и виновной, даже если она страдает бредовыми расстройствами. Например, она может быть уверенной, что преследуемый ею человек — носитель смертельного вируса с Марса, который уничтожит всё человечество, если она не убьёт его. Она «понимает», что убийство людей — противозаконно, поэтому она виновна, даже если считала, что её специфическое деяние положительно с точки зрения морали.

    Тест М’Нагтена приняли почти все юрисдикции США. В 1881 году, когда Шарль Гито выстрелил в президента Джеймса Гарфилда, государственный обвинитель во время процесса приравнял невменяемость к недостатку ума. В своём последнем доводе он заявил: «Тяжело, очень тяжело представить себе человека с каким бы то ни было уровнем развития интеллекта, который не может понять, что в главу великой конституционной республики нельзя стрелять как в собаку».  

    Если человек кого-то убивает и знает, что стрельба в людей незаконна, суд в США признает его вменяемым и виновным, даже если человек страдает бредовыми расстройствами. Например, уверен, что убитый — носитель смертельного вируса с Марса.

    Гито, который явно был не в здравом уме, но на «достаточном уровне развития ума», был признан виновным и повешен.

    Юрист против психиатра

    Суды оставались глухими к медицинской экспертизе, даже когда психиатрия и психология начали привносить новое в понимание душевных расстройств. Голландский терапевт XVI века Иоганн Вейер пытался оспорить Саксонский кодекс 1572 года в той части, где говорится о лечении невменяемого состояния: врач жаловался, что закон не отражает реалий душевного расстройства. В ответ суд отписался: «Вейер не юрист, а терапевт — следовательно, его взгляд на соотношение между душевной болезнью и нарушениями статутного права не имеют никакого значения».

    Примерно через 400 лет, в 1950 году, расхождение между правовым определением невменяемости и психиатрическими реалиями душевных расстройств всё продолжались; судья Верховного Суда США Феликс Франкфуртер называл патологическими «процессы, которые привели к возрастанию конфликта между так называемыми правовой и медицинской невменяемостью».

    А почти через 40 лет Кьяра Туль напишет: «Правовое определение невменяемости в контексте уголовной ответственности остаётся слишком статичным, спрятанным от влияния сегодняшней медицинской теории и достижений в этой сфере». 

    Современное правовое определение невменяемости не соответствует веяниям психиатрии. Это — чистой воды творение юриспруденции, ничего общего не имеющее с психиатрией и науками о мозге и поведении. Как писал в 1943 году в своей книге «Сознание, медицина и человек» Грегори Зильбург, «за исключением непоправимых, пускающих слюну, безнадёжных психически-больных с затянувшейся болезнью, а также больных с наследственной умственной отсталостью — которые изредка совершают убийства или могут их совершить — подавляющее большинство и, возможно, все убийцы знают, что они делают, понимают природу и характер своих деяний, а также их последствия. Поэтому с юридической точки зрения, таких людей считают вменяемыми, независимо от мнения каких-либо психиатров». 

    Несоответствие законам психиатрии создаёт впечатление, будто психиатры и психологи ненадёжны, или что душевное расстройство — вещь в чистом виде субъективная. Факт же в том, что специалисты по психическому здоровью часто не могут прийти к согласию, подходит ли обвиняемый под юридическое описание невменяемости, даже если они могут согласованно поставить ему диагноз и установить уровень психического расстройства.

    Сюжеты

    Как сказал в 1998 году психиатр Томас Гутхайль из Гарвардской медицинской школы, «Показания психиатров затрагивают соответствие правовым критериям в делах, где поднимается вопрос невменяемости, а не душевного расстройства». В книге «Об ответственности» 1996 года, федеральный судья Ричард Лоуэлл Нюгор писал: «Имея в распоряжении данные современной психиатрии и психологии, назначенные судом эксперты, которые должны свидетельствовать о психическом состоянии, не могут сформулировать точные и научные определения, которые бы соответствовали косным юридическим терминам… На процессах, на которых коллегия присяжных должна решить судьбу обвиняемого, показания экспертов противоречивы. Итог —  „битвы экспертов“, которые почти всегда гарантируют произвольные результаты».

    Судебных психологов часто разрывает между свидетельствованием, которое верно с юридической точки зрения и тем, которое правильно с нравственных позиций. Норман Финкель в своей работе «Защита невменяемых» 1985 года пишет следующее: «Присяжные часто или игнорируют, или толкуют по-своему и показания экспертов, и инструкции присяжным, руководствуясь вместо этого своим собственным, интуитивным пониманием или общим представлением о том, чем является вменяемость, а чем нет».

    Присяжные часто игнорируют или искажают показания экспертов. Им кажется, они лучше знают, что такое вменяемость. 

    С этим подходом возникает уже упомянутая проблема: мы пытаемся измерить грубость преступления через уровень нашего возмущения им. Когда действие ужасающе, мы вменяем преступнику злое намерение, не принимая во внимание его душевное состояние. Это открывает широкий простор для предвзятости и нравственного порицания, делает судебный процесс актом возмездия. В деле Йозелин Ортега, суд присяжных не принял довод защиты о невменяемости няни, которая заколола насмерть двух детей, бывших под её присмотром. При этом, у неё были явные признаки серьёзного психического расстройства. Судья назвал её «чистым воплощением зла», а отец детей пожелал ей «жить, гнить и умереть в железобетонной клетке». Её действия и вправду были воплощением зла, но была ли им она сама? Совершила ли она убийство, понимая, что это было зло, со злым намерением, и будучи в состоянии контролировать своё поведение?

    Если присяжные не проявляют эмпатию в отношении обвиняемого, возможно, из-за этнических, расовых, гендерных, или социальных различий, если они боятся обвиняемого (возможно, по тем же самым основаниям), и если уголовное деяние шокирует их — маловероятно, что они оправдают человека, независимо от того, какое душевное или бредовое расстройство, либо другое иррациональное поведение было у подсудимого в момент совершения преступления. Отчасти такие вещи объясняют неуверенность адвокатов в вопросе, надо ли использовать невменяемость при выстраивании защиты. Среди заключённых в США около 15% — с серьёзными психическими расстройствами. Но лишь в 1% случаев обвинений в фелонии (самой тяжкой категории преступлений) защита ходатайствует перед судьёй о признании подсудимого невиновным. И лишь в четверти из этого процента случаев суд удовлетворяет прошение адвокатов, несмотря на наличие явных признаков психического расстройства. Как сказал Нюгор, в юридическом определении невменяемости «используют такие туманные и часто бессмысленные с психологической точки зрения формулировки», что это приводит к «почти полностью произвольным решениям о том, кто „прав“, а кто „виновен“». 

    Невменяемость для богатых, наказание для бедных

    Исследования показывают существенное расовое и экономическое неравенство в американской системе правосудия, и вопрос невменяемости — не исключение. Обвиняемым из низших слоёв общества бесплатно назначают адвокатов, но при этом не гарантируют специалистов с достаточным опытом, в том числе в ведении соответствующих дел, или адекватными ресурсами для подготовки и ведения дела. Адвокаты по назначению, как правило, перегружены делами и плохо финансируются. В 2013 году, отчёт НКО «The Sentencing Project» перед Комитетом ООН по правам человека пришёл к следующему выводу: 

    «В Соединённых Штатах в действительности работают две системы правосудия; одна предназначена для богатых людей, а другая — для бедных и меньшинств». 

    И здесь мы сталкиваемся с другими факторами, из-за которых чернокожих в США арестовывают, обвиняют и приговаривают к суровым наказаниям непропорционально в сравнении с белыми людьми. Как писала в 1995 году Хава Виллаверде, «общие показатели ареста чернокожих были в четыре раза выше, чем у белых, а количество арестов за убийство — в 10 раз выше, чем у белых».

    Более того, в 1982 году криминолог Альфред Блумстейн выяснил, что «черным мужчинам в возрасте 20 лет избирают меру пресечения в виде заключения под стражу как минимум в 25 раз чаще, чем в целом среди населения». Кроме того, чернокожих подсудимых чаще представляют адвокаты по назначению, чем частники. НКО «Mental Health America» высказала следующую позицию по этому вопросу: «Невменяемость в качестве одного из средств защиты используется недостаточно часто из-за общего недофинансирования уголовных адвокатов для бедных слоёв населения. У перегруженных защитников по назначению, которым к тому же и недоплачивают, нет ни времени, ни опыта, который позволил бы им полностью выяснить, можно ли использовать положение о невменяемости в суде. К тому же, у них нет ресурсов, чтобы нанять такого эксперта по психическому здоровью, чьё мнение будет значимым для выстраивания защиты».

    Практика

    Гораздо быстрее, а часто и надёжнее, использовать показания психиатров, чтобы заключить досудебную сделку с прокурором в надежде на более мягкий приговор. Многие обвиняемые, которые даже соответствуют юридическому определению невменяемости, не используют это средство защиты в суде. Вместо того, чтобы рисковать таким ненадёжным доводом при серьёзных обвинениях, они дают признательные показания, чтобы снизить срок — и часто это приводит к пожизненным заключениям, а то и смертной казни.

    Получается, что человек, не имея моральной вины по причине психического заболевания, признаёт себя виновным, вместо того, чтобы ходатайствовать о невменяемости. А сам приговор подвергает обвиняемых моральному осуждению за действия, которые они не осознавали.

    Кроме того, оправдательное решение из-за невменяемости, в отличие от приговора к тюремному заключению, должно обеспечить «такое индивидуальное лечение, которое даст каждому реальную возможность излечиться или улучшить своё психическое состояние», как в 1960 году говорил врач-адвокат Мортон Бирнбаум. 

    Человека, которого признали невменяемым, освободят, когда он больше не будет психически болен и не будет представлять опасность для других. Кроме того, по американскому законодательству неконституционно держать такого человека на лечении на период больший, чем на который бы его осудили в случае признания психически здоровым.В итоге, сроки заключения при вынесении решения о невменяемости, могут стать короче чем в случае осуждения за преступление.

    Что можно сделать для того, чтобы суды не отказывались признавать людей невменяемыми? Надо изменить дефекты в судебном процессе.

    Есть очевидные предписания: все обвиняемые должны иметь равный доступ к защите, т.е. право на адекватное финансирование услуг государственного защитника, у которого будет меньше дел в обороте и больше денег для проведения расследования и оценки психического здоровья. Должны быть четкие стандарты компетентности для адвокатов, занимающихся защитой невменяемых, так же, как и для адвокатов, которые расследуют дела, связанные со смертной казнью. Надо установить более высокие стандарты для тех, кто проводит судебно-психиатрическую экспертизу. Такие дела должна решать коллегия из трёх судей, а не суд присяжных. Это уменьшило бы предвзятость и эмоциональную составляющую, снизило бы жажду мести, когда на психическое состояние подсудимого никто не обращает внимания.

    Но в первую очередь надо изменить само понятие «невменяемости». Его надо привести в соответствие с психиатрическими реалиями и возвратить к своим моральным и этическим корням. Те, чьё преступное деяние — результат иррационального бреда или психического заболевания, а не плохого характера или стремления к личной выгоде, не должны быть объектом осуждения и воздаяния.

    В общем и целом, обвинять и наказывать тех, чьё душевное состояние не позволяет понять, что они делают аморальные поступки — значит посягать на совесть и размывать моральные основы уголовно-правовой системы. Особенно в ситуации, когда бедняки и «цветные» несоизмеримо чаще оказываются на скамье подсудимых.

    _______________________________________

    Источник: “What can be done to rehabilitate the insanity defence?” by Sam Haselby

    Суды с подачи КС смогут отправлять на принудительное лечение невменяемых правонарушителей — законопроект

    Министерством юстиции РФ разработан законопроект, исключающий возможность ухода от ответственности опасных обвиняемых, совершивших преступления небольшой тяжести в состоянии невменяемости, сообщает пресс-служба Минюста.

     

    Данные поправки в часть вторую статьи 443 Уголовно-процессуального кодекса РФ подготовлены во исполнение постановления Конституционного суда РФ. Напомним, что сейчас душевнобольной, совершивший преступление небольшой тяжести, освобождается не только от уголовной ответственности, но и от принудительного лечения. Вопрос о конституционности данных норм, содержащихся в частях 2 и 4 статьи 443 УПК, перед КС в апреле этого года поставили двое заявителей. Первым был пострадавший: Сергея Первова из Красноярского края избил бывший зять-шизофреник по фамилии Харитоненко, но мировой суд решил драчуна и не наказывать, и не лечить. Это решение поддержали апелляция и кассация. Вторым заявителем стала мировой судья из Кургана Вера Зайцева. На ее судебном участке проживает Григорий Анфиногенов, чье психическое расстройство вызвано пьянством. Он уже несколько раз освобождался от уголовной ответственности и от принудительных мер медицинского характера. Случилось это и в июле прошлого года, когда судья Зайцева вынуждена была «простить» Анфиногенова, на этот раз избившего свою мать. 

     

    Заявители обращали внимание КС на то, что сейчас разбирательство по делам невменяемых правонарушителей утрачивает всякий смысл: исход заранее предсказуем. Осудить их нельзя, медпомощь им может быть оказана лишь с их согласия, за исключением случаев «тяжелого стойкого или часто обостряющегося болезненного проявления» симптомов душевной болезни, а страдающие от неадекватных действий таких людей не могут обратиться в суд с заявлением об их принудительной госпитализации (подробнее читайте в «Право.Ru» здесь).

     

    Законопроектом предлагается исключить из УПК положение, обязывающее суд выносить постановление о прекращении уголовного дела в случаях, когда обвиняемым в состоянии невменяемости совершено преступление небольшой тяжести.

     

    Как отмечает Минюст, принятие предлагаемых изменений позволит суду в данных случаях назначать лицам, представляющим опасность для себя или окружающих, принудительные меры медицинского характера. Эта мера позволят обеспечить защиту прав как обвиняемого, так и других лиц, в том числе потерпевшего.

    От Отрадного до Казани: История российских «колумбайнов»

    Сегодня в соцсетях есть очень много страниц подростков, которые называют себя именами убийц. Есть десятки сообществ, где участники рассказывают о преступлениях в школах. Немало страниц посвящены Колумбайну. Это американский город, в котором два подростка в 1999 году устроили массовый расстрел в школе. После этого возникла целая субкультура и масса подражателей, в том числе в России.

    Февраль 2014 года, Московский район, Отрадное. Вооруженный карабином и винтовкой десятиклассник убил учителя географии. Затем он открыл огонь по прибывшим на место происшествия полицейским. Один был убит, второй тяжело ранен. Позже задержания заявил, что убивать никого не хотел. А стрелял, чтобы никто не подумал, что он на это не способен. Экспертами стрелок был признан невменяемым, и в 2016 году по решению суда был отправлен на принудительное лечение. Но через несколько лет оказался на свободе. 

    Сентябрь 2017 года. Подмосковный поселок Ивантеевка. 15-летний школьник зашел в школу с пневматическим оружием и ранил учительницу. Дети в панике выпрыгивали из окон. Трое получили травмы. Подросток, который в соцсети был зарегистрирован под именем убийцы из школы Колумбайн, получил семь лет колонии.

    Октябрь 2018 года. Керчь. 18-летний студент местного политехнического колледжа устроил в учебном заведении взрыв самодельной бомбы. Затем стал расстреливать педагогов и учеников из ружья. Жертвами крымского стрелка стали 20 человек. Почти 70 были ранены. Сам Росляков свел счеты с жизнью в библиотеке. Массовое убийство юнец планировал несколько месяцев.

    Январь 2019 года. Столица Бурятии Улан-Удэ. Ученик 9 класса ворвался в кабинет русского языка с топором и коктейлем Молотова. Устроил поджог, а затем стал калечить всех, кто попадался под руку. Одной семикласснице отрубил пальцы. Затем выпрыгнул из окна. В больнице оказались семь человек, а подросток, который состоял в одной из колумбайн-групп в соцсети, был арестован.

    Практически всех этих персонажей знакомые и одноклассники характеризовали схоже. Замкнутые, с родителями доверительных отношений не имеют, друзей практически тоже. В своих проблемах склонны винить весь мир. В соцсетях же активно выражали агрессию и ненависть. Именно это слово было написано огромными буквами на футболке керченского убийцы Рослякова.

    Фото и видео: телеканал «Санкт-Петербург»

    Уилл Крейг из

    Pirates совершает самую глупую игру в истории MLB (видео)

    Хавьер Баэз провел один из самых безумных бейсбольных матчей, которые вы когда-либо видели.

    Бейсбол существует почти два столетия, а это значит, что довольно сложно увидеть то, чего вы никогда раньше не видели.

    Но попробуйте сказать это Джави Баэзу или «Питтсбургским пиратам».

    Эти две сущности объединились для того, что можно описать только как безумную игру в бейсбол, которую мы когда-либо видели, эта двойка — нечто, чего мы никогда раньше не видели.

    В третьем тайме игры в четверг между Кабс и Пиратс, с двумя аутами и раннером на втором, Баэз, похоже, выбил мяч и завершил тайм. Изначально это было довольно рутинно: но когда первому игроку с низов Пиратов Уиллу Крейгу нужно было выйти из сумки и перед ней, чтобы поймать бросок Эрика Гонсалеса, вместо того, чтобы сделать два шага назад и наступить на сумку, чтобы записать выход, он решил преследуйте Баэза по первой базовой линии.

    Вот тогда и разразился ад.

    Уилсон Контрерас, находившийся на второй базе, использовал замешательство, чтобы с криком подлетать к базам, пока Крейг преследовал Баэза.Оказавшись там, Крейг запаниковал и перебросил мяч в ловушку Майкла Переса, но было слишком поздно, чтобы сделать отметку. Тем временем Баэз уже мчался к неохраняемой первой базе. Когда Адам Фрейзер рванулся к сумке, чтобы попытаться выбраться, бросок проплыл мимо него, что позволило Баэзу достичь второй базы.

    Итак, подведем итог, Пираты позволили Детёнышам превратить то, что было обычным приземлением в конце иннинга, в разрешенную пробежку, которая вернула бегуна на второе место.

    Никогда прежде «, нужно увидеть, чтобы поверить» не звучало так верно.

    Уил Крейг — бывший пик первого раунда «Пиратов». Не для того, чтобы навязывать фанатам, но вот краткий список игроков, которых Питтсбург передал на драфте 2016 MLB, чтобы взять Крейга и привести в действие серию событий, которые привели нас к тому, что мы только что стали свидетелями:

    • Уилл Смит
    • Дэйн Даннинг
    • Дилан Карлсон
    • Пит Алонсо
    • Нолан Джонс
    • Брайан Рейнольдс
    • Бо Бишетт
    • Дастин Мэй
    • Шейн Бибер

    Невозможно переоценить, насколько глубоко и нелепо, а не до головокружения, была вся эта последовательность чтобы упомянуть, полностью избежать.Все, что нужно было сделать Крейгу, — это наступить на первую базовую сумку и записать результат — это было не проще.

    Джоэл Киннаман говорит, что «Отряд самоубийц» Джеймса Ганна «безумен»

    Автор Брент Фурдык.

    Джоэл Киннаман поговорил с Variety о своей роли в возрождении HBO «In Treatment», а также встал на защиту одного из своих прошлых проектов, получившего широкую огласку «Suicide Squad».

    Теперь, когда концепт перезагружается режиссером «Стражей Галактики» Джеймсом Ганном, Киннаман сказал Variety , что видел версию 2021 года.

    «Мы видели это пару дней назад. Это безумие. «Это, безусловно, лучший фильм Джеймса Ганна», — заявил Киннаман, который воспроизводит роль Рика Флэга в новом «Отряде самоубийц», один из немногих актеров из первого фильма, которых пригласили на второй.

    СВЯЗАННЫЙ: Джеймс Ганн поделился новым изображением «Отряда самоубийц» с Идрисом Эльбой, Питером Капальди и Дэвидом Дастмалчианом

    «Это просто выводит его на новый уровень», — сказал Киннаман о новом фильме. «Безумный фильм. В то же время это был именно тот фильм, о котором я думал, потому что видение было таким ясным с самого начала.Пока мы снимали, было так ясно, что мы делаем. Это так интересно. Я, конечно, безнадежно предвзят, но я обнаружил, что это один из самых занимательных фильмов, которые я когда-либо видел. От А до Я он такой хороший, в нем такой драйв и такой комедийный ритм. Все время это весело, без усилий. Но потом я думаю, что меня по-настоящему удивило, так это то, насколько хорошо он протекал, а также то, как ему удавалось создавать эти маленькие пузыри, эти маленькие моменты эмоциональной глубины, визуальной и эмоциональной поэзии.И мне казалось, что это действительно превзошло жанр и стало чем-то большим. К тому же это тоже очень глупо, нелепо во многих смыслах и очень жестоко. Просто кровавый почти временами. И в нем есть шокирующие моменты, но они очень комедийные. В конце фильма совершенно нормально видеть, как эта гигантская акула просто стоит и грызет голову человека, а некоторые люди просто разговаривают рядом с ней… Когда вы через час и 50 минут в «Отряде самоубийц», это будет совершенно нормально.Это так непочтительно.

    Киннаман также рассмотрел жалобы на «Отряд самоубийц» 2016 года, который подвергся критике (оценка фильма на Тухлых помидорах — анемия 26 процентов).

    СВЯЗАННЫЙ: Актеры «Отряда самоубийц» практически воссоединяются на день рождения Джеймса Ганна

    «Я подумал, что первые 40 минут фильма были офигенно великолепны, а затем возникли противоречивые взгляды, и все закончилось не тем, на что мы все надеялись», — признался Киннаман.

    «Это не было похоже на фильм, который мы надеялись снимать, а это что-то совсем другое», — сказал он.«Это просто другая вселенная. Это вселенная Джеймса Ганна. Это очень веселое и развратное место ».

    Как передвигаться по пересеченной местности, не разорившись и / или не сходя с ума В Калифорнии. То же самое и с электроникой. Стоимость безопасного перемещения моего телевизора с плоским экраном, который я купил около пяти лет назад, должна была составить пару сотен долларов.Между тем, все производители телевизоров потратили те же пять лет на создание новых, больших и лучших телевизоров. К

    , а не к , переставив мой телевизор, я, наконец, дал себе оправдание и бюджет, чтобы купить один из тех новых и лучших телевизоров — и я компенсировал остальную разницу в цене, разместив свой старый на Craigslist.

    Разместите самые большие вещи в Craigslist

    Давайте поговорим о мебели. Если вы действительно любите , придумайте, как это принести. Вот как я потратил треть своего бюджета на переезд только на то, чтобы доставить багажник из John Wick на западное побережье.(ЭТО СТОИЛО.)

    Все остальное принадлежит Craigslist. Если вы хотите получить максимальную выгоду, перечислите свои вещи за несколько недель до переезда, чтобы у покупателей было время их найти. Если вы просто хотите заработать немного денег и убрать свои вещи с дороги, опустошайте себя как сумасшедший, и через час у вас будет дюжина запросов.

    Когда вы избавляетесь от стольких вещей сразу, относитесь к Craigslist как к распродаже. Примерно за неделю до переезда я выделил один день, чтобы стать моим днем ​​на Craigslist.Любой, кто чего-то хотел, должен был прийти в эти часы. Любой, кто написал мне по электронной почте о конкретном товаре, получил первые награды, но если они опаздывали более чем на 15 минут и не отвечали на сообщение с вопросом, придут ли они еще, я свяжусь со следующим потенциальным покупателем.

    И последний совет: размещайте стикеры с рекомендуемыми ценами на все, что вы пытаетесь продать. Вы были бы удивлены, как много людей пришли, чтобы забрать диван, и в конечном итоге импульсивно купили лампу, тумбочку или коврик на выходе из двери, когда увидели записку, на которой было написано 20 долларов.

    Устроить вечеринку «Забери мои вещи»

    Вы когда-нибудь слышали о вечеринке «Запасись в баре»? Это в основном его противоположность. Когда вы собираете свою кухню, вы, вероятно, обнаружите странный уровень предметов, которые не стоит перемещать, нельзя пожертвовать, но все же не стоит тратить впустую: дорогие банки со специями или полки, полные не- скоропортящиеся или полуфабрикаты с выпивкой.

    К счастью, вы, вероятно, дружите с группой бездельников, которые были бы счастливы снять его с ваших рук.Я решил, что моей прощальной вечеринкой будет Take My Stuff Party, где друзья могут прийти и взять все, что захотят. На пороге раздайте всем сумку — вероятно, у вас ее тоже слишком много — и предложите им заполнить ее до краев всем, чем они действительно воспользуются. И если на вашей вечеринке Take My Stuff Party будет зажжено на самом деле , вы, вероятно, в конечном итоге выбьете все эти недопитые бутылки с выпивкой.

    Пожертвуйте все, что вам не нужно.

    Это потребует небольшого исследования.Большинство благотворительных организаций очень разборчивы в том, что они на самом деле принимают, поэтому позвоните или проверьте их веб-сайт, прежде чем собирать все, что вы хотите пожертвовать, по всему городу.

    И как только вы выбрали один, как вы все туда переместите? У меня не было машины в Нью-Йорке, поэтому я загружал коробки и заказывал внедорожник в автосервисе, когда у меня было достаточно вещей, чтобы передать их в Армию спасения. (Помните: размещение всех этих коробок в кузове — это своего рода головная боль для водителя — и они, вероятно, помогут вам в этом, — так что чаевые даже больше, чем обычно.)

    Отправьте все остальное, что вы сделать хотите

    Если вы зашли так далеко, вы сидите вокруг своей почти пустой квартиры с кучей ужасающих вещей, с которыми не можете смириться с расставанием. Пришло время выяснить, как вы собираетесь распространить все это по стране. Вы можете арендовать грузовик и водить его самостоятельно, но это отнимает много времени и, вероятно, опасно — честно говоря, сколько у вас опыта вождения громоздкого, загруженного грузовика, скажем, через горы Колорадо?

    Затраты и время на ремонт кузова Теслы безумные.Это нужно исправить. [Справка]

    Tesla, как известно, дорого ремонтировать после аварии. Кроме того, время ремонта тоже очень долгое. Вот несколько историй с YouTube. Это показывает, что эти проблемы являются общими. Если вы находитесь на рынке и думаете о покупке Tesla, помните об этом. Мы рекомендуем просмотреть каждое видео полностью, чтобы лучше понять эти ситуации.

    MKBDH, https://www.youtube.com/watch?v=YFtxYb-GN9k Apollo вернулся — мой процесс ремонта Tesla!
    Повреждения: боковые повреждения грузовиком.
    Стоимость ремонта: 49 011 $.
    Срок ремонта: 3 мес. [Все необходимые детали были представлены в кузовной мастерской.]

    Твин на миллиард долларов. https://www.youtube.com/watch?v=V3TBZEvORPE Сколько стоит отремонтировать бампер Tesla.
    Повреждение: Удар сзади.
    Стоимость ремонта: 15,696 $.
    Срок ремонта: 2 мес.

    Энди Слай. https://www.youtube.com/watch?v=A5mPaktF8oo Процесс ремонта Tesla Model 3: насколько это плохо?
    Повреждение: вмятина ½ дюйма от летящего камня на шоссе.
    Стоимость ремонта: 1633 $.
    Срок ремонта: 7 недель.

    Автомобиль Fast Lane. https://www.youtube.com/watch?v=VXS5xgKk-mU Tesla наконец-то вернулась! Так почему же на это ушло 3 МЕСЯЦА ?.
    Стоимость ремонта: более 10 000 долларов США.
    Срок ремонта: 3 мес.
    [Примечание: процесс заказа деталей не был гладким. По их собственному признанию, к ним относились преференциально. Мы предполагаем, что MKBHD также получил такие же льготы.]

    Teslanomics Highlights. https://www.youtube.com/watch?v=206xIJOlfnQ . Повреждение кузова Tesla Model 3 и стоимость ремонта — Моя история.
    Стоимость: 6000 долларов
    Время: 2 недели.

    Теслатунити. https://www.youtube.com/watch?v=M-YC5q5-xuE . Процесс ремонта Tesla.
    Повреждение: Незначительная царапина.
    Стоимость: 7174 доллара.
    Время: 7 недель.

    Молодой Тесла. https://www.youtube.com/watch?v=GeNdU6pF1OU Сколько стоит отремонтировать Tesla.
    Урон: Незначительное повреждение спереди.
    Стоимость: 9300 долларов.
    Время: Более 1 месяца.

    CBS Los Angeles. https://www.youtube.com/watch?v=P7bQ8FKdpCQ Проблемы с ремонтом Tesla.
    Урон: Передний.
    Срок ремонта: более 12 месяцев.

    Samcrac. https://www.youtube.com/watch?v=18MItauAgKo . Вот почему кузовные работы на Tesla смехотворно дороги.
    Пожалуйста, посмотрите видео целиком. Стоимость ремонта вмятин: $ 34 000

    CNBC. https://www.youtube.com/watch?v=iR4CFiuR3tQ Этот владелец Tesla Model S ремонтирует свой собственный автомобиль.
    Выдержка: Гарантия на автомобиль не действует. Множество проблем, огромные затраты на то, чтобы что-то исправить.

    Rich Rebuilds. https://www.youtube.com/watch?v=nq5c4jGR2gM . Тесла. Реальная стоимость отсутствия гарантии.
    Выдержка: Model S выдаёт один владелец. 3 приводных блока, 2 аккумуляторных блока, 1 MCU, 1 дверца зарядного порта, 9 дверных ручек, 4 амортизатора, рычажный механизм стеклоочистителя, конденсация заднего фонаря.Смотрите видео целиком. В нем много информации.

    Инженерные объяснения. https://www.youtube.com/watch?v=H6sPc9dFsGw Попадание в выбоину в тесла стоило 2600 долларов.

    Сервисный центр:

    Teslanomics с Беном Саллинсом. https://www.youtube.com/watch?v=-ql195XZhLA Каждый ремонт Tesla Model 3, который у меня был, и результат — обновление Body Damage.

    aЦифровое имя. net https://www.youtube.com/watch?v=AT5TBEHgJ2Q Мой ужасный опыт с ремонтом в сервисном центре Tesla!

    Скромный парень из Теслы.https://www.youtube.com/watch?v=LBlSGBuBKEk Опыт сервисного центра Tesla.

    Автомобиль Fast Lane. https://www.youtube.com/watch?v=tFMtl2JgxIo. Ад ремонта Tesla — это ВЕЩЬ, как мы узнаем от владельца Tesla — Thrifty 3, эпизод 12.
    Выдержка: Потеряна гайка. На его замену ушло 1 месяц. Гнул руль, 1 месяц заменил от Теслы. По словам владельца, у Tesla возникнут небольшие проблемы.

    Несколько историй в сети:

    Модель 3. Так выглядит 36 000 повреждений.https://www.tflcar.com/2019/06/tesla-model-3-repair-story/

    Вот как выглядит ущерб на 7000 долларов на Tesla Model 3. https://cleantechnica.com/2018/05 / 20 / heres-what-7000-of-damage-look-like-on-a-tesla-model-3/

    Вот как выглядит ущерб в 30 000 долларов на Tesla Model S. https://cleantechnica.com / 2018/05/20 / heres-what-7000-of-damage-look-like-on-a-tesla-model-3/

    Мы любим Tesla. Мы хотим, чтобы Tesla добилась огромного успеха. Но эти проблемы с ремонтом необходимо исправить.В противном случае в долгосрочной перспективе это испортит репутацию Tesla.

    Мэр округа Колумбия Баузер запрещает танцевать на свадьбах: «Это безумие»

    В городе, где танцы запрещены, даже бунтарский подросток не может спасти пары из Вашингтона, которые пошатнулись от последних столичных правил COVID.

    По-видимому, взято прямо из сюжета «Footloose», Вашингтон, округ Колумбия, новые правила социального дистанцирования запрещают стоять и танцевать на свадьбах. Внезапное объявление, сделанное как раз в начале свадебного сезона, ошеломило пары, готовящиеся связать себя узами брака.

    «Это безумие, это были настоящие американские горки», — говорит Стефани Садовски, организатор свадеб в Вашингтоне и владелица SRS Events.

    Садовски говорит, что пары вынуждены переносить свадьбы за пределы столицы страны с уведомлением всего за одну или две недели.

    «Они хотят устроить вечеринку. Планируя свадьбу, они пошли на уступки, сократили, сократили и сократили количество гостей в Вашингтоне, округ Колумбия, — говорит она.

    Согласно последнему приказу DC, количество мест для проведения свадеб в помещении и на открытом воздухе ограничено 25%.Отказ требуется для более чем 250 человек.

    В заявлении для местного филиала Fox 5 DC офис мэра Мюриэл Баузер сообщил, что действует запрет на танцы в качестве дополнительного уровня безопасности для уменьшения распространения COVID-19, потому что, когда люди встают и танцуют, их поведение меняется. Например, люди с большей вероятностью будут сближаться и касаться друг друга.

    Неясно, как долго будет действовать запрет на танцы. Getty Images

    «Очень сбивает с толку, почему Вашингтон, округ Колумбия, выделяет это», — говорит Садовски.

    Округ Колумбия — не единственный штат, эвакуирующий танцпол — аналогичные запреты действуют в Иллинойсе и Мичигане. Нью-Йорк и Нью-Джерси недавно сняли ограничения на танцы.

    Неясно, как долго будет действовать запрет на танцы в округе Колумбия, но тем временем Садовски говорит, что ее пары обращаются в соседние Вирджиния и Мэриленд, чтобы отпраздновать свой знаменательный день.

    «Я надеюсь, что мэр начнет изучать научные данные, изучать факты и изучать то, что CDC рекомендует и разрешает», — говорит Садовски.

    безумных — WordReference.com Словарь английского языка

    WordReference Словарь американского английского языка для учащихся Random House © 2021
    in • sane / ɪnˈseɪn / USA произношение
    прил.

    1. Психиатрия [не для технических целей] психически нездоровая; без ума.
    2. или характеристика душевнобольных: безумные действия.
    3. совершенно бессмысленно;
      иррациональный;
      глупо: Вы сошли с ума, если думаете, что можете спрыгнуть с моста и остаться в живых.

    в • здравом • состоянии , нареч.
    в • здравом • нессе , н. [бесчисленное множество]
    in • san • i • ty / ɪnˈsænɪti / USA произношение n. [uncountable] См. -san- .WordReference Несокращенный словарь американского английского в Random House © 2021,
    in • sane
    (сан ), США произношение прил.

    1. не вменяемый;
      не в здравом уме;
      психически ненормальный.
    2. , относящиеся к психически ненормальному человеку или характерные для него: безумные действия; сумасшедший дом.
    3. совершенно бессмысленный: безумный план.
    • Latin insānus. См. В- 3 , вменяемый
    • 1550–60

    в • вменяемом лы , нареч.
    in • вменяемый ness , n.

      • 1. См. Соответствующую запись в Несокращенное безумие; сумасшедший, сумасшедший, сумасшедший; маниакальный.
      • 3. См. Соответствующую запись в Несокращенный глупый, иррациональный. См. mad.

    Краткий английский словарь Коллинза © HarperCollins Publishers ::

    безумный / ɪnˈseɪn / прил

    1. психически ненормальный; сумасшедший; душевнобольного
    2. ( как собирательное существительное; предшествует ): безумный
    3. , характерный для душевнобольного: безумный взгляд
    4. безответственный; очень глупо; глупо

    безумие adv безумие n

    insane ‘ также встречается в этих записях (примечание: многие из них не являются синонимами или переводами):

    слов, написанных с помощью Insane, слова с безумием, анаграмма Insane

    Этот веб-сайт требует JavaScript для правильной работы.
    Пожалуйста, включите JavaScript в вашем браузере.

    БЕЗУМИЕ — слово для игры

    `

    прилагательное

    безумный, безумный

    психически нездоровый

    (наречие)

    безумно

    43 слова для игры можно составить из «INSANE»


    2-буквенных слова
    (Найдено 11)


    Слова из 3 букв
    (Найдено 15)


    4-буквенных слова
    (Найдено 10)


    5-буквенных слов
    (Найдено 4)


    Слова из 6 букв
    (Найдено 3)

    Комментарии

    Что заставило вас выглядеть безумным?
    Включите любые комментарии и вопросы, которые у вас есть по поводу этого слова.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.