Негосударственное общеобразовательное учреждение Средняя общеобразовательная школа

Основные функции речи в психологии: Функции речи

Содержание

Функции речи

Речь выполняет две основные функции — коммуникативную и сигнификативную, благодаря которым речь является средством общения и формой существования мысли, сознания.

Мы знаем, что основным в слове является его значение, его семантическое содержание. Наше внимание обычно сосредоточено на смысловом содержании речи. Каждое слово человеческого языка обозначает какой-либо предмет, указывает на него, вызывает у нас образ того или иного предмета; говоря какие-то слова, мы каждый раз обозначаем тот или иной предмет, то или иное явление. Этим язык человека отличается от «языка» животных, который выражает в звуках лишь аффективное состояние, но никогда не обозначает звуками определенных предметов. Это основная функция слова, которая называется сигнификативной. Обозначающая функция является важнейшей функцией слов, составляющих язык. Она позволяет человеку произвольно вызывать образы соответствующих предметов, иметь дело с предметами даже в их отсутствие. Как говорят некоторые психологи, слово позволяет «удваивать» мир, иметь дело не только с наглядно воспринимаемыми образами предметов, но и с образами предметов, вызванными во внутреннем представлении с помощью слов.

Слово имеет и другую, более сложную функцию, оно дает возможность анализировать предметы, выделять их существенные свойства, относить предметы к определенной категории. Таким образом, слово является средством абстракции и обобщения, отражает глубокие связи и отношения, которые стоят за предметами внешнего мира. Эта вторая его функция обычно обозначается термином значение слова. Овладевая словом, человек автоматически усваивает сложную систему связей и отношений, в которых состоит данный предмет, сложившихся в многовековой истории человечества. Эта способность анализировать предмет, выделять в нем существенные свойства и относить его к определенным категориям и называется значением слова.

Еще одна функция речи — коммуникативная — включает в себя средства выражения и средства воздействия. Выразительная функция сама по себе не определяет речи; речь не отождествима с любой выразительной реакцией, речь есть только там, где есть значение, имеющее материальный носитель. Всякая речь говорит о чем-то, т.е. имеет какой-то предмет; всякая речь вместе с тем обращена к кому-то. Стержнем смыслового содержания речи является то,, что она обозначает. Но живая речь обычно выражает неизмеримо больше, чем она собственно обозначает. Благодаря заключенным в речи выразительным моментам, она сплошь и рядом далеко выходит за пределы абстрактной системы значении.

Речь как средство выражения включается в совокупность, выразительных движений — наряду с жестом, мимикой и пр. Звук, как выразительное движение, имеется и у животных. Но речью, словом этот звук становится лишь тогда, когда он перестает только сопровождать соответствующее аффективное состояние субъекта и начинает его обозначать. Выразительная функция, включаясь в человеческую речь, перестраивается, входя в ее семантическое содержание. В таком виде эмоциональность играет в речи человека значительную роль. Неверно было бы целиком интеллектуализировать речь, превращая ее только в орудие мышления. В ней есть эмоционально-выразительные компоненты, проступающие в ритме, паузах, в интонациях, в модуляциях голоса и других выразительных экспрессивных моментах, которые в большей или меньшей степени всегда имеются в речи — особенно устной, сказываясь, впрочем, и в письменной — в ритме и в расстановке слов. Человеческая речь не сводится лишь к совокупности знаний, она обычно выражает и эмоциональное отношение человека к тому, о чем он говорит, и часто к тому, к кому он обращается. Можно даже сказать, что чем она выразительнее, тем более она — речь, а не только язык, потому что, чем выразительнее речь, тем больше в ней проявляется говорящий, его лицо, он сам.

Будучи средством выражения, речь является вместе с тем и средством воздействия. Функция воздействия в человеческой речи — одна из наиболее основных ее функций. Человек говорит не для того, чтобы воздействовать, если не непосредственно на поведение, то на мысль или чувства, на сознание других людей. Речь имеет социальное предназначение, она — средство общения, и эту функцию выполняет в первую очередь, поскольку служит средством воздействия.

Сигнальная мимика животных может иметь своим следствием ту или иную реакцию других животных, но средством сознательного воздействия, при помощи которого субъект в состоянии оказать воздействие, соответствующее поставленной им цели, может быть только речь, которая что-то обозначает, имеет определенное значение. Речь в подлинном смысле слова является средством сознательного воздействия и сообщения на основе ее семантического содержания, — в этом специфика речи в подлинном смысле слова, т.е. речи человека.

Итак, в речи человека можно психологическим анализом выделить различные функции, но они не внешние друг другу аспекты, они включены в единство, внутри которого определяют и опосредуют друг друга. Понимание является одним из конституирующих моментов речи. Возникновение речи вне общества невозможно, речь — социальный продукт, она предназначена для общения и возникает в общении. Две основные функции речи — коммуникативная и сигнификативная, благодаря которым речь является средством общения и формой существования мысли, сознания, — формируются одна через другую и функционируют одна в другой.

Речь обычно должна разрешить какую-то более или менее осознанную говорящим задачу и является действием, оказывающим то или иное воздействие на тех, к кому она обращена. Для того, чтобы речь стала вполне сознательным действием, необходимо прежде всего, чтобы говорящий четко осознал задачу, которую должна разрешить его речь, ее основную цель. Однако понимание задачи, которую должна разрешить речь, предполагает не только осознание цели, но и учет условий, в которых она осуществляется. Эти условия определяются характером предмета, о котором идет речь, и особенностями аудитории, к которой она обращена. Лишь при учете целей и условий в их соотношении человек знает, что и как ему сказать, и может строить свою речь как сознательное действие, способное разрешить задачу, которую он поставил.

Речь. Виды и функции речи. Компоненты речевой системы

Приложения семинара:

Семинар «Речь. Виды и функции речи. Компоненты речевой системы»

Т.В.Голубева, учитель-логопед МАДОУ ДСКН №7 г. Сосновоборска

Т.В. Полуденная, учитель-логопед МАДОУ ДСКН №7 г. Сосновоборска

Цель: систематизация знаний о речи как одной из высших психических функций человека.

Задачи:

актуализировать теоретические знания о видах и функциях речи;

— актуализировать теоретические знания о компонентах речевой системы.

Оборудование: компьютерная презентация (приложение №1).

План проведения семинара

I. Выступление учителей-логопедов «Речь. Виды и функции речи. Компоненты речевой системы».

II. Ответы на вопросы.

Речь – исторически сложившаяся в ходе материальной преобразующей деятельности людей форма общения, опосредованная языком. Речь – это язык в действии.

В психологии различают два основных вида речи: внешнюю и внутреннюю.

Внешняя речь включает устную (диалогическую и монологическую) и письменную. Диалог — это непосредственное общение двух или нескольких человек. Диалогическая речь — это речь поддерживаемая; собеседник ставит в ходе ее уточняющие вопросы, подавая реплики, может помочь закончить мысль (или переориентировать ее). Разновидностью диалогического общения является беседа, при которой диалог имеет тематическую направленность.

Монологическая речь — это речь, произносимая с начала и до конца только одним человеком.  Этот вид речи также развивается в процессе общения, но характер общения здесь иной: монолог непрерываем, поэтому активное, жестовое воздействие оказывает выступающий. В монологической речи, по сравнению с диалогической, наиболее существенно изменяется смысловая сторона. Монологическая речь — связная, контекстная. Ее содержание должно прежде всего удовлетворять требованиям последовательности и доказательности в изложении. Другое условие, неразрывно связанное с первым, — грамматически правильное построение предложений.

Монолог не терпит неправильного построения фраз. Он предъявляет ряд требований к темпу и звучанию этого вида речи. Содержательная сторона монолога должна сочетаться с выразительной. Выразительность же создается как языковыми средствами (умение употребить слово, словосочетание, синтаксическую конструкцию, которые наиболее точно передают замысел говорящего), так и неязыковыми коммуникативными средствами (интонацией, системой пауз, расчленением произношения какого-то слова или нескольких слов, выполняющим в устной речи функцию своеобразного подчеркивания, мимикой и жестикуляцией).

Письменная речь представляет собой разновидность монологической речи. Она более развернута, чем устная монологическая речь. Это обусловлено тем, что письменная речь предполагает отсутствие обратной связи с собеседником. Кроме того, этот вид речи не имеет никаких дополнительных средств воздействия на воспринимающего, кроме самих слов, их порядка и организующих предложение знаков препинания.

Внутренняя речь — это особый вид речевой деятельности. Она выступает как фаза планирования в практической и теоретической деятельности. Поэтому для внутренней речи, с одной стороны, характерна фрагментарность, отрывочность. С другой стороны, здесь исключаются недоразумения при восприятии ситуации. Поэтому внутренняя речь чрезвычайно ситуативна, в этом она близка к диалогической. Внутренняя речь формируется на основе внешней.

Перевод внешней речи во внутреннюю (интериоризация) сопровождается редуцированием (сокращением) структуры внешней речи, а переход от внутренней речи к внешней (экстериоризация) требует, наоборот, развертывания структуры внутренней речи, построения ее в соответствии не только с логическими правилами, но и грамматическими.

Психологические функции речи: коммуникационная, интеллектуальная, регуляционная, психодинамическая, психотерапевтическая.

Смысл коммуникативной функции в том, что с помощью речи информация передается от человека к человеку. Она используется в различных видах общения людей и является первичным источником информации. Свою коммуникативную функцию речь получила благодаря существованию языка.

Интеллектуальная функция состоит в том, что для человека речь также и средство мышления. Наиболее ярко функция проявляется в словесно-логическом мышлении. Эта функция проявляется как во внутренней, так и во внешних формах речи: диалоге и монологе.
Речь служит фактором управления собственной психикой и поведением человека, который ее использует, и психикой других людей – в этом выражается ее регуляционная функция.
Психодиагностическая функция заключается в том, что можно судить о психологических особенностях данного человека по его речи, о его психических состояниях, свойствах и познавательных процессах.

С помощью психотерапевтической функции речи люди оказывают на себя и на других терапевтическое влияние, рассчитанное на психологическую поддержку, помощь и на предупреждение легких психогенных заболеваний.

Развитие функций речи в дошкольном возрасте

Коммуникативная функция

Одна из основных функций речи, развивающихся в дошкольном возрасте,— коммуникативная функция, или функция общения. Уже в раннем детстве ребенок пользуется речью как средством общения. Однако он общается лишь с близкими или хорошо знакомыми людьми. Общение в этом случае возникает по поводу конкретной ситуации, в которую включены взрослые и сам ребенок. Общение в конкретной ситуации по поводу тех или иных действий и предметов осуществляется с помощью ситуативной речи.

Ситуативная речь вполне ясна собеседникам, но обычно непонятна постороннему лицу, не знающему ситуации. Ситуативность может быть представлена в речи ребенка многообразными формами. Так, например, типичным для ситуативной речи является выпадение подразумеваемого подлежащего. Оно по большей части заменяется местоимением. Речь так и пестрит словами «он», «она», «они», причем по контексту невозможно установить, к кому (или чему) эти местоимения относятся.
Постепенно ребенок вводит вместо бесконечно повторяющихся местоимений существительные, которые вносят определенную ясность. У старших дошкольников появляется типичная речевая конструкция: ребенок сначала вводит местоимение («она», «он»), а затем, как бы чувствуя неясность своего изложения, поясняет местоимение существительным: «она (девочка) пошла»; «она (корова) забодала»; «он (волк) напал»; «он (шар) покатился» и т. д. Это существенный этап в речевом развитии ребенка. Ситуативный способ изложения как бы прерывается пояснениями, ориентированными на собеседника.
По мере расширения круга общения и по мере роста познавательных интересов ребенок овладевает контекстной речью. Контекстная речь достаточно полно описывает ситуацию, для того чтобы быть понятной без непосредственного восприятия этой ситуации. Пересказ книг, рассказ об интересном факте или описание предмета не могут быть поняты слушателем без вразумительного изложения. Ребенок сам к себе начинает предъявлять требования и пытается следовать им при построении речи.

Овладевая законами построения контекстной речи, ребенок не перестает пользоваться ситуативной речью. Со временем ребенок начинает все более совершенно и к месту пользоваться то ситуативной, то контекстной речью в зависимости от условий и характера общения. Контекстной речью ребенок овладевает под влиянием систематического обучения. На занятиях в детском саду детям приходится излагать более отвлеченное содержание, чем в ситуативной речи, у них появляется потребность в новых речевых средствах и формах, которые дети присваивают из речи взрослых.
Особым типом речи ребенка является объяснительная речь. В старшем дошкольном возрасте у ребенка возникает потребность объяснить сверстнику содержание предстоящей игры, устройство игрушки и многое другое. Часто даже незначительное недопонимание приводит к взаимному неудовольствию говорящего и слушателя, к конфликтам и недоразумениям. Объяснительная речь требует определенной последовательности изложения, выделения и указания главных связей и отношений в ситуации, которую собеседник должен понять. Объяснительный тип связной речи имеет существенное значение, как для формирования коллективных взаимоотношений детей, так и для их умственного развития.

Объяснительную связную речь, которая необходима при включении одним ребенком другого в ситуацию новой игры, дошкольники очень часто подменяют ситуативной речью. Дошкольник затрудняется строить речь таким образом, чтобы объяснить, почему следует делать так, а не иначе. Он сосредоточивает свое объяснение лишь на исполнительской деятельности того, кого он стремится включить в игру. В том случае, когда взрослые создают специальные условия, требующие от старшего дошкольника раскрывать смысл объяснения, у ребенка появляется умение добиваться, чтобы другой понял содержание объяснения.

Планирующая функция

На протяжении дошкольного возраста речь ребенка превращается в средство планирования и регуляции его практического поведения. В этом заключается вторая функция речи. Выполнять эту функцию речь начинает в связи с тем, что она сливается с мышлением ребенка.

Мышление ребенка в раннем детстве включено в его практическую предметную деятельность. Что касается речи, то она в процессе решения задач выступает в виде обращений к взрослому за помощью. К концу раннего детства в речи детей, взявшихся за разрешение какой-либо задачи, появляется много слов, которые как будто ни к кому не адресованы. Частично это восклицания, выражающие отношение ребенка к происходящему, частично — слова, обозначающие действия и их результаты.
Речь ребенка, возникающая во время деятельности и обращенная к себе самому, называется эгоцентрической речью. На протяжении дошкольного возраста эгоцентрическая речь изменяется. В ней появляются высказывания, не просто констатирующие то, что делает ребенок, а предваряющие и направляющие его практическую деятельность. Такие высказывания выражают образную мысль ребенка, опережающую практическое поведение. К старшему дошкольному возрасту, эгоцентрическая речь идет на убыль. Ребенок, если он в это время ни с кем не общается, чаще всего выполняет работу молча. Это не значит, однако, что его мышление перестает протекать в речевой форме. Эгоцентрическая речь подвергается интериоризации, превращается во внутреннюю речь и в этой форме сохраняет свою планирующую функцию. Эгоцентрическая речь является, таким образом, промежуточной ступенью между внешней и внутренней речью ребенка.

Развитие речи как знаковой формы деятельности не может быть понято вне его соотношения с развитием других форм. Игра и рисование обеспечивают упражнение в символическом представлении заместителей реальных предметов. В игре ребенок открывает знаковый смысл предмета-заместителя, а в рисовании — знаковый смысл графических построений. Одновременное называние одним словом-наименованием отсутствующего предмета и его заместителя или предмета и графического построения: насыщает значение слова знаковым смыслом. Знаковый смысл постигается и в предметной деятельности; сопутствуя продвижениям ребенка в предметной деятельности (ребенок постепенно овладевает функциональным назначением предметов), слово, оставаясь одним и тем же в своем наименовании, меняет свое психологическое содержание. Слово начинает нести в себе знаковую функцию как своеобразный знак, выступающий в определенном значении и используемый для хранения и передачи некоторой идеальной информации о том, что лежит за пределами словесного обозначения.

Компоненты речевой системы

Звукопроизносительная сторона речи (звукопроизношение и просодика)

Звукопроизношение — процесс образования речевых звуков, осуществляемый энергетическим (дыхательным), генераторным (голосообразовательным) и резонаторным (звукообразовательным) отделами речевого аппарата при регуляции со стороны центральной нервной системы.

Ле?ксика — совокупность слов того или иного языка, части языка или слов, которые знает тот или иной человек или группа людей. Лексика является центральной частью языка, именующей, формирующей и передающей знания о каких-либо объектах, явлениях.

Граммати?ческий строй — совокупность закономерностей какого-либо языка, регулирующих правильность построения значимых речевых отрезков (слов, высказываний, текстов).

Связная речь – это единое смысловое и структурное целое, включающее связанные между собой и тематически объединенные, законченные отрезки.

Используемая литература:

  1. Пятница Т.В., Солоухина-Башинская Т.В. Справочник дошкольного логопеда,-Ростов-на-Дону ;«Феникс», 2011.
  2. Волкова Л.С. Логопедия,М., 2003.

 

Психология речи. — Виды и функции речи.

Страница 5 из 38

Виды и функции речи.

Речь выполняет определенные функции:

Рис. 3. Функции речи

Функция воздействия заключается в способности человека посредством речи побуждать людей к определенным действиям или отказу от них.

Функция сообщения состоит в обмене информацией (мыслями) между людьми посредством слов, фраз.

Функция выражения заключается в том, что, с одной стороны, благодаря речи человек может полнее передавать свои чувства, переживания, отношения, и, с другой стороны, выразительность речи, ее эмоциональность значительно расширяет возможности общения.

Функция обозначения состоит в способности человека посредством речи давать предметам и явлениям окружающей действительности присущие только им названия.

Соответственно множеству своих функций (см. рис. 3) речь является полиморфной деятельностью, т.е. в своих различных функциональных назначениях представлена в разных формах (рис. 4) и видах (рис. 5): внешней, внутренней, монолога, диалога, письменной, устной и т. д.

В психологии различают две формы речи: внешнюю и внутрен­нюю.

Рис. 4. Формы речи

Внешняя речь — система используемых человеком звуковых сигналов, письменных знаков и символов для передачи информации, процесс материализации мысли.

Внешней речи могут быть присущи жаргон и интонация. Жаргон — стилистические особенности (лексические, фразеологические) языка узкой социальной или профессиональной группы людей. Интонация — совокупность элементов речи (мелодика, ритм, темп, интенсивность, акцентный строй, тембр и др.), фонетически организующих речь и являющихся средством выражения различных значений, их эмоциональной окраски.

Внешняя речь включает следующие виды (см. рис. 5):

* устную (диало­гическую и монологическую) и

* письменную.

Рис. 5. Виды речи

Устная речь — это общение между людьми посредством произнесения слов вслух, с одной стороны, и восприятия их людьми на слух – с другой.

Диалог (от греч. dialogos — разговор, беседа) — вид речи, заключающийся в попеременном обмене знаковой информацией (в том числе и паузами, молчанием, жестами) двух и более субъектов. Диалогическая речь — это разговор, в котором участвует не менее двух собеседников. Диалогическая речь, психологически наиболее простая и естест­венная форма речи, возникает при непосредственном общении двух или нескольких собеседников и состоит в основном в обмене репликами.

Реплика — ответ, возражение, замечание на слова собеседника — отличается краткостью, наличием вопросительных и побудительных предложений, синтаксически не развернутых конструкций.

Отличительной чертой диалога является эмоциональный контакт говорящих, их воздействие друг на друга мимикой, жестами, интонацией и тембром голоса.

Диалог поддерживается собеседниками с помощью уточняющих вопросов, изменения ситуации и намерений говорящих. Целенаправ­ленный диалог, связанный одной темой, называется беседой. Участ­ники беседы обсуждают или выясняют определенную проблему с по­мощью специально подобранных вопросов.

Монолог – вид речи, имеющий одного субъекта и представляющий собой сложное синтаксическое целое, в структурном отношении совсем не связанный с речью собеседника. Монологическая речьэто речь одного человека, в течение относительно длительного времени излагающего свои мысли, или последовательное связное изложение одним лицом системы знаний.

Для монологической речи характерны:

— последовательность и доказательность, которые обеспечивают связность мысли;

— грамматически правильное оформление;

— выразительность голосовых средств.

Монологическая речь сложнее диалога по содержанию и языковому оформлению и всегда предполагает достаточно высокий уровень речевого развития говорящего.

Выделяются три основных вида монологической речи: повествование (рассказ, сообщение), описание и рассуждение, которые, в свою очередь, подразделяются на подвиды, имеющие свои языковые, композиционные и интонационно-выразительные особенности. При дефектах речи монологическая речь нарушается в большей степени, чем диалогическая.

Письменная речь — это графически оформленная речь, организованная на основе буквенных изображений. Она обращена к широкому кругу читателей, лишена ситуативности и предполагает углубленные навыки звукобуквенного анализа, умение логически и грамматически правильно передавать свои мысли, анализировать написанное и совершенствовать форму выражения.

Полноценное усвоение письма и письменной речи тесно связано с уровнем развития устной речи. В период овладения устной речью у ребенка-дошкольника происходят неосознанная обработка язы­кового материала, накопление звуковых и морфологических обоб­щений, которые создают готовность к овладению письмом в школь­ном возрасте. При недоразвитии речи, как правило, возникают нарушения письма различной тяжести.

Внутренняя речь (речь “про себя”) — это речь, лишенная звукового оформления и протекающая с использованием языковых значений, но вне коммуникативной функции; внутреннее проговаривание. Внутренняя речь — это речь, не выполняющая функции общения, а лишь обслуживающая процесс мышления конкретного человека. Она отличается по своей структуре свернутостью, отсутствием второстепенных членов предложения.

Внутренняя речь формируется у ребенка на основе внешней и представляет собой один из основных механизмов мышления. Перевод внешней речи во внутреннюю наблюдается у ребенка в возрасте около 3 лет, когда он начинает рассуждать вслух и планировать в речи свои действия. Постепенно такое проговаривание редуцируется и начинает протекать во внутренней речи.

С помощью внутренней речи осуществляется процесс превра­щения мысли в речь и подготовка речевого высказывания. Подго­товка проходит несколько стадий. Исходным для подготовки каж­дого речевого высказывания является мотив или замысел, который известен говорящему лишь в самых общих чертах. Затем в процессе превращения мысли в высказывание наступает стадия внутренней речи, которая характеризуется наличием семантических представ­лений, отражающих наиболее существенное ее содержание. Далее из большего числа потенциальных смысловых связей выделяются самые необходимые и происходит выбор соответствующих синтакси­ческих структур.

Внутренняя речь может характеризоваться предикативностью. Предикативность характеристика внутренней речи, выражающаяся в отсутствии в ней слов, представляющих субъект (подлежащее), и присутствии только слов, относящихся к предикату (сказуемому).

Хотя все эти формы и виды речи взаимосвязаны, их жизненное назначение неодинаково. Внешняя речь, например, играет основную роль средства общения, внутренняя — средства мышления. Письменная речь чаще всего выступает как способ запоминания и сохранения информации, устная речь – как средство передачи информации. Монолог обслуживает процесс одностороннего, а диалог — двустороннего обмена информацией.

Речь имеет свои свойства:

Содержательность речи — это количество выраженных в ней мыслей, чувств и стремлений, их значительность и соответствие действительности.

Понятность речи — это синтаксически правильное построение предложений, а также применение в соответствующих местах пауз или выделения слов с помощью логического ударения.

Выразительность речи — это ее эмоциональная насыщенность, богатство языковых средств, их разнообразие. По своей выразительности она может быть яркой, энергичной и, наоборот, вялой, бедной.

Действенность речи — это свойство речи, заключающееся в ее влиянии на мысли, чувства и волю других людей, на их убеждения и поведение.

Рис. 6. Свойства речи

Речь человека может быть сокращенной и развернутой, как с понятийной, так и с лингвистической точек зрения. В развернутом типе речи говорящий использует все возможности символического выражения смыслов, значений и их оттенков, предоставленных язы­ком. Этот тип речи характеризуется большим словарным запасом и богатством грамматических форм, частым употреблением предлогов для выражения логических, временных и пространственных отноше­ний, использованием безличных и неопределенно-личных местоиме­ний, употреблением подходящих понятий, уточняющих прилагатель­ных и наречий для обозначения того или иного специфического положения дел, более выраженным синтаксическим и граммати­ческим структурированием высказываний, многочисленной подчини­тельной связью компонентов предложения, свидетельствующей о предвосхищающем планировании речи.

Сокращенное речевое высказывание достаточно для понимания среди хорошо знакомых людей и в знакомой обстановке. Однако оно затрудняет выражение и восприятие более сложных, абстракт­ных мыслей, связанных с тонкими различениями и дифференциаль­ным анализом скрытых взаимосвязей. В случае теоретического мыш­ления человек чаще пользуется развернутой речью.

Язык и речь: понятия, функции и виды

Исторически сложилось так, что речь является основной коммуникативной формой для людей посредством языка. Кроме того, речь и язык формируют диалектическое единство, которое сложилось в процессе продолжительного исторического развития. Впрочем, на вопрос о сущности связи между понятиями речь и язык психология и другие науки ответить не могут. Некоторые ученые и вовсе не разделяют данных понятий считая их синонимичными друг другу. Другие, напротив, противопоставляют их. В частности психологическая наука рассматривает речь как феномен индивидуальной природы, в отличие от «языка», который не является психологическим явлением, и изучение его выполняется лингвистами.

Сущность понятий «язык» и «речь»

В конце 19 в. Лингвист из Швейцарии Ф. де Соссюр (1857- 1913) провел четкое разделение понятий.

Определение 1

Язык – социальное явление, имеющее надындивидуальный, общий характер.

Определение 2

Речь – подразумевает использование языка, имеет текучий, неустойчивый, переменчивый характер.

Еще до исследований Соссюра лингвисты в большей степени отдавали предпочтение изучению вопросов происхождения и изменения языков. Ученый же был первым, кто обратил внимание на то, что каждый язык имеет свою внутреннюю организацию, а именно особенную структуру, которая образуется посредством входящих в нее компонентов. Компонентами языковой структуры принять считать знаки. Язык как система знаков является средством осуществления общения и мышления человека.

Замечание 1

Языковая система имеет независимый от индивида характер, поскольку человек с рождения не по своей воле оказывается в определенной языковой среде, освоение которой становится причиной речевого развития и формирования мышления.

Определение 3

Психолингвистика – раздел современной науки, который изучает природу и функционирование языка и речи, основанный на применении подходов и данных психологии и лингвистики, для более глубокого понимания сути этих явлений.

Функции речи

В процессе выявления роли речи в общественной и социально-психологической жизни человека выделяют две ее функции:

  • Коммуникативную.
  • Интеллектуальную.

Более глубокое понимание функций речи позволит разобраться в сущности ее структуры.

Коммуникативная функция

Здесь речь выступает как средство общения между людьми посредством сообщений и побуждений к действию. При сообщении субъект указывает на какой-либо предмет или же явление. В таком случае актуальным будет существование индикативной или указательной функции. Высказывание своего суждения по какому-то вопросу – это предикативная функция. Речь также может быть направлена на оказание влияния на своего собеседника, побуждение его к действию, вызывание эмоций, желаний, мыслей, чувств, переживаний.

Помимо смыслового содержания, которое передается посредством словесных значений, важная роль отводится эмоциональному отношению к произносимому. Используя сопровождающие речь элементы, такие как тон, интонацию, выразительные движения, живость, образность выражений, структуру построения предложения, отбор слов происходит выражение чувств и настроения. Таким образом, происходит эмоциональный обмен между собеседниками, то есть осуществляется выразительная функция речи.

Интеллектуальная функция

Здесь речь выступает как средство образования, выражения и развития мыслей. Как носитель системы различного типа значений, речь определяет способ формирования, формулирования и понимания мыслей.

Определение 4

Слово – основная единица речи и мышления, каждое из которых имеет собственное определенное значение.

Только в том случае, когда все субъекты коммуникации используют одинаковые словесные знаки с идентичными значениями, может осуществляться нормальное общение. Таким образом, общественная одинаковость знаков делает возможным нормальное общение и взаимопонимание между собеседниками.

Определение 5

Сигнификативная функция речи – организации в единую иерархическую систему обозначений имени явлений, предметов, действий и других значений.

Нужна помощь преподавателя?

Опиши задание — и наши эксперты тебе помогут!

Описать задание

Виды речи

Принято выделять несколько видов речи:

  • Письменная.
  • Устная.

В свою очередь данные понятия также включают в себя некоторые элементы, которые разберем более подробно.

Устная речь

Определение 6

Устная речь – это тот тип речи, который произносится и воспринимается на слух, то есть является внешним.

Устная речь, в свою очередь делится на следующие компоненты:

  • Диалогическая.
  • Монологическая.

Определение 7

Диалогическая речь – это разговорный тип речи, который характеризуется неполной развернутостью, ситуативностью, в ней многое не высказывается благодаря контексту понятному участникам разговора.

В ней большая роль отводится интонации, мимике, эмоциональному фону высказывания и прочим невербальным средствам общения. Диалогическая речь характерна разнообразностью развернутости, полноты и расчлененности. Если участвующие в беседе люди интуитивно понимают друг друга, они могут сокращать высказывания. Определяется это степенью представления предмета разговора, на основании сказанного ранее, происходящего в данную минуту, а также уровнем понимания между собеседниками и стремлением к достижению этого понимания. Отсутствие же внутреннего контакта между говорящими, противоположное отношение к предмету разговора способно сформировать трудности в общении, понимании сути, истинного смысла речи и может потребовать более развернутого ее построения.

Определение 8

Монологическая речь – это тип речи, в котором участником является один человек, а характер ее более развернут, грамматически оформлен, логически связан и систематичен.

Письменная речь

Реализация письменной речи осуществляется в формах, доступных для зрительного восприятия. Как правило, она закрепляется в виде письменного текста, который дает большую свободу при обращении с ней. Формулируя высказывания в письменной речи, происходит поиск оптимального способа оформления сообщения, доступен выбор различных вариантов, проверка и перепроверка техники построения предложения для достижения более точного выражения смысла.

Однако, существующий разрыв времени между формированием письменной речи и ее восприятием делает ее обезличенной, лишенной общего ситуативного контекста между автором и адресатом, в чем и заключается основное отличие от устной речи. В отличие от устной речи, где существование общей ситуации, объединяющей собеседников, применение выразительных средств общения и интенсивный эмоциональный обмен обеспечивает возможность понимания без тщательного продумывания содержания, письменная требует более систематизированного и логически связного изложения.

При всех различиях данных видов речи нельзя противопоставлять их друг другу, ведь обе они не представляют собой однородного, завершенного целого компонента. Разнообразность этих понятий подтверждается и различием компонентов. Так устная речь включает в себя:

  • Разговорную речь.
  • Беседу.
  • Публичное выступление.
  • Лекцию.
  • Доклад.

Видов письменной речи также довольно много и все они разнообразны. Так можно выделить следующий ряд компонентов письменной речи:

  • Статьи.
  • Монографии.
  • Научные трактаты.
  • Произведения эпистолярного жанра и другие.

В свете набирающего оборота технического процесса образовался новый вид речи – письменный по форме, но близкий по смыслу и характеристикам к устной речи. Данный тип используется в большей степени при общении в чатах, системах быстрого обмена сообщениями. Здесь предложения подвергаются сокращениям, используются символы, анимированные изображения для передачи эмоциональной сути, активно применяется сленг, аббревиатуры, игнорируются общепринятые правила орфографии и пунктуации.

Существенное значение имеет дифференциация речи на внешнюю и внутреннюю, где последняя осуществляется беззвучно, имеет другую функцию и строение. Внешняя речь напрямую связана с обменом информации и коммуникативным процессом, а функция внутренней речи определяется как обеспечение процесса мышления и внутренней регуляции. Наиболее явное проявление внутренней речи можно наблюдать в процессе чтения текстов, решения задач, построения мысленных планов. С ее помощью происходит упорядочивание полученной информации, самоинструктирование, анализ действий и переживаний. Структуру внутренней речи можно рассматривать как обобщенные семантические комплексы, которые состоят из фрагментов слов, фраз и с которыми группируются наглядные образы и условные знаки. В случае столкновения человека со сложностями или при возникновении внутренних затруднений внутренняя речь может перерасти во внутренний монолог, шепотную или громкую речь.

Виды и функции речи. — Учебный курс «Общая психология». Шпаргалки

Сознание человека формируется в процессе общения с людьми. Совершающийся на основе совместной практической деятельности процесс духовного, сознательного общения между людьми осуществляется посредством речи. (С.Л. Рубинштейн)

Речь – это процесс материализации мысли. (Леонтьев)

Речь – Это деятельность общения – выражения, воздействия, сообщения = посредством языка; речь – это язык в действии. Речь — это форма существования сознания (мыслей, чувств, переживаний) для другого, служащая средством общения с ним, и форма обобщённого отражения действительности, или форма существования мышления. (С.Л. Рубинштейн)

   Важно отличать речь от языка. Язык
– это система условных символов, культурно сформированный опыт. Функция — закрепление за каждым словом определённого значения.  

     Речь же это совокупность произносимых или воспринимаемых звуков, имеющих тот же смысл и то же значение, что и соответствующая им система письменных знаков. В речи выражается психология отдельно взятого человека или общности людей, для которых данные особенности речи характерны. Речь без усвоения языка не возможна, в то время как язык может существовать и развиваться относительно независимо от человека, по законам, не связанным ни с его психологией, ни с его поведением.

    Связывающим звеном между языком и речью выступает значение слова.  Речь несёт в себе определённый смысл, характеризующий личность того человека, который ею пользуется. Смысл выражается в личных мыслях, чувствах, образах, ассоциациях, которые данное слово вызывает именно у этого человека. В речи, насыщенной субъективным смысловым содержанием, отражается вся психология человека, и это обстоятельство является основанием для использования речи в системе личностной психодиагностики. 

Психологические теории формирования речи:

1. Теория научения – подражание и подкрепление являются основными механизмами формирования и развития речи у человека. 

Внимание!

Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к
профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные
корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

2. Теория специфических задатков Н.Хомского  —  в организме и мозге человека с рождения имеются некоторые специфические задатки к усвоению речи и её основных атрибутов.

3. Когнитивная теория Ж.Пиаже – развитие речи зависит от присущей ребёнку с рождения способности воспринимать и интеллектуально перерабатывать информацию.

Функции речи:

По своему жизненному значению речь имеет полифункциональный характер. Она является не только средством, но и способом общения, носителем сознания,  памяти, информации (письменные тексты), средством управления поведением других людей и регуляции собственного поведения человека.

1. Речь как средство общения (коммуникативная функция)  — передача знаний, отношений чувств. Можно выделить 3 стороны (Рубинштейн):

— информационная – представляется в виде передачи знаний и тесно связана с  функциями обозначения и обобщения.

— Выразительная – связана с передачей чувств и отношений говорящего к предмету сообщения.

— Волеизъявление – направлено на прямое подчинение действий слушателя замыслу говорящего.

2. Речь как инструмент мышления — 

Мышление не= речи. Л.С.Выготский: Слово характеризует предмет или явление, обозначаемое им, и выступает как акт мышления. Мышление и речь имеют разные генетические корни. Согласно его теории знаков, на более высоких ступенях развития наглядно – образное мышление превращается в словесно-логическое благодаря слову, которое обобщает в себе все признаки конкретного предмета. Слово является тем «знаком», который позволяет развиваться человеческому мышлению до уровня абстрактного мышления. Именно в значении слова заключается единство речи и мышления. При этом высший уровень такого единства – речевое мышление.

3. Сигнификативная функция – для того, чтобы слово могло что-либо сообщать, оно должно обозначать, называть предмет, действие, состояние и пр. Отличает речь человека от коммуникации животных.

4. Номинативная функция – называние предмета, явления, состояния и пр.

 

Виды речи: 2 формы речи:   внешняя и внутренняя.

1.  Внешняя –процесс материализации мыслей. Включает:

   А) Устная речь – это общение между людьми посредством произнесения слов с одной стороны, и восприятия их людьми на слух с другой.

— Диалогическая речь – вид речи, который заключается в попеременном обмене знаковой информацией двух или более субъектов. Возникает при непосредственном обмене репликами.

— Монологическая речь —  речь, произносимая одним человеком, в то время как слушатели только воспринимают речь говорящего, но прямо в ней не участвуют.

Обе могут быть активной или пассивной. Активная форма речи – это речь говорящего человека, речь же слушающего человека выступает в пассивной форме.

    Б) Письменная речь –  графически оформленная, организованная на основе буквенных изображений форма внешней речи.

Письменная и устная — разные функции. Устная — разговорная речь в ситуации беседы, рождается из непосредственного переживания. Письменная речь
– как деловая, научная, более безразлична, направлена преимущественно на передачу более отвлечённого содержания.

 2. Внутренняя речь – «Речь минус звук» (Рубинштейн). Речь про себя и для себя, речь лишённая речевого оформления. Внутренняя речь
обслуживает процесс мышления конкретного человека. В отличие от внешней речи обладает особым синтаксисом, характеризуется отрывочностью, фрагментарностью, сокращённостью. Во внутренней речи смысл преобладает над значением.

 

Переход внешней речи во внутреннюю может наблюдаться у ребёнка в 3 года, когда он  начинает рассуждать и планировать свои действия  вслух (внешняя речь носит функцию внутренней речи)  — Эгоцентрическая речь. Постепенно такое проговаривание редуцируется и начинает протекать во внутренней речи. Эгоц.речь – это речь-размышление, обслуживающая не столько общение, сколько само мышление. При переходе внешней речи во внутреннюю эгоцентрическая речь постепенно исчезает. Л.С.Выготский — она исчезает при развитии абстракции мысли от звуковой стороны речи.  Других взглядов придерживался Ж.Пиаже  – это рудиментарная, пережиточная форма речи, перерастающая из внутренней во внешнюю, Ж.Пиаже признал правильность позиции. Л.С.Выготского.

С.Л.Рубинштейн говорил о том, что внутренняя речь, как и внешняя, социальна

Поможем написать любую работу на аналогичную
тему

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему
учебному проекту

Узнать стоимость

Общая психология — ВИДЫ, ФУНКЦИИ, ХАРАКТЕРИСТИКИ РЕЧИ

ВИДЫ, ФУНКЦИИ, ХАРАКТЕРИСТИКИ РЕЧИ

Речь – исторически сложившаяся в ходе материальной преобразующей деятельности людей форма общения, опосредованная языком. Речь – это язык в действии. В ходе речевого общения происходит непрерывное кодирование и раскодирование информации. Речь включает процессы порождения и восприятия сообщений для целей общения или, в частном случае, для целей регуляции и контроля собственной деятельности (внутренняя речь).

Основные виды речи человека: устная, письменная, диалогическая, монологическая, внешняя (звучащая, осознаваемая), внутренняя.

При помощи устной речи люди непосредственно общаются друг с другом, произносят наборы звуков, которые ассоциируются с теми или иными предметами или явлениями. Наборы звуков передаются и воспринимаются на слух через соответствующие колебания давления воздуха. Письменная речь основана на изображении символов на материальных носителях.

В диалогической речи принимают участие минимум два человека. Каждый выдает реплику, адресованную другому человеку или нескольким людям; а их собственные высказывания являются реакцией на реплику данного человека. Монологическая – это речь, произносимая с начала и до конца только одним человеком. Диалог подразумевает многократное прерывание речи данного человека репликами других людей. Монолог же не предполагает какой-то речевой реакции и должен быть понятным сам по себе. Как диалог, так и монолог могут быть как устными, так и письменными.

Внешняя (звуковая) речь осознается говорящим и воспринимается другими людьми.

Внутренняя речь – особая разновидность. Она участвует в управлении лишь внутренними психологическими процессами, которые совершаются в голове человека. Внутренняя речь беззвучна и не имеет очевидных проявлений, она неосознаваемая.

Психологические функции речи: коммуникационная; интеллектуальная; регуляционная; психодинамическая; психотерапевтическая.

Смысл коммуникативной функции в том, что с помощью речи информация передается от человека к человеку. Она используется в различных видах общения людей и является первичным источником информации. Свою коммуникативную функцию речь получила благодаря существованию языка.

Интеллектуальная функция состоит в том, что для человека речь также и средство мышления. Наиболее ярко функция проявляется в словесно-логическом мышлении. Эта функция проявляется как во внутренней, так и во внешних формах речи: диалоге и монологе.

Речь служит фактором управления собственной психикой и поведением человека, который ее использует, и психикой других людей – в этом выражается ее регуляционная функция.

Психодиагностическая функция заключается в том, что можно судить о психологических особенностях данного человека по его речи, о его психических состояниях, свойствах и познавательных процессах.

С помощью психотерапевтической функции речи люди оказывают на себя и на других терапевтическое влияние, рассчитанное на психологическую поддержку, помощь и на предупреждение легких психогенных заболеваний.

Речь. Основные свойства речи. | Psylist.net

Важнейшим достижением человека, позволившим ему использовать общечеловеческий опыт, как прошлый, так и настоящий, явилось речевое общение, которое развивалось на основе трудовой деятельности. Речь – это язык в действии. Речь – это процесс общения людей посредством языка.

В психологии принято разделять понятия «язык» и «речь». Язык – это система условных символов, с помощью которых передаются сочетания звуков, имеющих для людей определенное значение и смысл. Язык вырабатывается обществом и представляет собой форму отражения в общественном сознании людей их общественного бытия. Язык, формируясь в процессе общения людей, вместе с тем является продуктом общественно-исторического развития. Причем одним из феноменов языка является то, что каждый человек застает уже готовый язык, на котором говорят окружающие, и в процессе своего развития его усваивает. Однако, став носителем языка, человек становится потенциальным источником развития и модернизации языка, которым владеет. В отличие от языка речью принято называть сам процесс словесного общения, который может осуществляться в форме сообщения, указания, вопроса, приказания. Общение посредством языка – это не менее сложное явление, чем сам язык. Для того чтобы передать с помощью речи какую-либо информацию, необходимо не только подобрать соответствующие слова, имеющие определенное значение, но и конкретизировать их. Всякое слово есть обобщение, поэтому в речи оно должно быть сужено до определенного уровня, или смысла. Достигается это благодаря введению слова в определенный контекст. Кроме содержания, передаваемого посредством словесных значений, в речи выражается и наше эмоциональное отношение к тому, что мы говорим. Это явление называется эмоционально-выразительной стороной речи и обусловлено тем тоном звучания слов, который мы используем для произнесения высказываемой фразы.

Речь имеет три функции: сигнификативную (обозначения), обобщения, коммуникации (передачи знаний, отношений, чувств).

Сигнификативная функция отличает речь человека от коммуникации животных. У человека со словом связано представление о предмете или явлении. Взаимопонимание в процессе общения основано, таким образом, на единстве обозначения предметов и явлений воспринимающим и говорящим.

Функция обобщения связана с тем, что слово обозначает не только отдельный, данный предмет, но целую группу сходных предметов и всегда является носителем их существенных признаков.

Третья функция речи – функция коммуникации, т.е. передачи информации. В коммуникативной функции речи выделяют три стороны: информационную, выразительную и волеизлиятельную. Информационная сторона проявляется в передаче знаний и тесно связана с функциями обозначения и обобщения. Выразительная сторона речи помогает передать чувства и отношения говорящего к предмету сообщения. Волеизлиятельная сторона направлена на то, чтобы подчинить слушателя замыслу говорящего.

Речевая деятельность может осуществляться человеком как на основе воспроизведения речевых образов во внешнем, так и во внутреннем плане. В связи с этим принято различать внешнюю и внутреннюю речь. Внешняя речь адресована к другим людям, внутренняя – к самому себе. Внешняя речь может быть устной и письменной. Устная речь осуществляется посредством воспроизведения звуковых образов слов. Устная речь может быть монологической, диалогической и эгоцентрической. Монологическая и диалогическая речь обращены к другим людям, эгоцентрическая – к самому себе. Монологическая речь является самым сложным видом устной речи.

Внутренняя речь может предшествовать внешней речи (устной и письменной) и являться фазой планирования при ее осуществлении. Поскольку она обращена к самому себе, то нет надобности в развернутом виде осуществлять высказывание. Отсюда внутренняя речь является свернутой, сжатой, фрагментарной и может существовать на основе мысленного воспроизведения отдельных слов, несущих основную смысловую нагрузку. Слова, которые применяет человек во внутренней речи отличаются от слов внешней речи, тем что они фрагментарны, сокращены и могут сливаться с другими словами. На основе внутренней речи осуществляется интеллектуальная и духовная жизнь личности, проявляются ее нравственные взгляды и убеждения, мечты и идеалы, желания и стремления, сомнения и верования.

Наряду с внешней и внутренней речью существует так называемая эгоцентрическая речь, которая занимает промежуточное место между ними. По форме своего существования ее можно отнести к внешней речи, так как она может проявляться или в форме устного высказывания, или в письменном виде, но в отличие от внешней речи она обращена не к другим людям, а к самому себе. Эгоцентрическая речь проявляется и у детей, и у взрослых.

Вконтакте

Facebook

Twitter

Одноклассники

Похожие материалы в разделе Общая психология:

7 основных функций языка | Формы | Поведение человека

Эта статья проливает свет на семь основных функций языка. Это следующие функции: 1. Выразительные и коммуникативные функции. 2. Интерпретативные функции. 3. Контрольная функция. 4. Функции запоминания и мышления. 5. Открытие своего имени. 6. Социальные функции языка. 7. Творческие функции.

Функция № 1. Выразительные и коммуникативные функции :

Самая основная функция языка, как мы можем догадаться, — это выразительная функция, попытка выразить внезапное изменение состояния, страха, восторга. , боль или замешательство.Как бы то ни было, такое выражение — не преднамеренное сознательное выражение, а спонтанная, немедленная реакция, не направленная ни на какой другой объект.

Между прочим, во многих случаях это также служит коммуникацией с другими членами группы или вида, особенно в ситуациях опасности. Скорее всего, эти функции являются автоматическими инстинктивными функциями и также встречаются у низших организмов. Однако на человеческом уровне коммуникативная роль приобретает более важное значение

Функция № 2. Функции интерпретации :

Можно заметить, что когда конкретное событие или выражение служит стимулом для других, оно также служит функции осознания интерпретации конкретной ситуации. Таким образом, крик одного животного перед лицом опасности интерпретируется другими представителями вида. На человеческом уровне интерпретативная функция очень очевидна.

Интерпретативная функция служит для восстановления состояния когнитивного равновесия.Хотя сам стимул создает состояние неопределенности или новизны, интерпретация служит для прояснения ситуации и восстановления равновесия. Такая интерпретация помогает разместить информацию в соответствующем месте или месте в когнитивном мире.

Таким образом, когда потомство отделяется от матери и внезапно снова находит ее, звук, который может издаваться, отличается от того, который был бы издан, если бы было замечено странное животное. Звуки в обоих случаях могут быть фонетически похожими, но есть разница в значениях двух звуков, имеющих значение в очень элементарном смысле.

Может возникнуть вопрос, можно ли приписывать животным такие качества, как смысл, познание и т. Д. Но можно также спросить, а почему бы и нет? В частности, человеческий фанатизм, фанатизм социологов, мешает им быть объективными и честными. Таким образом, вторая важная функция языка — помочь организму интерпретировать и систематизировать когнитивные переживания и позиционировать их в когнитивном мире.

Функция № 3. Функция управления :

Когда говорят о функции контроля, помимо индивидуального измерения возникает социальное измерение.Постепенно, по мере того, как устанавливаются ассоциации между определенными состояниями существования и стимулом, с одной стороны, и определенными звуками, возникает воспроизводимость реакции. Таким образом, ребенок плачет, когда голоден или страдает от боли. Этот крик, в свою очередь, заставляет мать или даже животное-мать броситься на помощь. Вот и начало контроля.

Крик привлекает внимание и надежду матери, а в более поздние годы — внимание тех, кто дорог и близок, и тех, кто в состоянии поддержать.Это первый опыт освоения окружающей среды и умения управлять. Здесь можно увидеть, что на простых уровнях эта контрольная функция может быть не преднамеренной и сознательной, но по мере роста человека и более организованной среды контрольная функция языка становится все более и более центральной.

Каждый из нас чувствует себя комфортно, разговаривая с человеком, если мы знаем его имя. Когда мы встречаем знакомое лицо, мы чувствуем себя комфортно, если помним его имя. Важность слов, лозунгов и «громких призывов» для управления людьми и толпой слишком хорошо известна, чтобы нуждаться в каком-либо обширном обсуждении.

Функция № 4. Функции запоминания и мышления :

Представьте, что мы способны думать и запоминать без использования слов. Почти невозможно вспомнить, вспомнить или подумать без использования слов и, следовательно, языка. Это язык, который помогает нам кодировать переживания, сохранять их, извлекать и декодировать. Это язык, который помогает нам переводить опыт в мысли и участвовать в процессах разного типа.

Функция № 5. Открытие собственного имени :

Одним из важных этапов в развитии ребенка является открытие того, что у него или нее есть имя, и это начало чувство самоидентификации, которое приводит к таким чувствам, как «я», «мое», «другие», «не я» и т. д. Открытие своего имени играет очень важную роль в общем психологическом развитии человека.

Это начало самоидентификации и попытка взглянуть на себя как на объект.Именно в этом заключается существенная разница между человеческим организмом и нечеловеческим организмом, а также между очень маленьким ребенком и взрослым и взрослым с психическими отклонениями.

Этот вопрос формирования Я-концепции и самоидентификации был исследован более подробно в другом месте, но важно помнить, что очень важную роль играет язык в развитии Я и общем психологическом развитии.

Функция № 6. Социальные функции языка :

Помимо этих индивидуальных функций, язык выполняет очень важную социальную функцию.Продвигая чувство личной идентичности, язык также служит развитию чувства социальной идентичности, чувства принадлежности к определенной группе, выделяя различные степени социальной близости и дистанции.

Все мы принадлежим к социальным группам, говорящим на одном языке. Точно так же национальный гимн, который представляет собой не что иное, как набор слов, создает и поддерживает чувство социальной идентичности. Однако иногда это чувство социальной идентичности, если оно очень узкое, может приводить к социальным конфликтам и конфронтации между различными группами.

Функция # 7. Творческие функции :

Язык играет очень важную роль в творческой и творческой деятельности. Можно ли думать о написании романа или стихов без языка? Таким образом, язык не только помогает нам контролировать и регулировать наши познания, но также позволяет нам освободиться и задействовать творческое воображение. И здесь, как это ни парадоксально, язык также способствует появлению очень «творческих» заблуждений и систем убеждений у психически больных.

В целом, можно увидеть очень важную и решающую роль, которую играет язык в нашей жизни. Возможно, невозможно придумать какое-либо место или ситуацию в жизни, где можно было бы действовать без помощи языка. Помимо общих функций выражения и общения, очень важны психологические и социальные функции, которые выполняет язык, и они становятся все более важными в современном мире.

Это обсуждение функций языков довольно краткое, и мы попытались выделить только основные функции.Пожалуй, можно выделить еще много функций языка. Неудивительно, что свобода слова считается самым основным правом.

Речь и язык — Психология

Речь и язык

Цивилизация началась, когда сердитый человек впервые произнес слово вместо камня .

Зигмунд Фрейд

Наблюдательное обучение было подтверждено у многих видов животных, включая птиц (Zentall, 2004), но приближение к речи кажется практически уникальным для человека.Известно, что Пол Ревир приказал подать фонарь «один, если по суше, и два, если по морю» во время своей полуночной поездки в эпоху Войны за независимость по улицам Массачусетса. Функционально это не отличается от отчетливых сигналов тревоги, издаваемых верветками в присутствии орлов, змей и леопардов (Strushaker, 1967; Seyfarth and Cheney, 1980). Посредством обучения на основе наблюдений юные грызуны учатся реагировать на различные крики типа «головы вверх», «головы вниз» и «осмотритесь!» Верветки прячутся под деревьями, предупреждая орла, ставят на задние лапы, предупреждая о змее, и забираются на ближайшее дерево к предупреждению о леопарде.Недавно у луговых собачек была продемонстрирована еще более описательная «речь» (Slobodchikoff, Perla, & Verdolin, 2009). Эти примеры наиболее близки к социальному обучению речи у других животных. Слободчиков (2012) написал забавный и информативный обзор общения животных под названием В погоне за доктором Дулиттлом: изучение языка животных .

Meltzoff и Moore (1977, 1983) продемонстрировали недвусмысленные примеры подражания младенцам в возрасте от 12 до 21 дня, что привело к выводу, что людям обычно не нужно обучать этому способу обучения.

Видео

Посмотрите следующее видео, в котором д-р Метцлофф описывает свое исследование, демонстрирующее имитацию у младенцев:

Скиннер (1986) представил интересную, но, по общему признанию, теоретическую статью, основанную на предположениях, описывающих возможные эволюционные сценарии для адаптивного обучения имитации и разговорной речи. Имитационная подсказка более информативна, чем обычная жестовая подсказка, поскольку она определяет конкретные характеристики желаемого ответа.Речь предпочтительнее подписания в качестве средства общения, поскольку она возможна на больших расстояниях и в других обстоятельствах, когда люди не могут видеть друг друга.

Особенности языка Хокетта

Если мы хотим понять поведение человека, мы должны понять, как усваивается язык и как он влияет на последующее адаптивное обучение. Прежде чем продолжить, мы должны понять, что мы подразумеваем под языком. Чарльз Хокетт (1960) перечислил 13 особенностей, которые он считал важными для языка:

  1. Голосовой слуховой канал. В главе 1 мы видели, что человеческий мозг с его непропорционально большим пространством, отведенным под язык, гортань и голосовой ящик, облегчает овладение речью.Язык жестов, включающий визуально-ручной канал, в основном предназначен для глухих людей и тех, кто хочет с ними общаться.
  2. Широковещательная передача и направленный прием — звук распространяется во всех направлениях, но принимается в одном месте. Это обеспечивает адаптивное преимущество в том, что люди могут общаться с другими вне их поля зрения.
  3. Быстрое затухание (быстротечность) — звуки временные. Письмо и аудиозаписи — это методы, используемые для устранения этого ограничения речи (и, увы, лекций).
  4. Взаимозаменяемость — нужно уметь передавать и получать сообщения.
  5. Полная обратная связь — нужно уметь контролировать собственное использование языка.
  6. Специализация — органы, используемые для речи, должны быть специально адаптированы для этой задачи. Этому критерию соответствуют человеческие губы, языки и горло.
  7. Семантичность — Конкретные сигналы могут быть сопоставлены с определенными значениями. Для разных слов существуют разные звуки.
  8. Произвол — Нет необходимой связи между значимой единицей (например,г., слово) и его ссылка.
  9. Дискретность — Существуют различные основные звуковые единицы (фонемы) и значения (морфемы).
  10. Смещение — Человек должен уметь говорить о вещах, которых нет. Нужно уметь символически представлять прошлое и будущее.
  11. Продуктивность — Звуковые и смысловые единицы должны иметь возможность сочетаться для создания новых звуков и значимых единиц (предложений).
  12. Двойственность паттернов — последовательность значимых единиц должна иметь значение (т.е., должен быть синтаксис).
  13. Традиционная передача — определенные звуки и слова должны быть изучены от пользователей других языков.

Хотя все особенности Хокетта часто упоминаются как важные характеристики языка, первые три элемента ограничиваются речью. Эти функции не применимы к языку жестов, письму, чтению и другим примерам неголосовых / слуховых способов символического общения. Существенными характеристиками являются взаимозаменяемость, семантичность, произвольность, дискретность, продуктивность, синтаксис и смещение.

Опишите основные характеристики языка Хоккета.

Приобретение языка

Принципы предиктивного и контролируемого обучения помогают нам понять усвоение языка и его роль в последующей адаптации человека. В возрасте нескольких месяцев младенцы начинают лепетать и могут издавать все возможные человеческие звуки. В конце концов, по мере того, как ребенок все больше слышит звуки своей социальной единицы, некоторые звуки «выбираются», а другие удаляются из репертуара.Раус (1969) продемонстрировал, что младенцы способны тонко различать звуки. Частота произнесения гласных или согласных звуков может быть увеличена, если их выборочно усилить щекотанием и «воркованием». Было продемонстрировано, что голосовая имитация матери вербализаций ребенка также является эффективным подкреплением (Pelaez, Virues-Ortega, and Gewirtz, 2011).

Дети могут выучить свое первое слово уже в 9 месяцев. Обычно первые слова — это имена важных людей («мама», «дада»), часто сопровождаемые приветствиями («привет», «пока») и любимыми блюдами.Как описано в главе 5, для определения значения слова можно использовать классические процедуры кондиционирования. Например, звук «папа» постоянно связан с определенным человеком. Детям рекомендуется имитировать звук в присутствии отца. Это может быть источником юмора (или смущения), когда ребенок чрезмерно обобщает и использует это слово для обозначения другого взрослого мужчины. С опытом дети учатся обращать внимание на соответствующие аспекты и применять слова последовательно и исключительно к соответствующим стимулам или действиям (например,г., «гулять», «бегать», «есть» и т. д.). Точно так же слова связаны с качествами объектов (например, «красный», «круг» и т. Д.) И действиями (например, «быстро», «громко» и т. Д.). Дети учатся абстрагироваться от общих свойств в процессе формирования понятий. Слова также связаны с количеством предметов. Точно так же, как «краснота» может быть качеством различных стимулов, имеющих мало общего, «тройственность» применима к определенному количеству разнообразных стимулов.

Большая часть нашего словаря относится к ненаблюдаемым объектам или событиям.Важно научить ребенка указывать, когда он «болен» или «болен», «счастлив» или «грустен». В этих случаях взрослый должен делать выводы о чувствах ребенка по его поведению и окружающим обстоятельствам. Например, если вы видите, как ребенок плачет после того, как ударился головой, вы можете спросить, не больно ли ему. По мере увеличения словарного запаса значение может быть определено путем согласования более высокого порядка, используя только слова. Например, если ребенка учат, что медуза — это «противное существо, которое живет в море и жалит», он / она, вероятно, испугается, купаясь в океане.

Поскольку разные языки имеют разный порядок слов для частей речи, синтаксис (т. Е. Грамматический порядок) должен быть изучен. Примерно в возрасте от 18 месяцев до 2 лет дети обычно начинают складывать слова, а к 2-1 / 2 они формируют короткие (не всегда грамматические) предложения. Повторяя примеры своего родного языка, дети могут абстрагироваться от схем (то есть организованного набора правил) для формирования грамматических предложений (например, «машина синяя», «квадрат большой» и т. Д.). Гораздо легче выучить грамматические последовательности бессмысленных слов (например, The maff vlems oothly um the glox nerfs), чем неграмматические последовательности (например, maff vlem ooth um glox nerf). Это указывает на роль обучения схемам в усвоении синтаксиса (Osgood, 1957, p.88). Дети обычно осваивают тонкости грамматики примерно к 6 годам. В следующей главе мы опишем процесс абстракции применительно к изучению концепций, разработке схем и решению проблем.

Было установлено, что объем словарного запаса является важным предиктором успешной учебы в школе (Anderson & Freebody, 1981).Основные факторы, влияющие на размер словарного запаса, включают социально-экономический статус (SES) и языковые навыки других значимых людей, особенно матери. В грандиозном проекте Харт и Рисли (1995) записали количество слов, произнесенных дома родителями и детьми в возрасте от 7 до 36 месяцев в 42 семьях за трехлетний период. Они обнаружили, что различия в показателях IQ детей, языковых способностях и успехах в школе были связаны с тем, как много их родители говорили с ними. Они также обнаружили значительные различия в манере, в которой родители с низким и высоким СЭС разговаривают со своими детьми.Родители с низким SES с большей вероятностью предъявляли требования и делали выговоры, в то время как родители с высоким SES с большей вероятностью участвовали в расширенных разговорах, обсуждениях и решении проблем. В то время как количество выговоров за ненадлежащее поведение было примерно одинаковым для родителей с низким и высоким SES, родители с высоким SES хвалили гораздо больше.

Речь становится важным и эффективным способом передачи мыслей, желаний и чувств. Это верно как для нукаков, так и для нас.Учитывая суровые условия жизни и ограниченность их жизненного опыта, нукаки имеют много общего с детьми с низким СЭС в нашем обществе. Декларативные утверждения (например, «палка острая», «печь горячая»; «собирай листья», «не ругайся с сестрой»; «я счастлив», «ты устала») становятся основная основа для выполнения большей части повседневных дел и взаимодействия.

Опишите, как принципы контрольного обучения применяются к овладению языком.

Разговорный язык наблюдается у охотников / собирателей каменного века и у технологически развитых культур.Существуют разногласия относительно роли природы и воспитания в развитии человеческого языка (Chomsky, 1959; Skinner, 1957). Скиннер, писавший с точки зрения функционализма / поведения, убедительно назвал свою книгу «Вербальное поведение» , а не «Использование языка». Уотсон (1930) описал мышление как «скрытую речь», а Скиннер (1953) назвал «личное поведение». Согласно Выготскому (первоначально опубликовано в 1934 году), дети сначала «думают вслух», а со временем учатся «думать про себя».Скиннер предположил, что речь и мышление не отличаются по своему характеру от других форм поведения и что обусловливание респондента (предиктивное обучение) и оперантное обусловливание (контрольное обучение) могут обеспечить необходимые эмпирические объяснительные принципы. Не было необходимости предлагать отдельное «устройство для изучения языка» для учета человеческой речи.

В главе 5 мы видели, как принципы предиктивного обучения могут быть применены к усвоению значения слов. По сути, Скиннер утверждал, что слова могут служить явной и скрытой заменой азбуки контрольного обучения.Как предшественники, слова могли действовать как различающие и предупреждающие стимулы. Например, «Поцелуй маму» или «Внимание!» Как следствие, слова могут заменять подкрепления и каратели (например, «Спасибо», «Прекрати!»). Правило — это общий, полезный и важный тип вербального утверждения, включающий в себя все азбуки контрольного обучения (Hayes, 1989). То есть правило определяет обстоятельства (антецеденты), при которых конкретное действие (поведение) вознаграждается или наказывается (последствия).Например, родитель может посоветовать ребенку: «За ужином, если ты съешь овощи, можешь съесть свой десерт» или: «Когда вы доберетесь до тротуара, посмотрите в обе стороны, прежде чем переходить улицу, иначе вас может сбить машина. ”

Психолингвист Хомский выступил с резкой критикой книги Скиннера, подчеркнув, что генетика человека, по-видимому, включает в себя «устройство для овладения языком». Изображение человеческого гомункула в главе 1 с непропорциональным пространством мозга, предназначенным для частей тела, участвующих в речи, безусловно, предполагает, что структура человеческого существа облегчает овладение языком.Гомункул также подразумевает адаптивную ценность разговорной речи; иначе эти структуры не развивались бы. Предложение «устройства для овладения языком» аналогично предложению инстинкта для объяснения речи — это круговое псевдообъяснение. Устройство овладения языком определяется на основе наблюдения за речью, оно не объясняет речь. Помните, что психологическое объяснение должно указывать на конкретные наследственные и / или экологические причины. Хомский не делает ни того, ни другого, в то время как Скиннер довольно конкретно описывает типы опыта, которые будут способствовать различным типам вербального поведения.Это не значит, что Скиннер отрицает роль человеческой структуры в приобретении речи или ее важность, как показано в следующей цитате. «Человеческий вид сделал решающий шаг вперед, когда его голосовая мускулатура оказалась под оперантным контролем при воспроизведении звуков речи. В самом деле, возможно, что все отличительные достижения этого вида можно отнести к одному генетическому изменению »(Скиннер, 1986). Нейробиологи и поведенческие нейробиологи активно участвуют в исследованиях, изучающих, как наше «универсальное устройство для сбора информации» (т.е., мозг) участвует в обучении речи, чтению, количественных навыках, решении проблем и т. д.

Люди могли появиться в Африке в ограниченных географических и климатических условиях, но мы распространились по всему земному шару (Diamond, 2005). Мы разработали разные слова и языки с учетом наших экологических и социальных условий. Из школы тяжелых ударов можно многому научиться, но она ограничена нашим непосредственным опытом и может быть трудной или опасной.Наша вербальная жизнь чрезвычайно расширяет возможности обучения за пределами нашего непосредственного окружения всему, что можно вообразить. Косвенное обучение (например, наблюдение или язык) часто ускоряет адаптивное обучение и устраняет опасность. Неудивительно, что человеческие родители повсеместно прилагают много усилий, чтобы научить своих детей говорить. Это делает жизнь проще, безопаснее и лучше как для них, так и для их детей.

MacCorquodale (1969) написал ретроспективную оценку книги Скиннера вместе с исчерпывающим и аргументированным ответом (1970) на критику Хомского.По сути, Маккоркодейл описал Хомского как структуралиста, а Скиннера как функционалиста. То есть Хомский попытался описать, как структура разума делает возможными язык. Скиннера интересовало, как язык позволяет людям адаптироваться к условиям окружающей среды. Перефразируя Марка Твена, в статье, посвященной 50-летию ее публикации, делается вывод, что «сообщения о смерти Verbal Behavior и бихевиоризма были сильно преувеличены» (Schlinger, 2008).

Опишите, как принципы обучения контролю помогают нам понять вербальное поведение.

Чтение и письмо

Это письменный язык, который сделал возможным быстрое и широкое распространение знаний внутри культур и между ними. Это также среда для записи наших развивающихся достижений в области знаний и технологий. Ранние формы письма бронзового века были основаны на символах или изображениях, выгравированных на глине. Позднее письмо бронзового века начало включать фонематические символы, которые были предшественниками финикийского алфавита железного века, состоящего из 22 символов, представляющих согласные (но без гласных).Финикийский алфавит был принят греками и превратился в современный латинский алфавит. Фонетический алфавит позволял письменное представление любого произносимого слова на языке.

Арабская система нумерации была изобретена в Индии до того, как в средние века была передана в Европу. Он позволяет письменное представление любой величины, реальной или воображаемой, и является фундаментальным для математики и научного метода, основанного на количественной оценке и измерении. Алфавит и арабские числа позволяют словам стать «постоянными» по сравнению с их преходящей слуховой формой.Это письменное постоянство позволило общаться с большим количеством людей на больших расстояниях и, в конечном итоге, создавать библиотеки. Первая большая библиотека была основана в Александрии, Египет, примерно за 300 лет до нашей эры. Свитки пергамента и папируса хранились на обнесенных стенами полках огромного бетонного здания (рис. 6.5). Изобретение Гутенбергом печатного станка в 1439 году сделало возможным массовую публикацию письменных материалов по всей Западной Европе (рис. 6.6). Сегодня электронные книги доступны на электронных устройствах для чтения, которые можно держать в ладони (рисунок 6.7)! Неудивительно, что различия в знаниях студентов колледжей коррелируют с тем, насколько они знакомы с печатью (Станович и Каннингем, 1993).

Рисунок 6.5 Библиотека в Александрии.

Рисунок 6.6 Печатный станок Гутенберга.

Рисунок 6.7 Библиотека сейчас.

Атрибуты

Рисунок 6.5 «Александрийская библиотека» от Викимедиа находится под лицензией CC BY-SA 4.0

Рисунок 6.6 «Печатный станок Гуттенбурга» от עדירל имеет лицензию CC BY-SA 3.0

Рисунок 6.7 «Amazon Kindle» от Jleon под лицензией CC BY-SA 3.0

8 ключевых элементов эффективной речи

Я хотел бы, чтобы вы нашли момент, чтобы испытать следующее предложение, взятое из недавней статьи, посвященной исследованию природы человеческого сознания: «Нейропластические механизмы, имеющие отношение к растущему числу эмпирических исследований способности направленного внимания и умственных усилий. систематически изменять функцию мозга.”

Захватывающе? Едва! Фактически, большинство слов, которые вы читаете, едва улавливаются вашим мозгом, а большинство слов, которые вы произносите, едва улавливаются мозгом слушателя. Фактически, исследования показывают, что слова — наименее важная часть общения, когда вы разговариваете с другими лицом к лицу. Поэтому, прежде чем сказать еще одно слово другому человеку, запомните этот список из 8 ключевых элементов высокоэффективной речи:

  1. Бережный контакт в глаза
  2. Доброе выражение лица
  3. Теплый тон голоса
  4. Выразительные жесты руками и телом
  5. Спокойный характер
  6. Низкая скорость речи
  7. Краткость
  8. Сами слова

Эффективное общение основано на доверии, и если мы не доверяем говорящему, мы не будем слушать его слова.Доверие начинается с зрительного контакта, потому что нам нужно видеть лицо человека, чтобы оценить, лгут он или нет. Фактически, когда за нами наблюдают, сотрудничество увеличивается. [1] Когда за нами не наблюдают, люди склонны действовать более эгоистично, с большей нечестностью [2].

Нежный зрительный контакт повышает доверие и способствует дальнейшему сотрудничеству [3], а счастливый взгляд увеличивает эмоциональное доверие. [4] Однако, если мы увидим на лице говорящего малейшую долю гнева или страха, наше доверие быстро уменьшится.[5] Но вы не можете имитировать надежность, потому что мышцы вокруг вашего рта и глаз, которые отражают удовлетворенность и искренность, являются непроизвольными. Решение: если вы думаете о любимом человеке или о событии, которое принесло вам глубокую радость и удовлетворение, на вашем лице появится улыбка «Мона Лиза», а мышцы вокруг глаз смягчатся.

Тон вашего голоса не менее важен, когда дело касается понимания того, что человек на самом деле пытается сказать. Если выражение лица выражает одну эмоцию, но если тон передает другую, в мозгу возникает нейронный диссонанс , вызывая у человека замешательство.[6] Результат: доверие подрывается, подозрительность возрастает, а сотрудничество снижается.

Исследователи из Амстердамского университета обнаружили, что выражения гнева, презрения, отвращения, страха, печали и удивления лучше передаются голосом, чем выражением лица, тогда как лицо более точно передает выражения радости, гордости и смущения. [7] А в бизнесе теплый поддерживающий голос является признаком трансформационного лидерства, вызывающего большее удовлетворение, приверженность и сотрудничество между другими членами команды.[8]

Вы можете легко натренировать свой голос, чтобы вызывать больше доверия у других, и все, что вам нужно сделать, это замедлить темп и снизить свой тон. Это было проверено в Хьюстонском университете: когда врачи снижали скорость речи и тональность речи, особенно при сообщении плохих новостей, слушатель воспринимал их «как более заботливые и отзывчивые» [9]. Тед Капчук из Гарварда также обнаружил, что использование теплого голоса могло бы помочь. удвоить целительную силу терапевтического лечения. [10]

Если вы хотите выразить радость, ваш голос должен становиться все более мелодичным, а печаль — ровным и монотонным голосом.Когда мы злимся, взволнованы или напуганы, мы повышаем высоту и силу нашего голоса, и скорость и тон голоса сильно различаются. Однако, если эмоция несовместима со словами, которые вы используете, это вызовет замешательство у слушателя. [11]

Жесты, и особенно движения рук, также важны, потому что они помогают управлять центрами понимания речи в вашем мозгу. [12] Фактически, ваш мозг должен интегрировать как звуки, так и движения тела говорящего, чтобы точно понимать, что имеется в виду.[13] С эволюционной точки зрения, речь возникла из жестов рук, и оба они происходят из одной и той же языковой области мозга. [14] Если наши слова и жесты несовместимы, это вызовет замешательство в мозгу слушателя [15]. Наше предложение: практикуйтесь говорить перед зеркалом, сознательно используя руки, чтобы «описать» слова, которые вы говорите.

Степень расслабления также отражается на языке вашего тела, выражении лица и тоне голоса, и любая форма стресса будет вызывать недоверие.Почему? Ваш стресс сообщает мозгу наблюдателя, что что-то не так, и это стимулирует защитную позу у слушателя. Исследования показывают, что даже минутное упражнение на расслабление повысит активность тех частей мозга, которые контролируют речь, общение, социальную осведомленность, регулирование настроения и принятие решений. [16] Таким образом, непринужденная беседа способствует большей близости и сочувствию. Однако стресс заставляет нас слишком много говорить, потому что он мешает нам говорить четко.

Когда говоришь, притормози! Низкая скорость речи повысит способность слушателя понять, что вы говорите, и это верно как для молодых, так и для пожилых людей. [17] Более медленная речь также усилит уважение этого человека к вам [18]. Говорить медленно — не так естественно, как может показаться, и в детстве мы автоматически говорим быстро. Но вы можете научить себя и своих детей замедляться, сознательно снизив скорость речи вдвое. Медленный голос успокаивает человека, который испытывает беспокойство, тогда как громкий быстрый голос вызывает возбуждение, гнев или страх.[19]

Попробуйте этот эксперимент: объединитесь с партнером и говорите так медленно, что … вы … оставите … 5 … секунд … тишины … между … каждым … словом. Вы начнете осознавать свою внутреннюю негативную речь, которая говорит вам, что вам следует болтать бесконечно и как можно быстрее. Это ловушка, потому что мозг слушателя может вспомнить только 10 секунд контента! Вот почему, когда мы обучаем людей сострадательному общению, мы просим участников произносить только одно предложение за раз, медленно, а затем внимательно слушать, как другой человек говорит в течение десяти секунд или меньше.Это упражнение повысит ваше общее понимание важности первых 7 элементов высокоэффективного общения. Тогда и только тогда вы по-настоящему поймете более глубокий смысл, который вкладывается в каждое слово, сказанное другими.

Но как насчет письменного общения, где у вас есть доступ только к словам? Когда дело касается взаимопонимания, письменное слово бледнеет по сравнению с речью. Чтобы компенсировать это, ваш мозг придает словам произвольное значение. Вы, читатель, придаете словам эмоциональное воздействие, которое часто отличается от того, что задумал автор, поэтому так много электронных писем интерпретируются неверно.И если писатель не заполнит пропуски конкретными эмоциональными словами и описательной речью — повествованием, — читатель будет воспринимать ваше письмо как плоское, скучное, сухое и, вероятно, более негативное, чем вы планировали.

Решение: помогите читателю «нарисовать картинку» в уме своими словами. Используйте конкретные существительные и глаголы действия, потому что их легче визуализировать мозгу читателя. Такие слова, как «закат» или «есть» легко увидеть мысленным взором, но такие слова, как «свобода» или «идентифицировать», заставляют мозг разбираться в слишком многих концептуальных рамках.Вместо этого наш ленивый мозг будет пропускать как можно больше слов, особенно абстрактных. Когда это произойдет, будут потеряны более глубокие уровни смысла и чувств.

Для получения дополнительной информации о том, как улучшить свои навыки разговорной речи и аудирования, а также дополнительных упражнений для практики, см. Слова могут изменить ваш мозг: 12 разговорных стратегий для укрепления доверия, уменьшения конфликтов и повышения близости (Newberg & Waldman, 2012 , Hudson Street Press).

Список языковых функций

Язык — важнейший инструмент общения, изобретенный человеческой цивилизацией. Язык помогает нам делиться своими мыслями и понимать других. Трудно переоценить важность языка для нашей жизни. Каждый раз, когда мы говорим, мы делаем это с определенной целью. Иногда мы хотим передать сообщение или выразить свои чувства. Мы используем язык, чтобы попросить о помощи или просто пошутить.

Как правило, существует пять основных функций языка: информационная функция, эстетическая функция, выразительная, фатическая и директивная функции.Любой язык определяется рядом факторов, таких как социальное происхождение, взгляды и происхождение людей. Язык всегда связан с ситуацией, в которой он используется. У каждого человека есть определенное социальное происхождение, и именно это определяет его язык.

Мы собираемся рассмотреть различные функции языка и его связь с социальными обстоятельствами, поскольку язык связан с типом социальной организации.

Как мы упоминали выше, язык используется во всех сферах нашей жизни, и это самая важная часть общения.Мы используем язык в любой ситуации, каждый раз, когда нам что-то нужно. В свою очередь, наши потребности определяют наш язык, поскольку мы выбираем тот тип языка, который наиболее эффективен для наших нужд.

У каждого нашего предложения есть своя особая функция. Он может выражать утверждение или вопрос. Также это может быть просто восклицание. Если мы хотим что-то узнать, мы создаем предложение в форме вопроса. В противном случае, если мы хотим поделиться информацией или эмоциями, мы выбираем структуру утверждения.

Пять функций

Согласно Geoffery Leech (1974), существует пять основных функций языка.Мы упомянули все эти пять функций в начале. А теперь давайте подробнее рассмотрим каждого из них.

  • Информационную функцию можно считать наиболее важной, поскольку она помогает нам доставлять сообщения, описывать вещи и давать нашему слушателю новую информацию. Собственно, сообщение — это слово, которое лучше всего описывает эту функцию. Информационная функция также связана с такими терминами, как истина и ценность.
  • Следующая функция языка — выразительная функция .Такая функция нам нужна каждый раз, когда мы хотим выразить свои чувства. Есть слова, которые используются для выражения взглядов и чувств, но не передают никакой конкретной информации. Наглядными примерами таких слов являются нецензурные слова, а также различные восклицания. Эта функция языка используется не для передачи сообщения, а для выражения чувств и впечатлений. Благодаря выразительной функции языка мы можем понять личность говорящего и его эмоции. Если информационная функция может быть проиллюстрирована на примере статьи энциклопедии, то выразительная функция используется в литературе и поэзии.Каждый раз, когда мы произносим фразу вроде «Я так сильно люблю этот фильм», мы не даем слушателю никакой конкретной информации о теме этого предложения, кроме наших чувств по этому поводу.
  • Директивная функция языка используется, чтобы вызвать определенные действия или реакции. Примером такой функции является команда. Другой пример этой функции — запрос. Здесь аффективные и ситуативные значения фразы имеют большее значение, чем общее значение, что сближает эту функцию с экспрессивной функцией.Директивная функция — это функция социального контроля и межличностного взаимодействия. Другой особенностью этой функции является то, что реакция слушателя даже более важна, чем мысль, выраженная говорящим, поскольку от этой реакции зависит, достигла ли такая фраза цели или нет.

Каждый раз, когда мы просим кого-то принести нам что-то, это целенаправленное использование языка. Мы мотивируем кого-то и определенным образом влияем на его поведение. Иногда директивные предложения могут выражать более одной функции.Например, если мы говорим «Я голоден», это означает и информацию о нас, и просьбу о еде. Это предложение также выражает наши чувства, поэтому этот пример представляет три функции языка в одном коротком предложении.

  • Другой функцией языка является эстетическая функция n. Согласно Личу (1974), эта функция не имеет какой-либо конкретной цели. Здесь слова и предложения рассматриваются как лингвистические артефакты. Эта функция не служит ни запросом, ни сообщением.Эстетическая функция помогает нам использовать слова как инструмент поэтического искусства и как определенные знаки. Здесь красота выбранных слов и фраз важнее полезности этой информации. Для этой функции мы используем разные прилагательные, такие как «великолепный», «элегантный», «потрясающий» и т. Д. Согласно Якобсону (1933), который изучал эту функцию языка больше, чем кто-либо другой, эстетическая функция зависит не только от структуры, но и от культурных норм. Он также приводит пример такого влияния, сравнивая стихи Карела Маха и дневники как примеры эстетических функций, применяемых разными поколениями.
  • Пятая функция языка — фатическая функция . Единственная цель такой функции — поддерживать социальные отношения, а также начинать или продолжать разговор. Известный пример из британской культуры — светская беседа о погоде. Такой разговор не дает нам необходимой информации. Он даже не выражает наши чувства, но помогает нам общаться с людьми. Каждый раз, когда мы встречаем кого-то на улице, мы можем поговорить о погоде, работе или детях, это не имеет значения.Настоящая причина такого разговора — не наш интерес, а просто наше желание поговорить. Конечно, такие разговоры могут содержать и интересную информацию, но это не обязательно.

Существуют и другие системы классификации языка. Например, Х. Дуглас Браун выделил не пять, а семь функций языка, отметив, что его система на самом деле не отличается от системы Лича. Как правило, такой подход был предложен Дж. Р. Фёртом, который создал основу для британских лингвистов, рассматривая язык как инструмент межличностного общения и взаимодействия.По его словам, язык формирует наше поведение и помогает нам влиять на поведение других.

Согласно функциям языка Якобсона, их существует шесть типов:

  1. Ссылочная функция — эта функция обращается к контексту. Обычно он описывает ситуацию, объект или его состояние. Например. «Осенние листья уже опали».
  2. Поэтическая функция — в основном используется в поэзии. Обычно он существует как есть и помогает отличить поэзию от других жанров.
  3. Эмоциональная функция — это не контекст высказывания, а добавленные к нему эмоции. Хороший пример — междометия и восклицания в нем. Например, «Какая жалость».
  4. Конативная функция — это функция, которая направлена ​​к получателю и обычно носит повелительный характер. Могут использоваться восклицательные знаки. Например. «Ричард! Откройте окно! »
  5. Фатическая функция — основная помощь — «разогреть» разговор.Обычно речь идет о небольших беседах, предшествующих основному разговору. Например. «Привет», «Как дела?», «До свидания».
  6. Металингвистическая функция — это использование языка для описания самого себя.
Упражнения :
1. В соответствии с вашими чувствами и эмоциями в данный момент напишите по 5 предложений о каждой функции языков.
2. Постарайтесь выразить и определить хэштеги / ярлыки / характеристики, которые важны для вашей идентичности: в научных или академических, профессиональных, личных и общественных областях.(Например, парень / сын / мать для личного, независимый для гражданского и т. Д.)
3. Выясните, какие слова / сообщения могут быть разрушительными для ваших отношений и социального окружения. Попытайтесь перечислить и избегайте их.

Упражнения на языковые функции

Видео о языковых функциях М. Тайяба

Информативные, выразительные и директивные цели языка

I. Обычно отмечаются три основные функции: возможно, нет ничего более тонкого, чем язык, и ничто не имеет такого множества различных применений.
A. Без сомнения, определение только этих трех основных функций является чрезмерным упрощением, но знание этих функций — хорошее введение в сложность языка.
B. функций языка ( т. Е. его цель; что он делает; его использование)
1. Информативная языковая функция : по сути, передача информации.
а.Информационная функция утверждает или опровергает предположения, как в науке, или констатацию факта.
г. Эта функция используется для описания мира или рассуждений о нем (, например, .., независимо от того, произошло ли состояние дел или нет, или что могло к нему привести).
г. Эти предложения имеют ценность истинности; то есть предложения либо истинны, либо ложны (понимая, конечно, что мы можем не знать, что это за истинное значение).Следовательно, они важны для логики.
2 . Выразительная языковая функция : сообщает о чувствах или отношениях писателя (или говорящего) или субъекта, или вызывает чувства у читателя (или слушателя).
а. Поэзия и литература являются одними из лучших примеров, но большая часть, возможно, большая часть обычного языкового дискурса — это выражение эмоций, чувств или отношений.
г.Обычно отмечают два основных аспекта этой функции: (1) пробуждение определенных чувств и (2) выражение чувств.
г. Выразительный дискурс, как выразительный дискурс, лучше всего не рассматривать ни как истинный, ни как ложный. Например, ., Плач шекспировского короля Лира: «Зрелость — это все!» или Диккенса «Это были лучшие времена, были худшие из времен; это был век мудрости; это была эпоха глупости… »Тем не менее,« логика »« вымышленных утверждений »представляет собой интересную область исследования.
3. Директивная функция языка : язык, используемый с целью вызвать (или предотвратить) открытое действие.
а. Директивная функция чаще всего встречается в командах и запросах.
г. Директивный язык обычно не считается истинным или ложным (хотя были разработаны различные логики команд).
г.Пример этой функции: «Закройте окна». Предложение «Вы курите в помещении для некурящих», хотя и является декларативным, может использоваться для обозначения «Не курите в этом месте».

Асулин | Язык как инструмент мысли

4 Язык как инструмент мысли

Я утверждаю, что лежащие в основе механизмы языка не просто выражают заранее сформированные мысли, но, скорее, позволяют людям думать об определенных типах мыслей, которые недоступны существам, не имеющим этих механизмов.Это сильное заявление о том, что язык является инструментом мысли. Это, конечно, не отрицает того, что животные могут думать без языка, и это не должно означать, что все мысли происходят из-за механизмов, лежащих в основе языка. Как упоминалось выше, познание животных действительно впечатляет, но ему не хватает определенного типа мышления, который кажется уникальным для людей. Чтобы полностью понять природу этих уникальных человеческих мыслей, давайте посмотрим, в чем заключаются продуктивность и систематичность.

4.1 Продуктивность и систематичность

Лингвистическая продуктивность — это часть того, что известно как творческий аспект использования языка (Asoulin 2013). Это способность составлять и понимать неограниченное количество предложений. Эта особенность языка была замечена Декартом, который рассматривал продуктивность во всех областях — языке, математике, зрении и т. Д. — как проистекающую из одного источника. Однако современная когнитивная наука использует модульный подход, настаивая на том, что каждая область имеет свой собственный двигатель производительности (Brattico & Liikkanen 2009).Чтобы базовые механизмы языка могли производить из набора конечных примитивных элементов бесконечный набор выражений, они должны допускать рекурсию. Для настоящих целей предположим, что рекурсия включает в себя встраивание структурного объекта в другой экземпляр самого себя — например, когда именная фраза встроена в другую именную группу (см. Parker 2006; Tomalin 2007; Zwart 2011). Продуктивность языка означает, что не существует произвольного ограничения на длину предложения на естественном языке — предложение (скажем, S) всегда можно сделать длиннее, вставив его в еще одно предложение («она сказала, что S»), до бесконечности.

Обратите внимание, что итерационная процедура, конечно, также может создавать бесконечные выражения из конечного набора, но итерация — это не то же самое, что рекурсия. Хотя эти две процедуры похожи в том, что обе могут привести к структурному повторению и, следовательно, к потенциально бесконечному множеству, они различаются способом, которым они это делают, и, следовательно, видами выражений, которые они могут произвести. Процедура является рекурсивной, если она строит структуры, увеличивая глубину встраивания, тогда как итерационная процедура может давать только плоские структуры, которые не имеют такой глубины (см.Карлссон 2010). Таким образом, рекурсивные процедуры могут создавать лингвистические выражения, которые, скажем, встроены в центр и приводят к зависимостям на большом расстоянии. С другой стороны, итерационные процедуры не могут производить такие выражения. Другими словами, неопределенное повторение или конкатенация элементов (итерация) не то же самое, что неопределенное вложение элементов в другие элементы того же типа (рекурсия). Таким образом, продуктивность помогает объяснить, как мы можем иметь дело с новыми лингвистическими контекстами и как мы можем создавать и понимать предложения, с которыми мы ранее не сталкивались.

Лингвистическая систематичность, с другой стороны, относится к тому факту, что наша способность производить и понимать выражения определенного вида гарантирует, что мы можем производить или понимать другие систематически связанные выражения. 7 Классическая иллюстрация систематичности гласит, что любой, кто может понять предложение Мэри любит Джона , может также понять предложение Джон любит Мэри — действительно, невозможно понять одно без понимания другого.Эту систематичность объясняют наши абстрактные лингвистические структуры или, более конкретно, наша способность конструировать структурные представления предложений — глядя на синтаксис, мы имеем здесь абстрактную синтаксическую структуру [NP [V NP]]. Такие абстрактные структуры объясняют систематическую связь между выражениями. Таким образом, продуктивность и систематичность, возможно, являются лучшими показателями творческой и неограниченной природы человеческого языка. 8

Как знаменитый аргумент Фодора (1975), вышесказанное применимо и к человеческому мышлению.То есть, как язык продуктивен и систематичен, так и мышление. Не существует произвольного ограничения, ограничивающего длину мыслей; как и предложения, количество различных мыслей, которые мы можем иметь, бесконечно. И так же, как предложения связаны друг с другом систематическим образом, мысли тоже связаны друг с другом систематически. Хотя с 1970-х годов в лингвистике и когнитивной науке многое изменилось, главный аргумент Фодора в пользу того, почему и язык, и мышление продуктивны и систематичны, остается неизменным: и язык, и мысль используют порождающую процедуру, которая позволяет создавать неограниченный набор структурированных выражений. 9 Эта процедура, конечно же, не может отвечать за все наши мыслительные процессы, поскольку многое из того, что мы разделяем с познанием животных, явно богато и сложно, но не связано с языком или лежащими в его основе механизмами. Так что же позволяет людям иметь особые мысли, которых мы не разделяем ни с какими другими видами? Заметим еще раз, что это различие по характеру, а не только по степени. Некоторые человеческие мысли не просто сложнее, чем мысли животных, они структурированы продуктивным и систематическим образом, недоступным для нечеловеческих животных.

Может показаться парадоксальным пытаться выразить на языке те мысли, которые были бы или не были бы возможны без основных механизмов языка, которые их порождают. Но эти лежащие в основе механизмы, конечно, не являются лингвистическими по своей природе — иначе они были бы бессмысленными с точки зрения объяснения того, как работают язык и мышление. Как будет подробно описано в следующем разделе, основные механизмы языка включают процесс, который создает рекурсивные и иерархически структурированные выражения — этот процесс происходит до того, как выражениям будет дана фонологическая или семантическая интерпретация на конкретном естественном языке.Имея это в виду, рассмотрим мысленный эксперимент Рейнхарта (2006: 2 и сл.), Который конкретизирует один из мысленных экспериментов Хомского. Она представляет себе приматы, которые благодаря некой тайне генетического развития приобрели полный набор когнитивных способностей человека, но не обладают способностями к языку. Этот вымышленный примат помимо своих когнитивных способностей, позволяющих ему мыслить, как его собратья-приматы, будет обладать набором концепций, аналогичных человеческому, и набором сенсомоторных систем, которые позволяют ему воспринимать и кодировать информацию в звуках. .Более того, Рейнхарт воображает, что этот примат также будет обладать человеческой логической системой, абстрактной формальной системой, которая содержит перечень абстрактных символов, связок, функций и определений, необходимых для вывода. Тогда что, учитывая природу этого приматы, он сможет делать с этими системами? То есть, учитывая все эти дополнения, но не имея языковых способностей, может ли этот вымышленный примат добавить к своим мыслительным способностям виды мыслей, которые демонстрируют продуктивность и систематичность и которые в настоящее время кажутся уникальными для людей? Рейнхарт утверждает, что не могло.

На первый взгляд это утверждение может показаться неожиданным. Если примат приобрел богатую концептуальную систему людей, то, по-видимому, его ранее существовавшая система вывода должна позволить ему использовать эти недавно приобретенные системы для построения более сложных теорий, которые он затем может использовать, чтобы, скажем, лучше ориентироваться в сложной местности или делать все лучше и больше. сложные выводы о своем мире. Но это не так. Что мешает этому фиктивному примату использовать новые системы и концепции, которые он приобрел, так это тот факт, что наша система вывода оперирует предложениями , а не концепциями.Примат, конечно, может передавать свои ранее существовавшие концепции своим собратьям, и он может делать выводы, типичные для приматов, но, поскольку у него нет способности создавать рекурсивные и иерархически структурированные выражения, он не может построить или понять предложения, необходимые для более высокого порядка вывод. Другими словами, этот воображаемый примат обладает концепциями и знаниями логики первого порядка, которые он может использовать и постигать, но этого недостаточно, чтобы производить и понимать суждения, или делать выводы второго и более высокого порядка.Чтобы иметь возможность делать последнее, примат в мысленном эксперименте должен — но не обладает — рекурсией. A fortiori, этот примат не может понять взаимосвязь между предложениями — он не может мыслить такого рода. А теперь сравните этого вымышленного приматы с реальными людьми: мы можем думать такого рода. Это связано с тем, что основные механизмы языковой работы у людей обеспечивают нас логикой более высокого порядка (см. Crain 2012 о связи между естественным языком и классической логикой), предоставляя нам вычислительную систему, которая создает рекурсивную логику. и иерархически структурированные выражения, которые отображают продуктивность и систематичность и которые мы используем, помимо прочего, чтобы говорить и думать о мире (см.также Hinzen 2006; 2013).

Далее, я хочу продолжить более сильное утверждение относительно языка как инструмента мысли и доказательства, которые могут быть приведены в его пользу. Тип свидетельства и типы аргументов можно разделить на два типа: первый — это аргумент из лингвистики , согласно которому экстернализация языка — скажем, в вербальном общении — является периферийным явлением, поскольку фонологические особенности выражений в лингвистических вычислениях вторичны (и, возможно, не имеют отношения) к концептуально-интенциональным характеристикам выражений.Второй — это аргумент о конструктивных особенностях , согласно которому конструктивные особенности языка, особенно если рассматривать их с точки зрения их внутренней структуры, предполагают, что язык был разработан и функционирует для целей, которые в первую очередь не связаны с общением.

4.2 Аргумент лингвистики

Сильный аргумент в пользу того, что язык является в первую очередь инструментом мысли, связан с фонологическими свойствами лексических единиц. В биолингвистике 10 лексических единиц и все выражения, сгенерированные из них, обладают свойствами, которые должны интерпретироваться как на интерфейсе языкового факультета с концептуально-интенциональными системами, так и на интерфейсе с сенсомоторными системами.Вкратце, идея состоит в том, что внутренние вычислительные процессы языковой способности (синтаксис в широком смысле) порождают лингвистические объекты, которые используются концептуально-интенциональными системами (системами мышления) и сенсомоторными системами для производства и понимания языка. Обратите внимание, что с этой точки зрения языковая способность встроена в системы производительности, но не связана с ними. Итак, у нас есть устройство, которое генерирует структурированные выражения вида Exp = 〈 Phon, Sem 〉, где Phon предоставляет звуковые инструкции, которые используются сенсомоторными системами, а Sem предоставляет инструкции по значению, для которых системы мышления используют. Phon содержит информацию в форме, интерпретируемой сенсомоторными системами, включая линейный приоритет, ударение, временной порядок, просодическую и слоговую структуру и другие артикуляционные особенности. Sem содержит информацию, интерпретируемую системами мышления, включая структуру событий и количественной оценки, а также определенные массивы семантических признаков.

Выражение Exp генерируется операцией Merge, которая берет уже созданные объекты и конструирует из них новый объект.Если два объекта объединяются и принципы эффективных вычислений соблюдаются, то ни один из них не будет изменен — ​​это действительно результат рекурсивной операции, которая генерирует Exp . Такие выражения не то же самое, что лингвистические высказывания, а скорее предоставляют информацию, необходимую для функционирования сенсомоторных систем и систем мышления, в основном независимыми от языка способами. Другими словами, сенсомоторные системы и системы мышления действуют независимо от способности языка (но иногда в тесном взаимодействии с ней).Сопоставление с двумя интерфейсами необходимо, потому что системы имеют разные и часто противоречащие друг другу требования. То есть, системам мышления требуется особый вид иерархической структуры, чтобы, например, вычислить отношения, такие как область действия; сенсомоторные системы, с другой стороны, часто требуют устранения этой иерархии, потому что, например, произношение должно происходить последовательно.

Инструкции в интерфейсе Sem , которые интерпретируются системами производительности, используются в актах разговора и мышления о мире — скажем, в рассуждении или организации действий.Эти семантические свойства «сосредотачивают внимание на избранных аспектах мира, которые воспринимаются другими когнитивными системами, и обеспечивают сложные и узкоспециализированные перспективы для их рассмотрения, решающим образом затрагивая человеческие интересы и заботы даже в простейших случаях» (Хомский 2000: 125). Таким образом, с этой точки зрения лингвистические выражения обеспечивают перспективу (в форме концептуальной структуры) мира, поскольку только через язык определенные перспективы доступны нам и нашим мыслительным процессам.В этом смысле я считаю язык инструментом мысли. Язык не структурирует человеческое мышление по-уорфски и не просто выражает заранее сформированные мысли; скорее, язык (с его выражениями, расположенными иерархически и рекурсивно) дает нам уникальный способ мышления и разговора о мире.

Таким образом, лексические элементы и все выражения, сгенерированные из них, являются лингвистическими объектами со свойством двойного интерфейса: они обладают фонологическими и семантическими особенностями, посредством которых лингвистические вычисления могут взаимодействовать с другими когнитивными системами — действительно, единственные принципы, разрешенные в минималистской программе. те, которые могут работать на интерфейсах.Таким образом, если представить себе порядок операций, процесс будет следующим: сначала создается лексический элемент с синтаксическими, фонологическими и семантическими характеристиками. Затем в процессе, известном как Spell Out, фонологические характеристики отправляются в сенсомоторный интерфейс, оставляя синтаксические и семантические функции вместе для отправки в концептуально-интенциональный интерфейс (см. Burton-Roberts 2011). Результатом этой модели является то, что структура и содержание лексических значений составляются независимо от того, как они выражаются фонологически в звуке / знаке.Это убедительное свидетельство в пользу тезиса о том, что язык является инструментом мысли, поскольку основные вычисления, в которых производятся лексические значения, выполняются независимо от каких-либо соображений относительно того, как и должны ли они быть переданы. Эти вычисления создают рекурсивные и иерархически структурированные выражения, которые используются внутри — как мы увидим в следующем разделе, конструктивные особенности языка показывают, что эти выражения оптимизированы для вычислительной, а не коммуникативной эффективности.Таким образом, экстернализация языка является периферийным явлением в том смысле, что фонологические особенности выражений в лингвистических вычислениях являются периферийными по отношению к синтаксическим и семантическим характеристикам этих выражений. Это соответствует принципу молчания Сигурессона (2003; 2004), согласно которому многие языки являются общими для языков безмолвными категориями, присутствующими в узком синтаксисе, но безмолвными в интерфейсе Phon . Таким образом, язык имеет «врожденные элементы и структуры, независимо от того, выражаются ли они открыто или как они» (Sigursson 2004: 235).

В дополнение к вышесказанному, у нас есть независимые свидетельства сравнительных, невропатологических, связанных с развитием и нейробиологических исследований, которые подтверждают существование асимметрии между интерфейсами в пользу семантической стороны, отодвигая экстернализацию на периферию. Я имею в виду именно исследование, которое показывает модальность-независимость экстернализации языка. Например, работа Лауры-Анн Петитто показала, что речь сама по себе не критична для процесса овладения человеческим языком.То есть овладение языком происходит одинаково у всех здоровых детей, независимо от того, каким образом ребенок взаимодействует с речью (речь у слышащих детей, жестовая у глухих детей и даже тактильная модальность). Это говорит о том, что мозг запрограммирован на настройку на структуру и значение того, что выражается, но что модальность, через которую это передается, не имеет значения (Petitto 2005). Другими словами, синтаксис и семантика языка обрабатываются в одном и том же участке мозга, независимо от того, в какой модальности они выражаются и воспринимаются.Такое свидетельство придает вес биолингвистическому аргументу о том, что синтаксис и семантика вычисляются вместе без обращения к способу, которым (если вообще) продукт этого вычисления (скажем, лексические значения) должен быть экстернализован. Есть и другие доказательства такого рода: похоже, что нейронная специализация для обработки языковой структуры не поддается модификации, тогда как нейронные пути для экстернализации языка очень модифицируются (Petitto et al. 2000). Это снова говорит о том, что языковые области мозга оптимизированы для обработки языковых структур и значений, и что их экстернализация не только вторична, но и что их тип не фиксирован — подойдет любая модальность, пока мозг может интерпретировать требуемые языковые шаблоны на входе.

Недавняя работа Ding et al. (2016) также указывает в этом направлении. Их эксперименты показали, что «нейронное отслеживание иерархических языковых структур было отделено от кодирования акустических сигналов и предсказуемости входящих слов» (Ding et al. 2016: 158). Они обнаружили, что нейронное отслеживание нескольких уровней лингвистической структуры (таких как фразовый или сентенциальный уровни) было отделено от кодирования акустических сигналов, и пришли к выводу, что «существуют корковые цепи, специально кодирующие более крупные абстрактные языковые структуры, не реагирующие на слоговые». уровень акустических особенностей речи »(Ding et al.2016: 162). Эти корковые цепи отслеживают абстрактные лингвистические структуры, построенные изнутри и основанные на синтаксисе. Дополнительное свидетельство модальной независимости языка, а в действительности состояния, при котором он наиболее остро стоит, можно найти в случаях, когда практически отсутствует экстернализация (возможно, только способность произнести несколько фонем), но при этом способность восприятия речи полностью не нарушена. Эрик Леннеберг обсуждает случай ребенка, «который типичен для большой группы детей с дефицитом моторного исполнения языковых навыков, но который может научиться понимать язык даже при полном отсутствии артикуляции» (Lenneberg 1962: 419).Эта форма развивающейся речевой диспраксии предполагает, что способность понимать язык и делать нормальные грамматические суждения не зависит от нормального языкового образования (Stromswold 1999). Другими словами, как показывает работа Caplan et al. (2007) предполагает, что языковые трудности афазиков связаны с их периодической или полной неспособностью экстернализовать язык. То есть лингвистическая компетенция на синтаксическом и семантическом уровнях остается неизменной, но этим пациентам трудно связать эту компетенцию с системами исполнения — им трудно экстернализовать внутренне сконструированные выражения.

Следует подчеркнуть, что вышесказанное не просто указывает на модальную независимость языка, которая, конечно, была известна задолго до этих недавних нейробиологических исследований (Yamada 1990; Smith & Tsimpli 1995). Вышеизложенное является прямым доказательством в поддержку утверждения о том, что в основных механизмах языка существует разделение между, с одной стороны, обработкой структуры и значения и, с другой стороны, их экстернализацией. То есть не только обработка неязыковой информации отделена от обработки информации, используемой в языке, но также и обработка самой языковой информации разделена на Phon и Sem , как и предсказывает биолингвистика.Обратите внимание, что эта асимметрия касается основных механизмов языка и, следовательно, не применима к естественным языкам. Таким образом, хотя имеет смысл отделить Phon от Sem при изучении основных механизмов языка, конкретные естественные языки — это другое дело. То есть естественный язык инкапсулирует использование интерфейсов Phon и Sem — в сочетании с другими модулями — в процессе коммуникации посредством звука или знака, и поэтому интерфейс Phon неотделим от того, что на естественном языке есть и как его используют.В отличие от этого, утверждение, что язык является инструментом мысли, касается той части основных механизмов естественных языков, которая создает иерархические и рекурсивные выражения, которые предоставляют людям уникальный способ мышления о мире. Сама по себе эта часть, конечно, еще не является особым естественным языком, поскольку она еще не находится в той форме, в которой она может быть экстернализована. Чтобы стать естественным языком, он должен быть соединен с интерфейсом Phon , а затем, вместе с другими системами, использоваться в процессе общения.

Возвращаясь к объекту двойного интерфейса, можно задаться вопросом, почему асимметрия между интерфейсами в пользу семантической стороны, выталкивая экстернализацию на периферию. Почему не наоборот? Я думаю, что ответ на этот вопрос дает аргумент о конструктивных особенностях .

4.3 Аргумент конструктивных особенностей

Если кто-то не разделяет общие рамки биолингвистики, то его, возможно, не убедит аргумент из лингвистики выше. Аргумент о конструктивных особенностях, с другой стороны, имеет гораздо более широкую сферу применения и не полностью зависит от конкретной лингвистической школы мысли. Под конструктивными особенностями я подразумеваю те особенности, которые обнаруживаются при исследовании языка как самостоятельной системы. Такие особенности включают, среди многих других, смещение, линейный порядок, согласование и анафору. Затем можно исследовать коммуникативную и вычислительную эффективность этих функций, поскольку они относятся к языку в целом, и спросить, лучше ли эти функции оптимизированы для общения или для вычислений. 11 Чем ближе конструктивные особенности языка к оптимизации для вычислений, тем сильнее аргументы в пользу того, что язык является инструментом мысли. Конечно, можно провести много сравнений подобного рода, и какой-то конкретный выбор, который изображает конфликт между коммуникативной эффективностью и вычислительной эффективностью, может показаться тенденциозным, но я думаю, что конфликты подобного рода, выделенные ниже, в которых вычислительная эффективность побеждает, представляют собой одна из нескольких щелей в броне ортодоксии, которая предполагает, что функция языка — это общение.Рассмотрим теперь случай объяснения линейного порядка выражений.

Линейный порядок, наложенный на словесные выражения, не является ограничением, специфичным для языка: он не является следствием структуры языковых способностей. Скорее, это необходимое следствие структуры сенсомоторных систем и очевидного факта, что выражения нельзя производить или понимать параллельно. Сенсомоторные системы ограничены «оборудованием», доступным в мозгу для производства и восприятия звука / знаков — например, ограничениями времени, кратковременной памяти и линейного порядка анализа в реальном времени.Если предположить, что это так, то каково влияние таких ограничений, скажем, на вычисления, связанные с синтаксическим анализом входных звуковых сигналов в лингвистические представления? Если язык оптимизирован для общения и если звук является нашим основным источником экстернализации, то можно предсказать, что многие особенности языка будут уважать линейный порядок и благоприятствовать поддерживающим его операциям, даже если они противоречат вычислительной эффективности. Однако более тщательное расследование показывает, что это не так.Рассмотрим, например, как со-ссылка интерпретируется в таких предложениях, как . В ее исследовании Джейн в основном продуктивна , где ее и Джейн интерпретируются как со-ссылочные. Первоначально считалось (Langacker 1969; Jackendoff 1972; Lasnik 1976), что для объяснения разницы, скажем, между (1) и (2) ниже, необходима линейная связь предшествования и команды, согласно которой Местоимение не может одновременно предшествовать и управлять своим предшествующим.

    1. * Она и отрицала, что Джейн и встречалась с министром.
    1. Мужчина, который путешествовал с ней i , отрицал, что Джейн i встречалась с министром.

Раньше объяснение состояло в том, что в (1) местоимение предшествует полной именной фразе и управляет ею, и поэтому со-ссылочная интерпретация блокируется. В (2), наоборот, утверждалось, что местоимение предшествует, но не управляет полной именной фразой, и поэтому разрешена ко-референциальная интерпретация.

Однако, как показывает Рейнхарт (1983), области, в которых определяются операции «предшествование и команда», весьма произвольны; части выражений, которым предшествуют или которыми управляют другие части, часто не соответствуют независимо характеризуемым синтаксическим единицам. Таким образом, исходя из независимых соображений, было бы удивительно, если бы такая произвольная линейная зависимость оказалась оперативным корреляционным объяснением. Это ясно в пунктах (3) и (4) ниже, что не может быть объяснено операциями «предшествующий и командный» (см.Рейнхарт 1983: 36 и след.). В (3a) местоимение не может относиться к Мэри , тогда как в (3b) разрешена ко-ссылочная интерпретация. Однако, когда мы рассматриваем (4), которое является предустановленной версией предложений в (3), корреляционная интерпретация блокируется как в (4a), так и в (4b).

    1. * На фотографии Джона Мэри i она i нашла царапину.
    1. На фотографии Джона Мэри i она i выглядит больной.
    1. * Она i нашла царапину на фотографии Мэри i , сделанной Джоном.
    1. * Она i выглядит больной на изображении Джона Мэри i .

Таким образом, никакое объяснение порядка, такое как предшествование и команда, не может объяснить разницу между (3a) и (3b). Или сравните (5a) и (5b), оба из которых разрешены отношением предшествования и команды, но только один из которых имеет приемлемое сопутствующее чтение.

    1. * Бен и проблемы, он и не будет говорить.
    1. Проблемы Бена, и , о которых вы не можете поговорить с ним и .

Как показывает Рейнхарт на ряде других примеров, есть веская причина полагать, что вместо операции линейного порядка объяснение со-ссылки связано со структурными свойствами выражений.Согласно структурно-зависимому анализу кореференциальные интерпретации разрешены только тогда, когда анафоры связаны другим номиналом. Эта привязка является структурно-чувствительным и асимметричным отношением, согласно которому субъект может связывать объект, но объект не может связывать субъект. Что касается приведенных выше примеров, существует асимметрия между вариантами кореферентности субъектов и вариантами кореферентности объектов (или не-субъектов), поскольку в случаях с предустановленными составляющими прямое местоимение невозможно, если местоимение является подлежащим — как в (3a) и (5a) — но возможно, если местоимение не является подлежащим — как в (3b) и (5b).Таким образом, иерархическое отношение связывания, включающее как c-команду, так и коиндексацию, дает нам более всеобъемлющее и значительно улучшенное объяснение явлений — оно объясняет не только то, что объясняет отношение предшествования и команды, но также и случаи, которые не может быть объяснено с помощью отношений упорядочения.

Было показано, что структурное отношение c-команды является фундаментальным отношением в синтаксисе, которое лежит в основе многих различных лингвистических явлений (см. Подробное обсуждение командных отношений в Barker & Pullum 1990), и приведенное выше является одним из примеров общего явления в котором более простые в вычислительном отношении операции, такие как линейное расстояние, игнорируются в пользу сложных в вычислительном отношении структурно-зависимых операций. 12 Более того, к настоящему времени существует множество психолингвистических свидетельств в пользу этого утверждения (см. Недавний обзор психолингвистических исследований зависимости структуры от Phillips & Wagers 2007; см. Также сборник под редакцией Sprouse & Hornstein 2013 ). Следует отметить, что это справедливо для определенного вида вычислений, реализуемых в человеческом мозге, — если хотите, для биологических вычислений. Если бы современные компьютеры могли последовательно анализировать выражения естественного языка методами, которые предполагают, что выражения основаны на линейном расстоянии или статистических закономерностях, это был бы интересный и ценный результат, который можно было бы найти во многих практических применениях.Однако вопрос о том, могут ли компьютеры это делать, не имеет отношения к этому обсуждению, потому что наш мозг не работает таким образом: язык, похоже, почти полностью использует структурно-зависимые операции (см. Moro 2013; 2014).

Эти операции часто не имеют отношения к экстернализации и во многих случаях находятся в прямом конфликте с эффективной работой или потребностями сенсомоторных систем, поскольку они используются для связи. Линейное расстояние более эффективно, возможно, менее затратно для парсера и проще с точки зрения коммуникации, но практически отсутствует в критических случаях, когда этого можно было бы ожидать.Как утверждает Хомский (2013), одно из объяснений этого феномена состоит в том, что линейное расстояние просто недоступно ребенку во время овладения языком; вместо этого они руководствуются принципом, который гласит, что не существует такой вещи, как линейный порядок, и что следует рассматривать только операции, зависящие от структуры. Но структурно-зависимые операции создают проблемы для связи, которые не возникли бы, если бы вместо этого использовалось, скажем, линейное расстояние. Лингвистические выражения кажутся оптимизированными для вычислительной эффективности, они не структурированы таким образом, чтобы облегчить общение.

Ключевым источником свидетельств в пользу утверждения, что язык оптимизирован для вычислительной эффективности, является то, что вычислительная эффективность, по-видимому, является особенностью биологических систем, которые, конечно же, включают человеческий мозг и языковые способности внутри него. Другими словами, доказательства вычислительной эффективности человеческого мозга также свидетельствуют о вычислительной эффективности языковых способностей, потому что последние являются частью первых. Работа Кристофера Черняка по вычислительной нейроанатомии применяет комбинаторную теорию оптимизации сети (Garey & Johnson, 1979) к структуре мозга.Его нейроанатомические исследования касаются оптимизации размещения нервных компонентов и показывают, что «когда анатомическое позиционирование рассматривается как проблема минимизации разводки микросхем, гипотеза« наилучшего из всех возможных »предсказывает фактическое размещение мозга, их узлов и даже их нервов». клетки »(Черняк 1994: 89). Другими словами, оптимизация компоновки предсказывает анатомию в том смысле, что так называемый принцип «сохранения проводов», по-видимому, является организующим принципом структуры мозга (Чкловский и др.2002). Нейронные связи в головном мозге — это сильно ограниченный и конечный ресурс, особенно те, которые находятся на большем расстоянии, которые подвержены ограничениям из-за объема и времени распространения сигнала. Чтобы выполнять широкий круг задач, на которые он способен, мозг должен справиться с этими ограничениями за конечное время, и это делается не просто «достаточно хорошо» или просто удовлетворительно (Simon 1956). Существует бесчисленное множество локальных максимумов, которые подойдут для поставленной задачи, но мозг, кажется, структурирован оптимальным образом, который ближе или действительно находится на глобальном максимуме, асимптотически близок к тому, чтобы быть лучшим из всех возможных мозгов с учетом имеющихся ограничений. и начальные условия (Черняк и др.2002).

Оптимальная структура биологических нейронных систем была впервые подтверждена при изучении нервной системы миллиметрового круглого червя C. elegans , которое является одним из немногих животных, для которых у нас есть полная нейроанатомическая карта, вплоть до уровня синапсов. (Черняк 1995; 2005). Десяток компьютеров, работавших в течение целой недели, тщательно исследовали все возможные схемы расположения ганглиев круглого червя, что привело к результату, который, по словам Черняка, на самом деле является идеальным и оптимальным: фактическое расположение ганглиев круглого червя оказывается наиболее оптимальным из миллионов. возможных макетов.Последующие исследования наблюдали еще более тонкую оптимизацию проводников в структуре коры головного мозга крыс, кошек и обезьян-макак (Cherniak et al. 2004). Поскольку способ работы человеческого мозга оптимизирован в указанном выше смысле, и поскольку языковые способности находятся в мозгу, нет причин ожидать, что языковые способности также не будут соблюдать принцип эффективных вычислений. Между прочим, такие выводы об оптимальности, ограничениях развития и т.п. не ограничиваются неврологией или языковыми способностями (Boeckx & Piattelli-Palmarini 2005).Скорее, их можно найти в работах по многим видам, от зарождения современной биологии (Thompson 1942; Turing 1952; Leiber 2001) до современного мышления (Maynard Smith 1985; Kauffman 1993; Stewart 1998; Gould 2002; Fox Keller 2002).

Асимметрия в пользу вычислительной эффективности наглядно иллюстрируется наличием в естественном языке структурной неоднозначности и предложений садовых дорожек. Они явно вызывают проблемы при общении, и поэтому можно спросить, зачем они вообще есть в естественном языке.Филлипс (1996) показывает, что многие хорошо известные неоднозначности (например, , по словам Джона, Билл вчера покинул ), на самом деле могут быть объяснены тем же вычислительным принципом (Branch Right), который вызывает определенные структурные искажения при синтаксическом анализе выражений (см. Филлипс и Льюис 2013). 13 Это структурный выбор по умолчанию, который синтаксический анализатор, при прочих равных, выбирает — и этот выбор не имеет ничего общего с коммуникативной эффективностью. По словам Филлипса, экспериментальные результаты показывают, что «при выборе между локальной привязкой, которая является более сложной структурой, не поддерживается дискурсом и не требуется синтаксисом или семантикой, и нелокальной привязкой, которая структурно« проще »и включает в себя обязательная синтаксическая составляющая, синтаксический анализатор выбирает более локальную привязку »(Phillips 1996: 20). 14 Нормальная работа вычислительной системы имеет всевозможные нежелательные эффекты, такие как двусмысленность и предложения садовых дорожек, но только тогда, когда задействовано общение. Это говорит о том, что экстернализация языка с целью общения является периферийным аспектом языка.

Если бы основной функцией языка было общение, можно было бы ожидать, что основные механизмы языка будут структурированы таким образом, чтобы способствовать успешному общению. Но мы обнаруживаем, что не только это не так, но и что базовые механизмы языка на самом деле структурированы таким образом, чтобы максимизировать вычислительную эффективность, что в конечном итоге вызывает коммуникативные проблемы.Есть вычислительная система и есть синтаксический анализатор, последний из которых является частью систем, экстернализирующих язык. Чем ближе эти двое друг к другу, тем больше получается с точки зрения общей эффективности. Однако чем дальше они друг от друга, тем больше возникает вопросов, почему? Я предположил, что эти двое находятся дальше, чем принято думать. Для экстернализации языка синтаксический анализатор должен учитывать вычислительные и структурные особенности пакета syntax-LF.Последнее, однако, создает проблемы для экстернализации языка в общении (двусмысленность, предложения садовой дорожки и т. Д.). Проблемы для коммуникации возникают, когда вычислительная система, которая работает по независимому пути, используется в процессе коммуникации. Другими словами, препятствия на пути к успешному и плавному общению являются результатом вычислительных операций основных механизмов языка, которым предлагается выполнить функцию, экстернализируя язык с намерением общаться, что не является их основной функцией.

Напомним, что существует конфликт между вычислительной эффективностью и коммуникативной эффективностью. Если бы функция языка была в первую очередь для общения, можно было бы предсказать, что языковая система выберет операцию, которая помогает в передаче пропозициональных мыслей, или, по крайней мере, такую, которая не препятствует синтаксическому анализу или интерпретации. Но взгляд на данные лингвистических, сравнительных, невропатологических, связанных с развитием и нейробиологических исследований показывает, что это не так.Это говорит о том, что языковая система состоит из вычислительных операций, которые оптимизированы для вычислений, а не для коммуникативной эффективности.


Акмаджян, Адриан;
Демерс, Ричард А .;
Харниш, Роберт М.
. (1980). Преодоление недостатков в «модели сообщения» лингвистической коммуникации В:

Кашер, Аса (ред.),

Коммуникация и познание .

Нью-Йорк, штат Нью-Йорк:
Рутледж,
13
С. 317.

Переиздано в 1998 году. Прагматика: критические концепции.6 томов .


Асулин, Эран
. (2013).
Творческий аспект использования языка и значение для лингвистической науки.
Биолингвистика

7
: 228.


Бах, Кент;
Харниш, Ричард М.
. (1979).
Языковое общение и речевые акты .

Кембридж, Массачусетс:
MIT Press.


Баркер, Крис;
Пуллум, Джеффри К.
. (1990).
Теория командных отношений.
Языкознание и философия

13
: 1.DOI: http://dx.doi.org/10.1007/BF00630515


Барончелли, Андреа;
Чейтер, Ник;
Пасто-Саторрас, Ромуальдо;
Кристиансен, Мортен Х.
. (2012).
Биологические истоки языкового разнообразия.
PLoS ONE

7
(10)
: e48029.
DOI: http://dx.doi.org/10.1371/journal.pone.0048029


Бервик, Роберт С .;
Оканоя, Кадзуо;
Beckers, Gabriel J.L .;
Болхуис, Йохан Дж.
. (2011).
Песни к синтаксису: Лингвистика пения птиц.
Тенденции в когнитивных науках

15
(3)
: 113.DOI: http://dx.doi.org/10.1016/j.tics.2011.01.002


Бёкс, Седрик
. (2011).
Биолингвистика: краткое руководство для недоумевающих.
Лингвистические науки

10
(5)
: 449.


Бёкс, Седрик;
Пьяттелли-Пальмарини, Массимо
. (2005).
Язык как естественный объект: лингвистика как естествознание.
Лингвистический обзор

22
: 447.

DOI: http://dx.doi.org/10.1515/tlir.2005.22.2-4.447


Браттико, Паули;
Лийкканен, Ласси
.(2009).
Переосмысление картезианской теории языковой продуктивности.
Философская психология

22
(3)
: 251.

DOI: http://dx.doi.org/10.1080/095150807357


Бертон-Робертс, Ноэль
. (2011).
Об основах синтаксиса и роли фонологии в человеческом познании.
Lingua

121
: 2089.

DOI: http://dx.doi.org/10.1016/j.lingua.2011.08.001


Каплан, Дэвид;
Уотерс, Глория;
ДеДе, Гейл;
Мишо, Дженнифер;
Редди, Аманда
.(2007).
Исследование синтаксической обработки при афазии I: поведенческие (психолингвистические) аспекты.
Мозг и язык

101
: 103.

DOI: http://dx.doi.org/10.1016/j.bandl.2006.06.225


Каррутерс, Питер
. (2002).
Когнитивные функции языка.
Поведенческие науки и науки о мозге

25
: 657.


Черняк, Кристофер
. (1994).
Философия и вычислительная нейроанатомия.
Философские исследования

73
: 89.DOI: http://dx.doi.org/10.1007/BF01207659


Черняк, Кристофер
. (1995).
Размещение нейронных компонентов.
Тенденции в неврологии

18
: 522.

DOI: http://dx.doi.org/10.1016/0166-2236(95)98373-7


Черняк, Кристофер
. (2005). Врожденность и оптимизация мозговой проводки: негеномный нативизм В:

Zilhão, Антониу (ред.),

Эволюция, рациональность и познание: когнитивная наука двадцать первого века .Нью-Йорк, штат Нью-Йорк:
Рутледж,
С. 103.


Черняк, Кристофер;
Мохтарзада, Зекерия;
Родригес-Эстебан, Рауль;
Чангизи, Келли
. (2004).
Глобальная оптимизация расположения коры головного мозга.
Труды Национальной академии наук

101
: 1081.

DOI: http://dx.doi.org/10.1073/pnas.0305212101


Черняк, Кристофер;
Мохтарзада, Зекерия;
Нодельман, Ури
. (2002). Оптимально-проводные модели нейроанатомии В:

Асколи, Джорджио А.(ред.),

Вычислительная нейроанатомия: принципы и методы .

Тотова, Нью-Джерси:
Humana Press,
С. 71.

DOI: http://dx.doi.org/10.1385/1-59259-275-9:71


Чкловский, Дмитрий Б .;
Шикорски, Томас;
Стивенс, Чарльз Ф.
. (2002).
Оптимизация разводки в корковых цепях.
Нейрон

34
: 341.

DOI: http://dx.doi.org/10.1016/S0896-6273(02)00679-7


Хомский, Ноам
. (1995).
Минималистическая программа .Кембридж, Массачусетс:
MIT Press.


Хомский, Ноам
. (2000). Минималистские запросы: Фреймворк В:

Мартин, Роджер,
Майклс, Дэвид; Дэвид и
Uriagereka, Хуан Хуан (ред.),

Шаг за шагом: Очерки минималистского синтаксиса в честь Говарда Ласника .

Кембридж, Массачусетс:
MIT Press,
С. 89.


Хомский, Ноам
. (2007).
Биолингвистические исследования: дизайн, разработка, эволюция.
Международный журнал философских исследований

15
(1)
: 1.DOI: http://dx.doi.org/10.1080/09672550601143078


Хомский, Ноам
. (2013).
Какие мы существа? Лекция 1: Что такое язык ?.
Философский журнал

90
(12)
: 645.

DOI: http://dx.doi.org/10.5840/jphil2013110121


Хомский, Ноам
. (2013a).
Проблемы проектирования.
Lingua

130
: 33.

DOI: http://dx.doi.org/10.1016/j.lingua.2012.12.003


Крейн, Стивен
. (2012).
Появление смысла .Кембридж:
Издательство Кембриджского университета,
DOI: http://dx.doi.org/10.1017/CBO9780511842863


Камминс, Роберт
. (1975).
Функциональный анализ.
Философский журнал

72
(20)
: 741.

DOI: http://dx.doi.org/10.2307/2024640


Камминс, Роберт
. (1996).
Системность.
Философский журнал

93
(12)
: 591.

DOI: http://dx.doi.org/10.2307/2941118


Камминс, Роберт;
Блэкмон, Джеймс;
Берд, Дэвид;
Пуарье, Пьер;
Рот, Мартин;
Шварц, Георг
.(2001).
Системность и познание структурированных областей.
Философский журнал

98
(4)
: 167.

DOI: http://dx.doi.org/10.2307/2678476


Камминс, Роберт;
Рот, Мартин
. (2009). Черты характера не эволюционировали, чтобы функционировать так, как они работают, из-за прошлого преимущества:

Айяла, Франсиско Дж.,
Арп, Роберт Роберт (ред.),

Современные дискуссии в философии биологии .

Оксфорд:
Вили-Блэквелл,
С. 72.

DOI: http: // dx.doi.org/10.1002/9781444314922.ch5


Дэвидсон, Дональд
. (1975). Подумал и поговорил в:

Guttenplan, Сэмюэл Д. (ред.),

Разум и язык: лекции в Вольфсоновском колледже 1974 .

Оксфорд:
Кларендон Пресс,
С. 7.


Дэвидсон, Дональд
. (1982).
Рациональные животные.
Диалектика

36
(4)
: 317.

DOI: http://dx.doi.org/10.1111/j.1746-8361.1982.tb01546.x


Дьякон, Терренс В.
. (1997).
Символический вид: совместная эволюция языка и мозга .

Нью-Йорк, штат Нью-Йорк:
W. W. Norton & Company.


де Ваал, Франс
. (2001).
Обезьяна и суши-мастер: Размышления приматолога .

Нью-Йорк, штат Нью-Йорк:
Основные книги.


Дин, Най;
Меллони, Лючия;
Чжан, Ханг;
Тянь, Син;
Поппель, Дэвид
. (2016).
Корковое отслеживание иерархических языковых структур в связной речи.
Природа, неврология

19
(1)
: 158.DOI: http://dx.doi.org/10.1038/nn.4186


Ди Шулло, Анна Мария,
Бёкс, Седрик Седрик (ред.),
. (2011).
Биолингвистическое предприятие: новые взгляды на эволюцию и природу факультета человеческого языка .

Оксфорд:
Издательство Оксфордского университета.


Даммит, Майкл
. (1981).
Интерпретация философии Фреге .

Лондон:
Дакворт.


Даммит, Майкл
. (1989). Язык и общение В:

Георгий, Александр (изд.),

Размышления о Хомском .

Оксфорд:
Блэквелл,
С. 192.


Дайер, Фред;
Дикинсон, Джеффри
. (1994).
Развитие солнечной компенсации медоносными пчелами: как малоопытные пчелы оценивают курс солнца.
Труды Национальной академии наук США

91
: 4471.

DOI: http://dx.doi.org/10.1073/pnas.91.10.4471


Эллис, Дональд Г.
. (1999).
От языка к общению .

Лондон:
Лоуренс Эрлбаум Ассошиэйтс.


Fitch, Tecumseh W .;
Хаузер, Марк Д .;
Хомский, Ноам
. (2005).
Эволюция языковой способности: пояснения и последствия.
Познание

97
: 179.

DOI: http://dx.doi.org/10.1016/j.cognition.2005.02.005


Фодор, Джерри А.
. (1975).
Язык мысли .

Нью-Йорк:
Кроуэлл.


Фодор, Джерри А.
. (1998).
Концепции: где когнитивная наука пошла не так .Оксфорд:
Кларендон Пресс,
DOI: http://dx.doi.org/10.1093/0198236360.001.0001


Фодор, Джерри А.
. (2001).
Язык, мысль и композиционность.
Разум и язык

16
: 1.

DOI: http://dx.doi.org/10.1111/1468-0017.00153


Фодор, Джерри А.
. (2008).
ЛОТ 2: Возвращение к языку мысли .

Оксфорд:
Издательство Оксфордского университета,
DOI: http://dx.doi.org/10.1093/acprof:oso/9780199548774.001.0001


Фокс Келлер, Эвелин
.(2002).
Осмысление жизни .

Кембридж, Массачусетс:
Издательство Гарвардского университета.


Галлистель, Рэнди Чарльз
. (1990).
Организация обучения .

Кембридж, Массачусетс:
MIT Press.


Галлистель, Рэнди Чарльз (ред.),
. (1991).
Познание животных .

Кембридж, Массачусетс:
MIT Press.


Галлистель, Рэнди Чарльз
. (2009). Основополагающие абстракции В:

Пьяттелли-Пальмарини, Массимо,
Уриагрека, Хуан; Хуан и
Салабуру, Пелло Пелло (ред.),

Разумов и языка .

Оксфорд:
Издательство Оксфордского университета,
С. 58.


Галлистель, Рэнди Чарльз
. (2011).
Прелингвистическая мысль.
Изучение и развитие языков

7
(4)
: 253.

DOI: http://dx.doi.org/10.1080/15475441.2011.578548


Галлистель, Рэнди Чарльз;
Король, Адам Филип
. (2010).
Память и вычислительный мозг: почему когнитивная наука изменит нейробиологию .

Оксфорд:
Вили-Блэквелл.


Гарей, Майкл;
Джонсон, Дэвид
. (1979).
Компьютеры и сложность: руководство по теории NP-полноты .

Нью-Йорк, штат Нью-Йорк:
В. Х. Фриман.


Гаукер, Кристофер
. (2002).
Без языка нет концептуальной мысли.
Поведенческие науки и науки о мозге

25
: 687.
DOI: http://dx.doi.org/10.1017/S0140525X02360126


Гулд, Стивен Джей
. (2002).
Структура эволюционной теории .Кембридж, Массачусетс:
Издательство Гарвардского университета.


Грайс, Х. Пол
. (1957).
Значение.
Философское обозрение

66
: 377.

DOI: http://dx.doi.org/10.2307/2182440


Грайс, Х. Пол
. (1975). Логика и разговор В:

Коул, Питер,
Морган, Джерри Л. Джерри Л. (ред.),

Синтаксис и семантика 3: Прагматика .

Нью-Йорк, штат Нью-Йорк:
Академическая пресса,
С. 41.


Хаузер, Марк Д.
. (2000).
Дикие умы .

Нью-Йорк, штат Нью-Йорк:
Генри Холт и компания.


Хаузер, Марк Д .;
Ян, Чарльз;
Бервик, Роберт С .;
Таттерсолл, Ян;
Райан, Майкл Дж .;
Ватумулл, Джеффри;
Хомский, Ноам;
Левонтин, Ричард С.
. (2014).
Тайна эволюции языка.
Границы психологии

5
: 1.

DOI: http://dx.doi.org/10.3389/fpsyg.2014.00401


Хаузер, Марк Д .;
Хомский, Ноам;
Fitch, Текумсе В.
. (2002).
Факультет языка: что это такое, у кого он есть и как он развивался?
Наука

298
: 1569.

DOI: http://dx.doi.org/10.1126/science.298.5598.1569


Хинзен, Вольфрам
. (2006).
Интеллектуальный дизайн и минимальный синтаксис .

Оксфорд:
Издательство Оксфордского университета,
DOI: http://dx.doi.org/10.1093/acprof:oso/9780199289257.001.0001


Хинзен, Вольфрам
. (2013).
Узкий синтаксис и язык мысли.
Философская психология

26
(1)
: 1.

DOI: http://dx.doi.org/10.1080/09515089.2011.627537


Херфорд, Джеймс Р.
. (2007).
Истоки значения: язык в свете эволюции .

Оксфорд:
Издательство Оксфордского университета.


Джекендофф, Рэй
. (1972).
Семантика в порождающей грамматике .

Кембридж, Массачусетс:
MIT Press.


Джекендофф, Рэй
. (1999).
Возможные этапы развития языковой способности.
Тенденции в когнитивных науках

3
(7)
: 272.

DOI: http: // dx.doi.org/10.1016/S1364-6613(99)01333-9


Джекендофф, Рэй
. (2002).
Основы языка: мозг, значение, грамматика, эволюция .

Оксфорд:
Издательство Оксфордского университета.


Джекендофф, Рэй;
Пинкер, Стивен
. (2005).
Природа языкового факультета и его значение для эволюции языка (Ответ Фитчу, Хаузеру и Хомскому).
Познание

97
: 211.

DOI: http://dx.doi.org/10.1016/j.cognition.2005.04.006


Карлссон, Фред
.(2010). Синтаксическая рекурсия и итерация В:

ван дер Хюльст, Гарри (ред.),

Рекурсия и человеческий язык .

Берлин:
Мутон де Грюйтер,
С. 43.

DOI: http://dx.doi.org/10.1515/9783110219258.43


Кауфман, Стюарт
. (1993).
Истоки заказа .

Оксфорд:
Издательство Оксфордского университета.


Лангакер, Рональд В.
. (1969). О прономинализации и подчиненности В:

Райбел, Дэвид А.,
Шейн, Сэнфорд А.Сэнфорд А. (ред.),

Современные исследования на английском языке .

Энглвуд Клиффс, Нью-Джерси:
Прентис-Холл,
С. 160.


Ласник, Ховард
. (1976).
Замечания о кореференции.
Лингвистический анализ

2
: 1.


Лейбер, Джастин
. (2001).
Тьюринг, хрупкость и несостоятельность эволюционных объяснений: загадка единства работы Алана Тьюринга с некоторыми более серьезными последствиями.
Философская психология

14
(1)
: 83.DOI: http://dx.doi.org/10.1080/09515080120033553


Леннеберг, Эрик
. (1962).
Понимание языка без способности говорить: отчет о болезни.
Журнал аномальной и социальной психологии

65
(6)
: 419.

DOI: http://dx.doi.org/10.1037/h0041906


Mangum, Wyatt A.
. (2010). Общение с животными: «язык» медоносных пчел В:

Беренс, Сьюзан Дж.,
Паркер, Джудит А. Джудит А. (ред.),

Язык в реальном мире: Введение в лингвистику .Нью-Йорк, штат Нью-Йорк:
Рутледж,
С. 255.


Мэйнард Смит, Джон;
Буриан, Ричард;
Кауфман, Стюарт А .;
Альберх, Пере;
Кэмпбелл, Джон Х .;
Гудвин, Брайан;
Ланде, Рассел;
Рауп, Дэвид М .;
Вольперт, Льюис
. (1985).
Ограничения развития и эволюция.
Ежеквартальный обзор биологии

60
(3)
: 265.

DOI: http://dx.doi.org/10.1086/414425


Макдауэлл, Джон
. (1994).
Разум и мир .

Кембридж, Массачусетс:
MIT Press.


Маклафлин, Брайан П.
. (2009).
Снижение систематичности.
Синтез

(170)
: 251.

DOI: http://dx.doi.org/10.1007/s11229-009-9582-0


Милликен, Рут Гарретт
. (2005).
Язык: биологическая модель .

Оксфорд:
Кларендон Пресс,
DOI: http://dx.doi.org/10.1093/0199284768.001.0001


Моравчик, Юлиус М.
. (1981).
Фреге и Хомский о мысли и языке.
Философские исследования Среднего Запада

6
(1)
: 105.DOI: http://dx.doi.org/10.1111/j.1475-4975.1981.tb00431.x


Моро, Андреа
. (2013).
Равновесие человеческого синтаксиса: симметрии в мозгу .

Нью-Йорк, штат Нью-Йорк:
Рутледж.


Моро, Андреа
. (2014).
О сходстве синтаксиса и действий.
Тенденции в когнитивных науках

18
(3)
: 109.

DOI: http://dx.doi.org/10.1016/j.tics.2013.11.006


Ориги, Глория;
Спербер, Дэн
. (1998).Эволюция, общение и правильная функция языка: обсуждение Милликена в свете прагматики и психологии чтения мыслей.

Каррутерс, Питер,
Чемберлен, Эндрю Эндрю (ред.),

Эволюция и человеческий разум: язык, модульность и социальное познание .

Кембридж:
Издательство Кембриджского университета,
С. 140.


Паркер, Анна Р.
. (2006).
Развитие способности к узкому языку: была ли рекурсия ключевым шагом?
Материалы 6-й Международной конференции по эволюции языка.

: 239.


Петитто, Лаура-Энн
. (2005). Как мозг порождает язык: о нервной ткани, лежащей в основе усвоения речи человеком.

Макгилврей, Джеймс (ред.),

Кембриджский компаньон Хомского .

Кембридж:
Издательство Кембриджского университета,
С. 84.


Петитто, Лаура-Анн;
Заторре, Роберт;
Гауна, Кристина;
Никельский, Э. Дж .;
Дости, Дина;
Эванс, Алан
.(2000).
Речевая мозговая активность у глухих людей при обработке жестовых языков: последствия для нейронной основы человеческого языка.
Труды Национальной академии наук

97
(25)
: 13961.


Филлипс, Колин
. (1996).
Порядок и структура (Рабочие документы MIT по лингвистике). диссертация.

Кембридж, Массачусетс:
Массачусетский Институт Технологий.


Филлипс, Колин;
Ставки, Мэтью
. (2007). Соотношение структуры и времени в лингвистике и психолингвистике В:

Гаскелл, Гарет (изд.),

Оксфордский справочник по психолингвистике .

Оксфорд:
Издательство Оксфордского университета,
С. 739.

DOI: http://dx.doi.org/10.1093/oxfordhb/9780198568971.013.0045


Филлипс, Колин;
Льюис, Шеваун
. (2013).
Порядок следования производных в синтаксисе: доказательства и архитектурные последствия.
Лингвистика

6
: 11.


Piantadosi, Steven T .;
Тили, Гарри;
Гибсон, Эдвард
. (2012).
Коммуникативная функция двусмысленности в языке.
Познание

122
(3)
: 280.

DOI: http://dx.doi.org/10.1016/j.cognition.2011.10.004


Пиаттелли-Пальмарини, Массимо;
Уриагрека, Хуан;
Салабуру, Пелло
. (2009).
Разумов и языка: диалог с Ноамом Хомским в Стране Басков .

Оксфорд:
Издательство Оксфордского университета.


Пинкер, Стивен;
Блум, Пол
. (1990).
Естественный язык и естественный отбор.
Бихевиоризм и наука о мозге

13
: 707.DOI: http://dx.doi.org/10.1017/S0140525X00081061


Пинкер, Стивен;
Джекендофф, Рэй
. (2005).
Факультет языка: что в нем особенного?
Познание

95
: 201.

DOI: http://dx.doi.org/10.1016/j.cognition.2004.08.004


Повинелли, Дэниел Дж.
. (2000).
Народная физика для обезьян .

Оксфорд:
Издательство Оксфордского университета.


Редди, Майкл
. (1979). Метафора канала: случай конфликта фреймов в нашем языке по поводу языка В:

Ортони, Эндрю (изд.),

Метафора и мысль .

Кембридж:
Издательство Кембриджского университета,
С. 284.


Рейнхарт, Таня
. (1983).
Анафора и смысловая интерпретация .

Бекенхэм:
Крум Шлем.


Рейнхарт, Таня
. (2006).
Интерфейсные стратегии: оптимальные и дорогостоящие вычисления .

Кембридж, Массачусетс:
MIT Press.


Ропер, Том,
Спис, Маргарет Маргарет (ред.),
. (2014).
Рекурсия: сложность познания .Гейдельберг:
Springer.


Росс, Джон Роберт
. (1986).
Бесконечный синтаксис! .

Норвуд, Нью-Джерси:
Ablex.


Райл, Гилберт
. (1968). Загадочный элемент в представлении о мышлении В:

Стросон, Питер Ф. (ред.),

Исследования по философии мысли и действия .

Оксфорд:
Издательство Оксфордского университета,
С. 7.


Зауэрланд, Ули;
Гертнер, Ханс-Мартин
. (2007).
Интерфейсы + рекурсия = Язык? Минимализм Хомского и взгляд на синтаксис-семантику .Берлин:
Mouton de Gruyter.


Сирл, Джон
. (1974). Революция Хомского в лингвистике В:

Харман, Гилберт (ред.),

О Ноаме Хомском: Критические очерки .

Нью-Йорк, штат Нью-Йорк:
Якорь,
стр.2.


Семино, Елена
. (2006). Корпусное исследование метафор речевой деятельности в британском английском In:

Стефанович, Анатолий,
Грис, Стефан Т. Стефан Т. (ред.),

Корпоративные подходы к метафоре и метонимии .Берлин:
Мутон де Грюйтер,
С. 36.


Шеттлворт, Сара Дж.
. (2010).
Познание, эволюция и поведение .

Оксфорд:
Издательство Оксфордского университета.


Сигурэссон, Халльдор Арманн
. (2003). Принцип тишины В:

Дельсинг, Ларс-Олоф,
Фальк, Сесилия; Сесилия и
Йозефссон, Гунлог; Gunlög,
Sigursson, Halldór Á. Halldór Á. (ред.),

Грамматика в фокусе, Festschrift для Кристера Плацака 18 ноября 2003 г. .Лунд:
Валлин и Далхольм,
2
С. 325.


Сигурэссон, Халльдор Арманн
. (2004).
Значимая тишина, бессмысленные звуки.
Справочник по языковым вариациям

4
(1)
: 235.


Саймон, Герберт А.
. (1956).
Рациональный выбор и структура среды.
Психологический обзор

63
(2)
: 129.

DOI: http://dx.doi.org/10.1037/h0042769


Слезак, Петр
. (2002).
Размышление о мышлении: язык, мышление и самоанализ.
Язык и общение

22
: 353.

DOI: http://dx.doi.org/10.1016/S0271-5309(02)00012-5


Смит, Нил;
Цимпли, Янти-Мария
. (1995).
Ум ученого .

Оксфорд:
Блэквелл.


Спербер, Дэн;
Уилсон, Дейрдра
. (1986).
Актуальность: Коммуникация и познание .

Кембридж, Массачусетс:
Издательство Гарвардского университета.


Спроус, Джон,
Хорнштейн, Норберт Норберт (ред.),
.(2013).
Экспериментальный синтаксис и островные эффекты .

Кембридж:
Издательство Кембриджского университета.


Стюарт, Ян
. (1998).
Другой секрет жизни: новая математика живого мира .

Нью-Йорк, штат Нью-Йорк:
Вайли.


Стромсвольд, Карин
. (1999). Когнитивная нейробиология овладения языком В:

Газзанига, Майкл (ред.),

Новые когнитивные нейронауки .

Кембридж, Массачусетс:
MIT Press,
стр.909.


Томпсон, Д’Арси
. (1942).
По росту и форме .

Кембридж:
Издательство Кембриджского университета.
[1917].


Томалин, Маркус
. (2007).
Пересмотр рекурсии в синтаксической теории.
Lingua

117
: 1784.

DOI: http://dx.doi.org/10.1016/j.lingua.2006.11.001


Томаселло, Майкл
. (2006). Приобретение языковых конструкций в:

Кун, Дина,
Зиглер, Роберт Роберт (ред.),

Справочник по детской психологии (шестое издание) .Хобокен, Нью-Джерси:
John Wiley & Sons, Inc,
С. 255.


Тьюринг, Алан
. (1952).
На химической основе морфогенеза.
Философские труды Лондонского королевского общества

237
: 37.

DOI: http://dx.doi.org/10.1098/rstb.1952.0012
Серия Б.


Ванпарис, Йохан
. (1995). Обзор металингвистических метафор В:

Гуссенс, Луи,
Пауэлс, Поль; Пол и
Рудзька-Остынь, Брыгида; Бригида,
Симон-Ванденберген, Анн-Мари; Анна Мария,
Ванпарис, Йохан Йохан (ред.),

Из уст в уста .

Амстердам:
Бенджамины,
стр.1.

DOI: http://dx.doi.org/10.1075/pbns.33.02van


фон Гумбольдт, Вильгельм
. (2000).
На языке .

Кембридж:
Издательство Кембриджского университета.
[1836].


Уолш, Денис М.
. (2008). Функция в:

Псиллос, Статис,
Творог, Мартин Мартин (ред.),

Товарищ Рутледж по философии науки .

Абингдон, Великобритания:
Рутледж,
стр.349.


Уильямс, Джоанна Радванска
. (1993).
Выражение и общение как основные языковые функции.
Исследования межкультурной коммуникации

3
: 91.


Ямада, Дженни Эллен
. (1990).
Лаура: случай модульности языка .

Кембридж, Массачусетс:
MIT Press.


Цварт, Ян-Воутер
. (2011).
Рекурсия в языке: подход многоуровневого вывода.
Биолингвистика

5
(1-2)
: 43.

(PDF) Психологические функции функциональных слов

Фитцсиммонс, Г. М., и Кей, А. С. (2004). Язык и межличностное познание: причинно-следственные

эффекты вариаций в использовании местоимений на восприятие близости. Личность и

Бюллетень социальной психологии, 30, 547–557,

Фольц, П. В. (1996). Скрытый семантический анализ для текстовых исследований. Поведенческие исследования

Методы, приборы и компьютеры, 28, 197–202.

Газзанига, М.С. (2005). Этический мозг. Нью-Йорк: Дана Пресс.

Гортнер Э. М. и Пеннебейкер Дж. У. (2003). Архивная анатомия стихийного бедствия: освещение в СМИ

и последствия для здоровья населения трагедии Texas A&M Bonfre Tragedy.

Журнал социальной и клинической психологии, 22, 580–603.

Готтшалк, Л. А. (1997). Ненавязчивое измерение психологических состояний и качеств.

В C.W. Робертс (ред.) Анализ текста для социальных наук: методы построения

Статистические выводы из текстов и стенограмм (стр.117–129). Махва, Нью-Джерси:

Эрлбаум.

Graham, L.E.II, Scherwitz, L., & Brand, R. (1989). Самостоятельная справка и заболеваемость ишемической болезнью сердца

в исследовании Western Collaborative Group. Психосоматическая медицина,

51, 137–144.

Hajek, C., & Giles, H. (2003). Новые направления в межкультурной коммуникативной компетенции.

В книге Дж. О. Грин и Б. Р. Бурлесона (ред.), Справочник по коммуникативным и социальным

навыкам взаимодействия (стр.935–957). Махва, Нью-Джерси: Лоуренс Эрлбаум.

Харт Р. П., Джарвис С. Э., Дженнингс В. П. и Смит-Хауэлл Д. (2005). Политические ключевые слова:

Используя язык, который нас использует. Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

Канагава К., Кросс С. Э. и Маркус Х. Р. (2001). «Кто я?» Культурная психология

концептуального Я. Бюллетень личности и социальной психологии, 27, 90–103.

Кашима, Э. С., и Кашима, Ю. (1998). Культура и язык: случай культурных измерений

и личного местоимения.Журнал кросс-культурной психологии, 29, 461–486.

Кашима, Э. С., и Кашима, Ю. (2005). Исправление к Кашиме и Кашиме (1998) и повторение

. Журнал кросс-культурной психологии, 36, 396–400.

Лепор, С. Дж., И Смит, Дж. М. (2002). Лекарство от письма: Как выразительное письмо pro

укрепляет здоровье и эмоциональное благополучие. Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация

.

Маркус, Х. Р., и Китайма, С.(1991). Культура и личность: значение для познания,

эмоций и мотивации. Психологическое обозрение, 98, 224–253.

МакАдамс, Д. П. (2001). Психология жизненных историй. Обзор общей психологии, 5,

100–122.

Мел, М. Р. (2004). Звуки социальной жизни: изучение повседневной социальной среды учащихся

и естественные разговоры. Неопубликованная докторская диссертация.

Мел, М. Р., Пеннебейкер, Дж. У. (2003). Социальная динамика культурных потрясений:

социальных взаимодействий вокруг 11 сентября 2001 г.Психологическая наука, 14, 579–585.

Миллер Г. А. (1995). Наука слов. Нью-Йорк: Научная американская библиотека.

Ньюман М. Л., Пеннебейкер Дж. У., Берри Д. С. и Ричардс Дж. М. (2003). Лживые слова:

Предсказание обмана с помощью лингвистического стиля. Личность и социальная психология

Бюллетень

, 29, 665–675.

Нисбетт Р. Э. (2003). География мысли: как азиаты и жители Запада думают по-разному

.Нью-Йорк, Нью-Йорк: Свободная пресса.

Пэн К. и Нисбетт Р. Э. (1999). Культура, диалектика и рассуждения о противоречии.

Американский психолог, 54, 741–754.

Пеннебейкер, Дж. У. и Дэвис, М. (2006). Использование и доминирование местоимений.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.