Негосударственное общеобразовательное учреждение Средняя общеобразовательная школа

Особенности психологии личности: Психологические особенности личности

Содержание

Психологические особенности — Психологос

Люди все разные, и даже особенности их различны. Люди отличаются ростом и доходами, возрастом и по здоровью, но одни из самых интересных – это внутренние, психологические особенности людей.

Это характер — например, волевой и смелый.

Это темперамент — например, живой и сильный.

Это способности: например, цепкое внимание, музыкальный слух, художественная одаренность, хорошая память, быстрое мышление, богатое воображение.

Это интересы и склонности: например, склонность заботиться о чистоте или порядке, интерес к музыке или наукам.

Это избирательность нашего внимания и памяти, это творческий характер нашего мышления, это особенные, уникальные чувства каждого из нас.

К сожалению, психологические особенности могут быть и негативными: обидчивость, забывчивость, плаксивость, раздражительность, легко может растеряться или разозлиться. Склонность спорить и возражать, склонность к азартным играм, интерес к подглядыванию и подслушиванию, интерес к сплетням или кошмарам. Усиливаясь, такие особенности становятся уже проблемами. См.→

Психологические особенности легче понимать и предсказывать, если уметь относить человека к тому или иному психологическому типу. Опытный психолог, взглянув только на фотографию человека, может рассказать о нем очень много. Понимая психологические особенности других людей, можно строить с ними более эффективные отношения, к чему-то относиться более терпимо, а с какими-то быть просто аккуратнее. Разобравшись со своими психологическими особенностями, вы будете лучше понимать свои сильные и слабые стороны, будете лучше понимать окружающих, почему они так реагируют на вас и почему ваши отношения складываются так, а не иначе.

Многие из тех, кто увлекается изучением психологических особенностей, часто стремятся понять в первую очередь негативные слабые стороны как себя, так и других людей. Как бы это ни объяснялось, это скорее ошибка. Даже работа над собой эффективнее у тех, кто ставит себе позитивные цели, цели не искоренить в себе негатив, а задачи выработать в себе нужные качества. Так же и вы: изучая свои и чужие психологические особенности, старайтесь обращать свое внимание в первую очередь на сильные стороны свои и окружающих.

Точнее, помните принцип: будьте готовы к худшему, но настраивайтесь на лучшее.

Психология личности — МФТИ

АРХИВ КУРСОВ

Кожарина Л.А., кандидат психологических наук

Курс посвящен изучению основополагающих проблем психологической науки, связанных с личностью человека. Студенты знакомятся с теоретическими основами психологии личности, учатся самостоятельному анализу существующих психологических теорий.

Значительное внимание в курсе уделено методологическим проблемам, а также конкретным подходам теориям и методам исследовательской и практической работы. В курсе рассматриваются как общетеоретические и методологические проблемы, психологии личности, так и конкретные вопросы становления личности в историческом и онтогенетическом аспектах, а также известные концепции в области психологии личности.

В результате изучения данного курса студенты должны:
— знать сущностные особенности проблемы определения понятия личности;
— понимать действительные возможности научного подхода при исследовании проблем психологии личности;
— знать конкретные психологические методики изучения личности человека;
— знать основные теории, концепции и подходы в современной психологии личности;
— ориентироваться в логике и закономерностях становления личности в онто- и филогенезе.

Данный курс читается в двух семестрах в количестве 66 часов, из них 33 часа лекций, 33 часа семинарских занятий. По окончании курса предусмотрен диф. зачет.

РАЗДЕЛ 1. ПРОБЛЕМА ЛИЧНОСТИ В ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ НАУКЕ

Тема 1. Проблема определения понятия личности
Философские основы теоретического подхода к личности. Проблема сущностного определения человека. Личность как единство всеобщего и универсального. Возможность и невозможность однозначного определения понятия личности. Редукционизм в психологии личности. Множественность трактовок понятия личности в современной психологии.

Тема 2. Категория развития в психологии личности
Проблема определения понятия развития. Отличие развития от изменения, роста, движения, созревания. Развитие как саморазвитие. Основные признаки развития: появление нового качества, прогрессивность изменений, внутренняя обусловленность. Тотальность личности и способности к саморазвитию. Совпадение и различие процессов развития психики и личности. Соотношение понятий личности и нравственности, внутренней свободы и ответственности, инициативности и осмысленности действия. Отличие понятия личности от понятий — индивид, субъект, индивидуальность. Предпосылки, условия, источники и движущие силы психического развития.

Тема 3. Биологическое и социальное в психике и личности человека
Исходные посылки и логика натуралистического подхода. Принцип естественного отбора и надъестественность человеческой культуры. Противопоставление биологического и социального. Биологизаторские и социологизаторские учения в психологической науке. Теория конвергенции двух факторов. Роль наследственности и социальной среды в становлении личности. Социо-культурные основы организмы человека. Проблемы психосоматики. Отличительные особенности личностного подхода в свете проблем биологического и социального.

РАЗДЕЛ 2. ИСТОРИОГЕНЕЗ ЛИЧНОСТИ

Тема 1. Принцип историзма в психологии личности
Личностность человеческого бытия как явление западной культуры. Различное понимание сущности и предназначения человека на Востоке и Западе. Проявления общинного и феодального сознания в современном мире. Безличностность и личностность мышления и бытия как результат своеобразного исторического развития психики человека в различных мировых культурах. Утверждение индивидуализированного бытия как существенное условие становления личности человека.

Тема 2. Историческое становление личностного сознания
Безличностность мышления и самосознания древних греков. Внутренние психологические качества (индивидуальная неповторимость, мотивы и побуждения, совесть и стыд) и гражданские доблести в Древней Греции. Субстанциональная и атрибутивная личность в работах А. Ф. Лосева. Роль христианства в становлении личностного бытия человека. Своеобразие средневекового мышления. Религиозное сознание и его влияние на формирование человека как личности. Перспективы развития исторической психологии.

Тема 3. Параметры личностного бытия в современном мире
Характеристика понятий: индивидуальность, творчество, свобода, инициативность, осмысленность. Юридическая и нравственная ответственность личности. Психологические основания вменения вины. Понятие о девиантном поведении и о личности преступника. Предвидение общественно значимых последствий своих действий и поступков. Осмысленная инициатива как характеристика волевого действия. Воля как психологический инструмент свободного действия. Противоположность и взаимодополнительность общинного и личностного сознания в современном мире.

РАЗДЕЛ 3. ОНТОГЕНЕЗ ЛИЧНОСТИ

Тема 1. Понятие психологического возраста в психологии личности
Физическое, историческое и психологическое время в жизни человека. Проблема единицы измерения психологического времени на оси онтогенеза. Несовпадение биологического созревания, психологического развития и личностного становления в онтогенезе. Теоретическое и эмпирическое обоснование кризисов развития. Стабильные и критические периоды. Ведущая деятельность и ее значение в формировании личности ребенка. Понятие о возрастных психологических новообразованиях и их роли в становлении личности. Основные периодизации психического и личностного развития.

Тема 2. Особенности развития личности в раннем возрасте
Движущие силы психического развития в раннем возрасте. Роль общения в личностном развитии ребенка младенческого и раннего возраста. Последствия депривации общения. Условия возникновения «бескорыстно-исследовательской», предметно-манипулятивной деятельности. Психологические новообразования критических и литических периодов данного возраста. Личностные особенности детей раннего возраста с трудностями в развитии.

Тема 3. Становление личности в дошкольном и младшем школьном возрасте
Основные виды детской игры. Их вклад в развитие личности ребенка. Психологическая и личностная готовность детей к обучению в школе. Особенности самосознания ребенка-дошкольника и младшего школьника. Ведущая учебная деятельность и ее значение в плане формирование личности. Формирование произвольности и этических инстанций. Воображение и рефлексия как новообразования дошкольного и младшего школьного периодов развития. Нарушения в эмоционально-мотивационной и волевой сфере у детей с трудностями развития. Психологическая диагностика и коррекция «трудных детей».

Тема 4. Личность подростка
Психологическое содержание развития личности в младшем и старшем подростковом возрасте. Проблема определения ведущей деятельности подростков. Особенности самосознания подростков. Чувство взрослости как возрастное психологическое новообразование. Соотношение общения и учебной деятельности в подростковом периоде развития. Особенности мотивационно-потребностной сферы личности и причины девиантного поведения в подростковом возрасте.

РАЗДЕЛ 4. ОСНОВНОЕ ПОДХОДЫ И ТЕОРИИ В ПСИХОЛОГИИ ЛИЧНОСТИ

Тема 1. Психоаналитический подход к изучению личности
Основополагающие понятия классического психоанализа (З. Фрейд). Либидозная энергия влечений. Представление о трех инстанциях в структуре личности: Я, Оно, Сверх-Я. Методы психоаналитического исследования личности. Роль комплексов в развитии личности. Психотерапевтические подходы и техники в психоанализе. Развитие психоаналитического направления (К. Юнг). Личное и коллективное бессознательное. Понятие архетипа. Персона как фрагмент коллективной психики.

Тема 2. Теория личности К. Левина
Топология и основные понятия динамической теории поля. Движущие силы поведения в учении К. Левина. Экспериментальные исследования личности в работах учеников и последователей К. Левина: Хоппе, Т. Дембо, А. Карстен, Р. Биренбаум, Б. В. Зейгарник.

Тема 3. Проблема личности в гуманистической психологии
Теория и практика в подходе Карла Р. Роджерса. Основные принципы гуманистической психологии. Представления о свободе, внутреннем психическом опыте, осознании бытия «здесь-и-теперь», самоактуализация, целостности личности, ответственности. Психологические механизмы защиты «Я — концепции» в теории К. Роджерса. Его психотерапевтические идеи и опыт работы как психотерапевта. Преодоление потребительской психологии «вещизма» в работах Э. Фромма. Понятия отчуждения. Концепция человеческой природы и положение о личности в обществе в трактовке Э. Фромма. Представление о Новом Человеке и Новой науке.

Тема 4. Культурно-историческая концепция развития личности
Идея развития как центральная проблема в исследованиях Л. С. Выготского. Методологическое значение учения о высших психических функциях для построения теории личности. Опосредствование как психологический механизм развития. Понятия социальной ситуации развития, центральной психической функции, возрастных новообразованиях и ведущей деятельности. Критерии личностного характера действий. Понятие о системном и смысловом строении сознания. Экспериментально-генетический метод.

Тема 5. Деятельностный подход в психологии личности
Деятельность как предельный объяснительный принцип и как предмет исследования. Проблема определения понятия личности в деятельностном подходе. Критика А. Н. Леонтьевым ролевых теорий личности. Точки «рождения личности в концепции А. Н. Леонтьева. Мотивационно-потребностная сфера как сущностное ядро личности. Значение установления иерархии мотивов. Основной показатель личностного становления в подростковом возрасте. Проблема смысла и значения в деятельностном подходе и в культурно-исторической концепции. Совпадения и различия в трактовках понятия личности в теории А. Н. Леонтьева и в исследованиях Л. И. Божович. Перспективы развития деятельностной теории личности.

ВОПРОСЫ К ДИФ. ЗАЧЕТУ

1. Проблема определения понятия личности.
2. Научный подход к проблеме личности.
3. Категория развития в психологии личности.
4. Биологическое и социальное в личности человека.
5. Соотношение понятий: психика, личность, индивид, субъект, индивидуальность.
6. Периодизация психического и личностного развития.
7. Основные психологические понятия и характеристики онтогенеза личности.
8. Критические и литические периоды развития.
9. Предпосылки, условия, движущие силы и источники психического развития.
10. Становление личности в младенческом возрасте.
11. Движущие силы психического развития в раннем возрасте.
12. Развитие личности в дошкольном возрасте.
13. Понятие ведущей деятельности.
14. Роль учебной деятельности в становлении личности младшего школьника.
15. Личность подростка.
16. Самосознание и самооценка на разных этапах онтогенеза.
17. Общая характеристика исторического становления личностного сознания.
18. Принцип историзма в психологии.
19. Мироотношение и самосознание в Древней Греции.
20. Роль христианства в становлении личностного сознания.
21. Особенности восточных и западных трактовок в учениях о личности человека.
22. Основные теории личности в современной психологической науке.
23. Психоаналитический подход к проблеме личности.
24. Исследования К. Левина и его учеников в области проблем психологии личности.
25. Трактовка личности в культурно-исторической концепции.
26. Деятельностный подход в психологии личности.
27. Основные методы изучения личности в различных психологических школах.
28. Подход к проблеме личности в гуманистической психологии.


СПИСОК ОБЯЗАТЕЛЬНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
1. Библер В. С. Мышление как творчество. — М.: Политиздат, 1975. — 397с.
2. Божович Л. И. Личность и ее формирование в детском возрасте. — М.: Просвещение, 1968. — 464 с.
3. Божович Л. И. Избранные психологические труды. Проблемы формирования личности // Под ред. Фельдштейна Д. И. — М.: Международная педагогическая академия. — 209 с.
4. Выготский Л. С. Исторический смысл психологического кризиса. Методологическое исследование. — Собр. соч.: В 6 т., т. 1. — М.: Педагогика, 1982. — с. 291-436.
5. Выготский Л. С. История развития высших психических функций. — Собр. соч.: В 6 т., Т.3. — М.: Педагогика, 1983. — С.6-114.
6. Выготский Л. С. Вопросы детской (возрастной) психологии. — Собр. соч.: В 6 т., Т.4 — М.: Педагогика, 1984. — С. 243-385.
7. Ильенков Э. В. Что же такое личность? // С чего начинается личность. — М.: Политиздат, 1984.- С. 321-358.
8. Кравцова Е. Е. Психологические проблемы готовности детей к обучению в школе. — М., Педагогика, 1991.- 152 с.
9. Леонтьев А. Н. Деятельность, сознание, личность. — М.: Политиздат, 1975. — 304 с.
10. Лосев А. Ф. Философия. Мифология. Культура. — М.: Политиздат, 1991. — С. 427-438.
11. Психология индивидуальных различий. Тексты // Под ред. Гиппенрейтер Ю. Б., Романова В. Я. — М.: Изд-во Моск. ун-та, 1982. — с. 15-21, 199-219.
12. Психология личности. Тексты // Под ред. Гиппенрейтер Ю. Б., Пузырея А. А.- М.: изд-во Моск. ун-та, 1982.- 288 с.
13. Роджерс К. Р. Взгляд на психотерапию. Становление человека: Пер. с англ. //Общ. ред. и предисл. Исениной Е. И. — М.: Издательская группа «Прогресс», «Универс», 1994. — 480 с.
14. Фромм Э. Иметь или быть? — М.: Прогресс, 1986. — 238 с.
15. Хрестоматия по истории психологии. Период открытого кризиса // Под ред. Гальперина П. Я., Ждан А. Н. — М.: Изд-во МГУ, 1980. — С. 146-210, 257-300.
16. Эльконин Д. Б. К проблеме периодизации психического развития в детском возрасте // Вопросы психологии, 1971, № 4. — С.6-21.
17. Юнг К. Г. Собрание сочинений. Психология бессознательного // Пер. с нем. — М.: Канон, 1994. — 320 с.

СПИСОК ДОПОЛНИТЕЛЬНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
1. Арсеньев А. С. Наука и человек (философский аспект) // Наука и нравственность — М., 1971. С. 114-159.
2. Асмолов А. Г., Братусь Б. С., Зейгарник Б. В., Петровский В. А., Субботский Е. В., Хараш А. У., Цветкова Л. С. О некоторых перспективах исследования смысловых образований личности // Вопросы психологии. — 1979. № 4. С. 35-45.
3. Возрастные и индивидуальные особенности младших подростков / Под. ред. Д. Б. Эльконина, Т. В. Драгуновой. — М.: Просвещение, 1967. — 360 с.
4. Запорожец А. В. Избранные психологические труды: в 2х т. — Т. 1. — М., 1986. — 316 с.
5. Зинченко В. П., Смирнов С. Д. Методологические вопросы психологии. — МГУ, 1983. — 164 с.
6. Кравцов Г. Г. Психологические проблемы начального образования. — Изд-во Красноярского ун-та, 1994. — 141 с.
7. Леонтьев А. Н. Об историческом подходе в изучении психики человека / Проблемы развития психики. — М., Изд-во МГУ, 1972. С. 341-399.
8. Лейтес Н. С. Умственные способности и возраст. — М., 1971. — 277 с.
9. Лисина Н. И. Формирование личности ребенка в общении // Психолого-педагогические проблемы становления личности в детском возрасте / Под. ред. В. В. Давыдова, И. В. Дубровиной. — М., 1980. С. 36-40.
10. Михайлов Ф. Т. Общественное сознание и самосознание индивида. — М., Наука, 1990. — 222 с.
11. Петровский А. В. Личность. Деятельность. Коллектив. — М., Политиздат, 1982. — 255 с.
12. Фельдштейн Д. И. Психология развития личности в онтогенезе. — М., 1989.
13. Юдин Э. Г. Системный подход и принцип деятельности. — М., Наука, 1978. — 391 с.

Психология личности | Санкт-Петербургский государственный аграрный университет

  

              Эта тема освящена в большом количестве  изданий и в нашей библиотеке представлена достаточно широко. Чаще всего главы посвящённые теме «психология личности» включены в учебники по общей психологии.

Один из самых простых и доступных учебников — это «Основы психологии» профессора Л. Д. Столяренко. Книга выпущена в Ростове — на –Дону в издательстве «Логос» в 1995г.  Этот учебник написан для студентов вузов и техникумов. Изложение популярное, для наглядности автор включил в текст некоторое количество таблиц. Специальные термины используются лишь в случае крайней необходимости. После каждой главы автором предложены вопросы для самопроверки и список дополнительной литературы по теме, изложенной в данной главе. Психологии    личности посвящены  три  главы. Это глава четвёртая: «Формирование и развитие личности», глава пятая:  «Современные психологические теории личности», и глава шестая: «Типология личности и личностный рост». В этом учебнике есть интересное приложение,  в нём содержатся психологические упражнения, игры, тесты.

                    Доступным является так же учебник по общей психологии, составленный Е.И. Роговым. Книга вышла в Москве в издательстве Владос в 2001 году. Этот курс лекций предназначен будущим педагогам — студентам 1-х курсов. Перед тем, как  эти лекции были изданы, они читались в Ростовском педагогическом университете в течение нескольких лет. Теме «психология личности» отведены шесть лекций в разделе «индивидуальные проявления и особенности личности». В конце раздела составителем предлагается список дополнительной  литературы.

                   Более серьёзный учебник по общей психологии написан известным практическим психологом профессором Г. С. Абрамовой. Книга вышла в Москве в издательстве Академический проект, в 2002 году. Пособие предназначено для студентов изучающих психологию, как специальную дисциплину.   Психологии личности  отведена  глава  двенадцатая. Жирным шрифтом выделены определения и те моменты, на которые, с точки зрения автора, надо обратить внимание. Кроме того, в этом издании есть интересное и довольно большое  дополнение, оно называется «Психология в вопросах и ответах». Вопросы сгруппированы по темам. Теме «Психология личности» соответствует  третья глава, она называется «Я». Список литературы прилагается отдельно к разделу «общая психология», и отдельно к разделу «психология в вопросах и ответах».

                  Практической стороне вопроса посвящена книга доктора психологических наук Сапоговой Елены Евгеньевны  «Задачи по общей психологии». Задачник  выпущен в Москве в издательстве Аспект Пресс в 2001 году. Этот учебник написан для студентов психологических специальностей. Здесь представлены только задачи, теория в учебник не вошла. Задачи разделены по уровню сложности и сгруппированы по темам. Одна из тем так и называется «психология личности». Материалом для построения задач послужили отрывки из художественных  произведений,  философских   трудов, научно – популярных книг. Ответов  в учебнике не приводится. В конце книги есть, довольно большой, список рекомендуемой литературы.

                 Кроме учебников по общей психологии раздел «психология личности» можно изучить по книгам, полностью посвящённым этой теме.  Они носят научно — популярный характер за исключением работы известного немецко-американского психолога и социолога Эриха Фромма «Бегство от свободы». Это научное издание. Монография вышла в Москве. В издательской группе «Прогресс» в 1995 году. В книге рассматривается оригинальная концепция свободы личности. Основная идея книги состоит в том, что современный человек не приобрёл свободы в смысле реализации его личности, то есть реализации его интеллектуальных, эмоциональных и чувственных способностей. Решение проблемы автором не предлагается, только анализ. Имеется предметный указатель, в тексте много примечаний. Несмотря на то, что  это научная работа, пользоваться ею будет не сложно: изложение вполне доступное.

           Остальная литература, представленная в данном обзоре, рассчитана на широкий  круг читателей и учебными пособиями не является. Достоинством этих книг является то, что они максимально привязаны к практике.

              Первая из них – это книга Томаса Харриса «Я — О Кей, Ты — О Кей». (Библиотека располагает разными изданиями данной книги). В некоторых других переводах название звучит, как «Я — хороший, Ты — хороший». Это первое полное издание на русском языке классического руководства по трансакатному анализу, который стал известен благодаря своей теории личности, со знаменитой схемой «родитель – взрослый – ребёнок». Впервые этот метод разработал Эрик Берн, у нас в библиотеке есть его книга «Игры в которые играют люди», но некоторые психологи считают, что изложение материала там достаточно сложное. В книге Харриса есть популярное изложение теории  трансакатного анализа и его практическое применение. Книге около 30 лет. В России первый перевод появился в 1975году в самиздате. После этого книга Харриса  у нас издавалась ещё несколько раз, но полного перевода, со всеми оригинальными рисунками, до 1997 года,  не было. Томасом Харрисом у себя на родине (в США) основан институт трансакатного       анализа (ТА).

             Теории Трансакатного анализа посвящена так же книга М.Джеймса и Д. Джонгвард «Рождённые выигрывать». Издание выпущено в Москве в 1993 году издательской группой «Прогресс». Несколько слов о названии: В нашей культуре слово «выигрывать» означает взять верх над кем или над чем либо, но здесь англоязычные авторы имели в виду достижение личностью уверенности в себе и гармонии с миром. Кроме ТА,  в этой книге рассмотрено ещё одно направление в психологии  — это гештальттерапия. Примеры для иллюстраций авторы взяли из опыта своей работы в качестве консультантов – психологов.  В этом издании есть именной указатель, в нём вы найдёте, кроме всего прочего, сведения о том какие страницы посвящены докторам Эрику Берну  и Федерику Перлзу основателю гештальттерапии. И предметный указатель, который существенно облегчит пользование книгой.

Типы личности: основные отличия и их характеристика

Содержание статьи

Все люди разные: кто-то любит вести активный образ жизни и много общаться, кому-то легче не выделяться среди других, кто-то склонен к чувствительности и излишней самокритике. Еще с древних времен ученых и философов интересовала тема классификации личностей, было разработано множество теорий, часть из которых вошла в современную психологию. В этой статье мы кратко разберем психологические типы, которые разработал советский ученый А. Е. Личко, наблюдая за подростками. Именно в подростковом возрасте достаточно сильно проявляются отдельные черты характера и психологические особенности, которые сглаживаются в период взросления, но могут проявиться в кризисный момент. Еще больше видов классификаций личности можно найти в бесплатном онлайн-курсе «Типология личности» на платформе «Россия — страна возможностей».

Астеноневротический тип

Люди со слабой нервной системой, которые отличаются низкой выносливостью, раздражительностью и переутомляемостью. Они больше устают от психологического напряжения, чем от физических нагрузок. При длительной работе им необходимы частые перерывы, в целом они любят трудиться в собственном темпе. Такие люди тяжело переключаются с одной деятельности на другую, их лучше не отвлекать от процесса лишний раз. Любые непредвиденные ситуации вызывают у них раздражительность и тревожность. Но эти люди очень аккуратны и дисциплинированы, могут часами заниматься монотонной работой, не требующей скорости.

Неустойчивый тип

Сложный тип личности, который характеризуется безответственностью, бездельем и склонностью к зависимости, например, от алкоголя, наркотиков, игр. Такие люди стремятся к удовольствиям, хотят постоянно отдыхать и веселиться. У них часто возникают проблемы с работой, они не хотят учиться и профессионально расти. Этот тип личности можно назвать настоящим гедонистом, который видит основной целью своей жизни развлечения и наслаждения. К положительным чертам можно отнести открытость и общительность.

Конформный тип

Люди, отличающиеся стремлением жить как все и не желающие лишний раз выделяться из толпы. Им очень важно чужое мнение, они стараются заслужить похвалу и одобрение окружающих. В основном образ жизни таких людей напрямую зависит от общества, в котором они живут. Если вокруг них находятся религиозные люди, то и конформист будет верующим человеком до фанатизма. Также им сложно менять что-то в своей жизни, их сложно вытащить из зоны комфорта. К положительным чертам можно отнести низкую конфликтность, дружелюбие, преданность и исполнительность.

Пройдите онлайн-курсы бесплатно
и откройте для себя новые возможности
Начать изучение

Лабильный тип

Люди-эмпаты, которые могут хорошо прочувствовать настроение и переживания окружающих. Зачастую из них получаются выдающиеся психологи и социальные работники. Они открыты и готовы всегда прийти на помощь и поддержать добрым словом. Но данный тип очень чувствителен и обидчив, плохо переносит критику в свой адрес, не выносит одиночества и перемен в жизни.

Циклоидный тип

Люди, склонные к резким переменам настроения, переживают сильные эмоции — либо они чрезмерно счастливы, либо тоскуют на грани с депрессией. Они достаточно долго справляются с внутренними переживаниями, отличаются возбудимостью и раздражительностью, иногда агрессивностью. К положительным чертам можно отнести общительность и дружелюбие.

Сенситивный тип

Люди с чрезмерной впечатлительностью, ранимостью и открытостью. Они могут приходить в восторг от простых вещей, которые не заметят большинство людей. Также они хранят приятные и неприятные воспоминания долгие годы, которые вспыхивают в памяти как будто наяву. Такой тип личности сложно переносит публичную критику, очень боится быть осмеянным. К положительным чертам можно отнести повышенную нравственность, сострадательность и общительность.

Психастенический тип

Люди, склонные к самоанализу и рефлексии, любят копаться в себе и критиковать за недостатки. У них отличная память, поэтому они хорошо помнят свои ошибки и часто занимаются самобичеванием. Отсюда у них появляется неуверенность в своих силах, они слишком долго принимают решения, сомневаются и боятся опять оступиться. К положительным чертам можно отнести верность и надежность, они никогда не предадут близких людей и всегда будут стоять за своих.

Шизоидный тип

Замкнутые и необщительные люди, которые не умеют или не желают строить близкие отношения с окружающими. Зато у них отлично получается поддерживать деловые отношения. Они обладают богатым внутренним миром, в который предпочитают никого не пускать. Многие люди обладают высоким интеллектом и нестандартным мышлением. Но они практически не умеют распознавать чужие эмоции.

Эпилептоидный тип

Сложнейший тип людей, склонный к срывам, агрессии и педантичности. Они стремятся подчинить себе всех, завоевать авторитарную позицию. Такие люди совсем не умеют строить дружеские отношения, могут сорвать зло на других, очень скрупулезно относятся к работе сотрудников. Зато личности такого типа могут быть сильными руководителями.

Истероидный тип

Тип личности, требующий повышенного внимания к себе. Они нуждаются в постоянном восхищении и почитании. Безразличие к их персоне — это худший сценарий для них. Такие люди склонны к фантазии и лжи, чтобы создать себе яркий образ. Однако из них получаются отличные актеры и ведущие.

Гипертимный тип

Активные и веселые люди, которые практически всегда находятся в приподнятом настроении. Они общительны, немного легкомысленны, в основном не переносят монотонность и однообразие, зачастую склонны к неоправданному риску.

Взаимосвязь психологических особенностей личности, некоторых факторов риска сердечно сосудистых заболеваний и показателей гемодинамики головного мозга в зависимости от 10-летнего прогноза развития гипертонической болезни у молодых мужчин | Белов

1. Бройтигам В., Кристиан П., Рад М. Психосоматическая медицина. Москва «ГЭОТАР МЕДИЦИНА» 1999; 126 с.

2. Лебедева В. Д. Центральная гемодинамика по данным реоэнцефалографии при повышении артериального давления у челове¬ка. Ж эволюц биохим физиол 1994; 5: 714-6.

3. Березин Ф.Б., Мирошников М.П., Соколова Е.Д. Методика многостороннего исследования личности (структура, основы интерпретации, некоторые области применения). Обнинск «Принтер» 1999; 175 с.

4. Марченко Е.Н., Кандор И.С., Розанов Л.С. Критерии классификации труда по степени тяжести и напряженности. Гиг труда проф забол 1972; 3: 4-12.

5. Ilca ST, Dodica C, Joanovici Z. Einfache kontineverfahren zur bestimung der gesamptlipid des beta-lipoproteincholesterols, der beta-lipoprotein und des cholesterols. Z ges inn Med 1964; 7: 323-4.

6. Варламов В.А. Зубрилова И.С. Методические рекомендации по проведению психофизиологического обследования кандидатов на должность оперуполномоченных уголовного розыска. Москва 1986; 64 с.

7. Брудная Э.Н., Остапчук И.Ф. Методы функциональной диагностики сердечно-сосудистой системы. Киев 1968; 176 с.

8. Яруллин X.X. Клиническая реоэнцефалография. Москва «Ме¬дицина» 1983; 276 с.

9. Гарганеева Н. П., Тетенев Ф. Ф., Семке В. Я., Леонов В. П. Артериальная гипертония как психосоматическая проблема. Клин мед 2004; 1: 35-41.

10. Березин Ф.Б., Безносюк Е.В., Соколова Е.Д. Психологические механизмы психосоматических заболеваний. РМЖ 1998; 2: 43-9.

11. Пацерняк С.А. Стресс. Вегетозы. Психосоматика. СанктПетербург «А.В.К.» 2002; 38-63.

12. Kaplan GA, Keil JE: Socioeconomic factors and cardiovascular disease: a review of literature. Circulation 1993; 88: 1973-98.

13. Siegrist J, Peter R, Junge A, et al. Low status control, high effort at work and ischemic heart disease: prospective evidence from blue collar men. Soc Sci Med 1990; 31: 1127-32.

14. Karasck RA, Baker D, Marser F, et al. Job decision latitude, job demands, and cardiovascular disease: a prospective study of Swedish men. Am J Publ Hcarith 1981; 75: 696-705.

15. Любан-Плоцца Б., Пелъдингер В., Крегер Ф. Психосоматический больной на приеме у врача. Санкт-Петербург «Изд науч.-исслед. психоневрол. ин-та им. В.М.Бехтерева» 1994.

16. Everson SA, Lynch JW, Chesney MA, et al. Interaction of workplace demands and cardiovascular reactivity in progression of carotid atherosclerosis: population based study. BMJ 1997; 314: 553-7.

17. Горизонтов П.Л. Стресс и болезни. Гомеостаз. под ред. Горизонтова П.Л. Москва 1987; 428-58.

18. Ustun ТЕ, Sartorius N. Public health aspects of anxiety and depressive disorders. Int Clin Psychopharmacol 1993; 8(15): 20.

19. Palatini P. Sympathetic Overactivity in Hypertension: A Risk Factor for Cardiovascular Disease. Curr Hypertens Reports 2001; 3(Suppl. 1): 53-9.

20. Tamargo J, Delpon E, Valenzuela C. Treatment of left ventricular hypertrophy in hypertensive patients. Eur Heart J 1993; 14: 102-6.

21. Pickering TG, Devereux RB, James GD, et al. Environmental influences on blood pressure and the role of job strain. J Hypertension1996; 14(Suppl. 5): 179-83.

22. Березанцев А.Ю. Психосоматические и соматоформные расстройства. Росс психиатр ж 2001; 3: 61-9; 4: 51-63.

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ПЕРЕЖИВАНИЯ ПЕДАГОГАМИ ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО КРИЗИСА ЛИЧНОСТИ | Садовникова

1. Василюк Ф. Е. К истории понятия переживания // Научная школа Л. С. Выготского: традиции и инновации: сборник материалов международного симпозиума. Москва: МГППУ, 2016. 344 с. С. 114–122.

2. Fillip S.-H., Aymanns P. Kritische Lebensereignisse und Lebenskrisen. Vom Umgang mit den Schattenseiten des Lebens. Stuttgart: Kohlhammer, 2010. 448 p.

3. Olson A. The theory of Self-actualization: mental illness, creative and art. Psychology Today [Электрон. ресурс]. Режим доступа: https: www. psychologyto-day.com/blog/theory-and-psychopatology/201308/the-theory-self-actualization (дата обращения 13.07.2016).

4. Василюк Ф. Е. Переживание и молитва. Опыт общепсихологического исследования. Москва: Смысл, 2005. 191 с.

5. Малкина-Пых И. Г. Возрастные кризисы: справочник практического психолога. Москва: Эксмо, 2004. 554 с.

6. Прохоров А. О. Теоретические и методологические аспекты проблемы неравновесных психических состояний // Психология состояний / под ред. А. О. Прохорова. Москва; Санкт-Петербург: ПЕР СЭ; Речь, 2004. 608 с.

7. Прохоров А. О. Саморегуляция психических состояний в повседневной, обыденной жизнедеятельности человека // Психологические исследования. 2017. Т. 10, № 56. С. 7. Режим доступа: http://psystudy.ru (дата обращения: 01.12.2017).

8. Дильтей В. Описательная психология. Санкт-Петербург: Алетейя, 2013. 132 с.

9. Кьеркегор С. Страх и трепет. Москва: Культурная Революция, 2010. 488 с.

10. Ницше Ф. Так говорил Заратустра. Москва; Харьков: АСТ; Фолио, 2004. 340 с.

11. Рубинштейн С. Л. Основы общей психологии. Санкт-Петербург: Питер Ком, 2002. 720 с.

12. Клементьева М. В. Понятие биографической рефлексии и методика ее оценки // Культурно-историческая психология. 2014. № 4. С. 80–93.

13. Леонтьев Д. А., Осин Е. Н. Рефлексия «хорошая» и «дурная»: от объяснительной модели к дифференциальной диагностике // Психология. Журнал Высшей школы экономики. 2014. № 4. С. 110–135.

14. Sadovnikova N. O., Sergeeva T. B., Suraeva M. O., Kuzmina O. Y. Phenomenological Analysis of Professional Identity Crisis Experience by Teachers // International Journal of Environmental and Science Education. 2016. № 11 (14). P. 6898–6912.

15. Улановский А. М. Феноменологическая психология: качественные исследования и работа с переживанием. Москва: Смысл, 2012. 255 с.

16. Улановский А. М. Качественная методология и конструктивистская ориентация в психологии // Вопросы психологии. 2006. № 3. С. 27–37.

17. Улановский А. М. Феноменология в психологии и психотерапии: прояснение неотчетливых переживаний // Московский психотерапевтический журнал. 2009. № 2. C. 27–51.

18. Polkinghorne D. Self and humanistic psychology // The handbook of humanistic psychology: Leading edges in theory, research and practice / K. J. Schneider, J. F. T. Bugental, J. F. Pierson (eds). Thousand Oaks (CA): Sage, 2011. P. 81–99.

19. Varela F. J., Shear J. First-person accounts: why, what, and how // Varela F. J., Shear J. The view from within: First-person approaches to the study of consciousness. Bowling Green: Imprint Academic, 2000. 314 p.

Индивидуально-психологические особенности личности у лиц молодого возраста с различными формами бруксизма

Парафункции жевательных мышц занимают важное место среди стоматологических заболеваний ввиду трудностей в диагностике и лечении, чрезвычайно разнообразной и сложной клинической картины. Их симптомы привлекают врачей разного профиля: отоларингологов, стоматологов, неврологов, психологов и психиатров. По тяжести клинических проявлений ведущее место среди всех парафункций занимает бруксизм [1—3]. В разных возрастных группах частота этого заболевания широко варьирует, но наибольший удельный вес всех случаев обращений по поводу бруксизма встречается среди молодых пациентов. Его частота у 20—30-летних больных отделения ортопедической стоматологии составила около 25,9% [2]. Этиология заболеваний жевательных мышц остается часто не выясненной, поскольку отсутствуют объективные диагностические методы для быстрого распознавания этих заболеваний [1, 2]. Одни авторы значительную роль в возникновении бруксизма отводят нарушению окклюзии в виде преждевременных и препятствующих контактов зубов, деформации зубных рядов. Другие полагают, что бруксизм имеет центральный генез и его этиология в основном связана со стрессом и психическим статусом индивидуума [3—10]. Проблема заболеваний психогенного характера приобретает в наши дни большую актуальность, поэтому все больше авторов полагают, что бруксизм сильнее связан со стрессом и психическим статусом, чем с окклюзионными нарушениями [1—3, 6—8]. При этом важную роль в его возникновении играют не столько внешние психические факторы, сколько внутреннее психоэмоциональное состояние и личностные психические особенности [3, 7]. Поскольку мнения об этиологии бруксизма противоречивы, до сих пор не определена значимость психологических факторов риска в возникновении данного заболевания у лиц молодого возраста.

Цель исследования — изучение индивидуально-психологических личностных особенностей молодых лиц, страдающих бруксизмом.

Материал и методы. Индивидуально-психологические особенности личности изучались у 47 лиц с бруксизмом в возрасте от 19 до 25 лет (24 мужчины и 23 женщины). Для диагностики различных клинических форм бруксизма (ночной, дневной или сочетанный бруксизм) проводилось анкетирование с помощью вопросника А. Жахангирова, состоящего из 62 вопросов. После обработки анкет все пациенты были разделены на две группы: с дневной (1-я группа) и сочетанной (2-я группа) формами бруксизма. Пациентов с ночным бруксизмом оказалось всего трое и они были исключены из исследования ввиду не возможности статистической обработки результатов такой выборки. Группу сравнения (3-я группа) составили 22 добровольца в возрасте от 19 до 25 лет (11 мужчин и 11 женщин), у которых не было проявлений бруксизма. Психологическое тестирование включало опросник ИТО+ (исследование индивидуально-типологических особенностей), который предназначен для оценки психического здоровья, который является расширенным вариантом опросника ИТО Л.Н. Собчик (1997). Результаты психодиагностического исследования оценивались по 10-балльной стандартной шкале. При обработке данных использовалась статистическая программа SPSS-16. Были проведены дискриптивный (описательный) анализ, сравнительный анализ с использованием критериев Манна—Уитни для двух независимых выборок и Краскела—Уоллиса для трех и более независимых выборок, факторный анализ.

Результаты. Нами обнаружено, что выше среднестатистических показателей в первой группе (лица с дневным бруксизмом) находятся следующие типологические особенности: тревожность (7,58 балла), дезадаптация (7,97 балла), депрессия (7,03 балла), конфликтность (7,18 балла), конформизм (7,84 балла). Ниже нормы располагаются значения следующих шкал: спонтанность (3, 81 балла), стеничность (3,21 балла), лидерство (3,00 балла), социабельность (3,24 балла). Надо отметить, что выше приведенные показатели попадают в зоны «выше или ниже среднего». Исходя из вышесказанного, при дневном бруксизме к особенностям психологического статуса относятся: повышенная тревожность, депрессивность, астеничность. Тревожность является устойчивой индивидуальной характеристикой, отражающей предрасположенность субъекта к тревоге и предполагающая наличие у него тенденции воспринимать достаточно широкий «веер» ситуаций как угрожающих, отвечая на каждую из них определенной реакцией. Как предрасположенность, личностная тревожность активизируется при восприятии определенных стимулов, расцениваемых человеком как опасные, связанные со специфическими ситуациями угрозы его престижу, самооценке, самоуважению. На фоне повышенной депрессивности и астеничности все это приводит к снижению социально-психологической адаптации. В межличностных контактах часто проявляется неэффективное и неконструктивное поведение: конфликтность, агрессивность, враждебность и озлобленность. У обследованных 2-й группы в рамках методики ИТО+ определяется тенденция к проявлению дезадаптации (7,89 баллов) и внутреннего конфликта (5,53 балла). Ниже нормы располагается значение шкалы «социабельность» (3,16 балла). Исходя из выше изложенного, наибольшие сдвиги от нормы обнаруживаются в 1-й группе (дневной бруксизм) на фоне относительного психического благополучия остальных групп. При этом достоверные различия (сравнительный анализ с применением критерия Краскела—Уоллиса) фиксируются по многим шкалам: стеничность (С=8,37; p<0,05), сенситивность (С=8,91; p<0,05), лидерство (С=9,15; p<0,05), конфликтность (С=9,89; p<0,05), конформизм (С=11,90; p<0,01), дисбаланс разнонаправленных тенденций (С=10,11; p<0,05). Также отмечаются тенденции к депрессии, интраверсии и тревожности. Это значит, что у лиц с дневным бруксизмом по ним определяются статистические значимые отличия от других групп.

Вывод. Психологическими личностными особенностями, характерными для лиц обеих групп с дневной и сочетанной формами бруксизма (по опроснику ИТО+), являются тенденция к дезадаптации и снижение уровня социабельности. Оптимальный подход при обследовании лиц молодого возраста, страдающих бруксизмом, должен быть основан на подробном сборе анамнестических данных и тщательном обследовании не только стоматологами, но и психологами и психотерапевтами для выявления «фоновых» психических состояний и свойств личности для коррекции резких отклонений специальными методами.

Каковы основные 5 черт характера?

Многие современные психологи считают, что существует пять основных параметров личности, часто называемых чертами личности «большой пятерки». Пять общих черт личности, описываемых теорией, — это экстраверсия (также часто называемая экстраверсией), покладистость, открытость, сознательность и невротизм.

Теории черт личности уже давно пытаются точно определить, сколько черт личности существует.Более ранние теории предлагали различное количество возможных черт, в том числе список Гордона Олпорта из 4000 черт личности, 16 личностных факторов Раймонда Кеттелла и трехфакторную теорию Ганса Айзенка.

Однако многие исследователи считали, что теория Кеттелла слишком сложна, а теория Айзенка слишком ограничена. В результате появилась теория пяти факторов, описывающая основные черты, которые служат строительными блоками личности.

Веривелл / Джошуа Сон

Каковы пять основных измерений личности?

Сегодня многие исследователи считают, что существует пять основных черт личности.Доказательства этой теории росли в течение многих лет, начиная с исследований Д. В. Фиске (1949) и позже расширенных другими исследователями, включая Нормана (1967), Смита (1967), Голдберга (1981) и McCrae & Коста (1987).

«Большая пятерка» — это широкие категории личностных качеств. Несмотря на то, что существует значительный объем литературы, поддерживающей эту пятифакторную модель личности, исследователи не всегда соглашаются с точными обозначениями для каждого измерения.

Возможно, вам будет полезно использовать аббревиатуру ОКЕАН (открытость, сознательность, экстраверсия, покладистость и невротизм), когда вы пытаетесь вспомнить большую пятерку черт.CANOE (сознательность, покладистость, невротизм, открытость и экстраверсия) — еще один широко используемый акроним.

Важно отметить, что каждый из пяти личностных факторов представляет собой диапазон между двумя крайностями. Например, экстраверсия представляет собой континуум между крайней экстраверсией и крайней интроверсией. В реальном мире большинство людей находится где-то между двумя полярными сторонами каждого измерения.

Эти пять категорий обычно описываются следующим образом.

Открытость

Эта черта характеризует такие характеристики, как воображение и проницательность. Люди, обладающие высокой этой чертой, также, как правило, имеют широкий круг интересов. Им интересен мир и другие люди, они хотят узнавать новое и получать новые впечатления.

Люди с высоким уровнем этой черты склонны к приключениям и творчеству. Люди с низким уровнем этой черты часто гораздо более традиционны и могут испытывать трудности с абстрактным мышлением.

Высокая

  • Очень креативный

  • Готовность пробовать новое

  • Нацелен на решение новых задач

  • Рад думать об абстрактных концепциях

Добросовестность

Стандартные черты этого измерения включают высокий уровень вдумчивости, хороший контроль над импульсами и целенаправленное поведение.Сознательные люди, как правило, организованы и внимательны к деталям. Они планируют заранее, думают о том, как их поведение влияет на других, и не забывают о сроках.

Низкий

  • Структура дизлайков и графики

  • Делает беспорядок и не заботится о вещах

  • Невозможно вернуть вещи или вернуть их на место

  • Откладывает важные дела

  • Невыполнение необходимых или поставленных задач

Экстраверсия

Экстраверсия (или экстраверсия) характеризуется возбудимостью, общительностью, разговорчивостью, напористостью и большой эмоциональной выразительностью.Люди с высоким уровнем экстраверсии общительны и склонны набираться энергии в социальных ситуациях. Находясь рядом с другими людьми, они получают энергию и радость.

Люди с низким уровнем экстраверсии (или интроверты), как правило, более замкнуты и тратят меньше энергии в социальной среде. Социальные мероприятия могут вызывать утомление, и интровертам часто требуется период уединения и тишины, чтобы «подзарядиться».

Высокая

  • Любит быть в центре внимания

  • Любит заводить разговор

  • Любит знакомиться с новыми людьми

  • Имеет широкий круг общения друзей и знакомых

  • Легко заводит новых друзей

  • Чувствует себя энергичным в компании других людей

  • Скажите что-нибудь, прежде чем думать о нем

Низкий

  • Предпочитает уединение

  • Чувствует себя истощенным, когда приходится много общаться

  • Сложно начать разговор

  • Не любит вести светскую беседу

  • Тщательно обдумывает, прежде чем говорить

  • Не любит быть в центре внимания

Доброжелательность

Это измерение личности включает такие атрибуты, как доверие, альтруизм, доброта, привязанность и другие просоциальные формы поведения.Люди с высоким уровнем уступчивости, как правило, более склонны к сотрудничеству, в то время как люди с низким уровнем этой черты склонны быть более конкурентоспособными и иногда даже манипулятивными.

Высокая

  • Интересуется людьми

  • Заботится о других

  • Сочувствует и заботится о других людях

  • С удовольствием помогает другим людям и способствует их счастью

  • Помогает нуждающимся в помощи

Низкий

  • Не интересуется другими

  • Не волнует, что чувствуют другие люди

  • Не интересуется чужими проблемами

  • Оскорбления и унижение других

  • Манипулирует другими, чтобы получить то, что они хотят

Невротизм

Невротизм — это черта, характеризующаяся грустью, капризностью и эмоциональной нестабильностью.Люди с высоким уровнем этой черты склонны испытывать перепады настроения, беспокойство, раздражительность и грусть. Люди с низким уровнем этой черты обычно более стабильны и эмоционально устойчивы.

Высокая

  • Испытывает много стресса

  • Беспокоит много разных вещей

  • Легко расстраивается

  • Испытывает резкие перепады настроения

  • Тревожно

  • Пытается прийти в норму после стрессовых событий

Универсальны ли пять основных черт?

Маккрэй и его коллеги также обнаружили, что большая пятерка черт также удивительно универсальна.Одно исследование, в котором приняли участие люди из более чем 50 различных культур, показало, что пять измерений могут быть точно использованы для описания личности.

Основываясь на этом исследовании, многие психологи теперь считают, что пять личностных измерений не только универсальны; они также имеют биологическое происхождение. Психолог Дэвид Басс предложил эволюционное объяснение этих пяти основных черт личности, предполагая, что эти черты личности представляют собой наиболее важные качества, которые формируют наш социальный ландшафт.

Какие факторы влияют на большую пятерку черт?

Исследования показывают, что влияние как биологических, так и окружающей среды играет роль в формировании нашей личности. Исследования близнецов предполагают, что и природа, и воспитание играют роль в развитии каждого из пяти личностных факторов.

В одном исследовании генетических и экологических основ этих пяти черт были изучены 123 пары однояйцевых близнецов и 127 пар разнояйцевых близнецов. Результаты показали, что наследуемость каждой черты составляла 53 процента для экстраверсии, 41 процент для уступчивости, 44 процента для сознательности, 41 процент для невротизма и 61 для открытости.

Лонгитюдные исследования также предполагают, что эти большие пять личностных качеств имеют тенденцию быть относительно стабильными в течение взрослой жизни. Одно исследование взрослых трудоспособного возраста показало, что личность, как правило, была стабильной в течение четырехлетнего периода и практически не менялась в результате неблагоприятных жизненных событий.

Исследования показали, что созревание может повлиять на пять черт. С возрастом люди становятся менее экстравертными, менее невротичными и менее открытыми для опыта.С другой стороны, доброжелательность и добросовестность усиливаются по мере взросления людей.

Слово Verywell

Всегда помните, что поведение предполагает взаимодействие между основной личностью человека и ситуативными переменными. Ситуация, в которой находится человек, играет важную роль в его реакции. Однако в большинстве случаев люди предлагают ответы, соответствующие их личностным качествам.

Эти измерения представляют широкие области личности.Исследования показали, что эти группы характеристик обычно встречаются у многих людей. Например, общительные люди обычно разговорчивы. Однако эти черты не всегда встречаются вместе. Личность сложна и разнообразна, и каждый человек может проявлять поведение по нескольким из этих параметров.

Что такое личность?

Что такое личность?

Само слово личность происходит от латинского слова persona , которое относится к театральной маске, которую носят исполнители, чтобы либо проецировать разные роли, либо замаскировать свою личность.

По сути, личность — это характерные шаблоны мыслей, чувств и поведения, которые делают человека уникальным. Считается, что личность возникает изнутри человека и остается неизменной на протяжении всей жизни.

Хотя существует множество различных определений личности, большинство из них сосредоточено на модели поведения и характеристиках, которые могут помочь предсказать и объяснить поведение человека.

Объяснения личности могут быть сосредоточены на множестве влияний, начиная от генетических объяснений черт личности и заканчивая ролью окружающей среды и опытом в формировании личности человека.

Характеристики личности

Так что же именно составляет личность? Черты и модели мышления и эмоций играют важную роль, а также следующие фундаментальные характеристики личности:

  • Последовательность : Обычно в поведении есть узнаваемый порядок и регулярность. По сути, люди действуют одинаково или сходным образом в самых разных ситуациях.
  • Психологические и физиологические : Личность — это психологическая конструкция, но исследования показывают, что на нее также влияют биологические процессы и потребности.
  • Поведение и действия : Личность не только влияет на то, как мы движемся и реагируем в нашем окружении, но также заставляет нас действовать определенным образом.
  • Несколько выражений : Личность проявляется не только в поведении. Это также можно увидеть в наших мыслях, чувствах, близких отношениях и других социальных взаимодействиях.

Как развивается личность

Существует ряд теорий о том, как развивается личность, и на многие из этих теорий влияют разные психологические школы.Некоторые из этих основных взглядов на личность включают следующее.

Теории типов

Теории типов — это ранние взгляды на личность. Эти теории предполагают, что существует ограниченное количество «типов личности», связанных с биологическими влияниями, в том числе:

  • Тип A : перфекционист, нетерпеливый, конкурентоспособный, одержимый работой, ориентированный на достижение, агрессивный, стрессовый
  • Тип B : низкий уровень стресса, уравновешенный, гибкий, творческий, адаптирующийся к изменениям, терпеливый, склонность откладывать дела на потом
  • Тип C : очень сознательный, перфекционист, изо всех сил пытается раскрыть эмоции (положительные и отрицательные)
  • Тип D : чувство беспокойства, печали, раздражительности, пессимистического взгляда, негативный разговор с самим собой, избегание социальных ситуаций, неуверенность в себе, страх быть отвергнутым, казаться мрачным, безнадежность

Теории свойств

Теории черт, как правило, рассматривают личность как результат генетически обусловленных внутренних характеристик и включают:

  • Приятный : заботится о других, сочувствует, любит помогать другим
  • Добросовестность : высокий уровень вдумчивости, хороший контроль над импульсами, целенаправленное поведение
  • Готовы угодить : уступчивый, пассивный и подчиняющийся
  • Экстраверсия : возбудимость, общительность, разговорчивость, напористость и высокая эмоциональная выразительность
  • Интроверсия : тихая, сдержанная
  • Невротизм : испытывает стресс и резкие перепады настроения, тревожится, беспокоится о разных вещах, легко расстраивается, изо всех сил пытается прийти в норму после стрессовых событий
  • Открытость : очень творческий, готов пробовать новое, сосредоточен на решении новых задач

Психодинамические теории

Психодинамические теории личности находятся под сильным влиянием работ Зигмунда Фрейда и подчеркивают влияние бессознательного разума на личность.Психодинамические теории включают теорию психосексуальных стадий Зигмунда Фрейда и стадии психосоциального развития Эрика Эриксона.

Поведенческие теории

Поведенческие теории предполагают, что личность — это результат взаимодействия человека и окружающей среды. Теоретики поведения изучают наблюдаемое и измеримое поведение, часто игнорируя роль внутренних мыслей и чувств. К теоретикам поведения относятся Б. Ф. Скиннер и Джон Б. Уотсон.

Гуманист

Гуманистические теории подчеркивают важность свободы воли и индивидуального опыта в развитии личности.Среди теоретиков гуманизма — Карл Роджерс и Абрахам Маслоу.

Приложения в психологии

Исследование личности может дать захватывающее представление о том, как личность развивается и меняется в течение жизни. Это исследование также может иметь важные практические применения в реальном мире.

Например, оценки личности часто используются, чтобы помочь людям узнать больше о себе и своих уникальных сильных и слабых сторонах и предпочтениях. Некоторые оценки могут смотреть на то, как люди ранжируются по определенным чертам, например, насколько они экстравертны, добросовестны или открытости.

Другие оценки могут измерять, как конкретные аспекты личности меняются в процессе развития. Такие личностные оценки также можно использовать, чтобы помочь людям определить, какой карьерой они могли бы наслаждаться, насколько хорошо они могли бы выполнять определенные рабочие роли или насколько эффективна была форма психотерапии.

Тип личности также может иметь отношение к вашему здоровью, в том числе к тому, как часто вы посещаете врача и как справляетесь со стрессом. Исследователи обнаружили, что определенные характеристики личности могут быть связаны с болезнью и поведением, связанным со здоровьем.Взаимодействие с другими людьми

Слово от Verywell

Понимание психологии личности — это гораздо больше, чем просто академическое упражнение. Результаты исследования личности могут найти важное применение в мире медицины, здравоохранения, бизнеса, экономики, технологий и т. Д. Развивая лучшее понимание того, как работает личность, мы можем искать новые способы улучшить как личное, так и общественное здоровье.

Являются ли черты характера обусловленными генами или окружающей средой?

Психологи часто говорят о чертах личности, но что такое черта? Как специалисты в области психического здоровья определяют этот термин? Именно наша личность помогает сделать нас уникальными, но не все согласны с тем, сколько именно существует разных черт.Некоторые разбивают личность на очень узкие и конкретные черты, в то время как другие предпочитают смотреть на черты гораздо шире.

Что такое черты характера?

Черты характера обычно определяются как различные характеристики, составляющие личность человека.

В книге Handbook of Personality: Theory and Research авторы Робертс, Вуд и Каспи определяют черты личности как «относительно устойчивые паттерны мыслей, чувств и поведения, которые отличают людей друг от друга.«

Теория черт предполагает, что наша личность состоит из ряда различных общих черт. Например, экстраверсия (часто известная как экстраверсия) — это измерение личности, которое описывает, как люди взаимодействуют с миром. Некоторые люди, например, очень экстраверты (или экстраверты) и общительны, в то время как другие более замкнуты и замкнуты.

До недавнего времени считалось, что личностные качества очень мало меняются в течение жизни.Некоторые более новые лонгитюдные исследования показали, что черты характера имеют немного больше нюансов, чем считалось ранее, и что некоторые изменения личности могут происходить и происходят с течением времени.

Типы черт

Что бы вы сказали, если бы кто-то попросил вас перечислить черты личности, которые лучше всего вас описывают? Вы можете говорить о самых разных чертах характера, таких как доброта, агрессивность, вежливость, застенчивость, общительность или амбициозность. Если бы вы составили список всех черт личности, он, вероятно, включил бы сотни или даже тысячи различных терминов, используемых для описания различных аспектов личности.

Психолог Гордон Олпорт однажды составил список личностных качеств, который включал более 4000 терминов.

Вопрос о том, сколько существует черт личности, был предметом споров на протяжении большей части истории психологии, но сегодня многие психологи полагаются на то, что известно как модель личности большой пятерки.

Согласно модели большой пятерки, личность состоит из пяти широких измерений. Индивидуальные качества могут быть высокими, низкими или где-то посередине по каждой из пяти основных черт.

Пять черт, составляющих личность:

  • Доброжелательность : доверие, альтруизм, доброта, привязанность и другие просоциальные формы поведения
  • Добросовестность : высокий уровень вдумчивости, хороший контроль над импульсами и целенаправленное поведение
  • Экстраверсия : общительность, разговорчивость, напористость и возбудимость
  • Невротизм : грусть, капризность, эмоциональная нестабильность, беспокойство о многих разных вещах
  • Открытость : творческий, готовый пробовать новое, с удовольствием размышляю над абстрактными концепциями

Большинство характеристик, которые вы можете использовать для описания своей личности, подпадают под один из этих общих заголовков.Такие качества личности, как застенчивость, общительность, дружелюбие и общительность, являются аспектами экстраверсии, в то время как такие черты характера, как доброта, вдумчивость, организованность и амбициозность, будут частью спектра сознательности.

Каждая из этих пяти черт представляет собой континуум. У одних людей одни качества невысоки, а другие — высоки. Фактически, многие люди находятся где-то посередине многих или большинства из этих характеристик.

Гены и причины окружающей среды

Что важнее, когда речь идет о личности, природе или воспитании? Насколько сильно ваша ДНК влияет на вашу личность? Исследователи потратили десятилетия на изучение семьи, близнецов, приемных детей и приемных семей, чтобы лучше понять, какая часть личности является генетической, а какая — окружающей среды.

И природа, и воспитание могут играть роль в личности, хотя ряд крупномасштабных исследований близнецов предполагают наличие сильного генетического компонента.

Одно исследование, Миннесотское исследование близнецов, воспитанных раздельно, изучало 350 пар близнецов в период с 1979 по 1999 год. Среди участников были как однояйцевые, так и разнояйцевые близнецы, которые воспитывались вместе или раздельно. Результаты показали, что личности однояйцевых близнецов были похожи независимо от того, выросли они в одном доме или отдельно, что позволяет предположить, что на некоторые аспекты личности влияет генетика.

Это, конечно, не означает, что окружающая среда не играет роли в формировании личности. Исследования близнецов показывают, что у однояйцевых близнецов примерно 50% общих черт, а у разнояйцевых близнецов — только около 20%.

Черты личности сложны, и исследования показывают, что наши черты формируются как наследственными, так и средовыми факторами. Эти две силы взаимодействуют самыми разными способами, формируя нашу индивидуальность.

Изменения черт личности

Когда дело доходит до некоторых общих доминирующих черт, изменение обычно бывает трудным.Когда это действительно происходит, эти изменения, как правило, очень незаметны.

Например, очень экстравертный человек со временем может стать несколько более замкнутым. Это не значит, что они превратятся в интровертов. Это просто означает, что произошел тонкий сдвиг, и экстраверсия человека немного изменилась. Человек по-прежнему общительный и общительный, но может обнаружить, что ему также нравится уединение или более тихая обстановка.

С другой стороны, интроверт может стать несколько более экстравертом по мере взросления.Это не означает, что у человека внезапно возникает желание быть в центре внимания или проводить каждую пятницу вечером на большой вечеринке. Однако этот человек может обнаружить, что он начинает получать больше удовольствия от общественных мероприятий и чувствовать себя менее утомленным и истощенным после того, как проведет время за общением.

В обоих этих примерах основная черта личности не изменилась полностью. Напротив, изменения с течением времени, часто являющиеся результатом опыта, привели к тонким сдвигам в этих основных чертах.

Ключевые принципы исследования

В своем справочнике по личности Робертс и его коллеги описывают несколько основных принципов, которые были выведены из исследования личности:

  • Принцип развития идентичности : С возрастом люди развивают более сильную идентичность, а взросление приносит большую приверженность и поддержание этого самосознания. В молодые годы люди все еще исследуют разные роли и идентичности. По мере того как люди стареют, они начинают чувствовать более сильную лояльность к личности, которую они сформировали в течение своей жизни.
  • Принцип зрелости : С возрастом люди становятся более приятными, эмоционально стабильными и доминирующими в обществе.
  • Принцип пластичности : Хотя личностные качества обычно стабильны, они не высечены в камне. Они подвержены влиянию окружающей среды на любом этапе жизни.
  • Принцип непрерывности ролей : Именно последовательность ролей ведет к преемственности в личностных качествах, а не в согласованности в окружающей среде.

черт личности | Noba

Когда мы наблюдаем за людьми вокруг нас, первое, что поражает нас, — это то, насколько люди отличаются друг от друга. Некоторые люди очень разговорчивы, а другие очень тихи. Некоторые из них активны, тогда как другие бездельничают. Некоторые очень переживают, другие почти никогда не беспокоятся. Каждый раз, когда мы используем одно из этих слов, таких как «разговорчивый», «тихий», «активный» или «тревожный», чтобы описать окружающих, мы говорим о личности человека характерных чертах, которыми люди отличаются от другого.Психологи личности пытаются описать и понять эти различия.

«Вы интроверт»? В популярной культуре принято говорить об интровертах или экстравертах, как если бы это были точные описания, которые означают одно и то же для всех. Но исследования показывают, что эти и другие черты весьма различны у разных людей. [Изображение: Нгуен Хунг Ву, https://goo.gl/qKJUAC, CC BY 2.0, https://goo.gl/BRvSA7]

Хотя есть много способов думать о личности людей, Гордон Олпорт и другие «Персонологи» утверждали, что лучше всего мы можем понять различия между людьми, изучив их личностные черты.Черты личности отражают основные аспекты, по которым люди различаются (Matthews, Deary, & Whiteman, 2003). По словам психологов-психологов, существует ограниченное количество этих параметров (таких как экстраверсия, сознательность или доброжелательность), и каждый человек попадает где-то в каждое измерение, что означает, что они могут быть низкими, средними или высокими по любой конкретной черте.

Важной особенностью черт личности является то, что они отражают непрерывное распределение, а не отдельные типы личности.Это означает, что, когда психологи говорят об интровертах и ​​экстравертах, они на самом деле не говорят о двух разных типах людей, которые полностью и качественно отличаются друг от друга. Вместо этого они говорят о людях с относительно низкими или относительно высокими баллами при непрерывном распределении. Фактически, когда личностные психологи измеряют такие черты, как экстраверсия, они обычно обнаруживают, что большинство людей набирают где-то посередине, а меньшие числа показывают более экстремальные уровни.На рисунке ниже показано распределение оценок за экстраверсию по результатам опроса тысяч людей. Как видите, большинство людей сообщают о том, что они умеренно, но не очень экстравертированы, и меньше людей сообщают об очень высоких или очень низких оценках.

Рис. 1. Распределение оценок экстраверсии в выборке Более высокие столбцы означают, что больше людей имеют оценки этого уровня. Этот рисунок показывает, что большинство людей набирают средний балл по шкале экстраверсии, и меньше людей являются экстравертированными или сильно интровертированными.

Есть три критерия, которые характеризуют черты личности: (1) постоянство, (2) стабильность и (3) индивидуальные различия.

  1. Чтобы обладать личностной чертой, люди должны быть в некоторой степени последовательными в разных ситуациях в своем поведении, связанном с этой чертой. Например, если они разговорчивы дома, они также склонны быть разговорчивыми на работе.
  2. Лица с признаками также несколько стабильны во времени в поведении, связанном с этим признаком. Если они разговорчивы, например, в 30 лет, они также будут разговорчивыми в 40 лет.
  3. Люди отличаются друг от друга поведением, связанным с этим признаком. Использование речи не является личностной чертой, равно как и ходьба на двух ногах — практически все люди занимаются этими видами деятельности, и индивидуальных различий почти нет. Но люди различаются по тому, как часто они разговаривают и насколько они активны, и поэтому такие черты личности, как разговорчивость и уровень активности, действительно существуют.

Проблемой подхода на основе черт было выявление основных черт, по которым все люди различаются.Ученые на протяжении многих десятилетий генерировали сотни новых черт, так что вскоре стало трудно отслеживать и осмысливать их. Например, один психолог может сосредоточиться на индивидуальных различиях в «дружелюбии», а другой — на тесно связанной с ним концепции «общительности». Ученые начали искать способы систематическим образом уменьшить количество черт и открывать основные черты, которые описывают большинство различий между людьми.

Способ, которым Гордон Олпорт и его коллега Генри Одберт подошли к этому, заключался в поиске в словаре всех дескрипторов личности (Allport & Odbert, 1936).Их подход основывался на лексической гипотезе, согласно которой все важные характеристики личности должны быть отражены в языке, который мы используем для описания других людей. Поэтому, если мы хотим понять, чем люди отличаются друг от друга, мы можем обратиться к словам, которые люди используют для описания друг друга. Итак, если мы хотим знать, какими словами люди описывают друг друга, где нам искать? Олпорт и Одберт заглянули в самое очевидное место — в словарь.В частности, они взяли все дескрипторы личности, которые могли найти в словаре (они начали с почти 18 000 слов, но быстро сократили этот список до более удобного числа), а затем использовали статистические методы, чтобы определить, какие слова «подходят друг другу». Другими словами, если все, кто сказал, что они «дружелюбны», также сказали, что они «общительны», то это могло бы означать, что личностным психологам понадобится только одна черта, чтобы зафиксировать индивидуальные различия в этих характеристиках.Статистические методы использовались, чтобы определить, может ли небольшое количество измерений лежать в основе всех тысяч слов, которые мы используем для описания людей.

Пятифакторная модель личности

Исследование, в котором использовался лексический подход, показало, что многие дескрипторы личности, найденные в словаре, действительно перекрываются. Другими словами, многие слова, которые мы используем для описания людей, являются синонимами. Таким образом, если мы хотим знать, что собой представляет человек, нам не обязательно спрашивать, насколько он общителен, насколько он дружелюбен и насколько он общителен.Напротив, поскольку общительные люди обычно дружелюбны и общительны, мы можем резюмировать это измерение личности одним термином. Общительного, дружелюбного и общительного человека обычно называют «экстравертом». Как только мы узнаем, что она экстраверт, мы можем предположить, что она общительна, дружелюбна и общительна.

Статистические методы (в частности, метод, называемый факторным анализом) помогли определить, лежит ли небольшое количество измерений в основе разнообразия слов, которые определили такие люди, как Олпорт и Одберт.Наиболее широко распространенной системой, возникшей на основе этого подхода, была «Большая пятерка» или «Пятифакторная модель» (Goldberg, 1990; McCrae & John, 1992; McCrae & Costa, 1987). Большая пятерка включает пять основных черт, показанных на Рисунке 2 ниже. Чтобы запомнить эти пять, используйте аббревиатуру OCEAN (O — открытость; C — сознательность; E — экстраверсия; A — доброжелательность; N — невротизм). На рисунке 3 представлены описания людей, которые получили бы высокие и низкие баллы по каждой из этих черт.

Рисунок 2. Описание личностных черт Большой пятерки Рисунок 3. Пример поведения тех, кто набрал низкие и высокие баллы за черты большой пятерки

Оценки черт Большой пятерки в основном независимы. Это означает, что принадлежность человека к одной характеристике очень мало говорит о его положении в отношении других черт Большой пятерки. Например, человек может иметь чрезвычайно высокий уровень экстраверсии, а также высокий или низкий уровень невротизма. Точно так же человек может быть низким в Доброжелательности и высоким или низким уровнем Добросовестности.Таким образом, в пятифакторной модели вам нужно пять баллов, чтобы описать большую часть личности человека.

В приложении к этому модулю мы представляем короткую шкалу для оценки пятифакторной модели личности (Доннеллан, Освальд, Бэрд и Лукас, 2006). Вы можете пройти этот тест, чтобы увидеть, где вы стоите с точки зрения вашей большой пятерки. Джон Джонсон также создал полезный веб-сайт с личностными шкалами, которые могут быть использованы и приняты широкой общественностью:

http: //www.personal.psu.edu/j5j/IPIP/ipipneo120.htm

Увидев свои результаты, вы можете сами судить, считаете ли вы такие тесты действительными.

Черты характера важны и интересны, потому что они описывают стабильные модели поведения, сохраняющиеся в течение длительных периодов времени (Caspi, Roberts, & Shiner, 2005). Важно отметить, что эти стабильные паттерны могут иметь самые разные последствия для многих сфер нашей жизни (Робертс, Кунсель, Шайнер, Каспи и Голдберг, 2007). Например, подумайте о факторах, определяющих успех в колледже.Если вас попросят угадать, какие факторы предсказывают хорошие оценки в колледже, вы можете предположить что-то вроде интеллекта. Это предположение было бы правильным, но мы знаем гораздо больше о том, кто, скорее всего, преуспеет. В частности, исследователи личности также обнаружили, что такие черты личности, как сознательность, играют важную роль в колледже и за его пределами, вероятно, потому, что очень сознательные люди много учатся, выполняют свою работу вовремя и меньше отвлекаются на несущественные занятия, которые отнимают время от учебы. .Кроме того, очень сознательные люди часто более здоровы, чем люди с низкой сознательностью, потому что они с большей вероятностью будут придерживаться здорового питания, заниматься спортом и соблюдать основные процедуры безопасности, такие как использование ремней безопасности или велосипедных шлемов. В долгосрочной перспективе этот постоянный образ поведения может привести к значительным различиям в здоровье и долголетии. Таким образом, личностные черты — это не просто полезный способ описания людей, которых вы знаете; они на самом деле помогают психологам предсказать, насколько хорошим работником будет человек, как долго он или она проживет, а также какие виды работы и занятий будут нравиться этому человеку.Таким образом, растет интерес к психологии личности среди психологов, работающих в прикладных областях, таких как психология здоровья или организационная психология.

Итак, каково это, когда вам говорят, что всю вашу личность можно резюмировать с помощью оценок только по пяти личностным чертам? Считаете ли вы, что эти пять оценок отражают сложность ваших собственных и характерных паттернов мыслей, чувств и поведения других людей? Большинство людей, вероятно, скажут «нет», указав на какое-то исключение в своем поведении, которое противоречит общей модели, которую могут увидеть другие.Например, вы можете знать людей, которые приветливы и дружелюбны и которым легко разговаривать с незнакомцами на вечеринке, но при этом боятся, если им приходится выступать перед другими или разговаривать с большими группами людей. Тот факт, что существуют разные способы быть экстравертными или сознательными, показывает, что есть смысл рассматривать единицы личности более низкого уровня, которые более специфичны, чем черты Большой пятерки. Эти более конкретные единицы личности более низкого уровня часто называют фасетами .

Рисунок 4.Грани черт

Чтобы дать вам представление о том, на что похожи эти узкие единицы, на рисунке 4 показаны грани каждой из черт Большой пятерки. Важно отметить, что, хотя исследователи личности в целом сходятся во мнении о ценности черт Большой пятерки как способа обобщения личности, не существует общепринятого списка аспектов, которые следует изучить. Приведенный здесь список, основанный на работе исследователей Пола Коста и Джеффа МакКрея, таким образом, отражает только один возможный список из многих. Однако он должен дать вам представление о некоторых аспектах, составляющих каждую из пятифакторной модели.

Фасеты могут быть полезны, потому что они дают более конкретное описание того, что собой представляет человек. Например, если мы возьмем нашего друга, который любит вечеринки, но ненавидит публичные выступления, мы можем сказать, что этот человек имеет высокие баллы по аспектам «общительность» и «тепло» экстраверсии, а более низкие баллы по таким аспектам, как «напористость» или «азарт». -Ищу.» Этот точный профиль оценок фасеток не только дает лучшее описание, но и может позволить нам лучше предсказать, как этот друг будет работать на различных должностях (например, на работах, требующих публичных выступлений, по сравнению с работами, требующими индивидуального общения). взаимодействие с клиентами; Паунонен и Эштон, 2001).Поскольку различные аспекты в рамках широкой глобальной черты, такой как экстраверсия, как правило, идут вместе (общительные, часто, но не всегда напористые), эта общая черта часто дает полезное обобщение того, на что похож человек. Но когда мы действительно хотим узнать человека, баллы по граням значительно расширяют наши знания.

Несмотря на популярность пятифакторной модели, это, безусловно, не единственная существующая модель. Некоторые предполагают, что основных черт больше пяти, а может быть, и меньше.Например, в одной из первых всесторонних моделей, которые были предложены, Ганс Айзенк предположил, что экстраверсия и невротизм являются наиболее важными. Айзенк полагал, что, объединив позиции людей по этим двум основным чертам, мы можем объяснить многие различия в личности, которые мы видим у людей (Айзенк, 1981). Так, например, невротический интроверт будет застенчивым и нервным, в то время как устойчивый интроверт может избегать социальных ситуаций и предпочитать уединенную деятельность, но он может делать это со спокойным, устойчивым отношением и небольшим беспокойством или эмоциями.Интересно, что Айзенк попытался связать эти два основных аспекта с основными различиями в биологии людей. Например, он предположил, что интроверты испытывали слишком много сенсорной стимуляции и возбуждения, что заставляло их искать тихую обстановку и менее стимулирующую среду. Совсем недавно Джеффри Грей предположил, что эти две общие черты связаны с фундаментальными системами вознаграждения и избегания в мозгу: экстраверты могут быть мотивированы искать вознаграждение и, таким образом, проявлять напористое, стремящееся к вознаграждению поведение, тогда как люди с высоким невротизмом могут быть мотивированы избегать наказания и, следовательно, могут испытывать беспокойство в результате повышенного осознания угроз в окружающем мире (Gray, 1981.С тех пор эта модель была обновлена; см. Gray & McNaughton, 2000). Эти ранние теории привели к растущему интересу к определению физиологических основ индивидуальных различий, которые мы наблюдаем.

Еще одна версия Большой пятерки — это модель черт HEXACO (Ashton & Lee, 2007). Эта модель похожа на «Большую пятерку», но она постулирует несколько разные версии некоторых черт, и ее сторонники утверждают, что один важный класс индивидуальных различий был исключен из пятифакторной модели.HEXACO добавляет Честность-Смирение как шестое измерение личности. Люди с высоким уровнем этой черты искренни, справедливы и скромны, в то время как люди с низким уровнем склонны к манипуляциям, нарциссичны и эгоцентричны. Таким образом, сторонники теории черт сходятся во мнении, что черты личности важны для понимания поведения, но все еще ведутся споры о точном количестве и составе наиболее важных черт.

Есть и другие важные черты, которые не включены в комплексные модели, такие как «Большая пятерка».Хотя пять факторов отражают многое из того, что важно для личности, исследователи предложили другие черты, которые отражают интересные аспекты нашего поведения. На рисунке 5 ниже мы представляем лишь некоторые из сотен других черт, которые были изучены персонологами.

Рис. 5. Другие черты, помимо тех, что входят в «большую пятерку»

Не все из вышеперечисленных черт в настоящее время популярны среди ученых, но каждая из них пользовалась популярностью в прошлом. Хотя пятифакторная модель была целью более тщательных исследований, чем некоторые из вышеперечисленных черт, эти дополнительные личностные характеристики дают хорошее представление о широком диапазоне поведений и установок, которые могут охватывать эти черты.

То, как люди себя ведут, лишь частично является продуктом их естественной личности. Ситуации также влияют на поведение человека. Вы, например, «другой человек», будучи учеником в классе, по сравнению с тем, когда вы являетесь членом сплоченной социальной группы? [Изображение: UO Education, https://goo.gl/ylgV9T, CC BY-NC 2.0, https://goo.gl/VnKlK8]

Идеи, описанные в этом модуле, вероятно, должны показаться вам знакомыми, если не очевидными. Когда их просят подумать о том, каковы наши друзья, враги, члены семьи и коллеги, первое, что приходит на ум, — это их личностные характеристики.Мы могли бы подумать о том, насколько приветливым и услужливым был наш первый учитель, насколько безответственным и беспечным был наш брат или насколько требовательным и оскорбительным был наш первый начальник. Каждый из этих дескрипторов отражает черту личности, и большинство из нас обычно думает, что описания, которые мы используем для людей, точно отражают их «характерный образец мыслей, чувств и поведения» или, другими словами, их личность.

Но что, если эта идея ошибочна? Что, если бы наша вера в личностные качества была иллюзией, и люди не соответствовали бы от одной ситуации к другой? Это была возможность, которая пошатнула основы психологии личности в конце 1960-х, когда Уолтер Мишель опубликовал книгу под названием Личность и оценка (1968).В этой книге Мишель предположил, что если внимательно посмотреть на поведение людей в самых разных ситуациях, последовательность действительно не так впечатляет. Другими словами, дети, которые обманывают тесты в школе, могут неукоснительно соблюдать все правила, играя в игры, и могут никогда не солгать своим родителям. Другими словами, предположил он, может не быть какой-либо общей черты честности, которая связывает это, казалось бы, родственное поведение. Кроме того, Мишель предположил, что наблюдатели могут полагать, что существуют широкие черты личности, такие как честность, хотя на самом деле это убеждение является иллюзией.Дебаты, последовавшие за публикацией книги Мишеля, были названы дебатами о личности и ситуации, потому что в них сила личности противопоставлялась силе ситуационных факторов как детерминант поведения людей.

Из-за выводов, сделанных Мишелем, многие психологи сосредоточились на альтернативе точки зрения черт. Вместо того, чтобы изучать широкие, не зависящие от контекста описания, подобные тем, которые мы описали до сих пор, Мишель считал, что психологи должны сосредоточиться на специфических реакциях людей на конкретные ситуации.Например, хотя может не быть общей и общей черты честности, некоторые дети могут быть особенно склонны обманывать тест, когда риск быть пойманными низок, а награда за обман высока. Других может мотивировать чувство риска, связанное с мошенничеством, и они могут поступать так, даже если вознаграждение не очень велико. Таким образом, само поведение является результатом уникальной оценки ребенком рисков и вознаграждений, присутствующих в данный момент, наряду с ее оценкой своих способностей и ценностей.Из-за этого один и тот же ребенок может действовать по-разному в разных ситуациях. Таким образом, Мишель считал, что конкретное поведение обусловлено взаимодействием между очень специфическими, психологически значимыми особенностями ситуации, в которой люди оказались, уникальным способом восприятия этой ситуации человеком и его или ее способностями справляться с ней. Мишель и другие утверждали, что именно эти социально-когнитивные процессы лежат в основе реакций людей на конкретные ситуации, которые обеспечивают некоторую последовательность, когда ситуационные особенности одинаковы.Если так, то изучение этих общих черт может быть более плодотворным, чем каталогизация и измерение узких, не зависящих от контекста черт, таких как экстраверсия или невротизм.

Спустя годы после публикации книги Мишеля (1968) разгорелись споры о том, действительно ли существует личность, и если да, то как ее следует изучать. И, как это часто бывает, оказывается, что может быть достигнута более умеренная золотая середина, чем то, что предлагали ситуационисты. Безусловно, как указал Мишель, поведение человека в одной конкретной ситуации не является хорошим ориентиром для того, как этот человек будет вести себя в совершенно другой конкретной ситуации.Кто-то, кто очень разговорчив на одной вечеринке, может иногда сдерживаться, чтобы говорить во время урока, и может даже вести себя как желто-белый на другой вечеринке. Но это не означает, что личности не существует, и не означает, что поведение людей полностью определяется ситуативными факторами. В самом деле, исследование, проведенное после дискуссии о личности и ситуации, показывает, что в среднем влияние «ситуации» примерно так же велико, как и влияние личностных черт. Однако верно и то, что если психологи оценивают широкий спектр поведения в самых разных ситуациях, выявляются общие тенденции.Черты личности дают представление о том, как люди будут действовать в среднем, но часто они не настолько хороши в предсказании того, как человек будет действовать в конкретной ситуации в определенный момент времени. Таким образом, чтобы лучше всего уловить общие черты, нужно оценить совокупных поведений, усредненных по времени и по множеству различных типов ситуаций. Большинство современных исследователей личности сходятся во мнении, что есть место как широким личностным чертам, так и более узким единицам, таким как те, которые изучал Уолтер Мишель.

Шкала Mini-IPIP

(Доннеллан, Освальд, Бэрд и Лукас, 2006)

Инструкции. Ниже приведены фразы, описывающие поведение людей. Используйте приведенную ниже шкалу оценок, чтобы описать, насколько точно каждое утверждение описывает вас. Опишите себя таким, какой вы есть сейчас, а не таким, каким вы хотите быть в будущем. Описывайте себя так, как вы честно видите себя по отношению к другим людям того же пола, что и вы, и примерно того же возраста. Внимательно прочтите каждое утверждение и поставьте рядом с ним цифру от 1 до 5, чтобы описать, насколько точно это утверждение описывает вас.

1 = Очень неточно

2 = Умеренно неточно

3 = Ни неточно, ни точно

4 = Умеренно точно

5 = Очень точно

  1. _______ Сколько лет партии (E)
  2. _______ Сочувствовать другим чувствам (А)
  3. _______ Выполняйте работу по дому прямо сейчас (C)
  4. _______ Имеют частые перепады настроения (N)
  5. _______ Имейте живое воображение (O)
  6. _______ Не говори много (E)
  7. _______ Не интересуюсь чужими проблемами (А)
  8. _______ Часто забывают вернуть вещи на свои места (С)
  9. _______ Большую часть времени расслаблен (N)
  10. ______ Не интересуюсь абстрактными идеями (O)
  11. ______ Общайтесь с множеством разных людей на вечеринках (E)
  12. ______ Чувствовать чужие эмоции (А)
  13. ______ Подобный заказ (В)
  14. ______ Легко расстраиваться (N)
  15. ______ Имеют трудности с пониманием абстрактных идей (O)
  16. ______ На заднем плане (E)
  17. ______ Не особо интересуюсь другими (A)
  18. ______ Навести беспорядок (К)
  19. ______ Редко бывает синим (N)
  20. ______ Плохое воображение (О)

Подсчет очков: Первое, что вы должны сделать, это поменять местами пункты, сформулированные в противоположном направлении.Для этого вычтите число, которое вы поставили для этого элемента, из 6. Так, если вы поставите, например, 4, оно превратится в 2. Вычеркните результат, который вы поставили, когда вы взяли шкалу, и поставьте новое число. в представлении вашей оценки, вычтенной из числа 6.

Пункты, которые нужно перевернуть таким образом: 6, 7, 8, 9, 10, 15, 16, 17, 18, 19, 20

Затем вам нужно сложить баллы по каждой из пяти шкал OCEAN (включая перевернутые числа, где это уместно). Каждая оценка за OCEAN складывается из четырех пунктов.Поместите сумму рядом с каждой шкалой ниже.

__________ Открытость: добавьте элементы 5, 10, 15, 20

__________ Добросовестность: добавьте элементы 3, 8, 13, 18

__________ Экстраверсия: добавьте элементы 1, 6, 11, 16

__________ Согласие: добавьте элементы 2 , 7, 12, 17

__________ Невротизм: сложите пункты 4, 9,14, 19

Сравните свои оценки с приведенными ниже нормативами, чтобы увидеть свою позицию по каждой шкале. Если у вас мало черты, это означает, что вы — противоположность ярлыка черты.Например, низкий уровень экстраверсии — интроверсия, низкий уровень открытости — условный, а низкий уровень согласия — настойчивый.

19–20 Чрезвычайно высокий, 17–18 Очень высокий, 14–16 Высокий,

11–13 Ни высокий, ни низкий; в середине, 8–10 Низкое, 6–7 Очень низкое, 4–5 Чрезвычайно низкое

Frontiers | Особенности личности и самооценка в единоборствах и командных видах спорта

Введение

Хотя влияние психологии на спортивные результаты уже давно признано, все больше и больше психологов и спортивных экспертов занимаются различными областями исследований.Их цель — шире и глубже взглянуть на скрытые факторы успеха и неудач в спорте. Кроме того, одной из их целей является устранение психологических различий между спортсменами, занимающимися разными видами спорта, чтобы иметь возможность своевременно вмешиваться. Помимо основных характеристик личности, важным признаком спортсменов-спортсменов также является самооценка.

Самоуважение

Понятие самооценки определяется как предрасположенность, которой обладает человек и которая представляет его / ее суждение о своей собственной ценности (Розенберг, 1965).Куперсмит (1967) определяет самооценку как набор качеств, которые человек наблюдает внутри себя. Согласно современным представлениям, самооценка также определяется как уважение к собственной ценности и важности, как готовность быть ответственным человеком и вести себя ответственно по отношению к другим. Самоуважение появляется, когда человек начинает ценить и высоко ценить свои качества или черты. Другими словами, самооценка — это результат оценки собственной ценности, то есть результат оценочной ориентации на самое сокровенное «я»; это уровень веры в собственные ценности, сила веры в собственные идеи и мысли, а также глубина уверенности в собственных действиях (Baumeister, 2013).Самоуважение не присуще и не передается по наследству, но оно устанавливается и изменяется на протяжении всей жизни под влиянием отношений с другими людьми (Baumeister, 2013), особенно с родителями (Qurban et al., 2019).

Розенберг, чья шкала самооценки использовалась для данного исследования, сказал, что чувство собственного достоинства является очень важным фактором в нашей жизни: «Самоуважение направляет и активизирует нас в широком спектре деятельности. Он в значительной степени определяет наши ценности, нашу память и процессы памяти, нашу интерпретацию событий, наши стандарты и ориентиры оценки, наши цели, наш выбор друзей, супруга, группы, организации, профессии и наше окружение в целом.В жизни мало таких влиятельных и проникающих факторов, как самооценка »(Розенберг, 1968, стр. 345).

Оптимальное правило относится к самооценке; когда у человека его слишком мало, он / она функционирует ниже своего потенциала, а когда у него / ее слишком много, он / она приобретает нарциссические черты личности. Высокая самооценка — ключевой фактор успеха, умения справляться с неудачами и субъективного чувства удовлетворенности жизнью. Люди с высокой самооценкой смелее идут на риск, не предъявляют к себе слишком высоких требований и высоко ценят себя.Высокая самооценка означает чувство чести и достоинства по отношению к самому себе, своему выбору и своей жизни. Человек с высокой самооценкой имеет смелость постоять за себя, когда с ним обращаются ниже того уровня, которого, по его мнению, он / она заслуживает. Один человек может быть более компетентным, чем другой, более опытным и с высшим образованием, но если уровень его / ее самооценки ниже, он / она с меньшей вероятностью будет бороться за свой успех. Люди с высокой самооценкой лучше справляются с неудачами по сравнению с людьми с низкой самооценкой, чувствуют себя счастливее в жизни и меньше тревожны (Greenberg et al., 1992).

Предыдущие исследования показали, что у людей с высокой самооценкой лучше физическое и психическое здоровье. Лица, сумевшие развить чувство собственного достоинства, более устойчивы к стрессу, более уверены в себе и не убегают от конфликтов, готовы постоять за себя, но также принимают критику. Более высокая самооценка характерна для людей, которые: менее склонны к депрессии, более довольны, чем большинство других, всегда стремятся достичь своих целей, рассматривают изменения как проблемы и склонны к новому опыту, поэтому иногда ставят перед собой сложные и требовательные цели (Jordan et al., 2005). Такие люди амбициозны и стремятся к постоянному саморазвитию как в эмоциональной, интеллектуальной и творческой сферах, так и в социальной и духовной сферах.

Более поздние открытия, в которых самооценка используется в качестве прогнозирующей переменной, однако, часто противоречивы и указывают на вывод о том, что высокая самооценка вовсе не является гарантией удовлетворенности жизнью и связана с рядом проблемных форм поведения и отклонений. в когнитивной обработке. Таким образом, было указано, что высокая самооценка, , среди прочего, , также связана с самообременением (принятием слишком большой ответственности на себя), агрессивностью (Kernis et al., 1989), предрассудки, дискриминация (особенно по отношению к тем, кто угрожает самооценке) (Jordan et al., 2005), нарциссизм, склонность человека к защитным реакциям и ряд других форм поведения (Baumeister, 2013).

Многие авторы, а также шкалы самооценки основаны на идее самооценки как стабильной черты (Розенберг, 1965). Однако новое направление исследований самооценки состоит в том, что высокую самооценку можно разделить на стабильную и нестабильную (хрупкую) самооценку. Хрупкая высокая самооценка — это когда человек демонстрирует словами и поведением, что он / она имеет положительное отношение к себе / себе (явно), а на бессознательном уровне он / она имеет негативное отношение к себе / себе. (неявно).Такие люди склонны к деструктивному и агрессивному поведению, когда нарушается их самооценка (Jordan et al., 2005). А именно Kernis et al. (2000) показали, что люди с нестабильной высокой самооценкой ведут себя так, как будто их самооценка всегда под вопросом, следовательно, они не могут критиковать, занимать оборонительную позицию во взаимодействии с другими, проявлять больший уровень гнева и враждебности и очень избирательны в принятии отзывов. Более того, они хвастаются своими успехами перед друзьями, при этом используя самовозвеличивание и будучи более самоуверенными (Kernis et al., 2000). Чувство собственного достоинства в зрелые годы также основывается на уважении к другим. Люди с высокой самооценкой не воспринимают других людей как угрозу и не думают заранее, что будут отвергнуты, унижены, обмануты или преданы другими, потому что они осознают себя и свои качества. Таким образом, они относятся к другим с уважением, справедливостью и добрыми намерениями.

Высокая самооценка желательна, особенно в индивидуалистических культурах, потому что она является предиктором успеха в различных сферах жизни, но некоторые социальные психологи занимались исследованием отрицательных сторон высокой самооценки.Одно из наиболее значительных исследований касается связи между самооценкой и гневом и враждебностью (Kernis et al., 1989). Группа ученых (Kernis et al., 1989) сравнила уровень и стабильность самооценки с количеством гнева и враждебности, которые испытывают люди. Стабильность самооценки проверялась множеством глобальных тестов самооценки в естественных условиях. Исследователи обнаружили, что предиктором гнева и враждебности является не только уровень самооценки, но и ее стабильность.Высокая, но нестабильная самооценка находится в статистически значимой корреляции с чрезвычайно высокой тенденцией испытывать гнев и вражду или враждебность.

Лица с недостаточной самооценкой сомневаются в своих способностях и набираются смелости идти на риск только тогда, когда уверены, что они полностью компетентны и соответствуют всем условиям. Кроме того, исследования показали, что низкая самооценка приводит к определенным негативным явлениям, таким как делинквентное поведение, депрессия, булимия, склонность к психическим заболеваниям и неудовлетворенность отношениями (Baumeister et al., 2005; Bulik et al., 2007).

Бейкер и Макналти (2013) утверждают, что люди с низкой самооценкой предпочитают безопасность и знакомые ситуации, избегают сложных целей и, таким образом, отражают низкую самооценку. Они не общаются напрямую, они часто боятся открыто сказать то, что думают и чувствуют, в первую очередь потому, что сами не уверены в своих мыслях, а затем потому, что боятся реакции других. Такие люди плохо переносят неудачи. Каждый раз, когда они не достигают своей цели, для них это еще одно доказательство их бесполезности и неудач.Захваченные своим мышлением и схемой самооценки, они обычно даже не рассматривают другие причины неудач. Люди с более низкой самооценкой часто думают, что другие люди тоже не высокого мнения о них, что заставляет их чувствовать себя отвергнутыми, и они редко решаются на установление социальных контактов. Меньшее количество социальных контактов приводит к меньшим возможностям для создания более глубоких межличностных отношений, от которых человек может рассчитывать на социальную поддержку. Таким образом, низкая самооценка влияет на размер и качество социальной сети человека.

Черты характера

Модель «большой пятерки» описывает пять измерений личности: экстраверсию, доброжелательность, сознательность, невротизм и открытость опыту. Экстраверсия предполагает, что люди общительны, в то время как интроверсия подразумевает, что они тихие и сдержанные (John et al., 2008). Экстраверсия характеризуется открытостью, напористостью и высоким уровнем энергии (John et al., 1991). Люди с высоким показателем экстраверсии более открыты, настойчивее, разговорчивее и более общительны, чем люди с низким показателем экстраверсии, которые застенчивы, тихи и отчуждены (Larsen and Buss, 2009).Экстраверсия связана с ценностями достижений и гедонизмом (Roccas et al., 2002), но также и с целями, связанными с увлекательным образом жизни (Roberts et al., 2004).

Доброжелательность означает, что люди готовы сотрудничать и добры, а не грубы (John et al., 2008). Это измерение характеризуется доброжелательностью и доверием. Это можно рассматривать как сочетание дружбы и гармонии (John et al., 1991). Лица с высокими показателями по этому параметру теплые, отзывчивые и честные, в то время как люди с низкими показателями по этому параметру недобрые, часто грубые, а иногда даже жестокие (Larsen and Buss, 2009).Приятность связана с гармоничными семейными отношениями, хорошими партнерскими отношениями (Roberts et al., 2004), но также и с просоциальными ценностями (Haslam et al., 2009).

Добросовестность — это упорядоченность, ответственность и надежность; поэтому эту черту также иногда называют надежностью (John et al., 1991). Добросовестные люди трудолюбивы, дисциплинированы, педантичны и много времени уделяют организации. Это люди, которые внутренне мотивированы и прилагают много усилий, чтобы добиться успеха в том, что они делают (Larsen and Buss, 2009).Добросовестность связана с целями достижения (Коста и МакКрэй, 1988), но также и с целями, связанными с межличностными отношениями (Робертс и др., 2004). Таким образом, можно сказать, что сознательные люди ориентированы на достижение целей, выполнение задачи и поэтому надежны и пунктуальны (Larsen, Buss, 2009).

Невротизм характеризуется тревожностью и полной противоположностью эмоциональной стабильности (John et al., 1991), и такие люди склонны к тревоге, депрессии и раздражению (John et al., 2008). Люди с высокими показателями невротизма неуверенны, часто имеют перепады настроения, в то время как эмоционально стабильные люди более спокойны, расслаблены и более стабильны (Larsen and Buss, 2009). Кроме того, высокий балл по невротизму предполагает внушаемость или восприимчивость к внушению, отсутствие настойчивости в отношении препятствий, медлительность и плохую беглость речи или наличие ригидности. Также к характеристикам невротизма относятся чувство неполноценности, нервозность, избегание и непереносимость усилий, неудовлетворенность, чувствительность, раздражительность и обидчивость.С другой стороны, эмоциональная стабильность связана со стратегией, то есть тем, как человек преодолевает стресс и различные жизненные препятствия (Larsen, Buss, 2009). Эмоционально стабильные люди не беспокоятся, за исключением тех случаев, когда рассматриваемые проблемы являются для них лично сильными стрессовыми факторами. Эмоционально устойчивые люди могут испытывать симптомы невроза только в ситуации длительного и сильного стресса (Larsen and Buss, 2009).

Открытость к опыту характеризуется оригинальностью, любопытством и изобретательностью.Этот фактор иногда называют культурой из-за его упора на интеллект и независимость (John et al., 1991). Люди, открытые к опыту, обладают широкими интересами и тонким вкусом к искусству и красоте (John et al., 2008). Лица с высокими баллами по этому параметру обладают творческими способностями, обладают богатым воображением и, поскольку у них широкий круг интересов, любят исследовать неизведанное, в то время как люди с низкими баллами по этому параметру имеют обычную внешность и поведение, ограниченные интересы, склонны к консервативным взглядам. отношения и склонны предпочитать то, что уже известно, неизвестному (Larsen and Buss, 2009).Открытость опыту часто ассоциируется с автономией (Roccas et al., 2002).

Особенности личности и чувство собственного достоинства у спортсменов

Хотя, согласно Allen et al. (2013), психологические исследования личности спортсменов находятся в определенном кризисе в области спортивной психологии, имеется обширный объем исследований, в которых обнаружены различия между личностными чертами спортсменов, занимающихся разными видами спорта (Peterson et al., 1967; Дауд и Иннес, 1981; Герон и др., 1986; Малинаускас и др., 2014; Olmedilla et al., 2019). Эти исследования показали, что спортсмены, занимающиеся командными видами спорта, имеют более высокий уровень экстраверсии по сравнению со спортсменами, занимающимися индивидуальными видами спорта. Затем спортсмены, занимающиеся командными видами спорта, обладают более низким уровнем сознательности, чем спортсмены, занимающиеся индивидуальными видами спорта (Ниа, Бешарат, 2010; Аллен и др., 2011; Малинаускас и др., 2014). Кроме того, спортсмены, занимающиеся видами спорта с высоким риском, имеют более высокий уровень экстраверсии и более низкий уровень сознательности, чем спортсмены, занимающиеся видами спорта с низким уровнем риска (Castanier et al., 2010). Результаты метаанализа показали, что участники спорта с высоким риском имели более высокий уровень поиска ощущений, экстраверсии и импульсивности и более низкий уровень невротизма, чувствительности к наказанию по сравнению с людьми, которые не занимались такой деятельностью (McEwan et al., 2019). При сравнении спортсменов и не спортсменов результаты указывают на более высокий уровень экстраверсии и более высокий уровень эмоциональной стабильности у спортсменов, чем у не спортсменов (Egan and Stelmack, 2003; McKelvie et al., 2003), а также более высокая открытость опыту (Hughes et al., 2003). Кроме того, было показано, что мастера карате обладают низким невротизмом и высокой сознательностью, в зависимости от уровня мастерства, так что у более опытных спортсменов более устойчивая личность, чем у менее опытных (Piepiora et al., 2018).

В одном исследовании тунисских спортсменов (Ali et al., 2013) результаты показали, что самооценка была выше в группе спортсменов, занимающихся индивидуальными видами спорта, чем у спортсменов, участвующих в командных видах спорта, в то время как агрессивность была выше в командных видах спорта, чем в индивидуальных видах спорта.При сравнении уровней агрессии в отдельных неагрессивных видах спорта, таких как теннис, танцы, плавание, с отдельными единоборствами, результаты показывают, что неагрессивные виды спорта влекут за собой более высокий уровень самооценки и вербальной агрессии, враждебности и гнева (Али и др., 2013). Другие исследования показали противоположные результаты, заявляя о более высоком уровне агрессии в спортивных единоборствах, чем в других индивидуальных видах спорта (Zillmann et al., 1974; Bredemeier et al., 1987). Несмотря на то, что некоторые исследования не показывают разницы в самооценке между индивидуальными и командными спортсменами (Акелайтис и Малинаускас, 2018), более высокий уровень самооценки является важным признаком более эффективных стратегий преодоления стресса в спорте (Káplanová, 2018).Согласно обзору литературы, который показал неоднозначные результаты в этой области, мы проверили различия в личностных качествах и самооценке у спортсменов, занимающихся двумя группами видов спорта: командными видами спорта и единоборствами.

Вопрос исследования

Отличает ли набор (структура, профиль) психологических переменных, составляющих основные параметры личности и самооценки, спортсменов в боевых видах спорта от участников в командных видах спорта?

Методы

Участники

Были опрошены сто сорок девять студентов всех курсов факультета спорта и физического воспитания университетов Нови-Сада и Ниша ( N = 149).Выборка состоит из 87 (58,4%) мужчин и 62 (41,6%) женщин со средним возрастом 20,95 лет ( SD = 1,787). Опрошенные студенты одновременно являются участниками соревнований по видам спорта, которым они тренировались в среднем 10,73 года ( SD = 3,93). Спортсмены по спортивным единоборствам (27,5% от общей выборки) занимаются борьбой, карате, дзюдо, джиу-джитсу, кикбоксингом, ММА и тхэквондо. Спортсмены по командным видам спорта (72,5% от общей выборки) занимаются футболом, баскетболом, волейболом и гандболом.

Инструменты

Опросник шкалы самооценки использовался для измерения самооценки (SES, Rosenberg, 1965). Шкала состоит из 10 пунктов, а надежность по нашей выборке составляет α = 0,85. В инвентаре BFI (John and Srivastava, 1999) 44 пункта, и он использовался для измерения личностных черт в соответствии с моделью Большой пятерки: экстраверсия (α = 0,78), невротизм (α = 0,70), сознательность (α = 0,76), доброжелательность. (α = 0,76) и открытость опыту (α = 0,73).

Процедура

Исследование было проведено в 2018 году с предварительным одобрением этических комитетов факультетов и добровольным согласием студентов.Тестирование проводилось в форме бумажно-карандашного теста и длилось 30 мин.

Анализ данных

При анализе данных использовались описательные меры, средние различия и канонический дискриминантный анализ.

Результаты

Поскольку одномерные тесты не принимают во внимание взаимосвязь между переменными, анализ дискриминантной функции был также выполнен для шести переменных. Значения групповых центроидов (средние дискриминантные баллы для каждой группы) для участников боевых и командных видов спорта были -0.57 и 0,216 соответственно. Дискриминантная функция, полученная для шести факторов, Уилкса λ = 0,889, хи-квадрат (6) = 16,94, p <0,01. Обратитесь к Таблице 1 для получения информации о порядке ввода шести переменных и их соответствующих стандартизованных коэффициентов дискриминантной функции.

Таблица 1. Средние, стандартные отклонения, t -тесты, стандартизованные коэффициенты дискриминантной функции и корреляции между дискриминантными оценками и переменными исходными оценками для участников боевых и командных видов спорта.

Полученная каноническая дискриминантная функция: Дискриминантный балл = 0,729 Невротизм + 0,617 Самоуважение + 0,198 Открытость — 0,562 Добросовестность — 0,229 Приговорчивость — 0,1378 ∗.

Согласно групповым центроидам, можно сказать, что спортсмены в боевых видах спорта характеризуются положительным высоким баллом по добросовестности, положительным баллом по покладистости и экстраверсии (рис. 1).Они также характеризуются низким невротизмом и самооценкой, а также низкими показателями открытости новому опыту. У спортсменов в командных видах спорта противоположные черты.

Рисунок 1. Центроиды групп — расстояние между группами.

Обсуждение

Основная цель нашего исследования заключалась в изучении индивидуальных различий в личностных качествах и самооценке как важных психологических предикторах оптимальной адаптации и спортивных результатов у спортсменов, участвующих в командных видах спорта, и спортсменов, участвующих в боевых видах спорта.

Наибольшая разница в группах была получена в отношении добросовестности. Спортсмены в единоборствах более сознательны, чем участники в командных видах спорта. Этот результат предполагает, что спортсмены, занимающиеся единоборствами, в силу самой природы этих видов спорта полагаются на свои собственные силы и уверенность в личных навыках и знаниях. Кроме того, единоборства, помимо соревновательного аспекта, также предназначены для развития самоконтроля, настойчивости и самодисциплины (Bernacka et al., 2016; Kostorz et al., 2017), которые составляют грани черты сознательности (Costa, McCrae, 1988; John et al., 1991; Larsen, Buss, 2009).

Второй результат предполагает, что участники командных видов спорта имеют значительно более высокую самооценку, чем участники соревнований по боевым видам спорта. Этот результат не согласуется с предыдущими исследованиями (Ali et al., 2013), которые указывают на то, что самооценка выше в командных видах спорта, чем в отдельных видах спорта или тех, которые вообще не показывают различий (Акелайтис и Малинаускас, 2018).Однако в нашем исследовании индивидуальные виды спорта являются единоборствами, тогда как в исследовании Ali et al. (2013) эти виды спорта смешаны с другими неагрессивными видами спорта, такими как теннис и тому подобное. Мы предполагаем, что, учитывая, что самооценка зависит от социальных влияний (Baumeister, 2013; Qurban et al., 2019), она более хрупка в индивидуальных видах спорта, в которых нет поддержки со стороны товарищей по команде. Кроме того, это открытие может быть связано с изображением тела спортсменов. Хотя спорт и физическая активность в целом связаны с более позитивным образом тела (Hausenblas and Downs, 2001; Sabiston et al., 2019), нет соответствующих выводов о взаимосвязи образа тела и конкретного вида спорта. Таким образом, мы можем предположить, что более низкая самооценка у спортсменов-единоборцев в нашем исследовании связана с особенностями внешнего вида бойцов. Другое предположение может заключаться в том, что более низкая оценка в подвыборке спортсменов-единоборцев связана с периодом подросткового возраста, в котором сейчас находятся наши респонденты, который часто соответствует более низким аспектам статуса идентичности. Помимо этого, наши выводы можно объяснить в контексте организационных стрессоров, которые могут повлиять на самооценку спортсменов, таких как факторы стресса от тренеров и требования соревнований (Tamminen et al., 2019), но это предположение требует более тщательного изучения.

Невротизм значительно выше среди участников командных видов спорта по сравнению с участниками боевых видов спорта. Этот результат основан на том факте, что помимо овладения базовыми навыками защиты, целью тренировок по единоборствам является работа над сосредоточенностью, чувством покоя — глубокой связью с самим собой и работой над самоконтролем — контролем над импульсами, потому что в бою все зависит от них самих, нет разделения обязанностей, как в командных видах спорта (Allen et al., 2013; Bernacka et al., 2016; Косторз и др., 2017). Другой возможный способ объяснить наш результат состоит в том, что спортсмены командных видов спорта часто испытывают негативные межличностные столкновения со своими товарищами по команде в отношении командных ролей, коммуникативных трудностей или даже эгоизма (Рейни и Петкари, 2019), которые могут вызвать проявление их более высокого уровня невротизма.

Наши результаты не указывают на статистически значимые различия в экстраверсии, которые были зарегистрированы в других исследованиях (Nia and Besharat, 2010; Allen et al., 2011), а также открытость опыту и дружелюбие, которые также не были зарегистрированы в других выборках.

Заключение

Наше исследование в некоторой степени способствовало изучению различий в индивидуальных различиях между спортсменами, занимающимися командными видами спорта, и спортсменами, занимающимися единоборствами. Полученные данные могут быть полезны в тренировочном процессе и психологической подготовке спортсменов. Точнее, результаты показывают, какие аспекты личности следует акцентировать при работе со спортсменами в боевых искусствах (например, самоуважение), а какие со спортсменами в коллективных видах спорта (например, сознательность).Ограничениями исследования являются неравное количество спортсменов в двух исследуемых группах, а также потенциально недостаточное количество включенных переменных, которые могли бы в последующих исследованиях объяснить полученные различия, такие как проблема статуса личности, физического самосознания, и мотивация к занятиям спортом. Ограничение, касающееся количества испытуемых, можно преодолеть, включив не только большее количество спортсменов, но и спортсменов, занимающихся различными боевыми искусствами и коллективными видами спорта.

Заявление о доступности данных

Наборы данных, проанализированные в этой рукописи, не являются общедоступными. Запросы на доступ к наборам данных следует направлять на адрес ŽB, [email protected]

Заявление об этике

Все субъекты дали письменное информированное согласие в соответствии с Хельсинкской декларацией. Протокол был одобрен местным этическим комитетом факультета спорта и физического воспитания Университета Нови-Сада.

Взносы авторов

ŽB, JN, DŠ, PM, IM и PD разработали эксперименты, проанализировали и интерпретировали данные, отредактировали рукопись и утвердили окончательную версию для публикации и несут ответственность за все аспекты работы.ŽB и PD провели эксперименты и написали первоначальный черновик рукописи.

Конфликт интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Список литературы

Акелайтис, А.В., Малинаускас, Р.К. (2018). Выражение эмоциональных навыков у спортсменов-мужчин в индивидуальных и командных видах спорта. Педагог Психол.Med. Биол. Пробл. Phys. Train Sports 22, 62–67.

PubMed Аннотация | Google Scholar

Али, Б. М., Ихраф, А., Халед, Т., Лива, М., и Али, Э. (2013). Влияние пола и вида спорта на агрессию и самооценку тунисских спортсменов. J. Hum. Soc. Sci. Res. 8, 74–80. DOI: 10.9790 / 0837-0847480

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Аллен М. С., Гринлис И. и Джонс М. В. (2011). Исследование пятифакторной модели личности и совладающего поведения в спорте. J. Sports Sci. 29, 841–850. DOI: 10.1080 / 02640414.2011.565064

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Аллен М.С., Гринлис И. и Джонс М.В. (2013). Личность в спорте: всесторонний обзор. Внутр. Rev. Sport Exerc. Psychol. 6, 184–208. DOI: 10.1080 / 1750984x.2013.769614

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бейкер, Л. Р., и МакНалти, Дж. К. (2013). Когда низкая самооценка поощряет поведение, которое рискует отвергнуть, чтобы усилить взаимозависимость: роль самоконтроля в отношениях. J. Pers. Soc. Psychol. 104, 995–1018. DOI: 10.1037 / a0032137

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Баумейстер, Р. Ф. (2013). Самоуважение: Загадка низкой самооценки. Берлин: Springer Science and Business Media.

Google Scholar

Баумейстер, Р. Ф., Де Уолл, К. Н., Чиарокко, Н. Дж. И Твенге, Дж. М. (2005). Социальная изоляция препятствует саморегулированию. J. Pers. Soc. Psychol. 88, 589–604.DOI: 10.1037 / 0022-3514.88.4.589

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бернацка Р. Э., Савицкий Б., Мазурек-Кусяк А. и Хавлена ​​Дж. (2016). Соответствующая и неконформная личность и стили преодоления стресса у спортсменов-единоборцев. J. Hum. Кинет. 51, 225–233. DOI: 10.1515 / hukin-2015-0186

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бредемайер, Б. Дж., Шилдс, Д. Л., Вайс, М. Р., и Купер, Б. А. Б.(1987). Взаимосвязь между суждениями детей о легитимности и их моральными доводами, склонностями к агрессии и занятиями спортом. Soc. Sport J. 4, 48–60. DOI: 10.1123 / ssj.4.1.48

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Булик, К. М., Хебебранд, Дж., Кески-Рахконен, А., Кламп, К. Л., Райхборн-Кьеннеруд, Т., Маццео, С. Е. и др. (2007). Генетическая эпидемиология, эндофенотипы и классификация расстройств пищевого поведения. Внутр. J. Eat. Disord. 40 (доп.), S52 – S60.

PubMed Аннотация | Google Scholar

Кастанье К., Ле Сканфф К. и Вудман Т. (2010). Кто рискует в спорте с высоким риском? типологический личностный подход. Res. В. Упражнение. Спорт 81, 478–485.

PubMed Аннотация | Google Scholar

Куперсмит, С. (1967). Антецеденты самооценки. Сан-Франциско, Калифорния: В. Х. Фриман.

Google Scholar

Коста П. и МакКрэй Р. (1988). От каталога к классификации: потребности Мюррея и пятифакторная модель. J. Pers. Soc. Psychol. 55, 258–265. DOI: 10.1037 // 0022-3514.55.2.258

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Дауд Р. и Иннес Дж. М. (1981). Спорт и личность: влияние вида спорта и уровня конкуренции. Восприятие. Двигательные навыки. 53, 79–89. DOI: 10.2466 / pms.1981.53.1.79

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Иган С. и Стельмак Р. М. (2003). Профиль личности альпинистов на Эверест. чел.Индивидуальный. Dif. 34, 1491–1494. DOI: 10.1016 / s0191-8869 (02) 00130-7

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Герон Э., Ферст Д. и Ротштейн П. (1986). Личность спортсменов, занимающихся различными видами спорта. Внутр. J. Sport Psychol. 17, 120–135.

Google Scholar

Гринберг, Дж., Соломон, С., Пищинский, Т., Розенблатт, А., Берлинг, Дж., Лайон, Д. и др. (1992). Зачем людям нужна самооценка? сходные доказательства того, что самооценка выполняет функцию буферизации беспокойства. J. Pers. Soc. Psychol. 6, 913–922. DOI: 10.1037 // 0022-3514.63.6.913

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хаслам, Н., Уилан, Дж., И Бастиан, Б. (2009). Большая пятерка опосредует ассоциации между ценностями и субъективным благополучием. чел. Индивидуальный. Dif. 46, 40–42. DOI: 10.1016 / j.paid.2008.09.001

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хаузенблас, Х. А., Даунс, Д. С. (2001). Сравнение образа тела спортсменов и не спортсменов: мета.аналитический обзор. J. Appl. Sport Psychol. 13, 323–339. DOI: 10.1080 / 104132001753144437

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хьюз, С. Л., Кейс, Х. С., Штумэмпфл, К. Дж., И Эванс, Д. С. (2003). Личностные профили участников ультрамарафона iditasport. J. Appl. Sport Psychol. 15, 256–261. DOI: 10.1080 / 10413200305385

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Джон О. П., Донахью Э. М. и Кентл Р. Л. (1991). Перечень большой пятерки — версии 4a и 54. Беркли, Калифорния: Калифорнийский университет.

Google Scholar

Джон О. П., Науманн Л. П. и Сото К. Дж. (2008). «Сдвиг парадигмы к интегративной таксономии черт большой пятерки: история, измерение и концептуальные вопросы», в Handbook of Personality: Theory and Research , ред. О. П. Джон, Р. У. Робинс и Л. А. Первин (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Guilford Press ), 114–159.

Google Scholar

Джон, О.П., и Шривастава, С. (1999). «Таксономия большой пятерки: история, измерения и теоретические перспективы», в Справочник личности: теория и исследования , ред. Л. А. Первин и О. П. Джон (Нью-Йорк, Нью-Йорк: The Guilford Press), 102–138.

Google Scholar

Джордан, К. Х., Спенсер, С. Дж., И Занна, М. П. (2005). Типы высокой самооценки и предрассудков: как неявная самооценка связана с этнической дискриминацией среди людей с высокой самооценкой. чел.Soc. Psychol. Бык. 31, 693–702. DOI: 10.1177 / 0146167204271580

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Капланова, А. (2018). Самоуважение, беспокойство и стратегии преодоления стресса для управления стрессом в хоккее. Acta Gymn. 49, 10–15. DOI: 10.5507 / ag.2018.026

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кернис М., Граннеманн Б. и Барклай Л. (1989). Стабильность и уровень самооценки как предикторы возбуждения гнева и враждебности. J. Pers. Soc. Psychol. 56, 1013–1022. DOI: 10.1037 // 0022-3514.56.6.1013

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кернис, М. Х., Парадайз, А. У., Уитакер, Д., Уитман, С., и Голдман, Б. (2000). Хозяин своей психологической области? маловероятно, если у человека нестабильная самооценка. чел. Soc. Psychol. Бык. 26, 1297–1305. DOI: 10.1177 / 0146167200262010

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Костож, К., Гнезинская, А., и Nawrocka, M. (2017). Иерархия ценностей и самооценка людей, занимающихся боевыми искусствами и единоборствами. идо мов культура. J. Anthrop боевых искусств. 17, 15–22.

Google Scholar

Ларсен Р. и Басс Д. М. (2009). Психология личности. Нью-Йорк, Нью-Йорк: McGraw-Hill Publishing.

Google Scholar

Малинаускас Р., Думчене А., Мамкус Г. и Венцкунас Т. (2014). Личностные черты и работоспособность у спортсменов-мужчин и не спортсменов. Percep. Моторные навыки 118, 145–161. DOI: 10.2466 / 29.25.pms.118k13w1

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Макьюэн Д., Будро П., Курран Т. и Родс Р. Э. (2019). Личностные черты участников спорта с высоким риском: метаанализ. J. Res. Чел. 79, 83–93. DOI: 10.1016 / j.jrp.2019.02.006

CrossRef Полный текст | Google Scholar

МакКелви, С. Дж., Лемье, П., и Стаут, Д. (2003). Экстраверсия и невротизм у контактных спортсменов, бесконтактных спортсменов и не спортсменов: примечание к исследованию. Athl. Insight 5, 19–27.

Google Scholar

Ниа, М. Э., и Бешарат, М. А. (2010). Сравнение личностных характеристик спортсменов в индивидуальных и командных видах спорта. Proc. Soc. Behav. Sci. 5, 808–812. DOI: 10.1016 / j.sbspro.2010.07.189

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ольмедилья, А., Руис-Баркин, Р., Понсети, Ф. X., Роблес-Паласон, Ф. Дж., И Гарсия-Мас, А. (2019). Соревновательный психологический настрой и восприятие результатов у юных футболисток. Фронт. Psychol. 10: 1168. DOI: 10.3389 / fpsyg.2019.01168

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Петерсон, С. Л., Вебер, Дж. К., и Троусдейл, В. У. (1967). Личностные факторы женщин, занимающихся командными видами спорта, по сравнению с женщинами, занимающимися индивидуальными видами спорта. Res. Q. 38, 686–690. DOI: 10.1080 / 10671188.1967.10616513

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Пиепиора, П., Витковски, К., и Пиепиора, З. (2018). Профили личности мастеров карате, практикующих разные стили кумитэ. Arch. Будо. 14, 247–257.

Google Scholar

Курбан, Х., Ван, Дж., Сиддик, Х., Моррис, Т., и Цяо, З. (2019). Посредническая роль родительской поддержки: взаимосвязь между занятиями спортом, самооценкой и мотивацией к занятиям спортом среди китайских студентов. Curr. Psychol. 38, 308–319. DOI: 10.1007 / s12144-018-0016-3

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Рейни, Л., и Петкари, Э. (2019). Тебе нравятся твои товарищи по команде? качество личности и взаимоотношений между товарищами по команде у студенческих спортсменов. Rev. Psicol. Депорте. 14, 56–59.

Google Scholar

Робертс Б. В., О’Доннелл М. и Робинс Р. В. (2004). Развитие целей и личностных качеств в зрелом возрасте. J. Pers. Soc. Psychol. 87, 541–555.

PubMed Аннотация | Google Scholar

Роккас С., Сагив Л., Шварц С. Х. и Кнафо А. (2002). Большая пятерка личностных факторов и личных ценностей. чел. Soc. Psychol. Бык. 28, 789–801. DOI: 10.1177/0146167202289008

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Розенберг, М. (1965). Общество и самооценка подростков. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Принстонского университета.

Google Scholar

Розенберг, М. (1968). «Психологическая избирательность в формировании самооценки», в Самость в социальном взаимодействии , ред. К. Гордон и К. Герген (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Джон Вили).

Google Scholar

Сабистон, К. М., Пила, Э., Вани, М., и Тогерсен-Нтумани, К. (2019). Образ тела, физическая активность и спорт: предварительный обзор. Psychol. Спортивные упражнения. 42, 48–57. DOI: 10.1016 / j.psychsport.2018.12.010

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Тамминен, К. А., Сабистон, К. М., и Крокер, П. Р. (2019). Воспринимаемая поддержка со стороны уважения позволяет прогнозировать оценки соревнований и удовлетворенность результатами спортивных состязаний университетских команд: тест организационных факторов стресса в качестве модераторов. J. Appl. Sport Psychol. 31, 27–46. DOI: 10.1080 / 10413200.2018.1468363

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Зиллманн Д., Джонсон Р. К. и Дэй К. Д. (1974). Спровоцированная и неспровоцированная агрессивность у спортсменов. J. Res. Чел. 8, 139–152. DOI: 10.1016 / 0092-6566 (74)

-4

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Взаимосвязь между личностными качествами и удовлетворенностью браком: систематический обзор и метаанализ | BMC Psychology

  • 1.

    Хадеми А., Валипур М., Морадзаде Хорасани Л. С. Взаимосвязь между личностными чертами и удовлетворенностью браком и ее компонентами среди супружеских пар. J Appl Psychol. 2015; 8 (4): 95–109.

    Google Scholar

  • 2.

    Джанати Джахроми Мехрдад Л.М., Лейла Ю. Взаимосвязь между характеристиками личности и удовлетворенностью браком среди работающих женщин в Казеруне. J Women Soci. 2010; 2: 143–61.

    Google Scholar

  • 3.

    Розен-Грандон-младший, Майерс Дж. Э., Хэтти Дж. А. Взаимосвязь между характеристиками брака, процессами супружеского взаимодействия и удовлетворенностью браком. J Couns Dev. 2004. 82 (1): 58–68.

    Артикул

    Google Scholar

  • 4.

    Abbasi RKR, Kabir E, Ebrahimpour ZA. Прогнозирование удовлетворенности браком на основе личностных факторов: сравнение искусственной нейронной сети и метода регрессии. J Behav Sci. 2011; 4: 171–5.

    Google Scholar

  • 5.

    Башири Х., Дехан Ф., Газанфари Зарна Х., Дехган М.М., Абдоллахзаде Ф. Исследование взаимосвязи между личностными качествами и семейной удовлетворенностью женатых сотрудников медицинских центров. J Pers Индивидуальные различия. 2016; 5 (11): 91–103.

    Google Scholar

  • 6.

    Маданес К. Стратегическая семейная терапия: Бруннер / мазель; 1991.

    Google Scholar

  • 7.

    Горбанзаде Ф, Гахари С., Багдасарян А, Мохамади Арья А, Ростай А.Удовлетворенность браком, личностные качества и любовная составляющая. Soc Psychol Res Qyarterly. 2013. 9 (3): 95–109.

    Google Scholar

  • 8.

    Мохаммадзаде Эбрахими Али Дж. Ф., Боржали А. Взаимосвязь между сходством и взаимодополняемостью факторов личности в семейной удовлетворенности. J Res Psychol Health. 2008; 2: 61–9.

    Google Scholar

  • 9.

    Клэкстон А., О’Рурк Н., Смит Дж. З., Делонгис А.Черты личности и семейное удовлетворение в длительных отношениях: подход к расхождению внутри пары. J Soc Pers Relat. 2012. 29 (3): 375–96.

    Артикул

    Google Scholar

  • 10.

    Chehreh H, Ozgo G, Aboiaali K, Nasiri M. Взаимосвязь между личностными качествами и семейным удовлетворением на основе пятифакторной модели личности: систематический обзор Scientific. J Kurdistan Univ Med Sci. 2018; 22: 121–32.

    Google Scholar

  • 11.

    Karney BR, Брэдбери, штат Теннесси. Продольный курс качества и стабильности брака: обзор теории, методов и исследований. Psychol Bull. 1995; 118 (1): 3.

    PubMed
    Статья

    Google Scholar

  • 12.

    Голизаде золейха Б., Хасан Г., Джалил Б.К. Связь между пятью факторами личности и семейным удовлетворением. J Shahed Univ. 2010; 17: 57–66.

    Google Scholar

  • 13.

    Sadeghi MSJM, Mootabi F, Dehghani M. Сходство личности и семейное удовлетворение пары. Contemp Psychol. 2016; 10: 67–82.

    Google Scholar

  • 14.

    Джон О.П., Шривастава С. Таксономия большой пятерки: история, измерения и теоретические перспективы. Справочник личности: Теория и исследования. 1999. 2 (1999): 102–38.

    Google Scholar

  • 15.

    Ghanei Gheshlagh R, Valiei S, Rezaei M, Rezaei K.Взаимосвязь между характеристиками личности и профессиональным стрессом медсестер. Иранский J Psychiatr Nurs. 2013; 1 (3): 27–34.

    Google Scholar

  • 16.

    Ашури Дж. Взаимосвязь между личностными чертами, религиозной ориентацией и локусом контроля и удовлетворенностью браком пожилых женщин. Медсестры Дж. Пожилого возраста. 2014; 1 (3): 21–33.

    Google Scholar

  • 17.

    Мохер Д., Либерати А., Тецлафф Дж., Альтман Д.Г., Группа П.Предпочтительные элементы отчетности для систематических обзоров и метаанализов: заявление PRISMA. PLoS Med. 2009; 6 (7): e1000097.

    PubMed
    PubMed Central
    Статья

    Google Scholar

  • 18.

    Gheshlagh RG, Ebadi A, Dalvandi A, Rezaei M, Tabrizi KN. Систематическое исследование устойчивости у пациентов с хроническими соматическими заболеваниями. Медсестра акушерский конный завод. 2017; 6 (2): e36401.

  • 19.

    Худин Ф., Вебер С. Систематический обзор психосоциальных факторов, влияющих на выживаемость после трансплантации костного мозга.Психосоматика. 2003. 44 (3): 181–95.

    PubMed
    Статья
    PubMed Central

    Google Scholar

  • 20.

    Хиггинс Дж. П., Томпсон С. Г., Дикс Дж. Дж., Альтман Д. Г.. Измерение несогласованности в метаанализах. Bmj. 2003. 327 (7414): 557–60.

    PubMed
    PubMed Central
    Статья

    Google Scholar

  • 21.

    Ясеминеджад Париса М., Логман Э. Изучите взаимосвязь между личностными характеристиками и удовлетворенностью браком вдовами, состоящими в браке с братом своего мужа.J Couns Psychother. 2011; 7 (102): 85.

    Google Scholar

  • 22.

    Садеги AMF. Изучение взаимосвязи между личностными качествами и самооценкой с удовлетворенностью браком у женатых студентов исламского университета Азад, город Рашт, провинция Гуйлан. Iran Psychol Dev Soc. 2016; 7: 655–61.

    Google Scholar

  • 23.

    Taraghijah S, Khosroshahi JB, Khanjani Z.Прогнозирование удовлетворенности браком женщин по их личностным характеристикам и религиозности. J Family Couns Psychother. 2017; 6 (2): 107–22.

    Google Scholar

  • 24.

    Molaei M, Banihashem SK. Связь между боевой удовлетворенностью и личностными переменными пятифакторной модели. Int J Humanit Cult Stud. 2016; 1 (1): 1783–90.

    Google Scholar

  • 25.

    Goodarzimehr Roya FM. Взаимосвязь между пятью личностными факторами и удовлетворенностью браком женщин в Babol. Иран Дж. Психологическое исследование поведения. 2016; 4: 84–9.

    Google Scholar

  • 26.

    Etemadnia Marzieh BN, Бахри MRZ. Взаимосвязь личностных факторов (показателей) и степени боевой удовлетворенности женатых учителей. J Appl Environ Biol Sci. 2015; 5: 132–7.

    Google Scholar

  • 27.

    Javanmard GH, Гарегозло РМ. Изучение взаимосвязи между удовлетворенностью браком и личностными характеристиками в иранских семьях. Процедуры Soc Behav Sci. 2013; 84: 396–9.

    Артикул

    Google Scholar

  • 28.

    Садеги А., Акбари Б., Салек Р. Исследование взаимосвязи между личностными качествами, удовлетворенностью браком и психическим здоровьем среди женщин, ищущих развод в провинции Гуйлан. J Basic Appl Sci Res.2012. 2 (3): 2385–94.

    Google Scholar

  • 29.

    Разеги ННМ, Муджембари АК, Масихи АЗ. Взаимосвязь между большой пятеркой личностных факторов и удовлетворенностью браком. J Iran Psychol. 2011; 7: 269–78.

    Google Scholar

  • 30.

    Amiri M, Farhoodi F, Abdolvand N, Bidakhavidi AR. Исследование взаимосвязи между личностными чертами большой пятерки и стилями общения с удовлетворенностью браком женатых студентов, обучающихся в государственных университетах Тегерана.Процедуры Soc Behav Sci. 2011; 30: 685–9.

    Артикул

    Google Scholar

  • 31.

    Razavieh AML, Bohlooli-e-Asl F. О роли личных качеств и удовлетворенности браком в прогнозировании удовлетворенности работой среди персонала Bonyad-e-Shahid и Omoor-e-Isargaran в Ширазе. Ежеквартально J Woman Soc. 2011; 1 (4): 1–10.

    Google Scholar

  • 32.

    Ахади Б. Взаимосвязь между личностью и удовлетворенностью браком.Contemp Psychol. 2007; 2: 31–7.

    Google Scholar

  • 33.

    Atari Yousofali AA, Mahnaz MH. Взаимосвязь между личностными характеристиками и семейно-личными факторами и удовлетворенностью браком офисных работников в Ахвазе. J Educ Psychol. 2006. 13 (3): 81–108.

  • 34.

    Caughlin JP, Huston TL, Houts RM. Какое значение имеет личность в браке? Исследование тревожности, межличностного негатива и удовлетворенности браком.J Pers Soc Psychol. 2000; 78 (2): 326.

    PubMed
    Статья

    Google Scholar

  • 35.

    Фишер Т.Д., Макналти Дж.К. Невротизм и семейное удовлетворение: посредническая роль, которую играют сексуальные отношения. J Fam Psychol. 2008; 22 (1): 112.

    PubMed
    Статья
    PubMed Central

    Google Scholar

  • 36.

    Доннеллан М.Б., Конгер Р.Д., Брайант С.М. Большая пятерка и прочные браки.J Res Pers. 2004. 38 (5): 481–504.

    Артикул

    Google Scholar

  • 37.

    Сейдман Г. Самопрезентация и принадлежность в Facebook: как личность влияет на использование социальных сетей и мотивацию. Индивидуальные различия. 2013. 54 (3): 402–7.

    Артикул

    Google Scholar

  • 38.

    Барелдс ДП. Я и личность партнера в интимных отношениях. Eur J Personal. 2005. 19 (6): 501–18.

    Артикул

    Google Scholar

  • 39.

    Finn C, Mitte K, Neyer FJ. Предвзятость интерпретации, связанная с отношениями, опосредует связь между невротизмом и удовлетворенностью в парах. Eur J Personal. 2013. 27 (2): 200–12.

    Артикул

    Google Scholar

  • 40.

    Доннеллан М.Б., Асад К.К., Робинс Р.В., Конгер Р.Д. Опосредуют ли негативные взаимодействия эффекты негативной эмоциональности, общей позитивной эмоциональности и ограничения на удовлетворенность отношениями? J Soc Pers Relat.2007. 24 (4): 557–73.

    Артикул

    Google Scholar

  • 41.

    Фатер А., Шредер-Абе М. Объяснение связи между личностью и удовлетворенностью отношениями: регулирование эмоций и межличностное поведение в конфликтных дискуссиях. Eur J Personal. 2015; 29 (2): 201–15.

    Артикул

    Google Scholar

  • 42.

    Bradbury TN, Fincham FD, Beach SR. Исследование природы и детерминант удовлетворенности браком: обзор за десятилетие.J Marriage Fam. 2000. 62 (4): 964–80.

    Артикул

    Google Scholar

  • 43.

    Энгель Г., Олсон К.Р., Патрик С. Личность любви: основные мотивы и черты, связанные с компонентами любви. Индивидуальные различия. 2002. 32 (5): 839–53.

    Артикул

    Google Scholar

  • 44.

    Шиота Миннесота, Левенсон Р.В. Птицы пера не всегда летают дальше всех: сходство личности большой пятерки предсказывает более негативные траектории семейного удовлетворения в долгосрочных браках.Психологическое старение. 2007; 22 (4): 666.

    PubMed
    Статья

    Google Scholar

  • 45.

    Шаффхузер К., Аллеманд М., Мартин М. Личностные черты и удовлетворенность отношениями в интимных парах: три взгляда на личность. Eur J Personal. 2014. 28 (2): 120–33.

    Артикул

    Google Scholar

  • 46.

    Гаттис К.С., Бернс С., Симпсон Л.Е., Кристенсен А. Птицы пера или странные птицы? Связь между параметрами личности, сходством и качеством брака.J Fam Psychol. 2004; 18 (4): 564.

    PubMed
    Статья

    Google Scholar

  • 47.

    Нейер Ф.Дж., Мунд М., Циммерманн Дж., Врзус К. Повторение транзакций между личностью и взаимоотношениями. J Pers. 2014; 82 (6): 539–50.

    PubMed
    Статья

    Google Scholar

  • Границы | Связь черт личности с индивидуальными различиями в аффективных пространствах

    Введение

    Эмоции — это аспект повседневной жизни, и вопросы, касающиеся их неуловимой природы, вызывают интерес на протяжении тысячелетий.В то время как недавние обсуждения (Hamann, 2012; Lindquist et al., 2012; Adolphs, 2017; Barrett, 2017) и нейробиологические исследования (Grimm et al., 2006; Nielen et al., 2009; Baucom et al., 2012; Goodkind et al., al., 2012; Chikazoe et al., 2014; Shinkareva et al., 2014; Kragel et al., 2016; Saarimäki et al., 2016) продвинули область аффективной (нейро) науки, до сих пор нет единого мнения относительно присущие эмоциям черты (Ekman, 2016). Наряду с этим общим интересом к пониманию аффективной функциональности является клинический интерес к пониманию аффективной дисфункциональности (Gross and Jazaieri, 2014), поскольку нарушение регуляции эмоций связано с различными психическими расстройствами (Mennin et al., 2005; Реймхерр и др., 2005; Эткин и Вейджер, 2007; Амштадтер, 2008; Тейлор и др., 2012; Карпентер и Трулл, 2013). Следуя стремлению к совершенствованию трансляционных исследований в психиатрии (Machado-Vieira, 2012; Knüppel et al., 2013) и персонализированной медицине (Hamburg and Collins, 2010), мы стремились изучить индивидуальные различия в представлении аффективной информации путем комбинирования анализов на основе данных. поведенческого эксперимента с психологическими измерениями личностных черт, учитывая четко установленную связь между эмоциями и личностью (Costa and McCrae, 1980; Gross et al., 1998; Кокконен и Пулккинен, 2001; Нг и Динер, 2009).

    С этой целью мы использовали метод множественной компоновки (Goldstone, 1994) и обратное многомерное масштабирование (Kriegeskorte, Mur, 2012), которые недавно использовались в области когнитивной нейробиологии (Mur et al., 2013; Charest et al. al., 2014; Bracci et al., 2016; Levine et al., 2018c) на эмоционально заряженные стимулы, чтобы различать индивидуализированные структуры (отражающие ментальные представления) аффективной информации.Участники свободно расположили стимулы в соответствии с их субъективным эмоциональным сходством в непрерывном пространстве, что привело к безнаказанному, уникальному представлению «аффективного пространства» для каждого участника. Другая недавняя работа исследовала принципы организации аффекта / эмоций с использованием психологических (Nummenmaa et al., 2014, 2018; Koch et al., 2016; Cowen and Keltner, 2017; van Tilburg and Igou, 2017) и нейробиологических (Kragel and LaBar). , 2015; Skerry, Saxe, 2015; Saarimäki et al., 2018) методы; здесь мы использовали подход, который сосредоточился на том, как люди различаются с точки зрения основных свойств их аффективных пространств. Способность различать людей на основе аффективной информации (Hamann and Canli, 2004) — и впоследствии определять нормальную изменчивость с помощью комбинации методов, основанных на гипотезах и данных — может предложить новые пути социальной психологии / нейробиологии для информирования клинической области ( Cacioppo et al., 2014).

    В текущем исследовании использовалась управляемая данными иерархическая кластеризация для выявления кластеров стимулов, лежащих в основе аффективного пространства.Однако, чтобы избежать слепого применения методов машинного обучения без учителя к многомерным аффективным пространствам, мы внешне подтвердили индивидуальные различия в аффективной кластеризации с различиями в личностных чертах из пятифакторной модели [«Большая пятерка»: невротизм, экстраверсия, открытость к Опыт, доброжелательность и добросовестность (McCrae and Costa, 1985)], по оценке NEO-Five Factor Inventory [NEO-FFI (Borkenau and Ostendorf, 2008)]. Как показала предыдущая работа по нейровизуализации, компоновка репрезентативного пространства может быть существенно изменена процессами, связанными с вниманием или задачами (Brouwer and Heeger, 2013; Nastase et al., 2017), а недавняя психологическая работа показала, что кластеры на карте аффективного пространства по определенным аспектам информации об эмоциях (Nummenmaa et al., 2018), мы специально стремились определить, соответствует ли внутрикластерное расстояние аффективных кластеров индивидов [ что можно рассматривать как связность концепции (концепций), лежащих в основе соответствующего кластера (Iordan et al., 2015)], была связана с личностными чертами участников. Идея исследования эмоций в их связи с личностью вытекает из десятилетий доказательств того, что личность связана с внутренними искажениями или искажениями внимания при обработке эмоций (Richards et al., 1992; Деррибери и Рид, 1994; Most et al., 2006; Thomsen et al., 2014). Более того, классические теории личности предсказывают, что нейротизм ассоциируется с негативной информацией, а экстраверсия ассоциируется с позитивной информацией (Айзенк, 1967; Коста и МакКрэй, 1980; Ларсен и Кетелаар, 1989; Растинг и Ларсен, 1997). Изучение взаимосвязи между личностью и эмоциональным сходством (в данном случае операционализированной как кластерная дисперсия в аффективных пространствах) позволит исследователям изучить, как лежащие в основе когнитивные процессы, такие как внимание или исполнительный контроль, могут взаимодействовать с личностными чертами, приводя к здоровому и нездоровому поведению, и могут ли такие взаимодействия привязаны к конкретным областям / сетям мозга.Результаты, которые мы представляем, подтверждают и расширяют текущие знания о взаимосвязи между аффектом и личностью, подтверждают достоверную структуру индивидуализированных аффективных пространств, выявленных с помощью методов, управляемых данными, и открывают дверь для будущих исследований, чтобы преобразовать такие парадигмы, основанные на данных, в практическую плоскость. клиническая область.

    Материалы и методы

    Участники

    Сто один участник (36 мужчин, 65 женщин; средний (± σ) возраст = 24,2 (± 2,59) года) были набраны из местного сообщества с помощью информационных плакатов.Участники не сообщали ни о текущем диагнозе неврологических или психических расстройств, ни о приеме каких-либо психотропных препаратов, не давали письменного информированного согласия до участия в исследовании и не получали денежную компенсацию за свое время после завершения эксперимента. Поскольку заполнение анкеты NEO-FFI было последующей процедурой после поведенческого эксперимента, только участников, которые изначально согласились, чтобы с ними связались для будущих исследований, попросили принять участие в заполнении анкеты NEO-FFI.Из 77 опрошенных участников 58 участников (15 мужчин, 43 женщины; средний (± σ) возраст = 25,4 (± 2,75) года) в конечном итоге заполнили анкету, пятеро из которых получили компенсацию в виде подарочных карт книжного магазина после розыгрыша лотереи. Все экспериментальные процедуры соответствовали Хельсинкской декларации и были одобрены местным комитетом по этике Регенсбургского университета.

    Аппарат

    Эксперимент проводился на 27-дюймовом Apple iMac с использованием MATLAB R2015b (The MathWorks, Натик, Массачусетс, США).Код MATLAB, используемый для запуска эксперимента, был адаптирован из кода, описанного Kriegeskorte и Mur (2012). Все анализы проводились в MATLAB и SPSS ver. 25 (IBM Corp., Армонк, Нью-Йорк, США).

    Стимулы

    Изображения, использованные в эксперименте, были получены из базы данных Международной системы аффективных картинок (IAPS) (Lang et al., 2008), которая содержит изображения со стандартизованными оценками валентности и возбуждения, которые можно условно разделить на девять категорий: животные, люди, природа. , еда, предметы домашнего обихода, эротические изображения, несчастные случаи, насилие и война.Мы псевдослучайно выбрали шесть изображений для каждой категории для эксперимента, получив набор стимулов, состоящий из 54 изображений. Если компьютерный алгоритм выбирал два изображения, которые были очень похожи визуально (например, два изображения собаки в аналогичном положении или два изображения ножей на столе), мы вручную выбирали заменяющее изображение с такой же (или очень похожей) валентностью. и значения возбуждения из соответствующей категории (см. дополнительную таблицу 1 для соответствующих идентификаторов изображений и их соответствующих рейтингов валентности и возбуждения).Создание набора стимулов было в конечном итоге компромиссом между улучшенной выборкой эмоционального пространства и общей продолжительностью эксперимента, поскольку необходимо вычислять расстояние между каждой парой изображений; общее количество попарных расстояний в нашем случае определяется биномиальным коэффициентом 54 выберите 2 (т.е. 1431), что дало общую продолжительность эксперимента, в среднем, чуть больше одного часа на участника.

    Протокол испытания

    Эксперимент проводился в соответствии с протоколом, изложенным Kriegeskorte и Mur (2012), в котором участники размещают изображения на двумерной круглой «арене» на экране компьютера в соответствии с определенным принципом организации.Мы попросили участников расположить картинки в соответствии с тем, что они чувствовали при просмотре каждого изображения. То есть изображения, вызывающие похожие эмоции, следует располагать ближе друг к другу, а изображения, вызывающие разные эмоции, — дальше друг от друга; таким образом, расстояние между изображениями отражает их относительную эмоциональную непохожесть для участника.

    Во время данного испытания было показано не более десяти изображений для улучшения видимости изображений (т. Е. Одновременное размещение 54 изображений на экране сделало бы их все настолько маленькими, что их содержание стало бы неузнаваемым).Кроме того, мы реализовали функцию масштабирования, которая позволила участникам видеть мельчайшие детали каждого изображения. Когда участник закончил систематизацию изображений, следующее испытание началось с другого набора изображений, для которого оставалось наименьшее количество доказательств относительно их относительного расстояния до других изображений [алгоритм подбора слабейшего (Kriegeskorte and Mur, 2012). ]. Таким образом, некоторые из изображений могли присутствовать в двух или более последовательных испытаниях, и эти конкретные изображения, показанные в данном испытании, различались между людьми, в зависимости от того, как они организовывали изображения в ходе эксперимента.После того, как были получены расстояния для всех 1431 попарного несходства, обратное многомерное масштабирование преобразовало двумерные расстояния на экране компьютера в матрицу несходства 54 × 54 (DSM; рис. 1A), которая представляет многомерную структуру несходства расположения элементов ( Kriegeskorte and Mur, 2012). Однако, поскольку DSM симметричен по главной диагонали, каждый участник может быть представлен вектором из 1431 элемента, полученным путем векторизации верхнего или нижнего треугольника DSM.В дальнейшем мы будем называть векторное представление DSM вектором несходства (DSV).

    Рис. 1. (A) Организовав 54 изображения на экране компьютера на основе эмоционального сходства стимулов, было получено представление аффективного пространства каждого участника с помощью обратного многомерного масштабирования, которое можно визуализировать как несходство. матрица, отображающая расстояние между каждой парой стимулов. (B) Вычисление медианы (Md) нормализованных аффективных пространств 101 участника дало единое групповое медианное аффективное пространство, которое мы реорганизовали (C) на основе агломеративной иерархической кластеризации (E) .Кластеризация была подтверждена с помощью индекса Silhouette (D) , который выявил 2- и 4-кластерные решения (как отмечено восходящими метками, отмеченными стрелками). (E) Дендрограммы, лежащие в основе обоих решений кластеризации, имеют цветовую кодировку: теплые цвета, отражающие кластеры с более положительной валентностью, и холодные цвета, отражающие кластеры с более отрицательной валентностью (см. Раздел «Иерархическая кластеризация»).

    NEO-FFI

    Мы использовали немецкую версию NEO-FFI (Боркенау и Остендорф, 2008), чтобы измерить «большую пятерку» личностных факторов: невротизм, экстраверсию, открытость опыту, доброжелательность и сознательность.Для каждого участника была оценена сумма баллов по всем пяти факторам, которые затем были переведены в Т-балл, связанный с полом и возрастом, на основе эталонных выборок, представленных Боркенау и Остендорф (2008), который выражает проявление личности Большой пятерки. фактор индивидуума по отношению к проявлению в популяции, соответствующей полу и возрасту. Список полученных баллов NEO-FFI и их описательную статистику см. В дополнительной таблице 2.

    Анализ данных

    Иерархическая кластеризация

    Поскольку аффективные пространства всех участников сгруппированы немного по-разному, мы хотели убедиться, что сравнивали кластеры разных участников на основе одних и тех же стимулов.С этой целью мы сначала масштабировали DSV каждого участника до диапазона [0–1], разделив каждый DSV на его максимальное значение несходства. Затем мы вычислили медианное значение всех 101 масштабируемых DSV и выполнили агломеративную иерархическую кластеризацию с использованием полной связи (Lance and Williams, 1967) на групповом медиане DSV (рисунок 1B и дополнительный рисунок 1).

    Мы подтвердили стабильность различного количества кластеров, лежащих в основе группового медианного аффективного пространства, итеративно вырезав полученную дендрограмму на разной высоте и вычислив индекс силуэта (Rousseeuw, 1987).Этот индекс измеряет, насколько хорошо данная точка данных назначена конкретному кластеру (т. Е. Расстояние внутри кластера) по сравнению с кластером ближайшего соседа (т. Е. Расстояние между кластерами) по шкале от -1 до 1), с более высоким значения, указывающие на более подходящее решение для кластеризации (nb, кластеры со средним групповым значением дали более высокие значения силуэта, чем кластеры со средним значением группы). Эта процедура дала решение с двумя и четырьмя кластерами (рисунки 1C – E), которые мы затем сопоставили с каждой парой изображений из индивидуальных DSV участников, что позволило нам вычислить для каждого участника медианное значение (а не среднее значение). , поскольку данные о расстоянии имели тенденцию к искажению) расстояния внутри кластера (которые мы нормализовали по количеству элементов в соответствующем кластере).Формально среднее расстояние внутри кластера D для кластера c было вычислено как m⁢e⁢d⁢i⁢a⁢n⁢ (Dc) | c |, где | c | обозначает мощность кластера c .

    После классического многомерного масштабирования группового медианного аффективного пространства (см. Рисунок 2 только для простоты визуализации данных, поскольку фактические кластерные расстояния были вычислены непосредственно из DSV участников), первое измерение (объясненная дисперсия (VE) = ∼48% ) соответствовали значениям валентности IAPS ( r Пирсона = 0.94, p = 8,5 × 10 –25 ), при частичном удалении значений возбуждения; Таким образом, мы присвоили метки «положительный» и «отрицательный» результирующим кластерам из 2-кластерного решения. В гораздо меньшей степени второе и третье измерения соответствовали значениям возбуждения IAPS ( r = 0,38, p = 0,005, VE = ∼8%; r = 0,50, p = 1,5 × 10 –4 , VE = ∼5% соответственно) с частичным выделением значений валентности. Чтобы помочь в интерпретации результатов последующей множественной регрессии (см. Следующий раздел), мы присвоили четырем кластерам следующие описательные ярлыки на основе общего содержания кластеров: «эротический» (положительный субкластер), «страх / насилие». »(Негативный субкластер),« медицинский »(негативный субкластер),« природа / люди / спорт »(позитивный субкластер).

    Рис. 2. 54 стимула IAPS, использованные в эксперименте, нанесены на двумерное пространство, полученное с помощью классического многомерного масштабирования аффективного пространства медианы группы. Кластеры имеют цветовую кодировку в соответствии с решением из 4 кластеров иерархической кластеризации (см. Рисунок 1). Решение с двумя кластерами просто объединяет холодные цвета в один кластер и теплые цвета в другой.

    Множественная линейная регрессия

    Для каждого аффективного кластера (в каждом решении кластеризации) мы провели множественную регрессию, чтобы оценить степень, в которой личностные факторы Большой пятерки предсказали медианную дисперсию аффективных кластеров.Чтобы объективно определить, какие регрессоры входят в оптимальную модель, мы применили комбинаторный подход к множественной регрессии. В частности, учитывая пять факторов (невротизм, экстраверсия, открытость, доброжелательность, добросовестность), было 2 5 — 1 возможных моделей (т. Е. ∑k = 15 (5k), включая только линейные члены), каждая из которых содержит разные сочетание пяти факторов в качестве предикторов. Чтобы найти оптимальную модель, мы выполнили регрессионный анализ для каждой из 31 модели и выбрали модель с самым низким байесовским информационным критерием (BIC) (Schwarz, 1978).Для каждой модели значения кластерной дисперсии и оценки личности были оценены по z-шкале (с использованием соответствующих средних значений выборки и стандартных отклонений выборки) для центрирования данных, и был включен постоянный предиктор. Чтобы учесть тестирование 31 модели, мы дополнительно выполнили две процедуры Монте-Карло, чтобы непараметрически определить, превосходит ли оптимальная модель модели, примененные к рандомизированным средним кластерным расстояниям. Во-первых, мы протестировали все 31 модель на рандомизированных данных и сохранили минимальный BIC (независимо от модели, которая дала этот BIC), чтобы контролировать завышенную частоту ошибок на уровне семьи (FWER) от тестирования нескольких моделей.Повторение этой процедуры 1000 раз (на каждый аффективный кластер) дало нам нулевое распределение 1000 минимальных значений BIC, из которых мы вычислили эмпирические значения p для наблюдаемого оптимального BIC (обозначенного в результатах как p FWER ( all): для сравнения со всеми моделями, когда все модели получали случайные данные). Во-вторых, мы также сохранили BIC, полученный на основе наблюдаемой оптимальной модели , когда эта же модель применялась к рандомизированным данным 1000 раз.Таким образом, мы получили два эмпирически выведенных значения p для нашей оптимальной модели (одно из нулевого распределения с минимальным BIC и одно из нулевого распределения с той же моделью BIC [обозначено в результатах как p (то же): для сравнение с той же моделью при подаче случайных данных]), которые показывают, насколько вероятно обнаружение того, что оптимальная модель дает конкретный BIC при нулевых гипотезах об отсутствии связи между личностными факторами Большой пятерки и средними кластерными расстояниями.

    Результаты

    Чтобы определить, связана ли структура аффективных пространств с личностными измерениями, мы стремились предсказать индивидуализированное медианное внутрикластерное расстояние (для различных аффективных кластеров) из факторов личности Большой пятерки с использованием множественной линейной регрессии.Ниже приведены результаты наиболее эффективных регрессионных моделей для аффективных кластеров, лежащих в основе как 2-, так и 4-кластерных решений (см. Также дополнительную таблицу 4).

    Двухкластерное решение: большая отрицательная кластерная дисперсия соответствует более высокому нейротизму

    Начиная с решения с двумя кластерами из анализа иерархической кластеризации, оптимальная модель для прогнозирования отрицательной дисперсии кластера содержала баллы невротизма в качестве единственного регрессора (β = 0.34, SE = 0,126, t 56 = 2,73, p = 0,0084), что указывает на то, что более высокий балл невротизма имел тенденцию предсказывать большую кластерную дисперсию. Хотя эта модель незначительно не смогла превзойти статистический порог по сравнению со всеми другими моделями в процедуре Монте-Карло [ p FWER (все) = 0,056], она работала лучше, чем случайность, когда вводились реальные данные по сравнению со случайными данные [ p (то же) = 0,01]. Что касается положительной дисперсии кластера, в то время как оптимальная модель содержала оценки согласованности в качестве единственного регрессора (β = -0.22, SE = 0,130, t 56 = −1,65, p = 0,1036), эта модель не работала лучше, чем можно было бы предсказать [ p FWER (все) = 0,383, p (то же) = 0,11).

    Четырехкластерное решение: противоположные паттерны дисперсии кластера страха / насилия для невротизма и сознательности

    Когда аффективное пространство на уровне группы разделено на четыре кластера, ранее отрицательный кластер далее подразделяется на кластер, образы которого охватывают понятия «страх / насилие», и кластер, образы которого охватывают «медицинские» концепции (рис. 2).Наша процедура комбинаторной множественной регрессии показала, что оптимальная модель содержала невротизм (β = 0,280, SE = 0,127, t 55 = 2,20, p = 0,032) и сознательность (β = -0,289, SE = 0,127, t ). 55 = −2,28, p = 0,0266) в качестве двух регрессоров для прогнозирования дисперсии кластера страха / насилия [ p FWER (все) = 0,014, p (то же самое) = 0,0009; см. дополнительную таблицу 3 для списка всех моделей, которые пережили статистический порог].Подобно результатам двухкластерного анализа, показатели невротизма имели тенденцию к увеличению с увеличением кластерной дисперсии ( r Пирсона = 0,381). Однако показатели сознательности показали противоположную картину: они имели тенденцию к снижению по мере увеличения кластерной дисперсии ( r Пирсона = -0,388; см. Рисунок 3 для визуального изображения этого эффекта). Кроме того, оптимальная модель для прогнозирования дисперсии медицинского кластера содержала только невротизм в качестве регрессора (β = 0.207, SE = 0,131, t 56 = 1,58, p = 0,12), но эта модель оказалась не лучше, чем предсказал случай [ p FWER (все) = 0,424, p (то же) = 0,11].

    Рис. 3. Индивидуальные аффективные пространства участников с самым низким и самым высоким (A), невротизмом и (B) Т-баллы в нашей выборке, отображенные в двух измерениях с использованием многомерного масштабирования исключительно для визуализации лежащего в основе эффекта результаты множественной регрессии, в данном случае те, которые описаны в разделе «Решение из четырех кластеров: противоположные паттерны дисперсии кластера страха / насилия для невротизма и сознательности».Следуя той же цветовой схеме, что и на предыдущих рисунках, кружки представляют 54 стимула, а черные контуры нарисованы вокруг стимулов, которые являются членами кластера, дисперсия которого была предсказана множественной регрессией.

    Решение с четырьмя кластерами: увеличение дисперсии эротических кластеров, прогнозируемое снижением открытости, согласия и добросовестности

    Подобно тому, как отрицательный кластер из 2-кластерного решения был дополнительно разделен в 4-кластерном решении, был также положительный кластер, который дал «эротический» кластер и общий положительный кластер (помеченный как «природа / люди / спорт». ), содержащий оставшиеся изображения, которые в основном включали изображения, связанные со спортом, людьми, природой и т. д.Интересно, что оптимальной моделью для прогнозирования дисперсии эротического кластера была модель с тремя регрессорами, включающая открытость (β = −0,280, SE = 0,120, t 54 = −2,34, p = 0,023; p = 0,023 Пирсона = −0,253), доброжелательность (β = −0,291, SE = 0,12, t 54 = −2,43, p = 0,019; r = −0,258 Пирсона) и сознательность (β = −0,314, SE = 0,120, t 54 = −2,61, p = 0.012; Пирсона r = -0,266). Хотя эта модель также незначительно не смогла превзойти статистический порог по сравнению со всеми другими моделями в процедуре Монте-Карло [ p FWER (все) = 0,06], она действительно работала лучше, чем можно было бы предсказать, если использовать реальные данные. по сравнению с рандомизированными данными [ p (то же самое) = 0,006]. Что касается общего положительного кластера изображений природы / людей / спорта, аналогичного 2-кластерному решению, оптимальная модель содержала единственный регрессор Согласованности (β = -0.161, SE = 0,132, t 56 = −1,22, p = 0,228), но, опять же, эта модель не превзошла то, что можно было бы ожидать от одной случайности [ p FWER ( all) = 0,72, p (то же самое) = 0,24].

    Обсуждение

    Чтобы изучить основную структуру аффективных пространств людей, мы провели эксперимент, в котором участники организовали эмоционально заряженные образы в соответствии с их индивидуализированным эмоциональным сходством и объединили анализ на основе данных с психологическими измерениями личностных черт.С помощью этой комбинации методов мы специально искали ассоциации между личностными чертами пятифакторной модели («Большая пятерка») и дисперсией аффективных кластеров [которые отражают связность концепции (концепций), лежащих в основе соответствующего кластера (Иордан и др. ., 2015)], заселявшие аффективные пространства индивидов. Важно отметить, что этот подход продемонстрировал, что кластеризация аффективных пространств индивидов, полученная с помощью неконтролируемых методов машинного обучения, не является ложной, поскольку ее части могут быть подтверждены извне с помощью информации о личностных качествах людей.

    Первичный результат, который пережил наш статистический контроль, был получен из 4-кластерного решения. Множественная регрессия показала, что увеличение дисперсии кластера страха / насилия было связано с увеличением невротизма и снижением сознательности (см. Также дополнительную таблицу 5). Такая противоположная взаимосвязь между этими двумя параметрами личности не является полностью неожиданной, поскольку об этом сообщалось как об общем открытии при оценке факторов личности Большой пятерки (Costa et al., 1991), связанных с психическими расстройствами (Trull, Sher, 1994; Kotov et al., 2010), а также с такими областями, как активность в социальных сетях (Liu et al., 2016), эмоциональные проблемы у подростков (Smith et al. , 2017) и даже физиологические механизмы воспаления (Sutin et al., 2010). Что касается нейротизма, возможно, что более высокий нейротизм совпадает с большей дифференциацией в обработке негативных стимулов, что приводит к более мелкой категоризации (то есть более рассредоточенной кластеризации) негативной информации.Это представление подтверждается людьми с более высоким невротизмом, которые проявляют повышенную обработку неприятной информации (Gomez et al., 2002; Chan et al., 2007) и склонны описывать себя как тревожных (McCrae et al., 1986), как избирательно тревожных людей. обращать внимание на негативные стимулы (Broadbent and Broadbent, 1988; MacLeod and Mathews, 1988). Что касается сознательности, люди с более высокой сознательностью были описаны как строгие и упорядоченные (Costa and McCrae, 1992) и продемонстрировали больший эмоциональный контроль при восстановлении после негативных стимулов (Javaras et al., 2012). Соответственно, повышенная кластеризация и эффективность лобно-теменной сети (Toschi et al., 2018), которая считается важной мозговой сетью для когнитивного контроля (Miller and Cohen, 2001), была связана с более высокой сознательностью. Таким образом, люди с более высокой сознательностью могут иметь больший контроль (или большую потребность) в разделении негативной информации и надлежащем управлении своим результирующим поведением. Учитывая, что расположение информации в репрезентативных пространствах людей может быть изменено такими процессами, как внимание (Nastase et al., 2017), суждения о типичности (Iordan et al., 2016) и аверсивное обучение (Dunsmoor et al., 2014; Levine et al., 2018b), возможно, что эти черты личности взаимодействуют (или даже регулируют эффективность из) такие процессы, чтобы определить, как негативная информация заполняет репрезентативные пространства людей. Таким образом, соответствие между чертами личности и степенью дифференциации негативной информации может быть исследовано как, например, биомаркер предрасположенности к определенным расстройствам или дополнительный метод классификации расстройств, связанных с негативным аффектом.

    Наши результаты также имеют значение для социальных и аффективных нейробиологических исследований. В недавних исследованиях функциональной магнитно-резонансной томографии использовался многомерный анализ паттернов (Haxby et al., 2001), чтобы понять, как области или сети мозга представляют информацию, связанную с обработкой эмоций (Bush et al., 2018; Kryklywy et al., 2018; Levine et al., 2018c; Saarimäki et al., 2018). Результаты, подобные тем, которые мы представляем здесь, могут быть полезны для таких исследований, подчеркивая, как неоднородность информации о личности может влиять на распределение информации в аффективных пространствах.В результате эта неоднородная аффективная информация у разных людей может влиять на чувствительность при нейровизуализационных исследованиях аффекта, особенно тех, которые основаны на продольных или предпостовых планах, которые должны учитывать аффективную изменчивость (Dauvier et al., 2019). Это понятие подчеркивается только недавними исследованиями, в которых использовались данные проекта Human Connectome Project (Van Essen et al., 2013), чтобы связать личностные данные людей с функциональными сетями состояния покоя (Dubois et al., 2018; Mulders et al. ., 2018; Ностро и др., 2018; Toschi et al., 2018; Passamonti et al., 2019), поскольку некоторые аспекты функций, лежащих в основе этих сетей, также могут варьироваться в зависимости от личностных различий. В некоторых случаях такая неоднородность (как в здоровых, так и в клинических популяциях) может быть именно той переменной, которая представляет интерес при переводе результатов и методов из когнитивной нейробиологии в (точную) психиатрию (Feczko et al., 2019).

    С точки зрения ограничений, возможно, что в основе наших результатов лежат определенные аспекты личностных измерений.Однако мы не можем точно связать информацию на фасетном уровне с конкретными аспектами аффективных пространств индивидов, потому что мы использовали NEO-FFI, а не NEO-PI-R (Коста и МакКрэ, 1992), который представляет собой более длинную пятифакторную модель личности. анкета, позволяющая исследователям исследовать шесть различных аспектов каждого личностного фактора. Поэтому наш подход менее чувствителен к изучению информации на фасеточном уровне, которая может быть важным компонентом при дальнейшем определении ценности таких результатов.Таким образом, в будущих исследованиях, следующих в этом направлении, можно было бы использовать более подробные анкеты. Дополнительным общим недостатком является то, что регрессионный анализ, представленный здесь, был проведен только для 58 участников (~ 57% от общей выборки), поскольку у нас не было данных анкетирования всех участников. Это сокращение размера выборки, следовательно, снизило статистическую мощность нашего анализа ( ср. Дополнительный рисунок 2).

    Заключение

    В заключение, мы провели поведенческий эксперимент, основанный на независимых, субъективных, эмоциональных суждениях о сходстве и комбинированном анализе на основе данных с классическими чертами личности Большой пятерки, чтобы исследовать кластерную дисперсию в индивидуализированных аффективных пространствах.Наша комбинация методов выявила, в первую очередь, взаимосвязь между тем, как люди склонны судить об эмоциональной дистанции отрицательно заряженных стимулов, и личностными аспектами невротизма и сознательности. Эти результаты демонстрируют, что в основе аффективных пространств лежит не ложная структура, выявленная с помощью неконтролируемых методов машинного обучения. Такие методы, свободные от предположений, могут помочь соединить аффективные науки с клинической областью, обеспечивая объективные измерения нормальной аффективной изменчивости у разных людей и описывая, как такая изменчивость может взаимодействовать с личностными чертами и относиться к психическим состояниям.В будущих исследованиях такие результаты могут быть тщательно изучены, например, на предмет их продольного значения для определения подтипов конкретных групп пациентов. Такие направления предлагают клинической психологии и психиатрии возможность адаптировать психологические и нейробиологические методы для разработки новых маркеров критических проблем, таких как восприимчивость к болезням и реакция на лечение.

    Заявление о доступности данных

    Необработанные данные, подтверждающие выводы этой статьи, будут предоставлены авторами без излишних оговорок любому квалифицированному исследователю по обоснованному запросу.Часть данных, представленных в этой рукописи, ранее была опубликована в препринте на PsyArXiv (Levine et al., 2018a).

    Заявление об этике

    Исследования с участием людей были рассмотрены и одобрены этическим комитетом Регенсбургского университета. Пациенты / участники предоставили письменное информированное согласие на участие в этом исследовании.

    Взносы авторов

    SL и JS разработали исследование. RR внесла свой вклад в ресурсы эксперимента.SL, AA и AW получили данные. SL и TW проанализировали данные. SL, AA и TW подготовили рукопись. Все авторы отредактировали и одобрили окончательную версию рукописи.

    Финансирование

    AA поддержано стипендией Оск. Фонд Хуттунена.

    Конфликт интересов

    Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

    Благодарности

    Мы хотели бы поблагодарить Анжелику Лингнау за предоставление экспериментального кода для сбора данных и Виолу Вагнер за помощь в анализе данных.

    Дополнительные материалы

    Дополнительные материалы к этой статье можно найти в Интернете по адресу: https://www.frontiersin.org/articles/10.3389/fpsyg.2020.00448/full#supplementary-material

    Список литературы

    Адольфс Р. (2017). Как нейробиология должна изучать эмоции? Различая эмоциональные состояния, концепции и переживания. Soc. Cogn. Оказывать воздействие. Neurosci. 12, 24–31. DOI: 10.1093 / сканирование / nsw153

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Барретт, Л.Ф. (2017). Теория сконструированной эмоции: активный вывод интероцепции и категоризации. Soc. Cogn. Оказывать воздействие. Neurosci. 12, 1–23. DOI: 10.1093 / сканирование / nsw154

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Бауком, Л. Б., Уэделл, Д. Х., Ван, Дж., Блитцер, Д. Н., Шинкарева, С. В. (2012). Расшифровка нейронного представления аффективных состояний. Neuroimage 59, 718–727. DOI: 10.1016 / j.neuroimage.2011.07.037

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Боркенау, П.и Остендорф Ф. (2008). NEO-FFI NEO-Fünf-Faktoren-Inventar nach Costa und McCrae (NEO-FFI) (2., neu normierte und vollständig überarbeitete Auflage). Геттинген: Hogrefe.

    Google Scholar

    Браччи, С., Оп, и де Бек, Х. (2016). Диссоциации и ассоциации между представлениями формы и категорий в двух визуальных путях. J. Neurosci. 36, 432–444. DOI: 10.1523 / JNEUROSCI.2314-15.2016

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Бродбент, Д.и Бродбент М. (1988). Тревога и предвзятость внимания: состояние и черта характера. Cogn. Эмот. 2, 165–183. DOI: 10.1080 / 02699938808410922

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Брауэр, Г. Дж., И Хигер, Д. Дж. (2013). Категориальная кластеризация нейронного представления цвета. J. Neurosci. 33, 15454–15456. DOI: 10.1523 / jneurosci.2472-13.2013

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Буш, К. А., Привратский, А., Гарднер, Дж., Зелински, М.Дж. И Килтс К. Д. (2018). Общие функциональные состояния мозга кодируют как воспринимаемые эмоции, так и психофизиологический ответ на аффективные стимулы. Sci. Rep. 8: 15444. DOI: 10.1038 / s41598-018-33621-6

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Качиоппо, Дж. Т., Качиоппо, С., Дулава, С., и Палмер, А. А. (2014). Социальная нейробиология и ее потенциальный вклад в психиатрию. World Psychiatry 13, 131–139. DOI: 10.1002 / wps.20118

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Карпентер Р.У., и Трулл Т. Дж. (2013). Компоненты дисрегуляции эмоций при пограничном расстройстве личности: обзор. Curr. Департамент психиатрии 15, 335.

    Google Scholar

    Чан, С. В. Ю., Гудвин, Г. М., и Хармер, К. Дж. (2007). У студентов с высоким невротизмом и никогда не бывает депрессии есть негативные предубеждения в обработке информации. Psychol. Med. 37, 1281–1291. DOI: 10.1017 / S00332000669

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Харест, И., Киевит, Р. А., Шмитц, Т. В., Дека, Д., и Кригескорте, Н. (2014). Уникальное семантическое пространство в мозгу каждого смотрящего предсказывает воспринимаемое сходство. Proc. Natl. Акад. Sci. США 111, 14565–14570. DOI: 10.1073 / pnas.1402594111

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Чиказоэ, Дж., Ли, Д. Х., Кригескорте, Н., и Андерсон, А. К. (2014). Популяционное кодирование аффекта по стимулам, модальностям и индивидуумам. Nat. Neurosci. 17, 1114–1122.DOI: 10.1038 / nn.3749

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Коста, П. Т., и МакКрэй, Р. Р. (1980). Влияние экстраверсии и невротизма на субъективное благополучие: счастливые и несчастные люди. J. Pers. Soc. Psychol. 38, 668–678. DOI: 10.1037 / 0022-3514.38.4.668

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Коста, П. Т., и МакКрэй, Р. Р. (1992). Пересмотренное профессиональное руководство по NEO Personality Inventory (NEO-PI-R) и NEO Five-Factor Inventory (NEO-FFI). Одесса, Флорида: Ресурсы для психологической оценки.

    Google Scholar

    Коста П. Т., МакКрэй Р. Р. и Дай Д. А. (1991). Граничные шкалы добросовестности и добросовестности: пересмотр инвентаря личности NEO. чел. Индивидуальный. Отличаются. 12, 887–888. DOI: 10.1016 / 0191-8869 (91)

    -D

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Коуэн, А.С., Келтнер, Д. (2017). Самоотчет охватывает 27 различных категорий эмоций, соединенных непрерывными градиентами. Proc. Natl. Акад. Sci. США 114, E7900 – E7909. DOI: 10.1073 / pnas.1702247114

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Довье Б., Павани Ж.-Б., Ле Вигуру С., Коп Ж.-Л. и Конгар А. (2019). Взаимодействие невротизма и экстраверсии на повседневную изменчивость аффективных состояний. J. Res. Чел. 78, 1–15. DOI: 10.1016 / j.jrp.2018.10.007

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Деррибери, Д.и Рид М.А. (1994). Темперамент и внимание: ориентация на положительные и отрицательные сигналы и от них. J. Pers. Soc. Psychol. 66, 1128–1139. DOI: 10.1037 / 0022-3514.66.6.1128

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Дюбуа, Дж., Галди, П., Хан, Ю., Пол, Л. К., и Адольфс, Р. (2018). Функциональная связь мозга в состоянии покоя лучше всего предсказывает личностный аспект открытости опыту. Личный. Neurosci. 1, 1–21. DOI: 10,1017 / ручка.2018,8

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Дансмур, Дж. Э., Крагель, П. А., Мартин, А., и Ла Бар, К. С. (2014). Аверсивное обучение модулирует корковые представления категорий объектов. Cereb. Cortex 24, 2859–2872. DOI: 10.1093 / cercor / bht138

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Эткин, А., Вейджер, Т. Д. (2007). Функциональная нейровизуализация тревоги: метаанализ эмоциональной обработки при посттравматическом стрессовом расстройстве, социальном тревожном расстройстве и специфической фобии. Am. J. Psychiatry 164, 1476–1488. DOI: 10.1176 / appi.ajp.2007.07030504

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Айзенк, Х. Дж. (1967). Биологическая основа личности. Спрингфилд, Иллинойс: Чарльз С. Томас.

    Google Scholar

    Фечко, Э., Миранда-Домингес, О., Марр, М., Грэм, А. М., Нигг, Дж. Т. и Фэйр, Д. А. (2019). Проблема неоднородности: подходы к выявлению психиатрических подтипов. Trends Cogn.Sci. 23, 584–601. DOI: 10.1016 / j.tics.2019.03.009

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Голдстоун Р. (1994). Эффективный метод получения данных о сходстве. Behav. Res. Методы Instrum. Comput. 26, 381–386. DOI: 10.3758 / BF03204653

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Гомес Р., Гомес А. и Купер А. (2002). Невротизм и экстраверсия как предикторы обработки отрицательной и положительной эмоциональной информации: сравнение теорий Айзенка, Грея и Ньюмана. Eur. J. Pers. 16, 333–350. DOI: 10.1002 / per.459

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Гудкинд, М. С., Соллбергер, М., Гюрак, А., Розен, Х. Дж., Рэнкин, К. П., Миллер, Б. и др. (2012). Отслеживание эмоциональной валентности: роль орбитофронтальной коры. Hum. Brain Mapp. 33, 753–762. DOI: 10.1002 / HBM.21251

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Гримм, С., Шмидт, К. Ф., Бермполь, Ф., Хайнцель, А., Далем, Ю., Wyss, M., et al. (2006). Сегрегированное нейронное представление различных измерений эмоций в префронтальной коре — исследование с помощью фМРТ. Neuroimage 30, 325–340. DOI: 10.1016 / j.neuroimage.2005.09.006

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Гросс, Дж. Дж., И Джазайери, Х. (2014). Эмоции, регуляция эмоций и психопатология. Clin. Psychol. Sci. 2, 387–401. DOI: 10.1177 / 2167702614536164

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Гросс, Дж.Дж., Саттон, С. К., и Кетелаар, Т. (1998). Отношения между аффектом и личностью: поддержка представлений об уровне аффекта и аффективной реактивности. Личный. Soc. Psychol. Бык. 24, 279–288. DOI: 10.1177 / 0146167298243005

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Хэксби, Дж. В., Гоббини, М. И., Фьюри, М. Л., Ишаи, А., Схоутен, Дж. Л., и Пьетрини, П. (2001). Распределенные и перекрывающиеся изображения лиц и предметов в вентральной височной коре. Наука 293, 2425–2430.DOI: 10.1126 / science.1063736

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Иордан, М. К., Грин, М. Р., Бек, Д. М., и Фей-Фей, Л. (2015). Структура категорий базового уровня постепенно проявляется в вентральной зрительной коре человека. J. Cognit. Neurosci. 27, 1427–1446. DOI: 10.1162 / jocn_a_00790

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Иордан, М. К., Грин, М. Р., Бек, Д. М., и Фей-Фей, Л. (2016). Типичность обостряет представления категорий в объектно-избирательной коре головного мозга. Neuroimage 134, 170–179. DOI: 10.1016 / j.neuroimage.2016.04.012

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Джаварас, К. Н., Шефер, С. М., ван Реекум, К. М., Лапате, Р. К., Грейшар, Л. Л., Баххубер, Д. Р. и др. (2012). Добросовестность предсказывает большее избавление от негативных эмоций. Эмоция 12, 875–851. DOI: 10.1037 / a0028105

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Knüppel, H., Metz, C., Меерпол, Дж. Дж., И Стреч, Д. (2013). Как журналы по психиатрии поддерживают объективный перевод клинических исследований. Поперечное исследование редакционной политики. PLoS ONE 8: e75995. DOI: 10.1371 / journal.pone.0075995

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Кох, А., Алвес, Х., Крюгер, Т., и Ункельбах, К. (2016). Общая валентная асимметрия сходства: хорошее больше похоже, чем плохое. J. Exp. Psychol. Учить. Mem. Cognit. 42, 1171–1192.DOI: 10.1037 / xlm0000243

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Кокконен, М., Пулккинен, Л. (2001). Экстраверсия и невротизм как предшественники регуляции и дисрегуляции эмоций во взрослом возрасте. Eur. J. Pers. 15, 407–424. DOI: 10.1002 / per.425

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Котов Р., Гамез В., Шмидт Ф. и Уотсон Д. (2010). Связывание «больших» черт личности с тревожными, депрессивными расстройствами и расстройствами, связанными с употреблением психоактивных веществ: метаанализ. Psychol. Бык. 136, 768–821. DOI: 10.1037 / a0020327

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Крагель П. А., Кнодт А. Р., Харири А. Р. и Лабар К. С. (2016). Расшифровка спонтанных эмоциональных состояний в мозгу человека. PLoS Biol. 14: 2000106. DOI: 10.1371 / journal.pbio.2000106

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Крагель П. А., Лабар К. С. (2015). Многовариантные нейронные биомаркеры эмоциональных состояний категорически различаются. Soc. Cogn. Оказывать воздействие. Neurosci. 10, 1437–1448. DOI: 10.1093 / сканирование / nsv032

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Крикливи, Дж. Х., Макферсон, Э. А., и Митчелл, Д. Г. В. (2018). Расшифровка кодирования слуховой пространственной и эмоциональной информации с использованием многомерных и одномерных методов. Exp. Brain Res. 236, 945–953. DOI: 10.1007 / s00221-018-5185-7

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Лэнс, Г.Н. и Уильямс В. Т. (1967). Общая теория стратегий классификационной сортировки: 1. Иерархические системы. Comput. J. 9, 373–380. DOI: 10.1093 / comjnl / 9.4.373

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Лэнг П. Дж., Брэдли М. М. и Катберт Б. Н. (2008). Международная система аффективных изображений (IAPS): аффективные рейтинги изображений и инструкция по эксплуатации.

    Google Scholar

    Ларсен, Р. Дж., И Кетелаар, Т. (1989). Экстраверсия, невротизм и восприимчивость к процедурам индукции позитивного и негативного настроения. чел. Индивидуальный. Отличаются. 10, 1221–1228. DOI: 10.1016 / 0191-8869 (89)

    -X

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Левин, С. М., Алахайвяля, А. Л. И., Вакерле, А., Руппрехт, Р., и Шварцбах, Дж. В. (2018a). Выявление подтипов эмоций из индивидуального эмоционального пространства. PsyArXiv [Препринт]. DOI: 10.31234 / osf.io / 4u6vn

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Левин, С. М., Пфаллер, М., Райхенбергер, Дж., Шибан, Ю., Мюльбергер, А., Rupprecht, R., et al. (2018b). Связь экспериментально вызванного страха с уже существующим фобическим страхом в человеческом мозгу. Soc. Cogn. Оказывать воздействие. Neurosci. 13, 164–172. DOI: 10.1093 / сканирование / nsx147

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Левин С. М., Вакерле А., Рупрехт Р. и Шварцбах Дж. В. (2018c). Нейронная репрезентация индивидуализированного эмоционального пространства отношений. Neuropsychologia 120, 35–42. DOI: 10.1016 / j.neuropsychologia.2018.10.008

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Линдквист, К. А., Вейджер, Т. Д., Кобер, Х., Блисс-Моро, Э., и Барретт, Л. Ф. (2012). Мозговая основа эмоций: метааналитический обзор. Behav. Brain Sci. 35, 121–143. DOI: 10.1017 / S0140525X11000446

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Лю Л., Преотюк-Пьетро Д., Самани З. Р., Могхаддам М. Э. и Унгар Л. (2016). «Анализ личности через выбор изображения профиля в социальных сетях», Труды 10-й Международной конференции AAAI по Интернету и социальным сетям, (Менло-Парк, Калифорния: AAAI).

    Google Scholar

    МакКрэй Р. Р. и Коста П. Т. (1985). Обновление «адекватной таксономии» Нормана. измерения интеллекта и личности на естественном языке и в анкетах. 49, 710–721. DOI: 10.1037 / 0022-3514.49.3.710

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    МакКрэй, Р. Р., Коста, П. Т. и Буш, К. М. (1986). Оценка полноты личностных систем: Калифорнийский Q-Set и пятифакторная модель. J. Pers. 4, 430–446.DOI: 10.1111 / j.1467-6494.1986.tb00403.x

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Меннин, Д. С., Хеймберг, Р. Г., Терк, К. Л., и Фреско, Д. М. (2005). Предварительные доказательства модели дисрегуляции эмоций при генерализованном тревожном расстройстве. Behav. Res. Ther. 43, 1281–1310. DOI: 10.1016 / j.brat.2004.08.008

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Миллер, Э. К., и Коэн, Дж. Д. (2001). Интегративная теория функции префронтальной коры. Annu. Rev. Neurosci. 24, 167–202. DOI: 10.1146 / annurev.neuro.24.1.167

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Мост, С. Б., Чун, М. М., Джонсон, М. Р. и Киль, К. А. (2006). Модуляция внимания миндалевидного тела зависит от личности. Neuroimage 31, 934–944. DOI: 10.1016 / j.neuroimage.2005.12.031

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Малдерс П., Ллера А., Тендолкар И., ван Эйндховен П. и Бекманн К.(2018). Профили личности связаны с функциональными сетями мозга, связанными с познанием и эмоциями. Sci. Отчет 8: 13874. DOI: 10.1038 / s41598-018-32248-x

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Mur, M., Meys, M., Bodurka, J., Goebel, R., Bandettini, P.A., and Kriegeskorte, N. (2013). Суждения о подобии человеческого объекта отражают и выходят за рамки представления объекта примат-ИТ. Фронт. Psychol. 4: 128. DOI: 10,3389 / fpsyg.2013.00128

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Nastase, S.A., Connolly, A.C., Oosterhof, N.N., Halchenko, Y.O., Guntupalli, J.S., Visconti, et al. (2017). Внимание выборочно изменяет геометрию распределенного семантического представления. Cereb. Cortex 27, 4277–4291. DOI: 10.1093 / cercor / bhx138

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Ng, W., and Diener, E. (2009). Личностные различия в эмоциях. Дж.Индивидуальный. Отличаются. 30, 100–106. DOI: 10.1027 / 1614-0001.30.2.100

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Nielen, M. M. A., Heslenfeld, D. J., Heinen, K., Van Strien, J. W., Witter, M. P., Jonker, C., et al. (2009). Определенные системы мозга лежат в основе обработки валентности и возбуждения аффективных картинок. Brain Cognit. 71, 387–396. DOI: 10.1016 / j.bandc.2009.05.007

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Ностро, А.Д., Мюллер, В. И., Варикути, Д. П., Плешке, Р. Н., Хоффштадтер, Ф., Лангнер, Р. и др. (2018). Прогнозирование личности на основе сетевой функциональной связи в состоянии покоя. Brain Struct. Функц. 223, 2699–2719. DOI: 10.1007 / s00429-018-1651-z

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Пассамонти, Л., Риччелли, Р., Индовина, И., Дугдженто, А., Терраччиано, А., и Тоски, Н. (2019). Разрешенный во времени коннектом пятифакторной модели личности. Sci. Реп. 9: 15066. DOI: 10.1038 / s41598-019-51469-2

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Реймхерр Ф. У., Марчант Б. К., Стронг Р. Э., Хеджес Д. У., Адлер Л., Спенсер Т. Дж. И др. (2005). Эмоциональная дисрегуляция у взрослых с СДВГ и ответ на атомоксетин. Biol. Психиатрия 58, 125–131. DOI: 10.1016 / j.biopsych.2005.04.040

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Ричардс, А., Френч, К.К., Джонсон, В., Напарстек, Дж., И Уильямс, Дж. (1992). Влияние манипуляции настроением и тревожности на выполнение эмоциональной задачи Струпа. Br. J. Psychol. 83, 479–491. DOI: 10.1111 / j.2044-8295.1992.tb02454.x

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Rousseeuw, P.J. (1987). Силуэты: графическое средство для интерпретации и проверки кластерного анализа. J. Comput. Прил. Математика. 20, 53–65. DOI: 10.1016 / 0377-0427 (87)

    -7

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Ржавчина, К.Л. и Ларсен Р. Дж. (1997). Экстраверсия, невротизм и восприимчивость к положительным и отрицательным аффектам: проверка двух теоретических моделей. чел. Индивидуальный. Отличаются. 22, 607–612. DOI: 10.1016 / S0191-8869 (96) 00246-2

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Сааримяки, Х., Эйтехадиан, Л. Ф., Глереан, Э., Яэскеляйнен, И. П., Вуйлёмьер, П., Самс, М. и др. (2018). Распределенное аффективное пространство представляет собой множество категорий эмоций в человеческом мозгу. Soc.Cogn. Оказывать воздействие. Neurosci. 13, 471–482. DOI: 10.1093 / сканирование / nsy018

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Сааримяки, Х., Гоцопулос, А., Яэскеляйнен, И. П., Лампинен, Дж., Вийюмье, П., Хари, Р. и др. (2016). Дискретные нейронные сигнатуры основных эмоций. Cereb. Cortex 26, 2563–2573. DOI: 10.1093 / cercor / bhv086

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Шинкарева С.В., Ван Дж., Ким Дж., Факчиани М.Дж., Бауком, Л. Б., и Уэделл, Д. Х. (2014). Представления аффективной обработки, зависящей от модальности, для визуальных и слуховых стимулов, полученных из данных функциональной магнитно-резонансной томографии. Hum. Brain Mapp. 35, 3558–3568. DOI: 10.1002 / HBM.22421

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Смит, К. А., Барстед, М. Г., Рубин, К. Х. (2017). Невротизм и сознательность как модераторы отношения между социальной изоляцией и интернализацией проблем в подростковом возрасте. J. Youth Adolesc. DOI: 10.1007 / s10964-016-0594-z

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Сутин, А. Р., Терраччиано, А., Дейана, Б., Найца, С., Ферруччи, Л., Уда, М. и др. (2010). С интерлейкином-6 связаны высокий невротизм и низкая сознательность. Psychol. Med. 40, 1485–1493. DOI: 10.1017 / S00332

    9

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Тейлор, С.Ф., Канг, Дж., Бреге, И.С., Цо И. Ф., Хосанагар А. и Джонсон Т. Д. (2012). Метаанализ функциональных нейровизуализационных исследований восприятия эмоций и опыта при шизофрении. Biol. Психиатрия 71, 136–145. DOI: 10.1016 / j.biopsych.2011.09.007

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Томсен, Д. К., Олесен, М. Х., Шнибер, А., и Тоннесванг, Дж. (2014). Эмоциональное содержание жизненных историй: предвзятость позитивности и отношение к личности. Cognit. Эмот. 28, 260–277. DOI: 10.1080 / 02699931.2013.815155

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Тоски, Н., Риччелли, Р., Индовина, И., Терраччано, А., Пассамонти, Л. (2018). Функциональный коннектом пятифакторной модели личности. Личный. Neurosci. 1, 1–10. DOI: 10.1017 / pen.2017.2

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Трулл, Т. Дж., И Шер, К. Дж. (1994). Связь между пятифакторной моделью личности и расстройствами оси I в доклинической выборке. J. Abnorm. Psychol. 103, 350–360. DOI: 10.1037 / 0021-843X.103.2.350

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Ван Эссен, Д. К., Смит, С. М., Барч, Д. М., Беренс, Т. Е. Дж., Якуб, Е., и Угурбил, К. (2013). Проект человеческого коннектома WU-minn: обзор. Neuroimage 80, 62–79. DOI: 10.1016 / j.neuroimage.2013.05.041

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.