Негосударственное общеобразовательное учреждение Средняя общеобразовательная школа

Психологическая теория представители: Книга «Психологическая теория происхождения государства» – купить книгу ISBN 978-5-5095-0207-1 с быстрой доставкой в интернет-магазине OZON

Содержание

Психологическая теория происхождения государства — это… Что такое Психологическая теория происхождения государства?

Психологическая теория происхождения государства — теория происхождения государства, разработанная Львом Петражицким. Согласно этой теории, государство образовалось в результате деления общества по психологическим признакам: одни способны только подчиняться и подражать, другие могут управлять.

Суть теории

Суть теории состоит в утверждении, что у человека существует психологическая потребность жить в рамках организованного сообщества, а также чувство коллективного взаимодействия. Ее сторонники определяют общество и государство как сумму психических взаимодействий людей и их различных объединений. Говоря о естественных потребностях общества в определенной организации, представители психологической теории считают, что общество и государство как-раз-таки есть следствие реализации этих психологических закономерностей развития человека. Психика человека, его импульсы и эмоции играют главную роль не только в приспособлении человека к изменяющимся условиям, но и в образовании государства и права.

Ему вторит Е.Н. Трубецкой, ссылаясь на Спенсера, и указывает, что «между частями биологического организма существует связь физическая; напротив того, что между людьми — частями социального организма — связь психическая». Солидарность, таким образом, — основная черта человека. Однако люди не равны по своим психологическим качествам. Так же как по физической силе различают слабых и сильных, также различными являются и качества психологические. Одни люди склонны подчинять свои поступки авторитету. Им свойственна потребность подражать. Сознание зависимости от элиты первобытного общества, осознание справедливости определенных вариантов действий и отношений и прочее вносит в их душу успокоение и дает состояние стабильности, уверенности в их поведении. Другие люди, напротив, отличаются желанием повелевать и подчинять своей воле других. Именно они становятся лидерами в обществе, а затем и представителями публичной власти, служащими государственного аппарата.

Оценка теории

Возникновение психологической теории происхождения государства было в определенной степени большим прорывом в юридической науке. Это стало возможным лишь в конце XIX в., когда стала формироваться психология как самостоятельная отрасль знаний. Интерес обществоведов к проблемам психологической науки заметно возрос, когда в ней возобладали экспериментальные методы исследований и начали складываться крупные школы, расходившиеся в трактовке психики. Воспринятые социологами и юристами идеи этих школ и положили начало формированию новых направлений в юридической науке.

Было справедливо замечено, что психика человека существенно отличается от психики животных. Человеку свойственна куда более развитая психика. В ней присутствует чувство солидарности, чувство коллективизма.Заслугой сторонников данной теории является указание на то, что в процессе образования государства большую роль играют психологические факторы. Тем самым они постарались сделать шаг в сторону от экономического детерминизма, безраздельно овладевшего умами многих. Верно и то, что различные интересы людей (экономические, политические, культурные, бытовые и пр.) реализуются только через психику. Все действия человека проходят через его психику на уровне условных и безусловных рефлексов.

Критика

Во-первых, указывая на роль психологических качеств в процессе образования государства, представители психологической теории с позиций развития психологической науки того времени не могли дать нам развернутого учения о роли психики в образовании государства. Называя все психологические качества людей «импульсами», «эмоциями» и «переживаниями», они не видели между ними разницы. А между тем психика людей разделяется на эмоциональную, волевую, мыслительную сферы. Во взаимоотношениях между людьми очень важны именно волевые качества. На их основе устанавливаются психологическая соподчиненность между людьми и социальная «пирамида», разновидностью которой является государство. Сильные волевые качества делают людей естественными лидерами. Именно такие люди, как правило, и становятся у «руля» племени, союза племен, а затем и государства.

Во-вторых, говоря о психологических качествах, сторонники психологической теории подчеркивают, что стремление к солидарности людям присуще чуть ли не с рождения. Но что же мы видим в действительности? Люди с момента начала своего существования на земле воюют друг с другом постоянно, и война в древности была правилом, а не исключением.

Конечно, под влиянием угрозы уничтожения или умаления своих жизненно важных интересов люди способны объединяться. Но ведь солидарность в таком случае бывает присуща и животным. Так, например, гиеновые собаки не только взаимодействуют в ходе охоты, но и заботятся о пострадавших: выставляют около них охрану, издалека приносят пищу. Нам поведение гиеновых собак очень симпатично. Но всегда и все ли даже современные люди поступают также? До сих пор не снята проблема захоронения останков солдат, погибших во время Великой Отечественной войны. Раскопки же показывают, что среди обследованных скелетов предков человека, живших миллионы, сотни тысяч и даже десятки тысяч лет назад, не встречаются следы успешно заживших травм, при которых человек теряет способность ходить. Значит, получившие такую травму люди не выживали, поскольку наши предки, вероятно, бросали раненых на произвол судьбы.

В-третьих, приветствуя стремление авторов психологической теории умерить экономический детерминизм, нельзя не отметить, что они впадают в другую крайность: придают решающее значение в процессе образования государства факторам психологическим, т.е. по существу допускают ту же ошибку. Конечно, психологические факторы не имеют решающего воздействия на указанный процесс, но сбрасывать их со счетов — это еще более грубая ошибка, нежели их недооценка.

Заключение

И, наконец, следует указать, что психические и психологические качества людей формируются под влиянием экономических, политических, социальных, военных, религиозных, духовных факторов.

В заключение рассмотрения психологической теории отметим, что положительную оценку заслуживают попытки ее сторонников найти универсальную причину, объясняющую процесс образования государства. Однако представляется, что эта задача ими не выполнена.

Ссылки

Л. И. Петражицкий: теория происхождения государства

Замечание 1

Психологической теорией происхождения государства называется теория, которая была разработана Львом Петражицким. Согласно данной доктрине, государство появилось в результате разделения общества по психологическим признакам: одни люди способны лишь подчиниться, подражать, а другие могут заниматься управлением.

Суть теории

Суть теории — человек обладает психологической потребностью проживать в границах организованного общества, а также чувством коллективного взаимного действия. Сторонники этой теории определили общество и государство в образе суммы психических взаимных действий людей, а так же их разнообразных объединений. Заводя разговор об естественных потребностях общества в конкретной организации, представители психологической теории считают, что общество и государство и есть то самое следствие применения этих самых психологических закономерностей развития человечества.

Готовые работы на аналогичную тему

Замечание 2

Психика человека, его импульсы и эмоциональное состояние играют важную роль не только в приспособлении личности к постоянно меняющимся условиям, но и в формировании государства и права.

С ним соглашается Е.Н. Трубецкой, при этом ссылаясь на Спенсера, указывает, что между частицами биологического организма есть связь физическая; напротив этого, что между людьми — частицами социального организма установлена психологическая связь. Солидарность является основной чертой человека. Но люди не могут быть равными по своим психологическим качествам.

Как по физической силе людей разделяют слабых и сильных, так разными являются и качества психологические. Некоторые люди склонны к подчинению своих поступков авторитету. Им является свойственной потребность подражания. Сознание зависимости от элиты первобытного сообщества, сознание справедливости конкретных вариантов действий и отношений, прочее вносит в их душу покой, придает состояние стабильности, уверенности в поведении. Другие люди отличны в своем желании повелевать и подчинять собственной воле других. Именно такие люди становятся лидерами общества, а после и представителями публичной власти, служащими аппарата государства.

Оценка теории

Возникновение психологической теории происхождения государства явилось в какой-то степени мощным прорывом в юридической науке. Это представлялось возможным только в конце 19 века, когда начала сформировываться психология в форме самостоятельной отрасли знаний. Интерес обществоведов к проблематике психологической науки заметно возрастал в то время, когда в ней преобладали экспериментальные методики исследований, начинали образовываться крупнейшие школы, которые расходились в трактовке психики. Воспринятые социологами и юристами идеи данных школ заложили фундамент формирования новейших направленностей в юридической науке.

Замечание 3

Было бы справедливо заметить, что человеческая психика сильно отличается от психики животных. Человеку свойственна наиболее развитая психика, в которой присутствуют чувство солидарности и чувство коллективизма.

Заслуга сторонников этой теории — это указание на то, что в ходе формирования государства огромнейшую роль играют психологические факторы. Тем самым они старались отодвинуться в сторону от детерминизма экономического характера, который безраздельно овладел умами множества. Является верным и то, что лишь через психику реализуются разнообразные интересы людей, такие как:

  • экономические;
  • политические;
  • культурные;
  • бытовые и пр.

Все человеческие действия проходят через его психику в форме условных и безусловных рефлексов.

Во-первых, обращая внимание на роль психологических качеств в процессии формирования государства, представители психологической теории с позиции развития науки психология того времени не могли давать нам развернутое учение о роли психики при образовании государства. Называя всю совокупность психологических людских качеств- импульсами, эмоциями и переживаниями, они не находили между ними разницы. А между этим людская психикаподразделяется на сферы:

  • эмоциональную;
  • волевую;
  • мыслительную.

Во взаимных отношениях людей большое значение имеют именно волевые качества. На их основании устанавливается психологическая соподчиненность людей, социальная «пирамида», разновидностью которой представляется государство. Сильнейшие волевые качества формируют из людей естественных лидеров. Конкретно такие люди, в основном и становятся во главе племени, племенного союза, а потом и государства.

Во-вторых, ведя разговор о психологических качествах, сторонники психологической теории подчеркнули, что стремление к солидарности человеку принадлежит почти с самого рождения. Но в действительности мы можем наблюдать, что человечество с момента начала собственного появления на земле воюет друг с другом непрерывно, и война в древнее время считалась скорее правилом, чем исключением.

Конечно же, под воздействием угрозы уничтожения либо ущемления собственных жизненных важных интересов индивиды способны объединиться. Солидарность в этом случае бывает присуща даже животным. К примеру, гиеновые собаки не только взаимно действуют в процессе охоты, но и проявляют заботу о пострадавших: оставляют возле них охрану, приносят пищу издалека. Нам симпатично поведение гиеновых. Но как часто так же поступают современные люди? До сих пор не снимается проблема захоронения солдат, которые погибли во время Великой Отечественной войны. Раскопки указывают на то, что среди изученных скелетов предков человека, которые жили миллионы, сотни тысяч, десятки тысяч лет назад, не встречались следы успешно заживающих травм, с которыми человек утрачивал способность ходить. Значит, люди, получившие такую травму, не выживали, так как наши предки, возможно, оставляли раненых на произвол судьбы.

В-третьих, поддерживая устремление авторов психологической теории уменьшить экономический детерминизм, нельзя не заметить, что они впали в иную крайность: придали большое значение в процессе формирования государства психологическим факторам, то есть, по сути, допустили ту же самую ошибку. Конечно же, психологические факторы не могут иметь решающего влияния на описанный процесс, но сбросить их со счетов будет являться еще более грубой ошибкой, нежели их недооценка.

Психологическая теория происхождения государства

Рассмотрим основные положения психологической теории происхождения государства.

К ярким представителям психологической теории происхождения государства следует отнести Петражицкого, Тарда, Фрейда. Сторонники психологической теории происхождения государства связывают его возникновение с особыми чертами психики человека: потребностью людей во власти над другими людьми, желанием подчиняться и подражать.

Причины происхождения государства отражаются в определенных способностях, которые человек первобытного строя давал племенным вождям, жрецам, колдунам и др.

Согласно психологической теории магическая сила и психическая энергия этих людей (они делали день удачным, предугадывали развитие событий и т.п.) создавали условия и обстоятельства для зависимости сознания первобытных людей от вышеназванной элитарной прослойки. Власти данной элиты и обеспечивает возникновение власти государственной.

Однако всегда существуют люди, которые не согласны принимать власть, у которых формируются и впоследствии проявляются агрессивные устремления и инстинкты. Для удержания людей с подобными психическими качествами под разумным контролем и появляется государство.

Таким образом, согласно положениям психологической теории, государство нужно как для удовлетворения потребностей большинства людей в подчинении и послушании определенным лицам в обществе, так и для обуздания агрессивных устремлений отдельных индивидов. Следовательно, природа государства имеет психологический фундамент и коренится в закономерностях и принципах человеческого сознания.

По мнению представителей психологической теории, государство – это продукт разрешения психологических проблем между инициативными (активными) индивидами, которые способны и готовы к принятию ответственных решений, и пассивными людьми, которые способны лишь к исполнению принятых решений и послушанию.

Психологические закономерности и принципы, при помощи которых происходит человеческая деятельность, представляют собой важный фактор влияния на все социальные институты. Данный фактор не следует игнорировать. В качестве примера, можно рассмотреть проблему харизмы, для того чтобы убедиться в этом (в переводе с греческого языка, харизма – это божественный дар и милость).

По мнению сторонников психологической теории происхождения государства, харизму имеет индивид, наделенный сверхъестественными или особо исключительными способностями и качествами (герои, пророки, руководители и т.п.). Наличие данных качеств и формирует харизматическую личность.

Однако не стоит преувеличивать значение психологических свойств личности (иррациональных начал) в процессе происхождения государства.

Психологические факторы не являются решающими причинами. Их следует признать именно лишь как моменты государствостроительства, так как психика людей формируется под воздействием совокупности социальных, экономических, военных, политических и других условий.

13. Психологическая теория происхождения государства.

Психологическая
теория
происхождения государства и права
возникла в середине XIX
века. Широкое распространение получила
в конце XIX
первой половине XX
века. Ее наиболее крупные представители
–Н.М. Коркунов, З. Фрейд, русский
государствовед и правовед Л.
Петражитский
(1867 — 1931 гг.).

Ее сторонники
определяют общество
и государство
как сумму психических взаимодействий
людей и их различных объединений. Суть
данной теории
состоит в утверждении психологической
потребности человека жить в рамках
организованного сообщества, а также в
чувстве необходимости коллективного
взаимодействия. Говоря о естественных
потребностях общества в определенной
организации, представители психологической
теории считают, что общество и государство
есть следствие психологических
закономерностей развития человека.

В
действительности же объяснить причины
возникновения и функционирования
государства только с психологической
точки зрения вряд ли возможно. Понятно,
что все общественные явления разрешаются
на основе психических актов людей и вне
их нет ничего общественного. В этом
смысле психологическая теория объясняет
многие вопросы общественной жизни,
которые ускользают от внимания
договорной, органической теорий. Однако
попытка свести всю общественную жизнь
к психологическому взаимодействию
людей, объяснить жизнь общества и
государства общими законами психологии
— такое же преувеличение, как и все другие
представления об обществе и государстве.

Государство
— явление чрезвычайно многогранное.
Причины его возникновения объясняются
многими объективными факторами:
биологическими,
психологическими, экономическими,
социальными, религиозными, национальными

и другими. Их общее научное осмысление
вряд ли возможно в рамках какой-то одной
универсальной теории, хотя в истории
человеческой мысли такие попытки
делались, и довольно успешно (Платон,
Аристотель, Монтескье, Руссо, Кант,
Гегель, Марке, Плеханов).

Суть психологической
теории заключается в том, что она пытается
объяснить возникновение государственно-правовых
явлений и власти особыми психологическими
переживаниями и потребностями людей.
Это потребность
властвования у одних, и потребность
подчинения у других.
Это осознание необходимости потребность
послушания, повиновения определённым
лицам в обществе, потребность следовать
их указаниям. Психологическая теория
государства и права рассматривала народ
как пассивную инертную массу, ищущую
подчинения.

Несмотря на
известную теоретическую сложность и
«замкнутость» на психологической
стороне правовых явлений общественной
жизни, многие принципиальные положения
теории Петражицкого, в том числе и
созданный им понятийный аппарат,
восприняты и довольно широко используются
современной теорией государства и
права.

14. Марксистская теория происхождения государства и права.

1. Место марксистской
теории происхождения государства в
системе теорий происхождения государства

Существует множество
теорий происхождения государства и
права. Такой плюрализм научных взглядов
обусловлен историческими особенностями
развития общества, своеобразием тех
или иных регионов мира, идеологическими
приверженностями авторов, задачами,
которые они ставят пред собой.

В середине ХIХ в.
возникла марксистская теория происхождения
государства. Ее основные постулаты
изложены в работах К. Маркса и Ф. Энгельса
«Немецкая идеология», «Манифест
Коммунистической партии», в книге
Энгельса «Происхождение семьи, частной
собственности и государства». Основными
причинами происхождения государства
основоположники марксизма считали
раскол общества на антагонистические
классы с непримиримыми интересами, что
было обусловлено изменениями в
экономическом базисе, которые, в свою
очередь, привели появлению частной
собственности. Все это подорвало изнутри
родовое общество. Отсюда они определяли
государство как результат прежде всего
социально-экономических процессов
развития общества. В государстве власть
начинает выражать интересы только одной
части населения — экономически
господствующего класса, который
становится и политически господствующим
классом. Государство возникает как
орудие в руках имущих классов для
удержания в повиновении и подавления
сопротивления неимущих слоев. Эта роль
государства обеспечивается созданием
специальных органов принуждения (армии,
полиции, суда, тюрем и др.).

2. Основные
положения марксистской теории
происхождения государства

Материалистическая
(классовая) теория исходит из того, что
государство возникло прежде всего в
силу экономических причин: общественного
разделения труда, появления прибавочного
продукта и частной собственности, а
затем раскола общества на классы с
противоположными экономическими
интересами. Как объективный результат
этих процессов возникает государство,
которое специальными средствами
подавления и управления сдерживает
противоборство этих классов, обеспечивая
преимущественно интересы экономически
господствующего класса.

Суть теории
заключается в том, что государство
явилось на смену родоплеменной
организации, а право — обычаям. В
материалистической теории государство
не навязывается обществу из вне, а
возникает на основе естественного
развития. В складывающихся новых
экономических условиях родоплеменная
организация оказалась неспособной
управлять обществом. Появилась потребность
во властном органе, способном обеспечивать
преимущество интересов одних членов
общества в противовес интересам других.
Поэтому общество, состоящее из экономически
неравных  социальных  слоев,
порождает особую организацию, которая
поддерживая интересы имущих, сдерживает 
противоборство зависимой части общества.
Такой особой организацией стало
государство.

По утверждению
представителей материалистической
теории оно является исторически
преходящим, временным явлением и отомрет
с исчезновением классовых различий.
Материалистическая теория выделяет
три основные формы возникновения
государства: афинскую, римскую и
германскую.

3. Современные
оценки марксистской теории происхождения
государства

Заслугой марксизма
являются постулаты о том, что право —
это необходимый инструмент обеспечения
экономической свободы индивида,
являющийся «беспристрастным» регулятором
отношений производства и потребления.
Его нравственные основы в цивилизованном
мире учитывают и реализуют объективные
потребности общественного развития в
рамках дозволенного и запрещенного
поведения участников общественных
отношений.

Представители
других концепций и теорий происхождения
государства считают положения
материалистической теории односторонними,
неверными, так как они не учитывают
психологических, биологический,
нравственных, этнический и других
факторов, обусловивших формирование
общества и возникновение государства.

Классификация психологических теорий: VIKENT.RU

Классификация психологических теорий по А.В. Юревичу

«Чтобы понять, кто такие психологи-теоретики, рассмотрим особенности и основные типы психологических теорий.

Психологические теории делятся на три типа: 

1) теории-систематизации, 
2) теории-номинации и 
3) теории-проекции.

Теории-систематизации (ТС) наиболее просты, наименее претенциозны и наиболее полезны. Их суть состоит в том, что изучаемые объекты разделяются на несколько разновидностей, а в исследуемых процессах вычленяется несколько аспектов. Это делает и те, и другие намного понятнее, а главное, упорядоченное, хотя и отдает бюрократической традицией начинать любое дело с инвентаризации. Но что в ней плохого? Причём исследователи почему-то любят делить изучаемое ими на три части, в результате чего соответствующие теории обычно выглядят как триады. Именно такие триадические систематизации образуют скелет большинства так называемых теорий среднего ранга (термин Роберта Мертона — Прим. И.Л. Викентьева), которые в современной психологии востребованы куда больше, чем любые другие теории. А большинство психологов нового поколения знает только теории среднего ранга, хотя что-то слышали и о Фрейде или Скиннере.

Теории-номинации (ТН) основаны на переименовании общеизвестных вещей — в расчёте на то, что от этого переименования они станут менее общеизвестными, а стало быть, более научными. Костная ткань таких теорий состоит из определений типа «психика — это деятельность», «мотив- это предмет потребности» и т.п. Их характерная особенность — большое количество подобных определений, в результате чего соответствующие теории обычно излагаются в виде многотомных произведений, сквозь многословие которых очень трудно пробиться, а значит, и понять, в чём именно состоит та или иная теория. Теории-номинации особенно характерны для нашей отечественной психологии, органично вписываясь в нашу национальную традицию всё переименовывать — города, улицы, станции метров надежде на то, что от этого наша жизнь изменится к лучшему. Но сейчас они не очень популярны и к тому же более других подвержены главной коррозии психологических теорий — идеологизации.

Но самый важный тип психологических теорий это всё-таки теории-проекции (ТП). Немного забегая вперёд подчеркнём, что теории нужны в психологии не только для того, чтобы психологам, имеющим идиосинкразию на исчисление корреляций, тоже было чем заняться. Тем не менее любые теории в первую очередь нужны тем, кто их разрабатывает, а психологические теории выполняют в этом плане две важнейшие функции.

Первая состоит в том, что с их помощью психологи привлекают широкое внимание к своим личным проблемам, что в любой другой форме было бы сделать нескромно и даже неприлично. Вообще давно известно, что любая научная теория имеет толстенную личностно-психологическую подоплеку. Например, психобиограф (существует и такая профессия) И. Ньютона Дж. Кристиансен убедительно доказал, что теория всемирного тяготения — не что иное, как продукт психологической тяги этого ученого к своей матери, с которой он был насильственно разлучён в раннем детстве. А формальная логика, как показал У. Томас, это — следствие нелюдимого образа жизни и пристрастия к сухим формализмам её основоположника — Дж. С. Милля. Нечто подобное можно сказать и о многих других, если вообще не обо всех научных теориях.

Но ни в одной другой науке они в такой степени не выражают психологические особенности их авторов, как в психологии. Хорошо известно, что психоанализ Фрейда это способ, которым он лечил свой собственный невроз. Учение А. Адлера было реализацией инстинкта власти, свойственного ему самому. Та же закономерность продемонстрирована и в отношении других классиков психоанализа и прочих авторитетных представителей психологической науки. А в работах У. Джемса можно без труда проследить не только проявление его психологических особенностей, но и перепады его настроения. Вторая важнейшая функция психологических теорий не столь специфична для них, характерна для всех научных теорий, особенно для гуманитарных, и состоит в выражении не психологических особенностей, а личных и групповых интересов их авторов. Данная функция научных теорий воспета концепцией интересов (кстати, тоже теорией), разработанной в современной социологии науки. Правда, связь содержания теории с личными интересами тех, кто её разрабатывает и развивает, никогда не носит непосредственного характера, что и создает иллюзию отсутствия такой связи. Однако она существует, и подчас содержание теории имеет куда меньшее значение, чем стоящие за нею личные и групповые интересы учёных. В данном плане теории напоминают знамена: не важно, что изображено на знаменах и какого они цвета, важно, кто их поднимает и с какими целями. Теории это и в самом деле знамена, под которые учёные становятся ради отстаивания своих интересов. Для знаменосца, т. е. для автора теории, это интересы индивидуальные, для всех остальных, становящихся под знамя, — интересы групповые, сравнимые с интересами членов политической партии. Партийный принцип объединения под этими знаменами проявляется, например, в том, что место работы психологов почти всегда совпадает с их теоретической ориентацией. Что, кстати, является одним из главных свидетельств, как выражаются науковеды, теснейшей связи когнитивного и социального в науке. При этом было бы совершенно несправедливо считать психологов непринципиальными людьми.

Многие из них были очень даже принципиальными, способными ради своих принципов на истинный альтруизм и даже на героизм. М. Басов, например, сам снял себя с поста директора института и отправил рабочим на завод на социалистическое перевоспитание. Вот настоящее назидание молодым психологам, которые такой подвиг, наверное, даже не смогут себе представить. Равно как и переживания Л. Выготского, который писал: «я не хочу жить, потому что меня не считают марксистом». Здесь следует отметить, что сверхэмоциональное отношение к отстаиваемым им учениям вообще очень свойственно отечественным учёным. Эту тенденцию уловил ещё М. Ломоносов, который писал о том, что униженное, по сравнению с чиновниками, достоинство отечественных профессоров приводит их к «помешательству в размножении учения». Вопрос о том, зачем для выражения личных интересов психологам, да и вообще учёным, нужны научные теории, тоже может задать только очень наивный читатель. На войне как на войне, но для каждой войны характерны свой тип оружия и особые правила поведения воюющих сторон. С развитием науки изменялись и виды вооружения, которыми учёные пользовались для уничтожения своих противников, и область дозволенного.

Так, Гассенди, критикуя систему Аристотеля, настаивал на том, что нельзя верить такому жадному, неблагодарному, склонному к различным низменным побуждениям человеку, который, вследствие этих своих личных недостатков, не может быть прав. В советские годы уничтожить оппонента можно было ещё проще — указав компетентным органам на его недостаточно пролетарское происхождение или на идеологическую нелояльность. Но в современной, относительно нормальной (не только в смысле Т. Куна, но и вообще) науке так уже нельзя. Её этика требует критики не личности оппонента, а его научных воззрений, и поэтому учёные, метя в эту личность, вынуждены бить по отстаиваемой ею теории. Побеждена же любая теория, как будет показано ниже, может быть не эмпирическим опытом, а только соперницей той же весовой категории — другой теорией. И поэтому главное оружие, которое учёные используют при сведении личных счетов, — научные теории».  

Юревич А.В., Психологи тоже шутят, М., «Канон+», 2012 г., с. 67-70.

Общая характеристика психологической теории происхождения государства и права. Основные психологические теории

Психологическая теория государства и права возникла в середине XIX века. Её наиболее существенные идеи были сформулированы в ХХ в. в трудах Л.И.Петражицкого, Росса, М.А.Рейснера и др.

Психологическая теория происхождения государства и права обращает внимание на роль и значение биологических и психологических факторов в возникновении государства и права.

Ее сторонники определяют общество и государство как сумму психических взаимодействий людей и их различных объединений. Задача данной теории состоит в утверждении психологической потребности человека жить в рамках организованного сообщества, а также в чувстве необходимости коллективного взаимодействия. Говоря о естественных потребностях общества в определенной организации, представители психологической теории считают, что общество и государство есть следствие психологических закономерностей развития человека.

В действительности же объяснить причины возникновения и функционирования государства и права только с психологической точки зрения вряд ли возможно. Понятно, что все общественные явления разрешаются на основе психических актов людей и вне их нет ничего общественного. В этом смысле психологическая теория объясняет многие вопросы общественной жизни, которые ускользают от внимания экономической, договорной, органической теорий. Однако попытка свести всю общественную жизнь к психологическому взаимодействию людей, объяснить жизнь общества и государства общими законами психологии — такое же преувеличение, как и все другие представления об обществе, государстве и праве.

Суть психологической теории заключается в том, что она пытается объяснить возникновение государственно-правовых явлений и власти особыми психологическими переживаниями и потребностями людей.

Какие это переживания и потребности? Это потребность властвования у одних и потребность подчинения у других. Это осознание необходимости потребность послушания, повиновения определённым лицами в обществе. Потребность следовать их указаниям.

Достоинствами психологической теории, прежде всего считают то, что она обращает внимание на психологические процессы, которые тоже выступают реальностью наряду с процессами экономическими, политическими и т.д., а также то, что источник прав человека «выводится» из психики самого человека.

Психологическая теория государства и права рассматривала народ как пассивную инертную массу, ищущую подчинения.

В своих работах по теории государства и права Петражицкий подразделяет право на автономное (или интуитивное) и на позитивное (гетерономное). Автономное право образует переживания, исполняющиеся по зову внутреннего “голоса” совести. Позитивное правовое представление имеет место тогда, когда оно основано на чужом авторитете, на внешнем нормативном акте.

По Петражицкому, право выполняет распределительную и организационную общественные функции. Содержание распределительной функции выражается в том, что правовая психика наделяет граждан материальными и идеальными благами: неприкосновенностью личности, свободой совести, свободой слова и другими. Организационная функция права состоит в наделении субъектов властными полномочиями.

Слабой стороной теории является слишком сильный толчок в сторону психологических факторов в ущерб другим (социально-экономическим, политическим и т.п.), от которых тоже зависит природа права. Но несмотря на это, многие принципиальные положения теории Петражицкого, в том числе и созданный им понятийный аппарат, восприняты и довольно широко используются современной теорией государства и права.

Как возникло государство? В чем его суть? Что такое право? Для ответов на эти и многие другие вопросы были рождены десятки самых разных теорий. Большой спектр доктрин связан с множеством взглядов ученых на данную проблему, а также с многогранностью самого явления. К основным теориям, объясняющим зарождение государства, следует отнести теологическую, патриархальную, органическую, экономическую, договорную, психологическую и другие.

Что касается то гипотезы о его возникновении неразрывно связаны с концепцией о становлении державы. Существуют теологическое учение, доктрина, нормативисткая теория и, конечно, психологическая. Ученый и философ Лев Иосифович Петражицкий разработал последнюю доктрину. Психологическая заключается в предположении, что государство образовалось во время разделения общества по проявлениям двух индивидуальных признаков: подчинение и управление.

Суть теории

У индивида есть психологическая потребность существовать в рамках сообщества, он обладает чувством коллективного взаимодействия. Приверженцы данного мнения считают человечество и государство результатом личностных взаимодействий людей и различных союзов, ими созданных. Общество и метрополия являются следствием реализации естественных потребностей индивида в определенной организации.

Психологическая теория права. Представители

В начале ХХ века российский ученый Л. И. Петражицкий разработал доктрину о происхождении государства. В печатном виде она рассказана в труде «Теория права и государства в связи с теорией нравственности». Последователями учения являются А. Росс, М. Рейснер, Г. Гурвич. Автор психологической теории права родился в 1867 году в дворянской польской семье. Л. И. Петражицкий окончил университет в Киеве и после учился в римской семинарии в Германии. После обучения он вернулся в Россию, где стал изучать общую теорию права. В начале ХХ века ученый издал два печатных труда, в которых синтезировал психологию с теорией власти.

Психологическая теория права формировалась в течение нескольких периодов:

2. С 1900-го по 1905 год. Ученый начал детально разрабатывать методику своего будущего учения. Кропотливая работа была отражена в труде «Введение в изучение права и нравственности. Эмоциональная психология».

3. С 1905-го по 1909 год. Л. И. Петражицкий занялся устройством единой системы юридических знаний на основе ранее разработанной методологии. Его работа была оформлена в двухтомную рукопись «Теория права и государства в связи с теорией нравственности». Печать последней книги стала настоящим событием в мировой литературе.

Взгляды Е. Н. Трубецкого и М. А. Рейснера

Философ и правовед Е. Н. Трубецкой указывает на то, что солидарность — это основная черта индивида. Люди отличаются друг от друга по своим и по проявленной физической силе. В основе сознания одних людей лежит понимание зависимости от элиты, законности определенных вариантов отношений и действий, что вносит в их душу ощущение стабильности и успокоения. Вторая часть индивидов отличается желанием подчинять окружающих своей воле. Такие люди становятся лидерами в обществе.

Социально-психологический подход к решению вопроса о возникновении державы был открыт М. А. Рейснером. По его мнению, основным моментом в становлении империи является идеология, которая организует жизнь в обществе. Философ считал, что главным источником государственных убеждений является массовая психика людей. Изучение становления страны ограничивается познанием психических переживаний, которые составляли политическую идеологию, и анализом поведения людей. Государство, как считал ученый, включало в себя население, территорию и власть. Оно воплощало в себе всю политическую идеологию, а именно влияние расы, террора, экономической необходимости и религии во главе с идеологией права. Государство является продуктом реализации населением убеждений, норм и принципов, в которых заключается их зависимость от различных видов власти.

Основные положения теории права

Психологическая теория права Л. Петражицкого содержит следующие моменты:

  1. Учение включает позитивное право и интуитивное. Первое официально действует в государстве, когда второе лежит в основе психики людей и складывается из переживаний групп и объединений.
  2. Позитивное право — это установленные государством, законодателем действующие нормативные акты.
  3. Из всех известных психологических состояний человека главными являются эмоции, которые побуждают к действиям. При выстраивании отношений с другими людьми индивид опирается на интуитивное право. Данный тип авторами теории считается истинным, так как побуждает к самостоятельным и волевым действиям.

Разлад между двумя видами обуславливает социальное потрясение. В данном случае право играет роль одного из явлений психической жизни общества, которое представляет собой обязательное, требовательное переживание людей.

Психологическая теория права. Критика

У любой теории есть как сторонники, так и противники. Данное учение подверглось критике по нескольким причинам. Так, рассказывая о роли психологических проявлений в процессе образования государства, не было дано развернутого объяснения о месте психики в становлении державы. Все качества считались одинаковыми и назывались эмоциями либо импульсами. Психологическая теория права не учитывает знание о том, что психика индивида делится на три сферы: мыслительную, эмоциональную, волевую. На основе последней устанавливаются взаимоотношения, а также выстраивается социальная пирамида, которая лежит в основе образования государства. Люди с сильными волевыми качествами становятся лидерами в обществе.

Психологическая теория возникновения права включает стремление к солидарности индивидов. Но в действительности это мнение беспочвенно. Приведено достаточно случаев полного отсутствия заботы людей о близких. Авторы теории придают основное значение в образовании государства психологическим факторам, недостаточно учитывая другие обстоятельства.

Достоинства учения

Психологическая теория права тесно связана с личностным механизмом становления правомерного поведения. При переводе ряда юридических предписаний в качество действительного поведения переживания психологические импульсы индивида станут последним звеном, напрямую соприкасающимся с конкретным поведением. Право может регулировать поведение только через умственно-психологическую сферу. Таким образом, психологическая теория учитывает личностные особенности людей, роль правосознания в регулировании общественных отношений.

Философские и методологические основы

Автор теории в освещении природы права следовал учению позитивной философии. Взяв азы данного течения, Л. И. Петражицкий добавил свои оригинальные мысли. Ученый поддерживал либеральную идею независимости права от государства, вместе с тем не отрицал значение культурного наследия. Он стремился к созданию такой теории власти, которая могла бы стать методологической основой правосознания российского общества и профессиональной юриспруденции.

Влияние эмоций

Большую роль явлению как виду нормативных переживаний отводит в своем учении Л. И. Петражицкий. Психологическая теория права различает два эстетические и этические. Первые переживаются часто как реакция на человеческие поступки, на разные происходящие явления или по поводу свойств предметов. Ученый считал, что на вариациях разных представлений с этими эмоциями берут начало правила приличия, одобренные обществом.

Этические эмоции, такие как чувство долга, обязанности, управляют поведением индивида. Им присущи такие свойства, как авторитарность, проявление совести, препятствие для свободного выбора и давление в сторону «правильного» поведения. Л. И. Петражицкий выделяет два вида обязанностей — нравственные, правовые. Первые являются свободными по отношению к другим. Правовые — вид обязанностей, которые считаются закрепленными за другими.

Этические нормы

Помимо обязанностей, которые выполняет индивид, философ учитывал еще этические нормы. Он их также разделил на несколько видов. Первый носит название Они являются обязательными в одностороннем порядке, утверждают независимые по отношению к другим обязанности, предписывают человеку известное поведение. Примерами таких норм являются правила христианской этики, которые описывают обязанности по отношению к ближним без притязаний на исполнение с их стороны. Второй тип включает обязательные, притязательные нормы, которые устанавливают роли для одних членов общества, требуя выполнения их и от других. То, что является обязанностью одних, полагается другим как нечто должное, закрепленное за ними.

Заключение

Организационная структура государства появилась на конкретном этапе развития общества. Причинами возникновения данного строя являются разные факторы, как биологические, экономические, религиозные, так и психологические, национальные. Теорий, объясняющих становление государства, много, каждая раскрывает одну из возможных сторон процесса. Но все они не могут претендовать на полную достоверность. Нужно учитывать, что психологические и психические качества людей формируются благодаря действию политических, военных, экономических, социальных, духовных и религиозных факторов.

Теологическая теория происхождения государства

Теологическая теория
происхождения государства получила распространение в средневековье в трудах Ф. Аквинского; в современных условиях се развили идеологи исламской религии, католической церкви (Ж. Маритен, Д. Мерсье и др.).

По мнению представителей данной доктрины, государство — продукт божественной воли, в силу чего государственная власть вечна и незыблема, зависима главным образом от религиозных организаций и деятелей. Отсюда каждый обязан подчиняться государю во всем. Существующее социально-экономическое и правовое неравенство людей предопределено той же божественной волей, с чем необходимо смириться и не оказывать сопротивления продолжателю на земле власти Бога. Следовательно, непослушание государственной власти может расцениваться как непослушание Всевышнему.

Основоположники этой теории, выражая широко распространенное ранее религиозное сознание, утверждали, что государство создано и существует по воле Бога. В связи с этим церковная власть имеет приоритет над светской властью. Именно поэтому вступление всякого монарха на престол должно быть освящено церковью. Это действие придает светской власти особую силу и авторитет, превращает монарха в представителя Бога на земле. Данная теория широко использовалась для обоснования и оправдания неограниченной монархии, а также пропаганды смирения подданных перед государственной властью.

Придавая государству и государям (как представителям и выразителям божественных велений) ореол святости, идеологи данной теории поднимали и поднимают их престиж, способствовали и способствуют утверждению в обществе порядка, согласия, духовности. Особое внимание здесь уделяется «посредникам» между Богом и государственной властью — церкви и религиозным организациям.

Вместе с тем данная доктрина умаляет влияние социально- экономических и иных отношений на государство и не позволяет определить, как совершенствовать форму государства, как улучшать государственное устройство. К тому же теологическая теория в принципе недоказуема, ибо построена в основном на вере.

Патриархальная теория происхождения государства

К наиболее известным представителям патриархальной теории
происхождения государства можно отнести Аристотеля, Р. Филмера, Н. К. Михайловского и др.

Они исходят из того, что люди — существа коллективные, стремящиеся к взаимному общению, приводящему к возникновению семьи. В последующем развитие и разрастание семьи в результате объединения людей и увеличения числа этих семей и приводит в конечном счете к образованию государства.

Государство — это результат исторического развития семьи (разросшаяся семья). Глава государства (монарх) является отцом (патриархом) по отношению к своим подданным, которые должны относиться к нему с почтением и слушаться неукоснительно.

Отсюда власть государя есть продолжение власти отца (патриарха) в семье, которая выступает как неограниченная. Поскольку признается изначально божественное происхождение власти «патриарха», подданным предложено покорно подчиняться государю. Всякое сопротивление такой власти недопустимо. Лишь отеческая забота царя (короля и т. п.) способна обеспечить необходимые для человека условия жизни. В свою очередь, глава государства и старшие дети должны (как это принято в семье) заботиться о младших.

Как и в семье отец, так и в государстве монарх не выбирается, не назначается и не смешается подданными, ибо последние — его дети.

Разумеется, известная аналогия государства с семьей возможна, так как структура государственности возникла не сразу, а развивалась от простейших форм, которые, действительно, вполне могли быть сравнимы со структурой первобытной семьи. Кроме того, эта теория создает ореол святости, уважения государственности власти, «родственности» всех в единой стране. В современных условиях эта теория получила отражение в идее государственного патернализма (забота государства о больных, инвалидах, престарелых, многодетных и т. д.).

Вместе с тем представители данной доктрины упрощают процесс происхождения государства, по сути дела, экстраполируют понятие «семья» на понятие «государство», а такие категории, как «отец», «члены семьи», необоснованно отождествляются соответственно с категориями «государь», «подданные». К тому же, по свидетельству историков, семья (как социальный институт) возникала практически параллельно с возникновением государства в процессе разложения первобытнообщинного строя.

Договорная теория происхождения государства

Договорная теория
происхождения государства была разработана в XVII-XVIII вв. в трудах Г. Гроция, Ж. Ж. Руссо, А. Н. Радищева и др.

По мнению представителей договорной теории, государство возникает как продукт сознательного творчества, как результат договора, в который вступают люди, находившиеся до этого в «естественном», первобытном состоянии. Государство — не проявление божественной воли, а продукт человеческого разума. До создания государства был «золотой век человечества» (Ж. Ж. Руссо), завершившийся появлением частной собственности, расслоившей общество на бедных и богатых, приведшей к «войне всех против всех» (Т. Гоббс).

Согласно этой теории единственным источником государственной власти является народ, а все государственные служащие, как слуги общества, обязаны отчитываться перед ним за использование властных полномочий. Права и свободы каждого человека не являются «подарком» государства. Они возникают в момент рождения и в равной степени у каждого человека. Поэтому все люди от природы равны.

Государство — это рациональное объединение людей на основе соглашения между ними, в силу которого они передают часть своей свободы, своей власти государству. Изолированные же до происхождения государства индивиды превращаются в единый народ. В итоге у правителей и общества возникает комплекс взаимных прав и обязанностей, а следовательно, и ответственность за невыполнение последних.

Так, государство имеет право принимать законы, собирать налоги, наказывать преступников и т. п., но обязано защищать свою территорию, права граждан, их собственность и т. д. Граждане обязаны соблюдать законы, платить налоги и проч., в свою очередь, они имеют право на защиту свободы и собственности, а в случае злоупотребления правителями властью — расторгнуть договор с ними даже путем свержения.

С одной стороны, договорная теория была крупным шагом вперед в познании государства, ибо порывала с религиозными представлениями о происхождении государственности и политической власти. Эта концепция имеет и глубокое демократическое содержание, обосновывая естественное право народа на восстание против власти негодного правителя и его свержение.

С другой стороны, слабым звеном данной теории является схематичное, идеализированное и абстрактное представление о первобытном обществе, которое якобы на определенном этапе своего развития осознает необходимость соглашения между народом и правителями. Очевидна недооценка в происхождении государственности объективных (прежде всего социально-экономических, военно-политических и др.) факторов и преувеличение в этом процессе факторов субъективных.

Теория насилия

Теория насилия
получила распространение в XIX в. и в наиболее завершенном виде была представлена в трудах Е. Дюринга, Л. Гумпловича, К. Каутского и др.

Причину происхождения государственности они видели не в экономических отношениях, божественном провидении и общественном договоре, а в военно-политических факторах — насилии, порабощении одних племен другими. Для управления завоеванными народами и территориями необходим аппарат принуждения, которым и стало государство.

По мнению представителей данной доктрины, государство — «естественно» (т. е. путем насилия) возникшая организация властвования одного племени над другим. Насилие и подчинение властвующим подвластных является основой возникновения экономического господства. В результате войн племена перерождались в касты, сословия и классы. Завоеватели превращали покоренных в рабов.

Следовательно, государство — не итог внутреннего развития общества, а навязанная ему извне сила.

С одной стороны, военно-политические факторы в образовании государственности отвергать полностью нельзя. Исторический опыт подтверждает, что элементы насилия сопровождали процесс возникновения многих государств (например, дрсв- негерманского, древневенгерского).

С другой стороны, важно помнить, что степень использования насилия в этом процессе была разная. Поэтому насилие следует рассматривать в качестве одной из причин возникновения государства наряду с иными. К тому же военно-политиче- скис факторы в ряде регионов играли в основном вторичные роли, уступая первенство социально-экономическим.

Органическая теория

Органическая теория
происхождения государства получила широкое распространение во второй половине XIX в. в трудах Г. Спенсера, Р. Вормса, Г. Прейса и др. Именно в эту эпоху наука, в том числе и гуманитарная, испытала на себе мощное влияние идеи естественного отбора, высказанной Ч. Дарвином.

По мнению представителей данной доктрины, государство — это организм, постоянные отношения между частями которого аналогичны постоянным отношениям между частями живого существа. То есть государство — продукт социальной эволюции, которая выступает в этой связи лишь разновидностью эволюции биологической.

Государство, будучи разновидностью биологического организма, имеет мозг (правителей) и средства выполнения его решений (подданных).

Подобно тому, как среди биологических организмов в результате естественного отбора выживают наиболее приспособленные, так и в социальных организмах в процессе борьбы и войн (тоже естественного отбора) складываются конкретные государства, формируются правительства, совершенствуется структура управления. Таким образом, государство практически уравнивается с биологическим организмом.

Отрицать влияние биологических факторов на процесс происхождения государственности было бы неправильно, ибо люди — не только социальные, но и биологические организмы.

Вместе с тем нельзя механически распространять все закономерности, присущие только биологической эволюции, на социальные организмы, нельзя полностью сводить проблемы социальные к проблемам биологическим. Это хотя и взаимосвязанные между собой, но разные уровни жизни, подчиняющиеся различным закономерностям и имеющие в своей основе различные причины возникновения.

Материалистическая теория происхождения государства

Представителями материалистической теории
происхождения государства являются К. Маркс, Ф. Энгельс, В. И. Ленин, объясняющие возникновение государственности прежде всего социально-экономическими причинами.

Первостепенное значение для развития экономики, а следовательно, и для появления государственности имели три крупных разделения труда (от земледелия отделилось скотоводство и ремесло, обособился класс людей, занятых только обменом). Подобное разделение труда и связанное с ним совершенствование орудий труда дали толчок росту его производительности. Возник избыточный продукт, который в конечном счете и привел к возникновению частной собственности, в результате чего общество раскололось на имущие и неимущие классы, на эксплуататоров и эксплуатируемых.

Важнейшим последствием появления частной собственности выступает выделение публичной власти, уже не совпадающей с обществом и не выражающей интересы всех его членов. Властная роль перехолит к богатым людям, превращающимся в категорию управляющих. Они создают для защиты своих экономических интересов новую политическую структуру — государство, которое прежде всего выступает как инструмент проведения воли имущих.

Таким образом, государство возникло преимущественно в целях сохранения и поддержки господства одного класса над другим, а также в целях обеспечения существования и функционирования общества как целостного организма.

Для данной теории характерно увлечение экономическим детерминизмом и классовым антагонизмом при одновременной недооценке национальных, религиозных, психологических, военно-политических и иных причин, влияющих на процесс происхождения государственности.

Психологическая теория

Среди наиболее известных представителей психологической теории
происхождения государства можно выделить Л. И. Пет- ражицкого, Г. Тарда, 3. Фрейда и др. Они связывают появление государственности с особыми свойствами человеческой психики: потребностью людей во власти над другими людьми, стремлением подчиняться, подражать.

Причины происхождения государства заключаются в тех способностях, которые первобытный человек приписывал племенным вождям, жрецам, шаманам, колдунам и др. Их магическая сила, психическая энергия (они делали охоту удачной, боролись с болезнями, предугадывали события и т. п.) создавали условия для зависимости сознания членов первобытного общества от вышеназванной элиты. Именно из власти, приписываемой этой элите, и возникает власть государственная.

Вместе с тем всегда существуют лица, которые не согласны с властью, проявляют тс или иные агрессивные устремления, инстинкты. Для удержания в узде подобных психических начал личности и возникает государство.

Следовательно, государство необходимо как для удовлетворения потребностей большей части в подчинении, послушании, повиновении определенным лицам в обществе, так и для подавления агрессивных влечений некоторых индивидов. Отсюда природа государства — психологическая, коренящаяся в закономерностях человеческого сознания. Государство, по мнению представителей данной теории, продукт разрешения психологических противоречий между инициативными (активными) личностями, способными к принятию ответственных решений, и пассивной массой, способной лишь к подражательным действиям, исполняющим данные решения.

Бесспорно, психологические закономерности, с помощью которых осуществляется человеческая деятельность, — важный фактор, оказывающий влияние на все социальные институты, который ни в коем случае игнорировать нельзя. Взять, к примеру, только проблему харизмы, чтобы убедиться в этом.

Вместе с тем не следует преувеличивать роль психологических свойств личности (иррациональных начал) в процессе происхождения государства. Они не всегда выступают в качестве решающих причин и должны рассматриваться лишь в качестве моментов государствообразования, ибо сама человеческая психика формируется под влиянием соответствующих социально-экономических, военно-политических и иных внешних условий.

Патримониальная теория

Наиболее ярким представителем патримониальной теории
происхождения государства явился К. Галлер.

Государство, по его мнению, как и земля, является частной собственностью правителя, т. е. патримониальная теория объясняет происхождение государства из земельной собственности. Подобные правители господствуют над территорией в силу своего «исконного» права на собственность. В такой ситуации народ представлен в виде арендаторов земли собственника, а чиновники — в виде приказчиков правителей.

В соотношении понятий «власть — собственность» представители данной теории приоритет отводят праву собственности. Владение этой собственностью распространяется впоследствии и на владение территорией, что и лежит в основе возникновения государства. Таким образом, право собственности на землю является первоосновою господства над территорией.

Действительно, государство может считаться собственностью определенного правителя, ведь он в какой-то мере владеет, пользуется и распоряжается (особенно в эпоху абсолютизма) практически всем, что находится на территории данной конкретной страны, в том числе и государственным аппаратом, обладающим силовыми свойствами. К тому же в эпоху становления того или иного государства его территория во многом определялась пространством, в котором господствовал вождь, военачальник и другой руководитель рода, племени. Государственное же хозяйство, финансы и т. п. постепенно формируются из частного хозяйства государя, князя.

Однако в период своего становления государственные институты далеко не всегда реально находятся в полном распоряжении правителя. К тому же в ту эпоху существовало не столько право частной собственности, сколько насильственное обладание землей. В рамках данной теории в процессе происхождения государственности преувеличена роль частной собственности на землю и одновременно недооценено влияние на него военно- политических, национальных, религиозных и иных факторов.

Ирригационная теория

Наиболее видным представителем ирригационной (гидравлической) теории
происхождения государства является К. Виттфогель.

Он связывает процесс возникновения государственности с необходимостью строительства ирригационных сооружений в восточных аграрных обществах. Этот процесс сопровождается большим ростом чиновничества, государевых людей, обеспечивающих эффективное использование данных сооружений и эксплуатирующих остальных граждан, негосподствующие слои.

Государство, вынужденное проводить в подобных условиях жестко централизованную политику, выступает в качестве единственного собственника и одновременно эксплуататора. Оно управляет, распределяя, учитывая, подчиняя и т. д.

Ирригационные проблемы, по мнению Виттфогеля, с неизбежностью приводят к образованию «менеджериально-бюрократического класса», порабощающего общество, к формированию «агроменеджериальной» цивилизации.

Действительно, процессы создания и поддержания мощных ирригационных систем происходили в регионах образования первичных городов-государств, в Месопотамии, Египте, Индии, Китае, других областях. Также очевидны и связи этих процессов с формированием многочисленного класса управленцев- чиновников, служб, защищающих каналы от заиливания, обеспечивающих по ним судоходство и т. п. (А. Б. Венгеров).

К тому же практически бесспорным можно считать факт влияния географических и климатических (почвенных) условий на ход происхождения государственности. В отдельных наиболее неблагоприятных для ведения сельского хозяйства регионах подобные факторы катализировали этот процесс, «доводили» режим конкретного государства до крайних деспотических форм.

Однако в рамках данной теории излишне категорично выделены отдельные фрагменты процесса становления государства как базовые. Между тем ирригационные причины были характерны преимущественно только для некоторых регионов Востока. Следовательно, представители этой доктрины недооценивают социально-экономические, военно-политические, психологические и иные факторы, тоже весьма ощутимо влияющие на ход возникновения государственности.

Психологическая теория государства и права возникла в середине XIX века. Её наиболее существенные идеи были сформулированы в ХХ в. в трудах Л.И.Петражицкого, Росса, М.А.Рейснера и др.

Психологическая теория происхождения государства и права обращает внимание на роль и значение биологических и психологических факторов в возникновении государства и права.

Ее сторонники определяют общество и государство как сумму психических взаимодействий людей и их различных объединений. Задача данной теории состоит в утверждении психологической потребности человека жить в рамках организованного сообщества, а также в чувстве необходимости коллективного взаимодействия. Говоря о естественных потребностях общества в определенной организации, представители психологической теории считают, что общество и государство есть следствие психологических закономерностей развития человека.

В действительности же объяснить причины возникновения и функционирования государства и права только с психологической точки зрения вряд ли возможно. Понятно, что все общественные явления разрешаются на основе психических актов людей и вне их нет ничего общественного. В этом смысле психологическая теория объясняет многие вопросы общественной жизни, которые ускользают от внимания экономической, договорной, органической теорий. Однако попытка свести всю общественную жизнь к психологическому взаимодействию людей, объяснить жизнь общества и государства общими законами психологии — такое же преувеличение, как и все другие представления об обществе, государстве и праве.

Суть психологической теории заключается в том, что она пытается объяснить возникновение государственно-правовых явлений и власти особыми психологическими переживаниями и потребностями людей.

Какие это переживания и потребности? Это потребность властвования у одних и потребность подчинения у других. Это осознание необходимости потребность послушания, повиновения определённым лицами в обществе. Потребность следовать их указаниям.

Достоинствами психологической теории, прежде всего считают то, что она обращает внимание на психологические процессы, которые тоже выступают реальностью наряду с процессами экономическими, политическими и т.д., а также то, что источник прав человека «выводится» из психики самого человека.

Психологическая теория государства и права рассматривала народ как пассивную инертную массу, ищущую подчинения.

В своих работах по теории государства и права Петражицкий подразделяет право на автономное (или интуитивное) и на позитивное (гетерономное). Автономное право образует переживания, исполняющиеся по зову внутреннего “голоса” совести. Позитивное правовое представление имеет место тогда, когда оно основано на чужом авторитете, на внешнем нормативном акте.

По Петражицкому, право выполняет распределительную и организационную общественные функции. Содержание распределительной функции выражается в том, что правовая психика наделяет граждан материальными и идеальными благами: неприкосновенностью личности, свободой совести, свободой слова и другими. Организационная функция права состоит в наделении субъектов властными полномочиями.

Слабой стороной теории является слишком сильный толчок в сторону психологических факторов в ущерб другим (социально-экономическим, политическим и т.п.), от которых тоже зависит природа права. Но несмотря на это, многие принципиальные положения теории Петражицкого, в том числе и созданный им понятийный аппарат, восприняты и довольно широко используются современной теорией государства и права.

Психологическая теория

Представители этой теории (Цицерон, Н.М. Коркунов, Л.И. Петражицкий, 3. Фрейд, Дж. Ф. Мейт-ленд-Джонс) обосновывают происхождение государства и права особыми свойствами человеческой психики: врожденной потребностью жить вместе, осознания массой своей зависимости от власти, биопсихологическими, сексуальными инстинктами, деятельностью какой-либо «сильной личности». Так, Цицерон полагал, что государство есть достояние народа. Народ — не любое соединœение людей, собранных вместе каким бы то ни было образом, а соединœение многих людей, связанных с собой в вопросах права и общности интересов. Первой причиной для такого соединœения людей является не столько их слабость, сколько врожденная потребность жить вместе. Видный русский государствовед Н.М. Коркунов связывал возникновение государства с потребностью к «психологическому единœению людей», «коллективному сознанию», к крайне важно сти разграничения интересов. Государство возникает, по мнению Н.М. Коркунова, в результате осознания массой своей зависимости от власти. Один из базовых представителœей психологической школы права Л.И. Петражицкий считал, что в базе возникновения государства и права лежат правовые переживания людей, психологические закономерности развития человека. Основатель влиятельного психоаналитического направления в западной социологии и учениях о государстве и праве Фрейд исходил из существования первоначальной патриархальной орды, деспотический глава которой еще на заре истории будто бы был убит своими. взбунтовавшимися сыновьями, движимыми особыми биопсихологическими инстинктами («Эдипов комплекс»). Для подавления в дальнейшем агрессивных влечений человека и понужнобилось, по Фрейду, создать государство, право, всю систему социальных норм и вообще цивилизацию.

Психологическая теория — понятие и виды. Классификация и особенности категории «Психологическая теория» 2017, 2018.

  • — Психологическая теория права и возможности ее использования в юридической практике

    В рамках так называемого широкого подхода к праву отдель­ные ученые наряду с нормами и правовыми отношениями вклю­чают в право правовое сознание. Тем самым отдается дань психо­логической теории права, которая в свое время претендовала на самостоятельную роль в… .

  • — Психологическая теория

    Материалистическая теория происхождения государства
    Органическая теория
    Органическая теория происхождения государства получила широкое распространение во второй половине XIX в. в трудах Г. Спенсера, Р. Вормса, Г. Прейса и др. Именно в эту эпоху наука, в том… .

  • — Психологическая теория права.

    Разновидности социологической теория права.
    Теория солидаризма. Основоположником этого направления является Леон Дюги. Он выдвинул идею права, основанного на норме социальной солидарности, как внеш­него выражения общественной жизни. Такая концепция ведет к… .

  • — Психологическая теория

    Социологическая теория права
    Неопозитивизм
    Марксизм
    Юридический позитивизм
    Теория естественного права
    Правовые теории
    Классификация
    Признаки государственного органа
    1) имеет… .

  • — Психологическая теория

    Органическая теория возникновения государства
    Основоположники: анг­л. философ и социолог Г. Спенсер (1820 — 1903), Вормс и Прейс, Блюнчли, Эта теория возникла в XIX в. в связи с успехами естествознания. Так, некоторые древнегречес­кие мыслители, в том числе Платон (IV-III вв. до н…. .

  • — Психологическая теория

    Материалистическая теория происхождения государства
    Представителямиматериалистической теории происхождения государства являются К. Маркс, Ф. Энгельс, В. И. Ленин, объясняющие возникновение государственности прежде всего социально-экономическими причинами.

  • Психологическая теория происхождения государства

    Автомобили
    Астрономия
    Биология
    География
    Дом и сад
    Другие языки
    Другое
    Информатика
    История
    Культура
    Литература
    Логика
    Математика
    Медицина
    Металлургия
    Механика
    Образование
    Охрана труда
    Педагогика
    Политика
    Право
    Психология
    Религия
    Риторика
    Социология
    Спорт
    Строительство
    Технология
    Туризм
    Физика
    Философия
    Финансы
    Химия
    Черчение
    Экология
    Экономика
    Электроника

    ⇐ ПредыдущаяСтр 20 из 20

    Среди наиболее известных представителей психологической тео­рии происхождения государства можно выделить Петражицкого, Тарда, Фрейда и др. Они связывают появление государственности с особыми свойствами человеческой, психики: потребностью людей во власти над другими людьми, стремлением подчиняться, подражать.

    Причины происхождения государства заключаются в тех способ­ностях, которые первобытный человек приписывал вождям племени, жрецам, шаманам, колдунам и др. Их магическая сила, психическая энергия (они делали охоту удачной, боролись с болезнями, предуга­дывали события и т.п.) создавали условия для зависимости сознания членов первобытного общества от вышеназванной элиты. Именно из власти, приписываемой этой элите, и возникает власть государствен­ная.

    Вместе с тем всегда существуют лица, которые не согласны с влас­тью, проявляют те или иные агрессивные стремления, инстинкты. Для удержания в узде подобных психических начал личности и возникает государство.

    Следовательно, государство необходимо как для удовлетворения потребностей большей части в подчинении, послушании, повинове­нии определенным лицам в обществе, так и для подавления агрессив­ных влечений некоторых индивидов. Природа государства — психоло­гическая, коренящаяся в закономерностях человеческого сознания. Государство, по мнению представителей данной теории, — продукт разрешения психологических противоречий между инициативными (активными) личностями, способными к принятию ответственных ре­шений, и пассивной массой, способной лишь к подражательным действиям, исполняющим данные решения.

    Бесспорно, психологические закономерности, с помощью которых осуществляется человеческая деятельность, — важный фактор, оказы­вающий влияние на все социальные институты, который ни в коем случае игнорировать нельзя. Взять, к примеру, только проблему ха­ризмы, чтобы убедиться в этом.

    Однако роль психологических свойств личности (иррациональных начал) не следует преувеличивать в процессе происхождения государ­ства. Они не всегда выступают в качестве решающих причин и долж­ны рассматриваться лишь как моменты государствообразования, ибо сама человеческая психика формируется под влиянием соответствую­щих социально-экономических, военно-политических и иных внеш­них условий.

     

     

    87. Социологическая теория права.

     

    1. Сложилась в начале ХХ века в Европе,
    2. представители – Эрлих, Паул, в России – Муромцев.
    3. Основная идея этой теории заключалась в том, что право воплощается не в самом законодательстве, а в его практической реализации, т.е. в правореализационной деятельности судей, прокуроров и т.д.
    4. Понятием права здесь охватываются административные акты, судебные решения и приговоры, обычаи, которые издают должностные лица.
    5. В право включатся и юридические нормы. Но их значение среди актов применения второстепенно.
    6. По мнению представителей этой школы, право необходимо рассматривать только как процесс, как действие. Поэтому данную теорию называют школой живого права.
    7. Право находится таким образом в сфере сущего, а не должного. Лишь в процессе юридической практики закон становится правом и творцами права являются, прежде всего, судьи, применяющие закон.

     

     

    88. Естественно-правовая теория.

     

    1. Исходные идеи были сформулированы еще в Древней Греции и Древнем Риме.
    2. Представители — Сократ, Аристотель, Цицерон и т.д.
    3. Однако, как завершенная логическая концепция эта идея сформировалась в период буржуазных революций 17-18 вв. И здесь крупнейшими ее представителями выступали Гоббс, Локк, Вольтер, Монтескье, Руссо, а в России – Радищев.
    4. В рамках данной теории противопоставляется естественное и позитивное право:

    · естественное право – то, что нам дано от Бога, от природы, от рождения; позитивное право – законы, издаваемые государством. Естественное право вытекает из самой природы человека, из всеобщих нравственных принципов и представляет собой систему неотчуждаемых прав и свобод личности, основополагающих идей, лежащих в основе социального устройства. Естественное право вечно и вытекает из самой природы человека, объясняя его высшее предназначение.

    · Позитивное же право призвано обеспечить естественные права человека при помощи законодательства, издаваемого государством. Позитивное право не всегда справедливо.

    1. Именно эта доктрина наиболее точно отражает сущность человеческих потребностей, человеческого бытия.
    2. Естественные права человека – главный постулат государства в обеспечении их на протяжении всей жизни человека (от рождения до смерти).
    3. Достоинство теории: эта теория явилась прогрессивным для своего времени учением и сыграла важную роль в борьбе с феодализмом и утверждением более прогрессивного либерального строя. В ней верно отмечено, что законы должны максимально соответствовать нравственным ценностям общества и служить для блага человека и общества, всесторонне обеспечивать принципы справедливости, нравственности и т.д.

     

     

    89. Историческая школа права.

     

    1. Она сложилась в конце 18- начале 19 вв. в Германии.
    2. Представители: Гюстав Уго, Савеньи и Пухта.
    3. Эта школа явилась реакцией на естественно-правовую теорию. Основное учение здесь заключалось в том, что отрицалась возможность существования единого для всех народов права.
    4. Представители этой теории считали, что право каждой страны складывается постепенно в процессе его исторического развития. А т.к. история у каждого народа неповторима, то и право каждой отдельной страны уникально, своеобразно, специфично.
    5. Кроме того, они полагали, что право как язык или мораль не может устанавливаться договором либо вводиться по чьему-то указанию. Оно возникает из особенностей народного духа, из глубин национального сознания, формируется главным образом из обычаев, традиций, санкционированных государством.
    6. Обычаи в этой теории выдвигаются на первое место, им отдается приоритет, ибо они хорошо известны всем и каждому в обществе. Законы же, по их мнению, которые издаются государством, не являются источником права, они производны из обычаев.
    7. Достоинства теории: она обращала внимание на культурно-исторические и национальные особенности права каждой страны, указывала на необходимость изучения в историческом аспекте. Она также справедливо подчеркивала естественное развитие правовых институтов и что законодатель не может творить правовой произвол. Кроме того, правильно подмечается преимущество правовых обычаев в общественных отношениях.
    8. Слабая сторона – теория оправдывала феодально-крепостническое право, резко выступала против отмены и изменения отживших правовых институтов. В этом плане она носила несколько консервативный характер.

     

     

    90. Психологическая теория права.

     

    1. Она получила свое распространение в начале 20 века.
    2. Представители — Кнапп, Рейснер, а в России – Л. Петражицкий.
    3. Основная идея теории заключалась в том, что психика человека является фактором, определяющим все общественные институты, в том числе государство и право.
    4. Понятие и сущность права можно понять, зная психологические закономерности человеческого бытия.
    5. Лев Петражицкий разграничивал позитивное право (право, официально действующее в государстве) и интуитивное право, истоки которого кроются в психике людей.

    · По его мнению, позитивное право (законы) граждане знают плохо, часто заблуждаются по поводу содержания этих законов.

    · Интуитивное же право, как он полагает, представляет собой совокупность тех психологических состояний, которые человек испытывает, его ежедневных контактов с обществом и здесь на передний план Петражицкий выдвигает эмоции, которые он подразделяет на 2 группы: императивные (нравственные) и императивно-атребутивные (правовые).

    o Императивные эмоции представляют собой односторонние переживания человеком обязанности совершить то/иное действие в отношении другого лица, которое не сопровождается ответным переживанием (переживание прохожему, обязанности подать милостыню).

    o А императивно-атребутивное – двусторонняя эмоция, при которой одно лицо переживает обязанности совершить какой-либо поступок, а другое лицо переживает право потребовать выполнение данной обязанности (должник-кредитор). Из этих двусторонних эмоций и складывается по мнению Петражицкого это интуитивное (психическое) право, которому принадлежит первостепенное значение в регулировании социальных отношений.

     

     

    91. Реалистическая школа права.

    1. В середине 19 в. Германия становиться буржуазной столицей.
    2. Рудольф ИЕРИНГ, немецкий ученый юрист создает реальную школу права. Он критиковал естественно-правовую теорию за ее абстрактные идеалы.
    3. Историческая школа за романтизм идеи мирного развития. А также за догматическую юриспруденцию – за формально-юридический подход к оперированию юридическими понятиями. Р.И предложил исследовать право в связи с реальной жизнью.
    4. Сущность теории: право – это борьба нового, прогрессивного с устаревшим и отживающим.
    5. Иеринг разделил право на субъективное и объективное. Объективное право (законодательство) – абстрактно, а субъективное право – это обращение абстрактного правила в конкретные правомочия лица.
    6. Сущность права заключается в его практическом осуществлении. Необходима борьба за право. «Кто отстаивает свое право, тот в узких пределах последнего защищает право вообще».

     

     

    92. Нормативистская теория права.

     

    1. Свою завершенную форму она получила в 20 веке в виде чистого учения о праве Кельзена.
    2. Представители: Штаммер, Кельзер, а в России – Новгородцев.
    3. основная идея этой теории: под правом понимается система юридических норм, образующих своеобразную пирамиду. На самом верху – основная (суверенная) норма, принятая законодателем. Каждая норма в пирамиде вытекает из нормы, занимающей более высокую по сравнению с ней ступень. В основе находятся индивидуальные акты – решения судов, договоры, предписания должностных лиц, которые тоже вытекают из главной суверенной нормы. По их мнению, право относится к сфере должного (что должно быть), а не к миру сущего (то, что существует). Она не имеет под собой юридического основания.
    4. Критикуя идеи естественного права Кельзер утверждал, что никакого другого права, кроме изданного государством не существует и обязательность юридических норм вытекает не из их нравственности, а из авторитета государства.
    5. Достоинства: теория верно подчеркивала такие важнейшие свойства права, как нормативность, соподчиненность правовых норм по их юридической силе, правильно отмечала связь права с государством, также указывала на формальную определенность права и т.д.

     

     

    93. Юридическая техника.

     

    Эффективность правового регулирования общественных отношений в значительной мере зависит от уровня юридической техники. Точность и ясность правовых формулировок, использование единых приемов изложения юридических предписаний во многом определяют эффективность функционирования всего правового механизма.

    Юридическая техника – это совокупность средств, приемов и правил, которые используются для создания и оформления нормативно-правовых, правоприменительных и интерпретационных актов.

     

    1. Техника изложения воли законодателя:

    · Соблюдение синтаксических, стилистических, лингвистических правил.

    · Текст юридического акта должен отличаться простотой стиля (официальный), четкостью и краткостью формулировок, наличием устойчивых словосочетаний,

    · При изложении правовых предписаний используются три вида терминов: общеупотребительные, специально-технические, специально-юридические.

    · Средства организации правовой материи:

    ü нормативное построение (гипотеза, диспозиция, санкция)

    ü юридическая конструкция, которая отражает правовое состояние структурно организованного явления правовой жизни (например: структура ответственности – основание, субъект и его вина, государственное наказание),

    ü отраслевая типизация – использование таких конструкций и терминологии, которые рассчитаны именно на конкретную отрасль.

     

    1. Техника документального оформления:

    · Структурная организация юридического текста и оформление официальных реквизитов, для чего предложения объединяются в абзацы, части статей, статьи, параграфы, главы, разделы.

    · Официальный хакратер юридического акта подтверждается выделением определенных реквизитов: наименование акта, его заглавие, дата принятия и введение в действие, порядкового номера, подписей и печати.

    · В зависимости от специфики содержания юридических актов различают:

    ü Правотворческую

    ü Правоприменительную

    ü Интерпретационную юридическую технику.

     

    Поиск по сайту:

    Психологические перспективы | Введение в психологию

    Современные психологи не верят, что существует единственный «правильный» способ изучения того, как люди думают или ведут себя. Однако существуют различные школы мысли, которые развивались на протяжении всего развития психологии и продолжают определять способ исследования поведения человека психологами. Например, некоторые психологи могут приписать определенное поведение биологическим факторам, таким как генетика, в то время как другой психолог может счесть опыт раннего детства более вероятным объяснением такого поведения.Поскольку психологи могут подчеркивать различные аспекты психологии в своих исследованиях и анализе поведения, в психологии существуют разные точки зрения. Эти школы мысли известны как подходы или перспективы.

    Ссылка на обучение: просмотрите пять основных психологических точек зрения, представленных ЗДЕСЬ.

    Психодинамическая перспектива

    Психодинамическая теория — это подход к психологии, изучающий психологические силы, лежащие в основе человеческого поведения, чувств и эмоций, и то, как они могут быть связаны с опытом раннего детства.Эта теория особенно интересуется динамическими отношениями между сознательной и бессознательной мотивацией и утверждает, что поведение является продуктом скрытых конфликтов, о которых люди часто мало осведомлены.

    Психодинамическая теория родилась в 1874 году благодаря работам немецкого ученого Эрнста фон Бруке, который предположил, что все живые организмы являются энергетическими системами, управляемыми принципом сохранения энергии. В том же году студент-медик Зигмунд Фрейд принял эту новую «динамическую» физиологию и расширил ее, создав оригинальную концепцию «психодинамики», в которой он предположил, что психологические процессы — это потоки психосексуальной энергии (либидо) в сложном мозге.Фрейд также ввел термин «психоанализ». Позже эти теории были развиты Карлом Юнгом, Альфредом Адлером, Мелани Кляйн и другими. К середине 1940-х и в 1950-е годы общее применение «психодинамической теории» было хорошо установлено.

    Зигмунд Фрейд Зигмунд Фрейд разработал область психоаналитической психологии и психосексуальной теории человеческого развития.

    Роль бессознательного

    Теория психоанализа Фрейда содержит два основных допущения: (1) что большая часть психической жизни бессознательна (т.е., за пределами осознания) и (2) прошлый опыт, особенно в раннем детстве, формирует то, как человек себя чувствует и ведет себя на протяжении всей жизни. Концепция бессознательного была центральной: Фрейд постулировал цикл, в котором идеи подавляются, но продолжают бессознательно действовать в уме, а затем снова появляются в сознании при определенных обстоятельствах. Большая часть теории Фрейда была основана на его исследованиях пациентов, страдающих «истерией» и неврозом. Истерия была древним диагнозом, который в основном использовался для женщин с широким спектром симптомов, включая физические симптомы и эмоциональные расстройства без видимых физических причин.История этого термина восходит к Древней Греции, где возникла идея, что матка женщины может плавать вокруг ее тела и вызывать различные расстройства. Вместо этого Фрейд предположил, что многие проблемы его пациентов возникают из-за бессознательного. По мнению Фрейда, бессознательный разум был хранилищем чувств и побуждений, о которых мы не подозреваем.

    Лечение пациентки по имени Анна О. считается началом психоанализа. Фрейд работал вместе с австрийским врачом Йозефом Брейером над лечением Анны О.«Истерия», которую намекал Фрейд, была результатом негодования, которое она испытывала по поводу настоящей физической болезни отца, которая позже привела к его смерти. Сегодня многие исследователи считают, что ее болезнь была не психологической, как предполагал Фрейд, а неврологической или органической.

    Идентификатор, Эго и Суперэго

    Структурная модель личности Фрейда делит личность на три части: ид, эго и суперэго. Ид — это бессознательная часть, являющаяся котлом грубых влечений, таких как секс или агрессия.Эго, которое имеет сознательные и бессознательные элементы, является рациональной и разумной частью личности. Его роль заключается в поддержании контакта с внешним миром, чтобы человек оставался в контакте с обществом, и для этого он является посредником между конфликтующими тенденциями Ид и Супер-Эго. Суперэго — это совесть человека, которая развивается в раннем возрасте и усваивается у родителей, учителей и других людей. Подобно эго, суперэго имеет сознательные и бессознательные элементы. Когда все три части личности находятся в динамическом равновесии, человек считается психически здоровым.Однако, если эго не может быть посредником между Ид и Суперэго, считается, что возникает дисбаланс в виде психологического стресса.

    Теория бессознательного Фрейда Фрейд считал, что мы осознаем лишь небольшую часть активности нашего разума, и что большая часть ее остается скрытой от нас в нашем бессознательном. Информация в нашем бессознательном влияет на наше поведение, хотя мы этого не осознаем.

    Психосексуальная теория развития

    Теории Фрейда также уделяли большое внимание половому развитию.Фрейд считал, что каждый из нас должен пройти через серию стадий в детстве, и что, если нам не хватает должной заботы на определенной стадии, мы можем застрять или зациклиться на этой стадии. Психосексуальная модель развития Фрейда включает пять стадий: оральный, анальный, фаллический, латентный и генитальный. Согласно Фрейду, на каждой из этих пяти стадий детские побуждения к удовольствиям сосредоточены на разных частях тела, называемых эрогенными зонами. Психологи сегодня спорят о том, что психосексуальные стадии Фрейда дают законное объяснение того, как развивается личность, но что мы можем извлечь из теории Фрейда, так это то, что личность в некоторой степени сформирована переживаниями, которые мы получили в детстве.

    Юнгианская психодинамика

    Карл Юнг был швейцарским психотерапевтом, расширившим теорию Фрейда на рубеже 20-го века. Центральным понятием аналитической психологии Юнга является индивидуация: психологический процесс интеграции противоположностей, в том числе сознательного с бессознательным, при сохранении их относительной автономии. Юнг меньше сосредотачивался на инфантильном развитии и конфликте между ид и суперэго, а вместо этого больше сосредотачивался на интеграции между различными частями человека.Юнг создал некоторые из самых известных психологических концепций, включая архетип, коллективное бессознательное, комплекс и синхронность.

    Психодинамика сегодня

    В настоящее время психодинамика представляет собой развивающуюся междисциплинарную область, которая анализирует и изучает человеческие мыслительные процессы, модели реакции и влияния. Исследования в этой области сосредоточены на таких областях, как:

    • понимание и предвидение диапазона сознательных и бессознательных реакций на определенные сенсорные входы, такие как изображения, цвета, текстуры, звуки и т. Д.;
    • , использующий коммуникативную природу движений и первичных физиологических жестов для воздействия и изучения определенных состояний ума и тела; и
    • исследует способность разума и чувств напрямую влиять на физиологические реакции и биологические изменения.

    Психодинамическая терапия, при которой пациенты все больше осознают динамические конфликты и напряжения, которые проявляются как симптом или вызов в их жизни, — это подход к терапии, который все еще широко используется сегодня.

    Поведенческая перспектива

    Бихевиоризм — это подход к психологии, возникший в начале 20 века как реакция на психоаналитическую теорию того времени. Психоаналитической теории часто было трудно делать прогнозы, которые можно было проверить с помощью строгих экспериментальных методов. Бихевиористская школа мысли утверждает, что поведение можно описать с научной точки зрения, не прибегая ни к внутренним физиологическим событиям, ни к гипотетическим конструкциям, таким как мысли и убеждения.Вместо того, чтобы сосредотачиваться на скрытых конфликтах, бихевиоризм сосредотачивается на наблюдаемом, открытом поведении, которое извлекается из окружающей среды.

    Его применение для лечения психических проблем известно как модификация поведения. Обучение рассматривается как изменение поведения, сформированное опытом; это достигается в основном посредством классического или оперантного обусловливания (описанного ниже).

    Основное развитие бихевиоризма произошло благодаря работам Ивана Павлова, Джона Б. Уотсона, Эдварда Ли Торндайка и Б.Ф. Скиннер.

    Иван Павлов и классическое кондиционирование

    Русский физиолог Иван Павлов был широко известен тем, что описал феномен, ныне известный как классическая обусловленность . В своем знаменитом эксперименте 1890-х он научил своих собак выделять слюну по команде, связав звонок в колокольчик с доставкой еды. Когда работа Павлова стала известна на Западе, особенно благодаря трудам Джона Б. Ватсона, идея обусловливания как автоматической формы обучения стала ключевой концепцией в развитии бихевиоризма.

    Иван Павлов Иван Павлов известен своими классическими экспериментами с собаками.

    Эксперимент Уотсона «Маленький Альберт»

    Джон Б. Уотсон был американским психологом, наиболее известным своим скандальным экспериментом «Маленький Альберт». В этом эксперименте он использовал классическое кондиционирование, чтобы научить девятимесячного мальчика бояться белой игрушечной крысы, ассоциируя крысу с внезапным громким звуком. Это исследование продемонстрировало, как эмоции могут стать условными реакциями.

    Эксперимент Уотсона «Маленький Альберт» В знаменитом эксперименте Ватсон научил младенца бояться шубы, среди прочего, посредством процесса кондиционирования.

    Закон действия Торндайка

    Эдвард Ли Торндайк был американским психологом, чья работа над поведением животных и процессом обучения привела к «закону эффекта». Закон эффекта гласит, что ответы, создающие удовлетворительный эффект, с большей вероятностью появятся снова, в то время как ответы, вызывающие дискомфортный эффект, станут менее вероятными.

    Оперантное кондиционирование Скиннера

    «Оперантное обусловливание», термин, введенный психологом Б. Ф. Скиннером, описывает форму обучения, при которой произвольная реакция усиливается или ослабевает в зависимости от ее связи с положительными или отрицательными последствиями. усиление отклика происходит через подкрепление. Скиннер описал два типа подкрепления: положительное подкрепление, которое представляет собой введение положительных последствий, таких как еда, приятные занятия или внимание со стороны других, и отрицательное подкрепление, которое представляет собой устранение отрицательных последствий, таких как боль или громкий шум.Скиннер считал, что человеческое поведение формируется методом проб и ошибок через подкрепление и наказание, без каких-либо ссылок на внутренние конфликты или восприятие. Согласно его теории, психические расстройства представляют собой неадекватное поведение, которому можно научиться и от которого можно отучиться путем модификации поведения.

    Бихевиоризм сегодня

    Во второй половине 20 века бихевиоризм расширился за счет достижений когнитивных теорий. Хотя бихевиоризм и когнитивные школы психологической мысли могут не совпадать теоретически, они дополняют друг друга в практических терапевтических приложениях, таких как когнитивно-поведенческая терапия (КПТ), которая широко используется при лечении множества различных психических расстройств, таких как фобии, посттравматическое стрессовое расстройство. , и зависимость.

    Некоторые поведенческие терапии используют теории оперантного обусловливания Скиннера: не подкрепляя определенные формы поведения, это поведение можно подавить. Радикальный бихевиоризм Скиннера выдвинул модель «тройной случайности», в которой исследуются связи между окружающей средой, поведением, и разумом. Позже это привело к прикладному анализу поведения (ABA), в котором методы оперантного обусловливания используются для усиления положительного поведения и наказания за нежелательное поведение. Такой подход к лечению стал эффективным средством помощи детям с аутизмом; тем не менее, это считается спорным для многих, кто рассматривает его как попытку изменить или «нормализовать» аутистическое поведение (Lovaas, 1987, 2003; Sallows & Graupner, 2005; Wolf & Risley, 1967).

    Когнитивная перспектива

    Когнитивная психология — это школа психологии, изучающая внутренние психические процессы, такие как решение проблем, память и язык. «Познание» относится к процессам мышления и памяти, а «когнитивное развитие» относится к долгосрочным изменениям этих процессов. Большая часть работ, полученных из когнитивной психологии, была интегрирована в различные другие современные дисциплины психологических исследований, включая социальную психологию, психологию личности, аномальную психологию, психологию развития, педагогическую психологию и поведенческую экономику.

    Когнитивная психология радикально отличается от предшествующих психологических подходов тем, что для нее характерны оба следующего:

    1. Он принимает использование научного метода и обычно отвергает интроспекцию как действенный метод исследования, в отличие от феноменологических методов, таких как фрейдистский психоанализ.
    2. Он явно признает существование внутренних психических состояний (таких как вера, желание и мотивация), в отличие от бихевиористской психологии.

    Когнитивная теория утверждает, что решения проблем принимают форму алгоритмов, эвристик или инсайтов. Основные области исследований в когнитивной психологии включают восприятие, память, категоризацию, представление знаний, числовое познание, язык и мышление.

    История когнитивной психологии

    Когнитивная психология — одно из недавних дополнений к психологическим исследованиям. Хотя есть примеры когнитивных подходов более ранних исследователей, когнитивная психология действительно развивалась как подполе психологии в конце 1950-х — начале 1960-х годов.На развитие этой области сильно повлияли современные достижения в области технологий и информатики.

    Ранние корни

    В 1958 году Дональд Бродбент объединил концепции исследований деятельности человека и недавно разработанную теорию информации в своей книге Perception and Communication, , которая проложила путь к модели обработки информации познания. Считается, что Ульрик Нейссер официально ввел термин «когнитивная психология» в своей одноименной книге, опубликованной в 1967 году.Эта точка зрения была основана на гештальтпсихологии Макса Вертхаймера, Вольфганга Кёлера и Курта Коффки, а также на работах Жана Пиаже, изучавшего интеллектуальное развитие детей.

    Хотя ни один человек не несет полной ответственности за начало когнитивной революции, Ноам Хомский был очень влиятельным в первые дни этого движения. Хомский (1928–), американский лингвист, был недоволен влиянием, которое бихевиоризм оказал на психологию. Он считал, что внимание психологии к поведению было недальновидным и что эта область должна была снова включить психическое функционирование в свою сферу, если она должна была внести какой-либо значимый вклад в понимание поведения (Miller, 2003).

    Теория когнитивного развития Жана Пиаже

    Вместо того, чтобы подходить к развитию с психоаналитической или психосоциальной точки зрения, Пиаже сосредоточился на когнитивном росте детей. Он наиболее широко известен своей поэтапной теорией когнитивного развития, которая описывает, как дети со временем становятся способными мыслить логически и научно. По мере того, как они переходят на новый этап, в их мышлении и рассуждениях происходит отчетливый сдвиг.

    Жан Пиаже Пиаже наиболее известен своей сценической теорией когнитивного развития.

    Гуманистическая перспектива

    Гуманистическая психология — это психологическая перспектива, которая приобрела известность в середине 20-го века, опираясь на философии экзистенциализма и феноменологии, а также на восточную философию. Он принимает целостный подход к человеческому существованию посредством исследования таких понятий, как смысл, ценности, свобода, трагедия, личная ответственность, человеческий потенциал, духовность и самоактуализация.

    Основные принципы гуманистической перспективы

    Гуманистическая перспектива — это целостная психологическая перспектива, которая приписывает человеческие характеристики и действия свободной воле и врожденному стремлению к самоактуализации.Этот подход фокусируется на максимальном человеческом потенциале и достижениях, а не на психозах и симптомах расстройства. Он подчеркивает, что люди по своей природе хорошие, и уделяет особое внимание личному опыту и творчеству. Эта точка зрения привела к прогрессу в позитивной, образовательной и производственной психологии и получила одобрение за ее успешное применение в психотерапии и социальных проблемах. Несмотря на большое влияние, гуманистическая психология также подвергалась критике за ее субъективность и отсутствие доказательств.

    Развитие гуманистической психологии

    В конце 1950-х годов группа психологов собралась в Детройте, штат Мичиган, чтобы обсудить свой интерес к психологии, которая сосредоточена на исключительно человеческих проблемах, таких как личность, самоактуализация, здоровье, надежда, любовь, творчество, природа, бытие. , становление, индивидуальность и смысл. Эти предварительные встречи в конечном итоге привели к описанию гуманистической психологии как узнаваемой «третьей силы» в психологии, наряду с бихевиоризмом и психоанализом.Основными теоретиками гуманизма были Абрахам Маслоу, Карл Роджерс, Ролло Мэй и Кларк Мустакас; на нее также повлияли психоаналитические теоретики, в том числе Вильгельм Райх, который обсуждал по существу хорошее, здоровое ядро ​​«я», и Карл Густав Юнг, который подчеркивал концепцию архетипов.

    Иерархия потребностей Маслоу

    Абрахам Маслоу (1908–1970) считается основателем гуманистической психологии и известен своим концептуальным подходом к иерархии человеческих потребностей. Он считал, что у каждого человека есть сильное желание полностью реализовать свой потенциал или достичь того, что он назвал «самоактуализацией» . В отличие от многих своих предшественников, Маслоу изучал психически здоровых людей, а не людей с серьезными психологическими проблемами. В ходе своих исследований он ввел термин «пиковые переживания», которые он определил как «высокие точки», в которых люди чувствуют себя в гармонии с собой и своим окружением. Он считал, что у самореализованных людей в течение дня больше таких пиковых переживаний, чем у других.

    Чтобы объяснить свои теории, Маслоу создал визуализацию, которую он назвал «иерархией потребностей».Эта пирамида отображает различные уровни физических и психологических потребностей, которые человек преодолевает в течение своей жизни. Внизу пирамиды находятся основные физиологические потребности человека, такие как пища и вода. Следующий уровень — безопасность, которая включает в себя укрытие и первостепенное значение для физического выживания. Третий уровень, любовь и принадлежность, — это психологическая потребность делиться собой с другими. Четвертый уровень, уважение, фокусируется на успехе, статусе и достижениях. Вершина пирамиды — самоактуализация, при которой считается, что человек достиг состояния гармонии и понимания.Люди продвигаются от низших стадий к высшим на протяжении всей своей жизни и не могут достичь более высоких стадий, не удовлетворив сначала более низкие потребности, которые возникают перед ними.

    Иерархия потребностей Маслоу В иерархии потребностей Маслоу человек должен сначала удовлетворить свои физические потребности нижнего уровня, прежде чем он сможет перейти к удовлетворению психологических потребностей более высокого уровня.

    Человекоцентрированная терапия Роджерса

    Карл Роджерс (1902–1987) наиболее известен своим личностно-ориентированным подходом, в котором отношения между терапевтом и клиентом используются, чтобы помочь пациенту достичь состояния реализации, чтобы затем они могли помочь себе.Его недирективный подход фокусируется больше на настоящем, чем на прошлом, и сосредотачивается на способности клиентов к самоуправлению и пониманию своего собственного развития. Терапевт побуждает пациента выражать свои чувства и не предлагает, как человек может захотеть измениться. Вместо этого терапевт использует навыки активного слушания и зеркального отражения, чтобы помочь пациентам исследовать и понимать свои чувства к себе.

    Карл Роджерс Карл Роджерс был одним из пионеров гуманистической психологии и наиболее известен своим личностно-ориентированным подходом к терапии.

    Роджерс также известен своей практикой «безусловного положительного отношения», что определяется как принятие человека в целом без отрицательного суждения об их существенной ценности. Он считал, что те, кто вырос в среде безусловного положительного отношения, имеют возможность полностью реализовать себя, в то время как те, кто вырос в среде условно положительного отношения, чувствуют себя достойными только в том случае, если они соответствуют условиям, которые были установлены другими.

    Майский экзистенциализм

    Ролло Мэй (1909–1994) был самым известным американским психологом-экзистенциалом и отличался от других гуманистических психологов более острым пониманием трагических аспектов человеческого существования.Мэй находился под влиянием американского гуманизма и подчеркивал важность человеческого выбора.

    Преимущества и недостатки

    Гуманистическая психология носит целостный характер: она принимает во внимание целых людей, а не их отдельные черты или процессы. Таким образом, людей не сводят к одному конкретному атрибуту или набору характеристик, а вместо этого ценят за сложные существа, которыми они являются. Гуманистическая психология допускает динамичную и изменчивую концепцию личности, которая объясняет большую часть изменений, которые человек испытывает на протяжении всей жизни.Он подчеркивает важность свободы воли и личной ответственности при принятии решений; этот взгляд дает сознательному человеку некоторую необходимую автономию и освобождает его от детерминистских принципов. Возможно, наиболее важно то, что гуманистическая точка зрения подчеркивает необходимость стремиться к позитивным целям и объясняет человеческий потенциал так, как не могут другие теории.

    Однако критики оспаривают многие из ранних догматов гуманизма, такие как отсутствие эмпирических данных (как это было в случае с большинством ранних психологических подходов).Из-за неотъемлемой субъективной природы гуманистического подхода психологи опасаются, что эта точка зрения не определяет достаточно постоянных переменных, чтобы их можно было исследовать последовательно и точно. Психологов также беспокоит, что такая крайняя концентрация на субъективном опыте человека мало что дает для объяснения или оценки влияния внешних социальных факторов на развитие личности. Кроме того, главный постулат гуманистической психологии личности, а именно, что люди от природы хорошие и интуитивно стремятся к позитивным целям, не учитывает наличие отклонений в мире у нормальных, функционирующих личностей.

    Социокультурная перспектива

    Социокультурные факторы — это более масштабные силы внутри культур и обществ, которые влияют на мысли, чувства и поведение людей. К ним относятся такие силы, как отношения, практика воспитания детей, дискриминация и предрассудки, этническая и расовая идентичность, гендерные роли и нормы, структура семьи и родства, динамика власти, региональные различия, религиозные верования и обычаи, ритуалы и табу. Несколько подразделов психологии стремятся изучить эти социокультурные факторы, влияющие на психические состояния и поведение человека; Среди них социальная психология, культурная психология и культурно-историческая психология.

    Психология культуры

    Культурная психология — это исследование того, как психологические и поведенческие тенденции укоренились и укоренились в культуре. Главный постулат культурной психологии состоит в том, что разум и культура неразделимы и взаимно конституируемы, что означает, что люди формируются своей культурой, и их культура также формируется ими.

    Основная цель культурной психологии — увеличить количество и разнообразие культур, которые вносят вклад в основные психологические теории, чтобы эти теории стали более актуальными для предсказаний, описаний и объяснений всех человеческих форм поведения, а не только западных.Западные, образованные и промышленно развитые группы населения, как правило, чрезмерно представлены в психологических исследованиях, однако результаты этого исследования, как правило, называются «универсальными» и неверно применяются к другим культурам. Свидетельства того, что социальные ценности, логические рассуждения, а также базовые когнитивные и мотивационные процессы различаются в зависимости от населения, становится все труднее игнорировать. Изучая лишь узкий круг культур в человеческих популяциях, психологи не учитывают существенного разнообразия.

    Белая американская культура Западное, образованное и промышленно развитое население, как правило, чрезмерно представлено в психологических исследованиях. Изучая лишь узкий круг человеческой культуры, психологи не в состоянии учесть существенные различия.

    Культурную психологию часто путают с межкультурной психологией ; , однако, он отличается тем, что кросс-культурные психологи обычно используют культуру как средство проверки универсальности психологических процессов, а не определения того, как местные культурные практики формируют психологические процессы.Таким образом, в то время как кросс-культурный психолог может спросить, универсальны ли стадии развития Жана Пиаже для разных культур, культурного психолога будет интересовать, как социальные практики определенного набора культур по-разному влияют на развитие когнитивных процессов.

    Выготский и культурно-историческая психология

    Культурно-историческая психология — это психологическая теория, сформированная Львом Выготским в конце 1920-х годов и получившая дальнейшее развитие его учениками и последователями в Восточной Европе и во всем мире.Эта теория фокусируется на том, как аспекты культуры, такие как ценности, верования, обычаи и навыки, передаются от одного поколения к другому. По словам Выготского, социальное взаимодействие — особенно взаимодействие со знающим сообществом или членами семьи — помогает детям овладеть мыслительными процессами и поведением, характерными для их культуры и / или общества. Рост, который дети испытывают в результате этих взаимодействий, сильно различается между культурами; это различие позволяет детям стать компетентными в задачах, которые считаются важными или необходимыми в их конкретном обществе.

    Социальная психология

    Социальная психология — это научное исследование того, как на мысли, чувства и поведение людей влияет фактическое, воображаемое или подразумеваемое присутствие других. Это подполе психологии связано с тем, как конструируются такие чувства, мысли, убеждения, намерения и цели, и как эти психологические факторы, в свою очередь, влияют на наши взаимодействия с другими.

    Фокус социальной психологии

    Социальная психология обычно объясняет человеческое поведение как результат взаимодействия психических состояний и непосредственных социальных ситуаций.Социальные психологи поэтому изучают факторы, которые заставляют нас вести себя определенным образом в присутствии других, а также условия, при которых возникают определенные виды поведения, действий и чувств. Они сосредоточены на том, как люди конструируют или интерпретируют ситуации и как эти интерпретации влияют на их мысли, чувства и поведение (Ross & Nisbett, 1991). Таким образом, социальная психология изучает людей в социальном контексте и то, как ситуативные переменные взаимодействуют, чтобы влиять на поведение.

    Социальные психологи утверждают, что на мысли, чувства и поведение человека очень сильно влияют социальные ситуации.По сути, люди изменят свое поведение, чтобы соответствовать текущей социальной ситуации. Если мы находимся в новой ситуации или не знаем, как себя вести, мы будем принимать сигналы от других людей.

    Область социальной психологии изучает темы как на внутриличностном уровне (относящиеся к отдельному человеку), такие как эмоции и отношения, так и на межличностном уровне (относящиеся к группам), такие как агрессия и влечение. Эта область также связана с распространенными когнитивными предубеждениями, такими как фундаментальная ошибка атрибуции, предвзятость субъект-наблюдатель, корыстная предвзятость и гипотеза справедливого мира, которые влияют на наше поведение и наше восприятие событий.

    Трейвон Мартин, 17-летний молодой афроамериканец, был застрелен Джорджем Циммерманом, белым добровольным сторожем из района, в 2012 году. Его смерть вызвала жаркие споры по всей стране о последствиях расизма в стране. Соединенные Штаты. Социальные психологи теоретизируют о том, как различные когнитивные предубеждения влияют на взгляды людей на событие. (кредитные «знаки»: модификация работы Дэвида Шанкбоуна; кредит «прогулка»: модификация работы «Fibonacci Blue» / Flickr)

    История социальной психологии

    Дисциплина социальной психологии зародилась в Соединенных Штатах в начале 20 века.Первым опубликованным исследованием в этой области был эксперимент Нормана Триплетта 1898 года по феномену социальной помощи. В 1930-е годы гештальт-психологи, такие как Курт Левин, сыграли важную роль в развитии этой области как чего-то отдельного от поведенческих и психоаналитических школ, которые доминировали в то время.

    Во время Второй мировой войны социальные психологи изучали концепции убеждения и пропаганды для американских военных. После войны исследователи заинтересовались множеством социальных проблем, включая гендерные вопросы, расовые предрассудки, когнитивный диссонанс, вмешательство сторонних наблюдателей, агрессию и подчинение властям.В годы, последовавшие сразу за Второй мировой войной, психологи и социологи часто сотрудничали друг с другом; однако в последние годы эти две дисциплины становятся все более специализированными и изолированными друг от друга, при этом социологи уделяют больше внимания переменным макроуровня (например, социальной структуре).

    Биологическая перспектива

    Биопсихология — также известная как биологическая психология или психобиология — это применение принципов биологии к изучению психических процессов и поведения.Сферы поведенческой нейробиологии, когнитивной нейробиологии и нейропсихологии являются подполями биологической психологии.

    Обзор биопсихологии

    Биопсихологи заинтересованы в измерении биологических, физиологических и / или генетических переменных и в попытках связать их с психологическими или поведенческими переменными. Поскольку все поведение контролируется центральной нервной системой, биопсихологи стремятся понять, как функционирует мозг, чтобы понять поведение.Ключевые области внимания включают ощущения и восприятие, мотивированное поведение (например, голод, жажда и секс), контроль движений, обучение и память, сон и биологические ритмы, а также эмоции. Поскольку техническая сложность ведет к прогрессу в методах исследования, в настоящее время изучаются более сложные темы, такие как язык, рассуждения, принятие решений и сознание.

    Методы визуализации мозга Различные методы визуализации мозга позволяют ученым понять различные аспекты того, как функционирует человеческий мозг.Три типа сканирования включают (слева направо) ПЭТ (позитронно-эмиссионная томография), КТ (компьютерная томография) и фМРТ (функциональная магнитно-резонансная томография). (кредит «слева»: модификация работы Департамента здравоохранения и социальных служб, Национальные институты здравоохранения; кредитный «центр»: модификация работы «Aceofhearts1968 ″ / Wikimedia Commons; кредит« справа »: модификация работы Ким Дж., Мэтьюз) Н.Л., Парк С.)

    Поведенческая нейробиология имеет большой опыт участия в понимании медицинских расстройств, в том числе тех, которые относятся к сфере клинической психологии.Нейропсихологи часто используются в качестве ученых для развития научных или медицинских знаний, а нейропсихология особенно заинтересована в понимании травм головного мозга в попытке узнать о нормальном психологическом функционировании. Инструменты нейровизуализации, такие как функциональная магнитно-резонансная томография (фМРТ), часто используются для наблюдения за тем, какие области мозга активны во время выполнения определенных задач, чтобы помочь психологам понять связь между мозгом и поведением.

    МРТ человеческого мозга Сканирование головы с помощью магнитно-резонансной томографии (МРТ) часто используется, чтобы помочь психологам понять связи между мозгом и поведением.

    История

    Биопсихология как научная дисциплина возникла из множества научных и философских традиций 18 и 19 веков. Такие философы, как Рене Декарт, предлагали физические модели для объяснения поведения животных и человека. Декарт предположил, например, что шишковидная железа, непарная структура средней линии в мозгу многих организмов, была точкой контакта между разумом и телом. В книге The Principles of Psychology (1890) Уильям Джеймс утверждал, что научное изучение психологии должно основываться на понимании биологии.Возникновение как психологии, так и поведенческой нейробиологии в качестве законных наук можно проследить до появления физиологии в 18-19 веках; однако только в 1914 году термин «психобиология» был впервые использован в своем современном понимании Найтом Данлэпом в «Очерк психобиологии ».

    Шишковидная железа Декарт предположил, что шишковидная железа была точкой контакта между разумом и телом.

    7 школ психологии

    Когда психология впервые возникла как наука, отдельная от биологии и философии, начались дебаты о том, как описать и объяснить человеческий разум и поведение.Различные школы психологии представляют основные теории психологии.

    Первую школу мысли, структурализм, отстаивал основатель первой психологической лаборатории Вильгельм Вундт. Почти сразу же начали появляться другие теории, соперничающие за господство в психологии.

    В прошлом психологи часто отождествляли себя исключительно с одной единственной школой мысли. Сегодня у большинства психологов эклектический взгляд на психологию. Они часто опираются на идеи и теории из разных школ, а не придерживаются какой-то одной точки зрения.

    Ниже приведены некоторые из основных школ мысли, которые повлияли на наши знания и понимание психологии:

    Структурализм и функционализм: ранние школы мысли

    Структурализм считается первой психологической школой. Этот взгляд был сосредоточен на разбиении мыслительных процессов на самые основные компоненты. Среди основных мыслителей, связанных со структурализмом, — Вильгельм Вундт и Эдвард Титченер. В центре внимания структурализма было сокращение ментальных процессов до их самых основных элементов.Структуралисты использовали такие методы, как интроспекция, для анализа внутренних процессов человеческого разума.

    Функционализм сформировался как реакция на теории структуралистской школы мысли и находился под сильным влиянием работ Уильяма Джеймса. Он действовал на функции и приспособления разума. В отличие от некоторых других известных школ психологии, функционализм не связан с одним доминирующим теоретиком. Вместо этого есть несколько различных мыслителей-функционалистов, связанных с этим мировоззрением, включая Джона Дьюи, Джеймса Роуленда Энджелла и Харви Карра.

    Автор Дэвид Хотерсалл отмечает, однако, что некоторые историки даже задаются вопросом, следует ли вообще считать функционализм формальной школой психологии, учитывая отсутствие в нем центрального лидера или формализованного набора идей.

    Вместо того чтобы сосредоточиться на самих ментальных процессах, мыслителей-функционалистов интересовала роль, которую эти процессы играют.

    Гештальт-психология

    Гештальт-психология — это школа психологии, основанная на идее, что мы воспринимаем вещи как единое целое.Этот подход к психологии зародился в Германии и Австрии в конце 19 века в ответ на молекулярный подход структурализма.

    Гештальт-психологи считали, что вместо того, чтобы разбивать мысли и поведение на их мельчайшие элементы, вы должны смотреть на весь опыт. Согласно гештальт-мыслителям, целое больше, чем сумма его частей.

    Бихевиористская школа мысли в психологии

    Бихевиоризм стал доминирующей школой мысли в 1950-х годах.Он был основан на работах таких мыслителей, как:

    Бихевиоризм предполагает, что любое поведение можно объяснить причинами окружающей среды, а не внутренними силами. Бихевиоризм сосредоточен на наблюдаемом поведении . Теории обучения, включая классическое обусловливание и оперантное обусловливание, были предметом большого количества исследований.

    Бихевиористская школа психологии оказала значительное влияние на курс психологии, и многие идеи и техники, возникшие в результате этой школы, до сих пор широко используются.Поведенческое обучение, экономия токенов, терапия отвращения и другие методы часто используются в программах психотерапии и модификации поведения.

    Психоаналитическая школа мысли

    Психоанализ — это школа психологии, основанная Зигмундом Фрейдом. Эта школа мысли подчеркивала влияние бессознательного на поведение.

    Фрейд считал, что человеческий разум состоит из трех элементов: ид, эго и суперэго. Ид состоит из первичных побуждений, в то время как эго — это компонент личности, отвечающий за взаимодействие с реальностью.Суперэго — это часть личности, которая содержит все идеалы и ценности, которые мы усвоили от наших родителей и культуры. Фрейд считал, что взаимодействие этих трех элементов привело ко всем сложным формам человеческого поведения.

    Школа мысли Фрейда имела огромное влияние, но также вызвала немало споров. Это противоречие существовало не только в его время, но и в современных дискуссиях о теориях Фрейда.

    Другие основные психоаналитические мыслители включают:

    Гуманистическая школа мысли

    Гуманистическая психология развивалась как ответ на психоанализ и бихевиоризм.Вместо этого гуманистическая психология сосредоточилась на индивидуальной свободе воли, личностном росте и концепции самоактуализации. В то время как ранние школы мысли были в первую очередь сосредоточены на ненормальном человеческом поведении, гуманистическая психология значительно отличалась в своем акценте на помощи людям в достижении и реализации своего потенциала.

    Основные мыслители-гуманисты включают:

    Гуманистическая психология остается довольно популярной сегодня и оказала значительное влияние на другие области психологии, включая позитивную психологию.Эта особая отрасль психологии направлена ​​на то, чтобы помочь людям жить более счастливой и полноценной жизнью.

    Когнитивная школа психологии

    Когнитивная психология — это школа психологии, изучающая психические процессы, в том числе то, как люди думают, воспринимают, запоминают и учатся. Как часть более широкой области когнитивной науки, эта отрасль психологии связана с другими дисциплинами, включая нейробиологию, философию и лингвистику.

    Когнитивная психология начала зарождаться в 1950-х годах, отчасти как ответ на бихевиоризм.Критики бихевиоризма отметили, что он не учитывает, как внутренние процессы влияют на поведение. Этот период иногда называют «когнитивной революцией», поскольку начали появляться многочисленные исследования по таким темам, как обработка информации, язык, память и восприятие.

    Одной из самых влиятельных теорий этой философской школы была теория стадий когнитивного развития, предложенная Жаном Пиаже.

    Слово Verywell

    Хотя некоторые школы мысли ушли в безвестность, каждая из них оказала влияние на ход развития психологии.Некоторые более современные школы психологии, включая бихевиоризм и когнитивную психологию, остаются очень влиятельными.

    Сегодня многие психологи не придерживаются единственной точки зрения. Вместо этого они могут использовать более эклектичный подход, опираясь на множество различных точек зрения и теоретических основ.

    Что значит быть представителем научного студенческого совета

    Для каждой должности представитель должен хорошо разбираться в научной методологии, применяемой в его или ее области, и иметь подготовку в этой области.SSC признает, что существует значительное совпадение тем и методологий исследований в различных областях психологических исследований. Потенциальные кандидаты часто идентифицируют себя с более чем одной дисциплиной, представленной в совете (например, ваше исследование и / или программная направленность могут пересекать поведенческую нейробиологию и биопсихологию). Это следует рассматривать как возможность, а не как ограничивающий фактор, поскольку кандидаты могут подавать заявки на все открытые места, на которые они могут иметь право. Если у вас есть какие-либо вопросы о вашем праве на участие или исследовательской пригодности, пожалуйста, свяжитесь с текущим членом (ами) SSC в интересующей вас области (ах).

    Потенциальные соискатели SSC могут также связаться с действующими членами SSC, если они представляют интерес, чтобы обсудить должности и обязанности. Текущие участники и их контактная информация доступны на странице «Текущие участники».

    Поведенческая неврология

    Эта позиция представляет студентов, которые проводят эмпирические и / или теоретические исследования, касающиеся неврологических механизмов, лежащих в основе поведения. Это исследование может включать влияние поражений мозга и электрической активности, нейротрансмиттеров и химических факторов, психофармакологии и влияния употребления психоактивных веществ на функционирование центральной нервной системы, теорию поведенческого обучения, процессы развития нервной системы или связанные области.Член совета может использовать модели исследований на людях и / или животных.

    Биопсихология

    Эта позиция представляет студентов, занимающихся исследованиями, которые фокусируются на двунаправленном взаимодействии между физиологическими процессами и поведением, с использованием моделей исследований на людях и / или животных. Этот член совета должен иметь опыт в поведенческих измерениях, но также может использовать другие методы, взятые из различных областей, таких как психонейроэндокринология, психофизиология, психогастроэнтерология или другие, и может включать такие темы, как сон, физическая активность, эндокринное функционирование или связанные темы

    Клиническая наука

    Эта позиция представляет студентов, чье участие в исследованиях отражает клинические науки в психологии, широко представляя изучение психологического функционирования людей.Это может включать разнообразие возрастных групп и мультикультурную идентичность. Это исследование обычно проводится в области клинической, консультационной, школьной или общественной психологии.

    Когнитивные науки

    Эта позиция представляет учащихся с интересами в таких областях, как, помимо прочего, ощущение / восприятие, действие, память, внимание, язык, представление знаний и обучение. Член совета должен иметь опыт поведенческих лабораторных исследований, компьютерного моделирования или методов визуализации.

    Психология развития

    Эта должность представляет студентов, которые проводят теоретические исследования, направленные на решение вопросов, связанных с развитием. Этот член совета может сосредоточиться на любом периоде жизни или их комбинации (например, геронтология, младенчество, юность, переходная зрелость). Этот член совета может сосредоточиться на таких областях, как когнитивное развитие или социальное развитие.

    Психология здоровья

    Эта должность представляет аспирантов, которые проводят исследования взаимосвязи между психологией, физическим здоровьем и болезнями.Этот член совета обычно имеет исследовательские интересы, связанные с поведением в отношении здоровья (например, курение, сон, физическая активность), психосоциальными факторами хронических заболеваний, стрессом, психонейроиммунологией, исследованиями на животных, имеющими отношение к здоровью, исследованиями в сообществе, имеющими отношение к здоровью, или исследованиями служб здравоохранения.

    Промышленная / организационная психология

    Эта должность представляет студентов, которые проводят исследования по вопросам, связанным с индивидуальной, командной или организационной динамикой в ​​рабочих условиях.Конкретные фокусы могут включать отбор, обучение, мотивацию, отношение к работе, культуру / климат и другие социальные и когнитивные психологические принципы, применяемые на рабочем месте. Исследования могут проводиться с учеными, военными или работающим населением, а также в лабораторных или полевых условиях.

    Психологическая методика

    Эта позиция представляет студентов, чьи исследования направлены на разработку, оценку и применение аналитических, вычислительных и экспериментальных методов для проведения количественных или качественных исследований.Не обязательно, чтобы представитель был зачислен на чисто методологическую программу, но исследовательский фокус представителя должен отражать эти темы.

    Социальная психология / психология личности

    Эта должность представляет аспирантов, ориентированных на исследования в области социальной или психологии личности. Области исследования могут включать, но не ограничиваются: межличностные и групповые процессы, атрибуция, социальное познание, эмоции, самость, личность, отношения, стигма, стереотипы / предубеждения, межгрупповой конфликт, мораль, культура, мотивация, пол, близкие отношения и просоциальное поведение.

    Границы | «Подход реального мира» и его проблемы: критика термина «экологическая обоснованность»

    Введение

    Популярная цель психологической науки — понять человеческое познание и поведение в «реальном мире». В отличие от этого, исследователи традиционно проводили эксперименты в специализированных исследовательских учреждениях, также известных как «лаборатория психолога» (Danziger, 1994; Hatfield, 2002). . На протяжении истории психологии критики часто задавались вопросом, допускают ли лабораторные эксперименты психологии обобщение результатов за пределами лабораторных условий, в которых эти результаты обычно получаются.В ответ многие исследователи выступили за более «экологически обоснованные» эксперименты в отличие от так называемых «обычных» лабораторных методов (Neisser, 1976; Aanstoos, 1991; Kingstone et al., 2008; Shamay-Tsoory and Mendelsohn, 2019). ; Осборн-Кроули, 2020). В последние годы несколько технологических достижений (например, виртуальная реальность, носимые айтрекеры, мобильные устройства ЭЭГ, fNIRS, биосенсоры и т. Д.) Побудили исследователей еще больше подчеркнуть важность изучения человеческого познания и поведения в «реальном мире», поскольку новые технологии помогут исследователям преодолеть некоторые присущие лабораторным экспериментам ограничения (Schilbach, 2015; Shamay-Tsoory and Mendelsohn, 2019; Sonkusare et al., 2019).

    В этой статье мы будем утверждать, что общее стремление исследователей понять человеческое познание и поведение в «реальном мире» путем проведения более «экологически обоснованных» экспериментов (далее именуемых «подходом реального мира») не без проблем. В частности, мы будем утверждать, что популярный термин «экологическая обоснованность», который в наши дни широко используется исследователями для обсуждения того, похожи ли экспериментальные исследования на «реальный мир» и обобщаются ли они, окутан как концептуальной, так и методологической путаницей.Поскольку мы сами заинтересованы в когнитивном и поведенческом функционировании в контексте повседневного опыта людей и проводим эксперименты в различных «лабораторных» и «реальных» средах, мы увидели, как некритическое использование термина «экологическая значимость» может привести к к довольно вводящим в заблуждение и контрпродуктивным дискуссиям. Это касается не только того, как эта концепция используется во многих научных статьях и учебниках, но также при презентациях и обсуждениях экспериментальных исследований на конференциях, во время процесса обзора и при разговоре со студентами о дизайне экспериментов и анализе доказательств.

    Хотя использование термина экологическая обоснованность ранее подвергалось критике со стороны некоторых ученых (Hammond, 1998; Schmuckler, 2001; ср. Araujo et al., 2007; Dunlosky et al., 2009), мы думаем, что эта критика в значительной степени была упускается из виду. Следовательно, необходимо будет рассмотреть некоторые из тех же вопросов. Вклад этой статьи тройной. Во-первых, мы расширяем критику термина «экологическая значимость» и применяем его к сфере общественного внимания. Во-вторых, мы тщательно исследуем некоторые из допущений, которыми руководствуются современные рамки экологической достоверности, особенно те, которые касаются искусственности – естественности и простоты – сложности.Наконец, наша статья предназначена для обучения нового поколения студентов и исследователей историческим корням и концептуальным вопросам термина «экологическая значимость». Эта статья состоит из четырех частей. Во-первых, мы представим краткую историю так называемой дилеммы «реальный мир или лаборатория» и обсудим несколько определений и интерпретаций термина экологическая значимость. Во-вторых, мы исследуем исторические корни концепции экологической достоверности и опишем, как первоначальное значение этого понятия значительно изменилось.В-третьих, мы внимательно исследуем преобладающие предположения, которые, кажется, определяют, как исследователи в настоящее время используют термин экологическая достоверность. Наконец, мы применим наш концептуальный анализ к конкретной области исследования, а именно к области социального внимания. В последние годы в этой области уделяется особое внимание вопросам экологической достоверности и обобщаемости. Таким образом, сфера общественного внимания представляет собой примерный случай для объяснения того, как некритическое использование терминов «экологическая значимость» и «реальный мир» может привести к вводящим в заблуждение и контрпродуктивным выводам.

    Краткая история дилеммы «Реальный мир или лаборатория»

    Популярная история психологии (или более широких «когнитивных наук») гласит, что «психология стала наукой, поднявшись с« кресла »спекуляций и неконтролируемых наблюдений и войдя в лабораторию для проведения контролируемых наблюдений и измерений» ( Hatfield, 2002, с. 208). «Лаборатория психолога», специальная комната, оснащенная всевозможными лабораторными принадлежностями и сложным оборудованием, считается знаменитым средством передвижения психологии в научную жизнь (Danziger, 1994; Goodwin, 2015).Однако, несмотря на давнюю традицию психологов проводить лабораторные эксперименты (историю и обсуждение см. Gillis and Schneider, 1966), также было много критических голосов, утверждающих, что лабораторные эксперименты психологии слишком ограничены для изучения того, как люди функционируют в повседневной жизни. . Например, Брунсвик (1943, стр. 262) однажды написал, что экспериментальная психология ограничивалась «узкими проблемами искусственно изолированных проксимальных или периферийных технических аспектов медиации, которые не репрезентативны для более широких моделей жизни». Баркер (1968, стр. 3) писал, что «невозможно создать в лаборатории частоту, продолжительность, масштаб и величину некоторых важных человеческих условий». Neisser (1976, стр. 34) писал, что «современные исследования когнитивных процессов обычно используют стимулирующий материал, который является абстрактным, прерывистым и лишь отчасти реальным». Бронфенбреннер (1977, стр. 513) писал, что «многие из этих экспериментов включают ситуации, которые являются незнакомыми, искусственными и недолговечными и требуют необычного поведения, которое трудно обобщить на другие условия.” Kingstone et al. (2008, стр. 355) заявил, что «исследования, проведенные в лабораториях, и полученные ими результаты в принципе и на практике вряд ли будут иметь отношение к более сложным ситуациям, с которыми люди сталкиваются в повседневной жизни e, » и Шамай-Цури и Мендельсон (2019, стр. 1) заявили, что « традиционные экспериментальные психологические подходы в основном сосредоточены на исследовании поведения людей как изолированных агентов, находящихся в искусственной, сенсорной и социально неблагополучной среде, что ограничивает наше понимание естественных когнитивных способностей. , эмоциональные и социальные явления.”

    По мнению этих ученых, психологическая наука столкнулась с мрачным затруднительным положением: открытия и результаты, основанные на строго контролируемых и систематически разработанных лабораторных экспериментах, могут быть не великим открытием, а всего лишь «простым лабораторным любопытством» (Гибсон, 1970, стр. 426–427). Как Андерсон и др. (1999, стр. 3) сформулировал это так: «Распространенным трюизмом было то, что лабораторные исследования хорошо показывают, вызывают ли какие-то манипуляции с независимой переменной изменения в зависимой переменной, но многие ученые полагают, что эти результаты не делайте обобщений на «реальный мир». Общее беспокойство вызывает то, что из-за «искусственности» и «простоты» лаборатории некоторые (если не многие) лабораторные эксперименты неадекватно отражают «естественность» и «сложность» психологических явлений в повседневной жизни. (см. рисунок 1). Эта проблема стала известна психологам как дилемма «реальный мир или лаборатория» (Hammond and Stewart, 2001). В основе дилеммы «реального мира или лаборатории» психологии лежит пагубный методологический выбор: «Должна ли она [психологическая наука] преследовать цель обобщения, требуя обобщения исследования на« реальную жизнь »(также известную как« настоящая жизнь »). -world »), или следует стремиться к обобщению, придерживаясь своей традиционной парадигмы лабораторных исследований?» (Хаммонд и Стюарт, 2001, стр.7).

    Рисунок 1. Примеры исторических и современных лабораторных помещений и полевых экспериментов. (A) Лабораторный зал начала 20 века. Участник сидит перед «дисковым тахистоскопом», устройством для отображения визуальных изображений (адаптировано из Hilton, 1920). (B) Изображение полевого эксперимента Дж. Дж. Гибсона. Наблюдатели должны были оценить размер объекта на расстоянии (адаптировано из Гибсона, 1950). (C) Лаборатория айтрекинга 21 века.Участник сидит перед установленным на башне айтрекером SMI Hi-Speed ​​ (на основе Valtakari et al., 2019). (D) Носимый айтрекер (едва видимый) используется для измерения поведения взгляда, когда участники проходят по коридорам с толпой людей (Hessels et al., 2020). Заявление об авторских правах — Панели (A, B) . Все фотографии используются в соответствии с положениями Закона США об авторском праве 107 о «добросовестном использовании» и статьи 15a Закона об авторском праве Нидерландов в некоммерческих целях для исследований, образования и научных комментариев.Фотография из книги У. Хилтона: Прикладная психология: движущая сила мысли (исходная дата публикации — 1920 г.). Получено 1 апреля 2020 г. с сайта http://www.gutenberg.org/files/33076/33076-h/33076-h.htm. Фотография из книги Дж. Дж. Гибсона: Восприятие визуального мира (исходная дата публикации 1950, рис. 74, стр. 184) была взята из копии библиотеки Утрехтского университета. (C, D) Фотографии принадлежат авторам, и люди, изображенные на изображениях, дали согласие на публикацию.

    Хотя психологическая наука состоит из множества специализированных областей исследований, цель понимания человеческого познания и поведения в «реальном мире» стала целью, получившей признание критиков, психологов и когнитивистов всех мастей. Действительно, примеры дилеммы «реальный мир или лаборатория» можно найти не только в различных «прикладных» областях психологии, таких как эргономика (Hoc, 2001), клиническая (нейро) психология (Wilson, 1993; Parsons, 2015), педагогическая психология (Dunlosky et al., 2009), спортивной психологии (Davids, 1988), маркетинга и психологии потребителей (Smith et al., 1998) и психологии вождения (Rogers et al., 2005), но также и в так называемых «базовых» областях. психологических наук, таких как изучение восприятия (Brunswik, 1956; Gibson, 1979/2014), внимания (Simons and Levin, 1998; Peelen and Kastner, 2014), памяти (Banaji and Crowder, 1989; Neisser, 1991; Cohen and Conway, 2007), социальное познание (Schilbach et al., 2013; Schilbach, 2015; Shamay-Tsoory and Mendelsohn, 2019; Osborne-Crowley, 2020), принятие суждений и решений (Koehler, 1996) и развитие ребенка. (Левкович, 2001; Шмуклер, 2001; Адольф, 2019).

    «Реальный подход»: призыв к экологической обоснованности

    В последние десятилетия исследователи часто обсуждали, как они могут преодолеть некоторые ограничения лабораторных экспериментов. Возможно, самый большой общий знаменатель того, что мы называем «подходом реального мира», — это сильный акцент на «экологической обоснованности». В последние десятилетия термин экологическая валидность появлялся всякий раз, когда исследователи сталкивались с потенциальными ограничениями лабораторных экспериментов. (см. e.г., Дженкинс, 1974; Neisser, 1976; Банаджи и Краудер, 1989; Aanstoos, 1991; Келер, 1996; Smilek et al., 2006; Риско и др., 2012; Шильбах, 2015; Каруана и др., 2017; Шамай-Цури и Мендельсон, 2019; Осборн-Кроули, 2020). Как сказал Нейссер (1976, с. 33):

    «Понятие экологической справедливости стало привычным для психологов. Это напоминает им, что искусственная ситуация, созданная для эксперимента, может кардинально отличаться от повседневного мира. Когда это так, результаты могут не иметь отношения к явлениям, которые действительно хотелось бы объяснить.”

    Основная проблема, согласно Нейссеру и многим другим, заключается в том, что эксперименты в психологической науке обычно «не имеют экологической обоснованности» (Neisser, 1976, стр. 7; Smilek et al., 2006; Shamay-Tsoory and Mendelsohn, 2019; Sonkusare et al., 2019). Анстоос (1991, с. 77) даже назвал эту проблему «кризисом экологической значимости». Чтобы противостоять этой проблеме, многие исследователи призывали к исследованиям с «большей» или «большей» экологической достоверностью.Например, Келер (1996, стр. 1) выступал за «более экологически обоснованную исследовательскую программу», Шильбах (2015, стр. 130) приводил доводы в пользу «включения более экологически приемлемых условий», и Smilek et al. . (2006, стр. 104) предположил, что «чтобы результаты можно было обобщить на реальные сценарии, нам нужно использовать задачи с большей экологической значимостью». Очевидно, экологическая обоснованность рассматривается как важная черта экспериментальных исследований исследователями, которые придерживаются подхода «реального мира».Однако, по нашему мнению, и мы не одиноки в этом отношении (см. Также Hammond, 1998; Araujo et al., 2007; Dunlosky et al., 2009), это понятие экологической значимости вызвало значительную путаницу. Чтобы предвосхитить некоторую нашу критику экологической обоснованности, мы покажем, что эта концепция в значительной степени оторвалась от своего первоначального происхождения (ср. Brunswik, 1949) и теперь принимает различные интерпретации, основанные на сомнительных предположениях (историю см. В Hammond , 1998). Хуже всего то, что эта концепция часто используется как тупое оружие для критики и отклонения экспериментов, даже несмотря на то, что исследователи редко четко указывают, какое определение экологической достоверности они используют или по какому набору критериев они оценивают экологическую значимость исследования (как указывалось ранее. по Hammond, 1998; Schmuckler, 2001; Dunlosky et al., 2009).

    Большой зонтик экологической значимости

    В последние десятилетия концепция экологической значимости была связана с различными аспектами психологических исследований, например, с экологической обоснованностью стимулов (Neisser, 1976; Risko et al., 2012; Jack and Schyns, 2017), экологической обоснованностью. задач (Smilek et al., 2006; Krakauer et al., 2017), экологическая обоснованность условий (Schilbach, 2015; Blanco-Elorrieta, Pylkkänen, 2018), экологическая обоснованность исследовательских условий (Bronfenbrenner, 1977; Schmuckler, 2001), экологическая обоснованность результатов (Eaton, Clore, 1975; Greenwald, 1976; Silverstein, Stang, 1976), экологическая обоснованность теорий (Neisser, 1976), экологическая обоснованность исследовательских проектов (Rogers et al., 2005), экологическая обоснованность методов (Banaji and Crowder, 1989), экологическая обоснованность явлений (Johnston et al., 2014), экологическая обоснованность данных (Aspland and Gardner, 2003) и экологическая обоснованность парадигм. (Macdonald, Tatler, 2013; Schilbach et al., 2013). Однако, несмотря на популярное использование этого термина, конкретные определения и требования экологической обоснованности не всегда ясны.

    Более пристальный взгляд на литературу показывает, что исследователи используют разные определения и интерпретации.Давайте рассмотрим несколько примеров из литературы, в которой исследователи более четко определили экологическую значимость. Например, Эшкрафт и Радванский (2009, стр. 511) определили экологическую значимость как: «Горячо обсуждаемый принцип, согласно которому исследования должны напоминать ситуации и требования задач, характерные для реального мира, а не полагаться на искусственные лабораторные условия и задачи. так что результаты будут распространены на реальный мир, то есть будут иметь экологическую ценность. Другое влиятельное определение экологической значимости было дано Бронфенбреннером (1977), который определил экологическую значимость как «степень, в которой окружающая среда, испытанная участниками научного исследования, имеет свойства, которые, как предполагается или предполагается, имеют исследователь. » (стр. 516). По мнению Бронфенбреннера, экологическая значимость исследования не должна зависеть от того, насколько контекст исследования напоминает или проводится в «реальной» среде.Вместо этого теоретические соображения должны направлять методологические решения о том, какой тип исследовательского контекста является наиболее подходящим с учетом направленности исследования. Например, если кто-то интересуется поведенческими реакциями детей, когда они попадают в «странную ситуацию», тогда лабораторная комната может быть адекватно подходящей для этой конкретной цели исследования. Однако если кто-то интересуется, как дети ведут себя в своей домашней среде, то лабораторный кабинет может быть не самым подходящим контекстом для исследования.Как заметил Бронфенбреннер (1977, с. 516): «В частности, что касается маленьких детей, результаты показывают, что необычность лабораторной ситуации имеет тенденцию увеличивать тревогу и другие негативные состояния чувств и уменьшать проявления социальной компетентности. ”

    Экологическая валидность также используется как синоним (или рассматривается как необходимый компонент) «внешней валидности» (Berkowitz and Donnerstein, 1982; Mook, 1983; Hoc, 2001). Понятие внешней достоверности обычно относится к тому, можно ли обобщить данный результат или вывод исследования, обычно полученные при одном наборе условий и с одной группой участников, на других людей, задачи и ситуации (Campbell, 1957).Например, в литературе по нейропсихологической оценке и реабилитации экологическая значимость в первую очередь концептуализировалась как « степень, в которой клинические тесты когнитивного функционирования предсказывают функциональное нарушение» (Хиггинсон и др., 2000, стр. 185) . В этой области было много дискуссий о том, точно ли нейропсихологические тесты, используемые клиницистами, позволяют прогнозировать когнитивные и поведенческие нарушения в повседневной жизни (Heinrichs, 1990; Wilson, 1993).Одна из основных проблем заключается в том, что тестовые материалы либо слишком абстрактны, либо слишком общие, чтобы адекватно представить проблемы, с которыми люди с когнитивными и неврологическими нарушениями сталкиваются в повседневной жизни, например, при приготовлении пищи или покупке еды в супермаркете. В ответ были предприняты различные усилия для повышения экологической достоверности нейропсихологических тестов, например, путем разработки показателей эффективности, актуальных для повседневных задач и действий (Shallice and Burgess, 1991; Alderman et al., 2003), комбинируя и коррелируя результаты тестов с поведенческими наблюдениями и самоотчетами (Wilson, 1993; Higginson et al., 2000), и используя приложения Virtual Reality (VR) для создания тестовых ситуаций, в которых когнитивные способности пациента могут быть выражены функциональные нарушения (Parsons, 2015; Parsons et al., 2017).

    Исторические корни экологической ценности

    Как мы видели, определения и интерпретации экологической значимости могут различаться не только среди исследователей, но и в разных подполях психологии.Таким образом, не всегда ясно, как следует интерпретировать эту концепцию. Интересно, что термин экологическая значимость имел очень точное значение, когда он был впервые введен в психологическую науку Брунсвиком (1949, 1952, 1955, 1956). Брунсвик ввел термин «экологическая значимость» для описания корреляции между проксимальным сенсорным сигналом (например, стимуляцией сетчатки) и дистальной объектной переменной (например, объектом в окружающей среде). В терминологии Брунсвика экологическая значимость означает меру (коэффициент корреляции), которая описывает вероятностную взаимосвязь между дистальным и проксимальным слоями системы организм-среда.Согласно Брунсвику (1955): «Корреляция между экологическими переменными, одна из которых может выступать в качестве вероятностного сигнала для другой, может быть обозначена как« экологическая значимость »» (стр. 199). Брунсвик (1952) считал психологию прежде всего наукой об отношениях организм-среда, в которой «организм должен справляться с окружающей средой, полной неопределенностей» (стр. 22). В «модели линзы» Брунсвика (Brunswik, 1952) экологическая значимость перцептивных сигналов указывает на потенциальную полезность этих сигналов для организма в достижении его поведенческих целей.Обратите внимание, что концепция экологической достоверности Брунсвика сильно отличается от того, как этот термин обычно используется в настоящее время, а именно для обсуждения и оценки того, похожи ли некоторые лабораторные эксперименты и обобщаются ли они на «реальный мир» (см. Neisser, 1976; Smilek et al. ., 2006; Ashcraft, Radvansky, 2009; Шамай-Цури, Мендельсон, 2019).

    Размывание и искажение определения экологической обоснованности Брунсвика было задокументировано несколькими учеными (например, Hammond, 1998; Araujo et al., 2007; Holleman et al., В печати). Как пояснил Хаммонд (1998), первоначальное определение экологической достоверности, представленное Брунсвиком (1949, 1952), было объединено с «репрезентативным планом» экспериментов Брунсвика (Brunswik, 1955, 1956). Репрезентативный дизайн был методологической программой Брунсвик для психологической науки, направленной на достижение обобщения результатов. Чтобы добиться этого, исследователи должны не только проводить надлежащий отбор образцов на стороне субъектов, отбирая образцы субъектов, которые являются репрезентативными для определенной «целевой группы» (например,ж., дети, пациенты), но исследователи должны также выбирать стимулы, задачи и ситуации, которые являются репрезентативными для конкретной «целевой экологии». Таким образом, эксперимент может рассматриваться как образец этой «целевой экологии». теории выборки, исследователи могут затем определить, можно ли обобщить результаты для предполагаемых условий. Короче говоря, репрезентативный план требует, чтобы исследователи сначала указали условия, в отношении которых они намереваются обобщить свои выводы, а затем указать, как эти условия представлены в экспериментальной схеме (Brunswik, 1956).Для более глубокого обсуждения репрезентативного дизайна см. Hammond and Stewart (2001); Dhami et al. (2004) и Хогарт (2005).

    Системный подход к экологической обоснованности?

    Текущее отсутствие терминологической точности в отношении экологической обоснованности, мягко говоря, проблематично. Кажется, что в литературе нет согласованного определения или каких-либо средств классификации для определения или оценки экологической достоверности исследования. Похоже, это противоречит относительной легкости, с которой исследователи обычно используют эту концепцию для обсуждения ограничений и недостатков лабораторных экспериментов.При этом исследователи редко дают понять, как они определили экологическую (не) достоверность исследования. Как указал Шмуклер (2001, стр. 419): «Одним из следствий этой проблемы является то, что в большинстве экспериментальных ситуаций могут возникать опасения по поводу экологической обоснованности». Чтобы преодолеть эти проблемы, несколько ученых подчеркнули необходимость более систематического подхода к экологической обоснованности (Lewkowicz, 2001; Schmuckler, 2001; Kingstone et al., 2008; Risko et al., 2012). Например, Левкович (2001, стр.443) писал, что: «Отсутствует независимое, объективное и рабочее определение концепции экологической значимости, которое позволяет количественно оценить стимул или событие как более или менее экологически обоснованное». Согласно Schmuckler (2001), экологическая значимость может быть оценена по крайней мере по трем параметрам: (1) природа стимулов ; (2) характер задачи, поведения или реакции ; (3) характер исследовательского контекста . Исследователи в первую очередь обсуждали эти измерения с точки зрения их искусственности-естественности (например,г., Hoc, 2001; Шмуклер, 2001; Риско и др., 2012; Шамай-Цури и Мендельсон, 2019; Sonkusare et al., 2019), и их простота – сложность (например, Kingstone et al., 2008; Peelen, Kastner, 2014; Lappi, 2015). Таким образом, можно построить общую структуру, в которой стимулы, задачи, поведение и контексты исследования могут оцениваться по континууму искусственность – естественность и простота – сложность (см. Также Risko et al., 2012; Lappi, 2015; Shamay-Tsoory. и Мендельсон, 2019; Осборн-Кроули, 2020).С одной стороны, лаборатория, отличающаяся своей искусственностью и простотой. Другой крайностью является «реальный мир», характеризующийся своей естественностью и сложностью. В соответствии с этой многомерной структурой исследователи могут определить общую экологическую значимость исследования путем объединения (например, усреднения или суммирования) основных компонентов экологической достоверности (т. Е. Стимулов, задач / поведения, контекста исследования) с точки зрения их относительной искусственности-естественности и простота – сложность. Однако, хотя многие исследователи концептуализировали экологическую ценность наряду с этими измерениями, мы думаем, что необходимо рассмотреть несколько проблем.Поскольку размеры этой схемы предположительно важны для определения экологической обоснованности экспериментальных исследований, тогда возникает вопрос о том, как исследователи могут судить об искусственности – естественности и простоте – сложности конкретных экспериментов. Этот вопрос будет рассмотрен в следующих разделах.

    Искусственность — Естественность

    Контраст между «искусственностью» и «естественностью» является особенно заметным предметом обсуждения в дилемме «реальный мир или лаборатория», и когда исследователи говорят об экологической значимости экспериментальных исследовательских практик (Hoc, 2001; Kingstone et al. ., 2008; Шамай-Цури и Мендельсон, 2019). Согласно Hoc (2001, стр. 282–283), «искусственные» ситуации — это «те, которые специально созданы для исследования» , а «естественные» ситуации — это «целевые ситуации, которые должны быть поняты исследователями» . Важно отметить, что Хок (2001) отмечает, что это различие проводится с точки зрения исследователя. Однако это различие искусственности и естественности также следует рассматривать с точки зрения субъекта. Например, согласно Sonkusare et al.(2019): «натуралистические парадигмы могут быть эвристически определены как те, которые используют богатые, мультимодальные динамические стимулы, которые представляют наш повседневный жизненный опыт, такие как видеоклипы, телевизионная реклама, новости и устные повествования, или которые воплощают относительно неограниченные взаимодействия с другими агентами, игровыми средами или виртуальными реальностями » (стр. 700). Более того, исследователи давно признали, что искусственность возникает, когда экспериментальные методы, используемые исследователями, вмешиваются в естественность психологических феноменов, которые они стремятся изучить.Следовательно, всегда существует неизбежный компромисс между степенью искусственности, навязанной экспериментальными условиями, и естественностью явлений, исследуемых в научных целях (Brunswik, 1956; Barker, 1968; Banaji and Crowder, 1989; Kingstone et al., 2008). ; Risko et al., 2012; Caruana et al., 2017). Однако, как ранее отмечал Виноград (1988), по-прежнему трудно «провести черту, где заканчивается искусственность и начинается экологическая обоснованность для реальных событий» (стр.18).

    Интересно, что дискуссии о естественности и искусственности экспериментальных методов имеют давнюю историю в психологической науке. К концу XIX века Торндайк (1899) и Миллс (1899) уже яростно спорили о том, какой методологии следует отдавать предпочтение для изучения поведения кошек. Миллс отклонил работу Торндайка из-за искусственности экспериментальных методов, использованных Торндайком (см. Рис. 2), тогда как Торндайк считал этологический подход, одобренный Миллсом, как собрание некритических наблюдений и анекдотов.Миллс (1899, стр. 264) писал, что: «Др. Торндайк произвел впечатление, что я не проводил экспериментов или «важных экспериментов» Я могу заметить, что лаборатория в обычном понимании не очень подходит для проведения психологических экспериментов на животных ». Позиция Миллса заключалась в следующем: «нельзя ожидать, что кошки, помещенные в небольшие вольеры, будут вести себя естественно. Таким образом, ничего из их нормального поведения нельзя определить по их поведению в сильно искусственной, ненормальной среде » (Goodwin, 2015, стр.200). В ответ на вопрос Миллса Торндайк (1899, стр. 414) ответил: «Профессор Миллс не спорит в конкретных терминах, не критикует конкретную непригодность в ситуациях, которые я придумал для животных. Он просто называет их неестественными ». Торндайк явно не согласился с обвинением Миллса в искусственности его экспериментов по изучению поведения кошек, потому что Миллс не определил, что в первую очередь следует считать естественным поведением.

    Рисунок 2. «Ящик с головоломками», изобретенный Торндайком (1899, 2017) для изучения обучающего поведения кошек. Голодную кошку помещают в ящик, который можно открыть, если кошка нажмет на защелку. В награду за еду («положительное подкрепление») кошка получит, если поймет, как выбраться из коробки. Торндайк обнаружил, что после нескольких испытаний время, необходимое кошке, чтобы выбраться из ящика, уменьшается. Эксперименты с коробками-головоломками остаются популярными сегодня для изучения когнитивных способностей животных, например, см. Richter et al.(2016) для исследования с осьминогами. Заявление об авторских правах — Изображение создано и принадлежит автору IH и основано на книге Э. Л. Торндайка: Animal Intelligence (исходная дата публикации, 1911 г., рис. 1, стр. 30).

    Мы думаем, что эта историческая дискуссия между Торндайком и Миллсом проливает свет, потому что она характеризует суть дискуссии об экологической значимости в наши дни. А именно, что именно Миллс считал «естественным» или «нормальным» поведением? И как Миллс определил, что эксперименты Торндайка не смогли уловить «естественное» поведение кошек? Следуя точке зрения Торндайка по этому поводу, мы думаем, что исследователи не могут легко определить естественность-искусственность любой данной экспериментальной схемы, по крайней мере, не без уточнения того, что влечет за собой эти приписывания.Как отмечает Данлоски и др. (2009, стр. 431) ранее отмечалось: «Натуралистический сеттинг ничего не гарантирует, особенно с учетом того, что« натуралистический »никогда не раскрывается — что это значит?». Действительно, наш обзор литературы также показывает, что историческая дискуссия между Торндайком и Миллсом ни в коем случае не является обсуждением прошлого. Фактически, мы регулярно сталкиваемся с дискуссиями об «искусственности» и «естественности» экспериментальных установок, предъявлении стимулов, поведении участников или конкретных задачах и процедурах, используемых в экспериментах — не только в литературе, но и среди наших коллеги и рецензенты.Мы должны часто спрашивать о деталях, потому что такие замечания обычно остаются неопределенными для тех, кто их разбрасывает.

    Простота — Сложность

    Современные рамки экологической достоверности также постулируют, что лаборатория и «реальный мир» обратно пропорциональны с точки зрения их простоты и сложности. Многие исследователи сетуют на то, что лабораторные эксперименты имеют «редукционистскую» тенденцию упрощать сложность изучаемых психологических явлений (например,г., Neisser, 1976; Kingstone et al., 2008; Шамай-Цури и Мендельсон, 2019; Sonkusare et al., 2019). Например, Sonkusare et al. (2019, стр. 699) заявил, что «экологическая обоснованность этих абстрактных лабораторных экспериментов спорна, поскольку во многих отношениях они не похожи на сложность и динамику стимулов и поведения в реальной жизни». Но что именно подразумевается под сложностью? Рассмотрим несколько примеров из литературы. В области социального внимания исследователи часто использовали схематические изображения, фотографии и видео людей и социальных сцен в качестве стимулов для изучения когнитивных, поведенческих и физиологических процессов восприятия лица, отслеживания взгляда и совместного внимания (Langton et al., 2000; Frischen et al., 2007; Пьюс и Бертенталь, 2015). Однако в последние годы ведутся серьезные споры о том, что такие стимулы не являются «экологически обоснованными», потому что они не «отражают сложность реальных социальных ситуаций» (Birmingham et al., 2012, p. 30). Хотя мы согласны с тем, что просмотр фотографического изображения лица человека отличается от взгляда на живого и дышащего человека, чем эти ситуации различаются по сложности? Означают ли эти ученые, что смотреть на «живого» человека сложнее, чем на изображение этого человека? Или они означают, что первое является более сложным, чем второе, с точки зрения исследователя, который хочет понять когнитивные, поведенческие и физиологические процессы восприятия лица и социального внимания?

    Возьмем другой пример. Пятна Габора часто используются психологами-экспериментаторами в качестве стимулов для изучения «низкоуровневой обработки зрительной информации» (см. Рис. 3).Экспериментальные психологи используют пластыри Габора в качестве визуальных стимулов, потому что они предлагают высокую степень экспериментального контроля над различными параметрами стимула (например, шириной полосы пространственных частот, ориентацией, контрастом, размером, местоположением). Пятна Габора могут быть описаны с математической точностью (например, ”синусоидальные решетки с гауссовым окном”, Fredericksen et al., 1997, стр. 1), и их пространственные свойства считаются хорошим представлением профилей восприимчивого поля в первичная зрительная кора.Хотя пластыри Габора могут считаться «простыми» для исследователей, изучающих связь между зрительной обработкой низкого уровня и нейронной активностью с точки зрения настройки ориентации и функций гемодинамического ответа, они также указывают на еще не объясненную «сложность» многих возможные отношения между другими когнитивными процессами и паттернами нейронной активности в головном мозге. С другой стороны, наивный участник (который, вероятно, понятия не имеет о том, что исследователи обнаружили о низкоуровневой визуальной обработке) может описать эти пятна Габора как размытые, своего рода полосатые, похожие на зебру круги, и подумать, что они невероятно скучны. наблюдать за многими испытаниями, спокойно лежа в сканере МРТ.

    Рисунок 3. Патчи Габора просты или сложны по сравнению с изображением зебр? (A) Нашивка Габора. (B) Фотография зебр. Уникальные полосатые узоры зебры делают их наиболее знакомыми людям, в то время как вопрос, почему у зебр такие красивые полосы, остается предметом многочисленных дискуссий среди биологов, см., Например, Каро и Станкович (2015) и Ларисон и др. (2015). Заявление об авторских правах — изображения используются в соответствии с положением о «добросовестном использовании» U.S. Закон об авторском праве 107 и статья 15a Закона об авторском праве Нидерландов для некоммерческих целей исследований, образования и научных комментариев. Изображение патча Габора было адаптировано из Todorović (2016, 30 мая). Получено 1 апреля 2020 г. с сайта http://neuroanatody.com/2016/05/whats-in-a-gabor-patch/). Фотография зебр была сделана Аджаем Лалу и опубликована владельцем для некоммерческих целей через Pixabay . Получено 1 апреля 2020 г. с сайта https://pixabay.com/nl/users/ajaylalu-1897335/.

    Наша точка зрения заключается в том, что простота и сложность в глазах смотрящего. Кто должен сказать, что проще или сложнее? Физики, информатики, теоретики информации и эволюционные биологи разработали различные определения и меры сложности (например, физическая сложность, вычислительная сложность, эффективная сложность, алгоритмическая сложность, статистическая сложность, структурная сложность, функциональная сложность и т. Д.), Которые обычно выражаются в виде строго математические термины (Edmonds, 1995; Gell-Mann, 1995; Adami, 2002).Но какие определения и меры сложности используются психологами и учеными-когнитивистами? Исследователи в области психологической науки, кажется, более свободно использовали термин сложность, например, для описания широкого спектра биологических, поведенческих, когнитивных, социальных и культурных явлений, которые обычно содержат много многих (т. Е. Много частей, много переменные, много степеней свободы). Исследователи могут называть различные явления «сложными», потому что они просто (пока) не поняты, например, в «мозг слишком сложен для нашего понимания» (Эдмондс, 1995, стр.4). Тем не менее, такие интуитивные представления о сложности, независимо от того, вызваны ли они незнанием или используются для описания размера, количества или разнообразия чего-либо (Edmonds, 1995), не очень полезны для оценки простоты-сложности стимулов, задач и ситуации, и такие понятия не предоставляют никакой формулы, с помощью которой можно суммировать эти компоненты для определения общей экологической значимости данного исследования. Согласно Gell-Mann (1995, p. 16):

    .

    «Как меры чего-то вроде сложности для объекта в реальном мире, все такие величины в некоторой степени зависят от контекста или даже субъективны.Они зависят от грубой зернистости (уровня детализации) описания объекта, от предшествующего знания и понимания мира, которое предполагается, от используемого языка, от метода кодирования, используемого для преобразования с этого языка в строку бит, и на конкретном идеализированном компьютере, выбранном в качестве стандарта ».

    «Реальный мир» или «лаборатория»: ложная дилемма психологии?

    Мы обсудили несколько проблем, связанных с тем, как исследователи использовали термин «экологическая значимость».Короче говоря, концепция экологической обоснованности значительно изменилась за последние несколько десятилетий с тех пор, как она была введена Брунсвиком (1949). Он утратил большую часть своей прежней теоретической и методологической сплоченности (историю см. Hammond, 1998), а определения и требования экологической обоснованности, используемые сегодня исследователями, редко бывают явными. Таким образом, некоторые эксперименты могут быть расценены одним исследователем как «экологически обоснованные», в то время как другие могут быть случайно отклонены как «экологически недействительные».Более пристальный взгляд на литературу показывает, что многие исследователи, похоже, предполагают, что все понимают, что подразумевается под этим термином, в то время как на самом деле концепция экологической достоверности определяется редко. Таким образом, концепция экологической достоверности в настоящее время используется в основном для того, чтобы делать размахивающие руками заявления о том, похожи ли некоторые (лабораторные) эксперименты на « реальную жизнь », или некоторые результаты, полученные в лаборатории, могут или не могут быть обобщены на « реальную жизнь ». -world. ‘

    По нашему мнению, современные рамки экологической достоверности в конечном итоге не позволяют предоставить исследователям послушную исследовательскую программу.Похоже, что исследователи в первую очередь основывают свои суждения об экологической достоверности на своих собственных конкретных теоретических допущениях и соображениях о так называемой искусственности-естественности и простоте-сложности экспериментальных ситуаций, как правило, в отсутствие более формального набора критериев. Таким образом, хотя мы, безусловно, симпатизируем «призыву к экологической обоснованности», поскольку он побудил исследователей критически относиться к ограничениям экспериментальных методов, мы также считаем, что некритическое использование термина экологическая обоснованность вызвало большую путаницу. а в некоторых случаях даже было контрпродуктивным.Возможно, наиболее проблематичное последствие использования термина «экологическая значимость» в качестве простой замены «реального мира» было ранее указано Хаммондом (1998). Он прокомментировал это:

    «Конечно, не существует такого понятия, как« реальный мир ». Ему не было присвоено ни свойств, ни определения; он используется просто из-за отсутствия теории задач или других условий и, таким образом, не предлагает ответственной системы координат для обобщения ».

    По мнению Хаммонда, стремление понять когнитивное и поведенческое функционирование в «реальном мире» в основном бессмысленно, если сначала не определить это понятие «реальный мир».Таким образом, исследователи заперли себя «на рогах ложной дилеммы» (Хаммонд и Стюарт, 2001, стр. 7). Таким образом, чтобы разумно говорить о том, можно ли обобщить некоторые результаты на конкретные ситуации, выходящие за рамки экспериментальных условий, в которых эти результаты были получены, исследователям сначала необходимо указать диапазон и распределение переменных и условий, в которых их результаты должны быть быть применимыми. Поскольку понятию « реальный мир » явно не хватает специфичности, эта фраза неизбежно мешает исследователям определить диапазон и граничные условия когнитивного и поведенческого функционирования в любом данном исследовательском контексте, и, таким образом, не позволяет понять контекст, зависящий от контекста. -общие принципы познания и поведения (см. также Kruglanski, 1975; Simons et al., 2017).

    Природа окружающей среды?

    Вместо того, чтобы пытаться понять когнитивное и поведенческое функционирование в «реальном мире», мы полностью согласны с Хаммондом (1998) в том, что задача исследователей состоит в том, чтобы всегда указывать и описывать конкретный контекст поведения, которым они интересуются. В конечном счете, настоящая задача исследователей — разработать теорию того, как конкретные средовые контексты связаны с различными формами когнитивного и поведенческого функционирования.Но что составляет психологическую теорию окружающей среды? Исследователи в области психологии обычно занимаются природой организма, однако природе окружающей среды и ее связи с когнитивными и поведенческими функциями уделяется значительно меньше внимания с теоретической точки зрения (Barker, 1966; Heft, 2013). Интересно, что было несколько ученых, посвятивших себя именно этому вопросу, и чьи теории познания и поведения включали ясный взгляд на природу окружающей среды.

    Согласно Толману и Брунсвику (1935), природа окружающей среды, как она кажется организму, полна неопределенностей. Организм воспринимает окружающую среду как набор ближайших «сигналов» и «знаков» (то есть источников информации), которые являются «местными представителями» различных удаленных объектов и событий в окружающей среде организма. Чтобы функционировать более или менее эффективно, организму необходимо накапливать, комбинировать и заменять информацию, которую он получает из доступных «сигналов» и «знаков», чтобы он мог адекватно регулировать свои средства для достижения своих поведенческих целей (например,g., в поисках пищи или убежища). Однако, поскольку окружающая среда по своей природе вероятностна и предсказуема лишь частично, организму постоянно необходимо корректировать свои предположения о состоянии окружающей среды на основе доступных источников информации. Другой пример приводится Баркером (1968), чья концепция «поведенческих настроек» (см. Также Heft, 2001) является ключевой в описании того, как окружающая среда формирует частоту и проявление человеческого познания и поведения. Для настроек поведения важно то, что они являются продуктом коллективных действий группы людей.Их географическое положение может быть указано (например, супермаркет, кинотеатр и т. Д.), И у них есть четкие временные и физические границы (например, часы работы, дверь для входа и выхода из здания). Параметры поведения « независимы » от субъективного опыта человека, однако то, что происходит внутри любой настройки поведения, характеризуется высокой степенью взаимозависимости и эквивалентности действий между людьми (например, большинство людей, которые находятся в супермаркете, покупают продукты, а люди в кинотеатрах смотрят фильмы).Другой «классический» пример теории окружающей среды можно найти в книге Дж. Дж. Гибсона Экологический подход к визуальному восприятию (1979/2014). Согласно Гибсону, существует сильная взаимность и взаимодействие между организмом и окружающей его средой. Он ввел понятие «аффорданс», чтобы объяснить, как неотъемлемое «значение» вещей (то есть функциональное значение для человека) может непосредственно восприниматься индивидуальным воспринимающим и как эта «информация» формирует возможности для потенциальных действий и переживаний.Например, по достаточно твердой и гладкой поверхности можно ходить, бегать или танцевать, в то время как шероховатая поверхность, загроможденная препятствиями, не допускает таких действий (Heft, 2001). Короче говоря, аффорданс — это свойство системы организм-среда. Они представляют собой функциональные качества объекта, события или места в окружающей среде, относящиеся к воспринимающему, и они зависят от конкретных характеристик окружающей среды и их взаимосвязи с функциональными возможностями конкретного человека (более подробные обсуждения см. В e.г., Хефт, 2001; Стоффреген, 2003).

    Чтобы описать и конкретизировать среду и ее отношение к когнитивному и поведенческому функционированию, мы можем обратиться к этим ученым, которые направят нас в более конкретном направлении. Хотя мы особо не рекомендуем ни одну из этих точек зрения, мы думаем, что они проливают свет, потому что эти ученые мотивируют нас задавать такие вопросы, как: Каков конкретный функциональный контекст когнитивных и поведенческих процессов, которые нас интересуют? Каковы релевантные переменные и условия в этом контексте, учитывая фокус исследования и уровень анализа? Что мы знаем или предполагаем знать о диапазоне и распределении этих переменных и условий? И как эти переменные и условия могут быть представлены в экспериментальных планах для изучения конкретных моделей когнитивного и поведенческого функционирования? Чтобы ответить на некоторые из этих вопросов, несколько исследователей подчеркнули важность наблюдения за тем, как люди ведут себя в повседневных ситуациях, до экспериментов.Например, Kingstone et al. (2008) выступал за подход под названием Когнитивная этология , который предлагает исследователям сначала понаблюдать за тем, как люди ведут себя в повседневных ситуациях, прежде чем отправиться в лабораторию. Аналогичным образом Адольф (2019) предлагает исследователям начать с подробного описания интересующего их поведения, чтобы сначала определить «существенные инварианты» этого поведения (стр. 187).

    Поле социального внимания: вдали от реального мира и в сторону специфики о контексте

    Чтобы проиллюстрировать, как некоторые из идей, изложенных выше, могут быть полезны для исследователей, мы применим эти идеи к интересующей нас теме исследования: социальное внимание.Область социального внимания, как кратко обсуждалось ранее, в первую очередь сосредоточена на том, как на внимание влияют социально значимые объекты, события и ситуации, в первую очередь взаимодействия с другими социальными агентами. В последние десятилетия широко утверждается, что экспериментальные схемы, используемые исследователями в этой области, нуждаются в большей «экологической обоснованности», чтобы адекватно изучить соответствующие характеристики социального внимания в «реальном мире» (Risko et al., 2012 , 2016; Schilbach et al., 2013; Каруана и др., 2017; Макдональд и Татлер, 2018; Шамай-Цури и Мендельсон, 2019). В свете этих опасений несколько исследователей предложили изучить «социальное внимание в реальном мире» (Risko et al., 2016, p. 1) и «социальное взаимодействие в реальном мире» (Macdonald and Tatler, 2018 , p. 1; см. также Shamay-Tsoory, Mendelsohn, 2019). Один из примеров этого приводится Макдональдом и Татлером (2018). В этом исследовании Макдональд и Татлер (2018) изучали, как социальные роли, данные участникам, влияют на их социальное поведение взгляда во время совместной задачи: совместного выпекания торта.Участникам либо не давали явных социальных ролей, либо им давали роль «повара» или «собирателя». Макдональд и Татлер (2018) показали, что независимо от того, были назначены социальные роли или нет, участники не очень часто смотрели на своих партнеров по выпечке торта при выполнении задания. Сравнив свои результаты с другими так называемыми «исследованиями взаимодействия в реальном мире» (например, Laidlaw et al., 2011; Wu et al., 2013), авторы заявили, что: «мы не можем делать обобщения относительно конкретных количество взглядов партнера во время любого конкретного взаимодействия в реальном мире » (Macdonald and Tatler, 2018, p.2171). Мы думаем, что это утверждение ясно иллюстрирует, как использование ярлыков «реальный мир» и «реальная жизнь» может привести к вводящим в заблуждение и потенциально контрпродуктивным выводам, поскольку, по-видимому, подразумевает, что «взаимодействия в реальном мире» охватывают четко определенную категорию поведения. . Однако, как утверждалось ранее, эти так называемые «взаимодействия в реальном мире» являются , а не четко определенной категорией поведения. Вместо этого утверждения об обобщаемости необходимо рассматривать в более ограниченном и тщательно определенном контексте (см.Брунсвик, 1956; Simons et al., 2017). Это сделало бы более ясным, о чем говорят исследователи, вместо того, чтобы относить исследования к большому зонтику «реального мира». Например, если цель состоит в том, чтобы изучить, как различные контексты влияют на когнитивные и поведенческие процессы социального внимания. и ситуаций, исследователям необходимо определить социальное поведение взгляда как функцию этих различных контекстов и ситуаций.

    Таким образом, вместо изучения социального внимания «реального мира» в контексте социальных взаимодействий «реального мира», исследователи должны сначала попытаться описать и понять внимание, уделяемое выпечке торта (Macdonald and Tatler, 2018), разделению трапезы. внимание (Wu et al., 2013), внимание зала ожидания (Laidlaw et al., 2011), внимание при ходьбе по кампусу (Foulsham et al., 2011), внимание к построению блоков Lego (Macdonald and Tatler, 2013), игра слов внимание к играм (Ho et al., 2015), внимание интервьюируемого (Freeth et al., 2013) и внимание к гаражным продажам (Rubo and Gamer, 2018). Поступая таким образом, мы можем начать понимать общие и контекстно-зависимые аспекты процессов внимания, что позволяет создать более сложную теорию социального внимания. Эти примеры не только демонстрируют широкий спектр поведенческих задач и контекстов, которые можно изучать в связи с социальным вниманием, они также показывают, что некритические ссылки на «экологическую значимость» a.к.а. «Реальность» не очень полезна для определения соответствующих характеристик конкретных поведенческих контекстов.

    Есть также хорошие примеры, когда исследователи более подробно описывают конкретные характеристики социальных ситуаций, которые их интересуют. Исследователи в области социального внимания, например, пытались разгадать различные функции поведения взгляда. Одной из важных функций пристального взгляда является получение визуальной информации из мира, однако в социальном контексте взгляд может также передавать другим важную информацию, которая может быть использована для инициирования и облегчения социального взаимодействия (см.г., Gobel et al., 2015; Риско и др., 2016). В серии экспериментов исследователи систематически варьировали, возможно ли социальное взаимодействие между двумя людьми и в какой степени, и измеряли, как модулируется взгляд в зависимости от социального контекста (Laidlaw et al., 2011; Gobel et al. , 2015; Gregory and Antolin, 2019; Holleman et al., 2020). В других исследованиях исследователи четко указывали на требования задач и социальные контексты, которые вызывают определенные модели поведения взгляда, например, в контексте личного взаимодействия и разговорного обмена (Ho et al., 2015; Hessels et al., 2019). Мы думаем, что если исследователи попытаются более подробно описать задачи, требования и социальные контексты по отношению к взгляду, это может оказаться прочной основой для более сложной теории социального внимания, однако такая работа остается сложной задачей ( недавний обзор см. в Hessels, в печати).

    Заключение

    Мы утверждали, что «подход реального мира» и его призыв к экологической обоснованности имеют несколько проблем. Само понятие экологической значимости редко определяется, и исследователи различаются его интерпретациями.Мы считаем, что ссылки на экологическую обоснованность и «реальный мир» могут стать излишними, если исследователи четко укажут и опишут конкретные контексты поведения, в которых они заинтересованы. Это будет более конструктивный способ раскрыть контекстно-зависимые и контекстно-общие принципы познания и поведения. В заключение, мы надеемся, что редакторы и рецензенты защитят журналы от публикации статей, в которых такие термины, как «экологическая достоверность» и «реальный мир» используются без уточнения.

    Авторские взносы

    GH и RH составили рукопись. RH, IH и CK редактировали и исправляли рукопись.

    Финансирование

    GH и RH были поддержаны Консорциумом индивидуального развития (CID). CID финансируется через программу Gravitation Министерства образования, культуры и науки Нидерландов и NWO (грант № 024.001.003 предоставлен автору CK).

    Конфликт интересов

    Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

    Список литературы

    Aanstoos, C.M. (1991). Экспериментальная психология и вызовы реальной жизни. Am. Psychol. 1:77. DOI: 10.1037 / 0003-066x.46.1.77

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Адольф, К. Э. (2019). «Экологическая значимость: принятие лаборатории за реальную жизнь», в Моя самая большая исследовательская ошибка: приключения и злоключения в психологических исследованиях , изд. Р. Штернберг (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Сейдж), 187–190. DOI: 10.4135 / 9781071802601.n58

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Олдерман Н., Берджесс П. В., Найт К. и Хенман К. (2003). Экологическая валидность упрощенной версии теста на многократные покупки. J. Int. Neuropsychol. Soc. 9, 31–44. DOI: 10,1017 / s1355617703

    6

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Андерсон, К. А., Линдси, Дж. Дж., И Бушман, Б. Дж. (1999). Исследования в психологической лаборатории: правда или банальность? Curr.Прямой. Psychol. Sci. 8, 3–9. DOI: 10.1111 / 1467-8721.00002

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Араужо Д., Давидс К. и Пассос П. (2007). Экологическая обоснованность, репрезентативный дизайн и соответствие между экспериментальными ограничениями задачи и поведенческой установкой: комментарий Роджерса. Кадар и Косталл (2005). Ecol. Psychol. 19, 69–78. DOI: 10.1080 / 10407410709336951

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Эшкрафт, М., Радванский, Г.(2009). Познание , 5-е изд. Верхняя Сэдл-Ривер, Нью-Джерси: Pearson Education, Inc.

    Google Scholar

    Аспленд, Х., и Гарднер, Ф. (2003). Меры наблюдения за взаимодействием родителей и детей: вводный обзор. Child Adolesc. Психическое здоровье 8, 136–143. DOI: 10.1111 / 1475-3588.00061

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Банаджи М. Р. и Краудер Р. Г. (1989). Банкротство повседневной памяти. Am. Psychol. 44: 1185.DOI: 10.1037 / 0003-066x.44.9.1185

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Баркер Р. Г. (1966). «О природе окружающей среды», в Психология Эгона Брунсвика , изд. К. Р. Хэммонд (Нью-Йорк: Холт, Райнхарт и Уинстон).

    Google Scholar

    Баркер Р. Г. (1968). Экологическая психология: концепции и методы изучения среды человеческого поведения. Стэнфорд, Калифорния: Издательство Стэнфордского университета.

    Google Scholar

    Берковиц, Л.и Доннерштейн Э. (1982). Внешняя обоснованность более чем поверхностна: некоторые ответы на критику лабораторных экспериментов. Am. Psychol. 37: 245. DOI: 10.1037 / 0003-066x.37.3.245

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Бирмингем, Э., Ристич, Дж., И Кингстон, А. (2012). «Изучение социального внимания: случай увеличения сложности стимулов в лаборатории», в Когнитивная неврология, развитие и психопатология: типичные и атипичные траектории развития внимания , ред. Дж.А. Барак, Дж. Т. Эннс и Н. А. Фокс (Oxford University Press), 251–276. DOI: 10.1093 / acprof: oso / 9780195315455.003.0010

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Blanco-Elorrieta, E., and Pylkkänen, L. (2018). Экологическая обоснованность в исследовании двуязычия и двуязычие преимущества. Trends Cogn. Sci. 22, 1117–1126. DOI: 10.1016 / j.tics.2018.10.001

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Бронфенбреннер, У. (1977). К экспериментальной экологии человеческого развития. Am. Psychol. 32: 513. DOI: 10.1037 / 0003-066x.32.7.513

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Брунсвик, Э. (1952). Концептуальные основы психологии. Чикаго: Издательство Чикагского университета.

    Google Scholar

    Брунсвик Э. (1956). Восприятие и репрезентативный дизайн психологических экспериментов. Беркли: Калифорнийский университет Press.

    Google Scholar

    Каруана, Н., МакАртур, Г., Вулгар, А., Брок, Дж. (2017). Моделирование социальных взаимодействий для экспериментального исследования совместного внимания. Neurosci. Biobehav. Ред. 74, 115–125. DOI: 10.1016 / j.neubiorev.2016.12.022

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Коэн, Г., Конвей, М. А. (2007). Память в реальном мире. Abingdon: Psychology Press.

    Google Scholar

    Данцигер, К. (1994). Конструирование предмета: исторические истоки психологического исследования. Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

    Google Scholar

    Дэвидс, К. (1988). Экологическая обоснованность в понимании спортивных результатов: некоторые проблемы определения. Quest 40, 126–136. DOI: 10.1080 / 00336297.1988.10483894

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Дами М.К., Хертвиг ​​Р. и Хоффраге У. (2004). Роль представительного дизайна в экологическом подходе к познанию. Psychol. Бык. 130: 959. DOI: 10.1037 / 0033-2909.130.6.959

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Данлоски, Дж., Боттироли, С., и Хартвиг, М. (2009). «Грехи, совершенные во имя экологической обоснованности: призыв к репрезентативному дизайну в образовательной науке», в Справочник по метапознанию в образовании , ред. Д. Дж. Хакер, Дж. Данлоски и А. К. Грэссер (Абингдон: Рутледж), 442–452.

    Google Scholar

    Итон, У. О., и Клор, Г. Л. (1975). Межрасовая имитация в летнем лагере. J. Pers. Soc. Psychol. 32: 1099. DOI: 10.1037 / 0022-3514.32.6.1099

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Эдмондс Б. (1995). «Что такое сложность? — философия сложности как таковая с приложением к некоторым примерам эволюции», в The Evolution of Complexity , Ed. Дж. Т. Боннер (Дордрехт: Клувер).

    Google Scholar

    Фоулшем Т., Уокер Э. и Кингстон А. (2011). Где, что и когда распределения взгляда в лаборатории и окружающей среде. Vis. Res. 51, 1920–1931. DOI: 10.1016 / j.visres.2011.07.002

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Фредериксен Р., Бекс П. Дж. И Верстратен Ф. А. (1997). Насколько велик патч Gabor, и почему это должно нас волновать? JOSA A 14, 1–12.

    PubMed Аннотация | Google Scholar

    Фрит М., Фоулшем Т. и Кингстон А. (2013). Что влияет на социальное внимание? Социальное присутствие, зрительный контакт и аутичные черты. PLoS One 8: e53286.DOI: 10.1371 / journal.pone.0053286

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Фришен А., Бейлисс А. П. и Типпер С. П. (2007). Сигнал пристального внимания: визуальное внимание, социальное познание и индивидуальные различия. Psychol. Бык. 133: 694. DOI: 10.1037 / 0033-2909.133.4.694

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Гелл-Манн, М. (1995). Что такое сложность? Замечания о простоте и сложности от лауреата Нобелевской премии автора «Кварк и Ягуар». Сложность 1, 16–19. DOI: 10.1002 / cplx.6130010105

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Гибсон, Дж. Дж. (1950). Восприятие визуального мира. Кембридж: Компания Houghton Mifflin.

    Google Scholar

    Гибсон, Дж. Дж. (1970). О связи между галлюцинацией и восприятием. Леонардо 3, 425–427.

    Google Scholar

    Гибсон, Дж. Дж. (2014). Экологический подход к визуальному восприятию: классическое издание. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Психология Пресс. (Исходная дата публикации 1979 г.).

    Google Scholar

    Гиллис Дж. И Шнайдер К. (1966). «Исторические предпосылки репрезентативного дизайна», в Психология Эгона Брунсвика , изд. К. Р. Хаммонд (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Холт, Райнхарт и Уинстон, Инк.), 204–236.

    Google Scholar

    Гудвин, К. Дж. (2015). История современной психологии , 5 Edn. Хобокен, Нью-Джерси: Джон Уайли и сыновья.

    Google Scholar

    Гринвальд А.Г. (1976). Внутрисубъектные дизайны: использовать или не использовать? Psychol. Бык. 83: 314. DOI: 10.1037 / 0033-2909.83.2.314

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Грегори, Н. Дж., И Антолин, Дж. В. (2019). Снижает ли социальное присутствие или возможность взаимодействия социальное внимание в социальных сетях в Интернете? Представляем парадигму «живой лаборатории». Q. J. Exp. Psychol. 72, 779–791. DOI: 10.1177 / 1747021818772812

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Хаммонд, К.Р. и Стюарт Т. Р. (2001). The Essential Brunswik: начало, исследования, приложения. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

    Google Scholar

    Хэтфилд, Г. (2002). Психология, философия и когнитивная наука: размышления об истории и философии экспериментальной психологии. Mind Lang. 17, 207–232. DOI: 10.1111 / 1468-0017.00196

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Хефт, Х. (2001). Экологическая психология в контексте: Джеймс Гибсон, Роджер Баркер и наследие радикального эмпиризма Уильяма Джеймса. Хоув: Психология Пресс.

    Google Scholar

    Heinrichs, R. W. (1990). Текущие и новые применения нейропсихологической оценки: проблемы валидности и полезности. Prof. Psychol. 21: 171. DOI: 10.1037 / 0735-7028.21.3.171

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Hessels, R. S. (в печати). Как пристальный взгляд на лица поддерживает личное общение? Обзор и перспектива. Psychonom. Бык. Ред. doi: 10.31219 / osf.io / 8zta5

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Hessels, R. S., Holleman, G. A., Kingstone, A., Hooge, I. T. C., and Kemner, C. (2019). Распределение взгляда при личном общении зависит в первую очередь от структуры задачи и социального контекста, а не от стимулов. Познание 184, 28–43. DOI: 10.1016 / j.cognition.2018.12.005

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Hessels, R. S., van Doorn, A. J., Benjamins, J.С., Холлеман, Г. А., Хоуге, И. Т. К. (2020). Управление взглядом в зависимости от задачи в навигации по толпе людей. Attent. Восприятие. Психофизика. doi: 10.3758 / s13414-019-01952-9 [В Интернете перед печатью]

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Хиггинсон, К. И., Арнетт, П. А., и Восс, В. Д. (2000). Экологическая валидность клинических тестов памяти и внимания при рассеянном склерозе. Arch. Clin. Neuropsychol. 15, 185–204. DOI: 10.1016 / s0887-6177 (99) 00004-9

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Хо, С., Фоулшем Т. и Кингстон А. (2015). Говорить и слушать глазами: сигнализация взглядом во время диадических взаимодействий. PLoS One 10: e0136905. DOI: 10.1371 / journal.pone.0136905

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Холлеман, Г. А., Хессельс, Р. С., Кемнер, К., и Хоуг, И. Т. К. (2020). Подразумевая социальное взаимодействие и его влияние на поведение взгляда в глаза. PLoS One 15: e0229203. DOI: 10.1371 / journal.pone.0229203

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Холлеман, Г.A., Hooge, I. T. C., Kemner, C., and Hessels, R. S. (в печати). Реальность «реальной» нейробиологии: комментарий к Шамай-Цури и Мендельсону. Перспектива. Psychol. Sci.

    Google Scholar

    Джонстон П., Молинье Р. и Янг А. В. (2014). N170 наблюдал «в дикой природе»: сильные связанные с событиями потенциалы лиц в загроможденных динамических визуальных сценах. Soc. Cogn. Оказывать воздействие. Neurosci. 10, 938–944. DOI: 10.1093 / сканирование / nsu136

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Келер, Дж.Дж. (1996). Ошибка базовой ставки пересмотрена: описательные, нормативные и методологические проблемы. Behav. Brain Sci. 19, 1–17. DOI: 10.1017 / s0140525x00041157

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Кракауэр Дж. У., Газанфар А. А., Гомес-Марин А., Макивер М. А. и Поппель Д. (2017). Нейробиологии необходимо поведение: исправление редукционистской предвзятости. Нейрон 93, 480–490. DOI: 10.1016 / j.neuron.2016.12.041

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Кругланский, А.W. (1975). Два значения внешней недействительности. Hum. Relat. 28, 653–659. DOI: 10.1177 / 001872677502800704

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Лэйдлоу, К. Э., Фоулшем, Т., Кун, Г., и Кингстон, А. (2011). Возможные социальные взаимодействия важны для общественного внимания. Proc. Natl. Акад. Sci. США 108, 5548–5553. DOI: 10.1073 / pnas.1017022108

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Ларисон, Б., Харриган, Р. Дж., Томассен, Х. А., Рубенштейн, Д. И., Чан-Голстон, А. М., Ли, Э. и др. (2015). Как у зебры появились полосы: проблема со слишком многими решениями. R. Soc. Открытая наука 2: 140452. DOI: 10.1098 / RSOS.140452

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Левкович, Д. Дж. (2001). Концепция экологической справедливости: каковы ее ограничения и плохо ли быть недействительным? Младенчество 2, 437–450. DOI: 10.1207 / s15327078in0204_03

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Миллс, W.(1899). Природа интеллекта животных и методы его исследования. Psychol. Ред. 6: 262. DOI: 10.1037 / h0074808

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Neisser, U. (1976). Познание и реальность: принципы и последствия когнитивной психологии. Сан-Франциско, Калифорния: У. Х. Фриман и компания.

    Google Scholar

    Осборн-Кроули, К. (2020). Социальное познание в реальном мире: воссоединение изучения социального познания с социальной реальностью. Rev. Gen. Psychol. 1–15. DOI: 10.4324 / 9781315648156-1

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Парсонс, Т. Д. (2015). Виртуальная реальность для повышения экологической достоверности и экспериментального контроля в клинической, аффективной и социальной неврологии. Фронт. Гм. Neurosci. 9: 660. DOI: 10.3389 / fnhum.2015.00660

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Парсонс, Т.Д., Карлью, А.Р., Магтото, Дж., И Стоунсифер, К.(2017). Потенциал функциональной виртуальной среды для экологически обоснованных измерений управляющей функции в экспериментальной и клинической нейропсихологии. Neuropsychol. Rehabil. 27, 777–807. DOI: 10.1080 / 09602011.2015.1109524

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Пьюс, А., Бертенталь, Б.И. (2015). Многоликость социального внимания: поведенческие и нейронные меры , ред. А. Пьюс и Б. И. Бертенталь (Швейцария: Springer).

    Google Scholar

    Риско, Э. Ф., Лэйдлоу, К., Фрит, М., Фоулшем, Т., и Кингстон, А. (2012). Социальное внимание с реальными стимулами по сравнению с стимулами катушки: к эмпирическому подходу к проблемам экологической значимости. Фронт. Гм. Neurosci. 6: 143. DOI: 10.3389 / fnhum.2012.00143

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Риско, Э. Ф., Ричардсон, Д. К., Кингстон, А. (2016). Разрушение четвертой стены когнитивной науки: социальное внимание реального мира и двойная функция взгляда. Curr. Прямой. Psychol. Sci. 25, 70–74. DOI: 10.1177 / 0963721415617806

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Роджерс, С. Д., Кадар, Э. Э., и Косталл, А. (2005). Шаблоны взгляда при визуальном контроле движения по прямой и торможения в зависимости от скорости и опыта. Ecol. Psychol. 17, 19–38. DOI: 10.1207 / s15326969eco1701_2

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Рубо, М., и Геймер, М. (2018). «Виртуальная реальность как прокси для реального социального внимания?», — доклад , представленный на Слушаниях симпозиума ACM 2018 по исследованиям и приложениям отслеживания взгляда. Нью-Йорк, Нью-Йорк.

    Google Scholar

    Шильбах, Л. (2015). С глазу на глаз, лицом к лицу и мозг к мозгу: новые подходы к изучению поведенческой динамики и нейронных механизмов социальных взаимодействий. Curr. Opin. Behav. Sci. 3, 130–135. DOI: 10.1016 / j.cobeha.2015.03.006

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Schilbach, L., Timmermans, B., Reddy, V., Costall, A., Bente, G., Schlicht, T., et al. (2013). К неврологии от второго лица. Behav. Brain Sci. 36, 393–414. DOI: 10.1017 / s0140525x12000660

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Шмуклер М.А. (2001). Что такое экологическая справедливость? Анализ размеров. Младенчество 2, 419–436. DOI: 10.1207 / s15327078in0204_02

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Шамай-Цури, С. Г., Мендельсон, А. (2019). Реальная нейробиология: экологический подход к исследованиям мозга и поведения. Перспектива.Psychol. Sci. 14, 841–859. DOI: 10.1177 / 17456

    856350

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Silverstein, C.H., и Stang, D.J. (1976). Сидячая позиция и взаимодействие в триадах: полевое исследование. Социометрия 39, 166–170.

    Google Scholar

    Саймонс Д. Дж. И Левин Д. Т. (1998). Неспособность обнаружить изменения в людях во время взаимодействия в реальном мире. Psychonom. Бык. Ред. 5, 644–649. DOI: 10.3758 / bf03208840

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Саймонс Д. Дж., Шода Ю. и Линдси Д. С. (2017). Ограничения общности (COG): предлагаемое дополнение ко всем эмпирическим работам. Перспектива. Psychol. Sci. 12, 1123–1128. DOI: 10.1177 / 17456708630

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Смайлек Д., Бирмингем Э., Камерон Д., Бишоф В. и Кингстон А. (2006). Когнитивная этология и исследование внимания в реальных сценах. Brain Res. 1080, 101–119. DOI: 10.1016 / j.brainres.2005.12.090

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Смит, П. В., Файнберг, Р. А., и Бернс, Д. Дж. (1998). Изучение классических принципов кондиционирования в экологически обоснованном рекламном контексте. J. Рынок. Теор. Практик. 6, 63–72. DOI: 10.1080 / 10696679.1998.11501789

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Торндайк, Э. (1899). Ответ на вопрос «Природа интеллекта животных и методы его исследования». Psychol. Ред. 6, 412–420. DOI: 10,1037 / h0073289

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Торндайк, Э. (2017). Разведка животных: экспериментальные исследования. Абингдон: Рутледж.

    Google Scholar

    Толман Э. К. и Брунсвик Э. (1935). Организм и причинная структура окружающей среды. Psychol. Ред. 42:43. DOI: 10,1037 / h0062156

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Валтакари, Н.В., Хоуге И. Т., Бенджаминс Дж. С. и Кейзер А. (2019). Подход с отслеживанием взгляда к автономной реакции сенсорного меридиана (ASMR): физиология и природа покалывания по отношению к зрачку. PLoS One 14: e226692. DOI: 10.1371 / journal.pone.0226692

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Уилсон, Б.А. (1993). Экологическая валидность нейропсихологической оценки: предсказывают ли нейропсихологические показатели результативность в повседневной деятельности? Прил.Не допустить. Psychol. 2, 209–215. DOI: 10.1016 / s0962-1849 (05) 80091-5

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Виноград Э. (1988). «Преемственность между экологическим и лабораторным подходами к памяти», в Emory Symposia in Cognition, 2. Пересмотренное воспоминание: экологические и традиционные подходы к изучению памяти, , ред. У. Нейссер и Э. Виноград (Кембридж: Cambridge University Press), 11 –20. DOI: 10.1017 / cbo9780511664014.003

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Исторические деятели социальной психологии

    Исторические личности в социальной психологии

    Олпорт, Флойд Генри
    Allport, Гордон Уиллард
    1897-1967 Гордон Олпорт, младший брат Флойда Олпорта, провел новаторское исследование взглядов, предрассудков, религии и распространения слухов, среди других тем.Помимо обучения выдающихся психологов, таких как Стэнли Милгрэм, Томас Петтигрю, Джером Брунер и Энтони Гринвальд, он помог основать психологию личности.

    Аш, Соломон
    Браун, Роджер Уильям
    Кэмпбелл, Дональд Томас
    Кларк, Кеннет Бэнкрофт
    Кларк, Мэми Фиппс
    Фестингер, Леон
    Heider, Fritz
    Проститутка, Эвелин
    Ховланд, Карл И.
    Янис, Ирвинг
    Ле Бон, Гюстав
    Левин, Курт
    Макдугалл, Уильям
    Милгрэм, Стэнли
    Рингельманн, Максимилиан
    Schachter, Стэнли
    Шериф, Кэролайн Вуд
    Шериф, Музафер
    Самнер, Фрэнсис Сесил
    Тайфель, Анри
    Triplett, Норман

    Социальные / психологические мотивы конфликта | Принстонская энциклопедия самоопределения

    Реалистичная теория группового конфликта Эта теория была впервые сформулирована Музафером Шерифом в 1966 году, а затем пересмотрена в 1988 году.Теория принимает основные положения подхода рационального выбора, предполагая, что межгрупповой конфликт возникает из представлений членов группы о реальной конкуренции за ограниченные ресурсы, таким образом предполагая, что враждебность между группами является результатом реальных или предполагаемых конфликтующих целей, поскольку они порождают взаимные противоречия. -групповые соревнования. Другими словами, динамика, которая развивается, когда группы участвуют в соревнованиях с нулевой суммой, приводит к тому, что у каждой группы развиваются негативные стереотипы и враждебность по отношению к другой группе (группам), с которыми она конкурирует.Sherif et al. (1988) подтвердили эти основные предпосылки в так называемом эксперименте «Пещера разбойников» с участием мальчиков из летнего лагеря, которые никогда раньше не встречались. Когда они были разделены на две группы, участвующие в соревновательной деятельности с противоречивыми целями (то есть цели, которые могут быть достигнуты только за счет другой группы, например, спортивные турниры), межгрупповая враждебность возникла очень быстро и почти автоматически. Теории социальной идентичности Наиболее важными теоретиками подхода социальной идентичности являются Генри Тайфель (1981), Майкл Биллиг (1976) и Дональд Горовиц (1985).Согласно этой теории, каждый человек делит свой социальный мир на отдельные классы или так называемые социальные категории и позиционирует себя и других по отношению к ним. На основе совокупного процесса определения своего местоположения люди могут составить свою социальную идентичность , т. Е. Определить себя в социальной категории, такой как пол, географическое положение, класс, профессия, этническая принадлежность и т. Д. Основное предположение состоит в том, что люди стремятся к позитивная социальная идентичность .Поскольку социальная идентичность проистекает из членства в группах, положительная социальная идентичность является результатом благоприятных социальных сравнений , проведенных между внутригрупповой (т. Е. Группой, к которой человек принадлежит) и другими социальными группами. Пока членство в группе повышает самооценку, то есть пока социальные сравнения остаются (в конечном итоге) благоприятными, человек остается членом этой группы. Однако, если группа не удовлетворяет этому требованию, индивид может попытаться изменить структуру группы (социальное изменение), искать новый способ сравнения, который будет благоприятствовать его / ее группе, и, следовательно, укрепить его / ее социальную идентичность. (социальное творчество) или покинуть / покинуть группу с желанием присоединиться к «лучшей» (социальная мобильность).Людям, принадлежащим к группе меньшинств, очень сложно достичь положительной социальной идентичности, потому что меньшинства почти всегда имеют более низкий статус по сравнению с большинством. Таким образом, от представителей меньшинств требуются различные стратегии, чтобы противостоять проблеме достижения позитивной социальной идентичности. Во-первых, если социальная система воспринимается как легитимная и стабильная и нет видимых альтернатив существующему положению вещей или нет мыслимой перспективы каких-либо изменений в природе системы (например, в феодальном обществе), они просто принять их неполноценность и уступить.Во-вторых, если система воспринимается меньшинством как нелегитимная, очень скоро начинают рассматриваться альтернативы. Система теряет стабильность, и угнетение и террор со стороны государства, контролируемого большинством, становятся единственным способом ее сохранить. В-третьих, если отношения большинства и меньшинства воспринимаются как нелегитимные и система перестает быть стабильной, члены группы меньшинства будут склонны отвергать свой подчиненный статус. Затем они могут переосмыслить и переопределить характеристики своей группы и, таким образом, попытаться преобразовать свою социальную идентичность в позитивную.Дональд Хоровиц (1985) предлагает наиболее известное применение теории социальной идентичности к случаям этнического конфликта. Он фокусируется на групповом сравнении отсталых и продвинутых групп, в котором члены отсталых групп должны решить, имитировать ли поведение вне группы, чтобы конкурировать, или принять различные стратегии выживания, такие как требование преференциального отношения или компенсации, если отсталость воспринимается как возникшая. от прошлой несправедливости и дискриминации. Отсталые группы боятся исчезновения, если они не могут догнать продвинутые группы или если преференциальное отношение ограничено, и их беспокойство проистекает из диффузной опасности преувеличенных размеров, ограничивает и изменяет восприятие и вызывает крайнюю реакцию на умеренные угрозы.Горовиц также устанавливает связь между самооценкой, тревогой и предубеждениями в связи с конфликтом. Самоуважение повышается за счет агрессии, особенно если агрессия проецируется на других в качестве оправдания собственных действий, то есть предрассудки по поводу агрессивности других групп порождают и усиливают тревогу и оправдывают агрессию (как самозащиту). Сравнения между этническими группами сосредоточены на их относительной групповой ценности и относительной групповой легитимности и легко сливаются с политикой этнических прав, в которой стремление к власти играет важную роль (власть как средство для достижения цели, например.g., предотвращающий угрозу группового исчезновения) и символический (власть как подтверждение статуса). Это означает, что в системах без рейтинга группы будут прилагать усилия, чтобы доминировать и избегать доминирования со стороны других. То, что изначально могло быть конфликтом из-за потребностей и интересов, становится подчиненным конфликтам из-за статуса и правил политической системы (гражданство, избирательные системы, официальные языки, конституция и т. Д.). Интенсивность последующего конфликта, согласно Горовицу, является функцией относительной силы групповых притязаний: чем более оскорбительно групповое сравнение и чем больше область непризнанных притязаний на групповую легитимность, тем интенсивнее конфликт.Психоаналитические / психодинамические теории Наиболее важными представителями психоаналитического подхода к межгрупповым конфликтам являются Вамик Волкан (1988, 1992, 1994, 1998), Марк Х. Росс (1993, 1995) и Джозеф Монтвилл (1990). Их теории в основном стремятся объяснить, как люди формируют представления о себе и других. Волкан утверждает, что существует подходящая цель экстернализации , определяемая либо культурой (знакомые объекты детской среды), либо показываемой детям родителями и другими взрослыми.Такими подходящими объектами экстернализации являются такие символы, как флаги, песни, особая посуда, места поклонения, религиозные иконы, памятники, определенные животные (Ross, 1995), а также люди и группы людей (Volkan 1988), и они могут иметь как положительные, так и отрицательные коннотации. Однако этого недостаточно для определения групповой идентичности. Помимо культурных символов и ритуалов, групповой идентичности нужны враги (которые помогают членам группы определить, кем они не являются), избранная слава (важные, обычно мифологизированные и идеализированные достижения, имевшие место в прошлом), выбранные травмы (потери, поражения. , унижения — также мифологизированные — которые обычно трудно оплакивать) и границы (физические и / или психические), которые облегчают четкое различие между группой внутри и вне группы.Меньшинства, особенно если их невозможно ассимилировать с большинством, легко могут стать подходящими целями для экстернализации негативных чувств и представлений о себе большинства. В этом случае меньшинства не только вызывают ненависть, подозрение и гнев большинства из-за тех характеристик, которыми они якобы обладают, но также служат резервуарами негативных представлений о себе большинства, само существование которых возлагается на меньшинство (например, агрессивность большинства необходимо в качестве самозащиты от агрессивности меньшинств).Отношения между меньшинством и большинством могут стать еще более натянутыми, если это меньшинство связано с государством или нацией, которые в прошлом причинили глубокую травму группе большинства (например, предпочитаемое / правящее большинство в колониальных режимах). В этом случае и после того, как баланс сил изменится в пользу большинства, меньшинство часто становится целью этнических чисток, массовых убийств и геноцида. Теория символической политики Теория символической политики исходит из социально-психологических допущений и отвергает подходы рационального выбора, предполагая, что природа этничности является конструктивистской, а не инструменталистской, и что человеческая мотивация основана на эмоциях, а не на рациональных расчетах затрат и выгод.Следовательно, именно эмоции позволяют людям расставлять приоритеты. В основе понимания динамики этнических конфликтов лежит так называемый «миф-символический комплекс», который определяет этнические группы (как с точки зрения того, что делает их членов похожими, так и отличает их от посторонних). Определение этничности, лежащее в основе этого предположения, — это определение, в котором этничность имеет как исторические, так и культурные корни и, таким образом, может либо способствовать, либо ограничивать ее инструментализацию в контексте этнического конфликта.Другими словами, чем более заметна роль враждебности в комплексе мифических символов, который отличает членов одной группы от представителей другой конкретной этнической группы, тем выше вероятность насильственного конфликта и наоборот. Символы, отражающие интересы и «ценности» (такие как безопасность, статус и т. Д.), — это то, на что люди реагируют эмоционально . Таким образом, они реагируют на самые сильные в эмоциональном плане символы, на которые они реагируют и на основе которых ставят цели и отдают предпочтение лидерам.Таким образом, с этой точки зрения существуют три основных предпосылки для этнического конфликта. Во-первых, насильственный конфликт требует наличия групповой мифологии, оправдывающей враждебность. Во-вторых, группе необходимо осознать экзистенциальную угрозу своему существованию. В-третьих, группирует возможности для мобилизации в смысле политического пространства (политическая свобода, несостоятельность государства / крах режима) и территориальной концентрации группы (или территориальной базы в соседней стране). При наличии этих условий эскалация насильственного этнического конфликта может быть инициирована либо элитой, либо массой и происходит в результате взаимодействия трех процессов: массовой вражды, шовинистической политической мобилизации и вытекающей из этого дилеммы безопасности.

    Представители кампуса — Общество психологических исследований культуры, этнической принадлежности и расы

    Программы представителей кампуса направлены на продвижение видения и миссии Дивизиона 45 в университетских городках.

    Амир Х. Магсуди

    Университет штата Иллинойс в Урбана-Шампейн

    Клинические интересы: Мои клинические интересы заключаются в работе со студентами и молодыми людьми, которые борются с проблемами идентичности, аккультурации и адаптации к основным жизненным изменениям, особенно с иммигрантами и детьми иммигрантов из стран Южной / Юго-Западной Азии и арабских стран.Делая сильный акцент на межличностных процессах в терапии, я особенно ценю метод групповой терапии.

    Область научных интересов: Мои исследования в основном сосредоточены на развитии идентичности и чувства принадлежности, особенно среди исторически маргинализированных и угнетенных групп. Мои исследования основаны на следующих точках зрения: нарративная психология, аккультурация и развитие расовой / этнической идентичности, психология развития на протяжении всей жизни и теория привязанности.

    Азия Амос

    Мемфисский университет

    Клинические интересы: Азия: трансгендерные травмы; клиенты из расовых и этнических меньшинств и клиенты из сексуальных и гендерных меньшинств.Эмили: Работа с парами и секс-терапией, а также работа с клиентами из числа этнических, религиозных и сексуальных меньшинств.

    Область научных интересов: Азия: трансгендерные травмы и афроамериканские женщины; деколонизация психологии в исследованиях и практике; черный / интерсекциональный / постколониальный феминизм. Эмили: Мусульманское психическое здоровье, международная психология и ЛГБТК. «

    Кейтлин Мерсье

    Технологический университет Луизианы

    Клинические интересы: Мои клинические интересы включают стигматизацию психического здоровья, совладание и когнитивно-поведенческую терапию с культурно-родственным подходом среди различных групп населения.

    Область научных интересов: Мои основные исследовательские интересы включают интерсекциональность, интерсекциональное угнетение (т. Е. Гендерный расизм) и стратегии выживания с особым интересом при изучении чернокожих женщин. Кроме того, мои второстепенные исследовательские интересы включают (не) религиозность и (не) духовность и веганство.

    Кэролайн Перес

    Университет Северной Дакоты

    Клинические интересы: Мои клинические интересы связаны с пересечением мультикультурализма и психологии здоровья.Я делаю акцент на интерсекциональной и маргинальной идентичности и защите этих людей.

    Область научных интересов: Меня интересует позитивная психология, в частности, культурные различия — это использование позитивных психологических вмешательств и предоставление услуг телемедицины с учетом культурных особенностей.

    Chemwapuwa Blackman

    Чикагская школа профессиональной психологии, XULA

    Эбони Ламберт

    Университет Содружества Вирджинии

    Эмили Эль-Оклах

    Мемфисский университет

    Клинические интересы: Мои клинические интересы включают пары и секс-терапию, а также работу с клиентами из этнических, религиозных и сексуальных меньшинств.

    Область научных интересов: Мои исследовательские интересы связаны с психическим здоровьем мусульман, международной психологией и группами ЛГБТК.

    Хуан Р. Пантоха-Патиньо

    Университет Лойолы Чикаго

    Клинические интересы: Работа на основе мультикультурного и относительного подхода социальной справедливости, который подтверждает несправедливость отдельных лиц и сообществ, признавая их пересеченность, привилегии и области притеснения. Содействие расширению прав и возможностей и профилактике в сообществах.

    Область научных интересов: Профилактика ЛГБТ и психоактивных веществ через социокультурную призму, повышение осведомленности о мультикультурности и социальной справедливости при консультировании стажеров и аккультурация в латинских сообществах.
    «

    Керолос Сориал

    Университет Среднего Запада

    Клинические интересы: Мои клинические интересы включают судебную медицину и коррекционную психологию, а также работу с недостаточно обеспеченными и недостаточно представленными сообществами.

    Область научных интересов: Мои исследовательские интересы включают психическое здоровье и религиозность иммигрантов, а также здоровье иммигрантов в целом.

    Кайл Скофилд

    Университет штата Вашингтон

    Линда Э. Гусман

    Арканзасский университет в Фейетвилле

    Клинические интересы: Комплексное поведенческое здоровье, латиноамериканские сообщества, иммигранты.

    Область научных интересов: Неравенство в отношении здоровья, установочные и структурные барьеры для оказания медицинской помощи, аккультурация,
    расовая / этническая дискриминация.”

    Лиза Н. Круз

    Университет Йешива

    Клинические интересы: С клинической точки зрения я заинтересован в помощи людям, страдающим неврологическими проблемами (медицинские диагнозы, такие как эпилепсия), а также тем, кто страдает серьезными психическими расстройствами (шизофрения).

    Область научных интересов: Мои исследовательские интересы включают лучшее понимание взаимосвязи между мозгом и поведением в различных группах населения (расстройства нервного развития, люди с проблемами злоупотребления психоактивными веществами и представители разных культурных групп).

    Малини Базедо

    Хартфордский университет

    Клинические интересы: Вопросы межличностного общения и взаимоотношений, адаптация и аккультурация, развитие личности, социальная справедливость и расширение прав и возможностей.

    Научные интересы: поликультурная компетенция, доступность психиатрической помощи, разработка программ лечения

    Марисоль Бьюлак

    Тихоокеанский университет

    Мэтью Алькала

    Университет Ла Верна

    Клинические интересы: Цветные ЛГБТ, лица с расстройствами, связанными с употреблением психоактивных веществ, молодежь из группы риска

    Научные интересы: Множественный стресс меньшинств, интерсекциональность, микроагрессия, сексуальное здоровье

    Мона Куорлесс

    Университет Содружества Вирджинии

    Сааведра Наталья

    Университет Западного Вашингтона

    Область научных интересов: Я сосредоточен на студентах с цветовым чувством принадлежности к преимущественно белым студентам колледжей и на различных факторах, влияющих на климат кампуса, с которыми сталкиваются цветные студенты.В частности, я планирую изучить роль, которую белые союзники играют в создании более гостеприимной среды кампуса.

    Нур Тахирхели

    UMass Бостон

    Ребекка Роблес

    Университет Ла Верна

    Клинические интересы: Мои клинические интересы включают латиноамериканские сообщества, терапию на испанском языке, семьи иммигрантов и семьи с низким доходом.

    Область научных интересов: Мои исследовательские интересы включают латиноамериканские сообщества, аккультурацию, культурные факторы и их влияние на психическое здоровье.

    Раймейн Кинг

    Международный университет Alliant, Фресно

    Саманта Нау

    Университет ДеПола

    Скотт Баррера

    Государственный университет Болла

    Клинические интересы: Мультикультурное консультирование, развитие расово-этнической и ЛГБТК + идентичности, а также ветеранское население

    Область научных интересов: Развитие расовой этнической идентичности, дискриминация и предрассудки, а также защитные факторы.

    Шана Миджетт

    Филдинг аспирантский университет

    Таня Чоудхури

    Нью-Йоркский университет

    Клинические интересы: Преследуя более широкую цель претворения исследований в жизнь, Таня заинтересована в разработке и внедрении культурно и структурно ответственных практик для иммигрантских и мусульманских общин на индивидуальном и общинном уровнях.

    Область научных интересов: Психическое здоровье иммигрантов и психическое здоровье мусульман, с особым интересом к изучению различий и сложностей, которые являются следствием пересечения множественных, маргинализованных идентичностей.

    Таймы Касо

    Нью-Йоркский университет

    Клинические интересы: Меня интересуют тяжелые и стойкие психические заболевания в контексте психического здоровья. Большая часть моей клинической работы проходила в амбулаторных психиатрических больницах, а также в городских и государственных больницах.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.