Негосударственное общеобразовательное учреждение Средняя общеобразовательная школа

Спирица психология лжи и обмана: Книга: «Психология лжи и обмана. Как разоблачить лжеца» — Евгений Спирица. Купить книгу, читать рецензии | ISBN 978-5-496-01885-2

Содержание

Евгений Спирица — Психология лжи и обмана. Как разоблачить лжеца читать онлайн

Е. Спирица

Психология лжи и обмана: как разоблачить лжеца

Моей жене Ольге, без которой эта книга никогда не была бы написана, посвящается.

Еще хочу сказать огромное спасибо Валерию Коровину, Михаилу Пелехатому, Татьяне Неверовой, Александру Лукину, Виктору Макарову, Анне Ковбас, Михаилу Баеву за помощь в написании и издании этой книги.

Для кого эта книга и как с ней работать

Ко лжи мы прибегаем постоянно, по разным причинам и в разных ситуациях. Скольких бед и проблем можно было бы избежать, если бы мы знали истинную ситуацию и нас не вводили в заблуждение! Эта книга – одна из небольших попыток сделать все возможное, чтобы лжи и обмана в нашей жизни стало меньше, а значит, кто-то стал немного счастливее.

Детекцией лжи я занимаюсь более 20 лет, за которые прочел немало книг по этой теме, увидел огромное количество специалистов в данной отрасли, как отечественных, так и зарубежных. На моем пути было множество открытий и разочарований.

Те, кто читал «Психологию лжи» П. Экмана, наверняка согласятся, что его книга состоит из набора статей, объединенных одной темой. А если вчитываться внимательно, то некоторые определения и вовсе кажутся странными. Например, определение, которое звучит как «горячие точки», – что это такое? Невольно задаешься вопросом, что это за «точки», как они «горят» и, главное, кто их поджег? Понятно, что это всего лишь метафора, но если мы говорим о научном подходе и об эпистемологии, то за метафорой должны стоять критериально-точный описательный процесс феноменов и их системная категоризация и классификация. Чего у Экмана мы явно не наблюдаем. Огромная его заслуга в том, что он первый обратил внимание на такое направление социальной психологии и, может, даже антропологии, как психология лжи, и первый, кто начал использовать для детекции лицо и эмоции. Однако популярность ему принес сериал «Обмани меня», и, наверное, это правильно: уникальный человек должен остаться в истории науки об эмоциях, однако реальными именами в реальной практической детекции лжи останутся не именитые лабораторные ученые, а реальные практики вроде Джона Рейда, Джеймса А. Матте и Натана Гордона. Именно они были теми, кто впервые в ситуации реальных расследований и проверок начал описывать невербальные признаки (маркеры) лжи.

Эта книга – одна из первых и, надеюсь, не последних попыток попробовать дать описание системному подходу к безынструментальной детекции лжи. Написанная достаточно простым языком, она имеет под собой многотысячные исследования и реальные полевые эксперименты и выборку, которой может позавидовать любой социальный психолог или психотерапевт, а главное – она абсолютно научна. Теория и наука – это концентрированный и систематизированный опыт поколений. Поколения полиграфологов и верификаторов каждый день работают в рамках безынструментальной детекции лжи, основы которой мне хотелось бы изложить на страницах данной книги.

Кому она будет полезна?

• Психологам и психотерапевтам. Книга раскроет взгляды полиграфологов и верификаторов не только на психологию лжи, но и на ряд психотипов, поможет понять мотивы поведения людей, узнать, где они говорят правду, а где врут, уяснить, почему они это делают, и научиться быстрее помогать клиентам.

• Специалистам-полиграфологам – для того чтобы поднять уровень своих знаний, получить дополнительную квалификацию, повысить свою конкурентоспособность на рынке и научиться новым моделям распознавания лжи.

• Юристам и работникам правоохранительных органов. Книга расскажет о способах получения действительно достоверной информации от клиентов или оппонентов, что поможет не только быть на шаг впереди, но и более грамотно строить линию защиты или нападения в юридических коллизиях.

• Собственникам бизнеса, переговорщикам, руководителям проектов. Распознавание лжи – одно из мощнейших оружий в бизнесе. Согласитесь, что хорошо знать, что на самом деле думают о вас ваши сотрудники, подчиненные, деловые партнеры или подрядчики. Книга позволит вам понять, когда ваши подчиненные или начальники лукавят, и расскажет, что это всегда можно использовать себе на пользу. Это знание может сохранить не только ваше время, но и огромное количество денег. Ведь никому не хочется заключать сделку с лжецами.

• Специалистам по подбору кадров. Материал, изложенный в книге, позволит сделать проведение собеседований и интервью более технологичным и менее энергоемким. В книге излагается система вопросов, которые просто задать – и вы сразу поймете, говорит ли соискатель правду.

• Менеджерам среднего звена/узкоспециализированным экспертам с проблемами в личной жизни. Спекулировать на проблемах в личной жизни не очень хорошо, но если вы действительно хотите узнать, что думает о вас ваш любимый или близкий человек, то эта книга – один из немногих способов узнать истину. Кроме того, вы сможете за несколько секунд понять, насколько перспективен данный разговор или новое знакомство.

• Всем интересующимся психологией. Если вы поклонник сериалов «Обмани меня», «Менталист» и вам интересна психология лжи, то вы знаете, что в книжных магазинах по теме распознавания лжи куча популярных книг, но действительно грамотных – ни одной. Эта книга – первый профессиональный подход к теории распознавания лжи.

Таким образом, я представляю вам своеобразный самоучитель по безынструментальной детекции лжи. Материал, изложенный в данной книге, позволяет пользоваться ею как практическим самоучителем по детекции лжи. В ней приведены не только советы, но еще и практические задания для самостоятельной наработки навыков. Если уважаемый читатель выполнит хотя бы часть этих заданий и упражнений, то сможет гораздо лучше разбираться во лжи.

Из-за лжи человек, каким он был, исчезает, уничтожая свою гордость и свое достоинство.

И. Кант

Безо лжи человек погибнет от отчаяния и скуки.

А. Франц

Долгое время я занимаюсь детекцией лжи. Работа в этой сфере позволила мне обратить внимание на то, что количество людей, порицающих ложь, называющих ее одним из самых страшных человеческих изобретений, огромно. Не исключено, что именно ложь приводит людей к различным неприятным ситуациям, влечет за собой катастрофические последствия. Многие философы начиная с античных времен утверждали, что ложь опасна, она порождает недоверие, презрение к лжецу. Само слово «ложь» носит негативный характер. Когда мы произносим фразу «Ты солгал», то не только даем отрицательную характеристику речевому поведению нашего оппонента, но и тем самым даже унижаем его. Книга книг, Библия, учит нас тому, что ложь привела человека к грехопадению. Обратите внимание на то, как интересно устроен наш мозг: лжецы в нашем сознании – это всегда кто-то другой, то есть не мы с вами. Тут закономерно возникает вопрос: можем ли мы с уверенностью утверждать, что это так, или есть смысл более глубоко разобраться в этом явлении, которое окружает человека на протяжении всей его жизни?

Читать дальше

Евгений Спирица: Психология лжи и обмана. Как разоблачить лжеца

Е. Спирица

Психология лжи и обмана: как разоблачить лжеца

Моей жене Ольге, без которой эта книга никогда не была бы написана, посвящается.

Еще хочу сказать огромное спасибо Валерию Коровину, Михаилу Пелехатому, Татьяне Неверовой, Александру Лукину, Виктору Макарову, Анне Ковбас, Михаилу Баеву за помощь в написании и издании этой книги.

Для кого эта книга и как с ней работать

Ко лжи мы прибегаем постоянно, по разным причинам и в разных ситуациях. Скольких бед и проблем можно было бы избежать, если бы мы знали истинную ситуацию и нас не вводили в заблуждение! Эта книга – одна из небольших попыток сделать все возможное, чтобы лжи и обмана в нашей жизни стало меньше, а значит, кто-то стал немного счастливее.

Детекцией лжи я занимаюсь более 20 лет, за которые прочел немало книг по этой теме, увидел огромное количество специалистов в данной отрасли, как отечественных, так и зарубежных. На моем пути было множество открытий и разочарований.

Те, кто читал «Психологию лжи» П. Экмана, наверняка согласятся, что его книга состоит из набора статей, объединенных одной темой. А если вчитываться внимательно, то некоторые определения и вовсе кажутся странными. Например, определение, которое звучит как «горячие точки», – что это такое? Невольно задаешься вопросом, что это за «точки», как они «горят» и, главное, кто их поджег? Понятно, что это всего лишь метафора, но если мы говорим о научном подходе и об эпистемологии, то за метафорой должны стоять критериально-точный описательный процесс феноменов и их системная категоризация и классификация. Чего у Экмана мы явно не наблюдаем. Огромная его заслуга в том, что он первый обратил внимание на такое направление социальной психологии и, может, даже антропологии, как психология лжи, и первый, кто начал использовать для детекции лицо и эмоции. Однако популярность ему принес сериал «Обмани меня», и, наверное, это правильно: уникальный человек должен остаться в истории науки об эмоциях, однако реальными именами в реальной практической детекции лжи останутся не именитые лабораторные ученые, а реальные практики вроде Джона Рейда, Джеймса А. Матте и Натана Гордона. Именно они были теми, кто впервые в ситуации реальных расследований и проверок начал описывать невербальные признаки (маркеры) лжи.

Эта книга – одна из первых и, надеюсь, не последних попыток попробовать дать описание системному подходу к безынструментальной детекции лжи. Написанная достаточно простым языком, она имеет под собой многотысячные исследования и реальные полевые эксперименты и выборку, которой может позавидовать любой социальный психолог или психотерапевт, а главное – она абсолютно научна. Теория и наука – это концентрированный и систематизированный опыт поколений. Поколения полиграфологов и верификаторов каждый день работают в рамках безынструментальной детекции лжи, основы которой мне хотелось бы изложить на страницах данной книги.

Кому она будет полезна?

• Психологам и психотерапевтам. Книга раскроет взгляды полиграфологов и верификаторов не только на психологию лжи, но и на ряд психотипов, поможет понять мотивы поведения людей, узнать, где они говорят правду, а где врут, уяснить, почему они это делают, и научиться быстрее помогать клиентам.

• Специалистам-полиграфологам – для того чтобы поднять уровень своих знаний, получить дополнительную квалификацию, повысить свою конкурентоспособность на рынке и научиться новым моделям распознавания лжи.

• Юристам и работникам правоохранительных органов. Книга расскажет о способах получения действительно достоверной информации от клиентов или оппонентов, что поможет не только быть на шаг впереди, но и более грамотно строить линию защиты или нападения в юридических коллизиях.

• Собственникам бизнеса, переговорщикам, руководителям проектов. Распознавание лжи – одно из мощнейших оружий в бизнесе. Согласитесь, что хорошо знать, что на самом деле думают о вас ваши сотрудники, подчиненные, деловые партнеры или подрядчики. Книга позволит вам понять, когда ваши подчиненные или начальники лукавят, и расскажет, что это всегда можно использовать себе на пользу. Это знание может сохранить не только ваше время, но и огромное количество денег. Ведь никому не хочется заключать сделку с лжецами.

• Специалистам по подбору кадров. Материал, изложенный в книге, позволит сделать проведение собеседований и интервью более технологичным и менее энергоемким. В книге излагается система вопросов, которые просто задать – и вы сразу поймете, говорит ли соискатель правду.

Читать дальше

Психология лжи и обмана. Как разоблачить лжеца

Ко лжи мы прибегаем постоянно, по разным причинам и в разных ситуациях. Скольких бед и проблем можно было бы избежать, если бы мы знали истинную ситуацию и нас не вводили в заблуждение. Эта книга – одна из попыток сделать все возможное, чтобы лжи и обмана в нашей жизни стало меньше, а значит, кто-то стал счастливее.

Перед вами практическое пособие по безынструментальной детекции лжи. В нем приведены не только советы, но и задания для самостоятельной отработки навыков. Когда уважаемый читатель выполнит хотя бы часть предложенных заданий и упражнений, ложь станет для него достаточно очевидной.

Несмотря на то что текст изложен очень доступно, в его основу положены многотысячные исследования, реальные полевые эксперименты и выборка, которой может позавидовать любой социальный психолог или психотерапевт, а главное – она абсолютно научна.

Издание подойдет всем, кто хочет обрести свободу, прямо смотреть лжи в глаза и видеть ее, с легкостью говорить правду и быть счастливым – откройте для себя иной взгляд не только на психологию лжи, но и на другие модели и мотивы поведения человека. Также книга будет интересна психологам и психотерапевтам, специалистам-полиграфологам, юристам и работникам правоохранительных органов, специалистам по подбору кадров, собственникам бизнеса, переговорщикам, руководителям проектов – поднимите уровень своих знаний, учитесь новым моделям распознавания лжи.

читайте онлайн полную версию книги «Психология лжи и обмана. Как разоблачить лжеца» автора Евгений Спирица на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «Психология лжи и обмана. Как разоблачить лжеца» где угодно даже без интернета. 

Подробная информация

Дата написания: 

1 января 2017

Год издания: 

2015

ISBN (EAN): 

9785496030007

Дата поступления: 

17 июля 2020

Книговодство > Психология лжи и обмана. Как разоблачить лжеца / Евгений Спирица

Ко лжи мы прибегаем постоянно, по разным причинам и в разных ситуациях. Скольких бед и проблем можно было бы избежать, если бы мы знали истинную ситуацию и нас не вводили в заблуждение. Эта книга — одна из попыток сделать все возможное, чтобы лжи и обмана в нашей жизни стало меньше, а значит, кто-то стал счастливее.

Перед вами практическое пособие по безынструментальной детекции лжи. В нем приведены не только советы, но и задания для самостоятельной отработки навыков. Когда уважаемый читатель выполнит хотя бы часть предложенных заданий и упражнений, ложь станет для него достаточно очевидной.

Несмотря на то, что текст изложен очень доступно, в его основу положены многотысячные исследования, реальные полевые эксперименты и выборка, которой может позавидовать любой социальный психолог или психотерапевт, а главное — она абсолютно научна.

Издание подойдет всем, кто хочет обрести свободу, прямо смотреть лжи в глаза и видеть ее, с легкостью говорить правду и быть счастливым — откройте для себя иной взгляд не только на психологию лжи, но и на другие модели и мотивы поведения человека. Также книга будет интересна психологам и психотерапевтам, специалистам-полиграфологам, юристам и работникам правоохранительных органов, специалистам по подбору кадров, собственникам бизнеса, переговорщикам, руководителям проектов — поднимите уровень своих знаний, учитесь новым моделям распознавания лжи.

Издательство: Питер, 2016 г.

ISBN 978-5-496-01885-2

Количество страниц: 272.

Содержание книги «Психология лжи и обмана. Как разоблачить лжеца»:

  • 7 Для кого эта книга и как с ней работать
  • 10 Введение
  • 13 ЧАСТЬ 1. ЧТО ТАКОЕ ЛОЖЬ
    • 14 Глава 1. Чем человечество обязано обману
    • 21 Глава 2. Определение лжи и обмана
    • 32 Глава 3. Детектор ошибок, или Как наш мозг реагирует на ложь
    • 40 Глава 4. Разновидности лжи
    • 49 Глава 5. Основные признаки и стратегии обмана
  • 59 ЧАСТЬ 2. ОСНОВНЫЕ МАРКЕРЫ ЛЖИ — ТОЧКА ОРИЕНТИРОВОЧНОГО ЗАМИРАНИЯ, ПРИЗНАКИ ВЕГЕТАТИВНОЙ НЕРВНОЙ СИСТЕМЫ, РЕЧЬ, МИМИКА И ПАНТОМИМИКА
    • 60 Глава 6. Точка ориентировочного замирания: ориентировочный рефлекс и адаптация
    • 66 Глава 7. Распознавание лжи по признакам вегетативной нервной системы
    • 88 Глава 8. Распознавание лжи по речи
    • 102 Глава 9. Распознавание лжи по жестам
    • 112 Глава 10. Распознавание лжи по мимике
    • 131 Глава 11. Основные, дополнительные и второстепенные признаки обмана и принцип принятия решения
  • 137 ЧАСТЬ 3. ПРОФАЙЛИНГ: ОПЕРАТИВНАЯ ПСИХОДИАГНОСТИКА ЛИЧНОСТИ, ИЛИ КАК ЛГУТ РАЗНЫЕ ПСИХОТИПЫ
    • 138 Глава 12. Профайлинг и оперативная психодиагностика личности
    • 142 Глава 13. Профайлинг в безынструментальной детекции лжи
      • 149 Истероидный психотип
      • 155 Эпилептоидный психотип
      • 160 Параноиды, или параноялы
      • 165 Шизоиды: шизоидный психотип
      • 170 Гипертим: гипертимный психотип
      • 175 Эмотив: эмотивный психотип
      • 180 Астеник: тревожно-мнительный психотип
      • 183 Ипохондрик: депрессивно-печальный психотип
  • 189 ЧАСТЬ 4. КАК ПРАВИЛЬНО ВЕСТИ БЕСЕДУ ДЛЯ ИЗОБЛИЧЕНИЯ ЛЖИ
    • 190 Глава 14. Опросная беседа как основной инструмент верификатора
    • 193 Глава 15. Задачи, решаемые стимулами (вопросами) в безынструментальной детекции лжи
    • 202 Глава 16. Формулировка стимулов (вопросов) в безынструментальной детекции лжи
    • 221 Глава 17. Основные модели получения признания
    • 231 Глава 18. Структурированная опросная беседа
      • 231 Первый этап. Вводный
      • 233 Второй этап. Исследовательский
      • 234 Третий этап. Боевая часть опросной беседы
      • 235 Четвертый этап. Утилизация или получение признания
      • 235 Обработка полученных и зафиксированных материалов
    • 249 Глава 19. Основные ошибки верификатора
  • 260 Послесловие, или Жить не по лжи!
  • 262 Список литературы
  • 264 Приложения
    • 264 Приложение 1. Бланк структурированной опросной беседы
    • 270 Приложение 2. Образец согласия

Инструкция как скачать книгу Евгений Спирица: Психология лжи и обмана. Как разоблачить лжеца в форматах DjVu, PDF, DOC или fb2 совершенно бесплатно.

Книга: Психология лжи и обмана. Как разоблачить лжеца — Евгений Спирица — КнигаГо

Е. Спирица
Психология лжи и обмана: как разоблачить лжеца

Моей жене Ольге, без которой эта книга никогда не была бы написана, посвящается.

Еще хочу сказать огромное спасибо Валерию Коровину, Михаилу Пелехатому, Татьяне Неверовой, Александру Лукину, Виктору Макарову, Анне Ковбас, Михаилу Баеву за помощь в написании и издании этой книги.

Для кого эта книга и как с ней работать

Ко лжи мы прибегаем постоянно, по разным причинам и в разных ситуациях. Скольких бед и проблем можно было бы избежать, если бы мы знали истинную ситуацию и нас не вводили в заблуждение! Эта книга – одна из небольших попыток сделать все возможное, чтобы лжи и обмана в нашей жизни стало меньше, а значит, кто-то стал немного счастливее.

Детекцией лжи я занимаюсь более 20 лет, за которые прочел немало книг по этой теме, увидел огромное количество специалистов в данной отрасли, как отечественных, так и зарубежных. На моем пути было множество открытий и разочарований.

Те, кто читал «Психологию лжи» П. Экмана, наверняка согласятся, что его книга состоит из набора статей, объединенных одной темой. А если вчитываться внимательно, то некоторые определения и вовсе кажутся странными. Например, определение, которое звучит как «горячие точки», – что это такое? Невольно задаешься вопросом, что это за «точки», как они «горят» и, главное, кто их поджег? Понятно, что это всего лишь метафора, но если мы говорим о научном подходе и об эпистемологии, то за метафорой должны стоять критериально-точный описательный процесс феноменов и их системная категоризация и классификация. Чего у Экмана мы явно не наблюдаем. Огромная его заслуга в том, что он первый обратил внимание на такое направление социальной психологии и, может, даже антропологии, как психология лжи, и первый, кто начал использовать для детекции лицо и эмоции. Однако популярность ему принес сериал «Обмани меня», и, наверное, это правильно: уникальный человек должен остаться в истории науки об эмоциях, однако реальными именами в реальной практической детекции лжи останутся не именитые лабораторные ученые, а реальные практики вроде Джона Рейда, Джеймса А. Матте и Натана Гордона. Именно они были теми, кто впервые в ситуации реальных расследований и проверок начал описывать невербальные признаки (маркеры) лжи.

Эта книга – одна из первых и, надеюсь, не последних попыток попробовать дать описание системному подходу к безынструментальной детекции лжи. Написанная достаточно простым языком, она имеет под собой многотысячные исследования и реальные полевые эксперименты и выборку, которой может позавидовать любой социальный психолог или психотерапевт, а главное – она абсолютно научна. Теория и наука – это концентрированный и систематизированный опыт поколений. Поколения полиграфологов и верификаторов каждый день работают в рамках безынструментальной детекции лжи, основы которой мне хотелось бы изложить на страницах данной книги.

Кому она будет полезна?

• Психологам и психотерапевтам. Книга раскроет взгляды полиграфологов и верификаторов не только на психологию лжи, но и на ряд психотипов, поможет понять мотивы поведения людей, узнать, где они говорят правду, а где врут, уяснить, почему они это делают, и научиться быстрее помогать клиентам.

• Специалистам-полиграфологам – для того чтобы поднять уровень своих знаний, получить дополнительную квалификацию, повысить свою конкурентоспособность на рынке и научиться новым моделям распознавания лжи.

• Юристам и работникам правоохранительных органов. Книга расскажет о способах получения действительно достоверной информации от клиентов или оппонентов, что поможет не только быть на шаг впереди, но и более грамотно строить линию защиты или нападения в юридических коллизиях.

• Собственникам бизнеса, переговорщикам, руководителям проектов. Распознавание лжи – одно из мощнейших оружий в бизнесе. Согласитесь, что хорошо знать, что на самом деле думают о вас ваши сотрудники, подчиненные, деловые партнеры или подрядчики. Книга позволит вам понять, когда ваши подчиненные или начальники лукавят, и расскажет, что это всегда можно использовать себе на пользу. Это знание может сохранить не только ваше время, но и огромное количество денег. Ведь никому не хочется заключать

Психология лжи и обмана. Как разоблачить лжеца. Евгений Спирица. Социальная психология. Сам себе психолог (Питер). Читать онлайн. Литмир. LITMIR.BIZ

Скачать книгу

самого маленького: она формирует способность к выживанию, то есть способность быть успешным в нашем сложном мире.

      Эксперимент проводился следующим образом: после знакомства и установления контакта исследователя и ребенка последнему предлагалась игра на угадывание. Ребенка усаживали лицом к стене и доставали какую-нибудь игрушку. Задача испытуемого заключалась в том, чтобы по звуку определить, какой предмет его издавал. В процессе ребенку предъявлялись три игрушки. Первая и вторая обладали каким-нибудь характерным звуком, достаточно понятным малышу, а третья либо не издавала звука, либо звук носил нейтральный характер. Первые две позиции ребенок угадывал очень быстро, с третьей же происходила следующая ситуация: исследователь выходил из комнаты и просил, чтобы ребенок не подсматривал. Естественно, когда исследователь возвращался, то делал все возможное, чтобы ребенок слышал, как он идет. Испытуемый смотрел на игрушку, и когда исследователь возвращался в кабинет, где проводилось исследование, то ребенок с радостью и гордостью давал правильный ответ. После этого исследователь задавал вопрос, подглядывал малыш за игрушкой или нет. Дети трехлетнего возраста и младше в большинстве своем сразу признавались, что подглядывали, а дети 6–7 лет в 95 % случаев использовали ложь с целью доказать, что угадали, какая это игрушка.

      Что же происходит с детьми в четырехлетнем возрасте? По словам Виктории Талвар, именно в это время дети понимают, что другого человека просто обмануть. До своего первого дня рождения дети всего лишь улавливают взаимосвязь между своим поведением и теми действиями, которые они вызывают. По результатам ряда исследований, девятимесячные младенцы точно знают, что взрослые, скорее всего, дадут им тот предмет, на который они посмотрели или к которому протянули руки. Ребенок, начинающий ходить, чувствует преграду между своими желаниями и реальной ситуацией, однако он точно знает, каким возгласом сообщить об этом окружающим, как потребовать тот или иной предмет. Дети понимают, что у родителей есть стереотипы поведения и они своими действиями могут на них повлиять.

      Таким образом, между поведением детей и социумом возникает петля обратной связи. Получение ребенком позитивной или негативной обратной связи формирует систему убеждений. Человек понимает, что, как существо социальное, он не может быть свободным от человечества, то есть если ты живешь по определенным правилам, принципам, то ты можешь спокойно выживать в социуме.

      Эмоция страха позволяет очень четко фиксировать модели поведения, которые накапливаются в глубинной структуре человеческого опыта. К 3–4 годам ребенок начинает мыслить, исходя из своей реальности. Это позволяет нам сформировать очень важную эволюционную привычку – быть правым.

      Большинство детей приобретает то, что психологи называют «теорией разума», приблизительно в возрасте от трех до трех с половиной лет. Иначе говоря, мы учимся угадывать или читать мысли окружающих. Более того, мы пользуемся этим умением каждый день, даже не задумываясь о том, что мы делаем.

      Когда

Скачать книгу

Тренинг ТЕОРИЯ ЛЖИ

Психология лжи и обмана. Как изобличить лжеца

Евгений Спирица

Почему стоит прочесть эту книгу
Ко лжи мы прибегаем постоянно, по разным причинам и в разных ситуациях. Скольких бед и проблем можно было бы избежать, если бы мы знали истинную ситуацию и нас не вводили в заблуждение. Эта книга — одна из попыток сделать все возможное, чтобы лжи и обмана в нашей жизни стало меньше, а значит, кто-то стал счастливее.

Уникальность книги
Перед вами практическое пособие по безынструментальной детекции лжи. В нем приведены не только советы, но и задания для самостоятельной отработки навыков. Когда уважаемый читатель выполнит хотя бы часть предложенных заданий и упражнений, ложь станет для него достаточно очевидной.

От автора

«Так ли плоха ложь, если мы постоянно ею пользуемся? Каким бы стал наш мир, если бы мы всегда говорили правду? Предлагаю поискать ответы на эти и другие вопросы в моей книге».

Евгений Спирица

Вижу Вас насквозь

Евгений Спирица

Почему стоит прочесть эту книгу

Хотите узнать секреты спецслужб по прогнозированию поведения человека? Или, может быть, желаете узнать всю правду о человеке без ответов на перечень психологических тестов? Стремитесь правильно подобрать кандидатуру на должность за несколько минут? Что из сказанного собеседником правда, а что ложь? Почему те, кому мы так верим, так легко нас предают? Как это предвидеть?
 

Уникальность книги
Авторская методика оперативной психодиагностики поможет точно и быстро оценить человека менее чем за 2 минуты общения — понять, кто перед вами, каков его поведенческий портрет, как он будет реагировать на те или иные ситуации.
Метод может быть использован для того, чтобы с одной стороны максимально точно и быстро подстроиться под собеседника или оппонента, а при необходимости — даже дезадаптировать его (например, в случае жесткой беседы, сложных переговоров или общения с преступником или террористами).

границ | Исследование невербальных признаков лжи и обмана: тупик

Введение

Исследования по выявлению лжи и обмана занимают видное место в области психологии и права, и за последние пять-шесть десятилетий в этой области опубликовано большое количество исследовательской литературы (Vrij, 2000, 2008; Vrij et al., 2019). У такого интереса к детекции лжи есть веские причины. Мы все повседневные лжецы, некоторые из нас более плодовиты, чем другие, мы лежим в личных и профессиональных отношениях (Серота и др., 2010; Halevy et al., 2014; Серота и Левин, 2015; Verigin et al., 2019), а публичная ложь политиками и другими общественными деятелями имеет долгую и непрерывную историю (Peters, 2015). Однако, несмотря на личные проблемы, которые может вызывать серьезная повседневная ложь, и человеческие трагедии, которые может вызвать политическая ложь, именно ложь в суде, по-видимому, была основной первоначальной мотивацией научного интереса к детекции лжи.

Ложь в суде — угроза справедливому судебному разбирательству и верховенству закона.Ложь свидетелей может привести к оправданию виновных или осуждению невиновных. В США хорошо известно, что невиновные люди были осуждены за то, что свидетели лгали в суде (Garrett, 2010, 2011; www.innocenceproject.com). При оценке достоверности и правдивости показаний суд принимает во внимание другие доказательства, представленные суду, известные факты по делу и показания других свидетелей. Несоответствие вещественным доказательствам или показаниям других свидетелей может указывать на то, что свидетель не правдив, или это может просто отражать тот факт, что свидетель наблюдал, интерпретировал и позже запомнил критические события неправильно — обычные человеческие ошибки слишком хорошо известны в литература очевидцев (Loftus, 2005; Wells, Loftus, 2013; Howe, Knott, 2015).

Когда обстоятельства дела не известны, показания свидетелей, включая показания предполагаемых потерпевших, могут иметь решающее значение для вынесения приговора, и эти показания иногда исходят от свидетелей, которые лично заинтересованы в деле и избегают самообвиняющих заявлений. . Во многих странах свидетель, лежащий в суде, рискует быть обвиненным в лжесвидетельстве — обвиняемый обычно не рискует получить такую ​​реакцию, — но все же есть случаи, когда свидетели лгут. В таких случаях, когда существует вероятность того, что один или несколько свидетелей лгут, а вердикт суда зависит от предполагаемой правдоподобности свидетелей, возникает проблема проведения различия между лживыми и правдивыми свидетелями.Можно ли отличить лжецов от правдивых на основе невербальных сигналов, передаваемых отправителем?

Во что верят люди

Психологический фольклор говорит нам, что это так. Исследования того, что люди думают о лжи и обмане, выявляют ряд невербальных сигналов, связанных с ложью (Vrij, 2000, 2008; The Global Deception Research Team, 2006) — избегание взгляда, ерзание, беспокойные движения ступней и ног, частое положение тела. изменения. Такие убеждения распространяются не только на непрофессионалов, но и у профессионалов в области права и психологии (Bogaard et al., 2016; Диккенс и Кертис, 2019). Основываясь на таких повседневных идеях, многие страны предлагают курсы и программы, обещающие компетентность в области обнаружения лжи. Известными во всем мире примерами являются программа SPOT (Проверка пассажиров методами наблюдения), направленная на выявление возможных террористов в аэропортах путем анализа поведения, и программа SYNEROLOGY, направленная на раскрытие обмана при проведении собеседований в судах или при собеседовании при приеме на работу (Denault et al. др., 2020). В нашей стране в 2018 году профессиональная организация, предлагающая продвинутые курсы для представителей юридических профессий, анонсировала курс под названием «Найди лжеца», который проводит американский профессор права.Он «обучает научно доказанным методам распознавания скрытых эмоций и лжи, в том числе тому, как определять микровыражения эмоций, которые длятся менее секунды, распознавать, когда язык тела раскрывает ложь, а когда это бессмысленно, обнаруживать ложь на собеседованиях, встречах, расследованиях. , и даже по телефону ». Поддерживаются ли такие идеи эмпирическими исследованиями?

Что нам говорит наука

Несколько десятилетий эмпирических исследований показали, что ни один из невербальных признаков, который психологический фольклор считает диагностическим признаком лжи и лжи.Правдивость на самом деле является надежным индикатором лжи по сравнению с правдивостью (Vrij, 2000, 2008; Vrij et al., 2019). Это обширная литература. Основополагающая книга Vrij (2008) включала более 1000 ссылок на исследовательскую литературу и недавний обзор Vrij et al. (2019) выявили 206 научных работ, опубликованных только в 2016 году. Таким образом, любые надежные невербальные сигналы лжи и обмана должны были быть идентифицированы к настоящему времени, год 2020. Однако выводы, сделанные DePaulo et al. (2003), которые проанализировали 116 исследований более 15 лет назад, по-прежнему остаются в силе.Они пришли к выводу, что «внешность и звуки обмана слабые», а недавний обзор Vrij et al. (2019) поддержали это: «… невербальные сигналы обмана, обнаруженные на сегодняшний день, слабые и ненадежные, и… люди оказываются посредственными ловцами лжи, когда обращают внимание на поведение». Другими словами, на сегодняшний день не выявлено никаких надежных невербальных сигналов обмана. Популярная гипотеза Пола Экмана о том, что мимические микровыражения являются индикатором лжи, рекламируемая многими популярными курсами, не имеет научной поддержки (Porter and ten Brinke, 2008).Например, недавнее исследование, в котором изучалось влияние обучения микровыражениям на обнаружение лжи и включало презентацию реальных видеороликов с участием высококвалифицированных лжецов, показало, что обученные участники набрали на шансов при обнаружении лжи ниже , как и необученные или поддельно обученные участники (Jordan et al., 2019).

Поэтому неудивительно, что наша способность обнаруживать лживых и правдивых свидетелей посредственная. Мета-анализ Бонда и ДеПауло (2006), основанный на базе данных из более чем 25000 суждений о достоверности, показал, что средний балл был на уровне случайности (54% правильных) и что ни одна из профессий, которые мы могли бы ожидать, были хорошими. Детекторы лжи — полицейские следователи, психиатры, интервьюеры в кадровых компаниях — получили более высокие оценки, чем непрофессионалы.Полевые исследования не лучше лабораторных. Исследования обнаружения лжи, основанные на видеозаписи допросов полицией лиц, подозреваемых в серьезных преступлениях, позже признанных виновными (например, Mann et al., 2008), не указывают на какие-либо различия в поведении подозреваемого между тем, когда он говорит прямую ложь, и тем, когда он (позже) говорит правду, и общий процент попаданий ненамного выше случайного. Аналогичным образом, исследования телеинтервью скорбящих родственников жертв серьезных преступлений, умоляющих преступников заявить о себе, некоторые из которых, как позже выяснилось, совершили преступление (Vrij and Mann, 2001; Baker et al., 2013), показывают, что суждения о правдивости были близки к случайному уровню (за одним исключением см. Wright Whelan et al., 2014). Исследование регулярных полицейских проверок автомобилей, некоторые из которых требовали сокрытия незначительных преступлений, не показало, что истинные преступления были обнаружены на уровне выше шансов (Carlucci et al., 2013). Поэтому неудивительно, что программы обнаружения обмана, основанные на анализе поведения, направленные на выявление людей со скрытыми злонамеренными намерениями — например, террористов у контрольно-пропускных пунктов в аэропортах — не прошли научные испытания (Denault et al., 2020). Фактически, недавнее и довольно реалистичное исследование обнаружения «контрабандистов» на пограничном переходе показало, что внимание к поведению контрабандистов, например, проявлению нервозности, на самом деле снижает эффективность обнаружения до уровня ниже вероятности (Mann et al. , 2020).

Есть ли будущее у этого направления исследований?

Учитывая прикладной аспект этого исследования — выявление лжи или правдивых показаний отдельных свидетелей — мы, очевидно, не интересуемся социальной метрологией, незначительно значимыми взаимосвязями, полученными в исследованиях с большими выборками участников, или только когда в анализ включены многие факторы. (Хартвиг ​​и Бонд, 2014).Напомним, что первоначальное обещание правдоподобных мифов об обнаружении лжи заключалось в том, что простого наблюдения за свидетелем должно быть достаточно, чтобы отличить лжецов от правдивых. Мы ищем признаки обмана, которые могут помочь нам в повседневной жизни, помочь суду при столкновении с противоречивыми показаниями свидетелей в случаях, когда другие доказательства скудны или отсутствуют. Благодаря продуманному экспериментальному дизайну и творческому использованию реальных ситуаций высококвалифицированными исследователями за последние несколько десятилетий мы получили ответ на критический вопрос: можем ли мы обнаружить обман, глядя на поведение людей; ответ — нет .

Анализ Люка (2019) показывает, что литература о сигналах обмана страдает от нескольких структурных проблем, которые ставят под сомнение даже скромный вывод о том, что некоторые сигналы обмана имеют слабую поддержку. Он показывает, что существует проблема огромной гибкости в кодировании реплик оценщиками, что есть свидетельства выборочного занижения незначительных результатов и что в литературе содержится гораздо более высокая доля значимых результатов, чем сила оценки. эксперименты должны заставить человека ожидать наблюдения.Используя моделирование методом Монте-Карло размеров эффекта, размера выборки и предвзятости публикации, он демонстрирует замечательное открытие, что даже если каждый потенциальный сигнал обмана на самом деле совершенно бесполезен, можно в конечном итоге получить научную литературу, которая у нас есть. Таким образом, даже осторожный вывод о том, что некоторые невербальные сигналы слабо указывают на обман, скорее всего, будет преувеличением.

Наш аргумент состоит в том, что исследование, направленное на выявление невербальных сигналов обмана, вряд ли будет плодотворным.В то же время исследования невербальных сигналов вполне могут пролить свет на другие вопросы базового человеческого общения и взаимодействия, например, относительно того, какие сигналы фактически используют люди, делая свои (неверные) суждения о том, кто лжет.

Обсуждение

Какие возможности теперь есть в этой области исследований? Продолжает ли кто-то искать надежные невербальные сигналы? Сосредоточено ли внимание на том, являются ли их комбинации диагностическими для лжи? Vrij et al. (2019) предполагают, что есть основания для оптимизма, например, путем лучшего определения терминов или улучшения измерения невербальных сигналов.Люк (2019) рекомендует повысить эффективность исследований за счет увеличения размера выборки. Мы сомневаемся, что такие стратегии смогут утешить, потому что они будут громоздкими в криминалистическом контексте. Чтобы проиллюстрировать это, давайте рассмотрим два явления: Vrij et al. (2015) сообщили, что спонтанные саккадические движения глаз (мера, связанная с широко распространенным, но не эмпирически подтвержденным сигналом отвращения взгляда) различают говорящих правду и лжецов, а Mann et al. (2012) сообщили, что если измерять «преднамеренный зрительный контакт», а не зрительный контакт per se , у лжецов будет более продолжительный зрительный контакт, чем у лиц, говорящих правду.Причина нашего скептицизма в отношении применения таких эффектов заключается в том, что трудно применить небольшие (хотя и значительные) эффекты к конкретным случаям. С такими сигналами, как правило, невозможно сказать, кто говорит правду на индивидуальном уровне или даже на уровне отдельного утверждения. Можно измерить спонтанные саккады ключевых свидетелей или количество преднамеренного зрительного контакта, поддерживаемого свидетелем, дающим свои показания, но неясно, являются ли такие меры достаточно надежными или каким должно быть исходное условие, с которым можно было бы сравнить собранные данные для того, чтобы объявить заявление ложным или нет.Исследования в тупике? Мы считаем, что это так, что касается обнаружения лжи в криминалистическом контексте. Идея, лежащая в основе исследования, о том, что существует надежных невербальных признаков лжи и обмана, сама по себе является выражением западного психологического фольклора, как указано Нортье и Треду (2019), теоретическими основами предполагаемого невербального представления. словесные сигналы шатки — и немногие исследователи в этой области, кажется, полностью переварили возможность того, что основная посылка их исследования может быть ложной.Что касается сложного интеллектуального поведения, давно было осознано, что существует ряд общих факторов, которые способствуют индивидуальным различиям — генетика, культурные влияния, личный опыт и ситуационные факторы (Engel, 1977, 1980). Ситуация усложняется тем, что метаанализ Бонда и Де Пауло (2008) показал, что суждения участников о правде зависят от отправителя, а не от человека, выносящего суждение. Влияние отправителя на достоверность суждений было подтверждено в ряде последующих исследований: некоторые из нас кажутся более (или менее) заслуживающими доверия, чем другие, независимо от того, говорим мы правду или лжем (Porter et al., 2010; Левин и др., 2011; Корва и др., 2013). Кроме того, существование литературы о культурных различиях в обнаружении лжи, например, Castillo and Mallard (2012), по-видимому, подрывает идею о том, что ложь и обман каким-либо полезным, систематическим образом связаны с поведением отдельного человека, свободного от культуры. основание. Возможно, мы искали законность человеческого поведения, которая существует только в нашем сознании.

Разве можно просто отказаться от этого направления исследований? Мы верим, что это так.Творческие исследования, проведенные в течение последних нескольких десятилетий, сыграли важную роль в демонстрации того, что психологический фольклор, идеи, которые мы разделяем о поведенческих сигналах лжи и обмана, неверны. Эта функция разоблачения науки чрезвычайно важна. Но теперь у нас есть достаточно доказательств того, что нет никаких конкретных невербальных поведенческих сигналов, сопровождающих ложное или обманчивое поведение. Мы можем смело рекомендовать судам игнорировать такие поведенческие сигналы при оценке правдивости жертв, свидетелей и подозреваемых правонарушителей.Исследователям в области психологии и права, возможно, пора двигаться дальше.

Авторские взносы

Порядок авторов — алфавитный. Все авторы внесли свой вклад в статью и одобрили представленную версию.

Финансирование

Эта работа была поддержана фондами Университета Осло для оплаты сборов за публикацию в открытом доступе.

Конфликт интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Список литературы

Бейкер А., тен Бринке Л. и Портер С. (2013). Снова будут одурачены: эмоционально интеллигентные люди легко обмануты обманщиками с высокими ставками. Legal Criminol. Psychol. 18, 300–313. DOI: 10.1111 / j.2044-8333.2012.02054.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Богард, Г., Мейер, Э. Х., Фрай, А., Меркельбах, Х. (2016). Сильно, но ошибочно. Рассказывайте о мнениях людей и полицейских о вербальных и невербальных сигналах обмана. PLoS ONE 11: e0156615. DOI: 10.1371 / journal.pone.0156615

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Карлуччи М. Э., Компо Н. С. и Циммерманн Л. (2013). Обнаружение лжи при высоких ставках правды и лжи. Legal Criminol. Psychol. 18, 314–323. DOI: 10.1111 / j.2044-8333.2012.02064.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кастильо, П. А., и Маллард, Д. (2012). Предотвращение межкультурной предвзятости в обманчивых суждениях: роль ожиданий относительно невербального поведения. J. Cross Cult. Psychol. 43, 967–978. DOI: 10.1177 / 0022022111415672

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Denault, V., Plusquellec, P., Jupe, L.M., St-Yves, M., Dunbar, N.E., Hartwig, M., et al. (2020). Анализ невербальной коммуникации: опасности псевдонауки в контексте безопасности и правосудия. Ану. de Psicol.Jurídica 30, 1–12. DOI: 10.5093 / apj2019a9

CrossRef Полный текст | Google Scholar

ДеПауло, Б.М., Линдси, Дж. Дж., Мэлоун, Б. Э., Мюленбрук, Л., Чарльтон, К., и Купер, Х. (2003). Подсказки к обману. Psychol. Бык. 129, 74–118. DOI: 10.1037 / 0033-2909.129.1.74

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Диккенс, К. Р., Кертис, Д. А. (2019). Ложь в рамках закона: убеждения терапевта и его отношение к обману. J. Forensic Psychol. Prac . 19, 359–375. DOI: 10.1080 / 24732850.2019.1666604

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Энгель, Г.Л. (1977). Потребность в новой медицинской модели: вызов биомедицине. Наука 196, 129–136. DOI: 10.1126 / science.847460

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Энгель Г. Л. (1980). Клиническое применение биопсихосоциальной модели. Am. J. Psychiatry 137, 535–544. DOI: 10.1176 / ajp.137.5.535

PubMed Аннотация

Халеви Р., Шалви С. и Вершуере Б. (2014). Честно говорить о нечестности: соотносить самооценки и фактическую ложь. Гум. Commun. Res. 40, 54–72. DOI: 10.1111 / hcre.12019

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хартвиг, М., и Бонд, К. Ф. (2014). Обнаружение лжи по нескольким подсказкам: метаанализ. Заявл. Cogn. Психология. 28, 661–676. DOI: 10.1002 / acp.3052

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хау, М. Л., и Нотт, Л. М. (2015). Ошибочность памяти в судебных процессах: уроки прошлого и их современные последствия. Память 23, 633–656.DOI: 10.1080 / 09658211.2015.1010709

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Джордан, С., Бримбал, Л., Уоллес, Д. Б., Кассин, С. М., Хартвиг, М., и Стрит, К. Н. Х. (2019). Тест инструмента обучения микровыражению: улучшает ли он распознавание лжи? J. Invest. Psychol. Off 16, 222–235. DOI: 10.1002 / jip.1532

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Корва Н., Портер С., О’Коннор Б. П., Шоу Дж. И тен Бринке Л.(2013). Опасные решения: влияние отношения присяжных и явки подсудимого на принятие юридических решений. Psychiatr. Psychol. Закон 20, 384–398. DOI: 10.1080 / 13218719.2012.692931

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Левин Т. Р., Серота К. Б., Шульман Дж., Клэр Д. Д., Парк Х. С., Шоу А. С. и др. (2011). Поведение отправителя: индивидуальные различия в правдоподобности отправителя оказывают сильное влияние на суждения об обнаружении обмана. Гум. Commun.Res. 37, 262–289. DOI: 10.1111 / j.1468-2958.2011.01407.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Манн, С., Диб, Х., Вридж, А., Хоуп, Л., и Понтигиа, Л. (2020). Выявление контрабандистов: определение стратегий и поведения лиц, владеющих незаконными предметами, Appl. Cogn. Психология. 34, 372–386. DOI: 10.1002 / acp.3622

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Манн С., Врай А., Фишер Р. П. и Робинсон М. (2008). Не видеть лжи, не слышать лжи: различия в точности распознавания и предвзятости реакции при просмотре или прослушивании допросов подозреваемых в полиции. Заявл. Cogn. Психология. 22, 1062–1071. DOI: 10.1002 / acp.1406

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Манн С., Вридж А., Леал С., Гранхаг П. А., Вармелинк Л. и Форрестер Д. (2012). Окна в душу? Преднамеренный зрительный контакт как повод для обмана. J. Невербальное поведение. 36, 205–215. DOI: 10.1007 / s10919-012-0132-y

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Нортье А. и Треду К. (2019). Насколько хорошо мы обнаруживаем обман? Обзор современных методов и теорий. S. Afr. J. Psychol. 49, 491–504. DOI: 10.1177 / 0081246318822953

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Портер, С., и тен Бринке, Л. (2008). Чтение между ложью: определение скрытых и фальсифицированных эмоций в универсальных выражениях лица. Psychol. Sci. 19, 508–514. DOI: 10.1111 / j.1467-9280.2008.02116.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Портер, С., тен Бринке, Л., и Шанталь, Г. (2010).Опасные решения: влияние первого впечатления о достоверности на оценку юридических доказательств и виновность ответчика. Psychol. Закон о преступности 16, 477–491. DOI: 10.1080 / 10683160

6141

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Серота, К. Б., и Левин, Т. Р. (2015). Несколько плодовитых лжецов варьируют в распространенности лжи. J. Lang. Soc. Psychol. 34, 138–157. DOI: 10.1177 / 0261927X14528804

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Серота, К.Б., Левин Т. Р. и Бостер Ф. Дж. (2010). Распространенность лжи в Америке: три исследования самооценки лжи. Гум. Commun. Res . 36, 2–25. DOI: 10.1111 / j.1468-2958.2009.01366.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Веригин Б. Л., Мейер Э. Х., Богард Г. и Вридж А. (2019). Распространенность лжи, характеристики лжи и стратегии самоотчетов хороших лжецов. PLoS ONE 14: e0225566. DOI: 10.1371 / journal.pone.0225566

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Врий, А.(2000). Выявление лжи и обмана: психология лжи и ее значение для профессиональной практики . Чичестер: Вайли.

Врий, А. (2008). Обнаружение лжи и обмана, 2-е изд. . Чичестер: Вайли.

Google Scholar

Vrij, A., and Mann, S. (2001). Кто убил моего родственника? Способность полицейских обнаруживать реальную ложь с высокими ставками. Psychol. Закон о преступности 7 , 119–132. DOI: 10.1080 / 10683160108401791

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Врий, А., Оливейра, Дж., Хаммонд, А., и Эрлихман, Х. (2015). Частота саккадических движений глаз как сигнал обмана. J. App. Res. Mem. Cogn. 4, 15–19. DOI: 10.1016 / j.jarmac.2014.07.005

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Уэллс, Г., Лофтус, Э. Ф. (2013). «Память очевидцев для людей и событий», в Справочнике по психологии , Vol. 11, Судебная психология , ред. Р. К. Отто и И. Б. Вайнер (Хобокен, Нью-Джерси: Джон Уайли и сыновья), Глава 25, 617–629.

Google Scholar

Райт Уилан, К., Вагстафф, Г. Ф., и Уиткрофт, Дж. М. (2014). Ложь с высокими ставками: вербальные и невербальные сигналы обмана в публичных обращениях за помощью с пропавшими без вести или убитыми родственниками. Psychiatr. Psychol. Закон 21, 523–537. DOI: 10.1080 / 13218719.2013.839931

CrossRef Полный текст | Google Scholar

18 качеств хороших лжецов

Голландский психолог Альдерт Врий может сказать, лжешь ли ты.

Vrij опубликовал более 500 статей об использовании вербальных и невербальных сигналов для обнаружения лжи.Его книга «Обнаружение лжи и обмана: ловушки и возможности» была названа «наиболее полным обзором обмана на сегодняшний день». На более чем 500 страницах он не только всеобъемлющий, но и длинный. И я не хочу лгать: у меня никогда не было времени читать это.

К счастью, я нашел много статей, которые резюмировали книгу, в том числе эту статью из Scientific America. Исследования Вриджа показывают, что хорошего лжеца можно составить по 18 чертам:

  1. Манипулятивность

    Манипуляторы часто лгут, склонны упорствовать во лжи, когда им предлагают сказать правду, и не чувствуют себя неловко или виноватыми, когда лгут.

  2. Действующий

    Хорошие актеры — хорошие лжецы; восприимчивая аудитория поощряет доверие.

  3. Выразительность

    Оживленные люди создают благоприятное первое впечатление, делая лжецов соблазнительными, а их выражения отвлекающими.

  4. Физическая привлекательность

    Симпатичных людей считают более честными, чем непривлекательных.

  5. Естественные исполнители

    Эти люди могут адаптироваться к резким изменениям в дискурсе с убедительной спонтанностью.

  6. Опыт

    Преданная ложь помогает людям справляться со знакомыми эмоциями, такими как чувство вины и страха, которые могут «просачиваться» поведенчески и сбивать с толку наблюдателей.

  7. Уверенность

    Вы должны верить в свою способность обманывать других.

  8. Эмоциональный камуфляж

    Лжецы «маскируют свою явную склонность показывать те эмоции, которые они действительно испытывают», симулируя противоположный эффект.

  9. Красноречие

    Красноречивые ораторы сбивают слушателей с толку игрой слов и дают дополнительное время, чтобы обдумать правдоподобный ответ, давая длинные ответы.

  10. Хорошая готовность

    Это сводит к минимуму изготовление на месте, которое уязвимо для обнаружения.

  11. Непроверяемый ответ.

    Сокрытие информации («Честно говоря, не помню») предпочтительнее надуманной лжи, потому что ее нельзя опровергнуть.

  12. Экономия информации

    Как можно меньше говорить в ответ на поставленные вопросы, тем труднее подтвердить или опровергнуть детали.

  13. Оригинальное мышление

    Даже дотошные лжецы могут быть сбиты с толку неожиданностями, поэтому способность давать оригинальные, убедительные ответы без сценария пригодится.

  14. Быстрое мышление

    Задержки и словесные наполнители сигнализируют об обмане, поэтому хорошие лжецы сообразительны и быстро думают.

  15. Интеллект

    Интеллект позволяет эффективно брать на себя «когнитивную нагрузку», вызванную ложью, поскольку существует множество сложных, одновременно возникающих требований, связанных с отслеживанием собственной обманчивости.

  16. Хорошая память

    Уши следователя будут настораживать при несоответствиях. Хорошая память позволяет лжецу запоминать детали, не запутавшись в собственных выдумках.

  17. Приверженность правде

    Ложь, которая «искажает правду», обычно более убедительна и требует меньших когнитивных усилий, чем та, которая предполагает фабрикацию всей истории.

  18. Декодирование

    Способность обнаруживать подозрения в слушателе позволяет лжецу вносить необходимые коррективы, заимствуя стратегии из предыдущего набора навыков.

Короче говоря, ложь требует обширных навыков. Так что ложь — это не просто культурно неправильно, это тяжелый труд. Что дает всем нам еще один повод говорить правду; это легче. Как якобы сказал Марк Твен:

Если вы говорите правду, вам не нужно ничего вспоминать.

Пожалуйста, подпишитесь на меня в Twitter, LinkedIn и Google+.

Ложь полезна

Если бы я сказал, что ложь полезна для вас, вы, вероятно, не поверите мне.Но поверьте мне — я не вру.

Проще говоря, мы лжем, потому что это работает. Когда мы делаем это хорошо, мы получаем то, что хотим.

Мы лжем, чтобы избежать неловкости или наказания. Мы лжем, чтобы поддерживать отношения и нравиться другим. И, конечно же, больше всего мы лжем, чтобы доставить себе удовольствие. Приукрашиваем ли мы свою репутацию или укрепляем свои истории, мы часто говорим неправду, чтобы показаться и почувствовать себя лучше.


Бо Дитль о признании


Дэвид Копперфилд о секретах

Более того, мы все время лжем.В 2002 году Роберт Фельдман, профессор психологии Массачусетского университета в Амхерсте, провел исследование, в ходе которого он тайно записал на видео разговоры студентов с незнакомцами. После этого он попросил студентов изучить видеозаписи и выявить неправду. В среднем они утверждают, что лгали трижды за десять минут разговора.

И это число, вероятно, слишком мало. Во-первых, мы, скорее всего, занижем количество лжи, которую мы говорим (то есть мы лжем о лжи). И исследование Фельдмана учитывало только вербальную ложь, игнорируя другое обманчивое поведение — например, вводящий в заблуждение язык тела или выражения лица.

На самом деле мы лжем так легко, что нечестность становится автоматической. «В большинстве случаев мы даже не осознаем лжи, которую рассказываем», — объясняет Дэвид Смит, директор Института Новой Англии при Университете Новой Англии и автор книги «Почему мы лжем». Он говорит, что мы лучше всего лжем, когда не знаем, что лжем. «У нас нет нервозности или явных признаков беспокойства, с которыми намеренный лжец вряд ли может помочь», — объясняет он. «Самообман — это служанка обмана: скрывая правду от самих себя, мы можем более полно скрыть ее от других.”

Но почему мы так часто нечестны? Разве честность не всегда лучшая политика? На самом деле нет. Никто не хочет слышать, что они выглядят тяжелее или менее привлекательно. По правде говоря, мы считаем тех, кто слишком честен, чтобы быть резкими, антиобщественными и даже патологическими. Недавнее исследование показало, что подростки, которые пользуются наибольшей популярностью среди сверстников, лучше всех умеют обманывать.

И ложь доказала свою психологическую пользу. Например, есть научные данные, показывающие, что депрессивные люди более честны с собой, чем недепрессивные или психически здоровые люди.Когда люди оправляются от депрессии, они становятся менее честными.

Как ни странно, несмотря на частоту, с которой мы лжем, у нас это довольно плохо получается. Лгать — по крайней мере намеренно — непросто. «Чтобы солгать, нужно потрудиться больше, чем сказать правду, — говорит Морин О’Салливан, профессор психологии Университета Сан-Франциско. «Вы должны не только что-то придумать, но и понаблюдать за мной, чтобы убедиться, что я вам верю».

Но не волнуйтесь слишком сильно.Людей легко обмануть. «Нет носа Пиноккио», — объясняет Пол Экман, почетный профессор психологии Калифорнийского университета в Сан-Франциско. «Нет никаких признаков, которые всегда присутствуют, когда кто-то лжет, и всегда отсутствует, когда кто-то говорит правду». В результате исследования показывают, что мы лишь немногим лучше, чем вероятность, в обнаружении обмана.

«По умолчанию мы исходим из того, что люди говорят правду», — говорит Фельдман. И часто мы действительно не хотим слышать правду.Если мы слышим то, что хотим слышать, мы принимаем это, правда это или нет.

Возьмем для примера оценку работы коллеги. Когда мы спрашиваем друга, хорошо ли мы поработали, мы хотим, чтобы ответ был положительным, независимо от его законности. Как только мы это слышим, у нас нет мотивации для дальнейшего исследования.

«Итак, хотя мы хотели бы сказать, что ценим честность, мы также ценим нечестность», — говорит Смит из Университета Новой Англии. В конце концов, нас с самого раннего возраста учили тому, как важно лгать. Загвоздка в том, что мы не называем это ложью, мы называем это тактичностью или социальным изяществом.


Бо Дитль о признании


Дэвид Копперфилд о хранении секретов

Исследование невербальных признаков лжи и обмана: тупик

Front Psychol. 2020; 11: 613410.

Департамент психологии, Университет Осло, Осло, Норвегия

Отредактировал: Джейн Гудман-Делаханти, Университет Чарльза Стерта, Австралия

Рецензировал: Крис Н.Х. Стрит, Университет Хаддерсфилда, Соединенное Королевство

Это статья была отправлена ​​в раздел «Судебная и юридическая психология» журнала «Границы в психологии»

Поступила в редакцию 2 октября 2020 г .; Принята в печать 23 ноября 2020 г.

Ключевые слова: ложь, ложь, обман, правда, обнаружение лжи, невербальный

Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License (CC BY). Использование, распространение или воспроизведение на других форумах разрешено при условии указания автора (авторов) и правообладателя (ов) и ссылки на оригинальную публикацию в этом журнале в соответствии с принятой академической практикой. Запрещается использование, распространение или воспроизведение без соблюдения этих условий.

Введение

Исследования по выявлению лжи и обмана занимают видное место в области психологии и права, и за последние пять-шесть десятилетий в этой области опубликовано большое количество исследовательской литературы (Vrij, 2000, 2008; Vrij и др., 2019). У такого интереса к детекции лжи есть веские причины. Мы все повседневные лгуны, некоторые из нас более плодовиты, чем другие, мы находимся в личных и профессиональных отношениях (Serota et al., 2010; Halevy et al., 2014; Serota and Levine, 2015; Verigin et al., 2019), а публичная ложь политиками и другими общественными деятелями имеет долгую и непрерывную историю (Peters, 2015). Однако, несмотря на личные проблемы, которые может вызывать серьезная повседневная ложь, и человеческие трагедии, которые может вызвать политическая ложь, именно ложь в суде, по-видимому, была основной первоначальной мотивацией научного интереса к детекции лжи.

Ложь в суде — угроза справедливому судебному разбирательству и верховенству закона. Ложь свидетелей может привести к оправданию виновных или осуждению невиновных.В США хорошо известно, что невиновные люди были осуждены за то, что свидетели лгали в суде (Garrett, 2010, 2011; www.innocenceproject.com). При оценке достоверности и правдивости показаний суд принимает во внимание другие доказательства, представленные суду, известные факты по делу и показания других свидетелей. Несоответствие вещественным доказательствам или показаниям других свидетелей может указывать на то, что свидетель не правдив, или это может просто отражать тот факт, что свидетель наблюдал, интерпретировал и позже запомнил критические события неправильно — обычные человеческие ошибки слишком хорошо известны в литература очевидцев (Loftus, 2005; Wells, Loftus, 2013; Howe, Knott, 2015).

Когда обстоятельства дела не известны, показания свидетелей, в том числе показания предполагаемых потерпевших, могут иметь решающее значение для вынесения приговора, и эти показания иногда исходят от свидетелей, которые лично заинтересованы в деле и избегают самообвинения. заявления. Во многих странах свидетель, лежащий в суде, рискует быть обвиненным в лжесвидетельстве — обвиняемый обычно не рискует получить такую ​​реакцию, — но все же есть случаи, когда свидетели лгут. В таких случаях, когда существует вероятность того, что один или несколько свидетелей лгут, а вердикт суда зависит от предполагаемой правдоподобности свидетелей, возникает проблема проведения различия между лживыми и правдивыми свидетелями.Можно ли отличить лжецов от правдивых на основе невербальных сигналов, передаваемых отправителем?

Во что верят люди

Психологический фольклор говорит нам, что это так. Исследования того, что люди думают о лжи и обмане, выявляют ряд невербальных сигналов, связанных с ложью (Vrij, 2000, 2008; The Global Deception Research Team, 2006) — избегание взгляда, ерзание, беспокойные движения ступней и ног, частое положение тела. изменения. Такие убеждения распространяются не только на непрофессионалов, но и у профессионалов в области права и психологии (Bogaard et al., 2016; Диккенс и Кертис, 2019). Основываясь на таких повседневных идеях, многие страны предлагают курсы и программы, обещающие компетентность в области обнаружения лжи. Известными во всем мире примерами являются программа SPOT (Проверка пассажиров методами наблюдения), направленная на выявление возможных террористов в аэропортах путем анализа поведения, и программа SYNEROLOGY, направленная на раскрытие обмана при проведении собеседований в судах или при собеседовании при приеме на работу (Denault et al. др., 2020). В нашей стране в 2018 году профессиональная организация, предлагающая продвинутые курсы для представителей юридических профессий, анонсировала курс под названием «Найди лжеца», который проводит американский профессор права.Он «обучает научно доказанным методам распознавания скрытых эмоций и лжи, в том числе тому, как определять микровыражения эмоций, которые длятся менее секунды, распознавать, когда язык тела раскрывает ложь, а когда это бессмысленно, обнаруживать ложь на собеседованиях, встречах, расследованиях. , и даже по телефону ». Поддерживаются ли такие идеи эмпирическими исследованиями?

Что нам говорит наука

Несколько десятилетий эмпирических исследований показали, что ни один из невербальных признаков, которые, как считается психологическим фольклором, не может служить диагностикой лжи иПравдивость на самом деле является надежным индикатором лжи по сравнению с правдивостью (Vrij, 2000, 2008; Vrij et al., 2019). Это обширная литература. Основополагающая книга Vrij (2008) включала более 1000 ссылок на исследовательскую литературу и недавний обзор Vrij et al. (2019) выявили 206 научных работ, опубликованных только в 2016 году. Таким образом, любые надежные невербальные сигналы лжи и обмана должны были быть идентифицированы к настоящему времени, anno 2020. Однако выводы, сделанные DePaulo et al. (2003), которые проанализировали 116 исследований более 15 лет назад, по-прежнему остаются в силе.Они пришли к выводу, что «внешность и звуки обмана слабые», а недавний обзор Vrij et al. (2019) поддержали это: «… невербальные сигналы обмана, обнаруженные на сегодняшний день, слабые и ненадежные, и… люди оказываются посредственными ловцами лжи, когда обращают внимание на поведение». Другими словами, на сегодняшний день не выявлено никаких надежных невербальных сигналов обмана. Популярная гипотеза Пола Экмана о том, что мимические микровыражения являются индикатором лжи, рекламируемая многими популярными курсами, не имеет научной поддержки (Porter and ten Brinke, 2008).Например, недавнее исследование, в котором изучалось влияние обучения микровыражениям на обнаружение лжи и включало презентацию реальных видеороликов с участием лжецов с высокими ставками, показало, что обученные участники набрали ниже шанса обнаружения лжи, как необученные или поддельно обученные участники (Jordan et al., 2019).

Поэтому неудивительно, что наша способность обнаруживать лживых и правдивых свидетелей посредственная. Мета-анализ Бонда и ДеПауло (2006), основанный на базе данных из более чем 25000 суждений о достоверности, показал, что средний балл был на уровне случайности (54% правильных) и что ни одна из профессий, которые мы могли бы ожидать, были хорошими. Детекторы лжи — полицейские следователи, психиатры, интервьюеры в кадровых компаниях — получили более высокие оценки, чем непрофессионалы.Полевые исследования не лучше лабораторных. Исследования обнаружения лжи, основанные на видеозаписи допросов полицией лиц, подозреваемых в серьезных преступлениях, позже признанных виновными (например, Mann et al., 2008), не указывают на какие-либо различия в поведении подозреваемого между тем, когда он говорит прямую ложь, и тем, когда он (позже) говорит правду, и общий процент попаданий ненамного выше случайного. Аналогичным образом, исследования телеинтервью скорбящих родственников жертв серьезных преступлений, умоляющих преступников заявить о себе, некоторые из которых, как позже выяснилось, совершили преступление (Vrij and Mann, 2001; Baker et al., 2013), показывают, что суждения о правдивости были близки к случайному уровню (за одним исключением см. Wright Whelan et al., 2014). Исследование регулярных полицейских проверок автомобилей, некоторые из которых требовали сокрытия незначительных преступлений, не показало, что истинные преступления были обнаружены на уровне выше шансов (Carlucci et al., 2013). Поэтому неудивительно, что программы обнаружения обмана, основанные на анализе поведения, направленные на выявление людей со скрытыми злонамеренными намерениями — например, террористов у контрольно-пропускных пунктов в аэропортах — не прошли научные испытания (Denault et al., 2020). Фактически, недавнее и довольно реалистичное исследование обнаружения «контрабандистов» на пограничном переходе показало, что учет поведения контрабандистов, например признаков нервозности, на самом деле снизил эффективность обнаружения до уровня ниже вероятности (Mann et al. , 2020).

Есть ли будущее у этого направления исследований?

Учитывая прикладной аспект этого исследования — выявление лжи или правдивых показаний отдельных свидетелей — мы, очевидно, не интересуемся социальной метрологией, незначительно значимыми отношениями, полученными в исследованиях с большими выборками участников, или только когда многие факторы включены в анализы (Hartwig and Bond, 2014).Напомним, что первоначальное обещание правдоподобных мифов об обнаружении лжи заключалось в том, что простого наблюдения за свидетелем должно быть достаточно, чтобы отличить лжецов от правдивых. Мы ищем признаки обмана, которые могут помочь нам в повседневной жизни, помочь суду при столкновении с противоречивыми показаниями свидетелей в случаях, когда другие доказательства скудны или отсутствуют. Благодаря продуманному экспериментальному дизайну и творческому использованию реальных ситуаций высококвалифицированными исследователями за последние несколько десятилетий мы получили ответ на критический вопрос: можем ли мы обнаружить обман, глядя на поведение людей; ответ — нет .

Анализ Люка (2019) показывает, что литература по сигналам обмана страдает от нескольких структурных проблем, которые ставят под сомнение даже скромный вывод о том, что некоторые сигналы обмана имеют слабую поддержку. Он показывает, что существует проблема огромной гибкости в кодировании реплик оценщиками, что есть свидетельства выборочного занижения незначительных результатов и что в литературе содержится гораздо более высокая доля значимых результатов, чем сила оценки. эксперименты должны заставить человека ожидать наблюдения.Используя моделирование методом Монте-Карло размеров эффекта, размера выборки и предвзятости публикации, он демонстрирует замечательное открытие, что даже если каждый потенциальный сигнал обмана на самом деле совершенно бесполезен, можно в конечном итоге получить научную литературу, которая у нас есть. Таким образом, даже осторожный вывод о том, что некоторые невербальные сигналы слабо указывают на обман, скорее всего, будет преувеличением.

Наш аргумент состоит в том, что исследование, направленное на выявление невербальных сигналов обмана, вряд ли будет плодотворным.В то же время исследования невербальных сигналов вполне могут пролить свет на другие вопросы базового человеческого общения и взаимодействия, например, относительно того, какие сигналы фактически используют люди, делая свои (неверные) суждения о том, кто лжет.

Обсуждение

Какие возможности теперь есть у этого направления исследований? Продолжает ли кто-то искать надежные невербальные сигналы? Сосредоточено ли внимание на том, являются ли их комбинации диагностическими для лжи? Vrij et al. (2019) предполагают, что есть основания для оптимизма, например, путем лучшего определения терминов или улучшения измерения невербальных сигналов.Люк (2019) рекомендует повысить эффективность исследований за счет увеличения размера выборки. Мы сомневаемся, что такие стратегии смогут утешить, потому что они будут громоздкими в криминалистическом контексте. Чтобы проиллюстрировать это, давайте рассмотрим два явления: Vrij et al. (2015) сообщили, что спонтанные саккадические движения глаз (мера, связанная с широко распространенным, но не эмпирически подтвержденным сигналом отвращения взгляда) различают говорящих правду и лжецов, а Mann et al. (2012) сообщили, что если измерять «преднамеренный зрительный контакт», а не зрительный контакт как таковой , у лжецов будет более продолжительный зрительный контакт, чем у лиц, говорящих правду.Причина нашего скептицизма в отношении применения таких эффектов заключается в том, что трудно применить небольшие (хотя и значительные) эффекты к конкретным случаям. С такими сигналами, как правило, невозможно сказать, кто говорит правду на индивидуальном уровне или даже на уровне отдельного утверждения. Можно измерить спонтанные саккады ключевых свидетелей или количество преднамеренного зрительного контакта, поддерживаемого свидетелем, дающим свои показания, но неясно, являются ли такие меры достаточно надежными или каким должно быть исходное условие, с которым можно было бы сравнить собранные данные для того, чтобы объявить заявление ложным или нет.Исследования в тупике? Мы считаем, что это так, что касается обнаружения лжи в криминалистическом контексте. Идея, лежащая в основе исследования, о том, что является надежным невербальным признаком лжи и обмана, сама по себе является выражением западного психологического фольклора. словесные сигналы шатки — и немногие исследователи в этой области, кажется, полностью переварили возможность того, что основная посылка их исследования может быть ложной.Что касается сложного интеллектуального поведения, давно было осознано, что существует ряд общих факторов, которые способствуют индивидуальным различиям — генетика, культурные влияния, личный опыт и ситуационные факторы (Engel, 1977, 1980). Ситуация усложняется тем, что метаанализ Бонда и Де Пауло (2008) показал, что суждения участников о правде зависят от отправителя, а не от человека, выносящего суждение. Влияние отправителя на достоверность суждений было подтверждено в ряде последующих исследований: некоторые из нас кажутся более (или менее) заслуживающими доверия, чем другие, независимо от того, говорим мы правду или лжем (Porter et al., 2010; Левин и др., 2011; Корва и др., 2013). Кроме того, существование литературы о культурных различиях в обнаружении лжи, например, Castillo and Mallard (2012), по-видимому, подрывает идею о том, что ложь и обман каким-либо полезным, систематическим образом связаны с поведением отдельного человека, свободного от культуры. основание. Возможно, мы искали законность человеческого поведения, которая существует только в нашем сознании.

Разве можно просто отказаться от этого направления исследований? Мы верим, что это так.Творческие исследования, проведенные в течение последних нескольких десятилетий, сыграли важную роль в демонстрации того, что психологический фольклор, идеи, которые мы разделяем о поведенческих сигналах лжи и обмана, неверны. Эта функция разоблачения науки чрезвычайно важна. Но теперь у нас есть достаточно доказательств того, что нет никаких конкретных невербальных поведенческих сигналов, сопровождающих ложное или обманчивое поведение. Мы можем смело рекомендовать судам игнорировать такие поведенческие сигналы при оценке правдивости жертв, свидетелей и подозреваемых правонарушителей.Исследователям в области психологии и права, возможно, пора двигаться дальше.

Вклад авторов

Авторы располагаются в алфавитном порядке. Все авторы внесли свой вклад в статью и одобрили представленную версию.

Конфликт интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось в отсутствие каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Сноски

Финансирование. Эта работа была поддержана фондами Университета Осло для оплаты сборов за публикацию в открытом доступе.

Ссылки

  • Бейкер А., тен Бринке Л., Портер С. (2013). Снова будут одурачены: эмоционально интеллигентные люди легко обмануты обманщиками с высокими ставками. Legal Criminol. Psychol.
    18, 300–313. 10.1111 / j.2044-8333.2012.02054.x [CrossRef] [Google Scholar]
  • Богард Г., Мейер Э. Х., Фрай А., Меркельбах Х. (2016). Сильно, но ошибочно. Рассказывайте о мнениях людей и полицейских о вербальных и невербальных сигналах обмана. PLoS ONE
    11: e0156615. 10.1371 / journal.pone.0156615 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Бонд К. Ф., Де Пауло Б. а. (2008). Индивидуальные различия в оценке обмана: точность и предвзятость. Psychol. Бык.
    134, 477–492. 10.1037 / 0033-2909.134.4.477 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Bond C.F., DePaulo B.M. (2006). Точность суждений об обмане. Чел. Soc. Psychol. Ред.
    10, 214–234. 10.1207 / s15327957pspr1003_2 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Карлуччи М. Э., Компо Н. С., Циммерманн Л.(2013). Обнаружение лжи при высоких ставках правды и лжи. Legal Criminol. Psychol.
    18, 314–323. 10.1111 / j.2044-8333.2012.02064.x [CrossRef] [Google Scholar]
  • Кастильо П. А., Маллард Д. (2012). Предотвращение межкультурной предвзятости в обманчивых суждениях: роль ожиданий относительно невербального поведения. J. Cross Cult. Psychol.
    43, 967–978. 10.1177 / 0022022111415672 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Дено В., Плюскеллек П., Юп Л. М., Сент-Ив М., Данбар Н. Э., Хартвиг ​​М. и др. (2020).Анализ невербальной коммуникации: опасности псевдонауки в контексте безопасности и правосудия. Ану. de Psicol.Jurídica
    30, 1–12. 10.5093 / apj2019a9 [CrossRef] [Google Scholar]
  • ДеПауло Б. М., Линдси Дж. Дж., Мэлоун Б. Э., Мюленбрук Л., Чарльтон К., Купер Х. (2003). Подсказки к обману. Psychol. Бык.
    129, 74–118. 10.1037 / 0033-2909.129.1.74 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Диккенс К. Р., Кертис Д. А. (2019). Ложь в рамках закона: убеждения терапевта и его отношение к обману.J. Forensic Psychol. Практика 19, 359–375. 10.1080 / 24732850.2019.1666604 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Энгель Г. Л. (1977). Потребность в новой медицинской модели: вызов биомедицине. Наука
    196, 129–136. 10.1126 / science.847460 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Энгель Г. Л. (1980). Клиническое применение биопсихосоциальной модели. Являюсь. J. Психиатрия
    137, 535–544. 10.1176 / ajp.137.5.535 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Гаррет Б. Л. (2010). Суть ложных признаний.Stanford Law Rev.
    62, 1051–1119. https://papers.ssrn.com/sol3/papers.cfm?abstract_id=1280254 [Google Scholar]
  • Гаррет Б. Л. (2011). Совершенно неправильно: осуждать невиновных. Slate , https://slate.com/news-and-politics/2011/04/how-eyewitness-can-send-innocents-to-jail.html. 10.4159 / harvard.9780674060982 [CrossRef]
  • Глобальная исследовательская группа обмана (2006). Мир лжи. J. Cross Cult. Psychol.
    37, 60–74. 10.1177 / 0022022105282295 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Халеви Р., Шалви С., Вершуере Б. (2014). Честно говорить о нечестности: соотносить самооценки и фактическую ложь. Гм. Commun. Res.
    40, 54–72. 10.1111 / hcre.12019 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Хартвиг ​​М., Бонд К. Ф. (2014). Обнаружение лжи по нескольким подсказкам: метаанализ. Прил. Cogn. Психология.
    28, 661–676. 10.1002 / acp.3052 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Хау М. Л., Нотт Л. М. (2015). Ошибочность памяти в судебных процессах: уроки прошлого и их современные последствия.объем памяти
    23, 633–656. 10.1080 / 09658211.2015.1010709 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Джордан С., Бримбал Л., Уоллес Д. Б., Кассин С. М., Хартвиг ​​М., Стрит К. Н. Х. (2019). Тест инструмента обучения микровыражению: улучшает ли он распознавание лжи?
    J. Invest. Psychol. Выключенный
    16, 222–235. 10.1002 / jip.1532 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Корва Н., Портер С., О’Коннор Б. П., Шоу Дж., Тен Бринке Л. (2013). Опасные решения: влияние отношения присяжных и явки подсудимого на принятие юридических решений.Психиатр. Psychol. Закон
    20, 384–398. 10.1080 / 13218719.2012.692931 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Левин Т. Р., Серота К. Б., Шульман Дж., Клэр Д. Д., Парк Х. С., Шоу А. С. и др. (2011). Поведение отправителя: индивидуальные различия в правдоподобности отправителя оказывают сильное влияние на суждения об обнаружении обмана. Гм. Commun. Res.
    37, 262–289. 10.1111 / j.1468-2958.2011.01407.x [CrossRef] [Google Scholar]
  • Лофтус Э. Ф. (2005). Внедрение дезинформации в человеческий разум: 30-летнее исследование податливости памяти.Учить. Mem.
    12, 361–366. 10.1101 / lm.94705 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Люк Т. Дж. (2019). Уроки Пиноккио: признаки обмана могут быть сильно преувеличены. Перспектива. Psychol. Sci.
    14, 646–671. 10.1177 / 1745691619838258 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Манн С., Диб Х., Вридж А., Хоуп Л., Понтиджия Л. (2020). Выявление контрабандистов: определение стратегий и поведения лиц, владеющих незаконными предметами, Прил. Cogn. Психология.
    34, 372–386. 10.1002 / acp.3622 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Манн С., Врий А., Фишер Р. П., Робинсон М. (2008). Не видеть лжи, не слышать лжи: различия в точности распознавания и предвзятости реакции при просмотре или прослушивании допросов подозреваемых в полиции. Прил. Cogn. Психология.
    22, 1062–1071. 10.1002 / acp.1406 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Манн С., Фрай А., Леал С., Гранхаг П. А., Вармелинк Л., Форрестер Д. (2012). Окна в душу? Преднамеренный зрительный контакт как повод для обмана. J. Невербальное поведение.
    36, 205–215. 10.1007 / s10919-012-0132-y [CrossRef] [Google Scholar]
  • Nortje A., Треду К. (2019). Насколько хорошо мы обнаруживаем обман? Обзор современных методов и теорий. S. Afr. J. Psychol.
    49, 491–504. 10.1177 / 0081246318822953 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Петерс М. А. (2015). История и практика лжи на публике. Rev. Contemp. Филос.
    14, 46–61. https://addletonacademicpublishers.com/search-in-rcp/429-volume-14-2015/2533-the-history-and-practice-of-lying-in-public-life [Google Scholar]
  • Портер С. , тен Бринке Л. (2008). Чтение между ложью: определение скрытых и фальсифицированных эмоций в универсальных выражениях лица.Psychol. Sci.
    19, 508–514. 10.1111 / j.1467-9280.2008.02116.x [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Портер С., тен Бринке Л., Шанталь Г. (2010). Опасные решения: влияние первого впечатления о достоверности на оценку юридических доказательств и виновность ответчика. Psychol. Закон о преступности
    16, 477–491. 10.1080 / 10683160
  • 6141 [CrossRef] [Google Scholar]

  • Серота К. Б., Левин Т. Р. (2015). Несколько плодовитых лжецов варьируют в распространенности лжи. J. Lang. Soc. Psychol.34, 138–157. 10.1177 / 0261927X14528804 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Серота К. Б., Левин Т. Р., Бостер Ф. Дж. (2010). Распространенность лжи в Америке: три исследования самооценки лжи. Гм. Commun. Res. 36, 2–25. 10.1111 / j.1468-2958.2009.01366.x [CrossRef] [Google Scholar]
  • Веригин Б. Л., Мейер Э. Х., Богард Г., Врий А. (2019). Распространенность лжи, характеристики лжи и стратегии самоотчетов хороших лжецов. PLoS ONE
    14: e0225566. 10.1371 / journal.pone.0225566 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Vrij A.(2000). Обнаружение лжи и обмана: психология лжи и значение для профессиональной практики. Чичестер: Вайли. [Google Scholar]
  • Vrij A. (2008). Обнаружение лжи и обмана, 2-е изд. Чичестер: Вайли. [Google Scholar]
  • Вридж А., Хартвиг ​​М., Гранхаг П. А. (2019). Чтение лжи: невербальное общение и обман. Анну. Rev. Psychol.
    70, 294–317. 10.1146 / annurev-psycho-010418-103135 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Vrij A., Mann S. (2001). Кто убил моего родственника? Способность полицейских обнаруживать реальную ложь с высокими ставками.Psychol. Преступный закон 7, 119–132. 10.1080 / 10683160108401791 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Вридж А., Оливейра Дж., Хаммонд А., Эрлихман Х. (2015). Частота саккадических движений глаз как сигнал обмана. J. App. Res. Mem. Cogn.
    4, 15–19. 10.1016 / j.jarmac.2014.07.005 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Уэллс Г., Лофтус Э. Ф. (2013). Память очевидцев для людей и событий, Справочник по психологии, Vol. 11, Судебная психология, ред. Отто Р. К., Вайнер И. Б. (Хобокен, Нью-Джерси: Джон Уайли и сыновья;), Глава 25, 617–629.[Google Scholar]
  • Райт Уилан К., Вагстафф Г. Ф., Уиткрофт Дж. М. (2014). Ложь с высокими ставками: вербальные и невербальные сигналы обмана в публичных обращениях за помощью с пропавшими без вести или убитыми родственниками. Психиатр. Psychol. Закон
    21, 523–537. 10.1080 / 13218719.2013.839931 [CrossRef] [Google Scholar]

Самообман — Психология — Oxford Bibliographies

Введение

Самообман — это видеть мир таким, каким мы хотим его видеть, а не таким, какой он есть.Когда люди обманывают себя, они используют свои надежды, потребности, желания, теорию, идеологию, предрассудки, ожидания, воспоминания и другие психологические элементы для построения своего видения мира. Более того, когда люди отбирают информацию из своего окружения, они, как правило, в большей степени отбирают положительные, а не отрицательные элементы и элементы, которые согласуются с их идеологией, теорией или религией, а не элементы, которые являются несовместимыми. Самообман обычно индивидуален, но когда он широко распространен в культуре, он становится культурным.Например, люди в большинстве культур считали, что духи и сверхъестественные существа заставляют мир работать. Однако примерно после 585 г. до н.э. (см. Религия) некоторые люди начали верить, что то, как устроен мир, можно объяснить естественными факторами, то есть астрономией или физикой. Другой пример: во многих культурах большинство людей верят, что их культура лучшая в мире; на самом деле название, которое они используют для своей культуры, часто совпадает с словом «люди». Короче говоря, тот, кто не «мы», не человек.

Общие обзоры

Самообман — явление интригующее. Как люди могут намеренно обмануть себя? Это кажется нелогичным. Таким образом, философы и психологи изо всех сил пытались понять это. Triandis 2009 придерживается позиции, согласно которой самообман происходит потому, что люди не могут обработать всю информацию, доступную в их среде, поэтому они выбирают положительную и избегают отрицательной информации. Эта предвзятость приводит к самообману. Большинство обзоров, перечисленных в этом разделе, содержат примеры самообмана, а некоторые представляют теоретические и методологические аргументы о том, как изучать это явление.Baumeister 1993 дает отличный обзор темы с многочисленными примерами. Голман 1985 пишет для широкой публики; эта книга будет хороша в качестве задания для магистрантов. Мыслободский 1997 утверждает, что люди имеют склонность к построению мифов, которые восходят к нашим предкам много тысячелетий назад. Sackeim 1988 обсуждает несколько видов самообмана. Льюис и Саарни 1993 год для серьезного ученого. Lockard and Paulhus 1988 имеет ряд глав, в которых исследуется тема как с философского, так и с психологического аспектов; они нацелены на серьезных ученых.Маккей и Деннет 2009 — очень сложное обсуждение неверия, включая самообман, для экспертов по этой теме. Murphy 1975 — один из первых обзоров на эту тему, написанных для студентов. Triandis 2009 фокусируется на применении самообмана во многих аспектах повседневной жизни, особенно в политике, религии и терроризме.

  • Баумейстер, Рой Ф. 1993. Ложь самому себе: загадка самообмана. В Ложь и обман в повседневной жизни .Под редакцией Майкла Льюиса и Кэролайн Саарни, 166–183. Нью-Йорк: Гилфорд.

    В этой главе представлен общий обзор с множеством примеров. Исследует, как возможен самообман. Глава сильна историческими примерами; например, мусульмане рассматривают крестовые походы как попытку искоренить их религию, а люди на Западе видят в них открытие торговли и улучшение межкультурного взаимопонимания.

  • Голман, Дэниел. 1985. Жизненная ложь, простые истины: Психология самообмана .Нью-Йорк: Саймон и Шустер.

    Психолог, пишущий о науке для New York Times , резюмирует то, что было известно о самообмане в 1980-е годы. Голман пишет для широкой публики, но точен.

  • Льюис, Майкл и Кэролайн Саарни, ред. 1993. Ложь и обман в повседневной жизни . Нью-Йорк: Гилфорд.

    В этой книге много глав о лжи, включая самообман. Упор делается гораздо больше на обман, чем на самообман.

  • Локкард, Джоан С. и Делрой Л. Полхус, ред. 1988. Самообман: адаптивный механизм? Englewood Cliffs, NJ: Prentice Hall.

    Включает главы как психологического, так и философского содержания, с особым акцентом на эволюционные процессы, связанные с самообманом. Большинство авторов утверждают, что самообман очень адаптивен.

  • Маккей, Райан Т. и Дэниел К. Деннет. 2009. Эволюция заблуждения. Поведенческие науки и науки о мозге 32: 493–561.

    DOI: 10.1017 / S0140525X099

  • Психолог и философ проводят обширное и сложное обсуждение заблуждений, включая самообман и «позитивные иллюзии». Реакции на основную статью предоставлены международной группой из примерно пятидесяти ученых и философов-бихевиористов. Всего почти тысяча упоминаний, большая часть из которых косвенно связана с самообманом.

  • Мерфи, Гарднер. 1975. Преодолевая самообман .Нью-Йорк: Основные книги.

    Крупный социальный психолог рассматривает самообман. Религия как самообман широко обсуждается. Он обсуждает «слишком много реальности» и необходимость отбора информации из окружающей среды, а также предвзятость выбора положительной, а не отрицательной информации.

  • Мыслободский Михаил С. 1997. Мифомании: природа обмана и самообмана . Махва, Нью-Джерси: Эрлбаум.

    Широкий обзор самообмана с особым акцентом на его связи с обманом.Люди склонны верить в мифы. Это может быть прослежено до наших предков-охотников и собирателей, которые имели сильную тенденцию строить и использовать мифы.

  • Сакейм, Гарольд А. 1988. Самообман: синтез. В Самообман: адаптивный механизм? Под редакцией Джоан С. Локкард и Делрой Л. Полхус, 146–165. Энглвуд Клиффс, Нью-Джерси: Prentice Hall.

    Исследует парадокс самообмана и несколько способов разрешения парадокса. Психический опыт часто искажается, но это не всегда самообман.Более того, в области самообмана существует много вариаций. Различают слабый и сильный самообман.

  • Триандис, Гарри К. 2009. Обман сам себя: самообман в политике, религии и терроризме . Вестпорт, штат Коннектикут. Praeger.

    Охватывает многие аспекты темы, включая применение в повседневной жизни, политике, религии и терроризме, и предполагает, что цель жизни — помочь как можно большему количеству людей быть здоровыми (как физически, так и умственно) и счастливыми, чтобы они могут жить долго, не разрушая окружающую среду.

к началу

Пользователи без подписки не могут видеть полный контент на
эта страница. Пожалуйста, подпишитесь или войдите.

Как подписаться

Oxford Bibliographies Online доступен по подписке и постоянному доступу для учреждений. Чтобы получить дополнительную информацию или связаться с торговым представителем Оксфорда, щелкните здесь.

Перейти к другим статьям:

Артикул

.

вверх

  • Ненормальная психология

  • Академическая оценка

  • Аккультурация и здоровье

  • Теория регулирования действия

  • Исследование действий

  • Захватывающее поведение

  • Подростковый возраст

  • Принятие, социальная, психологическая и эволюционная перспектива…

  • Совершеннолетие

  • Аффективное прогнозирование

  • Эйджизм

  • Эйджизм в действии

  • Агрессия

  • Олпорт, Гордон

  • Болезнь Альцгеймера

  • Анализ ковариации (ANCOVA)

  • Злость

  • Поведение животных

  • Обучение животных

  • Тревожные расстройства

  • Искусство и эстетика, Психология

  • Оценка и клиническое применение индивидуального различия…

  • Привязанность в социальном и эмоциональном развитии через …

  • Синдром дефицита внимания / гиперактивности (СДВГ) у взрослых

  • Синдром дефицита внимания / гиперактивности (СДВГ) у детей …

  • Отношение

  • Установочная амбивалентность

  • Влечение в близкие отношения

  • Теория атрибуции

  • Авторитарная личность

  • Аутизм

  • Байесовские статистические методы в психологии

  • Поведенческая терапия, рациональные эмоции

  • Поведенческая экономика

  • Поведенческая генетика

  • Вера Настойчивость

  • Тяжелая утрата и горе

  • Биологическая психология

  • Порядок рождения

  • Образ тела у мужчин и женщин

  • Выгореть

  • Эффект наблюдателя

  • Детство и юность, виктимизация со стороны сверстников и издевательства…

  • Клиническая нейропсихология

  • Клиническая психология

  • Теории когнитивной согласованности

  • Теория когнитивного диссонанса

  • Когнитивная неврология

  • Общение, невербальные сигналы и

  • Сравнительная психология

  • Право предстать перед судом

  • Соответствие, соответствие и послушание

  • Сознание

  • Процессы преодоления

  • Консультативная Психология

  • Храбрость

  • Креативность

  • Творчество на работе

  • Критическое мышление

  • Межкультурная психология

  • Культурная психология

  • Повседневная жизнь, методы исследования для изучения

  • Методы науки о данных для психологии

  • Обмен данными в психологии

  • Смерть и умирание

  • Обман и обнаружение обмана

  • Защитные процессы

  • Депрессия

  • Депрессивные расстройства

  • Развитие, Пренатальный

  • Психология развития (когнитивная)

  • Психология развития (социальная)

  • Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам (DSM…

  • Дискриминация

  • Отвращение

  • Диссоциативные расстройства

  • Наркотики и поведение

  • Расстройства пищевого поведения

  • Экологическая психология

  • Образовательная среда, оценка мышления в

  • Размер эффекта

  • Воплощение и воплощенное познание

  • Развивающаяся взрослая жизнь

  • Эмоции

  • Эмоциональный интеллект

  • Эмпатия и альтруизм

  • Стресс и благополучие сотрудников

  • Экологическая неврология и экологическая психология

  • Этика в психологической практике

  • Восприятие события

  • Эволюционная психология

  • Экспансивная поза

  • Экспериментальная экзистенциальная психология

  • Исследовательский анализ данных

  • Свидетельские показания

  • Айзенк, Ганс

  • Факторный анализ

  • Фестингер, Леон

  • Пятифакторная модель личности

  • Эффект Флинна,

  • Судебная психология

  • Прощение

  • Дружба, Детские

  • Основная ошибка атрибуции / смещение корреспонденции

  • Заблуждение игрока

  • Теория игр и психология

  • Геропсихология, Клиническая

  • Формирование привычки и изменение поведения

  • Счастье

  • Психология здоровья

  • Исследования и практика в области психологии здоровья, Измерение в

  • Хайдер, Фриц

  • Эвристика и предвзятость

  • История психологии

  • Человеческие факторы

  • Гуманистическая психология

  • Юмор

  • Гипноз

  • Тест неявной ассоциации (IAT)

  • Промышленная и организационная психология

  • Выводная статистика в психологии

  • Интеллект

  • Интеллект, кристаллизованный и текучий

  • Межкультурная психология

  • Межгрупповой конфликт

  • Международная классификация болезней и родственных болезней…

  • Международная психология

  • Интервью в настройках криминалистики

  • Насилие со стороны интимного партнера, Психологические перспективы

  • Теория отклика предмета

  • Эксцесс

  • Язык

  • Смех

  • Право, психология и

  • Лидерство

  • Приученная беспомощность

  • Теория обучения

  • Обучение против производительности

  • ЛГБТК + Романтические отношения

  • Обнаружение лжи в криминалистическом контексте

  • Продолжительность развития

  • Составы

  • Локус контроля

  • Одиночество и здоровье

  • Математическая психология

  • Смысл в жизни

  • Механизмы и процессы взаимного заражения

  • Насилие в СМИ, Психологические перспективы

  • Анализ посредничества

  • Медитация

  • Воспоминания, автобиографические

  • Воспоминания, Flashbulb

  • Воспоминания, подавленные и восстановленные

  • Память, ложь

  • Память, Человек

  • Память, неявная и явная

  • Память в образовательной среде

  • Память, семантика

  • Мета-анализ

  • Метапознание

  • Метапамять

  • Метафора, Психологические перспективы

  • Внимательность

  • Внимательность и образование

  • Миннесотский многофазный опросник личности (MMPI)

  • Деньги, Психология

  • Моральное убеждение

  • Моральное развитие

  • Моральная психология

  • Моральное рассуждение

  • Мотивация

  • Музыка

  • Нарциссизм

  • Повествование

  • Неврология ассоциативного обучения

  • Непараметрический статистический анализ в психологии

  • Обсессивно-компламентарное расстройство (ОКР)

  • Психология профессионального здоровья

  • Оперантного кондиционирования

  • Оптимизм и пессимизм

  • Организационная справедливость

  • Родительский стресс

  • Стили воспитания

  • Модели пути

  • Психология мира

  • Восприятие

  • Восприятие, Человек

  • Оценка производительности

  • Личность и здоровье

  • Расстройства личности

  • Психология личности

  • Феноменологическая психология

  • Эффекты плацебо в психологии

  • Поведение игры

  • Позитивный психологический капитал (PsyCap)

  • Позитивная психология

  • Посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР)

  • Предрассудки и стереотипы

  • Дилемма заключенного

  • Решение проблем и принятие решений

  • Прокрастинация

  • Просоциальное поведение

  • Просоциальные расходы и благополучие

  • Анализ протокола

  • Психолингвистика

  • Психология, Политическая

  • Психофизика, Визуальный

  • Психотерапия

  • Психотические расстройства

  • Гонка

  • Рассуждения, Контрфактические

  • Психология реабилитации

  • Отношения

  • Религия, Психология и

  • Репликационные инициативы в психологии

  • Методы исследования

  • Устойчивость

  • Принятие риска

  • Руминация

  • Вкусный

  • Шизофренические расстройства

  • Школьная Психология

  • Школьная психология, Консультации в

  • Я, пол и

  • Я, Психология

  • Самоконструируемый

  • Самоконтроль

  • Самообман

  • Теория самоопределения

  • Самоэффективность

  • Самооценка

  • Самоконтроль

  • Саморегуляция в образовательных учреждениях

  • В поиске сенсации

  • Пол и пол

  • Воспитание сексуальных меньшинств

  • Сексуальная ориентация

  • Теория обнаружения сигналов и ее приложения

  • Одинокие люди

  • Одноразовые экспериментальные проекты

  • Скиннер, Б.Ф.

  • Сон и сновидения

  • Малые группы

  • Социальный класс и социальный статус

  • Социальное познание

  • Социальная неврология

  • Социальная поддержка

  • Социальные прикосновения и исследования в области массажной терапии

  • Соматоформные расстройства

  • Пространственное внимание

  • Спортивная психология

  • Стэнфордский тюремный эксперимент (SPE): икона и противоречие

  • Стереотип угроза

  • Стереотипы

  • Стресс и совладание, Психология

  • Успех студентов в колледже

  • Гомеостаз субъективного благополучия

  • Самоубийство

  • Вкус, Психологические перспективы

  • Преподавание психологии

  • Теория управления терроризмом

  • Тестирование и оценка

  • Подход разумного действия и теории разумного…

  • Теория разума

  • Терапия, ориентированная на человека

  • Когнитивно-поведенческая терапия

  • Навыки мышления в образовательной среде

  • Восприятие времени

  • Перспектива черт

  • Психология травм

  • Исследования близнецов

  • Модель поведения типа А (личность, подверженная коронарным заболеваниям)

  • Бессознательные процессы

  • Добродетели и сильные стороны характера

  • Мудрость

  • Женщины и наука, технологии, инженерия и математика (STEM…

  • Женщины, Психология

  • Хорошее самочувствие на работе

  • Вундт, Вильгельм

Вниз

Психологические сыщики — Раскрытие обмана

Маленькая невинная ложь иногда может успокоить взъерошенные социальные перья, но сокрытие заговора об убийстве или утаивание информации о террористических ячейках может опустошить отдельных людей и общество в целом.Тем не менее, обнаружение обмана часто ставит в тупик самых опытных полицейских, судей, таможенников и других специалистов-криминалистов. Исследования показали, что даже агенты ФБР, ЦРУ и Агентства по борьбе с наркотиками не намного лучше, чем случайность, отличая лжецов от рассказчиков правды.

Например, недавний, еще не опубликованный метаанализ 253 исследований людей, отличающих правду от лжи, показал, что общая точность составила всего 53 процента — не намного лучше, чем подбрасывать монетку, отмечают авторы психологи Чарльз Бонд, доктор философии, Техасский христианский университет и Белла ДеПауло, доктор философии Калифорнийского университета в Санта-Барбаре.

Обнаружить уловок бывает непросто. Тесты на полиграфе — так называемые «детекторы лжи» — обычно основаны на обнаружении вегетативных реакций и считаются ненадежными (см. «Полиграф под вопросом»). Вот почему психологи каталогизируют ключи к обману, такие как мимика, язык тела и лингвистика, чтобы поймать нечестных. На основе этого исследования психологи разрабатывают новые инструменты обнаружения, такие как программное обеспечение для анализа мимики и стиля письма.

Они также обучают специалистов правоохранительных органов.Один из психологов, занимающихся этим, — Пол Экман, доктор философии, заслуженный профессор психологии Медицинской школы Калифорнийского университета в Сан-Франциско, изучавший обман около 40 лет. В рамках Института аналитических интервью в Окленде, штат Калифорния, он обучает навыкам проведения интервью всех, от охранников аэропорта до агентов по борьбе с терроризмом, офицеров дипломатической службы и следователей полиции, включая сотрудников ЦРУ, ФБР и других федеральных органов власти. агентства.

Марк Франк, доктор философии, адъюнкт-профессор коммуникаций Университета Рутгерса, и Экман сейчас собирают данные о поведении и физиологии большой выборки людей, которые лгут «по-крупному», из-за чего они могут потерять деньги, их супруга , их репутация, их свобода или их жизнь.Экман говорит, что результаты этого нового набора данных должны дать «очень много [в поле]. Я думаю, это будет гигантский скачок».

Обсуждаемые сигналы обмана

Внешность обманчива? Свидетельства неоднозначны. ДеПауло и соавтор Венди Моррис, аспирантка факультета психологии Университета Вирджинии, провели метаанализ возможных предикторов обмана для «Обнаружения обмана в криминалистических контекстах» (готовится к печати Cambridge University Press).Они предупреждают читателей, что обнаружение обмана — неточная наука, но отмечают связь между ложью и увеличением размера зрачка, показателем напряжения и концентрации. Во-вторых, они обнаруживают, что люди, слушающие лжецов, думают, что кажутся более нервными, чем рассказчики правды, возможно, потому, что их голоса выше. А лжецы чаще, чем правды, сжимают губы. С другой стороны, они отмечают, что лжецы не кажутся более суетливыми, они не больше моргают и не имеют менее расслабленной осанки.Согласно ДеПауло и Моррису, только когда лжецы более мотивированы — когда ставки выше — они кажутся необычно неподвижными и заметно меньше зрительного контакта со слушателями.

Также исследуют признаки телесного обмана — особенно лицевые — Экман и его партнеры, которые в 1978 году опубликовали Систему кодирования действий лица (FACS), которая в сочетании с голосовыми и речевыми измерениями обеспечивает точность обнаружения до 90 процентов, утверждает Экман. Он и его коллеги сейчас автоматизируют FACS для использования в правоохранительных органах.Тем временем они пытаются поднять точность еще выше.

FACS Экман говорит: «Мы получаем наибольшую выгоду от лица и голоса, когда имеем дело с ложью об эмоциях в данный момент. Мы добавляем реплики на основе жестов и слов, когда речь идет о лжи о убеждениях и действиях, например о преступлениях». Экман и его коллеги не раскрывают и не публикуют все подтвержденные признаки обмана по очень практической причине: они не хотят сообщать не тем людям.

Экман путем тщательного изучения узнал, что «микровыражения», длящиеся менее одной пятой секунды, могут давать утечку эмоций, которые кто-то хочет скрыть, например гнев или чувство вины.В то же время признаки эмоций не обязательно являются признаками вины. Экман отмечает, что невиновный человек может опасаться и казаться виновным.

Он говорит: «Вы должны использовать ложь как последнее толкование и исключить все остальное, что возможно».

Честно говоря

Выражение лица — не единственный ключ к разгадке. Поскольку обман — это социальный акт, связанный с использованием языка, исследователи также изучают устную и письменную информацию лжецов, чтобы найти отличительные закономерности.

ДеПауло и Моррис говорят, что лжецам требуется больше времени, чтобы начать отвечать на вопросы, чем рассказчикам правды, но когда у них есть время на планирование, лжецы на самом деле начинают отвечать быстрее, чем рассказчики правды. И они меньше говорят. В целом, по их словам, другим людям лжецы кажутся более негативными — более нервными и жалующимися и менее склонными к сотрудничеству, чем те, кто говорит правду.

Содержание разговоров может быть еще одной подсказкой. ДеПауло и Моррис сообщают, что лжецы, похоже, скрывают информацию либо из-за вины, либо для того, чтобы облегчить получение правды.

«Ответы лжецов звучат более противоречиво и двойственно, структура их рассказов менее логична, а их истории менее правдоподобны», — говорят они. Лжецы также используют меньше движений рук, чтобы проиллюстрировать свои действия, но с большей вероятностью повторяют слова и фразы, добавляют они.

В Техасском университете в Остине профессор психологии Джеймс Пеннебейкер, доктор философии, и его коллеги разработали компьютерное программное обеспечение, известное как Linguistic Inquiry and Word Count (LIWC), которое анализирует письменный контент и может с некоторой точностью предсказать, врущий.Пеннебейкер говорит, что у обмана есть три основных письменных маркера:

  • Меньше местоимений от первого лица. Лжецы избегают заявлений о собственности, дистанцируются от своих историй и не берут на себя ответственность за свое поведение, — говорит он.

  • Больше слов с отрицательными эмоциями, например, ненависть, бесполезность и печаль. Лжецы, отмечает Пеннебейкер, обычно более тревожны и иногда чувствуют себя виноватыми.

  • Меньше исключающих слов, например, кроме, но или нет — слова, указывающие на то, что писатели различают то, что они делали, от того, чего не делали.У лжецов, похоже, есть проблема с этой сложностью, и это проявляется в их письмах.

Программное обеспечение LIWC, опубликованное Лоуренсом Эрлбаумом, оказалось значительно более эффективным, чем человеческие судьи, в правильном определении вводящих в заблуждение или правдивых письменных образцов, со средней степенью точности 67 процентов по сравнению с 52 процентами. Образцы были набраны на пятиминутных сессиях участниками, которых попросили написать — как можно убедительнее — правдивые и вводящие в заблуждение эссе о своих взглядах на аборты.Они высказали свои истинные взгляды, что позволило узнать, когда они лгали.

В Университете штата Нью-Мексико докторант психологии Гэри Бонд и его коллеги воспроизвели показатели точности LIWC в полевых условиях, проанализировав расшифрованную речь преступников, заключенных в тюрьмы в Нью-Мексико, Канзасе и Миссисипи, и попросили сказать правду или лгать о видео. они только что видели. Более того, в правдивых утверждениях снова было меньше негативных слов, вызывающих эмоции, и больше самореференционных и исключительных слов, чем в ложных утверждениях.

Детекторы лжи

Компьютерные программы — не единственный метод обнаружения лжи. Некоторые ученые считают, что людей, например сотрудников правоохранительных органов, можно научить распознавать лжецов с помощью поведенческих ключей.

В июне APA совместно с ФБР и Национальным институтом юстиции провела комплексный семинар для высших сотрудников правоохранительных органов по использованию интуиции. Эксперты представили последние исследования по выявлению обмана и связанных с ним психологических тем, таких как предвзятость и память событий.Экман считает, что такое обучение поведению может помочь властям обнаружить тонкие подсказки, которые они могут упустить из-за того, что имеют дело с таким количеством лжецов.

Нет никаких признаков лжи как таковых, а скорее признаки того, что вы слишком много думаете, когда ответ не должен требовать размышлений, или эмоций, которые не соответствуют тому, о чем говорится, говорит он. «Мы обучаем людей искать« горячие точки », в которых они не получают полную учетную запись», — объясняет он.

Его Институт аналитического интервьюирования обучает людей обнаруживать обман в контексте результатов исследований личности, памяти и многого другого.Например, Экман говорит, что опытные следователи устанавливают взаимопонимание с подозреваемыми: «Люди расскажут свою историю, если они подумают, что вы непредубеждены».

Тем временем Экман объединился с психологом Морин О’Салливан, доктором философии из Университета Сан-Франциско, ведущим исследователем по изучению труднодоступной, очень небольшой части эмоционально умных людей, которые могут очень точно отличить обман от правдивость. Некоторые из них используют манеру поведения и голосовые подсказки, упомянутые в этой статье, но другие основывают свои суждения на поведении и употреблении слов, которые ранее не выявил ни один исследователь, объясняет О’Салливан.

Могут ли психологи научиться у этих гадательных жезлов обучать менее чувствительных людей? Экман считает, что необходимы дополнительные исследования. О’Салливан предполагает, что это может сработать только для тех, кто обладает некоторыми основными навыками: «Не каждый может быть олимпийским спортсменом», — объясняет она. «Агентства должны выявлять людей с базовыми талантами и обучать их».

Дополнительный свет на этот вопрос проливает Фрэнк Рутгерский, который вместе с Томом Фили, доктором философии из Университета Буффало факультета связи Государственного университета Нью-Йорка, недавно изучил исследование по обучению обнаружению обмана.

«Исследование показало, что, хотя методы обучения, используемые большинством исследователей, явно уступали [например, тренировка от 10 до 15 минут], все же наблюдался значительный — хотя и слабый — тренировочный эффект. Поэтому мы предположили, что если бы тренировки проводились должным образом, это могло бы работать значительно лучше », — говорит Франк.

Психология может многое предложить, пишут ДеПауло и Моррис в своей будущей главе книги: «Хорошие человеческие детекторы лжи, если такие есть, скорее всего, будут хорошими интуитивными психологами.Они выясняют, как человек может думать или чувствовать, если он лжет в конкретной ситуации, а затем ищут поведенческие признаки этих мыслей или чувств ».

В конце концов, обнаружение обмана — это честность. Экман заключает: «Гораздо труднее найти правду, чем ложь. Хороший ловец лжи хорошо определяет правдивость».

Рэйчел Адельсон, писатель из Роли, Северная Каролина

10 Более широкое понятие обмана | Мысленным взором: повышение производительности человека

Даниил, Д.К., К.Л. Хербиг 1982 Утверждения о военном обмане. В Вашингтоне Дэниел и К. Herbig, eds., Strategic Military Deception. Нью-Йорк: Pergamon Press.

Дракман, Д., Р.М. Розель, Дж. К. Бакстер, 1982 г. Невербальная коммуникация: обзор, теория и исследования. Беверли-Хиллз, Калифорния: Sage Publications.

Эпштейн, Э.Дж. 1989 Обман: невидимая война между КГБ и ЦРУ. Нью-Йорк: Саймон и Шустер.

Гоффман, Э. 1969 Стратегическое взаимодействие. Филадельфия, Пенсильвания: Университет Пенсильвании Press.

Гендель, М. 1976 Восприятие, обман и неожиданность: случай войны Судного дня. Иерусалимские документы о проблемах мира, № 19. Иерусалим, Израиль: Еврейский университет.

Heuer, R.J. 1982 Когнитивные факторы обмана и противодействия обману. Стр. 31-69 в округе Колумбия Дэниел и К.Л. Herbig, eds., Strategic Military Deception. Нью-Йорк: Pergamon Press.

Хоппер Р. и Р.А. Белл 1984 Расширение концепции обмана. Ежеквартальный речевой журнал 70: 288-302.

Хайман Р. 1989 Психология обмана. Ежегодный обзор психологии 40: 133-154.

Мауэр, A.C., M.D. Tunstall, and J.M. Eagle, eds. 1985 Разведка: политика и процесс. Боулдер, Колорадо: Westview Press.

Национальная академия наук 1989 О том, как стать ученым. Комитет по ведению науки. Вашингтон, Д.С .: Национальная академия прессы.

Рош, Э. 1975 Категоризация человека. Стр. 1-72 в Н. Уоррен, изд., достижений в кросс-культурной психологии. Лондон: Academic Press.

Sweetser, E.E.1987 Определение лжи: исследование народных моделей, лежащих в основе семантического прототипа. В Д. Холланд и Н. Куинн, ред., культурных моделей в языке и мышлении. Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета.

Watzlawick, P. 1976 Насколько реально? Замешательство — дезинформация — общение. Нью-Йорк: Рэндом Хаус.

Уэйли, Б. 1973 Кодовое слово Барбаросса. Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

1982 К общей теории обмана.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.