Негосударственное общеобразовательное учреждение Средняя общеобразовательная школа

Последователи юнга: Человек и его символы. Введение. Джон Фриман — Гуманитарный портал

Содержание

Человек и его символы. Введение. Джон Фриман — Гуманитарный портал


Обстоятельства выхода в свет этой книги достаточно необычны и интересны уже этим, тем более что они напрямую связаны с её содержанием и замыслом. Итак, позвольте мне рассказать о том, как писалась книга.

В один весенний день 1959 года BBC (Британская радиовещательная корпорация) обратилась ко мне с предложением проинтервьюировать для британского телевидения доктора Карла Густава Юнга. Интервью должно было быть «глубоким». В то время я знал не так много о самом Юнге и об его работе, но в скором времени решился на встречу с ним, которая и состоялась в его шикарном доме на берегу Цюрихского озера. Она стала началом большой дружбы, так много значащей для меня и, я надеюсь, доставившей и Юнгу приятные минуты в течение последних лет жизни. Этим и ограничивается, пожалуй, роль телевизионного интервью в моём рассказе. Главное, что оно оказалось успешным и привело, по странному стечению обстоятельств, к появлению этой книги.

Одним из видевших интервью по телевизору был исполнительный директор издательства «Олдус Букс» Вольфганг Фоджс. Фоджс с живым интересом наблюдал за эволюцией современной психологии с тех пор, как его семья поселилась по соседству с Фрейдами в Вене. Он смотрел на Юнга, рассуждающего о своей жизни, работе и идеях, и вдруг подумал: как жаль, что Юнг ни разу не пытался дойти до широкого круга читателей. Ведь любой образованный человек западного мира хорошо представляет себе взгляды Юнга, а для широких масс они считаются трудными для понимания. Фактически Фоджс — истинный творец «Человека и его символов». Смотря интервью и почувствовав теплоту отношений между Юнгом и мной, он поинтересовался, может ли он на меня рассчитывать, чтобы попытаться убедить Юнга сформулировать его наиболее важные базисные идеи таким образом и в таком объёме, чтобы это было понятно и интересно читателям-неспециалистам. Я ухватился за эту идею и отправился в Цюрих, решив про себя, что я должен донести до Юнга ценность и важность подобной работы. Сидя в саду, Юнг выслушивал мои доводы два часа подряд, почти не перебивая, и в заключение сказал «нет». Отказ был облечён в самую ласковую и доброжелательную форму, но в голосе звучала непререкаемая стойкость: он никогда прежде не пытался популяризировать своих работ и теперь вовсе не был уверен в возможности достижения успеха. Во всяком случае, его возраст и накопившаяся усталость не способствовали страстному желанию участвовать в подобном, весьма сомнительном, с его точки зрения, предприятии.

Все друзья Юнга были едины во мнении, что его решения оптимальны. Юнг подходил к любой проблеме со всей тщательностью и без спешки, а конечное решение было обычно бесповоротным. Я вернулся в Лондон в величайшем разочаровании, поскольку убедился, что отказ Юнга окончателен. Этим бы все и закончилось, если бы не два не учтённых мной фактора. Один — это упрямство Фоджса, который настаивал ещё на одной попытке обращения к Юнгу, прежде чем признать наше поражение. Второй — случайность, до сих пор приводящая меня в изумление.

Телепередача, как я уже говорил, имела успех. В результате Юнг начал получать великое множество писем от совершенно разных людей, большинство из них — обычные зрители, без медицинского или психологического образования, которых пленило и очаровало присутствие духа, юмор и скромное обаяние этого поистине великого человека, сумевшего уловить в жизни человеческой личности нечто такое, что могло бы оказаться им полезным. Юнг пребывал в радостном расположении духа не просто потому, что получил множество писем (его переписка всегда была огромной), но потому, что он получил их от людей, которые в обычных условиях никогда не вышли бы на контакт с ним. В этот момент ему приснился сон, имевший огромное значение. (Прочитав эту книгу, вы поймёте, насколько он был важен). Ему приснилось, что, вместо обычного общения в кабинете с множеством психиатров и врачей других специальностей, постоянно звонящих ему со всех концов мира, он стоит в каком-то общественном месте и обращается к множеству людей, внимающих каждому его слову и понимающих всё, что он говорит. Когда неделю или две спустя Фоджс повторил свою просьбу о возможности издания иллюстрированной книги — не для врачей или философов, а для людей с рыночной площади — Юнг позволил себя убедить. Он поставил два условия. Первое: книга будет написана не им одним, но ещё и группой его близких последователей, на которых он уже неоднократно опирался, пропагандируя своё учение. Второе: решение всех координационных задач и рабочих проблем, обычно возникающих между авторами и издателями, возлагается на меня.

Чтобы не казалось, что это введение выходит за благоразумные границы скромности, позвольте мне сказать, что я был удовлетворён вторым условием, хотя и не прыгал от радости. Дело в том, что довольно скоро я понял, почему Юнг выбрал именно меня: в сущности, я был для него здравомыслящим, но ординарным, не особенно образованным в области психологии человеком. Иными словами, я был для него «рядовым средним читателем» его книги: то, что было понятно мне, должно было бы оказаться вразумительным и для всех остальных; то, в чём я не мог разобраться, являлось чересчур трудным или непосильным и для других. Не слишком обольщаясь такой оценкой своей роли, я тем не менее скрупулёзно настаивал (порой пугаясь, что выведу авторов из себя) на прочтении каждого параграфа и, если это было необходимым, на его переработке до тех пор, пока текст не становился ясным и точным. Теперь я могу положа руку на сердце сказать, что эта книга целиком и полностью адресована обычному читателю и что сложные темы, которых она касается, трактуются с редкой и ободряющей простотой.

После долгих размышлений и многочисленных дискуссий было решено, что наиболее исчерпывающим предметом книги будет Человек и его символы, и Юнг сам отобрал себе для работы следующих сотрудников: Марию-Луизу фон Франц из Цюриха, возможно его наиболее доверенное лицо и друга; доктора Джозефа Л. Хендерсона из Сан-Франциско, одного из самых выдающихся и правдивых последователей Юнга в Америке; госпожу Аниэлу Яффе из Цюриха, которая, будучи практикующим психоаналитиком, являлась также персональным конфиденциальным секретарём Юнга и его биографом; доктора Иоланду Якоби, являющуюся наиболее опытным после Юнга автором среди юнгианцев Цюриха. Эти четыре человека были избраны отчасти из-за их квалификации и опыта именно в тех областях, которые соответствовали порученным им разделам книги, а отчасти потому, что Юнг был абсолютно убеждён в их способности работать единой командой под его руководством. Юнг лично спланировал структуру всей книги, контролировал и направлял работу участников этого проекта и самостоятельно написал ключевую главу «К вопросу о подсознании».

Последний год его жизни был почти целиком посвящён этой книге: незадолго до кончины — в июне 1961 года — он успел завершить свою главу (фактически он закончил работу над ней за десять дней до того, как слег) и вчерне отредактировать главы коллег. После смерти Юнга доктор фон Франц завершила книгу в соответствии с исчерпывающими инструкциями Юнга. Таким образом, основная тема «Человека и его символов» и порядок освещения остальных тем были детально разобраны Юнгом. Глава, подписанная его именем, является исключительно творением рук Юнга (если не считать достаточно существенной редактуры, целью которой было добиться большей ясности текста для несведущего в психологии читателя). Глава эта была написана на английском языке. Окончательная редакция работы после смерти Юнга была выполнена доктором фон Франц с большим прилежанием, пониманием и в прекрасном расположении духа, за что издатели и остались перед ней в неоплатном долгу.

Наконец, несколько слов непосредственно о содержании книги.

Мышление Юнга разукрасило мир современной психологии намного ярче, чем мог бы представить неискушённый читатель. Такие хорошо известные термины, как «экстраверт», «интроверт», «архетип», введены Юнгом, хотя порой они заимствовались и неправильно употреблялись другими авторами. Наиболее ошеломляющим вкладом Юнга в понимание психологических процессов является его концепция подсознания, которое предстаёт в трактовке учёного не просто почётным местом для подавленных желаний (как у Фрейда), а целым миром — таким же живым и реальным, как сознание индивида, мир его рассудка, и даже безгранично шире и богаче последнего. Языком подсознания или «людьми», населяющими его, являются символы, а средством общения — сновидения.

Таким образом, изучение Человека и его символов — это на самом деле изучение отношения человека к своему подсознанию. И поскольку в понимании Юнга подсознание является великим проводником, другом и советчиком сознания, то в этой книге речь будет идти прежде всего о человеке и его духовных проблемах. Мы знакомы с подсознанием и общаемся с ним двусторонним порядком, главным образом благодаря сновидениям. Вот почему в этой книге (и особенно в главе самого Юнга) так много внимания уделяется значению сновидений в жизни личности.

Мне не подобало бы пытаться интерпретировать работу Юнга читателям, многие из которых наверняка лучше, чем я, подготовлены для её восприятия. Моя роль, как вы помните, заключалась в том, чтобы служить неким «фильтром понятности», и не предполагает какого-либо толкования. Тем не менее, я рискну высказаться по двум общим вопросам, которые показались мне, не специалисту, заслуживающими внимания и могущими оказаться полезными для других читателей-«неэкспертов».

Во-первых, о сновидениях. Для последователей Юнга сновидение — это вовсе не шифровка, которую можно раскодировать при помощи словаря символических значений. Это комплексное, очень важное и личное выражение индивидуального подсознания. Оно «реально» в такой же степени, как и всё, что происходит с личностью в жизни. Индивидуальное подсознание спящего выходит на связь только с ним самим и отбирает для этого такие символы, которые имеют смысл только для него, и ни для кого более. Вот почему толкование сновидений психоаналитиком или тем, кому оно приснилось, является для психологов школы Юнга всецело частным и индивидуальным занятием (порой приводящим к неожиданным результатам и очень затянутым), которым никоим образом нельзя заниматься без должной подготовки.

Обратной стороной всего этого является то, что сообщения подсознания имеют особое значение для их получателя, что вполне естественно, поскольку подсознание занимает по меньшей мере половину его существа. Кроме того, оно часто предлагает совет или помощь, которые невозможно получить из какого-либо другого источника. Таким образом, когда я описывал сон Юнга, в котором он обращается к множеству людей, я вовсе не пытался изобразить какое-то волшебство или уверить вас в том, что Юнг мимоходом занимается предсказаниями будущего. Я просто рассказал об ординарном эпизоде, демонстрирующем, как подсознание «посоветовало» Юнгу пересмотреть неверное решение, принятое рассудком.

Из сказанного следует, что сновидения не являются для последователя школы Юнга случайным делом. Напротив, способность контактировать с подсознанием — это черта, присущая целостной личности, и юнгианцы «обучаются» (не могу подобрать более верного слова) чуткости в отношении своих сновидений. Так что, когда Юнг сам столкнулся с необходимостью сделать верный выбор — писать или не писать эту книгу, — он мог, принимая решение, опереться и на сознание, и на подсознание. И далее по всей книге сны трактуются как осмысленные сообщения личного характера спящему. При этом используются символы, общие для всего человечества, но их употребление в каждом случае сугубо индивидуально и может быть расшифровано лишь при подборе индивидуального «ключа».

Второй вопрос, на который я хотел бы обратить внимание — это особая манера аргументации, свойственная авторам этой книги и, возможно, присущая всем юнги-анцам. Те, кто ограничил себя жизнью исключительно в мире сознания и кто отвергает общение с подсознанием, связывают себя законами сознательной жизни со всеми её формальностями. Следуя непогрешимой (но часто бессмысленной) логике алгебраического уравнения, они отталкиваются от условно взятых посылок и приходят к неоспоримым выводам. Зная об этом или нет, Юнг и его коллеги, как мне представляется, преодолевают ограничения подобного способа аргументации. Это не значит, что они игнорируют логику, но они постоянно апеллируют как к подсознанию, так и к сознанию. Их диалектика по-своему символична, а порой и замысловата. Они убеждают не с помощью узко направленного луча силлогизма, но с помощью многократного рассмотрения темы и каждый раз под несколько иным углом — до тех пор, пока читатель, так и не осознав, что ему что-то доказывали, вдруг не поймёт, что узнал каким-то образом нечто новое и важное.

Аргументы Юнга (и его коллег) идут как бы по спирали — начинаются от интересующего их субъекта и охватывают его всё более широкими кругами. Это напоминает птицу, кружащую вокруг дерева. Поначалу, у самой земли, она видит спутанные листья и ветви. Постепенно, по мере того, как она набирает высоту, повторяющиеся виды дерева с разных сторон органично вписываются в общую цельную картину. Некоторые читатели могут найти этот «спиралевидный» метод аргументации невразумительным и даже путаным во время прочтения первых страниц, но, мне верится, не дольше. Этот метод характерен для Юнга, и очень скоро читатель обнаружит себя вовлечённым в убедительнейшее и глубоко захватывающее путешествие.

Различные разделы книги говорят сами за себя и практически не требуют предисловия. Глава, написанная самим Юнгом, вводит читателя в мир подсознания, архетипов и символов, образующих его язык, и сновидений, через которые оно обращается к нам. В следующей главе доктор Хендерсон иллюстрирует проявление нескольких архетипических композиций в древней мифологии, народных преданиях и в первобытных обрядах. Доктор фон Франц в главе «Процесс индивидуации» описывает, каким образом сознание и подсознание в рамках одной личности учатся познавать, уважать и взаимодействовать друг с другом. В определённом смысле эта глава содержит квинтэссенцию не только всей книги, но, возможно, и всех юнговских представлений о смысле жизни, согласно которым человек становится целостной личностью — спокойной, плодотворной и счастливой — тогда (и только тогда), когда процесс индивидуации завершён, а сознание и подсознание научились жить в мире, уравновешивая и взаимодополняя друг друга. Госпожа Яффе, описывая, как и доктор Хендерсон, хорошо нам знакомую «кухню» сознательного, разбирает постоянное влечение — почти до навязчивости — к символам подсознания. Они имеют для него глубокое значение, почти жизненно важное, и обладают внутренним притяжением — попадаются ли они в мифах или в сказках, которые анализирует доктор Хендерсон, или в изобразительном искусстве, которое, как продемонстрировала госпожа Яффе, удовлетворяет и восхищает нас постоянным обращением к подсознанию.

В заключение несколько слов о главе доктора Якоби, которая несколько отличается от остальных разделов книги. Фактически, это краткое клиническое описание одного интереснейшего и успешного случая психоанализа. Ценность такого описания для книги очевидна, но предварительно два замечания в этой связи. Во-первых, как отмечает доктор фон Франц, не существует такого понятия, как типично юнговский психоанализ. Он и не может существовать, поскольку всякое сновидение является частным и сугубо индивидуальным сообщением, и один и тот же символ, приснившись двум разным людям, будет иметь разное значение. Таким образом, всякий опыт психоанализа с использованием метода Юнга является уникальным, и было бы заблуждением рассматривать клинический случай, приведённый в этой книге доктором Якоби (или любой другой, упоминаемый здесь), как «репрезентативный» или «типичный». Всё, что можно сказать об описанной истории с Генри и его порой мрачноватых сновидениях, это то, что они прекрасно иллюстрируют возможности применения метода Юнга в частном случае психотерапевтики. Во-вторых, полное описание курса лечения даже сравнительно несложного дела заняло бы целую книгу. Поэтому рассказ о проведении сеансов с Генри подвергся неизбежному сокращению и несколько пострадал от этого. Например, ссылки на «Книгу перемен И Цзин» не очень ясны и придают неестественный (а для меня неприятный) оттенок оккультизма, будучи вырванными из её контекста. Тем не менее, мы пришли к выводу — и я уверен, что читатель с этим согласится, — что с учётом изложенных замечаний чёткий разбор с позиций психоанализа случая Генри значительно обогащает эту книгу, не говоря уже о том, что подобное описание интересно чисто по-человечески.

Начав с обстоятельств, при которых Юнг пришёл к решению написать книгу «Человек и его символы», я хочу в заключение напомнить читателям об особенности, а возможно, и уникальности этого издания. Карл Густав Юнг был одним из величайших врачей и одновременно одним из величайших мыслителей этого века. Он всегда стремился помочь людям познать самих себя, чтобы они могли, зная свои возможности и вдумчиво используя их, жить полной, насыщенной и счастливой жизнью. В самом конце своей жизни, которая была столь полной, насыщенной и счастливой, какой я ещё никогда не встречал, он решил направить остававшиеся силы на обращение к более широкой аудитории, к которой никогда ранее не пробовал обращаться. Его труд и его жизнь подошли к концу в одно и то же время. Так что эта книга — его наследие широкому кругу читателей.




Чем гениален Юнг. 5 основных открытий психиатра | Психология жизни | Здоровье

26 июля 1875 года родился основоположник аналитической психологии Карл Густав Юнг. Об открытиях, которые сделали психиатра известным во всём мире, АиФ.ru рассказала психолог Анна Хныкина.

Комплексы, архетипы и коллективное бессознательное

Карл Густав Юнг известен как последователь Фрейда, продолживший развитие психоаналитической теории. Правда, он не следовал фрейдовским традициям, а шёл своим путём. Потому их сотрудничество не было столь уж долгим. Концепция коллективного бессознательного была основной причиной расхождений во взглядах между ними.

По Юнгу, структура личности (он называл её душой) состоит из Эго, Личного бессознательного и Коллективного бессознательного. Эго — это то, что мы привыкли называть сознанием, или всё, что мы имеем в виду, когда говорим «Я». Личное бессознательное — личный опыт, по каким-то причинам забытый или вытесненный, а также всё то, что мы как будто не замечаем вокруг себя. Личное бессознательное состоит из комплексов — это эмоционально заряженные группы мыслей, чувств и воспоминаний. У каждого из нас есть материнский и отцовский комплексы — эмоциональные впечатления, мысли и чувства, связанные с этими фигурами и сценариями их жизни и взаимодействия с нами. Распространённый в наше время комплекс власти — это когда человек очень много своей психической энергии посвящает мыслям и чувствам о контроле, доминировании, долге, подчинении. Хорошо также известен комплекс неполноценности и т. д.

Коллективное бессознательное содержит мысли и чувства, общие для всех людей, являющиеся результатом нашего общего эмоционального прошлого. Как говорил сам Юнг: «В коллективном бессознательном содержится всё духовное наследие человеческой эволюции, возродившееся в структуре мозга каждого индивидуума». Таким образом, коллективное бессознательное передаётся из поколения в поколение и является общим для всех людей. Примером могут служить мифология, народный эпос, а также понимание добра и зла, света и тени и т. д.

По аналогии, как комплексы составляют содержание личного бессознательного, коллективное бессознательное состоит из архетипов — первичных образов, которые все люди представляют себе одинаково. К примеру, мы все примерно одинаково реагируем на родителей или незнакомцев, смерть или змею (опасность). Юнг описал много архетипов, среди которых стоят мать, ребёнок, герой, мудрец, плут, Бог, смерть и т. д. В его трудах многое посвящено тому, что архетипические образы и идеи нередко встречаются в культуре в виде символов, используемых в живописи, литературе и религии. Юнг подчёркивал, что символы, характерные для разных культур, часто обнаруживают поразительное сходство именно потому, что они восходят к общим для всего человечества архетипам.

Как это применяется сегодня?

Сегодня эти знания широко используются в работе психологов и психотерапевтов всех направлений. Недооценить слово «комплекс» или «архетип» в работе психолога довольно сложно, согласитесь? При этом аналитик не вешает на вас ярлык, но знание о характере и сценарии архетипов и ваших комплексов помогает лучше понимать ваш личный «психический калейдоскоп».

Аналитическая психология

Получив в Базельском университете медицинскую степень по психиатрии, молодой Юнг поступил ассистентом в клинику для душевнобольных под руководством Эжена Блейлера, автора термина «шизофрения». Интерес к этому душевному заболеванию и привёл его к работам Фрейда. Вскоре они познакомились лично. Образованность и глубина взглядов Юнга произвели на Фрейда колоссальное впечатление. Последний считал его своим преемником, а в 1910 году Юнг был избран первым президентом Международной психоаналитической ассоциации. Однако уже в 1913 году они разорвали отношения из-за разницы во взглядах на бессознательное, как я уже говорила выше — Юнг выделил коллективное бессознательное, с чем Фрейд был не согласен, а также расширил и дополнил понятие «комплекс» до того вида, в котором оно дожило до наших дней. И уже дальше Юнг пошёл своим собственным внутренним путём. Его автобиография «Воспоминания, сновидения, размышления» начинается с утверждения: «Моя жизнь — это история самореализации бессознательного».

В результате этой «самореализации бессознательного» у Юнга появился целый комплекс идей из таких разных областей знания, как философия, астрология, археология, мифология, теология и литература и, конечно, психология, наложенных на его психиатрическое образование и идеи Фрейда о бессознательном. Результатом явилось то, что сегодня называется аналитической психологией.

Плюс ко всему юнгианцы (так называют себя психологи-приверженцы теории доктора Юнга — аналитические психологи) активно используют спектр других психологических методов: арт-терапия, психодрама, активное воображение, все виды проективных техник (как, например, анализ рисунков) и т. д. Юнг особенно любил арт-терапию — терапию творчеством. Он считал, что посредством непрекращающейся творческой деятельности можно буквально продлевать свою жизнь. С помощью творчества (арт-терапии), любых спонтанных видов рисования, особенно мандал (схематическое изображение либо конструкция, используемая в буддийских и индуистских религиозных практиках), высвобождаются глубокие слои психики.

Как это применяется сегодня?

Психоаналитики всего мира делятся на фрейдистов и юнгианцев. Ортодоксальный психоаналитик-фрейдист уложит вас на кушетку, сядет за изголовьем и будет слушать вас с минимальным проявлением своего присутствия 2–3 раза в неделю по 50 минут. Все визиты, включая пропущенные, оплачиваются. Время не изменяется и не передвигается, даже если вы работаете сутки через трое и не имеете возможности соблюдать договорённости по своему рабочему графику. Зато, когда вы изъявите желание выяснить, почему аналитик к вам так несправедлив и не хочет войти в ваше положение, вам будет задана пара вопросов о том, почему в вашей жизни всё так неудобно складывается? А также кто обычно в реальной жизни склонен входить в ваши обстоятельства и подстраиваться под вас?

Юнгианцы ведут приём иначе. Как правило, это 1 раз в неделю, и условия могут оговариваться и быть более гибкими. Например, пропущенные по уважительным причинам сессии можно отрабатывать в другое время. Ложиться на кушетку вовсе не обязательно, можно сидеть на креслах и беседовать, как вы привыкли в обычной жизни. Также, помимо диалога, вам могут предложить прокомментировать изображение, пофантазировать вслух, а потом нарисовать свою фантазию или чувство, представить напротив себя кого бы то ни было и с ним поговорить, пересаживаясь то на его место, то обратно на своё, могут предложить слепить что-нибудь из глины или песка…

Границы и правила общения между аналитиком и пациентом всё равно остаются довольно жёсткими, что определяет качество контакта и, соответственно, работы.

Сегодня можно смело утверждать, что все направления психотерапии и практической психологии уходят своими корнями в аналитическую и проективную практику. Таким образом, аналитическая психология — это то, что объединяет в себе базовые знания по психоаналитической практике, коллективный многовековой опыт работы людей со своим внутренним миром и его самовыражением и современные достижения в науке о душе — психологии.

Концепция психологических типов

Юнг ввёл понятия экстраверсии и интроверсии как основных видов направленности личности (эго-ориентации). Согласно его теории, которая богато подкреплена практикой по всему миру вот уже около 100 лет, обе ориентации существуют в человеке одновременно, но одна из них обычно лидирует . Всем известно, что экстраверт — более открытый и общительный, а интроверт — весь в себе. Это популярная версия этих понятий. На самом же деле всё не совсем так, экстраверты тоже бывают замкнутыми. У экстраверта психическая энергия направлена вовне — на ситуацию и окружающих людей, партнёров. Он воздействует сам на всё это, как будто приводя ситуацию и окружающее в «нужный вид». Интроверт же действует прямо противоположно, так, как будто ситуация и окружающее воздействуют на него, и он вынужден всё время отступать, оправдываться или обороняться. В своей книге «Психологические типы» Юнг приводит возможное биологическое объяснение. Он говорит, что есть два способа приспособления к окружающей среде у животных: неограниченное размножение при подавленном защитном механизме (как у блох, кроликов, вшей) и немногочисленное потомство при великолепных защитных механизмах (как у слонов, ежей и большинства крупных млекопитающих). Таким образом, в природе существует две возможности взаимодействия с окружающей средой: вы можете защищаться от неё, строя свою жизнь максимально независимо (интроверсия), или можете устремиться во внешний мир, преодолевая трудности и завоёвывая его (экстраверсия).

Позже Юнг дополняет свою теорию психотипов четырьмя основными психическими функциями. Это мышление и чувство (рациональные), ощущение и интуиция (иррациональные). Каждая из этих функций есть у каждого из нас, кроме этого, каждая функция бывает ориентирована вовне или вовнутрь и бывает экстравертной или интроверной. Итого получается 8 разных психических функций. Одна из них является наиболее удобной для адаптации, потому считается ведущей и определяет одноимённый тип личности по Юнгу: мыслящий, чувствующий, ощущающий или интуитивный (экстравертный или интровертный).

Как это применяется сегодня?

Ведущий тип личности для практикующего психолога определить несложно, и это даёт массу информации о человеке, в частности о его способе восприятия и выдачи информации и адаптации к реальности.

Например, если у человека ведущая функция — мышление, ему будет трудно говорить о своих чувствах и ощущениях, он будет всё сводить к фактам и логике. У человека с ведущим экстравертным мышлением жизнь проходит под гнётом чувства справедливости. Чаще всего это военные, директора, учителя (математики, физики). Все они, как правило, тираны, поскольку у них сильно построены причинно-следственные связи, им сложно представить, что по какой-то причине их можно нарушать, они фокусируются всегда на объективных фактах окружающего мира, имеющих практическое значение.

А вот например, человек с ведущей интровертной интуицией будет сосредоточен на внутреннем мире и собственных представлениях о внешней реальности, он спокойно относится к окружающим его людям и предметам, предпочитая проживать свою жизнь внутри, нежели производить впечатление снаружи.

На основании типологии Юнга создана масса упрощённых подобий, самое известное из которых — соционика.

Ассоциативный метод

Началось всё с метода свободных ассоциаций Фрейда. По Фрейду, вы должны давать ассоциацию на только что возникшую ассоциацию. Например, вас беспокоит чёрный ворон за окном (А), вы должны сказать психоаналитику, что всплывает в вашей памяти в связи с этим образом (В). Потом аналитик попросит вас найти ассоциацию (С) на возникшую ассоциацию (В) и так далее по цепочке. Предполагается, что в результате вы должны выйти на свой Эдипов комплекс.

Юнг же однажды обратил внимание на то, что над какими-то словами в ассоциативном ряду люди задумываются дольше, чем над другими. Он подумал, что сильные эмоции вызывают ступор или «кашу в голове», и по этой причине выдать резкую реакцию сложнее. Так родился ассоциативный эксперимент Юнга, который прекрасно показан в фильме «Опасный метод». В данном эксперименте Юнг доказывает, что ключевым значением является именно время, затраченное на построение ассоциации. Позже анализируются слова, которые заставляют задуматься (обычно более, чем на 4 секунды), и интерпретируются смыслы ассоциаций.

Как это применяется сегодня?

В дальнейшем на основании своего ассоциативного эксперимента и фрейдовского свободного ассоциирования Юнг создал метод амплификации, когда вокруг одного образа (ворон в нашем примере) собирается множество ассоциаций, образов из культурного наследия, мифологии, искусства, приводящих пациента к осознаванию комплекса, стоящего за этим.

Теория сновидений

С точки зрения теории Юнга, воздействие сновидений постоянно компенсирует и дополняет видение реальности человеком в сознании. Поэтому осознавание и интерпретация сновидений в аналитическом процессе с психологом позволяет обратить явное внимание на неосознаваемое в психике. Например, человек может рассердиться на своего друга, но гнев его быстро проходит. Во сне он может ощущать сильную злость на этого друга. Сохранившийся в памяти сон возвращает сознание человека к уже пережитой ситуации, чтобы привлечь его внимание к сильному чувству гнева, которое было подавлено в силу каких-то причин.

Так или иначе, сновидение рассматривается как прорыв бессознательного содержания в сознание.

Когда пациент рассказывает психоаналитику свой сон, последний может использовать не только ассоциативный ряд пациента, но и знания об архетипах, иерархии и структуре символов. Также интерпретировать сновидения позволяют ещё и сказочные, мифологические сценарии.

Как это применяется сегодня?

Психоаналитики и аналитические психологи интерпретируют сновидения, и это является частью их работы точно так же, как первичное интервью, активное воображение или ассоциативный тест. Вас могут спросить на первом сеансе психоанализа о ваших самых важных снах или о том, что, возможно, приснилось вам накануне первого визита. Для аналитика это будет очень важная информация, не только диагностического, но и прогностического характера — нередко первый сон в анализе описывает будущую работу.

Изнасилованная Карлом Юнгом, убитая нацистами — Лехаим

Материал любезно предоставлен Tablet

 

Angela M. Sells
Sabina Spielrein: The Woman and the Myth [Сабина Шпильрейн: женщина и миф]
State Univercity of New York Press, 2017. 283 pp.

В августе 2012 года в Ростове‑на‑Дону члены еврейских организаций протестовали против новой мемориальной доски, упоминающей 27 тысяч «мирных граждан», расстрелянных нацистами в августе 1942 года в Змиевской балке. За год до того городские власти сняли прежнюю доску, чтящую память жертв‑евреев, и заменили ее новой, упоминающей просто «мирных граждан». Память о драгоценных еврейских душах: докторах, юристах, поэтах, ученых, библиотекарях, о всех детях, родителях и бабушках с дедушками, убитых исключительно по причине своего еврейского происхождения, — эта память была стерта буквально за одну ночь. Среди этих жертв была д‑р Сабина Шпильрейн, одна из пионеров психоанализа, член Венского психоаналитического общества, первый детский психоаналитик в мире (да‑да, еще до Анны Фрейд) и основательница Московской психоаналитической клиники.

Мое внимание к убийству Шпильрейн и к вынужденной анонимности ее судьбы привлекла новая замечательная книга Анджелы Селлс Sabina Spielrein: The Woman and the Myth [Сабина Шпильрейн: женщина и миф]. Селлс цитирует рабби Шимона Сэмьюелса, «назвавшего этот случай намеренного забвения еврейского наследия (в Ростове‑на‑Дону) меморицидом [уничтожением памяти]. Снятие доски и лишение расстрелянных в Змиевской балке еврейских корней представляется намеренной попыткой замолчать ужасную трагедию, произошедшую с евреями в этом месте, с тем чтобы не доставлять психологического дискомфорта другим». По мысли Анджелы Селлс, ровно то же, что российские власти сделали, убрав доску, предположительно ради избежания «межэтнической напряженности», было сделано и с наследием Шпильрейн — сначала ее коллегами‑психоаналитиками, а затем их последователями вплоть до сего дня.

 

Как и Шпильрейн, ее героиня и духовная праматерь, Селлс демонстрирует удивительную разносторонность в своем научном исследовании. Изучая биографию Шпильрейн, она работала с поэзией, прозой, мифологией, теорией психоанализа, оперой, политикой и историей; конечно же, ее источниками были дневники Шпильрейн, ее письма и статьи, зачастую непереведенные или просто неведомые миру — по сей день погребенные в частных коллекциях и архивах. В своей книге Селлс затрагивает и природу антисемитизма, а именно то, как евреи — и мужчины, и женщины — воспринимались христианами: как в теологической перспективе, так и в психоаналитических кругах Европы в начале ХХ века. Селлс также обращается к постмодернистской феминистской литературе, которая лишь недавно стала разрабатывать темы, которые Шпильрейн наметила более полувека назад.

В истории Сабины Шпильрейн, как в капле воды, отразились такие явления, как патологический патриархат, антисемитизм, сталинизм, нацизм и геноцид. Кроме того, это история необычайно смелого мыслителя‑первопроходца, чьи идеи потом преспокойно «позаимствовали» Великие Мужи Психоанализа, а их последователи совместными усилиями постарались очернить и опорочить Шпильрейн и стереть все следы ее тридцатилетней научной и клинической работы.

Поскольку деятельность Шпильрейн была в определенной степени феминистской и сосредоточенной на женщинах (или, по крайней мере, осуществлялась женщиной), это присвоение и искусственное забвение ее научного наследия является частью принудительного исчезновения женского знания в целом, которое происходит из поколения в поколение, из века в век, как блистательно показала австралийская феминистская исследовательница Дейл Спендер. В результате каждая волна феминизма вынуждена заново изобретать велосипед женского знания; мало широкоплечих гигантов, на которых могут встать современные карлики.

 

Приведу пример из своей жизни. В 1970 году на ежегодном собрании Американской психологической ассоциации я потребовала компенсаций на сумму в 1 млн. долларов от лица женщин, которым поставили неверный диагноз и которых неправильно лечили. Последовал нервный смех, и шепот коллег перерос в гул, в котором я разобрала: «У этой женщины [т.е. у меня] явный случай зависти к пенису». Надо заметить, что Сабина Шпильрейн, психоаналитик‑новатор, чье имя, биография и работы были мне раньше совершенно неизвестны — никто из моих многочисленных ученых профессоров или наставников в психоанализе ни разу не упомянул ее имя — раскритиковала это понятие за полвека до моего выступления. Тогда, в 1970‑м, я не поверила своим ушам и посмеялась над этим диагнозом — или обвинением, — поступившим из аудитории, а в самолете, на обратном пути из Майами, начала писать свою книгу «Женщины и безумие». Она станет бестселлером. В ней даже будет глава, которую феминистки провозгласят «пионерским» изобличением темы секса между терапевтом и пациенткой. На тот момент я не имела ни малейшего представления о том, что аналитик Шпильрейн, Карл Густав Юнг, лишил девственности Сабину, когда она была одной из его пациенток в стационаре и больше всего нуждалась в его помощи.

 

Этот «роман» — а вернее, это преступление — Дэвид Кроненберг совершенно зря обессмертил в своем фильме 2011 года «Опасный метод». Там Кира Найтли играет Шпильрейн, Майкл Фассбендер — Юнга, а Вигго Мортенсен — Фрейда. Из фильма совершенно непонятно, что Шпильрейн — это гораздо больше, чем «сумасшедшая» пациентка; этого не дает нам понять и целый ряд пьес о ней и множество ученых трактатов, сводящих 19‑летнюю на тот момент девушку к вечно 19‑летней, или, по словам Селлс, к «вечной пациентке», исключительно пациентке, которой продолжают ретроспективно ставить диагноз, которую выставляют в неприглядном свете и называют «шизофреничкой». По мнению Селлс — и я согласна с ее выводами — Шпильрейн была травмирована не только смертью сестры; очень вероятно, что она была жертвой сексуального насилия со стороны своего отца. Селлс полагает, что именно из‑за этого Сабина попала в лечебницу. Согласно Селлс (и самой Шпильрейн), ее нервный срыв был «реакцией на сексуальное принуждение со стороны отца, которое началось, когда ей было четыре года».

Кира Найтли в роли Сабины Шпильрейн

«В 1909 году в письме матери [Шпильрейн пишет]: “Я влюбилась в психопата [Юнга], и нужно ли объяснять, почему? Я никогда не считала своего отца нормальным”. Далее Шпильрейн сообщает матери, что они с Юнгом временами, как сиделки друг у друга, и что поведение Юнга — припадки ярости, плач и торжествующее изнеможение — напоминает ей о поведении родителей: “Вспомни, как дорогой папочка извинялся перед тобой точно в такой же манере!” Это сравнение Юнга с отцом, возможно, содержит намек на ее опыт интимных отношений как продолжающегося насилия».

 

Как пишет Селлс, в частном интервью Шпильрейн назвала то, что сделал с ней Юнг, ее лечащий врач, «изнасилованием». В 1910 году Шпильрейн писала: «Боже милостивый, если бы он [Юнг] имел хоть малейшее представление о том, как сильно я страдала по его поводу и по‑прежнему страдаю! … Мне стыдно, что я потратила так много времени. Стойкость. О да, стойкость».

*  *  *

В 1972 году я издала книгу «Женщины и безумие». Там была глава про сексуальные отношения между терапевтом и пациенткой. И врачи, и критики единодушно подвергли сомнению информацию, которую я излагала в этой главе. «Эти женщины все выдумывают. Они душевнобольные. Как можно им верить?» Или: «Если что‑то и произошло, то женщины сами этого желали и соблазнили своих терапевтов, а теперь, когда вышло не так, как они хотели, они их обвиняют».

Это ровно то, что психотерапевты всегда говорили, когда пациентки рассказывали об инцесте. Это ровно то, что все всегда говорили, когда женщины жаловались на сексуальные домогательства или изнасилование. Хотя я брала интервью и старалась глубоко исследовать этот предмет, поразительно, насколько мало я на самом деле знала об истории этих возмутительных отношений между психоаналитиками и их пациентками.

Я также не знала, как активно Шпильрейн боролась с концепциями вроде «зависти к пенису» — в далеком 1912 году — и что именно она — не Юнг, не Фрейд — впервые предположила наличие мифических архетипов в человеческом бессознательном, а также желание смерти, которое, по ее мысли, предполагало возрождение. Кроме того, Шпильрейн начинала изучать психологические отношения между матерью и дочерью, природу женской сексуальности и происхождение человеческой речи.

А теперь представьте, что вся эта работа не исчезла из багажа науки. Представьте, что кратковременная роль пациентки не стала клеймом, постоянно используемым, чтобы принизить Шпильрейн, назвать ее «сумасшедшей», которая влюбилась в своего психоаналитика и «вынудила» его излечить ее с помощью опасного средства, известного как «лекарство любви».

Вся эта история выглядит крайне сомнительно, не правда ли? Вот она — 19‑летняя девушка, возможно, жертва инцеста (и за это ей ретроспективно зачастую приписывали «пограничное расстройство» или «шизофрению»), с которой случился нервный срыв, вследствие многолетнего сексуального насилия со стороны отца и недавней смерти младшей сестры. И вот он — врач в знаменитой клинике Бургхольцли, арийский «бог‑в‑становлении», который злоупотребил своей властью над Сабиной, когда она была в наиболее уязвимом состоянии. (Да, конечно, Юнгу самому тогда было всего 27 лет, но разница в статусе и власти между ними была реальной и значительной.)

Поступок Юнга был преступным и совершенно аморальным. Возможно, этот поступок характеризует его как эгоистичного социопата, злоупотребившего тем, что психоаналитики называют «переносом». Кто как не социопат будет предлагать открыто полигамный союз и совместное проживание жене и любовнице? Сабина — здраво и мудро — отвергла его. И все же это лечение‑мучение стационарной больной продолжалось восемь месяцев.

Селлс особо отмечает, что Сабину счел «излечившейся» не кто иной, как сам Ойген Блойлер. Хотя ее отношения с Юнгом, то вспыхивая, то затухая, продолжались еще некоторое время, пока она была его амбулаторной пациенткой и докторанткой, Шпильрейн все же удалось оставить это «любовное лекарство»/роман/мучение позади и заняться докторатом в области психиатрии. Руководителем ее диссертации стал Юнг, разумеется.

Очевидно, Юнгу нравились еврейские девушки. В 1910 году Шпильрейн записывает в своем дневнике, что «он [Юнг] любит смуглых еврейских девочек» и что, желая оставаться «как можно ближе к своей религии и культуре», он тем не менее искал «освобождения от своих отеческих обязанностей в неверующей еврейке».

Как подозревала Шпильрейн и как Юнг признавался Фрейду, «эта еврейка возникла в другом виде, в лице моей пациентки [Шпильрейн]». Селлс утверждает, что до Шпильрейн у Юнга были отношения с еврейской женщиной. Шпильрейн предполагала, что служит для Юнга «психосексуальным замещением».

Выводя свой эротизированный антисемитизм на совсем новый уровень, Юнг объясняет Шпильрейн, почему евреи отвержены: «…[еврей] — убийца своих собственных пророков, даже своего Мессии».

И вот как Шпильрейн отвечает ему: «…Вы обвиняете нас, евреев, вместе с Фрейдом, в том, будто мы видим свою сокровенную духовную жизнь как исполнение детских желаний. На это я должна ответить, что вряд ли есть другой народ, столь же склонный видеть мистику и обещание судьбы (веры?) в мире, как еврейский народ».

Фрейд говорил Шпильрейн: «Мы евреи и останемся ими. Другие будут только эксплуатировать нас, никогда не поймут нас и не оценят».

*  *  *

Современники Юнга — за исключением Фрейда — отказывались возлагать на него вину за отношения с Сабиной. И уже совсем недавно, в 2010 году, Джон Хауле извиняет поступок Юнга, ссылаясь на книгу Джона Керра, где такой поступок предстает нормальным, поскольку не исключительным: «Юнг вовсе не был единственным психиатром, который завел роман с пациенткой. Гросс славился своими легендарными похождениями, Штекель заслужил репутацию совратителя. Джоунс откупался от шантажировавшей его бывшей пациентки, а у знаменитого коллеги Юнга Отто Ранка, как хорошо известно, были отношения с его пациенткой Анаис Нин». Селлс цитирует мою книгу на эту тему, дабы подкрепить свои доводы, и я благодарна ей за это.

 

Но роль Шпильрейн не ограничивалась ролью пациентки или «вечной пациентки». Она — психоаналитик, оригинальный мыслитель, чьи идеи «заимствовались» Юнгом и Фрейдом — как со ссылками, так и без оных. Другие ее идеи — о женской сексуальности, смерти и возрождении, детской психологии и значении взаимоотношений матери и дочери — были полностью забыты. Как убедительно показывает Селлс, Шпильрейн быстро отдалилась от Юнга как возлюбленного, забеспокоившись, как бы он не «украл идеи, изложенные в моем исследовании, которое он читает». Ее опасения были вполне обоснованы.

 

Шпильрейн пишет:

Я должна признать, что очень боюсь, как бы мой друг [Юнг], собиравшийся упомянуть мою идею (об архетипах в нашем коллективном бессознательном, о смерти‑возрождении) в своей статье в июле, признавая, что у меня преимущественное право на эту идею, не присвоил себе всю эту теорию целиком, поскольку теперь он хочет рассказать об этом уже в январе. […] Как я могу относиться к человеку, который воровал мои идеи, который был мне не другом, а мелочным, коварным соперником? […] Я люблю его и я его ненавижу.

 

Фрейд повел себя аккуратнее и упомянул Шпильрейн как автора идеи о влечении к смерти. Поразительно, но последующие редакторы сочинений Фрейда систематически опускали эту ссылку. А в 1912 году, когда члены Венского психоаналитического общества обсуждали эту теорию, Сабине Шпильрейн, которая как член общества присутствовала на заседании, пришлось им напомнить, что «это одна из ее идей, которая сейчас “находится в печати”»; тем самым она отстаивала право «интеллектуальной собственности на концепцию, которую год назад сама же представила вниманию членов общества».

Шпильрейн осмелилась не согласиться с Фрейдом и в самом начале своей карьеры ввела понятие «женской психологии», которая «существует вне и не связана с завистью к пенису». Он сказал: «Нет». И дискуссия, по‑видимому, продолжилась.

В своей научной деятельности Шпильрейн была вынуждена выдерживать натиск целых групп, враждебно к ней настроенных, обладающих властью мужчин, — как в Вене, так и в Москве. Их оскорбляли и унижали ее идеи о многообразии женского эротизма, о детской сексуальности, о зависти к пенису. Селлс пишет: «Единственная женщина в зале, Шпильрейн говорила о сформировавшейся чувственности в эпоху, когда женская сексуальность была заклеймена [Фрейдом] как “темный материк” психологии, а женские оргазмы делились на две категории: клиторальные или “инфантильные” и вагинальные или “зрелые”. Сам клитор приравнивался к “ампутированному пенису”, его стимуляция считалась выражением зависти к пенису, и если женщина не получала удовлетворения от “пенетрации”, у нее диагносцировали фригидность или истерию. Шпильрейн же — вопреки этим представлениям — отстаивала “особую” природу женского сексуального возбуждения, не принижая его проявлений и не связывая его с неврозами».

Шпильрейн не могла заработать на жизнь в Вене, Цюрихе или Женеве по той простой причине, что была женщиной. В 1923 году она была вынуждена вернуться в Россию и приехала в Москву, где Сталин позволил ей открыть первую психоаналитическую клинику. Клиника процветала до конца 1920‑х, когда Сталин прикрыл ее, поскольку психоанализ показался ему «слишком еврейским». Шпильрейн уехала из Москвы и вернулась в свой родной Ростов‑на‑Дону, где без особой огласки продолжала принимать пациентов. (Это было довольно опасно, и Московское психоаналитическое общество уже было разогнано.) Неудивительно, что она была доведена до крайней бедности. Практически в один момент она лишилась подряд троих своих братьев, сгинувших в ГУЛАГе, затем мужа и, наконец, родителей.

 

Шпильрейн не была окружена коллегами, почитателями или учениками — такими, как те, что в последний момент спасли Фрейда, отказавшегося покинуть Вену, или крупнейших ученых раввинов. Шпильрейн оказалась в Ростове как в ловушке, совсем одна, без семьи и без влиятельных друзей, оставшихся за границей. В августе 1942 года в Змиевской балке нацисты расстреляли ее и двух ее дочерей, наряду с еще 27 000 ростовских евреев.

Этому трудно поверить, но Селлс документально подтверждает, что на основании теории Шпильрейн о влечении к смерти (теории смерти и возрождения), некоторые психоаналитики умудрились ее же саму обвинить в ее гибели от рук нацистов! Она хотела этого, она призывала эту смерть, она отказывалась бежать от нее… Ну да, конечно, все шесть миллионов евреев хотели быть убитыми, а еще Шпильрейн — это Еврейка‑Соблазнительница, которая искушала и соблазнила Юнга.

Невыносимо мучительно все это осознавать: что идеи Шпильрейн были украдены; что ее образ был очернен теми же Великими мужами психоанализа, которые украли ее идеи; что она не могла заработать на жизнь в Австрии и Швейцарии, потому что была женщиной, и не могла продолжать свою новаторскую деятельность в Москве, потому что была еврейкой, и наконец, была убита нацистами в своем родном городе.

Героически решив противостоять «меморициду», Анджела Селлс начала давно назревшее дело воскрешения подлинной Шпильрейн. Ее книга — важнейший, возможно, исчерпывающий феминистский вклад в литературу по этой теме. По этой книге стоит снять кино — о том, какой на самом деле была Сабина Шпильрейн. 

Оригинальная публикация: Raped By Carl Jung, Then Murdered by the Nazis

2.3. Последователи з. Фрейда — к. Юнг и а. Адлер

2.3.1. Аналитическая психология к. Юнга (1875-1961)

Карл Густав Юнг
— выдающийся швейцарский психолог и
психиатр, основатель одного из самых
известных направлений глубинной
психологии — аналитической психологии.
Будучи одним из учеников Фрейда, близких
ему по духу, он тем не менее предложил
свой обоснованный и проверенный опытным
путем взгляд на психическую жизнь
человека. Прекрасно зная восточную
философию, мифологию и алхимию,
он искал подтверждение своих гипотез
в этих общечеловеческих, исторически
складывающихся духовных формах
человеческого существования. Теорию
К. Юнга можно изложить по таким базовым
теоретическим положениям, по которым
он концептуально расходился с Фрейдом.
Это — структура психики и бессознательного,
представление о личностных типах,
понимание либидо, представление о
стадиях развития личности и их
детерминации, о методах диагностики
личностных проблем, роли сновидения
для сновидца.

          В
структуре психики Юнг выделял
следующие слои — Эго как центр сознания,
сознание, личное бессознательное и
коллективное бессознательное.

          Эго
— это комплекс представлений, которые
составляют центр сознания личности и
кажутся ей непрерывными и
идентичными.

          Сознание
определяется как функция или деятельность,
которая поддерживает связь психического
с Эго.

          Личное
бессознательное
(в некоторых аспектах
идентичное инстанции Ид по Фрейду) —
включает в себя содержания, которые
являются неосознанными, но которые
легко могут быть осознаны, а также
вытесненные подпороговые мысли и
чувства, называемые комплексами. Комплекс
— это отколовшаяся душевная часть
личности, группа психических содержаний,
которые, отделившись от сознания,
функционируют самопроизвольно и
автономно. Он имеет ядерный элемент —
носитель значения, который не может
контролироваться субъектом, а также
множество связанных с ним ассоциаций.
Комплексы обладают большой энергетической
силой, способной влиять на личность в
целом, нарушая психическое
равновесие.

          Коллективное
бессознательное
— врожденная часть
психики человека, которая передается
по наследству, обладает универсальной
структурой и не имеет содержаний
индивидуального опыта конкретного
человека. Благодаря выделению этого
уровня психики теорию Юнга считают
социотропной. Коллективное бессознательное
включает в себя формы, образцы поведения,
типичные реакции человечества вообще
на типичные жизненные события (отношения
с родителями, способы поведения в
состоянии агрессии и любви, переживание
чувства страха, ситуации рождения и
смерти и проч.). Такие феномены получили
название архетипов. Архетипы
«прообразы», «древнейшие образцы»,
мыслеформы, представляющие собой
отображаемые в инстинктах реакции,
психически необходимые человеку для
отношения в определенной ситуации и
поведения в ней. В коллективном
бессознательном содержится великое
множество архетипов, среди них — архетип
Тени, Персона, архетип Матери, Трикстер,
Самость и др. (см. Хрестомат.
2.2).

          Кроме
структурных составляющих психики Юнг
определяет ее функциональные возможности.
Психическая функция — психическая
деятельность, не зависящая от содержания
и при различных обстоятельствах
остающаяся равной самой себе. Человек
обладает четырьмя функциями — двумя
рациональными (мышление и чувство) и
двумя иррациональными (ощущение и
интуиция). «Сам термин «иррациональный»
применительно к функциям ощущения и
интуиции не означает чего-то неразумного
или неблагоразумного, он подразумевает
нечто выходящее за рамки рассудочного,
лежащего в узких пределах здравого
смысла. Физическое восприятие чего-то,
что не зависит ни от какой логики — нечто
просто есть. Ощущения не говорят,
что это, но свидетельствуют, что это
нечто присутствует. Сходным образом
интуиция существует сама по себе; она
представлена в разуме, вне зависимости
от рассудка или процесса рационального
мышления» (Шарп Д. Типы личности.
Юнговская типологическая модель. Спб.,
1996. С. 16). «Функция мышления относится
к процессу когнитивной познавательной
мысли, ощущение есть восприятие в помощью
органов чувств, чувство есть функция
субъективного суждения и оценки, а
интуиция относится к восприятию с
помощью бессознательного (т.е.
чувствительностью к бессознательным
содержаниям)» (Там же. С. 12).

          Все
четыре функции развиты не одинаково.
Одна из них оказывается наиболее
развитой. Это ведущая функция,
которой мы пользуемся автоматически,
и именно она определяет тип личности
(мыслительный, чувствующий, ощущающий
или интуитивный). Противоположная ей
функция является подчиненной и
целиком погружена в бессознательное.
Подчиненная функция оказывается той
же самой природы, что и ведущая (т.е. если
ведущей является интуиция, то подчиненной
будет ощущение, если ведущей является
чувство, то подчиненной будет мышление
и т.д.). Остальные функции являются
вспомогательными. Тип личности
определяется не только тем, какая функция
является ведущей, но и тем, каков характер
направленности Эго. Если энергия
направлена вовне, то говорят об
экстраверсии, если вовнутрь субъекта
— то об интроверсии. В соответствии с
этими двумя критериями можно выделить
16 типов личности, например, экстравертный
мыслительный тип, интровертный
мыслительный тип, экстравертный
чувствующий тип и т.д.

          Согласно
З. Фрейду, либидо — это сексуальная
энергия, этот термин обозначает
«количественную (хотя в данный момент
и недоступную измерению сторону энергии
влечений, связанных с тем, что понимается
под словом любовь» (Лапланш Ж., Понталис
Ж.-Б. Словарь по психоанализу. М.: Высшая
школа, 1996. С. 220) . К. Юнг не был согласен
с таким пониманием либидо, он полагал,
что оно — есть психическая энергия
вообще, не имеющая ни явно сексуального
(по Фрейду), ни властного (по Адлеру)
начала. Эротизация психики сужает
возможности личности, «обезображивает
культурного человека». По-видимому,
толкование различное либидо явилось
для Фрейда и Юнга своеобразным камнем
преткновения, который не позволил двум
выдающимся психоаналитикам конструктивно
взаимодействовать друг с
другом.

          Структурные
и энергетические особенности психики,
как было замечено выше, имеют свою
специфику в обеих теориях. Не менее
полемично представлен вопрос о психическом
развитии человека. Фрейд ограничивал
качественное развитие психики четырьмя
периодами (оральной, анальной, фаллической
и генитальной стадиями), утверждая, что
всю последующую взрослую жизнь индивид
пытается решить (отработать) проблемы
детства. Юнг понимает развитие как
процесс, продолжающийся всю жизнь. Он
носит название индивидуации. Индивидуация
— процесс сознательного принятия и
развития врожденных индивидуальных
потенциалов своей психики, целью которого
является объединение всех противоречий
в систему, развитие умения быть собой,
быть верным самому себе.

          Основные
этапы индивидуации связаны с отдельными
архетипами (см. Хрестомат.
2.4), с их индивидуальной
проработкой. Общий принцип работы с
архетипами
состоит в проекции (вынесении вовне, на
объект) отвергаемых личностных
особенностей, с последующей их интеграцией
в себя. На основе этого принципа
сохраняется идея индивидуации как
последовательного объединения всех
противоположностей.

          Индивидуация
Самости встречает на своем пути множество
препятствий, одним из которых является
архетип Тени. Тень — воплощение тех
личностных черт, которые считаются
недостойными, негативными и болезненными.
В самом начале работы с Тенью неприятные
качества проецируются на другие объекты
с целью такого ложного избавления от
них. На самом деле, как говорил Юнг, чем
больше сил мы прикладываем к тоу, чтобы
избавиться от неприятного, тем сильнее
оно заявляет о себе. Интеграция Тени в
Я привносит новую творческую энергию,
способствующую интенсивному личностному
росту. Интегрированные теневые особенности
становятся подконтрольными, управляемыми,
степень их негативного влияния
снижается.

          Следующий
архетип — Персона — воплощает
социокультурную детерминацию активности
личности, осуществляя гибкое приспособление
личности к окружающей действительности.
Персона есть проявление личности,
противоположное ее подлинности, это
система компромиссов, которые позволяют
ей адаптироваться к окружающему миру,
принимая на себя социальные роли.
Проработка Персоны связана с преодолением
ее искажающего влияния на личность,
которое может происходить в виде
идентификации с социальными ролями,
маскирующими уникальный склад
личности.

          Парный
архетип Анима/Анимус означает
персонификацию таких характеристик,
которые не соответствуют половой
идентификации мужчины/женщины. Анима
представляет собой женскую часть психики
мужчины, ассоциирующуюся с чувственностью,
настроением, восприимчивостью к
иррациональному; Анимус — мужскую часть
психики женщины, обнаруживаемую в таких
положительных проявлениях, как смелость,
умение логически мыслить, инициативность.
Отрицание качеств, противоположных
полу, может усиливать влияние архетипов,
приводя к их инфляции, т.е. к чрезмерному
раздуванию. Работа с архетипами на этом
этапе также заканчивается интеграцией
противоположностей, высвобождая
дополнительную энергию, необходимую
для личностного развития.

          Архетип
Мудреца (Духа, Значения, Старого
Мудреца) обнаруживается в проекции на
определенные объекты силы, жизненной
энергии. Он связан с проработкой
зависимости от отца/матери и
разотождествлением с ними.

          Самость
является воплощением представления о
психической целостности и полноте,
символы которого указывают на внутреннюю
гармонию, единство всех противоположностей,
интегрированность. В реальной жизни
человек может только стремиться к
достижению Самости, которая, на самом
деле, является для него некоторым
недостижимым идеалом.

          Методами
работы Юнга были словесно-ассоциативный
тест, толкование сновидений и метод
активного воображения.

АНАЛИТИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ • Большая российская энциклопедия

  • В книжной версии

    Том 1. Москва, 2005, стр. 656

  • Скопировать библиографическую ссылку:


Авторы: В. В. Зеленский, А. В. Константинов

АНАЛИТИ́ЧЕСКАЯ ПСИХОЛО́ГИЯ, шко­ла глу­бин­ной пси­хо­ло­гии, ба­зи­рую­щая­ся на иде­ях К. Г. Юн­га, ко­то­рый рас­смат­ри­вал пси­хи­ку как взаи­мо­дей­ст­вие соз­на­ния с бес­соз­на­тель­ным – глу­бин­ной твор­че­ской си­лой, на­прав­ляю­щей раз­ви­тие лич­но­сти. Это раз­ви­тие (ин­ди­ви­дуа­ция), про­цесс об­ре­те­ния внут­рен­не­го един­ст­ва, рас­смат­ри­ва­ет­ся в А. п. как по­сте­пен­ное объ­е­ди­не­ние соз­на­ния с бес­соз­на­тель­ным во­круг са­мо­сти – транс­цен­дент­но­го цен­тра, ис­точ­ни­ка пси­хи­ки и соз­на­ния. В А. п. ин­ди­ви­ду­аль­ное бес­соз­на­тель­ное, ко­то­рое ис­сле­до­вал З. Фрейд, со­став­ля­ет лишь не­боль­шую часть кол­лек­тив­но­го бес­соз­на­тель­но­го, свя­зы­ваю­ще­го ин­ди­ви­да со всем че­ло­ве­че­ст­вом и кос­мо­сом че­рез ар­хе­ти­пы – уни­вер­саль­ные струк­тур­ные эле­мен­ты бес­соз­на­тель­но­го, схе­мы, на ос­но­ве ко­то­рых фор­ми­ру­ют­ся об­ра­зы, пе­ре­жи­ва­ния и со­бы­тия жиз­ни отд. лю­дей, ми­фы и куль­ту­ра це­лых на­ро­дов.

За­да­ча А. п. – по­стичь пси­хи­че­ское как ес­те­ст­вен­ное це­ло­ст­ное яв­ле­ние, жизнь ду­ши че­ло­ве­ка. Ду­ша опи­сы­ва­ет­ся в А. п. в ви­де ком­по­зи­ции взаи­мо­дей­ст­вую­щих ме­ж­ду со­бой пар­ци­аль­ных лич­но­стей (ав­то­ном­ных ком­плек­сов). Бес­соз­на­тель­ное струк­ту­ри­ро­ва­но как мно­же­ст­вен­ное соз­на­ние, рас­пре­де­лён­ное ме­ж­ду пар­ци­аль­ны­ми лич­но­стя­ми. Лю­бые меж­лич­но­ст­ные от­но­ше­ния ос­но­ва­ны на внут­ри­лич­но­ст­ных свя­зях.

Пси­хо­те­ра­пия в А. п. по­ни­ма­ет­ся не как ле­че­ние сим­пто­мов, а как по­мощь в ин­ди­ви­дуа­ции, раз­ви­тии лич­но­сти. В ос­но­ве пси­хо­те­ра­пев­тич. прак­ти­ки ле­жит ана­лиз пе­ре­но­са и контр­пе­ре­но­са, ис­сле­до­ва­ние об­раз­ной сис­те­мы с ак­цен­том на сим­во­лич. пе­ре­жи­ва­нии са­мо­сти.

Мож­но вы­де­лить два эта­па ста­нов­ле­ния и раз­ви­тия А. п.: юн­гов­ский (1902–1961) и по­стъюн­гов­ский (с 1961). Пер­вый этап пред­став­лен пре­ж­де все­го тру­да­ми са­мо­го К. Г. Юн­га и мно­го­числ. ра­бо­та­ми его уче­ни­ков и по­сле­до­ва­те­лей, а так­же раз­ра­бот­кой и рас­про­стра­не­ни­ем пре­им. в Зап. Ев­ро­пе и США пси­хо­те­ра­пев­тич. прак­ти­ки, име­нуе­мой юн­ги­ан­ским ана­ли­зом. Вто­рой этап ха­рак­те­ри­зу­ет­ся вы­де­ле­ни­ем неск. на­прав­ле­ний и школ на ос­но­ве пе­ре­смот­ра ряда осн. по­ло­же­ний А. п. (оп­ре­де­ле­ния ар­хе­ти­пи­че­ско­го, по­ня­тия са­мо­сти и прин­ци­пов раз­ви­тия лич­но­сти). На­ря­ду с «клас­си­че­ской шко­лой» по­сле­до­ва­те­лей Юн­га (Э. Эдин­гер, Э. Ной­манн, М. Л. фон Франц) с цен­тром в Цю­ри­хе сфор­ми­ро­ва­лась «шко­ла раз­ви­тия» (М. Форд­хам, Д. Хаб­бак, Х. Дик­манн, М. Яко­би) с цен­тром в Лон­до­не, ста­вящая ак­цент на раз­ви­тии пси­хи­ки и кли­нич. прак­ти­ке, а так­же «ар­хе­ти­пи­че­ская шко­ла» (Д. Хилл­ман, А. Гуг­ген­бюль-Крейг, В. Ги­ге­рих) с цен­тром в Дал­ла­се (США), ши­ро­ко ис­поль­зую­щая кон­цеп­цию ар­хе­ти­па для по­сти­же­ния глу­бин­ных из­ме­ре­ний лю­бо­го че­ло­ве­че­ско­го опы­та.

В 1948 при уча­стии К. Г. Юн­га был соз­дан пер­вый Ин-т ана­ли­тич. пси­хо­ло­гии в Цю­ри­хе, за­тем в Лон­до­не, Бер­ли­не, Нью-Йор­ке и др. Боль­шин­ст­во совр. по­сле­до­ва­те­лей Юн­га объ­е­ди­не­но в Ме­ж­ду­нар. ас­со­циа­цию ана­ли­тич. пси­хо­ло­гии (IAAP) со штаб-квар­ти­рой в Цю­ри­хе. Под влия­ни­ем А. п. сфор­ми­ро­вались гу­ма­ни­сти­че­ская пси­хо­ло­гия и транс­пер­со­наль­ная пси­хо­ло­гия и пси­хо­те­ра­пия. А. п. ока­за­ла боль­шое влия­ние на лит-ру (Г. Гес­се, Дж. Джойс, Т. Манн и др.) и иск-во, ре­ли­гио­ве­де­ние (М. Эли­а­де, Дж. Кэм­пбелл), фи­лос. ан­тро­по­ло­гию, эт­но­гра­фию.

В Ростове можно будет погрузиться в «Мистерию»

Группа рассчитана не на профессиональных психологов, хотя им тоже будут рады, а ориентирована на личностный рост и саморазвитие. Один из авторов проекта Михаил Ингерлейб рассказал N, что в основе курса лежит в первую очередь оригинальная юнгианская аналитическая психология:

— Речь идет о девятимесячном цикле — что само по себе символично — развития и взросления личности. Это не обучающий курс, а настоящая мистерия — таинство саморазвития и личностной зрелости. Это будет многоступенчатое действо с внутренним проживанием архетипических образов до достижения самости — состояния человеческой реализации в юнгианской аналитической психологии. Для чего? Для достижения внутренней гармонии и целостности, раскрытия собственного мира и предназначения, изживания боли и травм. Каждый более или менее образованный человек слышал имя Карла Густава Юнга. И каждый услышавший это имя тут же вспоминает слово «архетип». А услышав его, кивает с умным видом и говорит: «А, знаю, это Юнг…» Однако, как это часто случается в общественном сознании, обывателям хочется простых и ясных объяснений сложных явлений. И в результате обычно получается, что простой ответ оказывается еще дальше от истины, чем обычное незнание. В популярной литературе понятие «архетип» объясняется через еще более сложное понятие — коллективное бессознательное. Сложное через сложное — и в результате получается еще сложнее. Во фрейдистской модели психики выделяют сознательные и бессознательные процессы. Это достаточно понятно. А Юнг один из первых учеников Фрейда.

Впоследствии взгляды учителя и ученика заметно разошлись, и одной из основных «научных» причин были взгляды ученика на бессознательное. Карл Густав Юнг считал, что человеческое бессознательное содержит в себе индивидуальное бессознательное и коллективное. Индивидуальное бессознательное — это уникальный опыт личности, эмоции, желания, травмы, комплексы. Опыт как осознаваемый, так и вытесненный, забытый. Коллективное же бессознательное надындивидуально — это конденсированный опыт поколений. Эти первичные, передаваемые «по наследству» модели поведения Юнг назвал архетипами. Поэтапное прохождение этих архетипов является главной жизненной задачей каждого индивида. А самость — состояние внутренней гармонии и психической целостности — Юнг, определял как самый главный и конечный этап развития личности. Современные последователи Юнга придерживаются мнения, что архетипов и архетипических образов значительно больше, но стремление личности к самости остается неизменным постулатом.

Второй составляющей курса «Архетипической мистерии» являются карты Таро. Создатели курса поясняют, что в своей работе Юнг уделял большое внимание мистическим источникам, считая, что они несут знания о коллективном бессознательном человечества. Он работал с «Книгой мертвых», дзэнскими и алхимическими источниками, оккультными текстами разного направления. Эта традиция сохранилась в аналитической психологии. Михаил Ингерлейб рассказывает, что к теме Таро обращаются многие признанные специалисты:

— Многие из последователей Юнга работали с Таро как аналитическим материалом. Так, Хайо Банцхаф осмыслил последовательность Старших арканов Таро как развертывание этапов мифа о Путешествии героя; Мэри Грир предложила аналогичный подход к последовательности перевернутых арканов и назвавшую их Путем героини; Алехандро Ходоровски исследовал различные аспекты Таро, включая психологические и архетипические; Роза Гвейн, Инна Семецки и Салли Николс осуществили анализ колоды Таро в ключе юнгианской психологии. В 1997 году Ева Мария Ницше — юнгианский аналитик, символдраматист и художник — опубликовала свой метод, соединивший работу с арканами Таро и методы символдрамы. И именно по пути Евы Марии Ницше мы пойдем, именно непосредственному личному знакомству и «проживанию» архетипических образов и посвящена «Архитипическая мистерия».

Курс стартует 13 октября в Кабинете психологической помощи и будет состоять из 18 занятий. Присоединиться к группе можно только на вводном занятии.

ЮНГ, КАРЛ ГУСТАВ | Энциклопедия Кругосвет

Содержание статьи

ЮНГ, КАРЛ ГУСТАВ (Jung, Carl Gustav) (1875–1961), швейцарский психолог, основатель аналитической психологии. Родился 26 июля 1875 в Кесвиле близ Базеля (Швейцария). Получил образование в Базеле.

В круг интересов Юнга входили биология, зоология, палеонтология и археология. В 1900 он стал врачом в психиатрической клинике Цюрихского университета, которой руководил Ойген Блейлер, в 1902 защитил диссертацию О психологии и патологии в так называемых оккультных феноменах (Zur Psychologie und Pathologie sogenannter okkulter Phänomene).

В 1902 Юнг отправился в Париж, где слушал лекции Пьера Жане, а затем в Лондон. В 1903 женился на Эмме Раушенбах. Результаты экспериментальных исследований, проведенных совместно с Францем Риклиным и другими сотрудниками, были изложены в 1904 в труде Диагностические исследования ассоциаций (Diagnostische Assoziationsstudien). Исследования были направлены на обнаружение особых групп подавленных и эмоционально окрашенных психических содержаний, которые Юнг назвал «комплексами». Работа принесла Юнгу широкую известность, и в 1907 он встретился с Фрейдом, в трудах которого по интерпретации сновидений нашел подтверждение своих идей.

После поездки в 1911 вместе с Фрейдом по Соединенным Штатам с лекциями Юнг отказался как от работы по выпуску «Ежегодника психологических и психопатологических исследований» («Jahrbuch für psychologische und psychopathologische Forschungen»), основанного Блейлером и Фрейдом, так и от поста президента Международного психоаналитического общества. Юнг сформулировал свою новую позицию в книге Метаморфозы и символы либидо (Wandlungen und Symbole der Libido, 1912), переизданной в 1952 под названием Символы метаморфоз (Symbole der Wandlungen). На примере фантазий молодой женщины на ранней стадии шизофрении Юнг раскрыл символическое содержание бессознательного с помощью ряда исторических и мифологических параллелей. Юнг назвал свой подход аналитической психологией (противопоставив его «психоанализу» Фрейда и «индивидуальной психологии» Адлера).

В 1909 Юнг отказался от работы в больнице, а в 1913 от чтения лекций в Цюрихском университете, где преподавал с 1905, все больше углубляясь в изучение мифологической и религиозной символики. Этот период длился вплоть до публикации в 1921 труда Психологические типы (Psychologishe Typen). В 1920 Юнг побывал в Тунисе и Алжире, в 1924–1925 изучал индейцев пуэбло в Нью-Мехико и Аризоне, в 1925–1926 – обитателей горы Элгон в Кении. Несколько раз путешествовал по Соединенным Штатам, дважды посетил Индию (последний раз в 1937). Важную роль в его исследованиях сыграли религиозный символизм индуизма и буддизма и учения дзен-буддизма и конфуцианства.

В 1948 в Цюрихе был организован Институт Юнга. Его последователи создали Общество аналитической психологии в Англии и аналогичные общества в США (Нью-Йорке, Сан-Франциско и Лос-Анджелесе), а также в ряде европейских стран. Юнг был президентом Швейцарского общества практической психологии, основанного в 1935. С 1933 по 1942 вновь преподавал в Цюрихе, а с 1944 – в Базеле. С 1933 по 1939 издавал «Журнал по психотерапии и смежным областям» («Zentralblatt für Psychotherapie und ihre Grenzgebiete»). Среди его публикаций – Отношения между Я и бессознательным (Die Beziehungen zwischen dem Ich und dem Unbewussten, 1928), Психология и религия (Psychologie und Religion, 1940), Психология и воспитание (Psychologie und Erziehung, 1946), Образы бессознательного (Gestaltungen des Unbewussten, 1950), Символика духа (Symbolik des Geistes, 1953), Об истоках сознания (Von den Wurzeln des Bewusstseins, 1954).

Умер Юнг в Кюснахте близ оз.Цюрих 6 июня 1961.

Аналитическая психология.

В центре учения Юнга лежит представление об «индивидуации». Процесс индивидуации обусловлен всей совокупностью душевных состояний, которые координируются системой дополняющих друг друга отношений, способствующих созреванию личности. Юнг подчеркивал важность религиозной функции души, считая ее неотъемлемым компонентом процесса индивидуации.

Юнг понимал неврозы не только как нарушение, но и как необходимый импульс для «расширения» сознания и, следовательно, как стимул к достижению зрелости (исцеление). С такой точки зрения психические нарушения – не просто неудача, болезнь или задержка развития, но побуждение к самореализации и личностной целостности.

Метод психотерапии Юнга отличается от метода Фрейда. Аналитик не остается пассивным, он часто должен играть самую активную роль в сеансе. Кроме свободных ассоциаций, Юнг использовал своего рода «направленные» ассоциации, помогающие понять содержание сновидения при помощи мотивов и символов из других источников.

Юнгу принадлежит понятие «коллективного бессознательного» – архетипов, врожденных форм психики, образцов поведения, которые всегда существуют потенциально и при актуализации предстают в виде особых образов. Поскольку типические характеристики, обусловленные принадлежностью к человеческому роду, наличием расовых и национальных признаков, семейных особенностей и веяний времени, сочетаются в человеческой душе с уникальными личностными характеристиками, ее естественное функционирование может быть только результатом взаимного влияния этих двух сфер бессознательного (индивидуальной и коллективной) и их отношений со сферой сознания.

Юнг предложил теорию типов личности, указал на различия между поведением экстравертов и интровертов соответственно их отношению к окружающему миру.

Интересы Юнга простирались и на весьма далекие от психологии области – средневековую алхимию, йогу и гностицизм, а также парапсихологию. Феномены, не поддающиеся научному объяснению, такие, как телепатия или ясновидение, он называл «синхронистичными» и определял как некие «значимые» совпадения событий внутреннего мира (снов, предчувствий, видений) и реальных внешних событий в настоящем, непосредственном прошлом или будущем, когда причинная связь между ними отсутствует.

ПОСЛЕДОВАТЕЛИ ЗИГМУНДА ФРЕЙДА КАРЛА ЮНГА и АЛЬФРЕДА АДЛЕРА.

Презентация на тему: «ПОСЛЕДОВАТЕЛИ ЗИГМУНДА ФРЕЙДА КАРЛА ЮНГА и АЛЬФРЕДА АДЛЕРА» — стенограмма презентации:

ins [data-ad-slot = «4502451947»] {display: none! important;}}
@media (max-width: 800px) {# place_14> ins: not ([data-ad-slot = «4502451947»]) {display: none! important;}}
@media (max-width: 800px) {# place_14 {width: 250px;}}
@media (max-width: 500 пикселей) {# place_14 {width: 120px;}}
]]>

1

Последователи ЗИГМУНДА ФРЕЙДА КАРЛ ЮНГ и АЛЬФРЕД АДЛЕР

2

Карл Юнг (1875-1961) Очень метафизический В молодом возрасте он обратился от разума к своим снам, видениям и фантазиям. В критические моменты Юнг разрешал проблемы и принимал решения, основываясь на том, что его бессознательное говорило ему во сне. в 1900 году, когда он прочитал «Толкование снов». Будучи последователем Фрейда, он никогда не был некритичным человеком.

3

У Карла Юнга был кризис среднего возраста в 38 лет. Разрешил это, как это сделал Фрейд — проанализировав свое бессознательное — Взглянул на его сны и фантазии — Из этого анализа пришла аналитическая психология Аналитическая психология Лучшее сравнение с теорией Фрейда Нет теории эдипова комплекса, ориентированной на внутренний рост вместо социальных отношений Рассматривал либидо как обобщенную жизненную энергию, лишь частью которой был секс.

4

Карл Юнг Коллективное бессознательное Два уровня бессознательного — Личное бессознательное Резервуар материала, который когда-то был сознательным, но был забыт или подавлен. Содержит воспоминания, импульсы, желания, слабые ощущения и другие переживания, сгруппированные в комплексы — Коллективное бессознательное. психика, содержащая унаследованный опыт человеческих и дочеловеческих видов

5

Коллективное бессознательное Карла Юнга (продолжение) Архетипы — Унаследованные тенденции в коллективном бессознательном, которые склоняют человека вести себя так же, как и его предки, которые сталкивались с подобными ситуациями — Испытывайте архетипы как эмоции, связанные со значительными жизненными событиями, такими как рождение, отрочество, брак и смерть или с крайняя реакция на опасность — Юнг обнаружил общие архетипические символы в культурах, которые были настолько сильно разнесены по времени и месту, что не было возможности прямого влияния

6

Карл Юнг Архетипы — Наиболее частые архетипы Персона: маска, которую каждый из нас носит, когда вступает в контакт с другими людьми Анима / анимус: каждый человек проявляет некоторые характеристики противоположного пола, анима представляет женские характеристики у мужчин, а анимус представляет мужские характеристики у женщин Тень: наше темное Я, самая животная часть личности, содержит аморальные, страстные и неприемлемые желания и действия. Я: самый важный архетип, объединяет и уравновешивает все аспекты бессознательного, обеспечивает личность единством и стабильностью, стремится к себе. -актуализация

7

Карл Юнг Интроверсия и экстраверсия Экстравертность направляет либидо вне себя к внешним событиям и людям Интроверт направляет либидо внутрь Психологические типы Личностные различия выражаются не только в интроверсии и экстраверсии, но и в четырех функциях: — Мышление Концептуальный процесс, обеспечивающий смысл и понимание Ощущение: субъективный процесс взвешивания и оценки. Ощущение: осознанное восприятие физических объектов. Интуитивное восприятие: бессознательное восприятие.

8

Психологические типы Карла Юнга Мышление и чувство — это рациональные способы реагирования, поскольку они включают когнитивные процессы разума и суждения. Ощущение и интуиция нерациональны. Внутри каждой пары функций только одна доминирует в данный момент. Теория личности Юнга имеет три измерения — интроверсия — экстраверсия — Мышление-чувство — Чувство-интуиция

9

Альфред Адлер (1870-1937) Индивидуальная психология Человеческое поведение определяется социальными, а не биологическими силами Социальный интерес — Врожденный потенциал сотрудничества с другими для достижения личных и социальных целей — Развивается в младенчестве на основе опыта обучения Минимальная роль секса в мотивации поведение Сосредоточен на сознательном, а не на бессознательном, определяет поведение Подчеркивается единство и последовательность личности Чувство неполноценности

10

Альфред Адлер Индивидуальная психология (продолжение) Подчеркнутое единство и постоянство личности Чувство неполноценности — Мы мотивированы к поведению из-за чувства неполноценности — Неполноценность возникает из-за беспомощности младенца и его зависимости от других — Дети хотят преодолеть это чувство неполноценности, но чувства также служат цель — они мотивируют нас к лучшему

11

Альфред Адлер Индивидуальная психология (продолжение) Чувство неполноценности (продолжение) — Чувство неполноценности работает на пользу отдельного человека и общества, приводя к постоянному совершенствованию — Если в детстве чувство неполноценности встречает баловство или отторжение, результатом может быть ненормальное компенсирующее поведение — это может привести к комплексному состоянию неполноценности, которое развивается, когда человек не может компенсировать нормальное чувство неполноценности, делает человека неспособным справиться с жизненными проблемами.

12

Альфред Адлер Индивидуальная психология (продолжение) Стиль жизни — Стремление к превосходству универсально, однако каждый человек работает для достижения этой цели уникальным образом — Стиль жизни включает в себя поведение, с помощью которого мы компенсируем реальную или воображаемую неполноценность — Исправлено к 4 годам или 5 и становится трудно изменить после — Обеспечивает структуру, в которой рассматриваются все последующие события

13

Альфред Адлер Индивидуальная психология (продолжение) Творческая сила личности — Мы должны обладать способностью определять свою личность в соответствии с нашим уникальным стилем жизни — Мы получаем определенные способности и опыт через наследственность и окружающую среду, но то, как мы активно используем и интерпретируем эти переживания составляют основу нашей личности и нашего отношения к жизни.

Таинственный Юнг: его культ, ложь, которую он сказал, и оккультизм

Иван Тиррелл просит профессора Ричарда Нолла, автора книги «Культ Юнга», раскрыть ложь, которую Карл Дж. Юнг сказал, чтобы возвысить себя и свое харизматическое психоаналитическое движение.

Иван Тиррелл: За последние десятилетия было проделано огромное количество хорошей работы по изучению ущерба, который фрейдистские убеждения нанесли психотерапии, в частности Ричардом Вебстером в году. Почему Фрейд был неправ , поэтому я очень заинтригован вашей работой. о культе Юнга. Единственная большая услуга Фрейда современному миру заключалась в том, чтобы предать гласности древнюю идею о том, что большую часть времени нами движут бессознательные силы, о которых мы мало осведомлены. Но почти во всех других отношениях безумные идеи, которые он создавал и продвигал, нанесли большой вред — и продолжают приносить.Можно ли то же самое сказать о Юнге?

Ричард Нолл: Думаю, да. И моя книга The Jung Cult документирует почему.

Tyrrell: Несомненно! Я был удивлен некоторыми фактами, которые вы рассказываете о нем — например, насколько он был вовлечен в оккультизм. Культ легко формируется вокруг любой группы людей, которые встречаются регулярно, если не будут предприняты шаги, чтобы остановить это, но я был удивлен, узнав, что сознательно создал культ вокруг себя.

Какие основные характеристики вы видите в культе Юнга?

Нолл: Хорошо. Я использую этот термин «культ» для описания социальной организации, которую Юнг собрал вокруг себя после разрыва с Фрейдом. В то время он жил в Кюснахте, Цюрих, в Швейцарии. По сути, сначала он собрал вокруг себя в основном немецкоязычных швейцарцев и нескольких немцев, затем выходцев из Великобритании и США. Самым большим его уловом стала дочь Джона Д. Рокфеллера, который в 1916 году вложил в свои предприятия более миллиона долларов (в долларах США 1997 года).

Тиррелл: Действительно! По тем временам это была огромная сумма.

Номер: Конечно, было. Я расскажу обо всем этом в своей следующей книге, продолжении книги The Jung Cult под названием The Aryan Christ .

Tyrrell: Все это меня очаровывает. Как он это сделал?

Техники Юнга лишали людей способности сосредотачивать внимание и разделять мысли. Он застрелил их когнитивные ресурсы к черту.

Noll: Все началось с переживания обожествления в конце 1913 года, когда он вызывал в себе визионерские состояния, которые позже он интерпретировал как посвящение в древний эллинистический мистический культ.Митра. У вас есть чудесные реликвии из храма Митры в Британском музее. Ты их видел?

Тиррелл: Да. Я проводил много обеденных часов в Британском музее, когда работал на Грейт-Рассел-стрит. Именно тогда я узнал, что во времена Римской империи митраизм был основной религией, поскольку христианский культ расширялся. Разве они не верили в рай и ад, что есть день расплаты — Страшный суд — и что есть фигура посредника между человечеством и Богом, который родился в пещере посреди зимы, и только пастухи были свидетелями, точно так же, как Иисус?

Noll: Раньше так думали.Стипендия сейчас идет в другом направлении.

Tyrrell: Я думал, что успех христианства должен был быть частично обусловлен тем, как оно заимствовало и впитало в себя идеи митры, чтобы сделать его более приемлемым для людей — так же, как ислам заимствовал ранний христианский символ полумесяца.

КУПИТЬ ЗДЕСЬ

Noll: Ну, Юнг определенно считал митраизм главной конкурирующей религией христианства, но на самом деле некоторые другие культы, такие как Дионис, были более распространены в то время.Но так или иначе, в течение 1913 и 1914 годов Юнг отказался от своего прежнего буржуазного образа жизни и прожил дикая, напряженная, безумная жизнь фантазий, во время которой, как он считал, он получил посвящение. Он спустился в пещеру и видел всевозможные странные сны и фантазии, которые он описал в своей книге Воспоминания, сны, размышления , в главе «Противостояние бессознательному». Но в этой книге есть только разбавленная версия того, что произошло.

Чего не хватает, так это кульминации всей серии видений, которые я описываю в The Jung Cult .Именно тогда Юнг, стоя с раскинутыми руками, как распятый Христос, с большой змеей, обвивающей его тело, внезапно превращается в бога. Он развивает львиную голову: он становится львиным богом древней митраистской религии — смеси митраистского Кроноса (Айона) и Христа. Это «посвящение» было особенно важным для Юнга.

Тиррелл: Почему?

Noll: Из-за немецкого культурного контекста, в котором он находился в то время. Митраизм считался прямым продолжением древней Персии и, следовательно, вероятно, одним из старейших, если не древнейших мистических культов в эллинистическом мире.Более того, он имел прямую связь со старой арийской родиной. Иран и Индия. Юнг был погружен во все это и верил, что он был посвященным в самый арийский из всех мистических культов, самый древний арийский духовный опыт, который вы могли получить.

Tyrrell: Я понимаю, почему ваша следующая книга называется The Aryan Christ !

Noll: Я основал это в основном на том опыте, который он получил, и на том, как он с этим справлялся впоследствии. Он довольно застенчиво собирал вокруг себя свою общину, как это сделал бы религиозный пророк.Он будет вести их как пророк. Вы не обязательно получите это, прочитав несколько его профессиональных публикаций во время Первой мировой войны, но если вы прочитаете частные письма или дневники пациентов и другие архивные материалы, вы начнете понимать, что происходит. Он сознательно создал харизматическую религиозную группу. Поэтому я использую слово культ таким образом — чтобы вызвать в воображении религиозные образы, подобные многим из этих небольших культов, которые возникают постоянно.

Но Юнг был умным парнем, какое-то время профессором, уважаемым доктором и всемирно известным ученым.Так что ему было бы что терять, если бы он просто переборщил и предал публике ярый религиозный фанатик. Но в частной жизни он, конечно, так себя вел. Юнгианцы, как вы понимаете, абсолютно ненавидят такой взгляд на своего героя. Им не нравится слово культ , но я не могу придумать лучшего слова для того, что происходило.

Tyrrell: У культов есть определенные характеристики, и я думаю, что психотерапевтам важно знать о них, потому что так много «школ» терапии на самом деле являются идеологиями и, конечно же, опасность в том, что они начинают действовать подобным культам.Типичный паттерн, следуя примеру Фрейда, состоит в том, что он «определяет» или «изобретает» состояние, объявляет его в книгах, на лекциях и семинарах, ставит диагноз людям, нуждающимся в специальном лечении, а затем «лечит» их. Это тот же образец, который используют религиозные властные структуры: придумывают «грехи», декламируют их … и затем «прощают» грехи тех, кто становится истинно верующими. Это способ получить власть над другими. Это все еще продолжается. Теперь у нас есть харизматические личности, пропагандирующие такие взгляды, как, например, что у всех нас есть «внутренний ребенок» или множественные личности, подавленные воспоминания и т. Д., которые нуждаются в «экспертном» лечении, чтобы «вылечить» жертву.

Итак, когда же культ Юнга начал проявлять черты полноценного культа?

Noll: Ну, очень рано. Конечно, к 1916 году это было ясно, но даже в 1912 году, в Цюрихе, когда он стал президентом «Общества психоаналитических усилий», у нас есть множество свидетельств существования харизматической группы, сосредоточенной на его работе и личности. И это стало основой его культа.

Круг последователей Юнга характеризовался четырьмя типами поведения, которые теперь мы можем рассматривать как существенные элементы культового поведения.Во-первых, у них была общая вера в психоаналитический взгляд на человеческую природу и в освобождающие, исцеляющие или оживляющие эффекты психоаналитического лечения.

Во-вторых, высокий уровень социальной сплоченности за счет общей идентичности анализируемых индивидов. Это отличало их от прежней буржуазно-христианской жизни.

В-третьих, влияние на членов поведенческих норм группы, таких как признание авторитета психоаналитика как эксперта и, следовательно, как человека, обладающего знаниями и властью, и использование особого харизматического языка психоанализа («либидо» , «Сублимация», «комплекс», «заменитель пениса» и т. Д.) В повседневном разговоре с другими членами группы.

И, наконец, приписывание харизматической силы психоаналитическому движению в целом, а также Юнгу и психоаналитикам как отдельным индивидуумам.

Tyrrell: Эта группа действительно считала себя особенными!

Номер телефона: Да. Они думали, что были с человеком, который был настоящим пророком. И он был по-своему гением. Он, безусловно, оказал влияние на людей. Сам Юнг сказал покойному Майклу Фордхэму: «Я либо надуваю людей, либо раздавливаю их».Когда дело касалось Юнга, никто не был нейтральным.

Итак, эти люди следовали за харизматическим лидером, заявившим о каком-то контакте с трансцендентной реальностью, а это на самом деле и есть коллективное бессознательное. Он придумал этот термин в 1916 году, но до этого экспериментировал с ним. Иногда он называл это «духовным миром» или «землей мертвых», и, когда он говорит о «коллективном бессознательном», он действительно возвращается к своим спиритуалистическим корням. Юнгианцы все еще твердят мне: «Ты ошибаешься, ты не понимаешь психологической реальности».Но если вы читаете Юнга, становится довольно ясно, каковы были его убеждения. Он говорил, что боги правят коллективным бессознательным. Я просто говорю, что Юнг использовал или, скорее, прятался за психологическим жаргоном, чтобы заново представить эллинистический космос.

Tyrrell: Что говорят об этом сами юнгианцы? Предположительно, их аргумент может быть таким, что эти боги и духовные силы символизируют психологические состояния. Вы слышите от них такие аргументы?

Номер: Ну да, это всегда так.Они говорят, что я не понимаю, о чем говорил Юнг — что его космология была просто метафорой психологической реальности, а не тем, что он на самом деле говорит о богах. Но если вы действительно читаете Юнга, то он и есть. Он определенно верил в богов, общающихся с людьми, духами и духовным миром, в реинкарнацию и все такое. Конечно, в первую очередь те юнгианские аналитики, которые пытаются представить идеи как респектабельные и научные, расстраиваются, когда вы указываете на это.Повседневные юнгианцы — они знают , о чем он говорит — и их привлекают культовые верования. Для них он был , говоря о какой-то другой реальности.

Итак, возвращаясь к проблеме культа, у вас есть харизматический лидер, который утверждает, что находится в контакте с трансцендентной реальностью, и, находясь в контакте с ним, вы также потенциально можете войти в контакт с этой трансцендентной реальностью. Более того, вы можете сделать это только через форму анализа Юнга, которую он во время Первой мировой войны переосмыслил как своего рода религиозное посвящение.

Юнг видел в психоанализе путь искупления, возрождения, возрождения. Более того, он писал о том, что психоанализ становится тотализирующим мировоззрением, говоря: «велика сила психоаналитической истины, и она восторжествует». Для него психоанализ был новым спасением мира с Юнгом как пророком, понимающим его религиозную природу. Он считал, что религию можно заменить только другой религией.

Tyrrell: И он жадно изучал древние религии.

Если вы на самом деле были кем-то в нужде, Юнг просто открыл вашу голову своим сумасшедшим идеям и сделал их более расплывчатыми.

Noll: Да, и он особенно тщательно изучал работы классиков своего времени по древним мистическим культам. Он явно начал формировать свой психоанализ вокруг метафор mysteria . Письмо к Фрейду в 1912 году указывало на это. Юнг рассматривал невротические симптомы как форму инициации, которая может привести к внутренним загадкам человеческой личности.Но что это за более глубокие тайны, которые возникнут изнутри? Юнг должен был испытать их на собственном опыте, прежде чем поделиться своим видением о них со своим племенем учеников.

Tyrrell: Здесь проявляется его знание оккультизма?

Номер телефона: Да. Его интерес к спиритизму показал ему, насколько легко намеренно войти в состояние диссоциативного транса. Попав в это состояние, можно легко создать автоматическое письмо или альтернативных личностей. Юнг видел это на сеансах, которые он посещал.Со стороны матери, включая его деда по материнской линии, регулярно общались с духами. Первая встреча Юнга с женской сущностью, которую он позже назвал «анимой», началась с использования им медиумических техник.

Tyrrell: И эти явления транса действительно убеждают людей.

Номер: Справа. Так же, как посвящение в древние мистические культы. Кульминацией периода концентрации в трансе и выходе из него может стать удивительный взрывной опыт.Юнг обещал тот же необычайный духовный опыт через свой метод анализа. Он очень откровенен об этом. Он приводит необоснованный научный аргумент в пользу того, что он называет «коллективным бессознательным» — но этот термин — не более чем маска, образ, немного жаргона, который он придумал, чтобы сделать свои идеи более приемлемыми для его коллег-медиков и ученых. Когда он представил эту концепцию в печати в 1916 году, она была в научной статье, которая на самом деле имела целью представить научный аргумент в пользу существования коллективного бессознательного и представила доказательства этого экстраординарного утверждения.К сожалению, как и всю оставшуюся жизнь, Юнг никогда не удосужился представить доказательства, которые исключили бы два наиболее вероятных источника мифологического материала в сновидениях, фантазиях и психотических симптомах, которые, как утверждал Юнг, были безупречным свидетельством коллективного существования. бессознательное: (1) криптомнезия — скрытые воспоминания, о которых человек даже не подозревает, и (2) культурное распространение символов и мифов. Почему он никогда не пытался опровергнуть эти альтернативные гипотезы? Потому что для него его провидческое посвящение в самую древнюю из арийских мистерий разрушило все, что он знал о себе, и позволило ему испытать «божественное внутри».Как и мадам Блаватская, он научился вести диалог с внеземными сущностями, которые давали ему советы. И, конечно же, на одно короткое яркое мгновение в видении он стал богом.

И это было обещание, которое он дал людям, что звучит довольно удивительно и здорово. Вы могли бы получить серьезные космические психоделические переживания без наркотиков! Вы просто должны были заплатить ему!

Итак, его ученики верили, и из многочисленных дневников, которые я читал, они действительно верили, что каждый человек, работающий над собой, верил, что трансформирует душу мира.Они искупили мир. И эти убеждения оказали большое влияние на небольшую группу, которую он собрал вокруг себя во время Первой мировой войны.

Между прочим, я думаю, что война 1913-1918 годов была главным фактором в усилении этой сплоченности. Я имею в виду, что эта группа была в Швейцарии; война бушевала к северу и западу от их границы. Казалось, что весь мир в смятении, а затем в мирной Швейцарии они собрались вокруг этого духовного лидера, будучи абсолютно уверены в том, что, когда война закончится, именно они возглавят великое духовное возрождение.

Тиррелл: Врожденное высокомерие …

Номер: Конечно.

Tyrrell: Но, в некотором смысле, многие культы довольно безобидны: они не влияют на такое количество людей, они придают некоторым людям смысл их жизни, а уверенность, которую они дают, не особенно вредна. Действительно, теперь вера во что-то большее, чем вы сами, признана фактором психологического здоровья. Действительно ли культ Юнга причиняет какой-либо вред?

Noll: Что ж, одни убеждения опаснее других.Я написал последнюю главу The Jung Cult отчасти для того, чтобы привлечь внимание к некоторым опасностям, которые представляет собой юнгианское движение.

Какие опасности? Во-первых, обесценивание рационального мышления и способности мыслить в сочетании с переоценкой иррационального. Юнгианцы ненавидят «мышление» и предпочли бы полагаться на «чувство» и «интуицию», чтобы направлять свою жизнь. Это отсутствие способности к логическому, сфокусированному, рациональному мышлению совершенно очевидно в литературе самих юнгианских аналитиков.Работы таких аналитиков, как Эдвард Эдингер, Мари-Луиза фон Франц, Эндрю Самуэльс, Рене Папудополис и другие, своеобразны до степени странности. По этой причине никто за пределами мира психоанализа не принимает всерьез ни их, ни их идеи.

Во-вторых, среди юнгианцев слишком много внимания уделяется «мифу» как универсальной силе на протяжении всей истории и пренебрегается историческими фактами. Сам Юнг считал, что фактическая основа историй не имеет значения; Важно было только то, как рассказы заставили вас «почувствовать».

В-третьих, в юнгианских кругах слишком много Fuhrerprinzip ; Аналитики становятся посредниками между трансцендентным и индивидуальной жизнью пациента. Это только усиливает зависимость больного душой пациента. Кто сказал, что юнгианские аналитики обладают «особыми способностями» контактировать с богами? Тем не менее, юнгианская литература продвигает такую ​​систему ценностей. И слишком много людей в беде соглашаются на это.

В-четвертых, в частном порядке сами юнгианцы открыто пропагандируют религиозную природу своего движения, но в публичных заявлениях они делают неубедительное — на самом деле намеренно вводящее в заблуждение — утверждение, что Юнг только говорит, что «все психологично, все символично», и не делает никаких выводов. метафизические претензии.Фактически, многие психоаналитики делают это утверждение, и это разочаровывающий аргумент, потому что его невозможно обойти. Это тавтологично.

Tyrrell: Меня интересует эта область, потому что на самом деле мы учимся через метафоры — рассказы, анекдоты и так далее. Мозг устроен так, чтобы учиться через метафоры. Младенцы изучают язык с помощью метафор; мы учимся справляться с двусмысленностью с помощью метафоры, поэтому мы мечтаем в метафоре.

Номер: О, конечно, да.Но, с точки зрения Юнга, все метафоры — это просто рвота коллективного бессознательного. Они верят, что мы постоянно плывем в море проекций трансцендентного мира. И это неприятно, когда люди обращаются за терапией к юнгианцам от депрессии или тревожного состояния.

Tyrrell: Так кто же были первоначальными юнгианскими пациентами?

Noll: В первые дни, во время Первой мировой войны, вокруг Юнга собирались в основном богатые люди. Он становился знаменитым, и к нему пришла Эдит Рокфеллер, а затем начали появляться другие богатые американки, и это стало «делом», если у вас были деньги.

Если вы действительно были кем-то в нужде (как Эдит Рокфеллер, она была на грани срыва), Юнг просто открыл вашу голову своим сумасшедшим идеям и сделал их более расплывчатыми. Его техники лишали людей способности сосредотачивать внимание и разделять мысли. Их когнитивные ресурсы через некоторое время были просто уничтожены, потому что все, что он делал, это все время вызывал видения. Его пациенты постоянно терялись в своих снах и видениях в поисках мифических символов, знаков греческих богов и богинь.Начиная с Первой мировой войны Юнг прямо говорил людям, проходящим терапию, вести дневник видений, как он это делал. Его последователи на самом деле назвали его книгу видений Библия ! И в конце концов все они начали создавать свои собственные Библии, как будто каждый человек был своим собственным пророком. Некоторые из этих «библий» существуют до сих пор. В Гарварде есть прекрасный портрет от Кристианы Морган, его бывшей богатой американской пациентки. Он в кожаном переплете, и все ее видения и ассоциации нарисованы на страницах.

Итак, Юнг удалил людей из повседневного мира и от прагматического решения проблем.

Tyrrell: Это последнее, что вы должны делать, когда помогаете бедствующим или обеспокоенным людям …

Номер: Именно так. Юнг решал все проблемы с умом, чтобы побудить пациента пережить какой-то религиозный опыт. И вот в чем заключается некоторая опасность.

Юнгианская психология привлекает людей, которые пережили подобные переживания или чувствуют, что у них есть потенциал к таким переживаниям, и, может быть, это нормально.Определенно видения случаются, и им есть место в мире. С меня самого было достаточно, когда я был молод. Может, это было половое созревание, не знаю. Но люди пытаются увидеть, что происходит, и исследовать эту сторону жизни. Но некоторые люди увлекаются мировоззрением, которое, в конце концов, является просто интерпретацией опыта. Вам это не обязательно нужно. Вам просто нужно немного понять и продолжить свою жизнь. Но юнгианцы, по крайней мере в Штатах, как правило, склонны к фантазиям или шизоидные личности, люди, оторванные от повседневной реальности на обочине общества, и вместо того, чтобы работать или что-то еще, они сидят дома, читают Юнга, пытаясь получить видения. .

Tyrrell: Когда я недавно перечитал Воспоминания, сновидения, размышления (книгу, которая волновала меня, как великая приключенческая история, когда я был молод), для меня было очевидно, что Юнг на самом деле не понимал, что необходимо для развитие человека. Психотерапия не взаимозаменяема с мистикой. В первую очередь нужно разобраться с главными вещами. Чтобы добиться прогресса, нужно быть достаточно стабильным, достаточно хорошо приспособленным и не нуждаться в излишнем эмоциональном возбуждении.Мирские потребности должны быть удовлетворительно удовлетворены, прежде чем переходить к возможности более тонких восприятий. Люди, знающие о человеческом развитии, сказали бы, что наличие повсюду видений и возбуждение по этому поводу является признаком того, что человек неподходящий для духовной жизни и, более того, что они не добьются никакого прогресса, пока остановился. Это полная противоположность тому, что вы описываете как действия Юнга: подстегивание людей, поощрение эмоционального возбуждения и видений.

Люди часто увлекаются всем этим, потому что чувствуют, что эмоциональное возбуждение должно быть важным и значимым.

Noll: Они до погрязли в этом — переоценка мифической мысли и идеи о том, что «во вселенной есть трансцендентные силы, проявляющиеся через маленького старенького меня». Это пьянящая штука.

Вы упоминаете Воспоминания, Сны, Размышления и его влияние на вас. Книга оказала магическое воздействие и на многих других людей (включая меня).Однако большинство людей не осознают, что « Воспоминания, сновидения, размышления» на самом деле не автобиография, а в значительной степени написана ассистенткой Юнга Аньетой Джаффе. Первоначально Джаффе, а не Юнг, должен был быть назван его автором, но было решено, что книга будет продаваться лучше, если она будет нечестно продана как автобиография.

Юнг участвовал в написании первых трех глав и последнего раздела, озаглавленного «Поздние мысли», но даже этот материал был тщательно отредактирован семьей Юнга и его учениками.Материал, касающийся 40-летней любовницы Юнга, Тони Вольф, был удален вместе со многими из его оскорблений христианской церкви, которую он ненавидел во всех ее конфессиях. Как биография или автобиография, Memories, Dreams, Reflections является мошенничеством. Как евангелие о чудотворном маге и провидце оно работает довольно хорошо.

Tyrrell: Мне интересно то, что вы сказали о Юнге, не особо заботясь о том, было ли что-то исторически или фактически правдой.

Noll: Да, он считал, что именно так он, , чувствовал в отношении вещей, которые имели наибольшее значение.То, как он относился к истории, было важнее, чем правда, стоящая за ней. И поэтому я не думаю, что у него была проблема лгать или подделывать свои доказательства.

Tyrrell: Что интересно, потому что Фрейд тоже. Они оба много жульничали и придумывали доказательства, соответствующие их эмоциональной точке зрения.

Noll: Да, конечно.

Это немного пугает, когда работаешь над этим материалом и понимаешь, что это почти все ложь.

Tyrrell: Противоположно тому, о чем должна быть хорошая наука.

Noll: Я не могу представить, о чем они думали, кроме того факта, что тогда на самом деле не было общества средств массовой информации, и, возможно, они думали, что их никогда не поймают. Особенно Юнг. Его обман настолько вопиющий! Вам даже не нужно идти в архивы. Вы просто следуете, например, известной истории болезни человека с солнечным фаллосом. Он все время менял даты в рассказе.

Юнг снова и снова на протяжении всей своей жизни рассказывал историю Человека из солнечного фаллоса как убедительное свидетельство коллективного бессознательного.У человека с солнечным фаллосом, как утверждали Юнг и его ученики, были галлюцинации и иллюзии, содержание которых напоминало древний эллинистический магический текст, и поэтому это было убедительным доказательством коллективного бессознательного. Пациент видел солнце с «вертикальным хвостом», похожим на эрегированный пенис, и когда он двигал головой вперед и назад, пенис солнца раскачивался взад и вперед, и он считал, что это заставляло ветер обдувать землю.

Юнг сказал, что эта странная галлюцинация была непонятна в течение долгого времени, пока он не познакомился с митраической литургией, и пациент не мог этого знать, потому что митраическая литургия не была опубликована до того, как у пациента появилась галлюцинация.

Юнг снова и снова лгал об этом.

Tyrrell: Что конкретно лежит?

Noll: Во-первых, он намеренно скрыл тот факт, что Человек из Солнечного Фаллоса был пациентом другого человека, Онеггера. В ранних работах Юнг сделал две явные ссылки на Онеггера. В более поздних работах он вырезает их и утверждает, что Человек из солнечного фаллоса был его пациентом , и не упоминает никакой роли Онеггера.

Во-вторых, на протяжении всей своей жизни Юнг утверждал, что этот институционализированный пациент не мог ранее иметь доступа к подобным мифологическим идеям, и, следовательно, это было неоспоримым свидетельством коллективного бессознательного.Фактически Юнг обнаружил, что магический эллинистический текст был переведен и опубликован в 1903 году. И до того, как Онеггер наткнулся на пациента, в обращении было по крайней мере два издания. И вы должны знать, что в то время в Европе был большой интерес к этому волшебному историческому материалу … как я подробно описываю в своей книге. Теософия была в моде. Сотни тысяч людей были вовлечены в разгадку подобных материалов; это было, так сказать, «в воздухе».

В-третьих, в более поздних работах, лекциях и интервью он утверждал, что иллюзии пациента наблюдались в 1906 году, хотя клиническая работа Онеггера началась только в 1909 году, когда Онеггер мог «обнаружить» галлюцинации Человека с солнечным фаллосом.

Tyrrell: Итак, Юнг меняет даты на протяжении многих лет, чтобы подтвердить свою теорию.

Номер телефона: Да. Он постоянно лгал. В изменениях даты, внесенных Юнгом, есть логика. Понятно, что он задумал.

И затем, если вы изучите несколько историй болезни, которые он имеет за эти годы, большинство из них относятся к 30-40-м годам, с до года он приходит к идее коллективного бессознательного. В дополнение к своим аргументам он использует множество наглядных свидетельств. Он почти не дает личных данных о своих пациентах, и у него всегда есть заявление — в каждом случае что-то вроде: «Этот пациент пришел ко мне, не зная ни алхимии, ни этих вопросов… »или« этот пациент был необразованным, не имел университетского образования, и поэтому нельзя было ожидать, что он узнает эти мифологические фигуры или что-нибудь об алхимическом символизме … »А затем, когда вы копаетесь в архивах и выясняете, кто пациенты на самом деле были, оказывается, это были люди из его круга! Он солгал о том, кто они такие. Это немного пугает, когда работаешь над этим материалом и понимаешь, что это почти все ложь.

КУПИТЬ СЕЙЧАС

Tyrrell: Фрейд делал очень похожие вещи, полностью искажая истину, пересказывая и изменяя ее на протяжении всей своей жизни.Было ли это самообманом? Или они оба намеренно создавали культы, как это сделал Рон Хаббард с Саентологией?

Noll: Я думаю, что случаи Фрейда и Юнга похожи. Юнг абсолютно верил в свою теорию коллективного бессознательного. Он был одержим и видел в своей практике только тех пациентов, которым снились фантастические сны. Если бы они были просто подавлены или имели личные проблемы, он бы оттолкнул их одному из своих соратников. Он назвал это «детской работой». Ему нужны были только люди, у которых были великолепные сны и видения, чтобы он мог укрепить эту коллективную бессознательную идею.

Tyrrell: Его репутация выросла из-за его большой идеи.

Номер телефона: Да. С одной стороны, он был одержим этим, с другой, он знал, что временами он не был честен в этом, но ему было все равно. Он оправдывал свою нечестность, говоря, что люди должны во что-то верить, и они хотят, чтобы их обманули, и что обман их может иметь терапевтическое действие. Он сказал: «Мир хочет, чтобы его обманули».

Tyrrell: Сотни людей в этой стране называют себя юнгианскими терапевтами, и я уверен, что в Америке их тысячи.Какое влияние они оказывают и почему вас так беспокоят?

Noll: Что происходит (и я думаю, что это происходит в Европе уже довольно давно, но теперь в Штатах это действительно очевидно), так это то, что старые организованные западные религии — протестантские, католические, еврейские — рушатся. . Мы быстро превращаемся в светское общество, но люди все еще ищут какого-то духовного руководства — чего-то, во что можно верить, что делает мир волшебным и в некотором роде имеет смысл.В Америке они, как правило, обращаются к психологии, сначала за помощью, но позже люди попадают в ловушку различных психотерапевтических мировоззрений.

Tyrrell: И, конечно же, психотерапевты — и я видел, как это происходило — соблазняются удовлетворить эту потребность, не так ли? Это великое искушение. Они начинают упоминать в своих листовках духовное развитие, буддизм или другие эзотерически звучащие вещи. И, прежде чем вы узнаете, где находитесь, они скатываются в движение «человеческого развития» и становятся «духовными» наставниками в кругообороте гуру.

Юнгианцы выдают отсутствие честности, потому что они обманывают публику материалами, которые, как им известно, являются фальшивыми.

Номер телефона: Да. И особенно в юнгианском мире, который так откровенно религиозен. Это то, что привлекает людей к юнгианскому анализу; они ожидают религиозного опыта. Это как пойти к духовному наставнику. В этом вся суть. И аналитики играют эту роль до конца, даже те, кто заявляет в частном порядке, что они на самом деле не следуют за Юнгом и им не нравится многое из того, что он сказал и сделал.

Один видный английский юнгианский аналитик сказал мне: «Да, ты прав, коллективного бессознательного не существует, это похоже на религию». Но такие люди не станут публично выступать с подобными заявлениями, что, как я думаю, свидетельствует об их недостатке честности, поскольку они обманывают публику материалами, которые, как им известно, являются фальшивыми.

Юнгианцам следует выступить с политикой или позиционным документом на одной из своих крупных конференций, которые они проводят каждые пять лет. Вы знаете, что-то вроде: «Каков научный статус идей Юнга сегодня?» «Каковы доказательства« за »и« против »« коллективного бессознательного »?», И просто объясните эти вещи.Но они не будут этого делать, потому что даже терапевты, которые не слишком увлечены духовной ролью, тем не менее знают, что их бизнес зависит от пациентов, которые смотрят на них как на духовных гуру, потому что они читали Юнга и хотят стать ближе. к такому религиозному опыту.

Tyrrell: И все движение Нью Эйдж питалось юнгианскими идеями, и это, скорее, заставило некоторых людей почти презирать более научные подходы. Их почти не интересует то, что работает, они предпочитают увлекаться магическими культовыми верованиями.

Noll: Когда я начал проводить это исследование несколько лет назад, я изначально просто собирался написать книгу о юнгианских феноменах в целом, о современной социологической вещи, а затем я подумал: ну, нет, давайте проследим это до ее корни и посмотрим, как это получилось. И я обнаружил, что так оно и есть, потому что Юнг так спроектировал. Он был явно религиозным. Он сформировал харизматический религиозный культ, и он только что расцвел — с помощью нескольких богатых американских женщин.

Затем я планировал разоблачить это и был совершенно поражен, узнав, насколько широко это распространено.Юнга нравятся не только маргинальным духовным группам Нью Эйдж в Калифорнии. В Соединенных Штатах то, что осталось от основных христианских конфессий, включая католическую церковь и, конечно же, большинство протестантских конфессий, почти полностью юнгианизировано. Особенно среди некоторых протестантских сект. Некоторые из этих служителей, как мужчины, так и женщины, говорят на юнгианском жаргоне и посещают юнгианские семинары. Юнгианские идеи почти полностью поглощены ортодоксальной религиозной жизнью. Он просачивается повсюду.

Tyrrell: Но какое это имеет значение? Для большинства людей слова «духовный», «религиозный» и «эмоциональный» взаимозаменяемы. Это немного похоже на опрос христиан, который проводился здесь несколько лет назад. Они обнаружили, что большинство христиан считают буддизм лучшей религией, чем христианство!

Номер: Это просто потрясающе!

Tyrrell: То же самое. Люди исчезают в этом юнгианском мире тайн и архетипов, потому что он более захватывающий, чем христианство.Люди всегда ищут азарт, эмоциональное возбуждение. Эти религии не о духовности, не так ли? Слово «религия» происходит от корня, означающего «связывать». Йога, индийское слово, обозначающее религию, означает «иговать». Институциональная религия была средством, используемым для того, чтобы привнести некоторую степень цивилизации в варваров — чтобы «привязать» их к цивилизованным практикам, чтобы культуры могли стабилизироваться и развиваться. Чем больше религий путают этот цивилизационный процесс с духовностью, тем больше они деградируют.Похоже, это то, что вы наблюдали.

Юнг пытался вернуть людей во времена до появления монотеистических религий. Но тогда не было архетипов?

Noll: Юнг изобрел коллективное бессознательное и архетипы в основном как способ заново ввести эллинистическую космологию, основываясь на том, что он читал в то время. Это было сделано для того, чтобы он мог заявить, что обнаружил, как археолог, все эти образы из архаического бессознательного. Это, кстати, почти все религиозные образы.Нет никаких обыденных образов, исходящих из коллективного бессознательного.

То, что сделал Юнг, было уникальным. Он взял эти термины из немецкой романтической биологии. Даже Гете использовал такие термины, как «изначальный образ» и «архетип». Фактически, на протяжении девятнадцатого века биологи и зоологи использовали этот термин «архетип». Гете использовал это очень похоже на то, что в смысле Юнга — что в мире есть организующие силы. Вы можете увидеть это прямо в том, как устроены растения, животные и мир природы.И эти силы были не в мозгу или разуме, а в мире. Это была пантеистическая идея. На самом деле это почти похоже на гала-гипотезу.

Это довольно хорошо известно в Германии. Это называется Naturphilosophie — естественная философия — и это старая немецкая романтическая биология. Дед Юнга обучался медицине с таким мышлением, и, конечно же, эти идеи все еще существовали, когда Юнг учился в медицинской школе в 1890-х годах. Он был сохранен в работах известного немецкого биолога Эрнеста Хекеля.Он был больше, чем Дарвин в Германии.

Tyrrell: Но Гете был в значительной степени ученым, не так ли? Его работа была невероятно кропотливой, и он делал упор на прямое наблюдение. Но он утверждал, что эксперимент не следует отделять от опыта.

Номер: Справа. Но Гете был также пантеистом в самом широком смысле слова. Он верил, что Истина / Бог постоянно проявляется в природе и что вечные истины, эти организующие трансцендентные силы, можно испытать непосредственно.Это направление мысли Юнг улавливает архетипами. Термин «архетип» частично происходит от немецкой романтической биологии и немецкого романтизма, смешанных с классической наукой о древних мистических культах эллинистического периода.

Он объединил эти вещи воедино — и в этом и проявился гений, — объединив их с психологией французских диссоциационистов, которой он был так погружен. Это была идея, что разум множественен, что он состоит из, как Юнг сказал, что много комплексов, и что эго — лишь один из многих таких комплексов.Это приводит к идее, что эго переживание не является хозяином в собственном доме, и к идее, что внутри нас действуют другие силы, которые кажутся неподвластными нашему произвольному контролю.

Tyrrell: Что ж, когда люди говорят о разуме таким образом, это действительно находит отклик. Возможно, именно поэтому на протяжении веков эти системы убеждений набирали популярность, потому что в одном смысле они находили метафорический резонанс. Лимбическая система — наша эмоциональная жизнь — — это то, что мы переживаем как захватывающее или выходящее из-под контроля.Когда мы гневаемся, влюбляемся, тревожимся или подавляемся, мы кажемся одержимыми. Хотя, конечно, теперь мы знаем, что это всего лишь сфокусированные эмоциональные состояния транса.

Noll: Безусловно. В мозгу так много разных уровней параллельной обработки, и то, как работает вся нервная система … вы можете видеть, как это происходит.

Tyrrell: Это язык. Мы говорим: «Я сегодня не сам», «Я не знаю, что на меня нашло» и «Я скоро снова стану прежним».Индивидуальный ум может ощущать себя толпой разных людей. Мы отбрасываем разные аспекты себя, чтобы иметь дело с разными обстоятельствами. Крутой босс компании может быть и нежным отцом, и послушным сыном, и любовником, и практичным садовником, и плаксой, и одним из парней — и все в одном лице. И посторонним может показаться, что люди в каждой роли совершенно разные, и мы, , чувствуем, что разные в каждой роли. Я уверен, что именно поэтому MPD, расстройство множественной личности, является такой привлекательной причудой для многих людей.Терапевты зацикливаются на том, как легко создать в пациенте столько личностей, сколько вы хотите, с помощью небольшого внушения, а затем подчеркивают их. Очень опасно.

Номер: Верно! Это модель разума, которую Юнг использовал до того, как начал работать с Фрейдом, и он продолжал использовать ее, пока был с Фрейдом, и более интенсивно относился к ней после того, как расстался с Фрейдом, бесконечно приукрашивая ее. Он придерживался этой теории, согласно которой разум состоит из множества комплексов, подобных звездам в созвездии, и, по сути, своими идеями коллективного бессознательного и архетипов он просто грандиозно раздувал его до космических размеров.Он утверждал, что эти силы больше не только внутри, но и трансцендентны; они связывали всех нас, как магнитные жидкости. Это были силы, которые не только действовали между людьми в некотором роде поля, но также присутствовали в ландшафте, месте, где вы жили, на самой земле.

Tyrrell: Что, безусловно, возвращает вас к примитивным религиозным верованиям и идее о том, что каждый ручей и дерево священны.

Noll: Правильно — все связано со всем остальным.

Tyrrell: Что, опять же, резонирует, потому что это тоже правда.

Номер: Я знаю. Этот фрагмент истины и привлекает людей, потому что все мы это чувствуем. Но затем, в культе Юнга, вы должны купить своими деньгами и своей свободой теоретическую догму, которая идет вместе с ним.

Tyrrell: А также структура власти и сколько денег вы должны им заплатить, и догматизм.

Noll: Так вот, я думаю, именно здесь проявился гений Юнга.Он взял современную психиатрию, модель диссоциации, соединил ее с немецким романтизмом, этой идеей архетипов, этих организующих сил в мире, и соединил ее с эллинистической космологией, которая также была политеистической. Он смешал эти вещи вместе. Его психология — это синтез всего понемногу, и она так или иначе привлекает людей. Это просто звучит правдоподобно, исходя из нашего личного опыта, и поэтому, если что-то кажется немного правдой, многие люди готовы откусить остальное — крючок, леску и грузило.Особенно от этого яркого, харизматичного гениального доктора. Он, должно быть, был просто неотразим.

Tyrrell: О да, ну, очевидно, он был для многих. Но если он ошибался, терапия должна продолжаться.

ПРОФЕССОР РИЧАРД НОЛЛ — клинический психолог и историк медицины. Он наиболее известен своими публикациями по истории психиатрии, в том числе двумя критическими томами о жизни и деятельности Карла Густава Юнга, а также его книгами и статьями по истории раннего слабоумия и шизофрении.Он также известен своими антропологическими публикациями по шаманизму.

ИВАН ТИРРЕЛЛ — опытный психотерапевт. Он был директором Human Givens College, одним из основателей Европейского института терапевтических исследований (ETSI) и одним из разработчиков подхода, основанного на человеческих данных. Он является научным сотрудником Института Гивенса.


Эта статья впервые появилась в «Терапевт» Том 4 — № 2, 1997 г.

Нам нужна ваша помощь — эта статья изначально была опубликована в Human Givens Journal, который вообще не требует рекламы, чтобы сохранить свою редакционную независимость.

Чтобы выжить, ему нужны новые читатели и подписчики — если вы нашли статьи, истории болезни и интервью на этом веб-сайте полезными и хотели бы поддержать человеческий подход — пожалуйста, оформите подписку или купите старый выпуск сегодня.

Вражда между последователями Юнга
Над таунхаусом на Манхэттене

Карл Юнг, швейцарский психолог, порвал с Зигмундом Фрейдом в
в начале 1900-х основал собственное отделение психоанализа. В наши дни участники
Нью-Йоркского C.Фонд Дж. Юнга, который существует для распространения его идей, является
близки к тому, чтобы сломить себя в споре из-за Манхэттена за 2,2 миллиона долларов
таунхаус.

Пятиэтажный дом из коричневого камня — это больше, чем просто недвижимость. Он символизирует
более глубокая борьба между аналитиками и неаналитиками в фундаменте, который
расщепление коллективного бессознательного группы.

Битва началась в феврале, когда пять членов-диссидентов подали иск в
Верховный суд штата, обвинив некоторых аналитиков фонда в
Правление совершило «мошенничество» с целью получения контроля над таунхаусом.Утверждая, что выступают от имени неаналитиков, диссиденты
обвинил аналитиков в заключении любовной сделки, предоставив несколько юнгианских
аналитик группирует пространство в здании и 60% выручки в будущем
продажа недвижимости в обмен на техническое обслуживание и $ 600 000
вклад. Диссиденты говорят, что группы получат все, кроме дела.
здание менее чем за треть от его цены, что привело бы
миссия фонда.

Аналитики в совете директоров «полностью поглощены своими
тени », — говорит диссидент Оливье Бернье.«Тень» — это то, что называл Юнг.
«негативные аспекты личности», которые, если их плохо понять, «делают
вы чрезмерно амбициозны, низменны, жадны, коварны и даже кровожадны «,
он объясняет. Опьяненные «властью над своими пациентами» аналитики «хотят
самостоятельно контролировать весь фонд «, — говорит он.

Аналитики отрицают подобные намерения. «Мы не контролируем, пожираем
родителей «, — говорит Гарри Фогарти, бывший член совета директоров, который руководит одним из
группы аналитиков.Он говорит, что «чувство контроля — это просто форма
перенос — пациент сталкивается со своей собственной тенью, спроецированной на
аналитик. «Диссиденты действительно сталкиваются со своими собственными» призраками в
шкаф, то есть подавленные чувства тревоги, эгоизма и жадности, он
говорит.

Как Фрейд и Юнг сделали психологию популярной

Два отца-основателя психотерапии произвели революцию в этой области, сделав степени по психологии популярными.

Зигмунд Фрейд и Карл Юнг придерживались совершенно разных подходов к психологии, но оба считаются основателями современного психоаналитического движения.Их усилия в динамичной области сделали школу психологии популярным направлением обучения — и студенты получают рекордные количества ученых степеней по психологии онлайн.

Из-за различных точек зрения Фрейда и Юнга большинство из нас полагает, что два разрозненных пионера были врагами или, по крайней мере, недружелюбны по отношению друг к другу; по правде говоря, они долгое время были близкими друзьями.

В апреле 1906 года Фрейд начал переписку с молодым психиатром Карлом Юнгом. Позже они встретились лично, когда Юнг приехал в Вену в 1907 году, и двое мужчин стали верными друзьями.Одна их первая встреча длилась двенадцать часов. Юнг считал Фрейда «чрезвычайно умным, проницательным и в целом замечательным», а Фрейд считал Юнга своим ровесником, даже называл его «моим старшим сыном» и считал его наследником своего психоаналитического процесса.

Две влиятельные школы психологии

Со временем в отношениях стали возникать трещины. Хотя Фрейд считал Юнга самым новаторским из своих многочисленных последователей, он был недоволен тем, что Юнг отказался от некоторых из его основных психоаналитических принципов.Юнг считал, что концепция бессознательного у Фрейда ограничена, и вместо того, чтобы быть просто резервуаром подавленных мыслей и мотиваций, как считал Фрейд, Юнг утверждал, что бессознательное также может быть источником творчества.

Хотя теоретические разногласия определили окончательный предел их дружбы, они оба признали, что соответствующие теории другого человека повлияли на их собственные идеи. Юнг в конечном итоге сформировал свою собственную влиятельную психологическую школу, известную как аналитическая психология, в то время как многие психоаналитические концепции Фрейда выросли непосредственно из его работы с пациентами.По мере того как Фрейд пытался понять и объяснить их симптомы, он все больше интересовался ролью бессознательного в развитии психических заболеваний.

Прочтите некоторые из основных принципов психоаналитических теорий, разработанных Зигмундом Фрейдом и Карлом Юнгом, и решите, с кем вы больше всего согласны.

Основные фрейдистские концепции

  • Эдипов конфликт — Это происходит в возрасте от трех до пяти лет, и эдипов комплекс Фрейда состоит из двух частей: ненависти и желания смерти к родителю того же пола и любви и привязанности к родителю противоположного пола. .
  • Перенос и контрперенос — Перенос — это технический термин, используемый для описания бессознательного переноса опыта из одной личной ситуации в другую. Это часто происходит между пациентом и терапевтом. Контрперенос происходит, когда терапевт отвечает на проблемы переноса пациента собственными проблемами переноса.

Три аспекта личности

  • Id — Бессознательное, обитель наших инстинктов, импульсов и подавленного материала.
  • Эго — Организованная часть структуры личности, которая включает в себя защитные, перцептивные, интеллектуально-когнитивные и исполнительные функции. Сознательное осознавание находится в эго, хотя не все операции эго являются сознательными.
  • Superego —Развивается из Эдипова комплекса. Моральная часть нашей личности, состоящая из эго-идеала, стандарта хорошего поведения, к которому мы стремимся, и совести, того внутреннего голоса, который говорит нам, когда мы плохо себя ведем.

Основные юнгианские концепции

  • Эдипов конфликт — Для Юнга Эдипов комплекс имел тенденцию относиться только к опыту детей мужского пола. Девочки испытали комплекс Электры, в котором они рассматривают своих матерей как соревнование за исключительную любовь своих отцов.
  • Коллективное бессознательное — Бессознательное человека состоит как из личного бессознательного (происходящего из переживаний индивида), так и коллективного бессознательного (происходящего из унаследованной структуры мозга и общего для человечества).Это можно рассматривать как то, что мы обязаны нашему жизненному опыту, по сравнению с тем, как мы основаны на нашей генетической структуре и внешних силах, таких как социальные нравы и условия.
  • Теория значимого совпадения или синхронности — Юнговское понятие синхронности состоит в том, что существует принцип, который связывает события, имеющие схожее значение, посредством их совпадения во времени, а не линейного направления или последовательности. Он утверждал, что между разумом и феноменальным миром восприятия существует синхронность.
  • Теория психологического развития — Юнг учил, что рост в направлении реализации истинного потенциала человека продолжается на протяжении всей жизни, а не ограничивается, как думал Фрейд, только детством.

Источники: chowk.com; психология.about.com

8 фактов о Карле Юнге

Возможно, уступая только Зигмунду Фрейду — хотя он, возможно, не хотел этого признавать — Карл Юнг (1875–1961) был известным швейцарским психологом, который впервые предложил исследовать внутреннюю жизнь человека, чтобы лучше понять его поведение.Если вас когда-либо называли экстравертом или интровертом, вы можете поблагодарить Юнга за это. Взгляните на наш анализ этого замечательного мыслителя.

1. В детстве он был одиночкой.

Родился Пол и Эмили Юнг 26 июля 1875 года в Кессвиле, Швейцария, Юнг, как говорили, был ребенком, который в основном держался особняком. У него не было братьев и сестер, и его мать была ненадежным присутствием в доме; она страдала психическим расстройством и ненадолго попала в лечебницу, когда Юнгу было всего 3 года.Юнг имел тенденцию усваивать свои эмоции, обращаясь к книгам по философии вместо того, чтобы идти по стопам своего отца, присоединяясь к духовенству. Он окончил Базельский университет в 1900 году, а позже — Цюрихский университет, получив как докторскую, так и докторскую степень.

2. ОН РАЗВИЛ «КОМПЛЕКСНУЮ» ТЕОРИЮ ПСИХОЛОГИИ.

Находясь в Цюрихском университете, Юнг присоединился к персоналу приюта Бургхёльцли, где он впервые заметил пациентов, которые по-разному реагировали на определенные слова.Эти реакции подтолкнули Юнга к исследованию идеи «комплекса», состояния, которое испытывают люди, которые могут быть профилированы в соответствии с их подсознательными страхами незащищенности, неполноценности или превосходства среди других. Юнг считал, что у него был как «комплекс отца», так и «комплекс матери», таившая в себе чувство обиды как на пассивную личность отца, так и на непредсказуемое поведение матери.

3. ОН ИНТЕРЕСИЛ ОККУЛЬТ.

На рубеже 20-го века Юнга тянуло к необычным для психолога темам.Юнг обратился к колдовству, алхимии, фольклору и экзотической йоге, чтобы изучить свои принципы. Последователи Зигмунда Фрейда критиковали Юнга за такие действия, считая их выходящими за рамки науки. Юнг утверждал, что так много людей посвятили так много времени размышлениям о таких вещах, что они должны составлять часть коллективного сознания и заслуживают изучения.

4. ФРЕЙД ПОМОГАЛ ЕМУ БЛЭКБОЛУ.

Юнг и Фрейд разделяли увлечение подсознанием, интерес, который привел к плодотворным пятилетним рабочим отношениям между 1907 и 1912 годами.Но Юнг вызвал гнев Фрейда, когда он опубликовал книгу Психология бессознательного , которая противоречила некоторым теориям Фрейда. (Фрейд был непреклонен в том, что психологические проблемы проистекают из детского сексуального развития; Юнг соглашался, но утверждал, что у человечества есть религиозный инстинкт, который был столь же влиятельным.) Книга настолько оскорбила Фрейда, что он прервал контакт с Юнгом и побудил остальную часть психоаналитического сообщества сделать то же самое. Неустрашимый Юнг продолжал заниматься своей работой.

5. ОН БЫЛ ХРОНИЧЕСКОЙ ЖЕНЩИНОЙ.

Юнг не был из тех, кто уважал пределы отношений между врачом и пациентом. Несмотря на свой брак с Эммой Раушенбах, на которой он женился в 1903 году и имел пятерых детей, Юнг был печально известным бабником. Он продолжал общаться с любовницами, а также с пациентами — некоторыми во время, а некоторые после их лечения. Когда у Юнга был роман со студенткой-медиком Сабиной Шпильрейн, Эмма рассказала родителям Шпильрейн об этом увлечении. Вместо того чтобы стыдиться, Юнг написал им и прямо предложил прекратить встречаться с ней, если они заплатят ему больше за ее консультации.

6. Он написал дневник, который хранился десятилетиями.

Увлечение Юнга заглядыванием в расщелины разума привело к его собственному личному кризису, который, по мнению некоторых ученых-юнговцев, флиртовал с безумием. В 1913 году Юнг начал слышать голоса и видеть видения. Позже Юнг писал, что иногда он держался за стол, опасаясь, что он развалится по швам, и даже сравнивал это с поездкой на наркотики. Вместо того, чтобы бороться с этим, Юнг принял это, пытаясь вызвать галлюцинации, чтобы признать то, что его подсознание могло пытаться ему сказать.Он описал свой опыт в том, что он назвал Красной Книгой , неопрятным дневником мыслей, иллюстраций и теорий. Работа была настолько личной, что когда Юнг умер в 1961 году, его семья отказалась позволить кому-либо ее увидеть. Окончательно он был опубликован в 2009 году.

7. ОН ПОМОГАл вдохновлять анонимных алкоголиков.

Хотя Юнг не имеет прямого отношения к основанию Анонимных Алкоголиков, знаковой группы поддержки для людей, борющихся со злоупотреблением психоактивными веществами, ему широко приписывают помощь в реализации идеи самосовершенствования с помощью аффирмаций.В начале 1930-х годов человек по имени Роуленд Х. попросил Юнга помочь с его чрезмерным употреблением алкоголя. Юнг считал, что в случае Роуленда было бы полезно духовное, а не поведенческое преобразование, и рекомендовал поискать Oxford Group, тогда популярного религиозного движения в Америке. Оксфордская группа практиковала самооценку, признавая и исправляя ошибки. Затем Роуленд порекомендовал этот метод Биллу У., другу, который пытался вылечить свой алкоголизм с помощью лекарств. Посредством этой передачи эстафеты Билл У.продолжил, чтобы основать АА.

8. ОН НАПИСАЛ КНИГУ ОБ НЛО.

Нет ни одного аспекта ума, который не смог бы очаровать Юнга. В то время как его современники были заняты сухими томами психоаналитической теории, Юнг в 1958 году опубликовал книгу под названием « Летающие тарелки: современный миф о вещах, увиденных в небе ». есть), ни расследование достоверности показаний очевидцев. Вместо этого Юнг исследовал, что могло побудить психику развлечь идею инопланетных посещений и что эти убеждения показали о подсознании.Редактор New Republic надеялся процитировать Юнга перед публикацией, но он отказался, заявив, что «будучи довольно старым, я должен экономить свои силы». Юнг умер в 1961 году в возрасте 85 лет.

The Jung Talk

Разговор о Юнге

Загадочные истоки культа Юнга (?)

Д-р Ян Гарретт

Написано: 1999; последняя редакция (очень незначительная): 1 августа 2011 г.

Ниже приводится доклад, представленный Унитарианско-универсалистскому Сообществу в Боулинг Грин, штат Кентукки, в апреле.
1999 г.В первую очередь он основан на двух исторических исследованиях Ричарда Нолла.
Карл Юнг и истоки юнгианского движения:

Культ Юнга: истоки харизматического движения (Princeton University Press, 1994),
сокращенно TJC;

и
Арийский Христос: Тайная жизнь Карла Юнга (Случайный
House, 1997), сокращенно TAC.

Я также использую Дон Макгоуэн, Что не так с Юнгом ,
(Прометей, 1994), называемый «Макгоуэн.»

Несколько биографических точек

Карл Г. Юнг родился в 1875 году, то есть сто двадцать пять лет назад.
Он умер в 1961 году.
Мало что известно о его первых шестидесяти годах. То, что многие думают, что они знают, на основании
полуавтобиографическая работа Воспоминания, сновидения и размышления , это изображение
тщательно культивировался Юнгом и его учениками.

Известно, что в 1895 году он поступил в медицинский институт.В 1900–1909 гг.
работал психиатром в психиатрической больнице Бургёзли. В 1905 году он начал
читает лекции в Цюрихском университете. В 1907-13 гг. Он был активным сторонником фрейдистской
психоаналитическое движение. У нас есть записи о письмах, которые он отправлял Фрейду 1907-13.

Примерно в 1914 году Юнг прекращает всякую внешнюю профессиональную деятельность,
сохраняя только свою частную практику и своих самых преданных последователей. Но именно в этом
Период с 1913 по 1936 год, когда Юнг заложил основы своего движения.(1)

1936 год — ключевой год. В это время Гитлер нападает на немецких язычников, которые не были
тщательно контролируется его нацистской партией. С тех пор Юнг преуменьшает значение германского
языческие элементы его мышления, переупаковывая его взгляды, чтобы держаться на расстоянии
от языческих последователей Гитлера и обеспечить их привлекательность для англичан.
говорящая аудитория, вероятно, враждебная нацизму.

Юнг против истории; Историческое исследование Юнга

Юнг не считал историю очень важной.Скорее он думал, что прошлое
важен как источник для открытия вечных истин о себе и
божественный. Юнг игнорирует методы исторической реконструкции и придерживается
обещание, что каждый из нас может достичь вечного прошлого, изучая бессознательное
внутреннее царство. Поскольку, с точки зрения Юнга, все или, по крайней мере, все, кто разделяет определенную расовую принадлежность
фон, имеет доступ к тому же бессознательному царству, мало исторического исследования не нужно
сделано. То, что вечно, по сути неизменно.Это не столько человеческое прошлое, сколько
сверхчеловеческое, трансцендентное царство. По мнению Юнга, наши языческие предки имели
более прямой доступ к этому царству, и теперь мы можем достичь его через сны и видения при помощи
юнгианским анализом.

Напротив, Ричард Нолл хочет изучать Юнга как историческую личность. Он смотрит на Юнга в
его собственный контекст, продукт исторических событий и интеллектуальных движений девятнадцатого века.
и немецкоязычная Европа начала двадцатого века.

КУЛЬТУРНЫЙ КОНТЕКСТ СОЗДАНИЯ ДЖУНГИАНСТВА

Взгляды Карла Юнга возникли из культуры немецкоязычного мира
девятнадцатый век. Трудно представить, как думали люди в то время, потому что
опыт нацизма и поражение Гитлера привели к драматическим изменениям
в немецком мышлении.

Немецкий романтизм

Многие образованные немцы считали, что есть что-то особенно глубокое.
о немецкой душе.Они гордились своими поэтами, такими как Гете, философами
такие как Иммануил Кант, композиторы, такие как Бетховен, теологи, такие как Фридрих Шлейермахер,
и орды важных ученых-историков и лингвистов. Эта работа в
«науки о духе» — немецкое название того, что мы называем гуманитарными науками — было
сам по себе своего рода духовное призвание. Проницательные мыслители того времени отмечали, что немецкие
Романтизм был отчасти компенсацией отставания Германии от
экономически и политически позади англичан и французов.До 1871 г.
У Германии не было колоний и даже не было единого национального государства. В
Немецкий еврейский поэт Генрих Гейне разоблачил романтические чувства Германии.
стихотворение:

Земля принадлежит русским и французам,
море инвестировано англичанами,
но в воздушном царстве грез
наше влияние неоспоримо.

Мечты включали не только литературу и идеалистическую философию, но также историческую и
богословская стипендия.В поисках исторического Иисуса немецкие ученые обнаружили
что Иисус из Евангелий — это построение более поздних христиан, которые никогда не знали
его прямо. Многие пришли к выводу, что христианство не имеет особых претензий на
правда. Они начали рассматривать нехристианскую духовность, в том числе азиатские религии.
и язычество.

Fin de Siecle Языческая контркультура

Вы можете подумать, что, кроме маргинальных племен, язычество было
мертвые веками и возродились только с 1970-х, скажем, с женскими
духовное движение.Но это не первое возрождение язычества в наше время.
Язычество было сознательно возрождено в немецкоязычном мире в конце
XIX и начало ХХ века. Утверждалось, что христианство является репрессивным
религии, это язычество по своей сути было более свободным и радостным. Язычество нашло свое
путь в литературу и искусство, например, в оперы Вагнера, и
значительный нехристианский элемент контркультурной
движение.Было даже движение за охрану окружающей среды, взгляды которого во многих
способы предвосхитить сегодняшнюю защиту окружающей среды. (2) Но были и уникальные особенности.

Столетие назад многие беспокоились о наследственной дегенерации. В то время как
сегодня нам говорят соприкоснуться со старыми христианскими семейными ценностями, которые
вышли из употребления, немецкое движение заявило, что мы должны связаться с подавляемыми
языческие ценности для возрождения наших душ. Были созданы германские языческие культы,
возродить немецкий дух, который якобы томился с тех пор, как
обращение немцев в христианство.Фридрих Ницше утверждал, что когда
Европа стала христианской, европейское человечество стало упадком. Согласно с
Ницше, христианство настолько подавляло жизненные импульсы тела, что
человечество потеряло творчество. Ницше учил тому, чем позже по сути был Юнг.
повторить, что иррациональный фактор нельзя ни устранять, ни полностью укрощать
разум, ищущий порядок, но каким-то образом интегрированный в нашу жизнь. Последователи Ницше
в немецкой контркультуре отвергали соответствие социальным нормам как
буржуазно-христианские репрессии.

Националистический эссенциализм

В нашем обсуждении немецкой культуры XIX века мы не можем игнорировать понятие
волкищ или национальных сущностей. Национальная сущность — это предполагаемая группа определяющих
характеристики, которые должны сделать, скажем, британца британцем, немцем
человек немец, или еврей человек еврей. Философ Гегель говорит о
основные духи греков, римлян и германцев. До современных генетических
теории не было четкого различия между биологией и культурой.Легко
забыть, что дарвиновская революция произошла до открытия генетического
механизм. Таким образом, даже после публикации книги Дарвина Происхождение видов (1861 г.)
не было гарантией того, что образованные люди смогут отличить усвоенные привычки от
биологически унаследованные характеристики.

Биолог Эрнст Геккель был выдающимся немецким дарвинистом конца XIX века.
Он также был основателем единственной пантеистической религиозной организации до
к 1997 г.Его группа, Лига Монистов, пережила его смерть и просуществовала до
1930-е гг. Многие из ее членов позже присоединились к гитлеровской нацистской партии. Это было возможно
потому что в биологии Геккеля было место понятиям национальной или расовой сущности.

Как биолог Эрнст Геккель предоставил учение, которое оказалось
важно в мышлении Юнга. Геккель придумал лозунг: «Онтогенез повторяет
филогенез ». Онтогенез — это развитие индивидуального существа.Филогения — это
развитие вида. Лозунг Геккеля означает, что рост
отдельный зародыш (онтогенез) практически дублирует развитие вида
от более ранних форм жизни (филогения). Сам Геккель думал, что это
принцип даст результаты в психологии. «Должно быть возможно, — подумал он, —
«проследить этапы развития души человека от души зверя»
(TJC, 52). Таким образом, Геккель полностью стирает грань между биологией и
культура.Юнг продолжит эту ошибку, и она сыграет роль в формировании его
идея коллективного бессознательного.

Вернуться к Юнгу

А теперь вернемся к Юнгу как личности.

Карл Г. Юнг родился недалеко от Базеля, в семье преподобного Поля Юнга. Отец его матери
был знатоком Ветхого Завета, который регулярно разговаривал с духами; мать его матери
впадет в транс и проснется, бормоча пророчества. К 19 Юнг был
убежден, что в нем есть древняя личность, как-то связанная
с предками, мертвыми и духовными тайнами (TAC, 24).В 20 лет, вскоре после
Начав медицинскую школу, Юнг и круг родственниц тайно встретились, чтобы связаться с
духовный мир и то, что произошло с кузиной Юнга, Хелли Прейсверк, выступающей в роли
медиум подтвердил мнение Юнга о возможности контакта с духами.
мертвых. (TAC, 26-28) (3)

Юнг много читал в литературе по спиритизму и психическим исследованиям. Его
чтение включало протестантское богословие, исторические исследования Иисуса, христианский мистицизм,
спиритизм, Сведенборг.Он впитал традиции немецкой романтической натуры.
философии (Гете, Шеллинг) и изучал биологию (работы Лармарка,
Дарвин и Геккель). Юнг не был очень искушенным исследователем философии.
(TAC, 31). (4) Он читал великих философов в поисках доказательств того, что выживание после
смерть возможна. (5)

В своих профессиональных публикациях Юнг называет духов «бессознательными.
личности, отколовшиеся личности и комплексы «. Но Нолл убежден, что это
это фасад: Юнг действительно верит, что эти духи существуют.

В 1905 году, в более научный момент, Юнг показал, что Ницше письменно
Также Спрах Заратустра , был вдохновлен эссе, которое он прочитал в юности
но забыли. Это криптомнезия , в которой запоминается содержание
то, чему подвергся, не помня о событии
читая или видя это раньше, кажется, что думаешь об этом впервые.
Вскоре Юнг проигнорировал собственное открытие.Если бы он вспомнил об этом, он, возможно, не
предложил свое представление о коллективном бессознательном. Юнг начал открывать языческие
символизма в мечтах своих пациентов, но он преуменьшал тот факт, что эти
символы были широко распространены в контркультурных публикациях того времени. Мы можем
никогда не исключайте возможность того, что пациенты, чьи сны содержали языческие символы
видел их ранее в их личной жизни.

Юнг был знаком со спиритизмом XIX века, который «с одной стороны
религиозная секта, с другой — научная гипотеза »(его собственные слова в 1905 г .; TAC,
52).Запустив собственное движение, он сам использовал эту стратегию. Это счета
за безумно скользкую природу сочинений Юнга. Нолл утверждает, что
«психологические» теории были «построены намеренно, и в некоторой степени
обманчиво … чтобы сделать его собственное магическое, многобожье, языческое мировоззрение более приемлемым
секуляризованному миру, который уважает только те идеи, которые кажутся
научное чутье к ним »(TAC, xv). (6)

Отто Гросс и влечение Юнга к язычеству

Наше понимание Юнга было бы неполным без понимания его отношений с
женщины.Его самыми важными ранними учениками были женщины, хотя, по всей видимости, сегодня
большинство юнгианских аналитиков — мужчины. Из недавней истории харизматических
знакомые нам религиозные культы склонность харизматических мужчин-религиозных
лидеры проявляют личную силу в неортодоксальном сексуальном поведении с прихожанами
(или даже не прихожан), кроме своих жен. Подумайте о скандалах с участием
Джим Баккер и Джимми Сваггарт около десяти лет назад … или фильм Апостол
Роберт Дюваль в главной роли — харизматичный проповедник, чей брак был на грани разрыва.
от его распутства.Юнг может соответствовать этой модели.

Но в 1907-1908 годах Юнг был врачом и солидным буржуа, уже
женат и, несмотря на его фрейдизм, по крайней мере номинальный христианин. Как он
чтобы приспособиться к этой дионисийской тенденции, которую он осознавал в себе, чтобы оправдать
нарушение христианской моногамии? Катализатором стал харизматичный человек.
Отто Гросса, психоаналитика, активно участвовавшего в языческих и свободных любовных движениях
период. Гросс считал, что «истинным здоровым состоянием невротика является сексуальное
безнравственность.»Гросс пытался практиковать то, что он проповедовал. Он не только отбросил
сексуальные ограничения, но он начал употреблять морфин, кокаин и опиум. И он получил
с зависимостью. По настоянию жены Гросс согласился пройти курс лечения в больнице.
учреждение под присмотром Юнга. Гросс в конце концов сбежал из заведения,
не излечился от наркотической зависимости. Но пока он там анализировал Юнга не меньше Юнга.
проанализировал его, и Юнг был поражен больше, чем Гросс. Нолл пишет, что

Гросс очаровал Юнга своими теориями сексуального освобождения, его
Ницшеанство и его утопические мечты о преобразовании мира
через психоанализ…За эти долгие часы он узнал о
Сексуальные похождения Гросса в Гейдельберге. Он слышал о соблазнах
сестры фон Рихтофен, внебрачных детей, вегетарианцев и
опиум и оргии. Он узнал о Швабинге в Цюрих в Аскону.
контркультурного кругооборота и с удивлением слушал, как Гросс сообщил ему о
неоязычники, теософы и поклонники солнца, которые сформировали свои
собственные колонии в юнговской Швейцарии.(ТАС, 84)

Гросс был убежден теорией (защищенной в Das Mutterrecht Иоганном
Бахофен), что наши предки жили свободно, инстинктивно и полигамно в
небольшие кочевые группы, которые были склонны к матриархату. Согласно этой теории,
за ранним матриархальным этапом последовал патриархат. Когда-то патриархат был
установлено, все признаки матриархата были отменены. Гросс пришел к выводу, что
многоженство коренится в природе человека.Если бы наши предки раньше жили полигамно
патриархат, то наши естественные склонности к полигамии, вероятно, присутствовали, просто
под поверхностью. Многоженство — это наследственный импульс. Цивилизация вредит людям
создание социальных условностей, требующих от них подавления своей истинной дикой природы.
Кандалы семьи, общества и (патриархального) Божества должны быть разорваны. Жить
полигамно. Это высвободит древние творческие энергии тела и
бессознательное и вывести людей на новый уровень.

Юнг выступил против этой точки зрения в 1908 году, когда Гросс прибыл на лечение, но
Юнг был убежден, когда Гросс сбежал. По словам Ричарда Нолла, Юнг пытался
практиковать и продвигать то, что проповедовали Бахофен и Гросс, «основав спиритуалистов.
таинственный культ обновления и возрождения — и отстаивая многоженство для остальной части его
жизнь »(TAC, 87). Таким образом, к 1912 году Юнг отверг христианство с его репрессивными
православия. Он нашел другую модель, языческую древность, которая считала секс священным (Там же.).
Сам Юнг практиковал свою новую религию во время свиданий со своей любовницей и ученицей Тони.
Вольф в особой башне, построенной Юнгом. Стены этой башни были украшены
рисунки, изображающие мистические фигуры, встречающиеся в дальновидных путешествиях Юнга
в бессознательное.

Видения Юнга

Официальная автобиография Юнга Воспоминания, сновидения, размышления повествует о Юнге.
дальновидные путешествия декабря 1913 года.Но, по словам Нолла (TAC, 122-25), это
опускает самую важную часть рецепта Юнга: переживание бога через
самообожествление. Юнг вызвал измененное состояние сознания и вошел в то, что он
описывается как Земля мертвых. Он встретил старика по имени Илия и слепого
молодая девушка по имени Саломея. За первым спуском последовал второй. В это время
он увидел Илию на скалистом гребне, кольцо из валунов, может быть, «священное место друидов».
Старик вошел внутрь и забрался на алтарь — стена увеличивалась, в то время как
жертвенник и Илия начали уменьшаться.Юнг заметил крошечную женщину, которая оказалась
Саломея. Он также увидел миниатюрную змею и дом.

Стены продолжали расти. Юнг спускался в подземный мир. Саломея
заинтересовался им; она полагала, что он может вылечить ее слепоту. «Она начала
поклоняйся мне. Я сказал: «Почему ты мне поклоняешься?» Она ответила: «Ты Христос». Юнг
протестовали, но Саломея упорствовала.

Потом я увидел приближающуюся змею. Она подошла близко и начала
Обними меня и прижми к своим кольцам.Эти катушки доходили до моих
сердце. В агонии и борьбе я так сильно потел, что
вода текла со всех сторон от меня. Затем Саломея встала, и она
мог видеть. Пока змея давила на меня, я чувствовал, что на моем лице
на лице хищного животного, льва или тигра.

Юнг объяснил своим ученикам, что его опыт похож на древний
загадки:

Вы не можете осознать эти бессознательные факты, не давая
себя к ним…Эти изображения настолько реальны, что они
рекомендуют себя, и такое необыкновенное значение, что
пойманный. Они составляют часть древних загадок; на самом деле это такой
цифры, которые сделали загадки.

Комментарии Нолла:

Интерпретация Юнга здесь ясна: его видения были посвящением
окунуться в тайны языческой древности.Эти мистические культы
предоставил все символы трансформации, необходимые для личного
обновление или возрождение. Далее они находились на самом глубоком уровне
бессознательное, доступное каждому …

Однако кульминационным моментом стала «тайна обожествления», которую Юнг описывает в
Сюда:

Важной частью, которая привела к обожествлению, была змеиная
заклятие меня.Выступление Саломеи было обожествлением. Животное
лицо, в которое, как я чувствовал, превратилось, было знаменитое [Deus]
Леонтоцефал (бог с головой льва) митраистских мистерий. Это
фигура, представленная змеей, обвивающейся вокруг человека,
голова змеи покоится на голове человека, а лицо человека — на голове человека.
Лев. Эта статуя была найдена только в загадочных гротах (
подземные церкви, последние остатки катакомб).

Затем Юнг определил эту фигуру как Айон, или вечное существо (TAC, 124).

Юнгианское язычество, Фрейд и евреи

Юнг считал, что так же, как человечество зародилось в язычестве, и только позже,
потеряв связь со своими языческими корнями, стал безродным, «цивилизованным» и христианским, поэтому
Немцы начинали в младенчестве как спонтанные язычники, но эта спонтанная религия
наложено искусственными идеями монотеизма.Наша потеря целостности — это потеря
контакт с этими корнями. Но мы можем достичь этих корней не трудным трудом
историческое исследование, но, углубляясь внутрь, копая под личным бессознательным и
раскрытие коллективного бессознательного, которое только что было прикрыто.

Когда Юнг открыл метод психоанализа Фрейда, он быстро его увидел.
как инструмент для обнаружения скрытых ресурсов, похороненных внутри. Но пока Фрейд приветствовал
Юнг был вовлечен в психоаналитическое движение, и вскоре он заметил, что Юнг некритически относился к ним.
миф.Он начал опасаться, что Юнг поставит под угрозу попытку отстоять научное
стоит за психоанализ. В конечном итоге это привело к расколу Фрейда и Юнга. Юнг
сохранил от Фрейда культовую атмосферу аналитического движения и отсутствие
строгая проверка гипотез. В отличие от Фрейда, Юнг утверждал, что его аналитические
методы могли исследовать внутреннее царство, имеющее по сути религиозное значение.

Юнг объяснил сопротивление Фрейда и его ближайших последователей теории Юнга.
версия анализа в расистском ключе.Фрейдисты были в основном евреями,
как и сам Фрейд. Юнг решил, что фрейдистов не интересуют языческие мифы.
потому что они в основном евреи. Евреи пришли с Ближнего Востока, который был
урбанизированный и, следовательно, депаганизированный на ранней стадии. Евреи якобы утратили языческий
корни так давно, что у них больше не было доступа к коллективному бессознательному. По
Напротив, германские народы утратили свое язычество относительно поздно, примерно
С 500 по 1100 гг. Таким образом, языческое коллективное бессознательное находилось достаточно близко к
психологическая поверхность, что его все еще можно было бы откопать, если бы только один был настойчивым
достаточно.Поскольку для Юнга контакт с коллективным бессознательным — это
предварительное условие для психологического здоровья, германские типы, такие как он сам, потенциально
здоровее евреев.

Эта идея необоснованна с научной точки зрения, так как она сбивает с толку то, что может быть
узнал с тем, что может быть биологически унаследовано. Это также связывает психологическое здоровье
больше одной этнической группе, чем другой, и может легко дать обоснование для анти-
Семитизм. Юнг был склонен думать о коллективном бессознательном в расовых терминах до тех пор, пока
в конце его жизни.Примерно в 1936 году, когда ему было уже 60, он понял, что акцент на этом
аспект его мысли не прошел бы хорошо в англоязычном мире, где
Юнг думал, что сможет найти наибольшее количество учеников. Фактически, его взгляды на
по существу арийское коллективное бессознательное приблизило его к тому, что
Гитлер говорил.

Письмо Констанции Лонг

Я не выдумываю. Вот письмо, которое он написал 17 декабря 1921 г.
Констанс Лонг, важная американская ученица, тогда жившая в Англии.(TAC,
258-59). Давно начал подпадать под влияние ссыльного русского мистика.
Успенского, и Юнг справедливо опасался, что он потеряет ее верность
Успенский в то время, когда она была важна для его желания расширить свое влияние
в англоязычном мире. Юнг писал:

Гнозис должен быть опытом вашей собственной жизни, растением, выращенным на
ваше собственное дерево. Иностранные боги — сладкий яд, но растительные боги тебе
вырастили в собственном саду, питательны.Возможно, они меньше
красиво, но у них есть [неразборчиво].

Не делайте тотемов из чужих деревьев []. Никто не удержит тебя
иначе вы нарушите свои пределы; но благословенно место, где мы встречаем
начало наших ограничений. За пределами чьих-то границ нет, но иллюзия
и страдания, потому что вы попадаете в страну неправильного предка
духи и неправильные чары.. .

Почему вы ищете иностранные учения [т. Е. Русские]? Они есть
яды, они не вышли из вашей крови. Ты должен быть сам по себе
ноги, и у вас под ними своя богатая земля. Почему ты должен слушать
слово человека, который не на своей земле [Успенский был в изгнании]? Правда в том
дерево с корнями. Это не слова. Истина только в твоем саду растет,
нигде более.

Только немощные едят чужую пищу. Но твоему народу нужен
сильный человек, тот, кто черпает истину из собственных корней и из собственной крови.
. . . «

После Гитлера, который также постоянно говорил о земле и крови и изображал себя как
сильный человек, этот документ — позор для самых набожных англоговорящих
Юнгианцы. Но нет никаких сомнений в том, как здесь думает Юнг.Когда он
призывает Лонг быть верной своим корням, он имеет в виду арийское (или индогерманское)
корнеплоды. Его точка зрения не в том, что Лонг должна быть верна своему американцу или
Английские корни, в отличие от германских. Фактически Лонг до этого был среди
Самые преданные ученики Юнга; и он этнический немец, который оказался гражданином
Швейцарии.

Юнг считал, что немцы, англичане и англо-американцы были частью
германское генеалогическое древо. Евреи, по его мнению, были цивилизованными слишком долго — искоренены
из почвы.Русские были отравлены слишком большим количеством азиатских / монгольских
кровь. Юнг думал, что его вид анализа позволит (арийским) людям познакомиться с их
корни, все еще скрытые внутри них, и восстанавливают их целостность.

Юнг поделился этими идеями с рядом людей, которые стали нацистами.
Это не означает, что Юнг был нацистом. Но он сделал одну из тех же основных ошибок.
что сделал нацизм: он не смог различить приобретенные культурные особенности
от унаследованных биологических.Понятно, что Юнг, как и многие умные
Немцы могли запутаться в этом вопросе в начале 20 века, когда
наука генетика только начиналась. Но он продолжал верить в это в
1950-е годы, по словам Нолла; и это убедительное доказательство того, что фундаментально
проблемный характер его ключевых понятий.

Сексизм Юнга

Мысли Юнга не только пронизаны понятиями, которые трудно отделить от
расизм, но в нем есть ярко выраженный сексистский компонент.Хотя, по мнению Юнга, бессознательное мужчины
содержит архетип анимы и бессознательное женщины архетип анимуса,
Эти архетипы не только не создают основы для преодоления традиционных ограничивающих гендерных ролей, но и представляют собой угрозу:
Юнг считал важным держать эти принципы противоположного пола под контролем.

Макгоуэн цитирует следующие высказывания из книги Юнга «Женщина в Европе» (1928; 170-71):
«мужчина должен жить как мужчина, а женщина как женщина.»
По словам Юнга, женщина, преследующая «мужское призвание», вступает во все
обсуждение «целый ряд аргументативных предубеждений, которые всегда немного выходят за рамки
точки самым раздражающим образом, и которые, кроме того, всегда вводят немного
что-то в проблему, чего на самом деле нет … что может даже перерасти в
откровенно демоническая страсть, которая раздражает и вызывает отвращение у мужчин … [и] душит [ы]
очарование и смысл женственности … Такое развитие закономерно заканчивается глубоким,
психологическое деление, короче невроз.»(Макгоуэн, стр. 100)

Коллективное бессознательное

В основе юнгианской религии лежит понятие коллективного бессознательного.
Что бы еще об этом ни говорили, это коллективное бессознательное не должно существовать.
личный и, следовательно, до приобретения культуры. Теперь, как унитарист-универсалист,
Я поддерживаю свободу проводить религиозные исследования в любом направлении.
как бы то ни было. Если вы хотите верить в существование коллективного бессознательного,
вы имеете такое же право верить в это, как и традиционный христианин, чтобы верить
в раю и в аду, или мусульманин в раю, или католик в чистилище, или
Небесные врата на спасательных космических кораблях, летающих на хвостах комет, или традиционный языческий корабль.
в богах в лесу.Но и разумный человек имеет такое же право найти эти
вещи невероятные. Юнгианское коллективное бессознательное, к которому вы можете получить доступ
через сны или видения кажется мне на том же уровне, что и земля за
Зазеркалье в фильме Льюиса Кэрролла Алиса в Зазеркалье или земля
за шкафом в рассказах К. С. Льюиса Лев, колдунья и платяной шкаф .
Веселье, как предположил один из унитаристов-универсалистов в юмористическом стихе, посвященном Юнгу, который он сочинил для
«Old UU Religion» (поется на мелодию «Дай мне ту древнюю религию»).Вы можете проводить там часы
пока вы готовы прекратить недоверие и никогда не окажетесь в каком-либо
Опасность . . . если вы не начнете относиться к этому слишком серьезно.

Юнг был достаточно умен, чтобы знать, что он не может научно доказать
существование коллективного бессознательного. Вот почему он иногда говорил, что
он занимался не наукой, а искусством (Макгоуэн, 99). Это может показаться
момент откровенности, признание того, что его работа над архетипами и
бессознательное не было наукой, но — если Нолл прав — это в то же время неспособность
быть полностью откровенным: Юнг все еще описывает свою работу не так, как она была,
косвенная попытка основать новую языческую религию, а скорее как искусство, что-то
значительно более респектабельным в кругах среднего класса, чем язычество, особенно в
начало 20 века.

Можно сказать, что Юнг собрал доказательства для своих утверждений. Но ты не можешь
сделать теорию научной, просто пытаясь найти факты, которые можно было бы объяснить
теория. Вы должны попытаться найти факты, которые могли бы быть объяснены теорией только , и
это означает, что вы должны попытаться показать, что никакая конкурирующая теория не может объяснить те же самые
События. Теория осмысленно предлагается в качестве научной теории только в том случае, если ее автор желает
серьезно взглянуть на конкурирующие теории, претендующие на объяснение одних и тех же событий, чтобы
определить, работают ли эти теории лучше.

По плодам их узнаешь

Если коллективное бессознательное — это религиозная доктрина, а не настоящая теория
Психология как наука, связанная с биологической наукой, применимы и другие тесты.
По их плодам вы узнаете их. Это хороший тест на обоснованность веры
позиция. Насколько хорошо юнгианство выдерживает это испытание? Что ж, мы все это знаем
некоторые конфессии занимаются социальным служением и разного рода общественной деятельностью.Есть
прогрессивные католики, активно служащие бедным в бедных районах. В
Квакеры и унитарии-универсалисты имеют свои служебные комитеты и участвуют в
по многочисленным социальным причинам. Я никогда не слышал о юнгианском сервисном комитете.
или юнгианцы, выступающие в роли юнгианцев в поддержку прав геев. Это неудивительно, так как
Юнг считал, что божественное царство было буквально в ваших снах и видениях, а не в
в мире внешних отношений с другими людьми.(7)

Юнг и Платон, Юнг и Иисус

Наконец, я хотел бы закончить двумя сравнениями между Юнгом и Платоном, и
между Юнгом и Иисусом. Платон — первый философ, теоретизирующий об архетипах.
Для него это понятные Формы или Идеи, такие как Справедливость и Красота, которые
только короли-философы смогут полностью понять и определить. Но Платон справедливо
ясно о методе, который нужно использовать, чтобы понять эти Формы или
Идеи.Фактически, его метод был настолько изощренным, что позволил более поздним философам
с критикой и даже опровержением теории архетипов Платона в пользу
лучших идей, которые в конечном итоге породили современное понятие научного права. Но
в то время как архетипы Платона — понятные объекты, подлежащие все более и более точной
По определению, архетипы Юнга — это неуловимые божества, личности, чья природа и
смысл меняется и неясен. (Для некоторых людей, юнгианцев в «католической» модели,
способ узнать их — через вашего юнгианского аналитика, чьи юнгианские духовные
связи, которым вы должны верить.Для других, юнгианцев в «протестантской» модели, путь к
внутреннее царство — изучать юнгианские тексты и применять их по своему усмотрению.)

Теперь несколько слов об Иисусе и Юнге. Природа Царства Божьего, похоже, была
ученикам Иисуса трудно описывать или ясно держать в уме. Что это
предполагает, что Царство Божье имело значение во время служения Иисуса
именно потому, что это было выражением его сильной личности.Он дал тем
вокруг него ощущение, что они смогли подключиться к чему-то бесконечно мощному
что они не могли легко выразить словами. Когда его харизматическая личность была
исчезнув со сцены после короткого служения, первые христиане
очень трудно передать его исходное сообщение в неизменном виде, как это сделали бы юнгианцы.
были бы, если бы Юнг умер, скажем, в 1920 году, а большинство его учеников были неграмотными.
Вместо этого Юнг смог связаться с некоторым американским богатством из филиала
семья Рокфеллеров и контролирует публикацию многих его текстов на английском языке.
перевод, и вместо того, чтобы умереть молодым, как Иисус, он сохранил контроль над своим собственным
движение пока относительно поздно в его долгой жизни.Но поскольку Иисус должен быть
путь в Царство Божье для христиан, поэтому для духовных юнгианцев Юнг — это путь
богам в коллективном бессознательном. Как якобы продемонстрировали видения Юнга, он
даже стал богом. Юнгианство — это религия. Пусть тонет или плывет как религия
и не притворяться тем, чем он не является, а просто слегка эксцентричной ветвью
психологическая наука.

Банкноты

1. Об этом периоде было известно очень мало до появления двух книг
Ричард Нолл.Семья Юнга отказывается предоставить ученым личные дневники Юнга, большое количество писем и его «Красную книгу» с изображениями его видений и бесед с Мертвыми. Семья также отказывается выпускать
личные документы и дневники жены Юнга Эммы, известного аналитика, но
о которых известно очень мало. Семья также препятствует выпуску дневников и бумаг Тони.
Вольф, соратник и любовник Юнга (TAC, xii).

2. Я обращаю ваше внимание на историческое исследование Джанет Биль и Питера Штаудемайера, в котором приводятся хроники
совпадение экологического мистицизма и движений, породивших нацизм.Что
статья проясняет, что экологический мотив был продолжен вплоть до самого гитлеровского режима и
он сочетался с самым ярым антисемитизмом и фактически усиливал его.
Biehl-Staudemeier статья о немецком языке
экофашизм

Поначалу защитникам окружающей среды среди нас может быть нелегко усвоить смысл этого исследования.
Как человек, которого нацисты наверняка убьют газом, если они придут к власти в Соединенных Штатах,
Я считаю, что между мной и гитлеризмом есть кровная линия.С другой стороны, с тех пор я
1970 г. отождествлял себя с защитой окружающей среды и был восприимчив к экологической критике
индустриализма и технонауки (хотя никогда не отказываться от твердого уважения к подлинно научным
метод). Я, вероятно, не одинок в этом, поэтому ожидаю, что содержание этой статьи будет столь же трудным для некоторых из моих читателей.
брать как было изначально у меня. Однако я сохранил веб-адрес, а недавно вернулся и прочитал его,
довольно осторожно, на всем протяжении.

Одного искушения, наверное, следует избегать. У авторов должна быть собственная точка зрения на продвижение,
верно? Ну, конечно, есть. Они социальные экологи, а не «глубокие экологи», т. Е.
минимум, что они считают, что экологический кризис — это не просто вопрос технологии против природы, или
человечество против природы или наука против природы. Это также, и, возможно, самое главное, определенная социально-экономическая
формы организации общества, наука и технологии v.природа. А под социально-экономическими формами они подразумевают
что-то вроде «современного капитализма». Это говорит о том, что авторы своего рода социалисты, и, конечно,
у социалистов нет ответов на все наши проблемы. (Достаточно верно, но это не делает историю, которую они нам рассказывают, ложной.)

Аполитичный экомистицизм, с одной стороны, и экофашизм, с другой, разделяют с юнгианством невнимание к социально-экономическим вопросам.
структур и реальных бенефициаров привилегий в этих структурах.Таким образом, экомистицизм, экофашизм и юнгианство
естественные союзники, даже если они не признают эту связь. Это вызывает соблазн искать козлов отпущения за проблему,
например, евреи, якобы безродные космополиты, которые якобы неспособны любить Землю и чье присутствие в
мощные институты якобы развращают все, что мы можем попытаться сделать для Земли.

Два движения, с которыми я связан или недавно был связан, унитаристско-универсалистское движение и пантеисты.
списка Pantheism-L, естественно, привлекают экономистов.Чем больше я узнаю о немецкой культуре в донацистский период, тем больше я
пораженный сверхъестественным (unheimlich) сходством между контркультурой того периода и нехристианской духовностью
нашего времени. Пока что большая разница в том, что нехристианская духовность нашего времени никоим образом не является расистской.

Я бы
нравится думать, что наша культура была необратимо преобразована опытом Холокоста и борьбы за равенство народов
цвет, так что на этот раз невозможно развратить заботу об экологии расистскими предположениями.Возможно, одна из причин этого
Невозможно выделить евреев сегодня, так это то, что в промышленно развитых странах в настоящее время относительно мало людей даже среди
неевреи имеют непосредственный опыт работы на фермах. И все еще . . . . и все еще . . . история учит нас
что ни одна плохая идея никогда не теряется навсегда, что, чтобы позаимствовать и преобразовать знаменитую линию от этого старого либертарианского рабовладельца
Том Джефферсон, жизнь которого сама по себе является притчей двусмысленности, «цена порядочности — вечная бдительность.»

3. Нолл пишет (TAC, 23): «Его опыт спиритизма гораздо важнее для него.
более позднее мировоззрение и психотерапевтические техники, чем он желал бы тем, кто находится за пределами его
внутренний круг, чтобы знать ».

4. Из философов он читал Гераклита, Платона, Плотина (основателя неоплатонизма),
Кант, Шопенгауэр и к 1898 году Ницше.

5. Иммануил Кант для большинства людей — философ, отождествляемый с Просвещением и
Причина.Юнга интересовало эссе Канта (1766 г.) Сны духовного провидца (о Сведенборге).
Что касается Шопенгауэра, то Юнга интересовала его небольшая работа, Эссе о поисках духа (1851).

6. К этому мы могли бы добавить, что в своих популярных статьях Юнг имел обыкновение произносить
бесспорные психологические обобщения, которые он мог бы извлечь у психологов, чьи
методы более научны, чем его собственные. Затем он вставляет расплывчатые утверждения о необходимости
духовность, интерес других религий, кроме христианства, и, наконец, несколько неопровержимых
спорные утверждения о внутренней сфере и коллективном бессознательном.

7. Эта интровертная черта юнгианской религии фактически спасла Юнга от более тесной связи с нацизмом.
Если бы взгляды Юнга были более экстравертными, Юнгу было бы трудно не приветствовать открыто триумф Гитлера (связанный
как это было с
много языческих элементов). Если бы он так поступил, его шансы сохранить и увеличить число своих последователей в англоязычных странах.
мир пострадал бы.

Карл Юнг в Popular Psychology

Один из первых учеников Зигмунда Фрейда, Карл Юнг, сопровождал его во время его первого исторического визита в Соединенные Штаты в 1908 году и был первым президентом Международного психоаналитического общества.Однако, как и многие последователи Фрейда, Юнг в конце концов пришел к несогласию и критике определенных частей психоаналитической теории, в ответ на что Фрейд прекратил с ним всякое общение. После разрыва с психоанализом Юнг разработал свой собственный теоретический и терапевтический подход, который он назвал аналитической психологией.

Центральное разногласие между Фрейдом и Юнгом заключалось в том, что Фрейд акцентировал внимание на роли травм раннего детства в развитии последующих неврозов, которые Юнг вместо этого рассматривал как проявление и резко критиковал акцент Фрейда на сексуальности как на источнике неврозов и как на первоисточнике неврозов. источник бессознательных влечений и инстинктивного поведения.Подобно другим психоаналитикам, таким как Карен Хорни и Альфред Адлер, Юнг считал, что несексуальные проблемы играют гораздо большую роль в дезадаптации.

Юнг также порвал с Фрейдом в вопросе о природе бессознательного. Юнг чувствовал, что, в дополнение к индивидуальному бессознательному, все люди обладают коллективным бессознательным, содержащим символы и образы, общие для всех. Эти символы и образы, известные как архетипы, появляются как общие элементы в снах и мифах, например, мать как символ заботы или рассказы о сотворении, включающие великий потоп; и их присутствие в коллективном бессознательном объясняет, почему так много мифов и историй появляются неоднократно, с небольшими вариациями, в очень разных частях мира.

Подобно Фрейду, Юнг считал, что конфликт между бессознательным и сознательным разумом является источником взрослой личности и невроза, но он сосредоточился на конфликте другого типа, между взаимодополняющими противоположными тенденциями личности, такими как интроверсия и экстраверсия. Он также видел напряжение, возникающее между ощущением и интуицией, а также между чувством и мышлением. Юнг считал, что преувеличение любой из этих тенденций в сознательном уме будет встречено усилением противоположности в бессознательном.Достижение психологического здоровья требует их творческого синтеза и согласования; поэтому юнгианская аналитическая терапия, как и психоанализ, фокусируется на исследовании и открытии бессознательного.

Также как и Фрейд, Юнг оказал большое влияние на литературную критику и массовую культуру, но его репутация в области психологии неуклонно снижалась по очень похожим причинам: его идеи, хотя и интересны, не являются особенно научными, потому что в значительной степени непроверяемый.Его влияние на изучение мировых мифологий было огромным, особенно благодаря работам Джозефа Кэмпбелла, автора многих книг о культурном и психологическом значении мифологии и сказок, но психологи склонны настороженно относиться к некоторым из его более диковинных представлений, таких как как концепция синхронности, расплывчато определенного «соединяющего принципа», благодаря которому совпадения имеют значение, а все события в конечном итоге связаны между собой более чем случайным образом.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.